"Музыкальный фестиваль "Троица. Всё живое". Светлый вечер (эф. 14.06.2016)

Светлый вечер - Аркалова Екатерина, Лыков Александр, Винник Андрей (эф. 14.06.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Аркалова Екатерина, Лыков Александр, Винник Андрей (эф. 14.06.2016) - Часть 2
Поделиться

ТроицаУ нас в гостях были организаторы музыкального фестиваля “Троица. Всё живое” настоятель Троицкого храма в городе Электроугли протоиерей Александр Лыков, протоиерей Андрей Винник и журналист Екатерина Аркалова.

Мы говорили о музыкальном фестивале “Троица. Всё живое”, который ежегодно проходит в подмосковном городе Электроугли в день Святой Троицы. Этот фестиваль организуется силами прихожан Троицкого храма и привлекает большое количество зрителей, потому что в нем принимают участие известные и популярные музыкальные коллективы.

А. Пичугин

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Дорогие слушатели, здравствуйте! Меня зовут Алексей Пичугин. Сегодня у нас программа музыкальная — как вы любите, как я люблю, как мы все любим, я надеюсь. И говорить мы будем о замечательном фестивале, который уже не первый год проходит в Подмосковье, в городе Электроугли. Проходит он всегда на Троицу, называется он «Троица. Всё живое». Сегодня в нашей студии организаторы этого фестиваля, клирики Троицкого Храма города Электроугли — настоятель протоиерей Александр Лыков. Здравствуйте, отец Александр!

А. Лыков

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— …Клирик этого храма протоиерей Андрей Винник. Отец Андрей, приветствую Вас!

А. Винник

— Здравствуйте! Христос Воскресе!

А. Пичугин

— Воистину Воскресе!

А. Лыков

— Воистину Воскресе!

А. Пичугин

— И один из организаторов фестиваля — Екатерина Аркалова. Катя, добрый вечер!

Е. Аркалова

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Катя у нас уже не в первый раз. Собственно, отец Андрей тоже был в прошлом году, когда мы говорили о фестивале. Вот отец Александр впервые. Рады Вас здесь у нас приветствовать. Давайте для начала разберемся, что же такое фестиваль «Троица. Всё живое». Тут, наверное, как-то можно понять по названию: Троица — праздник Троицы, всё живое — это, наверное, как-то к музыке относится. Но я думаю, что многие из наших слушателей все-таки не совсем в курсе, потому что мероприятие не коммерческое, но каждый год туда собираются совершенно удивительные и знаменитые на всю страну и за ее пределами музыканты, чтобы все вместе отметить вот это вот замечательное событие. Как это все началось и почему это все вот так проводится — как праздник Троица? Кто начнет?

А. Лыков

— Ну, давайте, если позволите, я начну.

А. Пичугин

— Давайте, отец Александр, давайте!

А. Лыков

— Потому что по музыке я, наверное, меньше всех здесь присутствующих могу что-либо сказать. Поэтому дайте возможность, хотя бы немножко эфира. (Смеется.)

А. Пичугин

— Да, давайте.

А. Лыков

— Ну, если я буду что-то говорить не так, пусть отец Андрей покашливает, а Екатерина может меня немножко, значит, под столом ногой поправлять! (Смеется.) Вот. Ну, я скажу свое видение, оно может отличаться от видения собратьев моих. Все началось с лужайки. То есть была идея. Мы собирались после службы вечерами и подумали сделать, пригласить просто хороших людей, музыкантов на лужайку. У нас есть замечательное загородное место — это деревня… Как — Марьино?

Е. Аркалова

— Марьино.

А. Лыков

— Там небольшой прудик, поле. И решили просто никому не известное сделать вот такое событие. Собраться с друзьями и попеть, поиграть музыку, пообщаться, побеседовать. И мы этой идеей поделились с Сергеем Николаевичем Старостиным.

А. Пичугин

— А когда это было?

А. Лыков

— Это было лет пять назад, наверное.

А. Винник

— Больше гораздо.

А. Лыков

— Да, больше гораздо. То есть идея эта вынашивалась очень давно. Наверное, больше… Время летит стремительно.

А. Винник

— 2008 год — у нас был первый концерт, в общем.

А. Пичугин

— 2008-й? 2016-й у нас на дворе — восемь лет!

А. Лыков

— Восемь лет. И ни о каком фестивали, конечно, тогда и не было речи. Вот отец Андрей со свойственным ему оптимизмом и взглядом таким решительным на жизнь — он говорит: «Давайте сделаем фестиваль. Вот там, на лужайке на этой». Но мы сразу столкнулись с большими проблемами, потому что надо тянуть электричество там, надо как-то что-то туда подводить, потому что это глухое место — там ни проводов, ничего нет. И мы от этой идеи отказались. И вот как раз возникла такая идея — сделать это совместно с городом и сделать это на площадках, которые, во всяком случае, близки к цивилизации. Вот это место нашлось — это замечательная древняя аллея, липовая аллея за Домом Культуры.

А. Пичугин

— Это все город Электроугли?

А. Лыков

— Это город Электроугли, да. И вот там решили собраться. А вот каков был первый состав, и кто был такой движущей силой всего — может, отец Андрей скажет.

А. Пичугин

— Да, отец Андрей, давайте сейчас как раз об этом. Я просто… Вот Электроугли, если посмотреть на карту Подмосковья, — кажется, что это не очень близко от Москвы. Но по Носовихинскому шоссе или на электричке по ерофеевскому маршруту знаменитому, то все это оказывается там — ну, буквально, на электричке, наверное, полчаса от Москвы, да? А на машине, если пробок нет, по Носовихе (что, кстати, к сожалению, редко бывает) — то и вовсе минут двадцать пять.

А. Лыков

— Да, у нас станция рядом – 33-й километр. Между 33-м и 43-м километром вот, по серединке.

А. Винник

— Восемнадцать километров от Кольца.

А. Пичугин

— Сколько?

А. Винник

— Восемнадцать километров от границы Москвы.

А. Пичугин

— Вообще рукой подать. Так, и первый состав, кстати, отец Андрей, какой был?

А. Винник

— Первый состав фестиваля, или первый состав концерта?

А. Пичугин

— Концерта, фестиваля — ну вот вы пришли к идее, что нужно создавать фестиваль.

А. Лыков

— Фестиваль, да.

А. Винник

— На самом деле отец Александр все неправильно рассказал.

А. Пичугин

— Так.

А. Винник

— Ни к какой идее он никогда не приходил.

А. Пичугин

— А Вы не покашливали.

А. Винник

— А я не покашливал, потому что наслаждался его трелью. (Смеется.)

А. Лыков

— Все правильно, правильно!

А. Винник

— На самом деле все произошло не как-то сознательно. Мы не ставили никаких целей, мы не думали: «Давайте-ка мы сделаем вот так, чтобы вот этот фестиваль — он имел влияние какое-то или еще что-то такое». Все получалось само собой, а мы, просто поняв неотвратимость происходящего, к этому подключились и стали этому подыгрывать и помогать. Изначально были концерты в Электроуглях, изначально были какие-то маленькие фестивали для молодежи. Потом были предложения музыкантов, приезжающих к нам. Потом мы были вынуждены откликнуться на эти предложения. А потом получился этот фестиваль. Не так, чтобы мы вот сели и придумали: «Давайте придумаем какой-нибудь метод воздействия, метод влияния, метод, не знаю, развлечения». Мы шли по течению, в общем-то.

А. Пичугин

— И оно вас принесло.

А. Винник

— И оно нас принесло.

А. Лыков

— Он как-то вырос сам.

А. Винник

— Да-да, само. То есть не старались сделать фестиваль, не было цели — давайте сделаем вот что-то более грандиозное, чем то, что у нас есть.

А. Пичугин

— А концерты у вас в рамках приходской жизни проходили, да?

А. Винник

— Да-да.

А. Пичугин

— Но приезжали-то к вам известные люди: Леонид Федоров из «Аукцыона», а то и весь «Аукцыон», еще там разные другие известные люди.

А. Винник

— «Аукцыон», к сожалению, пока не приезжал.

А. Пичугин

— Подождите, как? А!…

Е. Аркалова

— Федоров и Волков были у нас.

А. Пичугин

— Ага.

Е. Аркалова

— Вот как раз-таки. Сколько? Ну, на протяжении пары-тройки лет у нас продолжалась вот эта история с концертами. И, собственно, да — я просто помню даже, наверное, канун «Троицы» первой, когда мы собирались по весне вечерами в храмовом доме. И это были, в общем-то, обычные беседы и встречи, в рамках которых мы просто в беседе решали, как же все у нас будет происходить, кого мы позовем. Народ, в общем-то, приносил какие-то диски, флешки. Все слушали коллективно — и вот решали. Таким образом происходил отбор.

А. Пичугин

— Просто я не очень представляю, как это прошло. Я впервые побывал в прошлом году. Я уже побывал на сложившемся, большом, профессионально организованном фестивале, где летали вертолеты, с разных камер телеканалы снимали все это действо, было несколько сцен, были фудкорты, кафешки. Все было идеально организовано: площадка и охрана, — все-все-все на свете. Но ведь, наверное, не сразу все это появилось? Какие-то вот первые фестивали, которые уже фестивалями назывались, «Троица. Всё живое», они все-таки скромнее были, по-домашнему?

А. Винник

— Нет, нет. Это было еще более напыщенно, потому что по началу по поводу охраны правоохранительные органы очень смущались и прислали нам на первый фестиваль два автобуса в полном…

А. Лыков

—…С ОМОНом.

А. Винник

—… Обмундировании ОМОНа. С щитами, в касках. Мы их кормили и плакали в душе. (Смеется.)

Е. Аркалова

— Нет, но это что касается охраны — да. Первые два года было серьезно. А вот что касается фудкортов, ярмарки и прочих развлечений, включая пони и воздушные шары, — это всё, фестиваль уже оброс ими как раз, я думаю, третья «Троица», наверное, уже так блеснула. Поскольку все хотят попасть на более-менее сложившийся какой-то фестиваль, увидеть и поработать на большое количество публики, соответственно, — но в этом году, я думаю, будет не меньше, а то и больше. Неизвестно, будет ли летать вертолет, но посмотрим. Надеемся, что будет.

А. Пичугин

— Ну, что, давайте… У нас так время приближается к тому, чтобы слушать музыку. Я напомню, что раз мы говорим о фестивале, то и слушать мы будем в этот раз, как и в том году, музыкантов, которые будут выступать нынче. У вас же, кстати, очень интересная особенность: у вас каждый год абсолютно разные участники, и два года подряд один и тот же музыкант выступить не может.

Е. Аркалова

— Это правда, да.

А. Пичугин

— Вот. Поэтому что мы будем слушать в первую очередь? У нас сегодня несколько песен. Вот сейчас какая?

Е. Аркалова

— Давайте сейчас послушаем Theodor Bastard.

А. Пичугин

— В двух словах: кто эти люди?

Е. Аркалова

— Это огромная группа. Играют они такой дарк-фолк, фьюжн, пост-рок. В общем, это целая такая полифония стилей. Очень интересно наблюдать за их выступлениями, поскольку мало того, что там каждый играет на каком-то интересном инструменте — у них там и диджериду, и там-там, и какие-то непонятные скрипки и виолончели.

А. Пичугин

— Саз, гусли — я читаю в Википедии страничку, — струнные инструменты ближневосточные, в принципе, азиатские.

Е. Аркалова

— Угу. Варганы — в общем, там много всего. Поет Аня Вева, солистка. Собственно, она знает несколько языков, и есть какие-то даже уже давно исчезнувшие. И у них есть на этих языках альбомы. В общем, дико интересные ребята. Мы послушаем песню «Буду жить». Она вполне себе на русском. Вот. И у нее очень интересное такое, глубокое звучание. Вот, в общем-то, они будут у нас одними из хедлайнеров. Предлагаю послушать их.

(Звучит песня группы Theodor Bastard «Буду жить».)

А. Пичугин

— Мы продолжаем наш «Светлый вечер», где сегодня в рамках нашей программы беседуем с организаторами фетсиваля «Троица. Всё живое». Напомню слушателям, что здесь, в этой студии протоиерей Александр Лыков, настоятель Троицкого храма города Электроугли, клирик этого храма протоиерей Андрей Винник и Екатерина Аркалова — также один из организаторов этого замечательного музыкального фестиваля, который на Троицу проходит каждый год уже несколько лет в городе Электроугли. Вот сейчас мы слушали группу Theodor Bastard. О ней очень много хороших отзывов. В том числе, если даже вы откроете страничку в Википедии — сразу тут и «Афиша», и «Time Out», и «Rolling Stone», и «Коммерсантъ Weekend», и zvuki.ru. Все прямо с таким восторгом пишут об этом коллективе, а вживую совершенно бесплатно, если вы приедете на фестиваль «Троица. Всё живое», который 19-го числа на праздник Троицы пройдет в городе Электроугли. А сколько занимает подготовка к одному фестивалю? Ведь я так понимаю, что организаторов, кончено же, хватает, но не хватает.

Е. Аркалова

— Ну, на самом деле подготовка начинается сразу после того, как проходит фестиваль, если быть откровенными.

А. Пичугин

— Ага.

Е. Аркалова

— Потому что по итогам ошибок и каких-то там… Всегда бывают какие-то моменты, которые стоит исправлять. Вот. Но, естественно, до Нового Года наша организация просто сводится к обсуждениям и беседам, а потом потихонечку мы начинаем шевелиться. И, в общем-то за шесть-пять месяцев мы готовим фестиваль.

А. Пичугин

— А кто предлагает музыкантов? Как вы с ними связываетесь? Это же тоже… Просто человеку, который никогда у вас не был и с трудом представляет, как это выглядит, может показаться: ну, небольшой такой не сельский храм, храм в небольшом городе — Электроуглях. Вдруг он делает какие-то не характерные вещи. Обычно там батюшки с кадилами ходят и говорят, что рок-музыка — это плохо, если пластинку Led Zeppelin прокрутить в обратную сторону, то известно, что получится. А тут вот настолько все свободно. Вот поэтому — как вы вообще находите людей, которые соглашаются с вами сотрудничать?

Е. Аркалова

— А как-то у нас… Вы имеете в виду организаторов, да?

А. Пичугин

— Организаторов, конечно.

Е. Аркалова

— А их не надо находить, они сами появляются.

А. Пичугин

— Это всё ваши прихожане? Или кто эти люди?

Е. Аркалова

— Ну да, да. Получается, что да. Община

А. Лыков

— Я тут немножко… Простите, что перебью!

А. Пичугин

— Отец Александр, да!

А. Лыков

— Значит, ну что я хочу сказать? Ну, мне не очень нравится это «сарафанное радио». Потому что это не только «сарафанное», и мужчины тоже говорят. Не только женщины говорят, и мужчины говорят. Но я думаю, что одним из таких вот — ну, это даже не секрет никакой. Но того, почему приезжают люди с удовольствием, — я думаю, что это такой, как вам сказать, очень доброе, гостеприимное отношение на приходе к людям вообще. Потому что бывало так, что… Ну, вот я когда… Так получилось, что не знал даже, что приехали музыканты. И приехали люди какие-то. Но я так понял, что это гости какие-то — ну и как-то их встречали, что вот просто, ну, приехали люди, они в незнакомой атмосфере, обстановке, и для нас очень важно человека приветить, накормить, напоить, чтобы он как-то себя почувствовал, ну, в хорошей дружеской атмосфере. И в силу того, что часто приезжали люди совершенно не церковные. К Церкви, я могу сказать… Ну, как, например, Инна Желанная — у нее отношение к Церкви достаточно неоднозначное было.

А. Пичугин

— Сложное!

А. Лыков

— Да, но тогда, когда мы общались как-то, вот это напряжение, которое, возможно, было — оно снимается. И снимается оно, только благодаря — еще раз скажу, секрета тут никакого нет. Просто доброе отношение, внимательное отношение к человеку. И человек чувствует, что он интересен. Так же, как и я попадаю в какое-то там… Вот я пришел на радио к вам — вот мне очень легко здесь находиться. А секрет простой: потому что первым делом стали говорить не о сетке, там, не о программе, не о том, что нам нужно будет говорить, — а предложили нам кофе, чай, вот что-то с дороги. И это прекрасно. И, собственно, это располагает к общению. И поэтому страх какой-то, понимаете, [пропадает], какая-то пропадает нерешительность. И люди в силу того, что… Так же, как мир церковный — он с одной стороны громадный, а с другой стороны очень узкий. В том плане, что…

А. Пичугин

— На каком-то уровне он смыкается до отдельных общин.

А. Лыков

— Да, в плане тесноты. Потому что встречаешь там совершенно где-то людей знакомых. И музыкальный мир тоже — он представляет собой, конечно, достаточно пестрый мир. Но тем не менее музыканты — они друг с другом знакомы. И вот группа приехала, например, к нам на фестиваль — они, там, пяти-шести человекам сказали, что «Мы были там-то, нас так-то приняли». И, как вот Катюша сказала, что люди сами звонят и предлагают: «Можно мы к вам приедем?» Вот. И даже мы в такой неловкой оказываемся ситуации — принять всех невозможно. Потому что очень жесткий — как называется это — этот график, да, если правильно сказать?

Е. Аркалова

— Да, лайн-ап ограничен, всё-таки.

А. Лыков

— Вот, Катюша отвечала за все это. И надо сказать, что только такой человек, как Катя, с характером, может этим заниматься. (Смеется.) И поэтому, конечно, всех принять не всегда возможно. Вот. Но люди приезжают с удовольствием. Те, кто не могут выступить, приезжают просто побыть, пообщаться друг с другом. Вот так вот. Я даю время эфира отцу Андрею.

А. Пичугин

— Просто я хотел еще одну маленькую картинку, зарисовочку такую привести. В том году на фестивале был мой очень хороший друг. Он, в общем, и к Церкви, и к музыке сейчас отношения особого не имеет. Он просто живет недалеко. Но он довольно известный такой радийщик, скажем. А так как он живет в Ногинске, а фестиваль в Электроуглях, совсем рядом, да? Он тоже приехал посмотреть. Ему все очень понравилось, и он за кулисами встретился с Евгением Фёдоровым (ex-Tequilajazzz) — я просто не очень хорошо помню, как называется его проект, с которым он выступал в том году.

Е. Аркалова

— Zorge.

А. Пичугин

— Да, Zorge. А Олег, мой друг, — он был звукорежиссером у Tequilajazzz штатным в Питере некоторое время в самом начале 1990-х. Вот. И они встретились у вас на фестивале за кулисами. Вспомнили, как это было, там, двадцать с лишним лет назад уже. Вот. И интересно, что вообще наверняка у каждого есть какой-то бэкграунд, который позволяет этим заниматься. Вот Вас, отец Александр, тоже, наверное, что-то когда-то еще во времена до священства как-то связывало с музыкантами, с музыкой? Нет?

А. Лыков

— Вот самое забавное, что я вот могу сказать, что из всех присутствующих — даже меня организатором-то назвать сложно, потому что я в основном отвечаю за такую… У меня должность такая, кастеллянтская. (Смеется.) То есть я встречаю, там, помогаю с размещением. То есть больше отвечаю за такую душевную атмосферу. Потому что из всех групп, которые Вы перечислили, если Вы не знакомы, то…

А. Пичугин

— Ну, я не все знаю, конечно.

А. Лыков

—…То я тем более. Поэтому из нас, наверное, самый сведущий человек — это отец Андрей. Вот он-то имеет как раз отношение. Вот. А у меня… Я в свое время учился в музыкальной школе, восемь лет закончил в городе Видном. Вот. Но к музыке не имею никакого отношения.

А. Пичугин

— И в рок-группах не играли никогда?

А. Лыков

— И не играл никогда в группе. И самое забавное — то, что я внутренне был противником вот этого всего, массового явления. Потому что на лужайке я еще как-то принял сердцем — идею с лужайкой. Но когда это все стало вырастать постепенно, как вот отец Андрей меня поправил совершенно справедливо, — когда это стало вырастать, стало приобретать такие масштабы, если не вселенские, понятно, но явно выходящие за рамки города, там, или деревни, то я ужаснулся и как-то внутренне очень сопротивлялся. И если бы я как-то был более.. Имел бы такой характер…

А. Пичугин

— Вы бы этого безобразия не допустили?

А. Лыков

— Ну, я бы… Это не то, что безобразие! Я с ужасом представил себе, что… Когда увидел, что… Одно дело — принять группу одну, их приветить, и как-то там их разместить, и напоить, и накормить. А когда нужно принять, сколько там? Ну пятьсот, шестьсот человек, им обеспечить и туалет, и питание, и чтобы они как-то друг с другом ладили. Надо как-то иметь дело с детьми, которые приходят в большом количестве. И вот тогда появилась у нас детская площадка, без которой тоже у нас ни один фестиваль не проходит. То есть мы… Я понял, что это такой масштаб! И я просто, как страус, предпочел засунуть голову в песок — пусть они там все делают! (Смеется.) Главное — не мешать.

А. Пичугин

— Теперь уже понравилось!

А. Лыков

— Нет, мне и тогда это понравилось, но меня это ужаснуло! Я трусоват так вот. (Смеется.) А вот отец Андрей — он наоборот. Ему свойственно такое. Ну, у него тоже есть такая черта — я тут скажу в эфире об этом, — что отец Андрей дает идею, он какое-то время над ней, значит, как курочка, сидит, яичко высиживает. А потом говорит: «Ну вот, ребята, я вот вам идею дал, начало положил — а теперь, в общем, занимайтесь!» Вот. И нам ничего не остается делать, как… То есть от рутинной работы отец Андрей так отходит в стороночку, со стороны наблюдает. А вот это все, кончено, ложится на хрупкие плечи Екатерины, там, и иже с ней находящихся, кто организует вот это все: площадки, там…

А. Пичугин

—…Павла Фахртдинова. Кстати говоря, известный очень человек, в том году приходил рассказывать про фестиваль. Мы сейчас продолжим. Во второй части программы поговорим уже о фестивале, о том, что ждет на Троицу нас всех в этом году. А пока будем продолжать знакомиться с музыкантами — опять-таки, которые в нынешнем году. Повторюсь, что два раза, два года подряд музыканты не выступают на фестивале «Троица. Всё живое». Я так понимаю, что через год там могут повториться, а вот подряд — нет. И сейчас, как я понимаю, мы будем слушать хедлайнеров этого года, группу 25/17, которая в последние пару лет стала очень модной у нас в стране. 25/17 — проект, который тоже выступит на «Троице.Всё живое» в этом году. А что за композиция?

Е. Аркалова

— А композицию будем слушать «Отец». Собственно, всем отцам посвящается. Больше ничего не могу сказать. Очень светлый, добрый и лиричный трек.

(Звучит песня группы 25/17 «Отец».)

А. Пичугин

— Еще раз здравствуйте, дорогие слушатели! Это программа «Светлый вечер». Здесь, на светлом радио приветствую вас я, Алексей Пичугин. И у нас в гостях — организаторы фестиваля «Троица. Всё живое», который 19 июня, в сам праздник Троицы, пройдет в городе Электроугли. Протоиерей Александр Лыков, протоиерей Андрей Винник (это служители этого храма) и Екатерина Аркалова — тоже один из организаторов фестиваля «Троица. Всё живое». Здесь мы говорим о музыке и о том, какой, ну, наверное, миссионерский эффект… Кстати говоря, да — тоже наблюдение про миссионерский эффект. Приезжал вот как раз тот самый друг, про которого я говорил в первой части программы, человек далекий от Церкви, но вот как-то он проникся, мне кажется, именно той идеей. Он никогда не слышал о том, что священники могут как-то организовывать рок-фестивали, там, слушать рок-музыку, участвовать во всем этом. Я думаю, что это даже вот для него был такой хороший терапевтический эффект с точки зрения его отношения, там, к Православию.

А. Винник

— Здесь видите — мы никогда изначально никаких миссионерских целей не ставили.

А. Пичугин

— А это самое правильное!

А. Винник

— Это так вот случилось — и…

А. Пичугин

—…И хорошо!

А. Винник

—…И хорошо!

А. Пичугин

— Это же самое правильное, когда нету каких-то высоких… Ну, мне так кажется, высоких целей — когда с хоругвями, там, транспарантами ты идёшь, говоришь: «Я православный фестиваль, у меня православная миссия!» (Смеется.)

А. Винник

— Когда ты что-то намечаешь вот так, заведомо, получается очень наигранно, часто искусственно.

А. Пичугин

— Конечно.

А. Лыков

— Люди это чувствуют, они не могут не чувствовать этого. Правда.

А. Пичугин

— Да-да.

А. Винник

— А здесь у меня подсознательно такая цель была все-таки одна, подсознательно. Не миссионерская. Отсутствие нормальных каких-то общественных праздников меня немножечко удручало. Потому что…

А. Пичугин

— В Электроуглях.

А. Винник

— Везде! Есть крайности: либо официозного чего-то такого, либо вот прямо разгуляй-разгуляйного, так вот до края доходящего. И хотелось найти вот что-то такое — золотую середину. Что православные люди не могут общаться внутри храма друг с другом, познакомиться как-то, подружиться, там, поплясать друг с другом. Не знаю. Храм не для этого, туда приходят молиться. А в обществе — Вы понимаете, насколько мы атомизированы, насколько мы разобщены сейчас, и каждый в своем телефончике сидит в метро и смотрит на какую-то свою информацию. А хотелось немножечко помочь созданию того пространства, которое само, без нас создавалось, — ну, поучаствовать в нем и не мешать его созданию, — где люди могли бы не на духовном, не на телесном, а на каком-то душевном понять родство, в одной атмосфере побыть, подышать одним вот таким воздухом. Где-то познакомиться, где-то пообщаться.

А. Пичугин

— А получилось?

А. Винник

— Да. Мне кажется, да. Мы гордимся больше всего не теми музыкантами, которые приезжают. Это не наша заслуга. Не какой-то там организацией — опять-таки, это все происходит само собой чаще всего, без нашего особого участия. А гордимся тем, что вот мы немножечко участвуем и помогаем атмосфере, вот, духу.

А. Пичугин

— А человек, который сидит и методично обзванивает в очередной раз, там, список из десяти, двадцати музыкантов, которых хотелось бы видеть в этом году, — он обзванивает, ему отказывают, потом не отказывают, потом никто трубку не берет. Он, наверное, сейчас с Вами не согласится, что без вашего участия это все происходит.

А. Винник

— Наверное. Но никто же не обзванивает такое количество музыкантов.

А. Пичугин

— А как? Разве не так?

А. Винник

— Обычно музыканты желающие предлагают сами себя. Есть три-четыре группы, которых мы хотим, которых мы предлагаем, и больше ничего нет.

А. Пичугин

— А как это происходит? Есть определенный такой friendly-список? Или это всё, ну, спонтанно происходит — люди знают про ваш фестиваль, приезжают, хотят выступить? Как?

А. Винник

— И так, и так. И то, и другое присутствует.

А. Пичугин

— Но у вас есть критерии отбора? Что вот музыкант — он должен то-то и то-то?

А. Винник

— Есть. Одно единственное правило — не блатняк, не попса.

А. Пичугин

— Угу.

А. Винник

— Этого и так достаточно. Не то, что мы этого гнушаемся. Не то, что мы выше этого стоим. Но просто этого слишком много я слышу и так.

А. Пичугин

— Каждому своё.

А. Винник

— Да. А всё остальное — мы стараемся выбрать из всех, предложивших себя, из тех, кого мы хотим, чтобы более-менее палитра была полна. То есть чтобы на каждом фестивале были этнические группы…

А. Пичугин

— Ну вот Theodor Bastard мы слушали.

А. Винник

—…Были рэперы, были рок-н-ролльщики, были инструментальщики.

А. Пичугин

— Но все это и есть как раз.

А. Винник

— Да-да-да.

А. Пичугин

— Хотя бы вот по тому, что я видел в том году — всего этого, по-моему, было с избытком.

А. Винник

— И в этом году то же самое планируется.

А. Пичугин

— Да вот я вижу. И на самом деле вот этот список… Я как человек, плохо знакомый с современной музыкой, не знаю большую часть исполнителей, которые у вас выступят в этом году, но каждый раз, когда я показываю этот список кому-то из своих, там, друзей, которые больше знакомы с современной музыкой, они говорят: «Да ты что! Да неужели «Краснознаменная дивизия имени моей бабушки» будет? Ух ты! И «Магелланово облако»? Да ты что!»

Вот, Theodor Bastard мы уже послушали, 25/17 и так сейчас везде отовсюду слышно. Инна Желанная — ну кто не знает Инну Желанную, да? А кто не знает группу «Альянс»? Я, честно говоря, думал, что их не существует давным-давно, а они у вас выступать будут. Сейчас мы об этом поговорим. Единственное, что мы обещали нашим слушателям, — что отец Андрей расскажет, как он к этом всему пришёл. Что ведь тоже было какое-то прошлое, и Вы играли в группе когда-то.

А. Винник

— Я не знаю, стоит ли об этом рассказывать, но ладно, я расскажу.

А. Пичугин

— А это как хотите. Мы здесь никого насильно не заставляем. (Смеется.)

А. Винник

— Нет, но это панковское прошлое конца 80-х годов — я бы сейчас этим уже бы не гордился и не хвастался. Ну, один из этапов пути.

А. Пичугин

— Ну, а это же как раз не то, чем стоит…Там, скажем, о чем стоит переживать или, наоборот, гордиться. Это было и было. Это такая часть жизни. Наверное, важная для осознания каких-то вещей, впоследствии к которому Вы пришли.

А. Винник

— Ну да, по крайней мере, меня не пугают какие-то вот…

А. Пичугин

—…Эти разрисованные странные ребята.

А. Винник

— Странность, да. В музыке, в словах, в манере.

А. Пичугин

— Ну да. Вот. Ну давайте, правда, поговорим о том, кто в этом году будет. Катя, наверное, к Вам в первую очередь вопрос. Список — он есть на сайте www.3fest.ru. Любой человек может на него зайти – три w точка три фест точка ру. Тут несколько разделов. И вот я смотрю, что в отличие от прошлого года у вас все-таки разбито все на два дня. 18 июня, то есть накануне праздника Троицы, тоже есть несколько, четыре коллектива, которые выступят.

Е. Аркалова

— Да, это интересная история. Решили расшириться и устроить так называемый вечер на Троицу.

А. Пичугин

— Потому что, прошу прощения, я Вас еще перебью. В прошлом году мы говорили и Вы отдельно делали акцент на том, что вот вы не хотите на два дня разбивать. А вот что изменилось?

Е. Аркалова

— Изменилось… В принципе, он и не разбит на два дня, поскольку это будет вечер на Троицу, 18 июня, в ДК как раз, который находится рядом с нашей аллеей, где будет проходить фестиваль. Там один из организаторов нашего фестиваля тоже, Саша Руденко, и, собственно, участник фестиваля со своей группой «Тiтло» — вот он решил собрать таких музыкантов новой волны, такой русский андеграунд очень качественный, и в ДК сделать небольшой фестиваль-концерт, в общем-то, тоже совершенно бесплатный, куда можно прийти и послушать тот формат, который в этом году просто не помещается в рамки фестиваля уже. Но это не значит, что это два дня. Это все-таки, там, пара часов вечера накануне. Но опять же — можно приехать, остаться с палатками или еще как-то, и расширить «Троицу», растянуть удовольствие. Вот.

А. Пичугин

— А где там палатки можно ставить? Это же такая городская поляна, в общем.

Е. Аркалова

— Ну, городская поляна, но с палатками — в парке, на лужайке.

А. Лыков

— Юрий Васильевич, глава города, выделил место специальное.

Е. Аркалова

— Он разрешает.

А. Пичугин

— А, вот.

А. Лыков

— То есть там будет палаточный лагерь. И можно будет остановиться на территории храма.

А. Пичугин

— Тут четыре группы, их можно перечислить: Diggadgy, группа «Просто дерево», Dvory и

Secrets of the Third Planet.

Е. Аркалова

— Да-да-да.

А. Лыков

— «Тiтло»?

Е. Аркалова

— «Тiтло» у нас, собственно, на Большой сцене фестиваля участвует.

А. Винник

— То, чего никто из здесь присутствующих не знает — я сейчас открою секрет. Будет еще одна часть — pre-party, прелюдия к фестивалю. Даже не одна, две части. Первая будет называться «Молодежная сцена». На территории храма у нас есть актовый зал, в котором будет играть тоже четыре группы совсем молоденьких ребят наших местных, окрестных.

А. Пичугин

— Из Электроуглей?

А. Винник

— Да. Там они разнообразные по формату — от хип-хопа до фюжна они, по-моему, играют. И плюс у нас будет проходить в субботу выставка интерактивной скульптуры на площадке фестиваля. Она будет два дня проходить, но начнется в субботу.

А. Лыков

— Вечером?

А. Винник

— Днем, да.

А. Пичугин

— А где?

А. Винник

— В ДК, в Доме Культуры.

А. Пичугин

— А, всё в ДК. Я…

А. Винник

— Это наш клуб главный городской — Дом Культуры. Про ДК мы вот говорим — ДК, ДК, но вот люди сторонние не знают — ну, Дом Культуры.

Е. Аркалова

— Да-да-да.

А. Винник

— Он сейчас называется «Центр культуры и искусства»…

А. Пичугин

— А вы знаете, с чем я столкнулся недавно?

А. Винник

— Но ДК по инерции называем.

А. Пичугин

— Ходил в одно такое интересное место. Называется ДК «Трёхгорка» — тоже такая площадка одна из московских, которая набирает популярность. Ну, казалось бы — Дворец Культуры Трёхгорной Мануфактуры, фабрики. Все знают — это на Пресне. Я иду, и из завода выходят работники. Я не знаю, куда идти, спрашиваю: «А где здесь ДК «Трёхгорка»?» «Чо?» Я говорю: «ДК «Трёхгорка»». «Что такое ДК?» А я спрашиваю у людей, которые в принципе по возрасту должны это знать. У которых юность прошла, можно сказать, в этих ДК. Но однако ж, почему-то вот, что такое ДК, никто мне толком объяснить не сумел. Я говорю: «Ну, Дворец Культуры». «А… Не знаю». Ну да ладно, это такая зарисовочка. У нас опять время музыки в нашей программе. Инна Желанная, я так понимаю, сейчас нам споет.

Е. Аркалова

— Да, нам споет Инна Желанная, которая у нас на фестивале уже бывала, и мы надеемся, что и в дальнейшем будет.

А. Винник

— Она бывает, по-моему, на каждом фестивале.

ЕА

— Она бывает как гость.

А. Винник

— Но пела она один раз на фестивальных концертах.

Е. Аркалова

— Один раз. Но как гость она приезжает каждый год. И она приезжала к нам и с концертом отдельно. Один раз она у нас была, по-моему. В таком здании кинотеатра у нас проходил концерт. Вот. В общем-то, удивительное явление на музыкальной сцене нашей и не только нашей уже. Потому что у нее состав музыкантов периодически обновляется и становится международным. Ну, в общем, давайте послушаем. Это старый трек. Называется «Дальше, дальше». Но мне он почему-то очень близок. Вот. И я надеюсь, что как раз он-таки и прозвучит на фестивале.

(Звучит песня Инны Желанной «Дальше, дальше».)

А. Пичугин

— Мы возвращаемся в студию Светлого радио, где в программе «Светлый вечер» сегодня говорим с организаторами фестиваля «Троица. Всё живое». Здесь организаторы: Екатерина Аркалова и священнослужители из Троицкого храма Электроуглей — протоиерей Александр Лыков и протоиерей Андрей Винник. Тут очень важная вещь на самом деле. Ведь это не просто фестиваль. Тут может возникнуть вопрос: почему именно на Троицу? Почему… Ну понятно, что это связано с названием фестиваля. Но ведь все же не просто так. Смысл-то гораздо больше!

А. Винник

— Все гораздо сложнее, чем кажется.

А. Пичугин

— Так.

А. Винник

— На самом деле когда вот это начало появляться, кристаллизовываться вокруг — и были внутренние смущения, и жена моя до сих пор мне говорит: «Зачем? Ты же поп! Ты должен заниматься своим священническим делом!»

А. Лыков

— И моя говорит: «Занимайся».

А. Винник

— Да. (Смеется.) Больше времени и сил потратить, не разбрасываться, не раскидываться. Но вот оно само собой, во-первых, происходит. Оно происходит на тот день, когда апостолы заговорили на таких разных языках, что стали понятны очень разным людям. И когда вот эти разные-разные направления, разные-разные группы вдруг со всех сторон говорят о том, что хорошо бы нам собраться и говорить на своих языках вот тем людям, которые придут на ваш престольный праздник…

А. Пичугин

— А в этот престольный праздник что важно?

А. Винник

— А самое главное, что в этот день сошёл Святой Дух на апостолов. Это день рождения Церкви. И это оправдание возможности говорить на разных языках — на языке рэпа, на языке джаза, на языке рок-н-ролла, на языке авангарда, — тем людям, которые на этот престольный праздник собираются.

А. Пичугин

— Да, и вот я еще раз повторю ту мысль, что очень важно: это не просто музыкальный фестиваль, а это престольный праздник Троицкого храма города Электроугли. Верно?

А. Лыков

— Верно, так, да.

А. Винник

— Да.

А. Пичугин

— Давайте о музыкантах, которые будут в этом году, еще, Катя.

Е. Аркалова

— Да-да.

А. Пичугин

— На кого стоит обратить внимание? Потому что я –то всех не перечислю. Но есть наверняка тут. Потому что я же говорю, что я не очень хорошо разбираюсь в современной музыке, которая вот… Но кому ни скажешь, все удивляются, что это чудеснейший состав и замечательные группы. Может, кто-то на кого-то персонально захочет приехать.

Е. Аркалова

— Вполне вероятно. Но разброс огромный. Собственно, это такая палитра целая у нас из явлений в русской и не только в русской музыке, кстати говоря. Будут такие очень популярные ребята Guru Groove Foundation. Те, кто не знает, что они играют, могут посмотреть небезызвестный телесериал на телеканале одном. Они пишут и саундтреки, и, в общем-то, вообще собирают огромные площадки. Это такая вот легкая музыка для тех, кто хочет отдохнуть. Можно вот так сказать. Но вот будут еще и «Тiтло» — я хочу сказать про них отдельно, потому что не только там их солист и идеолог Саша Руденко — один из организаторов фестиваля. Но у них вышел альбом вот буквально в этом году. Новый альбом, над которым они очень давно работали и огромные силы потратили. В общем, они играют такой пост-панк. Но это такой пост-панк a la russe, можно так сказать. Поскольку там тексты — такая прямая отсылка и к библейским каким-то сюжетам, и вообще к истории…

А. Лыков

—…К корням!

Е. Аркалова

— Да-да-да, к корням, что называется…

А. Пичугин

— Это то, о чем мы тут говорили.

А. Лыков

— Корневые вещи такие.

Е. Аркалова

— Да, там лоза прорастает. Вот. На них стоит идти, безусловно. Ну, 25/17 — мы уже сказали. Вот. Ну будут еще…

А. Винник

— Лозу нам надо позвать на pre-party! (Смеется.)

Е. Аркалова

— Лозу? Ну, я думала, что вот, лоза прорастает, было бы прекрасно. Причем он, мне кажется, так отрезвил бы, он бы добавил бы в концерт другое.

А. Пичугин

— А что ж вы его не позвали?

Е. Аркалова

— Я за. Я же предлагала. Но мне кажется, он уже.

А. Винник

— Руки не дошли.

А. Пичугин

— Вот сюда он уже приходил!

Е. Аркалова

— Мы опоздали! Я думаю, он нарасхват этим летом.

А. Винник

— Позовем обязательно на будущий год.

Е. Аркалова

— Может быть, и удостоит нас такой чести. Посмотрим, да. Будет еще Василий Уриевский — это такой товарищ из Саратова, прославившийся тоже в последнюю пару-тройку лет, юморной очень. В общем, что говорить? Рассказывать о группах бессмысленно. Мне кажется, надо просто ехать и слушать, потому как формат передачи не позволит переслушать всех участников. Поэтому я думаю…

А. Пичугин

— Вот все, например, очень реагируют хорошо на «Краснознамённую дивизию имени моей бабушки». Я-то думал, что за название? А оказывается, все их знают.

Е. Аркалова

— «Краснознамённая дивизия» — это такой духоподъёмный иди-поп. Их там десять человек.

А. Пичугин

— Теперь уже я познакомился!

Е. Аркалова

— Да, их там десять человек. Они пляшут, очень позитивные ребята. И, в общем, какой-то праздник просто. Взрослые дети такие.

А. Винник

— Вставлю по поводу критерия отбора. Вот не только к нам кто-то просится, не только мы кого-то зовем. У нас была как-то случайным образом два раза с концертами группа «Первое солнце».

А. Лыков

— Да.

А. Винник

— Это инструментальная группа. Они играют инструментальную музыку такую кинематографическую. И года четыре их у нас не было. И на фестиваль даже мысли не было их звать. Но местные жители, которые были на концертах этой группы, они все уши прожужжали: ну когда же они приедут?

А. Пичугин

— Они ваши земляки, да?

А. Винник

— Нет, они москвичи. Это Володя Голоухов, он неприкасаемый. Московская группа, конечно.

А. Пичугин

— Тут еще надо, конечно, напомнить, что ведущие фестиваля «Троица. Всё живое» — в том числе наша коллега, ведущая замечательная радио «Вера» и всем вам хорошо известная Тутта Ларсен, и знаменитый музыкальный журналист, критик Андрей Бухарин. Они и в этом году будут вести. Они каждый год там ведут у вас.

Е. Аркалова

— Да, ведут. Каждый год. В том году…

А. Винник

— В том году Тутта вела на последних днях беременности фестиваль.

А. Пичугин

— Да-да, теперь всё, замечательный у нее ребеночек еще один, и она будет вести.

Е. Аркалова

— Она будет вести, да. Они приедут всей семьей, я надеюсь, в общем-то. Ждём, и в этом году всё будет по традиции.

А. Пичугин

— Про модное нынче словечко «краудфандинг» — то есть сбор средств на что-то хорошее в Интернете. Люди, занимающиеся какими-то хорошими вещами, пытаются на эти хорошие вещи собрать денег хотя бы сколько-то. Вот у вас на сайте есть этот раздел. Цель проекта: 150 000 рублей. Собрана 61 950. То есть меньше, чем половина.

Е. Аркалова

— И осталось полторы недели.

А. Пичугин

— Осталось полторы недели.

Е. Аркалова

— Ну а что говорить? Хотя действительно фестиваль бесплатный и спонсоры есть, но все равно есть какие-то непредвиденные расходы, есть звук, есть разгрузка и так далее. И, конечно, на это нам нужны деньги. И мы делаем, мы собираем на «Планете» и просим, кстати говоря, слушателей: кто не в курсе — вы можете зайти на сайт, увидеть там прямую ссылку и пожертвовать столько, сколько не жалко, сколько считаете нужным. Поскольку это не только задел на нынешний фестиваль, но и на будущий, поскольку подготовка к нему начинается уже сразу после завершения фестиваля этого года.

А. Винник

— Да, и теоретически мы без этих денег могли бы выкарабкаться как-нибудь, вот все подогнать, но…

Е. Аркалова

— Но это просто облегчит.

А. Винник

— Да, но надо дать возможность людям поучаствовать, чтобы это было вот…

А. Пичугин

— Ну как общее дело!

А. Винник

— Да, конечно.

А. Пичугин

— Так что давайте еще раз напомним, что на «Планете», — сайт «Планета» есть, где можно внести свою лепту. Или вот баннер есть на сайте www.3fest.ru, где есть раздел «Краудфандинг». И тут можно ознакомиться, сколько собрано, сколько еще необходимо собрать.

Е. Аркалова

— Нажать кнопочку и пожертвовать.

А. Пичугин

— И пожертвовать. Да. У нас совсем немного времени остается. Хотелось бы напоследок узнать: а для чего вам вообще все это нужно? Ну, мы уже не раз говорили, с разных сторон подходя к этой теме, — почему проводите, как все это начиналось. Но вот прошло несколько лет — восемь лет уже, да, как вы начали этим заниматься. Нет разочарования? Это все не перешло в разряд таких каких-то автоматических вещей которые: «Ну вот, надо на Троицу сделать фестиваль»? Вы продолжаете этим так же гореть, как и тогда, в начале?

Смотрю я на отца Андрея. (Смеется.)

А. Винник

— Отвечаю. Я бы вообще горел уже чем-нибудь другим.

А. Лыков

— Вот так вот! Я предупреждал!

А. Винник

— Да-да-да! (Смеется.) Нет, тем же фестивалем, но по-другому бы горел.

А. Пичугин

— Угу.

А. Винник

— Когда я предлагал в этом году изменить кардинально формат, сделать его более евангельским или наоборот. Ну…

А. Пичугин

— Либо более, либо менее!

А. Винник

— Нет, ну, изменить формат совсем. Я предлагал, например, собрать половину музыкантов из уличных, электричных, подземно-переходных таких вот. Всем потратить месяц, отыскать таких людей, которые что-то хорошее, интересное и здоровское могут. Собрать человек триста бомжей по всем вокзалам, помыть их изначально в субботу, сделать вот праздник для них на Троицу очень хороший. Ну, народ очень консервативный. Молодежь — она очень боится всего нового. И все захотели еще в этом году в старом формате пока.

А. Пичугин

— Ну, я очень надеюсь, что вы от старого формата… Нет, я желаю Вам удачи с Вашей идеей, наверное. Ну как — наверное? Действительно такая высокая, хорошая идея. Но вот я как человек, которому очень понравился прошлый фестиваль, я очень хочу видеть его и в этом формате тоже.

А. Винник

— А я не могу одно и то же второй раз. Мне хочется все по-новому и по-другому сделать. И поэтому я сейчас помогаю людям, которые за это взялись, в это впряглись, но вот сам уже так гореть, как на первом фестивале, — к сожалению, не получается. Хотел бы переделать вообще все по-другому!

А. Пичугин

— Ладно. «Троице. Всё живое» — быть! 19 июня в городе Электроугли Троицкий храм города Электроугли отмечает свой престольный праздник. Отмечает его, как всегда, большим фестивалем, на котором выступят очень известные группы. Хедлайнеры — это 25/17, Инна Желанная, группа «Альянс». Вот, собственно говоря, «Альянс» наш сегодняшний эфир и закроет. Напомню только, что у нас в гостях были организаторы фестиваля: настоятель Троицкого храма города Электроугли протоиерей Александр Лыков.

А. Лыков

— Всего доброго! Христос Воскресе!

А. Пичугин

— Воистину Воскресе! Протоиерей Андрей Винник.

А. Винник

— Друзья мои, напоследок я все-таки вас всех приглашаю. Приходите, пожалуйста. Старинная русская традиция дореволюционная — все собирались на престольный праздник туда, куда могли добраться, и там устраивались гуляния. Вот мы, в общем-то, это гуляние и устраиваем после престольного праздника.

А. Пичугин

— Екатерина Аркалова.

Е. Аркалова

— Всем до встречи, всех жду. Увидимся!

А. Пичугин

— Спасибо! До встречи на фестивале «Троица. Всё живое».

А. Лыков

— Спасибо вам большое! Всего доброго!

А. Пичугин

— А я — Алексей Пичугин. А у нас группа «Альянс».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 4,20 из 5)
Загрузка...