Москва - 100,9 FM

«Роль приходской активности в поддержке нуждающихся». Протоиерей Алексей Уминский

* Поделиться

Наш собеседник — настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах протоиерей Алексей Уминский.

Мы говорили о том, как приходские мероприятия объединяют прихожан и помогают нуждающимся. Разговор шел о Рождественской ярмарке и об аукционе с интересными лотами, которые проводятся с целью сбора средств на содержание приюта для бездомных и на другие благотворительные проекты. Отец Алексей объяснил, почему так важно не забывать помогать тем, кто нуждается в нашей поддержке.

Ведущий: Александр Ананьев


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья. Совсем немного остается до того, как пробьют куранты и начнется новый 2021 год. Очень хочется верить, что этот год будет лучше, чем год 2020 и, с Божией помощью, мы не будем каждый раз удивляться все новым и новым каким-то пугающим нас новостям, ограничениям и сложностям. Однако грех жаловаться — на исходе 2020 года я лично получил самый настоящий подарок. Со священником, которого я сейчас представлю в эфире радио «Вера», я имею счастье быть знакомым лично, я слежу за его активной деятельностью, за его высказываниями, размышлениями, но пока, вот за те два с половиной года как я веду программу «Вопросы неофита», еще ни разу протоиерей Алексей Уминский не отвечал на мои вопросы неофита. И вот в последней программе уходящего 2020 года я с радостью имею возможность сказать: в эфире я приветствую настоятеля московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиерея Алексея Уминского — буквально аплодисменты. Здравствуйте, отец Алексей. Огромная радость приветствовать вас в эфире.

Протоиерей Алексей

— Здравствуйте, Александр, тоже очень рад хотя бы так, на расстоянии, с вами снова поздороваться и как-то так сердечно поприветствовать вас и наших слушателей.

А. Ананьев

— Мы называем это не расстоянием, отец Алексей, мы называем это социальной дистанцией, сейчас принято это так называть.

Протоиерей Алексей

— Ну пускай будет так, хотя мне слово «расстояние» нравится больше.

А. Ананьев

— Оно всем нравится больше, дорогой отец Алексей. Вот я начал разговор с сетования по поводу уходящего 2020 года. А если бы я попросил вас буквально в трех словах вот подвести итоги вашего этого года, какой была бы ваша оценка вот этому нашему периоду жизни?

Протоиерей Алексей

— Ну вы знаете, я думаю, что это было бы емким словом «урок». Урок. Потому что как-то есть все-таки Священное Писание, которое нам все-таки в какой-то степени дает возможность понять, что происходит с нами. Когда вот я читаю Екклесиаста, и там написано, что есть время обнимать, а есть время уклоняться от объятий, — вдруг это неожиданно, вот в течение этого года вдруг это становится по-другому понимаемо. Вдруг это совершенно ощутимо п представляемо: время уклоняться от объятий. Только надо понять, что это значит для нас. Ведь не только это такая досада от того, что мы так далеко друг от друга, что мы находимся, как вы говорите, на дистанции, что мы не можем обняться, что мы не можем по-настоящему друг друга прижать как бы по-братски, как это всегда было в храме, когда вы приходили на Божественную литургию, что мы лишены возможности, скажем, очень многих общинных дел, которые всегда нас сопровождали. Но, с другой стороны, это время тоже терпения, это время преодоления, это время понимания, это время в том числе тишины, это время определенного одиночества, в которое человек должен уметь собраться и рассмотреть себя: кто я, почему у меня так сегодня складываются мои отношения с ближними и с Богом? Что для меня значит молитва в это время, что для меня значит посещение храма и причащение Святых Христовых Таин именно в это время? Каким образом я живу вот в других условиях — поменялось ведь очень многое, остался ли я духовно прежним, остался ли я тем, кем должен быть или все это с меня сошло, как такая поверхностная оболочка? Поэтому я думаю, этот год — это время для каждого из нас вот такой урок.

А. Ананьев

— Мне не могу не спросить вас: а в первоисточнике, в Екклесиасте «время обнимать и время уклоняться от объятий» — а там что имелось в виду? Я ж понимаю, что это не имелась в виде пандемия коронавируса.

Протоиерей Алексей

— Ну понятно. Ну я думаю, что это просто рассуждение о том, что у человека есть разные способы жизни, что невозможно все время пребывать в какой-то беспечности и радости, что невозможно все время жить в каком-то постоянном, в том числе духовном комфорте, что существуют такие времена, которые надо уметь переживать, в которые надо быть, ну как сказать, человеком по-настоящему глубоко. Не только когда тебе это удобно и нравится, а именно тогда, когда тебе это неудобно и не нравится.

А. Ананьев

— И вот что самое удивительное, я очень хорошо знаю замечательный московский храм Живоночальной Троицы в Хохлах. Хохловка — это вообще любимое место у меня, там вот есть чудесное вот это пространство творчества на Хохловке, где я много занимался, много времени провел, и ваш храм. И каждый раз, когда я оказываюсь там, я понимаю, что вот уж где люди постоянно пребывают в какой-то радости творчества и в радости какой-то духовной, активной деятельной жизни, то это там. Приходская активность как средство объединения прихожан и помощи нуждающимся — вот такой я определил тему сегодняшнего разговора. И в продолжение темы уходящего 2020 года, как повлиял этот год на вот эту вашу активную деятельность, отец Алексей, которой вы уделяете особое внимание? Она стала другой.

Протоиерей Алексей

— Да, она стала другой. Дело в том, что действительно повлиял, потому что у нас очень многие наши дела вдруг перестали совершаться — это правда. Мы все время ждали, что вот пройдет этот период, вот лето нам давало такую надежду, что он закончится, и с сентября, с октября, может быть, мы снова вернемся к тем традиционным формам нашей благотворительной деятельности, и приходской в том числе деятельности, к которой мы так привыкли и которая так радовала нас и объединяла — как раз вот это «время объятий» было, настоящее время объятий. И вдруг этого не произошло, и вдруг наоборот все стало гораздо более серьезным и более, как бы сказать, дистанционным. Мы стали заниматься воскресной школой, наша воскресная школа перешла на дистанционное обучение. Наши священники собирают детей, к сожалению, теперь у экранов компьютеров. Я провожу свои библейские занятия в нашем молодежном библейском кружке тоже через Зум. И вдруг оказалось, что это невозможно дальше так просто упустить и к этому привыкнуть нельзя, потому что всегда вот в эти Рождественские дни, во время Рождественского поста у нас проходила традиционная наша Троицкая рождественская ярмарка, на которой мы собирали средства для помощи бездомным прежде всего. И всегда в эту ярмарку включались другие наши акции, к этой ярмарке присоединялись и другие, скажем, благотворительные фонды, в том числе мы собирали средства и для «Дома с маяком», детского хосписа, и для других фондов, которые занимаются помощью больным или людям с какими-то проблемами, скажем так. В том числе однажды такую ярмарку сделали для ментальных инвалидов, которые принесли на эту ярмарку изделия, которые они делают своими руками — это керамика потрясающей красоты, которую мы продавали и на аукционе, и на ярмарке для этих людей, чтобы их социально поддержать.

А. Ананьев

— Я очень хорошо помню, знаю и люблю эту керамику. Вот как раз пару лет назад Алла Сергеевна Митрофанова, супруга моя, с этой ярмарки абсолютно счастливая привезла вот эту керамику: «Ты посмотри, какая красота!» — она очень вам благодарна.

Протоиерей Алексей

— Вот в этом году я встал перед этой дилеммой: что делать? Тем более что прихожане, они готовы все продолжать, все меня спрашивают: что, у нас не будет ярмарки в этом году, батюшка? Что мы так проведем вот этот Рождественский пост и ничего не сделаем для других? И я понял, что мы не можем так провести этот Рождественский пост и прийти к Рождеству с пустыми руками и не сделать эту ярмарку. И мы ее сейчас проводим. Но проводим так, для нас, конечно, в совершенно новом формате, совершенно по-новому. И вот в чем дело, дело в том, что вот этот приют, которому мы помогаем уже в течение многих лет, «Теплый прием» в Химках — это приют для бездомных, который действует уже несколько лет. Этот приют «Теплый прием», в нем находится постоянно около 70 бездомных. И в этом «Теплом приеме» оказывают им всевозможную помощь, начиная, конечно, от медицинской помощи и кончая тем, что этих людей социализируют, выправляют им документы, устраивают их на работу и покупают им билеты, для того чтобы их отправить домой. Они там пребывают в течение трех месяцев постоянно, и после трех месяцев они должны социализироваться и уже получить либо работу, либо возможность вернуться к своим родственникам. И в течение трех лет этот приют существует. И, как сказать, слово «эффект» здесь не очень подходящее, но результат вот просто потрясает: огромное количество людей возвращается к жизни по-настоящему, встают на ноги, перестают, не возвращаются больше вот на улицу, в это ужасное состояние бездомного.

А. Ананьев

— Да. И вот за этими фактами скрывается — простите, дорогой отец Алексей, я вас перебью, — но просто я выписал даже вот эти вот истории, которые вы приводите у себя в интернете. Молодой человек Максим — прожил на улице три дня и погиб бы от холода. Валерий — после тяжелейшей операции на ноге погиб бы от боли и отсутствия ухода на улице. Вячеслав — жил на улице пять лет, его здоровье было сильно подорвано. Михаил — честно признался, что виной его бездомности стал алкоголь и он бы очень снова хотел быть трезвым. И все эти люди и еще сотни бездомных могли бы не только забыть о возможности вернуться в общество, но и просто погибнуть. А сегодня они — и Михаил, и Валерий, Вячеслав — они обычные мужчины, с которыми мы ездим в метро, ходим на работу и гуляем в парках. Вот за этим фактом совершенно живые истории. Может быть, есть какая-то история, которую вы можете привести, которая вас потрясла больше всего?

Протоиерей Алексей

— Вы знаете, самая история, которая потрясла меня больше всего, она случилась в нашем храме. Это было два года, в позапрошлом году, когда приют «Теплый прием» устроил в нашем храме Рождественское представление. И это было что-то совершенно потрясающее. Потому что приехали эти люди, которые в течение поста репетировали «Рождественскую сказку». Это вот это я сейчас говорю, а у меня слезы на глаза наворачиваются, потому что я вспоминаю, как там оказался в приюте бывший театральный режиссер, который стал бездомным — он инвалид, безногий, на коляске. И вот этот театральный режиссер собрал из этих бездомных театральную труппу, среди которых оказалась Мария с Младенцем, волхвы, причем один волхв был африканцем — представляете себе? — чернокожим таким, замечательным. Там были воины, там был Ирод, там были пастухи, там были ангелы — эти бомжи... Ой, не хочется говорить это слово «бомжи», потому что я перестал его употреблять я говорю «бездомные», потому что это слово звучит сейчас обидно. Но мы привыкли, к сожалению, что вот эти люди, они не могут быть другими, что вот это вот как печать, которая на них стоит и все, с ними уже ничего не может случиться, они уже потерянные для общества люди, это и не люди уже совсем. И вдруг они в храме играют «Рождественскую сказку». И видно, что эти люди, они выросли просто по-настоящему, вернулись — не просто вернулись к себе, вернулись в прежних себя, но они выросли над собой. Вот это меня совершенно тогда потрясло. Я увидел, как это может быть, как это преображает человека, как вот это добро, которое мы несем, которое мы можем принести, как оно свои приносит плоды потрясающие. Вот это — да, до сих пор я об этом помню и никогда не забуду, конечно.

А. Ананьев

— Это не театр, это жизнь. Основано на реальных событиях. В буквальном и в переносном смысле.

Протоиерей Алексей

— Совершенно верно.

А. Ананьев

— У меня вот какой вопрос. Вот есть храм, где происходит самое важное, наверное, в жизни человека, самое интимное, самое закрытое — общение человека и Бога. И мне, как неофиту, это, ну насколько это вообще может быть понятно, мне это понятно. И здесь же, в храме происходит спектакль, выставка, аукцион — какая-то такая активность, которая не имеет, казалось бы, никакого отношения к моему личному общению с Богом. И я прихожу, чтобы заглянуть в себя, чтобы развернуть себя, чтобы очистить себя. У меня, как у неофита, вопрос, может быть, наверное, самый сложный за всю нашу сегодняшнюю программу, отец Алексей. Почему вот эта активность — вот эти театры, вот эти выставки, вот эти картины на деревьях, которые я очень хорошо помню в вашем храме — почему это важно?

Протоиерей Алексей

— Ну это важно, потому что мы никогда не должны забывать о том, что мы люди, что в нас бьется сердце и течет теплая кровь, такая же как у всех, одинаковая — и у тех, кто находится в теплом доме у себя и окружен своими близкими и родными, и те, кто находится на улице и замерзают, и те кто находятся в «Теплом приеме», как в доме для бездомных, — что мы все прежде всего люди, которые должны делиться собой, которые должны уметь отдавать себя. А примером для нас является Господь, Который Себя раздает, Который приносит Себя нам, раздает Себя всем, Он раздает Себя в Евхаристии. И вот это вот продолжение Евхаристии, которое является такой литургией после литургии — это когда мы тоже готовы себя раздать кому-то, готовы себя щедро с кем-то разделить. Поэтому это очень важно для нас. И то, что происходит в пространстве храма как литургия и после литургии такие вот наши рождественские представления, которые имеют в том числе, знаете, такое традиционное продолжение. Потому что мы же помним вот это Пещное действо, Рождественское действо, которые разыгрывались в том числе в храмах перед Рождеством. И то что пространство вокруг храма, приходская площадка становится продолжением самого храма в ярмарке, и в выставках, и в рождественских концертах, и в веселом дурачестве — потому что мы обычно лепим большую снежную бабу в этот день, дети наши все принимают в этом участие, у нас проходит там какое-то угощение. Сейчас это невозможно по многим причинам, мы знаем. Но я хочу еще раз сказать, что ярмарка-то продолжается, ярмарка уже началась. И она проходит в несколько этапов. И, Саша, если можно, я как раз об этой ярмарке несколько слов скажу, потому что, может быть наши радиослушатели присоединятся к ней, к этой ярмарке. Потому что есть такая возможность вплоть не только до Рождества, но еще и на Святках принять в ней участие.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио. Сегодня на них отвечает настоятель московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиерей Алексей Уминский. В новом формате проходят сегодня вот эта Рождественская традиционная ярмарка. Сколько лет она уже проходит в храме, отец Алексей?

Протоиерей Алексей

— Ох, я сейчас уже не скажу, но, наверное, десять лет — это точно.

А. Ананьев

— И в таком формате, в котором она проходит в этом году — это впервые. Итак, что происходит?

Протоиерей Алексей

— Последний раз в таком формате. Хотя загадывать не будем.

А. Ананьев

— Ну, конечно, загадывать не будем. Потому что очень много людей, и не только ведь из Москвы, но и из других городов России хотели бы стать частью вот вашего прихода. Но если в прошлом году им надо было для этого приехать в один из красивейших районов Москвы, то теперь им достаточно присоединиться к вам в интернете, и они уже становятся частью этого действа.

Протоиерей Алексей

— Совершенно верно. И мы приглашаем всех принять участие в нашей Рождественской ярмарке. Уже прошло два этапа, сейчас проходит третий этап. А два этапа — это мы собрали традиционно количество большое в этом году, необыкновенно большое количество теплых вещей для бездомных. Как ни странно, именно в этом году людей, которые пришли и принесли теплые вещи для бездомных, оказалось гораздо больше, чем в прошлые годы. В этом году мы стали собирать и продукты питания для «Теплого приема», для этого приюта для бездомных. Дом для бездомных — как звучит прекрасно. Вот в чем все дело, дело в том, что тот благотворитель, который в течение последних лет содержал, буквально один содержал этот «Теплый прием», попал в затруднительное положение — и всё: они лишились своего спонсора. И этот «Теплый прием» под угрозой закрытия, у них средств, оказывается, только до конца января. Бюджет этого «Теплого приюта» — миллион восемьсот тысяч рублей ежемесячно. Это не очень большая сумма, если предположить, что там находится около ста человек бездомных (плюс сотрудники), которых надо кормить, которых надо одевать, дом надо отапливать, сотрудникам надо выдавать зарплату. Ну вот средств очень и очень мало, как оказалось. И мы решили как можно быстрее принять участие в помощи «Теплому приему». И мы собрали вторым этапом огромное количество продуктов. Руководитель «Теплого приема», Илья Кусков, он сказал, что мы собрали продуктов на три месяца. Представляете себе? Три месяца бездомные в этом доме могут питаться теми продуктами, которые собрали не только наши прихожане, но все те, кто приняли участие в этом, уже в начале Рождественской ярмарки. Вы вспомнили про наши прекрасные Рождественские концерты — вы знаете, сейчас продолжаются Рождественские концерты. Но наши выступления, они проходят на другой площадке. И я всех приглашаю присоединиться к нашей странице на Фейсбуке — храм Живоначальной Троицы в Хохлах. На этой странице, как раз через нее можно принять участие в нашей благотворительной ярмарке — там можно перейти по ссылке на страничку самой ярмарки под названием «Троицкий аукцион». Так вот сейчас каждый день мы выкладываем выступления наших прекрасных поэтов, которые начали наш Рождественский концерт. Уже выступили такие поэты как Михаил Кукин, Игорь Федоров, Константин Гадаев, Юрий Гуголев. И мы продолжаем выступления поэтов и музыкантов, и певцов, и групп хоровых, которые будут продолжать наши Рождественский концерт. И мы ждем, что после каждого выступления в качестве аплодисментов нашим выступающим кто-то переведет ну самую минимальную сумму на содержание дома для бездомных. Там есть все реквизиты, которыми можно пользоваться для очень простого пожертвования. Даже самая маленькая сумма будет всегда принята с благодарностью, потому что мы надеемся, что вот в этом Рождественском концерте примет участие максимальное количество людей, как вы правильно сказали, даже те, кто не может к нам прийти, потому что живут в других городах и, может быть, даже в других странах. И в продолжение этого Рождественского концерта мы открываем наш традиционный аукцион, который тоже пройдет в режиме онлайн на особенной площадке — это площадка такой известной Московской арт-галереи «Веллум». На этой арт-площадке, тоже на Фейсбуке, есть ссылка на платформу, на которой будут разыгрываться лоты. Причем лоты удивительные: уже сейчас среди этих лотов есть рисунок Анатолия Зверева, например, есть прялка вологодская XVIII века, есть икона святителя Николая прекрасная, XVII века. И очень много прекрасных, замечательных лотов, которые можно разыграть, и через которые мы надеемся собрать достаточную сумму, которая могла бы помочь вот этот зимний период хотя бы пережить «Теплому приему» — тот самый страшный, самый тяжелый период, в который погибает от холода, от отсутствия тепла, от отсутствия крыши над головой огромное количество бездомных людей. Мы всех приглашаем к этому. И я надеюсь, что это будет так же, ну может быть, не так же, но тоже весело, и тоже радостно, и тоже очень трогательно.

А. Ананьев

— Я видел эту икону, вы показывали ее в одном из своих роликов — икону XVII века Николая Чудотворца — это чудо просто какое-то...

Протоиерей Алексей

— На самом деле да. Потому что когда люди приносят эти вещи, понятно, что они расстаются с очень дорогими для них предметами. Когда они отдают на аукционы эти лоты, они уже что-то такое от сердца отрывают, что называется. Это уже удивительный поступок, потому что люди отдают очень дорогие вещи, которые дороги именно для них. Именно потому, что вот этот поступок — поступок любви, поступок жертвы, он обязательно принесет свой плод, о котором Христос говорит, что он будет и в тридцать, и в шестьдесят, и в сто раз, конечно же.

А. Ананьев

— А каким образом можно узнать, ну вот как на любом аукционе есть такая брошюра, где написано, какие лоты будут представлены на аукционе. Вот каким образом и где можно узнать о лотах вашего аукциона? И я так понимаю, что это не в один конкретный день будет проходить аукцион, а он растянут по времени на какое-то продолжительное?

Протоиерей Алексей

— Он растянут по времени, он открывается в понедельник — 28 декабря — первый этап нашего аукциона. И вот есть, я еще раз: на нашей страничке храма Троицы в Хохлах и на нашем сайте Троицы в Хохлах будет размещена ссылка обязательным образом на эту платформу, на этот аукцион. По этой ссылке можно будет зайти, увидеть эти лоты все, увидеть их примерную цену и сделать свою небольшую ставку. В течение какого-то времени она потом будет обработана, и выигравший сможет забрать свой лот, свой выигрыш в течение ближайшего времени или мы перешлем этот выигрыш по почте. Вот обязательным образом, специально упакуем и, если этот человек не находится в Москве, находится в другом регионе, мы обязательным образом вышлем этот выигрыш, это лот специально на почту человеку, который его приобрел.

А. Ананьев

— И я так понимаю, ставки нужно будет делать, что называется, вслепую, не зная, какие вот эти вот ставки на аукционе делают остальные участники.

Протоиерей Алексей

— Почему же, все будет видно.

А. Ананьев

— А, все будет видно?

Протоиерей Алексей

— Конечно, все будет видно, как аукционный шаг может подниматься, как аукционный шаг может замереть в какое-то время, мы даем время на продуманный шаг. Если выше этого шага ничего не поднимается в течение какого-то определенного времени, лот считается уже приобретенным.

А. Ананьев

— Ну понятно, что конечная цель всего того, что вы проводите, это не купить мне, Александру, подешевле что-нибудь действительно ценное. Конечная цель — это помочь тем, что действительно нуждается.

Протоиерей Алексей

— Александр, это так, но это еще и в том числе мы же понимаем, что участники нашего аукциона люди совсем небогатые. И поэтому, скажем, приобрести какой-то прекрасный лот, но при этом все-таки не за какую-то космическую цену, а за вполне приемлемую — это еще и радость для человека, который может сделать через этот лот кому-то рождественский подарок. Потому что вот эти приобретенные лоты, они имеют как бы двойное значение: с одной стороны, ты помогаешь бездомному, а с другой стороны, ты еще можешь этот лот сделать прекрасным рождественским подарком для своих ближних.

А. Ананьев

— Вот это очень важно: не для себя, но тоже сделать подарок рождественский. Даже в голову это не пришло, а это ведь, правда, здорово и красиво. Мы прервемся ровно на минуту — у нас полезная информация на светлом радио. Через минуту мы продолжим разговор с настоятелем московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиереем Алексеем Уминским.

А. Ананьев

— И мы возвращаемся к нашему праздничному — несмотря на то что до праздника у нас еще до Нового года — три дня, до Рождества — дней десять, разговор уже вполне праздничный, хоть и вполне деловой, с настоятелем московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиереем Алексеем Уминским. Отец Алексей, вы сказали сейчас удивительную вещь, на которую я обратил внимание. Вы сказали, что вот вся эта активность — аукционы, спектакли, концерты, выставки — это не то что вот протоиерей Алексей Уминский изобрел в храме Живоночальной Троицы в Хохлах, это давняя традиция российская в Церкви, вокруг Церкви, в общине — проводить такие мероприятия. Вот я хотел бы расспросить вас подробнее об истоках этой традиции, что это было, скажем, в XIX веке, в XVIII веке?

Протоиерей Алексей

— Я напомню, во-первых, о традиции так называемых «действ», которые в России появились где-то вот во времена Алексея Михайловича, и это было такое продолжение средневековых мистерий, которые разыгрывались, скажем, вот в Западной Европе. В России у нас традиционно, скажем, в соборе Успенском разыгрывалось так называемое Пещное действо — это такое театрализованное представление, которое было вот в рамках такого предрождественского богослужения. И несколько подобных театрализованных вещей, они сопровождали русскую традицию, церковную традицию в течение как раз вот этого периода. Ну, например, это хождение на осляти в день Входа Господня в Иерусалим и так далее, когда не только богослужение, но и сами участники богослужения принимали участие в театрализованных таких вот религиозных спектаклях, можно так это сказать. И поэтому, когда просто я об этом сказал, что некоторых людей иногда смущает, что в пространстве храма могут происходить определенные театральные действа. Эта традиция, она существовала и в прежние века, поэтому я об этом и сказал. А то что Рождество всегда являлось событием, в которое русские люди, православные люди занимались благотворительностью, то что Рождество это было всегда временем и местом в том числе, когда прежде всего думали о ближних, и в том числе о тех, у кого нет крова над головой — это действительно так. Потому что сама Рождественская история — это история Младенца, оставшегося без дома, это история Богомладенца, родившегося в холодном вертепе. И сами Рождественские дни, и Рождественский пост, и Святки, они всегда, конечно, были временем для добрых дел, для дел милосердия, для того чтобы послужить ближнему своему. Потому что само событие Рождества — это история о Младенце, Который родился в вертепе, у Которого не было крыши над головой, Который остался в эту ночь без дома — Богомладенец оказался без дома в этот день. И поэтому именно Рождественские дни, они призывали всегда и призывают нас и сегодня помнить о тех, кто, подобно Христу, остался без дома, И об этом же нам говорит сам евангелист Матфей в 25-й главе, когда речь идет о Страшном суде: Я был без дома, и вы приняли Меня. И вот для вот сознания, скажем, русского человека XVIII–XIX века вот этот вот образ странника, образ бездомного, в котором скрывается Христос, вот эта вот история о том, что в каждом бездомном может оказаться Христос, Которому ты открываешь дверь — это была очень популярная такая мифологема XVIII–XIX века, которая в том числе нашла отражение и в народных преданиях, в стихах Тютчева в том числе. Поэтому здесь вот эта самая рождественская история, она традиционна для нашей Церкви и для нашего православия, когда мы именно в эти дни начинаем что-то делать для бездомных.

А. Ананьев

— Отец Алексей, я точно знаю, что в некоторых храмах прихожане и рады были бы проводить что-то подобное, но ничего подобного в храме не происходит. И когда говоришь с настоятелем: ну вот а может быть, вот это? может быть, вот это? — выясняется, что прихожане как будто бы ну или не готовы или не заинтересованы, или у них какие-то другие дела, и приходская жизнь, по сути, сводится к такому ящику для пожертвований — там пожертвование для бездомных или пожертвование на восстановление храма — и на этом как бы все заканчивается. Люди приходят на богослужение, на исповедь, на причастие и, когда все заканчивается, они уходят, и на этом жизнь затихает. Я так понимаю, что вы ведь тоже как-то начинали, как-то интересовали людей, как-то включали их в этот процесс. Вот в первую очередь для тех, кто хотел бы такую жизнь организовать в своем храме, что бы вы посоветовали, с чего начать, чтобы хотя бы что-то подобное проводить у себя?

Протоиерей Алексей

— Ну прежде всего надо понять, что подобные вещи не организуются как мероприятия. Просто невозможно объявить по микрофону или после службы: так, прихожане, сегодня остаемся на ярмарку, завтра приносим на ярмарку то-то и то-то, ответственным назначается там тетя Клава и так далее — ничего не получится или получится плохо, скучно и неинтересно. А эти вещи происходят естественным образом. Я, в общем-то, собственно говоря, ничего особо не организую. Потому что ну дело настоятеля и дело священника приходского — прежде всего создать евхаристическую общину — ну то есть сделать так, чтобы само участие в литургии и само участие в Евхаристии не было для людей, приходящих в храм, делом их только личного благочестия, когда люди приходят на литургию и, в общем-то, им дела нет до того, кто стоит рядом с ними. И они приходят даже вот с очень правильным, благочестивым намерением причаститься Святых Христовых Таин, но совершают это великое дело, только думая о том, как это мне должно помочь, каким образом само причастие должно повлиять благотворно и благодатно на лично мою духовную жизнь. И вот здесь самое важное, когда священник и сам понимает это очень хорошо и всем другим своим прихожанам открывает радость Евхаристии как радость вот такого общего дела, как радость соединения со Христом и друг с другом во Христе. Как радость того, что мы становимся единой семьей, как радость того, что мы становимся единым организмом, в котором Господь царствует, в котором Господь действует, тем самым организмом, о котором Алексей Степанович Хомяков сказал, что Церковь — это организм любви. Что мы не используем причастие Святых Христовых Таин как некую прекрасную возможность улучшить свою духовную жизнь, что причастие для нас не прекрасная функция, а это и есть сама жизнь. Что сама жизнь — это отдать себя в руки Христа, сама жизнь — это принять Христа в свою жизнь, Евхаристия — это когда мы открываемся, все время открываем себя для Бога и друг для друга. И вот когда литургия переживается подобным образом, когда люди хорошо знают в том числе молитвы, которые читает священник во время Евхаристического канона, молитвы анафоры, когда все участвуют в причащении Святых Христовых Таин — не только потому, что это нужно лично кому-то, а участвуют именно как община, как общность, — то тогда вот эта радость общности, она становится настолько преисполнена, что невозможно просто разойтись по домам после литургии, что просто хочется быть и пребывать еще дальше. Как говорит апостол Петр на Фаворской горе: Господи, как хорошо нам здесь быть, — вот ведь это же о Церкви говорится. Это должно быть с каждым христианином так, что человек приходит на литургию, приходит в Церковь, становится Церковью, и ему очень хорошо в Церкви, ему хорошо здесь быть. А раз ему хорошо здесь быть, ему не хочется оттуда как-то уходить, ему хочется действительно всех обнять, ему хочется со всеми разделить потом общую беседу, общую трапезу после службы. И дальше начинается вот это вот, то что начинает зреть: батюшка, а давайте мы это сделаем; батюшка, а давайте мы это сделаем; батюшка, а давайте мы организуем киноклуб; батюшка, а давайте мы вот поможем таким-то, таким-то людям. И батюшка говорит: давайте, но только теперь это делаете это вы. Только теперь тот, кто говорит «давайте», берет на себя ответственность и организует это дело. И поэтому священник здесь отнюдь не соцработник и не организатор, а тот, кто помогает своим прихожанам раскрыться для других, взять на себя ответственность какого-то служения. Мы привыкли к слову «мероприятие», а я бы назвал это словом «служение», потому что именно к служению призывает нас Господь. И это возможно только тогда, когда в храме есть евхаристическая община. Иначе это будет комсомол, иначе это будут коллективные дела. Но Церковь — это не коллектив, и я все время это подчеркиваю. Мы привыкли к коллективному сознанию. Ни в коем случае Церковь не коллектив, потому что в коллективе нет личностного. В коллективе личность теряется, коллектив — это там, где есть идеология, там где есть цель, там где есть задача поставленная, и коллектив, он живет мнением большинства, скажем так. А Церковь — это семья, а семья — это там, где есть личность. Там где есть каждый человек, он личностью остается, и каждый человек прислушивается к другому как к личности. И поэтому в Церкви может быть любовь. Может быть, я подчеркну, потому что не всегда бывает, но может быть любовь.

А. Ананьев

— И у того, о чем говорит отец Алексей, последствий, хороших последствий очень много. Но вот одним из чудес лично для меня стало то, что вот по крайней мере в прошлом, в позапрошлом году я узнавал, от людей не просто невоцерковленных, а от людей, которые считают себя неверующими, что они были на этой ярмарке, что ни работали на этой ярмарке, что они там помогали на этой ярмарке. И я слушал их, и я удивлялся тому, что вот по какой-то другой причине в церковь они не приходили, а тут оказались в церкви, оказались абсолютно на своем месте — востребованы, счастливы и получили что-то для себя, через то что вот служили кому-то еще. И это вот для меня лично настоящее чудо. Ведь я так понимаю вот в этой активности, у вас ведь есть приход в храме Живоначальной Троицы в Хохлах, а людей, которые принимают в этом участие, получается, что гораздо больше, отец Алексей.

Протоиерей Алексей

— Да больше во много раз, действительно. И это касается, в общем, любого нашего дела, когда, скажем, мы организовывали специальные литургии для детей из детского хосписа «Дом с маяком». Когда к нам в храм приезжали дети на колясках, которые не могли просто находиться в других храмах — ну из-за того, что храмы переполнены были раньше, во многих храмах не было пандусов, и не очень священники понимали, как общаться с подобными детьми, как их причащать, как разговаривать с родителями — то волонтерами, которые привозили на вот этих вот детей семей на литургии, с субботней литургией, которую устраивали специально для детского хосписа, они были людьми совершенно нецерковными, далекими от Церкви, многие из них не были крещены. И вот для многих из них это был первый шаг к их пониманию Церкви, потому что очень многие были настроены кто-то негативно, кто-то совершенно равнодушно. И вдруг вот эта возможность служить ближнему оказалась для многих людей настоящей проповедью Евангелия и настоящей возможностью войти в Церковь. Не могу сказать, что все стали прямо церковными, но какие-то люди вдруг неожиданно для себя стали интересоваться верой, стали задавать вопросы, стали приходить.

А. Ананьев

— Вот я как раз хотел об этом вас спросить, отец Алексей. Вот к вам лично подходили люди, далекие от Церкви и задавали какие-то вопросы? Может быть, прозвучал какой-то самый неожиданный для вас вопрос или вопрос, который вас как священника, как настоятеля особенно порадовал?

Протоиерей Алексей

— Ну вы знаете, Саша, это постоянно происходит. Это происходит постоянно. И очень часто человек, вот особенно когда это касается наших вот ярмарок, очень многие действительно приходят, потому что они хотят быть полезными, они хотят быть нужными, они раз через Церковь находят возможность проявить себя самым лучшим образом. Они не готовы ходить на богослужения, они не готовы участвовать в таинствах, они не готовы даже, как бы сказать, иногда даже принять решение о своем крещении или даже о своей вере в Бога. Но они начинают вдруг для себя открывать, что Церковь это не какая-то сильная, мощная организация, которая хочет всех построить в строй ровными рядами и научить ходить: ать-два, направо-налево. Что это действительно собрание совершенно разных людей — разных по взглядам, разных по убеждениям, разных по своему культурному и образовательному уровню, разных по своим профессиям. И вдруг они открывают для себя это пространство, которое их удивляет, этих людей, они никогда не могли представить себе подобного. Когда они начинают об этом говорить, вот это да, говорят они, а это что? А это действительно Православная Церковь у вас, спрашивают они? Это Церковь Московского Патриархата? — спрашивают. Вот такие вопросы задаются очень часто. И для меня, конечно, ироническая улыбка у меня всегда возникает в этот момент, когда я говорю: да, вы знаете, именно это и есть Церковь Московского Патриархата, вот она именно такая, Церковь нашего Московского Патриархата. И они говорят: а можно мы еще придем? А можно мы своих близких приведем? И вот когда начинают спрашивать, можно ли им прийти, не выгонят ли их отсюда, мы говорим: ну что вы, смотрите, как вам здесь все рады. И таким же образом люди потом начинают приходить на другие наши приходские мероприятия, через которые происходит вот этот вот разговор о Боге в том числе. Потому что очень многие те, кто приходили на ярмарки, начинают приходить на наш киноклуб, а уже наш киноклуб — это действительно серьезное обсуждение, серьезные разговоры о Евангелии, о Христе, о человеческих отношениях в свете веры и неверия, когда эти люди вдруг оказываются в пространстве, где могут задать любой вопрос и получить на него ответ. И вот такая постепенность, мне кажется, это вот такой неожиданный путь, который... Ну я, например, ничего специально не придумываю, все как-то появляется само по себе, потому что вдруг это оказывается кому-то нужным. Как только это оказывается кому-то нужным — значит, это будет жить, значит это будет продолжаться.

А. Ананьев

— Лучший разговор о Боге — это дело во славу Божию. А приходская активность как средство объединения прихожан и помощи нуждающимся — именно такая тема накануне Нового года у нас в «Вопросах неофита», в разговоре с настоятелем московского храма Живоначальной Троицы в Хохлах, протоиереем Алексеем Уминским. Отец Алексей, сейчас опять перевожу разговор в практическую плоскость. Финансовые итоги года. Насколько ситуация с пандемией повлияла на вот сбор средств для помощи нуждающимся? Я, конечно же, не спрашиваю вас сейчас о конкретных суммах, но вот в процентном соотношении, скажем, с годом 2019, в 2020 каковы конкретные выражающиеся в суммах и в цифрах результаты, насколько они отличаются?

Протоиерей Алексей

— Мне трудно пока говорить о конкретных финансовых итогах нашей ярмарки, нашей помощи, но тем не менее я очень надеюсь, что они будут достаточными, я даже уверен, что результаты этой ярмарки превзойдут все ярмарки, которые проходили до этого. По крайней мере видно по сбору вещей и по сбору продуктов, которые оказались для нас совершенно неожиданными. Потому что такое количество людей соскучилось по добрым делам, вы понимаете. Вдруг оказалось, что дать возможность человеку сегодня сделать доброе дело, самое маленькое доброе дело — это значит дать ему возможность ожить. Что такое вот этот период, который мы сейчас проходим? Это период, в котором и человек становится лишенным оснований для жизни, оснований для любви. Все закрыто, а сам человек тоже постепенно закрывает самого себя, сам человек перестает чем-то интересоваться. Все больше и больше уныния, все больше и больше вот такого вот погружения, завертывания в кокон, когда ты чувствуешь, что ты теряешь какую-то связь с самой жизнью. И вдруг тебе дается возможность вырваться, хоть как-то вырваться из этого состояния, тебе дается возможность послужить другому человеку, хоть как-то, хоть что-то сделать для другого. И вот очень многие этой возможностью поспешили воспользоваться. И вот для очень многих сама возможность делать добро вот таким вот образом, потому что по-другому никак нельзя, дает возможность человеку ожить, вдруг почувствовать свою нужность. Потому что мы как только стали разлученными, мы как будто стали ненужными друг другу. Но это ведь не так, мы очень друг другу нужны. И вот эта возможность пожертвовать, эта возможность послужить, эта возможность сделать доброе дело вдруг оказывается для очень многих людей радостью оживания: человек сделал доброе дело — и снова стал самим собой, человек послужил своему ближнему — и снова ожил. Был мертв — и ожил. И вот поэтому я думаю, что эта ярмарка, несмотря на те условия, в которых мы сейчас ее проводим, она принесет гораздо больше средств, по крайней мере видимых средств для помощи бездомным. Я уверен совершенно, что мы поможем «Теплому приему», дому для бездомных, пережить вот этот тяжелый период, и встать на ноги, и найти возможность дальнейшей помощи бездомным.

А. Ананьев

— И во всей этой истории есть еще одна практическая сторона — мы об этом немало говорим с Аллой Сергеевной Митрофановой, моей женой. Я сейчас обращаюсь к тем, кто думает: ну какое я могу принять участие? У меня у самого мало, мне самому не хватает. Это очень тонкий и важный момент. Если у человека мало — ему обязательно нужно отдать, потому что, отдавая, ты получаешь больше. Я не знаю, как это работает, но это действительно так: чем больше ты отдаешь, тем больше ты получаешь. Может быть, у вас есть пояснение? Вы же понимаете, что я прав в этом утверждении, но механизм этого я не понимаю. Но буквально если ты отдаешь сто рублей на помощь нуждающимся, Господь приносит тебе триста и говорит: возьми. Я могу и больше тебе дать.

Протоиерей Алексей

— Ну как-то немножечко опасаюсь делать такие ставки, понимаете, финансовые, что если кто-то даст сто, обязательно получит триста.

А. Ананьев

— Я проверял, поверьте мне, я проверял. Вот даже по приложению банка, который у меня есть в смартфоне, я смотрю: вот я отдал вот столько, а получил во много раз больше. И как это работает, я не знаю.

Протоиерей Алексей

— Ну тогда вот, Александр, это вы должны поделиться этим прекрасным опытом. Дорогие радиослушатели, мы сейчас услышали прекрасный способ, как как бы наше благосостояние немножечко улучшить: давайте каждый из тех, кто сегодня нас слушает, переведет сто рублей на помощь «Теплому приему», это очень просто делается. Во-первых, это можно сделать через сайт храма Троицы в Хохлах, там есть реквизиты. Во-вторых, каждый из вас может набрать в поиске сайт «Теплого приема» и там все возможные, там пять, около четырех, по-моему, способов легкого перевода денег на помощь «Теплого приема» существует. Мы проверим, как это работает, между прочим, прав ли Саша, и так ли это будет. Будем надеяться, что вот это замечательное предложение будет работать. Ну это, конечно, шутка, а с другой стороны, я все время помню евангельскую историю о том, как Господь пятью хлебами накормил пять тысяч человек, и еще осталось двенадцать коробов. Это образ того, как умножается в человеке его добрые дела, это образ того, как руками апостолов раздается хлеб для нуждающихся, а потом не только все оказываются насыщенными, но еще остается много в этих корзинах. Это то, как духовные законы обогащают человека. Это не значит, что каждые сто рублей принесут нам финансовую помощь в три раза больше, но это значит, что каждое наше доброе маленькое дело обязательно вот то сокровище духовное, которое ищет каждый из нас, сделает по-настоящему большим, сердце каждого из нас, мы станем другими. Каждое доброе дело обогатит нас. Обогатит нас Самим Богом, обогатит нас Самим Христом, обогатит нас Его присутствием в нашей жизни. Мне кажется, это главное, это очень важно для каждого из нас — понять, что каждый раз, когда я делаю доброе дело, я делаю его для Христа, а Христос отвечает мне на это Своей милостью и любовью. И для меня, мне кажется, для многих из нас вот это самая главная награда, ради которой мы живем.

А. Ананьев

— И еще один вопрос. Можно принять участие не только деньгами, но вот и другим способом. Мы как раз с женой говорили о том, что вот у меня есть, я увлекаюсь живописью, пишу картины, у меня есть картина «Оглашенный». И она предложила мне, говорит: давай предложим ее отцу Алексею на аукцион? А я засмущался, говорю: слушай, ну там такие вещи удивительные предлагают отцу Алексею — и старинные, и действительно дорогие, ну как-то неловко предлагать вот это свое. Хотя оно нам дорого, но оно ж дорого только нам, зачем это предлагать. Какие лоты можно предлагать на вот этот благотворительный аукцион, и кто может это делать? Какие требования в конце концов вы предъявляете к этим вещам?

Протоиерей Алексей

— Во-первых, мы принимаем лоты в принципе, понимаете. И оценивать эти лоты мы будем только тогда, когда они будут принесены. Очевидно, что люди будут приносить как лоты и приносят уже вещи, которые не всегда возможно на этом аукционе продать. Потому что ну они действительно могут быть кому-то очень интересны, а кому-то, может быть, совсем неинтересны. Мы не знаем этого. И поэтому мы собираем лоты, которые могут приносить наши потенциальные участники аукциона и наши прихожане, и наши друзья в наш храм Троицы в Хохлах. Обычно это происходит в субботу-воскресенье, когда есть богослужение, но можно и в другое время, потому что есть наши дежурные, сторожа, которые могут принимать эти лоты. И потом мы с нашей группой наших волонтеров мы их разбираем, приблизительно оцениваем и постепенно выставляем вот на онлайн-площадке аукциона галереи «Веллум». Поэтому я не могу сейчас давать какие-то ограничения: нет, приносите только очень дорогие вещи или приносите только очень ценные вещи, приносите, пожалуйста, золото серебро брильянты, и дорогой-предорогой антиквариат — конечно же, нет. Поэтому мы ждем от вас вашего активного участия и желания послужить. Я не могу сказать и не могу гарантировать, что все лоты, принесенные вами, будут участвовать в аукционе, но, естественно, мы выберем те из них, которые каким-то образом обязательно могут послужить делу помощи бездомным, поэтому ограничений в лотах мы не делаем. Но, с другой стороны, просим сразу понять, что, может быть, не все лоты будут выставлены в аукцион.

А. Ананьев

— По месту проведения этого аукциона мы уже сориентировали наших слушателей. То, что он начинается, вот активная его часть начинается сегодня, 28 декабря, вы сказали.

Протоиерей Алексей

— Да, сегодня начинается, в понедельник, 28-го, первая как бы фаза, можно так сказать, первая ступенечка этого аукциона.

А. Ананьев

— Как долго он будет продолжаться, отец Алексей?

Протоиерей Алексей

— Он будет продолжаться до конца Святок, этот аукцион. До конца Святок.

А. Ананьев

— Ну что ж, спасибо вам большое. Я желаю вам Божией помощи в этих приятных, я надеюсь, хлопотах, поздравляю вас с наступающими праздниками и всех ваших дорогих прихожан, которые, я абсолютно уверен в том, что нас сейчас слушают, внимательно улыбаются сейчас. Чего вам пожелать на 2021 год, вот лично вам лично от радио «Вера»?

Протоиерей Алексей

— Не знаю. Ну я думаю, что всем нам всегда необходима Божественная милость и присутствие Бога в нашей жизни. Пожелайте мне Царства Небесного.

А. Ананьев

— Мы вместе с моей женой Аллой Митрофановой и вместе со всеми сотрудниками радио «Вера» желаем вам, дорогой отец Алексей, Царствия Небесного и Божией помощи в ваших делах. Спасибо вам за то, что провели этот час вместе со мной и ответили на мои вопросы неофита. Всего вам доброго.

Протоиерей Алексей

— Спасибо вам.

А. Ананьев

— Я Александр Ананьев, радио «Вера». Вернуться к нашему разговору с отцом Алексеем можно на нашем сайте https://radiovera.ru/, там же будет и расшифровка нашего разговора. Обязательно заглядывайте и читайте, слушайте. Ну и, конечно же, присоединяйтесь вот к этому вот доброму праздничному Рождественскому аукциону, который проходит при храме Живоночальной Троицы в Хохлах силами его прихожан и силами протоиерея Алексея Уминского. Всего доброго, с наступающими праздниками.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Время радости
Время радости
Любой православный праздник – это не просто дата в календаре, а действенный призыв снова пережить события этого праздника. Стать очевидцем рождения Спасителя, войти с Ним в Иерусалим, стать свидетелем рождения Церкви в день Пятидесятницы… И понять, что любой праздник – это прежде всего радость. Радость, которая дарит нам надежду.
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.

Также рекомендуем