Москва - 100,9 FM

«Семья — это постоянно быть рядом?» Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (27.01.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, должны ли члены семьи всегда быть вместе, как строить отношения, чтобы всегда радовать друг друга и допустимо ли говорить о возможности «отдыха от семьи».


Тутта Ларсен

— Здравствуйте, друзья! Вы слушаете программу «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Приветствую вас, дорогие друзья.

Тутта Ларсен

— Хотелось сегодня вот о чем поговорить. В Писании сказано, что муж и жена, выражаясь светским языком, должны прилепиться друг к другу, воссоединиться и стать как бы единым организмом. С другой стороны, и какая-то наша житейская мирская практика, и, уж простите мне это ругательное слово, психологи говорят о том, что даже при самой большой любви, при самом огромном взаимопонимании у людей должно быть личное пространство и какое-то время, которое они проводят вне общения друг с другом, наедине с собой. И это способствует улучшению климата в семье и укреплению отношений. Вот хотелось бы сегодня этот час посвятить разговору о том, всегда ли супруги должны быть рядом.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Очень тонкая тема, материя очень нежная. И думаю, что нам нужно подключать какие-то нанотехнологии (Смеются.), чтобы не рубить топором, не уклоняться в крайности, но выбрать какой-то царский путь для наших рассуждений. Впрочем, нас слушает столько доброжелателей, приходит много добрых отзывов на радиостанцию «Вера». И я думаю, что они всегда нас мысленно, ментально (не хочу верить в телепатию) подкорректируют, и мы с вами не уклонимся ни в какую ересь.

Тутта Ларсен

— Если говорить о каких-то образцах из числа святых, то многих из них даже пишут на иконах вместе: Иоакима и Анну, Петра и Февронию…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Кирилл и Мария — родители Преподобного Сергия.

Тутта Ларсен

— И кажется, что эти люди действительно прожили всю жизнь бок о бок, не расставаясь, не разлучаясь. Но если мы почитаем жития, то мы увидим, что наоборот — частенько были длительные расставания, связанные с какими-то гонениями, лишениями. Или, например, потому что один из супругов уходил на войну защищать отечество. И это не мешало им оставаться вместе, в любви, и настолько освятить свой брак, чтобы стать потом святыми и примером для подражания. В нашей ситуации повседневной мама и папа, может, не пропадают на войне и не подвергаются гонениям, но пропадают они на работе или в командировках, или хобби есть какие-то у людей…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Женские клубы.

Тутта Ларсен

— Или мужские какие-то единоборства: «У меня сегодня тренировка, меня не трогать. Это мои святые два часа для себя, я пошел на тренировку». Или: «Я пошла в спа». Или: «Мне надо пообщаться с моей портнихой», «Сходить на икебану». — Что-то вот такое должно происходить. — «А иначе у меня будет выгорание. А иначе я сойду с ума. Я не могу 24 часа в сутки находиться с тобой рядом и тебя обслуживать. Мне душно. Я тебя люблю, но мне нужно личное пространство». Вот эта тема личного пространства, и вообще личности и тех прав, которые личность имеет, несмотря на все обязанности в виде семьи, супруга, работы и прочего, это больной вопрос. Мне кажется, что эта тема даже немножко шире, чем тема именно супружества.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Вы знаете, я всякий раз, когда думаю о своей семейной жизни, а уж перед глазами пастыря проходят десятки, сотни примеров, вспоминаю слова Христа, очень глубокие и, может быть, не вполне понятные до конца, не осмысленные кем-то из наших радиослушателей. Что это за слова? «Носите бремена друг друга, — говорит Господь, — и так исполните закон Христов». Закон Христов — это закон любви. Что значит «носить бремена друг друга?» Бремя — это нечто тяжелое, это какой-то груз, какая-то ноша. Речь идет, наверное, не только о том, что муж должен носить хозяйственные сумки, когда супруга выходит из универсального магазина, это не обсуждается. Но каждый из нас как личность — ограничен. Каждый из нас несет собою как плюсы, так и минусы, как начатки добродетелей, так и какие-то немощи, какие-то ущербности. «Носить бремена друг друга» — это значит принимать близкого человека таким, каков он есть. Принимать его со спокойной душой, любящим сердцем, мириться с определенной ограниченностью супруга или супруги, и не нервничать по этому поводу. В этом смысле сохранение единомыслия, любви двух волнистых попугайчиков по имени муж и жена — это, несомненно, крестоношение. Но ведь человек может устать от несения ноши изо дня в день. И поэтому, конечно же, так как наша природа не выносит монотонности: посмотрите, как прекрасен этот мир — день чередуется с ночью, зима с летом. Бог — источник бесконечного многообразия, в нашей жизни всегда дует ветер перемен. Но не глобальных, а хотя бы каких-то маленьких, небольших. Безусловно, супругам иногда нужно и отдохнуть друг от друга. И чем они тактичнее, чем они более нравственно развиты, чем более они психологичны, то есть умеют понимать особенности настроения своей половины, тем, наверное, доверительнее и деликатнее они будут поступать. Особенно с годами, когда муж и жена становятся друг на друга похожими, когда они действительно долго не могут находиться в разлуке. «А вот оставлю тебя, Иван Иваныч, милый мой, посиди, почитай книжицу, а я пойду с соседушкой обсужу меню рождественского пирога».

Тутта Ларсен

— Ну, мне кажется, это невинное расставание, не надолго. А бывают ситуации, когда люди интенсивно работают и он и видят друг друга 3 часа в день и по выходным. И идиллия у них, и отношения прекрасные, и душа в душу живут, а потом, например, у них рождается ребенок, и жена становится мамой в декрете. Или папа, например, потерял работу…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Вынужденно пребывает в бездействии, сидит в четырех стенах.

Тутта Ларсен

— Или наоборот — поменял работу на менее затратную и может из дома работать. То есть люди стали чаще видеться в своем...

Протоиерей Артемий Владимиров

— А может, стал шефом, и ему вообще не надо ходить на работу, только посещать корпоративы.

Тутта Ларсен

— И вот, у них оказывается на общение друг с другом больше времени, чем они привыкли до этого. И почему-то вместо того, чтобы радоваться и это время во благо использовать для семьи, люди начинают чаще ссориться, больше предъявлять друг другу претензий, постоянно какие-то конфликты возникают. И обстановка в семье накаляется, становится гораздо менее здоровой, чем когда они не виделись.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Я вам скажу, почему. Из-за отсутствия дворянского воспитания, суть которого заключалась всегда в том, чтобы при общении быть человеком сдержанным в отношении собственных эмоций — раз, приятным в отношении собеседника — два. И конечно, сегодня не так высока душевная культура, не так развиты внутренне и мужья и жены, поэтому в том интенсивном общении, о котором вы говорите, появляется вольтова дуга, начинает мужа коротить. Супруга хотела бы быть громоотводом и в себя вбирать эти разряды, но у нее тоже характер комсомольский.

Тутта Ларсен

— Бывает еще, что люди соединяются в семью, но при этом они очень разнятся — и по темпераменту, и по тому, как они любят проводить свой досуг, и по интересам. И вдруг оказывается, что он фанат рыбалки и в 5 утра любит вставать, а она «сова» и любит поспать до 12, потому что по ночам она смотрит душещипательные сериалы. И вот эта разница в их биологических ритмах и предпочтениях — она еще больше разнит людей и еще больше друг от друга их отдаляет. Нужно ли все-таки супругам как-то стараться «внедриться» в интересы другого, или здесь лучше держаться в стороне, соблюдая, может быть, даже немножко равнодушный нейтралитет, но при этом поддерживать в семье спокойствие?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Давайте мы такие кардинальные аксиомы примем во внимание, чтобы наши рассуждения не уплывали в заоблачную даль, куда-то за океан. Свято место пусто не бывает. Любая женушка хорошо знает, особенно с кризисом возраста, если вам 45, что муж (а в наше время это библиографическая редкость) — это ископаемое, это артефакт, великой ценностью является, предметом завистливого внимания многих не капиталистических, а отечественных «акул» женского пола. И поэтому — доверяй, но проверяй. Отпущая поводок и давая мужу освоиться в личном пространстве, конечно, она должна быть весьма мудра. И в этом смысле супругам произвольно друг от друга надолго отлучаться, пока им не 78 лет, дело весьма опасное. Враг, особенно врагиня, вражина подбирается незаметно. Поэтому, когда меня, как священника, спрашивают: «Ой, мы потеряли язык общения друг с другом. Батюшка, благословите меня, — у нас вот есть квартира, мы ее, как дойную коровушку, сдавали, и я вот решил, что хорошо мне будет переехать туда. А там как Бог даст».

Тутта Ларсен

— Пожить отдельно?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Да. Священник всегда поднимает правую бровь. Потому что, если речь идет о перманентной разлуке, как правило, это всегда имеет дурные последствия. А вот на немножко, а вот по чуть-чуть: отпустить супруга с двумя сослуживцами в пойму реки Волги половить судачка, побыть в мальчишнике — это неплохо. Отпустить его попариться в баньку с сослуживцами в проверенное место, при этом время от времени вызывать мужа по скайпу, чтобы он, как древний римлянин в простынях, попивая душистый липовый чаек, заедая медком, говорил супруге: «Я люблю тебя, родная. Безмерно скучаю. Жди меня», — в половине третьего. Вот такие передышки, конечно, и дозволены и полезны.

Тутта Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, всегда ли супругам надо быть рядом. А что делать, если твоя половина как-то очень уж неистово отстаивает свое право на свободное от тебя время? Или вот, например, путешествовать: «Я не могу с тобой отдыхать. Мне нужно отвлечься, абстрагироваться. Я съезжу один, похожу по музеям, потому что ты любишь пляжный отдых, а мне это не интересно». Может быть, и задней мысли нет, и нет никакого желания обмануть и завести какую-то интрижку на стороне, но есть желание не быть с тобой какую-то часть жизни. И это желание тоже очень и очень обидно.

Протоиерей Артемий Владимиров

— И обидно, и симптоматично, потому что супружество не есть насильственное соединение двух частиц: протона и нейтрона. Супруги неслучайно надевают друг другу колечки в знак неразрывного единства. И конечно, каждый из нас — женатых и замужних — должен так лиру своей души настраивать, чтобы интегрироваться в какой-то мере в мир своей половинки. Я часто напоминаю нашим радиослушателям о прекрасной книжице — «Дневниковые записи царицы Александры Федоровны Романовой о любви и браке». В этой небольшой брошюрке (она много раз переиздана и в церковных лавках можно ее приобрести) содержатся выношенные ее жизнью драгоценные мысли о том, как супруга должна проявлять интерес — ненавязчивый, но тот интерес к жизни мужа, к его трудам, чтобы он чувствовал поддержку, делился с ней. И таким образом диалог между мужем и женой, взаимное общение упрочивало бы любовь. К сожалению, большей частью, повторяю, современным людям совершенно не достает подобной душевной, духовной культуры. Они сидят на печке, жена смотрит на запад, он на восток — «бабка, закрой дверь», «дедка, сам закрой». И печальный итог семейной жизни — то совершенное отчуждение, какие-то «сто лет одиночества», которые испытывают муж с женою, потеряв взаимный интерес, не умея поддержать друг друга ни молитвой, ни словом, ни делом.

Тутта Ларсен

— Здесь есть и обратная сторона у этой медали. Вы заговорили об Александре Федоровне. А многие историки, особенно современные, обвиняют ее в том, что она чрезмерно проявляла интерес к делам своего мужа, пыталась быть с ним не только в семейных, но и в его служебных, если можно так выразиться, отношениях…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Обвинения есть, но они должны быть доказаны. Мы сейчас не будем далеко углубляться в эту тему, но одну интересную историческую деталь я вам напомню. Когда государь ехал в Ставку (в последний раз это было в 1917-м году), супруга, имея очень чуткое и проницательное сердце, говорила: «Ники, генералы тебя предадут. Не доверяй им. Ради Бога, прошу тебя, не доверяй им». Речь шла о предателях Алексееве, и кто там еще из этой когорты генералов, обласканных государем… Нет-нет, все-таки историческое глубокое исследование показывает, что она знала свое место, знала пределы своей компетенции. И ее записочки не затрагивают таких глубоких вопросов, но свидетельствуют о том, что нужно любовь насаждать, как сад — по семечку, по толике. При том что, конечно же, супруги, живущие душа в душу, все-таки имеют потребность и отдохнуть друг от друга. Ведь христианин всегда обращен к Создателю умом и сердцем. Мы с вами по опыту знаем, как хорошо бывает хотя бы на полчаса, уединившись, подумать о чем-то своем, хотя бы о своих грехах. Не говорю о других сторонах нашей жизни. В уединении человек раскрепощается, он подобен цветку, лепестки которого раскрываются — и он как-то успокаивается, отдыхает сердцем. На практике, у супругов с такими разными интересами всегда образуется личное пространство. «А где сейчас ваша женушка?» — спрашивает сосед, пришедший в загородный дом поделиться впечатлениями об астраханской рыбалке. — «Да наверное, на огороде ковыряется». — «А сколько она там ковыряется?» — «А вот уже третий час милая супруга пропалывает морковку, подвязывает огурцы и что-то там напевает себе: ¨Я вспомнил время золотое, и сердцу стало так тепло¨». Думаю, что чем супруги умнее, тем они должны быть деликатнее и тактичнее. А когда между ними устанавливается абсолютное доверие, как, например, у нашего человека-легенды отца Федора Конюхова и его супруги-матушки. Вот я вчера узнал, да простит меня наш звездный путешественник, что он в прошлом году, облетевший на воздушном шаре нашу маленькую голубую планету, сегодня уже не просто задумал, а готовится к уникальному кругосветному путешествию на лодчонке. Если раньше он просто пересек океан (по-моему, Тихий), то тут он прямо хочет опоясать своим путешествием земной шар — один, совсем один.

Тутта Ларсен

— Ну и как тут жене не роптать?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Она его поддерживает. И, как Пенелопа, ждет его и молится. Но я думаю, что это совершенно уникальный случай. Если бы я был супругой отца Федора, я бы сказал: «Либо со мной: ты на веслах, я на корме — либо никак». (Смеется.) Страшно просто.

Тутта Ларсен

— Я делала когда-то с ней интервью, это действительно потрясающая женщина — очень верующая, очень духовная. Но это действительно подвиг и это действительно уникальный случай. Тем не менее, действительно бывает очень трудно смириться с тем, что у твоего любимого человека есть какая-то отдельная, совершенно тебя не касающаяся жизнь, даже профессиональная. Вот мы проводим вместе только то время, что мы дома и с детьми. А потом ты уходишь на свою работу, я на свою работу, это совершенно разные два мира. Я неоднократно слышала, что люди, у которых есть возможность сделать общее дело и работать вместе, или в одной конторе, или сделать семейный бизнес, они говорят: «Нет-нет, чур меня! И дома вместе, еще и на работе вместе! Не дай Бог, мы тогда точно друг друга съедим». Мне это не очень понятно. Потому что у меня так складываются отношения в семье, что чем мы больше времени вместе проводим — будь то работа, дом, совместный спорт или что-то — тем нам легче друг с другом быть.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Я думаю, что это объясняется очень просто — чем больше амбиций, ложного чувства самодостаточности, независимости, тем больше человек воротит нос от любимого. А чем мы проще и смиреннее, чем глубже мы сознаем наше органичное единство, дарованное нам Господом, тем слаще для нас новая минутка встречи. Я вот знаю как раз положительные примеры. У меня есть семейство, где папа юрист, жена русская, они оба юристы, оба русские. Но так сроднились за уже, наверное, лет 20 совместной деятельности — я веду речь о профессиональном аспекте их жизни, — что любо-дорого смотреть. У них уже четверо детей: двое мальчиков, две девочки. И они всегда выезжают и в суд, и в пересыльно-следственную тюрьму для общения с клиентами, получившими меру пресечения, и во всякие арбитражные инстанции — всегда вместе, полная сращенность интересов, полная гармония. Я думаю, это, конечно, Божий дар.

Тутта Ларсен

— Может быть, это просто не всем подходит — все же люди разные.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Безусловно, все мы очень и очень разные. И поэтому хочу как священник вот что сказать. Может быть, мы об этом когда-то и говорили применительно к теме венчания. Когда совершается обручение жениха и невесты, батюшка от лица Церкви возносит к Всевышнему молитвы — просит, чтобы рука Господняя опустилась и соединила сердца, что и совершается в тайне венчания, и просит и дарования ангела-хранителя жениху и невесте, а затем и нововенчанным супругам. И я всегда поясняю современным людям, которые больше разбираются в биткоинах, чем в теме серафимов и херувимов, что снисходит ангел, который распростирает свои белоснежные крылья. Это художественный образ, однако, за ним стоят духовные реалии. И кончиками своих крыльев прикасается к вашим сердцам — «есть контакт». Вместе ли вы или не вместе, муж ли капитан дальнего плавания, а она Пенелопа, которая стоит у причала, но вам после венчания дана будет особая чувствительность, особая проницательность. Вы будете, если ваши мысли устремлены к Создателю, ощущать пульсацию ваших сердец. И вы знаете, супруги верят в это, и я в это верю. И поэтому, пусть мы и оказались в разных сферах деятельности — я вот выступаю на радио или даю прямой эфир на телевидении, а супруга у меня в это время объезжает сродников и привозит им рассаду помидорную или какую-то другую для подготовки к дачному сезону — но мы как-то рукой ушную раковину так чуть-чуть продолжим: «Мисюсь, где ты?» (это чеховские слова). И вы знаете, сердце сердцу весть подает. Я бы желал семейным парам, которые нас сегодня слушают, при всем разнообразии занятий, все-таки сохранять духовное единство, то духовную пуповину, о которой мы сегодня говорим.

Тутта Ларсен

— Мы продолжим беседу через минуту.

Тутта Ларсен

— Продолжаем «Семейный час» на радио «Вера». В студии Тутта Ларсен и наш гость — старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, всегда ли супруги должны быть рядом. Конечно, когда мы женимся и венчаемся, мы берем на себя ответственность друг за друга, обещаем быть вместе и в горе и в радости. И вот в горе — не всегда получается. И не только потому, что мы какие-то черствые или эгоистичные. Но очень часто — особенно это про мужчин…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Давайте о них поподробнее.

Тутта Ларсен

— Мужчинам трудно, мужчины не умеют делиться своим горем с женщинами. Вот у него проблемы на работе, или у него какой-то страх перед будущим, или какие-то сомнения, или что-то… И мы вроде рядом, вместе, в одном пространстве живем…

Протоиерей Артемий Владимиров

— А он замыкается…

Тутта Ларсен

— А он замыкается в себе и превращается в такого угрюмого, нелюдимого питекантропа, до которого достучаться невозможно. И тут тоже непонятно: мне надо туда лезть? — там может и ударить током. Или делать вид, что ничего не происходит, но зато мы рядом, зато у нас всё спокойно и тихо.

Протоиерей Артемий Владимиров

— «Улыбка это флаг корабля», «дружба начинается с улыбки». И я думаю, если милая супруга, чувствуя какие-то грозовые тучи, какую-то зону турбулентности у супруга («буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя»), — то ее приветливость, тихие искренние интонации, ее ненавязчивое внимание могут оказаться тем «золотым ключиком», который позволит этому интроверту таки выплеснуть и доверить любимой и близкой душе то, что его гнетет. А у меня есть и другие наблюдения: бывает, что мужчины ведут себя, как зануды — настолько немужественные и нехаризматичные, что не дают супруге прохода, изливают ей свои печали, жалуются и нудят. И она в конце концов, уже потеряв терпение, говорит: «Терпи, казак, а то мамой будешь!»

Тутта Ларсен

— Мне кажется, что эта тема еще и распространяется и на семейные конфликты тоже: когда мы вместе, мы рядом, но у нас разные взгляды на одни и те же вещи. У нас есть два варианта: уступить друг другу, но как-то осадочек остается; или все-таки в этот конфликт войти, и попытаться его разрешить, как-то проговорить, разобраться. И здесь тоже очень сложно не заступить на чужую территорию, не обидеть, не ранить — быть рядом, но при этом не сидеть на голове друг у друга.

Протоиерей Артемий Владимиров

— О да! Я думаю, здесь бесконечна тема, потому что бесконечны психологические типажи. И каждый из нас совершенно по-разному отзывается на какие-то вызовы современности и разные формирует для себя этическую позицию и стиль общения. Думается, что… Не будем упускать из внимания молитвы — тайные молитвы друг за друга. Бог слышит молитвы супругов, особенно когда речь идет о подлинном христианском браке. Бывает иногда, что слов не хватает, но мы, переживая за человека, молимся в отдалении от него. И может быть, не сразу, а годы спустя конфликт исчерпывается. Вспоминается в связи с этим замечательное повествование из любимой мною книги «Отец Арсений». Это том из многих частей, где собраны воспоминания духовных чад замечательного священника, прошедшего лагеря, и светившего своей любовью десяткам семей. И вот, в одной из частей этой книги содержится повествование: муж — кроткий спокойный человек, видит, что его супруга, с которой он прожил уже почти 20 лет, стала как-то молодиться, рядиться, какая-то у нее светская жизнь появилась. И он узнает о том, что она ему неверна. Обладая таким заносчивым характером, может быть, горделивым, она ни о чем не сообщает мужу, не догадываясь, что он знает. А тот — человек, привыкший поверять свои чувства, огорчения Богу, не произнося лишних слов, (а иногда ревность доводит даже до безумия), он Создателю изливает свое горе, и терпеливо ждет и молится, вверяя расфранченную бабенку (простите за такой резкий оборот речи), со всеми потрохами вверяя ее милости Божией. Проходит 8-10 лет — и отрезвление пришло. Отчужденная от мужа женщина сознает свою вину перед семьей, кается, и они вновь обретают вожделенное единство.

Тутта Ларсен

— Пыталась сейчас найти, нагуглить, кому принадлежит фраза «моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого» — не нашла единого ответа на этот вопрос. Но тем не менее этот девиз тоже довольно часто используется в современных семьях. Насколько это совместимо с христианским образом жизни?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Когда супруги помешаны на сладком слове «свобода» — эгалите, фратерните, свобода, равенство и братство — они превращаются в каких-то двух рыцарей, скрещивающих копья, и жизнь действительно может стать первым кругом ада. Но если вспомнить, что свобода иными трактуется как свой собственный обод: я держу себя в определенных границах и не позволяю делать всё, что мне хотелось бы («молчи, скрывайся и таи свои заветные мечты»). И напротив, служа человеку, уступая ему, давая ему место в своей жизни, иной обретает ту непоколебимость духа, то благодушие, ту внутреннюю свободу, которым не грозит никакая деспотичность извне, посягающая на внутренний мир. Конечно, разговор мы затеяли очень и очень непростой. И хочется вернуться к слову апостола Павла в Послании к Коринфянам. В седьмой главе Первого послания к Коринфянам апостол Павел дает очень пространные наставления супругам. Интересно, что они касаются даже интимной стороны супружества. Надолго друг от друга не разлучайтесь. Но если есть такая потребность, затем опять будьте вместе. Мужья, оказывайте всякое снисхождение вашим женам, ибо они суть немощный сосуд. Очень часто мы, священники, духовники, узнаем, что супруги начинают страдать и болеть душой, когда видят, в муже еще нет или уже нет той семейственности, того притяжения к семейному очагу, которые они, мужья, на уровне жениховства демонстрировали еще совсем недавно. Скажем, супруга в «интересном положении», она находится, как говорили в старину, в состоянии приятного ожидания. У нее токсикоз, она не может себе позволить выйти на улицу. А муженек еще такой бодрячок, молодой, летает по чужим садам, по корпоративам да рыбалкам, о которых мы упомянули. И супруга тяжко страдает, потому что чувствует, что она как будто уже не так интересна мужу. Она не слышит от него ласковых слов. И такие разлуки, конечно, больно бьют по семейному единству.

Тутта Ларсен

— Вы упомянули о детях. Ведь дети в семье это еще один такой «отягчающий» фактор, «отягчающее» обстоятельство, с которым сложно быть всегда рядом. Когда появляются дети, они настолько заполняют собой жизнь родителей — мы часто видим, что либо мама уходит глубоко в жизнь ребенка и забывает о папе, либо папе невыносим этот постоянный ор, подгузники и растрепанная жена. И он старается подольше задержаться на работе.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Я прямо внутренне ежусь, потому что в огород летят камни, достаточно точно выпущенные. Действительно, увы и ах — нам, мужьям, кое-кому из наших радиослушателей, а может быть, и ведущим, действительно не всегда хватает этой мотивации. Мы предпочитаем бежать с поля боя, зная, что ребенка не усадить за уроки — пусть уж супруга с ним повоюет. А я приду уже под вечер с мороженым и завоюю расположение своего «вождя краснокожих».

Тутта Ларсен

— Мне кажется, здесь должен же быть какой-то рецепт для супругов, чтобы не потерять друг дружку, чтобы оставаться рядом и в этой ситуации тоже — когда жизнь очень сильно делится на жизнь до рождения ребенка и после. До детей мы были вместе, и нам вместе было хорошо. А с рождением ребенка мы уже совсем не вдвоем. И как бы остаться вместе?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Вы упомянули как раз очень важную проблему: когда молодая мама, может быть, у нее первый ребеночек, она настолько погружается в свое материнство, что супруг как бы уходит на второй план. С одной стороны, это естественно: попробуй четыре раза ночью встань, чтобы покормить своего беби. Но с другой стороны, мужья, особенно современные, которые так плохо знают жизнь, которые провели свои 22 года в компьютерном зазеркалье, и вдруг столкнулись с совершенно неведомыми для них тайнами семейной жизни и семейного быта. И в этом смысле, мама, ушедшая с головой в свое дитя, она может не заметить, как в супруге начинает накапливаться недовольство, негатив, огорчение, обида. А современные молодые люди быстры на всякие «ходы конем». И поэтому, безусловно, один из секретов семенной жизни (так учит Александра Федоровна, а она была идеальной матерью) — всегда быть заинтересованной в супруге, всегда ожидать его трепетно, при полном параде, всегда встречать его улыбкой и любимым блюдом. Мужья те же дети: их надо «прикармливать», их надо обласкивать, их нужно вдохновлять. Так, чтобы он никогда не повторял глупой фразы Маяковского: «Любовная лодка разбилась о быт».

Тутта Ларсен

— Еще тут есть такой нюанс — иногда, при всей огромной любви к детям, хочется от них отдохнуть (да простят меня слушатели и вы, дорогой батюшка, за такое грубое словосочетание).

Протоиерей Артемий Владимиров

— Я хотел вам как раз это сочетание напомнить. Мы сейчас с вами поговорим о вполне правильной и нравственной постановке этого вопроса. Да, бывает такое.

Тутта Ларсен

— Многие родители хотели бы, для того, чтобы быть всегда друг с другом рядом, воспользоваться и такой «опцией» — отправить детей к бабушкам, или пусть они посидят несколько лишних часов с няней, в то время как мы будем рядом, будем вместе чем-то заниматься. Может быть, даже продуктами закупаться, но только вместе. А тут ведь мучает вина или общественное мнение, которое говорит: ты плохая мать, ты бросила детей, оставила их на уикенд бабушке…

Протоиерей Артемий Владимиров

— У меня есть один знакомый батюшка, он очень трепетно искал свою спутницу жизни. И никак ему это не удавалось, пока он еще был семинаристом. Наконец, Бог ему послал супругу. Ей уже было не 19, и ему не 21. Судьбы их соединились по благословению печорского, почившего батюшки-старца. Родилось у них четыре богатыря, один за другим. Не мне вам рассказывать, сколько усилий уходит у мамы на то, чтобы эти «броуновские частицы» как-то держать в «лейденской банке», — сколько сил, нервов, пота, крови, ментальных усилий. И вот, батюшка иногда откровенничает со мной (я надеюсь, что он не слышит нашей передачи). Он говорит: «Отец Артемий, так быстро пронеслось время! Я все время служу, матушка при детях. У нас сейчас такое ощущение возникает, — а мы уже немолодые люди, нам не по 20 лет, — что мы как-то не насытились общением друг с другом. Речь идет просто о том, чтобы побыть в тишине, посмотреть друг другу в глаза, помолчать, взявшись за руки. Матушка, бедная, детей развозит на секции спортивные. (Очень милая матушка, очень благочестивая, очень умная, очень верная, очень теплая.) Но нам кажется, что нам чего-то недостает». И конечно, в таких случаях — вы знаете, я с бочка-то наблюдаю за семьей — на время сбагрить (еще более грубое слово я употребил, чем вы) двум бабушкам «милых котят» и на два денька куда-то им выехать. Они, по-моему, даже вырвались в «сказки Венского леса» — побродить по Зальцбургу, послушать «Сказки Венского леса»… Вот так чуть-чуть отдохнуть от детей, конечно, с мыслями о них, с эсэмэсками к ним, с разговорами к ним. Как они там? Бабушек не засунули еще под лавку куда-то? Это замечательно. Лишь бы всё свершалось по любви, и по чувству необходимости восполнить дефицит общения и вспомнить «как молоды мы были, как искренно любили».

Тутта Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». В студии Тутта Ларсен. Наш гость — протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, всегда ли супруги должны быть рядом, и какого качества должно быть это «рядом». Вы рассказали историю о своем знакомом священнике. И здесь какая-то очень чудесная и волшебная у них потребность друг в друге: он говорит о том, что быстро пролетело время, а они еще не надержались за руки, не надышались друг другом. А я знаю другую ситуацию. Знаете, такое одиночество вместе: когда люди прожили вместе 8,10, 20 лет, и ничего друг про друга не узнали. И потом, когда этот брак разваливается, трещит по швам, то вылезают такие скелеты из шкафов! И обнаруживаются такие качества у человека, с которым ты прожил вместе 20 лет! И ты понимаешь, что ты был рядом, но с кем-то другим. И ты думаешь, что, наверное, ты сам в этом виноват, раз ты его не разглядел. Но ты же его любил, ты в нем видел прекрасного человека, какие-то на него возлагал надежды. А он оказался совсем не тем. Как это получается?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Да, сложна жизнь, и вопросы ваши непросты. Думаю, что здесь нужно вот о чем сказать. Иной раз мы создаем уют, комфорт для нашей половины, но получается, что мы прислуживаемся, а не служим: подлаживаемся под чужие капризы и страсти, а не подлинные потребности. Ведь как из ребенка можно вырастить эгоиста, так и мужа можно превратить в такого богдыхана, такого пупа земли, который привык в супруге видеть лишь комфортный антураж.

Тутта Ларсен

— Обслуживающий персонал.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Обслуживающий персонал. И он, милый, может быть, и позволяет себе что-то там, где его только Боженька видит, но возвращается домой потому, что никто ему не стирает и не гладит так искусно рубашки, как она, «подруга дней его суровых». И в этом смысле, конечно, если муж и жена христиане, они хорошо должны различать человекоугодие от служения. Служить человеку — значит не делать только то, что тому приятно, но помогать его душе раскрыться перед Богом. И конечно, там, где есть взаимная жертвенность, там супружеский союз будет очень прочным и разлука ему не помешает. Там, где сталкиваются непробиваемое самолюбие (на мой взгляд, в нем еще и недостаток ума всегда присутствует), где муж и жена такие неисправимые эгоисты, там, после короткого цветения весеннего сада, облетает этот белый яблоневый цвет. И вдруг вылезают во всей неприглядности те родовые, семейные, благоприобретенные еще в отрочестве и юности, недостатки. И как бывает печален такой итог.

Тутта Ларсен

— Невозможно, поскольку мы на светлом радио, и вы протоиерей, не коснуться темы веры и религии, в которой тоже очень часто людям трудно оставаться рядом и быть вместе душа в душу. Даже если они оба ходят в храм и вместе участвуют в Литургии, исповедуются и причащаются, но они и в храм несут какие-то свои разности и конфликты. Иногда батюшка становится между ними каким-то…

Протоиерей Артемий Владимиров

— Громоотводом.

Тутта Ларсен

— Даже не громоотводом. Хорошо, если громоотводом. А то — буфером, которому жена на мужа жалуется, а муж на жену.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Да, в этом смысле батюшка — это такая кожаная груша. Иногда так и говоришь: «Милые мои супруги, пинайте меня. Руками, ногами, хотите, кусайте меня, если это приносит вам успокоение и удовлетворение. Только возвратитесь сегодня домой под ручку. Оставьте ваши претензии и взаимные споры здесь, у Креста». Я готов быть «батюшкой для битья». Но иногда с такими встречаешься болванами, прости, Господи, что и это ваше предложение их не удовлетворяет — и, избив батюшку морально до полусмерти, они продолжают собачиться и вне храма.

Тутта Ларсен

— А как быть, если один в паре ходит в храм, а второй к этому как минимум равнодушен, а как максимум, может быть, даже и сопротивляется этому.

Протоиерей Артемий Владимиров

— Мы часто с вами возвращаемся к этому вопросу разномыслия, и не только какого-то практического характера, но и духовного. И всякий раз, пытаясь разобраться в этих сложнейших перипетиях и конфликтах, я вспоминаю слова отца Алексия (Мечёва), замечательного пастыря-утешителя 20-х годов 20-го века в Москве. «Будьте солнышком», — говорил он такие простые, но глубоко таинственные слова в ответ на конкретный вопрос: «А что делать в этой ситуации? А как реагировать на эту вспышку злобы? А муж меня (тогда еще не говорили «достал») доводит до белого каления, загнал меня за Можай, туда, куда Макар телят не гонял». — «Будьте солнышком». Старайтесь согревать вашу беспокойную половину тайным сочувствием. Ведите себя, как врач в отношении не слишком спокойного, а то и откровенно буйного пациента. Все-таки мы не уйдем с вами от понимания и осознания, что супружество — это подвиг, это крестоношение. И как говорил прекрасно преподобный Иоанн Лествичник в 6-м веке, спасаются те супруги, которые, соединив руки золотыми наручниками, целуют свои кандалы. То есть они благодушно, не скрипя, не ропща, они благодушно, так сказать, трутся друг об друга, и мало-помалу стираются острые грани. И наконец они обретают в полноте ту гармонию и единство, которое изначально их соединило и привело друг к другу. И то, что называлось влюбленностью, вырастает в мудрую, зрелую, глубокую, очищенную скорбями и трудами по служению друг другу, любовь.

Тутта Ларсен

— Возвращаясь к самому началу нашей с вами беседы, и к советам психологов иметь личное пространство и периодически отдыхать друг от друга, если накопились какое-то раздражение и конфликты, я прихожу к выводу, что это не наш путь. Да?

Протоиерей Артемий Владимиров

— А вот давайте вспомним быт русских царей. Есть замечательный труд академика 19-го века Забелина — «Домашний быт русских царей». Вспомним, что как в Кремлевском дворце, так и в деревянном дворце Ивана Грозного, сейчас возрожденном в Коломенском… Это очень интересная мысль меня озарила, да под занавес нашей передачи! Была женская половина и мужская половина. Деток иногда рождалось у наших царей о-го-го сколько! Значит, на нейтральной территории они встречались. Но при этом расходились на свои половины. Царица была окружена всякими мамками, няньками. У царя какой-то там постельничий, ключарь, псарь, духовник утром приходил исповедовать царя-батюшку. Меня вот сейчас эта мысль даже удивила, как был устроен быт и дворец помазанников Божьих, князей и царей — они явно отдыхали друг от друга. Конечно, занимаясь и государственными делами, и воспитанием наследников. Но перенасыщенности общением там не заметно.

Тутта Ларсен

— Ой, прямо так и хочется сказать: «Пойду я в свою царственную двушку в сталинском доме». (Смеются.)

Протоиерей Артемий Владимиров

— В сталинском? Вам можно позавидовать.

Тутта Ларсен

— В общем, раз прилепился, взял на себя ответственность и решился стать одной плотью — не ропщи, да?

Протоиерей Артемий Владимиров

— Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Прежде семь раз отмерь, один раз отрежь. Назвался груздем, полезай в кузов. Могу только сказать, что если супруги донесут до гроба венчальную свечу горящей, возженной, источающей тепло, то будут увенчаны, как мученики, Христос им откроет двери Царства Небесного. И там они обретут возможность как гулять вместе по райской дорожке, так и уединяться в этих кущах Эдема сладостей, и всё у них там будет замечательно без конца.

Тутта Ларсен

— В общем, будьте рядом, дорогие радиослушатели.

Протоиерей Артемий Владимиров

— А если устали друг от друга, то чуть-чуть, на малое время разделившись, не забудьте послать друг другу СМС-сообщение: «У тебя всё хорошо? Я бегу».

Тутта Ларсен

— Спасибо огромное! Протоиерей Артемий Владимиров был сегодня в «Семейном часе». Меня зовут Тутта Ларсен. Всего доброго!

Протоиерей Артемий Владимиров

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Семейный час
Семейный час
Программа «Семейный час» - это часовая беседа в студии с участием священника. В этой программе поднимаются духовные и нравственные темы, связанные с семейной жизнью, воспитанием детей и отношениями между поколениями. Программу ведут теле- и радиоведущие Александр Ананьев и Алла Митрофанова
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.

Также рекомендуем