Москва - 100,9 FM

«Покров Божией Матери». Вечер воскресенья с прот. Игорем Фомины (14.10.2018)

* Поделиться
прот. Игорь Фомин

прот. Игорь Фомин

У нас в гостях был настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин.

Разговор шел о празднике Покрова Пресвятой Богородицы, о том почему мы обращаемся с молитвой к Богородице и святым, а не только к Богу, и как получаем от них помощь.


В. Аверин

— Здравствуйте, это программа «Вечер воскресенья». В студии Владимир Аверин и мой гость — протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при Московском государственном институте международных отношений. Здравствуйте, отец Игорь.

Прот. Игорь Фомин

— Здравствуйте.

В. Аверин

— И с праздником вас — с праздником Пресвятой Богородицы...

Прот. Игорь Фомин

— Взаимно...

В. Аверин

— С праздником Покрова Пресвятой Богородицы!

Прот. Игорь Фомин

— Да... И это не случайный праздник, и наверное, не случайно я здесь сижу — МГИМО был образован 14 октября 1944 года...

В. Аверин

— То есть у вас еще и личный повод...

Прот. Игорь Фомин

— И личный повод, и лично-общественный повод, назовем это так. То есть Молотов подписал указ именно этим числом.

В. Аверин

— Хм... Вряд ли Молотов руководствовался религиозными соображениями... Хотя, кто знает, в 1944 году уже — кто знает...

Прот. Игорь Фомин

— А вы знаете, да, кто знает, ведь... они все были люди, которые получили если не воспитание, то хотя бы, скажем так, наставление от своих бабушек и дедушек именно религиозное. Они прекрасно разбирались во всех, мне кажется, праздниках.

В. Аверин

— А в таком случае есть ли какое-то, светским языком говоря, специальное поздравление в день Покрова Пресвятой Богородицы?

Прот. Игорь Фомин

— Ну, специального, наверное, нет. Специально оно, наверное, только радостное. Всё-таки Покров Божией Матери на Руси всегда как-то очень чтился, отмечался, именно к нему заканчивался сбор урожая и его рассортировка, и начинались свадьбы. Это были особые такие события для русского человека...

В. Аверин

— То есть отдельно каких-то слов или ритуалов поздравления не придумано?

Прот. Игорь Фомин

— Да, такого, в общем-то, нету...

В. Аверин

— Достаточно просто поздравить и всё, да?

Прот. Игорь Фомин

— Да, да, да, просто: с праздником!

В. Аверин

— С праздником! Тогда давайте разбираться, что же это, собственно, за праздник. Потому что есть религиозный смысл — и мы к нему, конечно, придем; но есть еще и общественно-политический смысл в этом празднике, о котором тоже довольно много пишется в литературе. И один из аспектов — это, собственно, установление этого праздника. По-моему, уже никто не сомневается, что так или иначе это связано с именем Андрея Боголюбского, так или иначе это связано с событиями 1164 года (если я не ошибаюсь), и это последствия удачного военного похода Андрея Боголюбского со товарищами из Мурома. А в это время Владимирское княжество возвышается, и установление такого отдельного, особого, чисто русского праздника, в пику отчасти Киеву, в момент, когда Владимирское княжество подчеркивало свою отдельность от него — этот мотив тоже есть. Насколько, если мы берем как раз исторический аспект, вот эта вот версия, изложенная мной, сегодня историками, церковными прежде всего, подтверждается или оспаривается?

Прот. Игорь Фомин

— Ну, я бы, конечно, хотел ее оспорить, но, наверное, это всё-таки тоже имеет место быть. Мы осознаем Покров Божией Матери именно как чисто русский праздник, потому что во всём мире он так не празднуется, как у нас. Он у нас поставлен в ряду великих праздников. То есть, есть двунадесятые праздники, такие, как Рождество, Пасха и так далее...

В. Аверин

— Ну, они все общие для христианского мира...

Прот. Игорь Фомин

— Да, и есть великие праздники — они тоже общехристианские, и вот Покров как раз относится к великому празднику... Но очень интересно, что нигде он больше так не отмечается, как на Руси. Конечно, те события, о которых вы сказали, они укладываются вот в эту канву празднества именно чисто русского. Но есть и другая, в общем-то, версия — та, что связана с Константинополем...

В. Аверин

— То есть, изначальная версия...

Прот. Игорь Фомин

— Да, связанная со Влахернским храмом, с Константинополем... Когда Константинополь был окружен, или осадили его варвары, как пишут историки, но варвары — подразумеваются славяне, то есть мы, со своих земель, тогда еще не просвещенных...

В. Аверин

— Олег Вещий...

Прот. Игорь Фомин

— Да, пришли и решили, в общем-то, захватить Константинополь. Решили, в общем-то, поживиться, ограбить его, как это было традиционно...

В. Аверин

— Как это было принято в те времена?

Прот. Игорь Фомин

— Да, в те времена... Ну, в общем, сейчас то же самое, только немножко по-другому всё это делается. Продаются новые телефоны, и сразу завоевывается то, за что надо было раньше, скажем так, идти войной на других людей. Мы связываем именно вот с этими событиями. Вот сейчас вы говорили — Киев там, Владимирское, Суздальское княжество и тому подобное... Я думаю, что, наверное, в свете последних событий этих десятилетий, когда мы расходимся с Киевом очень серьезно — я говорю «мы» как государство, а не как Церковь, именно как государство — наверное, этот праздник будет приобретать больший окрас в том свете, как вы это сейчас говорите.

В. Аверин

— Мне бы не хотелось...

Прот. Игорь Фомин

— И мне бы тоже очень не хотелось. Мне, конечно, хотелось бы вернуться к тому Константинополю. Представляете, наши предки осадили город Константинополь, и вдруг — Божия Матерь прогоняет нас от этих стен...

В. Аверин

— Защищает верующих от варваров...

Прот. Игорь Фомин

— От варваров... Но здесь даже не в этом дело. Дело в том, что мы, потерпев поражение, воспринимаем это как милость Божию. Вот здесь, знаете, вот такой совершенно выворот мозга, если можно так назвать.

В. Аверин

— Как мы знаем, в жизни так бывает. Если задуматься, очень часто поражение — это путь к нашему дальнейшему успеху.

Прот. Игорь Фомин

— Да, да, это действительно так, и это бывает причем и в личном плане, и в общественном. Вот мне кажется, в этом аспекте нам более важно рассматривать этот праздник. То есть, человек, который делает выводы из своих поражений, мне кажется, это человек, который имеет будущее. Ну, или такое общество имеет будущее. Не тот, который замалчивает или начинает, знаете... Я вот в последнее время люблю приводить такой пример: вот у нас вроде как было какое-то потепление, или мы хотели, чтобы потеплели наши взаимоотношения с Европой. И мы стали придумывать антифашистское движение там — допустим, Франция... Не было никакого антифашистского движения во Франции! Точнее, оно было, но французов там не было. Там их было на стороне Гитлера больше, чем в этом антифашистском движении, как историки говорят, раз в 7-8.

В. Аверин

— Давайте мы не будем погружаться, потому что у меня другой взгляд на эти вещи...

Прот. Игорь Фомин

— Да, но я немного о другом — я о том, что вот эта информированность, знаете... ее всегда поворачивают не в то русло, мне кажется, у нас. Я сторонник того, чтобы все-таки рассматривать людей, которые умеют признавать свои ошибки, которые делают из них выводы. И праздник Покрова для меня с детства — это не пика Киевской Руси, это все-таки праздник защиты Божией Матерью тех обиженных и оскорбленных, которые должны были потерпеть, в общем-то, фиаско.

В. Аверин

— Еще один аспект — он касается не только этого праздника, а в принципе распространения Христианства. В разные земли Христианство приходило, и — как отмечают исследователи, прежде всего историки (светские, хотя и церковные, в общем, тоже этого не отрицают) — зачастую адаптировало те праздники, которые были у языческих народов, у варварских народов, наполняя новым содержанием. И вот то, с чего вы начали — это время, когда заканчивался сбор урожая, все работы, когда начинались свадьбы — это же было и в дохристианские времена на Руси. И почему бы было действительно не адаптировать этот праздник, тем более, что, как мы понимаем сегодня, по прошествии веков, вот это языческое содержание совсем исчезло, абсолютно исчезло. И осталось только, собственно, религиозное содержание этого праздника. Уже сегодня, если кого-нибудь спросить на улице, то скорее расскажут про чудо Покрова в Константинополе, чем про...

Прот. Игорь Фомин

— Покупки в супермаркете и отмечание этого...

В. Аверин

— Ну да, или про то, что изначально вот это было когда-то там, в глубине веков — встреча осени с зимой, вот эти вот, собственно, первые зимние забавы и всё, с чем это связано. Тогда давайте, может, мы с вами остановимся не только на той версии, которую вы рассказали — как будто бы нашей. Я думаю, что часть, по крайней мере, наших радиослушателей, которые услышали, что пришли мы — варвары, русичи, из до-Киевской еще тогда Руси пришли в качестве варваров, они скажут: «Как? Мы же читали, что это сарацины, что это арабы, что Константинополь боялся арабов...». Почему вот надо в литературе как-то все время размывать факты? Ведь действительно-то в летописях (именно в это время, по крайней мере) про сарацинское нашествие ничего не говорится. Нам так важно — ну, части, опять же, части нас сегодняшних и нас девятнадцатого века — так важно было отвести от предков вот этот вот что ли «покров» как раз — роль наступающих на православную святыню?

Прот. Игорь Фомин

— Ну, я, честно говоря, не вижу, что мы здесь от чего-то отводим предков...

В. Аверин

— Зачем нужна сарацинская версия в таком случае — вместо русского войска, которое пришло в Константинополь?

Прот. Игорь Фомин

— Я всегда думал, что всё-таки там сарацины присутствовали. То есть Константинополь на тот момент вел войны именно с сарацинами, с персами, и мы просто воспользовались, скажем так, ослаблением Константинополя и, скажем так, варварски, подленько так вошли. Там, конечно, идет спор, кто напал в этот момент на Константинополь, все хотели им как-то так поживиться, он был ослаблен, богат и тому подобное. Для меня-то эта версия очень, скажем так, приемлемая, хорошая, потому что любой человек в своей жизни переживает какие-то ошибки, падения и тому подобное, предательство, подлость — мы это видим и у апостолов. Но сила не в том, чтобы ударить себя в грудь и это признать — хотя в этом тоже, честно говоря, нужна сила. Но сила в том, чтобы измениться. Мне кажется, вот мы с этим ну как-то справляемся. Не забывая каких-то своих промахов, мы, в общем-то, признаём и величие других людей, и заступничество... Вот для меня это настоящее чудо, понимаете вот — именно перерождение человека. Я всегда требую чудес, да — вот, что должны быть чудеса... Но всегда почему-то из моей фразы одно это только оставляют, что я требую чудеса. Но я требую чудес перерождения человека, а не того, чтобы у кого-то что-то отвалилось или, наоборот, что-то там такое приросло, и так далее. Мне важен сам человек, само общество, которое меняется под действием этого чуда.

В. Аверин

— Свидетельство об этом чуде сохранилось в жизнеописаниях юродивого. Там говорится, что увидели, собственно, это чудо — когда Богородица молилась за Константинополь и накрыла собственным Покровом молящихся вместе с Ней — он и его ученик. Этого достаточно?

Прот. Игорь Фомин

— Я думаю, достаточно, потому что, ну, во-первых, и он был славянином, как вот описывает... То есть опять же, это как бы всё против нас, казалось бы... Вообще Предание Церкви — оно очень нелогичное. Ну, я вот люблю приводить пример: Воскресший Господь первой оповещает о Своём Воскресении женщину. Это вообще — в иудейском обществе доверить, что она первая принесет весть о Христе — совершенно нелогично было. Ну, я думаю, эффективно, да, что женщина это сделает, но нелогично, в общем-то — ей никто бы не поверил... А Господь это всё равно делает. И жизнь церковная, в общем-то, и показывает всю эту нелогичность. Достаточно или недостаточно было того, что только два человека это увидели... На пути в Дамаск Апостола Павла поражает Господь, и только он слышит глас: «Трудно тебе идти против рожна, Савл». А все остальные думали, что это гром, кто-то свет видел, и ничего, в общем-то, не слышали. Господь, наверное, обращается к тем, кто имеет авторитет, может, скажет это так, что потом это будет действительно иметь вес — да, действительно...

В. Аверин

— У нас в студии протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при Московском государственном институте международных отношений. И давайте перейдем, отец Игорь, собственно к почитанию Богородицы, потому что я сейчас — опять я прошу прощения у вас и аудитории — я буду задавать вопросы, которые, наверное, для воцерковленного человека, для православного христианина вообще не возникают. Но, как выяснилось, для части людей, которые называют себя христианами — не православными — и уж для стороннего наблюдателя, так или иначе, эти вопросы, наверное, важны. Вот Богородица... Она — богиня? Почему, когда молятся Николаю Чудотворцу, то, в общем, в обращении — «молись за нас, посредничай за нас», а когда к Ней — «спаси», напрямую? Тогда, правда, возникает некий диссонанс. Она — земная женщина, которая, в общем, Своим подвигом земным и прославлена, но при этом в почитании Она — ну, не знаю, на уровне, как будто... (это мой вывод, я ещё раз оговорюсь, я прошу прощения за какие-то вопросы, которые задаю, которые считаю необходимым задать) ...но Она поставлена, собственно, на один уровень с Сыном Её, Богом. Значит, Она богиня? Или нет?

Прот. Игорь Фомин

— Давайте попробуем издалека с этим разобраться, если вы позволите. Во-первых, почему нам не достаточно одного Бога: молились бы Ему, зачем Богородица, этот сонм святых, который мы знаем... Давайте вот, наверное, с этого начнем, так издалека. Дело в том, что святые люди — те, которые прожили эту жизнь, являются для нас с вами примерами и засвидетельствовали свою святость через церковное прославление — они имеют определенную благодать... Мы, в общем-то, не сомневаемся, что жизнь после смерти существует, нет?

В. Аверин

— Нет, не сомневаемся.... К этому я уже пришёл... (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Это уже хорошо... Значит, личность человека продолжается. Христианство говорит о том, что мы не растворяемся во всеобщем благе, мы сохраняем абсолютно всё своё естество, я имею в виду интеллектуальное — у нас будет память сохранена, мы узнаем друг друга, скажем так, лично...

В. Аверин

— Память сохранена? Вот это наказание, честно говоря... (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Наказание, да... Об этом, кстати, тоже надо отдельно поговорить — наверное, было бы тоже очень интересно... И естественно, что обителей у Бога много, как вот сказано в Евангелии, и определенные люди имеют, ну, как бы так это сказать, возможность ходатайствовать о нас, о других людях, Богу. Откуда мы это взяли?

В. Аверин

— Да, где доказательства?

Прот. Игорь Фомин

— Где доказательства... В Ветхом Завете есть совершенно замечательная книга — Книга Иова. Всем она, в общем-то, известна, даже верующим и неверующим, все знают об этом страдающем праведнике, который сидит на гноище, скребёт себя черепками, так, в общем-то, ужасно он переживает... И к нему пришли друзья, три совершенно замечательных друга, которые пришли его утешать. Они даже в такой традиции называются «религиозными догматиками» — если внимательно почитать их речь, они очень правильные: «Ты страдаешь, потому что ты там согрешил, а вот ты сделай то, сделай то...». Если отдельно читать их речь, это просто прямо совершенно замечательные, праведные люди, и всё правильно, по-книжному рассуждают.

Но в конце с ними Господь поступает как-то совершенно странно. Господь, когда откликается на просьбу Иова с ним пообщаться, Он начинает говорить с Иовом. Иов всё вдруг уразумевает, получает ответ на все вопросы — хотя мы не слышим этой речи Господа в полной мере, но так оно бывает всегда... И Господь говорит очень интересные вещи, обращаясь к друзьям его: «Если вы захотите быть помилованными, обратитесь к своему другу Иову, его Я послушаю, а вас — нет». Ну, вот очень интересный такой, в общем-то, момент. Оказывается, для того, чтобы Господь тебя услышал, ты что-то должен в своей жизни не просто сделать — ты что-то должен с собой сделать...

В. Аверин

— Это должен быть подвиг преображения человека, как вы говорили?

Прот. Игорь Фомин

— Да, подвиг преображения человека. Причем этот подвиг преображения человека, как мы понимаем, он очень глобальный. Он не просто касается какого-то намерения — всё вот, не буду есть, например...

В. Аверин

— Не буду есть сладкое на ночь... (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Да, или ещё что-то, или теперь я вот хороший человек и всех перевожу через дорогу... Нет, не в этом заключается подвиг преображения — он всецелый, он и на душевном, он и на физическом уровне. Ты что-то творишь с собой и что-то творишь со своей душой, и вот тогда происходит подвиг... Что творишь — тоже, в общем-то, отчасти известно...

В. Аверин

— То есть, понятно, в какую сторону — вектор известен, да?

Прот. Игорь Фомин

— Да, вектор направленности известен. И вот на этом мы обосновываем свою возможность приобрести в нашей жизни тех ходатаев, или назовем так «патронов», или, может быть, ещё как-то можно обозвать таких людей, которых Господь послушает. И мы обращаемся к святителю Николаю именно так, мы обращаемся к Ангелам именно так, мы обращаемся к преподобному Сергию, к другим святым... Иногда кто-то обращается к своим почившим замечательным сродникам — именно в уверенности, что вот они стяжали благодать у Бога. Если они стяжали благодать у Бога, то в общем-то, наши молитвы и наше упование, что они праведные, им помогут... А Божия Матерь, казалось бы — ну, Одна из тех, которые стоят в этом ряду... Которые могут обратиться ко Господу — и Он послушает, как праведного Иова, и что-то изменит в твоей жизни... Но к Божией Матери мы относимся совсем по-другому. Мы относимся... ну, не то чтобы совсем по-другому — мы уверены, что Её ходатайство, оно не просто будет рассмотрено или услышано — оно будет выполнено.

В. Аверин

— Почему? Где доказательства, как говорит кто-то из ваших прихожан? (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Да, это очень важный такой аспект, где мы берем это доказательство. «На кого воззрю? Только на кроткого и смиренного сердцем...». И вот здесь, говоря о смирении, мы с вами можем увидеть, что Священное Писание совсем не переполнено повествованием о Божией Матери. Если взять Евангелие и подчеркнуть то, что говорится о Божией Матери, выписать, будет буквально...

В. Аверин

— Четыре места, наверное, максимум...

Прот. Игорь Фомин

— Да, четыре места, в общем-то, максимум, и в основном у апостола Луки, который очень тесно так общался с Божией Матерью. Но даже из этих четырех мест мы видим, насколько это был важный человек. Приходит вот первое место, в котором мы сталкиваемся с Божией Матерью в Евангелии — это явление Архангела Гавриила в Благовещение...

В. Аверин

— А давайте вот здесь мы сделаем небольшую паузу — она необходима технически... И я напомню нашим слушателям, что у нас здесь в студии протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при Московском государственном институте международных отношений, и мы беседуем на темы, которые предлагает нам праздник Покрова Пресвятой Богородицы.

В. Аверин

— Продолжаем программу «Вечер воскресенья», здесь в студии я — ведущий Владимир Аверин и мой гость — протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при МГИМО. Повод для нашего разговора сегодняшнего — это праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Если вы только что к нам присоединились, то с праздником, дорогие слушатели.

Прот. Игорь Фомин

— Да, с праздником, дорогие.

В. Аверин

— Да, вот теперь, отец Игорь, давайте действительно о том, как в Евангелии описывается, упоминается... и вот еще бы глагол какой-нибудь... не просто ведь упоминается, а настаивается, наверное, на Её исключительности для нас, да?

Прот. Игорь Фомин

— На исключительности, да... Прямо вот с первых моментов Благовещение на самом деле поражает. Поражает то, как Божья Матерь вообще относится... Но мы должны прекрасно понимать, что когда приходит Спаситель... Это был очень такой долгий, пролонгированный период...

В. Аверин

— И ожидаемый...

Прот. Игорь Фомин

— Ожидаемый, да, когда люди подготавливались к этому. Общество было наполнено этим ожиданием — ну, еврейское общество — этим ожиданием прихода Мессии, все об этом говорили, все об этом спорили... И тут рыбаки — будущие апостолы — говорят: «Мы нашли Мессию». То есть, в современном понимании, те люди, которые, скажем, забивают домино, сидят там где-то в подворотне — они не просто в курсе, но они чают, они ждут, они ожидают, они готовы всё отложить и пойти за этим... И вот явление Архангела Гавриила четырнадцатилетней девочке — всякие вот такие аспекты очень важны — из хорошего рода, из бедного, но хорошего рода, рода Давидова, да — мы это знаем по определённым источникам, по родословной... И он вещает Ей о том, что Она зачнет от Духа Святого, примет во чреве, и родит Сына и так далее. И что на это отвечает Божия Матерь? Вот казалось бы, как бы смиренный человек, простой человек сказал бы: «Не-не-не-не-не...».

В. Аверин

— «Зачем такая ответственность...»

Прот. Игорь Фомин

— Не то, чтобы ответственность... Скорее, «я недостоин, давайте другое... давайте вот, кого-нибудь выберите другого, а я вот смиренный, кроткий человек». Но это не смирение и это не кротость, на самом деле. Вот такой вот отказ — я всегда как-то вот на это смотрю, знаете... Когда человек начинает вот так вот жеманничать: «Не, я не достоин, поэтому не трогайте меня»... Да ты любишь просто комфорт, ты просто вот не хочешь ничего делать для этого! А из Священного Писания мы знаем, что пришествие Мессии не просто было предсказано — оно было описано очень подробно, и мы знаем, что в будущем Божией Матери старец Симеон повторит слова Ветхого Завета о том, что Она родит, и что это пройдет оружием сквозь Её сердце...

В. Аверин

— То есть в этот момент Она вполне осознавала, через что придется пройти и Сыну Её, и Ей?

Прот. Игорь Фомин

— Она с трёх лет живёт при Иерусалимском храме. Ну чем занимается религиозное образование — что в те времена, что в эти времена? Изучает Священное Писание. И дети, которые изучают Священное Писание, лучше нас, взрослых, это всё усваивают, понимают, проникают и тому подобное. Они запоминают такие моменты Священного Писания... Просто вот смотрю по детям, да, казалось бы, он там сидит, в машинки играет; а может цитировать Священное Писание... «Это мама мне вчера читала главу от Луки, а это месяц назад мы с тобой читали, 5-я глава там Матфея», — и думаешь, что ничего ж себе: он помнит, а ты не помнишь... И вот Она говорит: «Да будет Мне по глаголу твоему», — вот это смирение. То есть не отвержение, не высказывание своей воли — хочу-не хочу, могу-не могу, но — как, Господи, Ты благословишь, так пусть оно и будет. Исключительность в чём здесь состоит? Любой может согласиться: «Да я готов, в общем-то, на всё, будь что будет». В чем исключительность? Исключительность — в доверии слову Божьему. Никто не знает, что с нами будет через 5 минут, а довериться кому-то — это особая исключительность, это детская такая исключительность, это чистая исключительность. Через Божию Матерь появляется в мир Спаситель Христос, тот Мессия, Который приходит, и человек уже не принадлежит себе, а принадлежит полностью Богу.

На самом деле, я думаю, что исключительность Божией Матери обусловлена еще вот чем. Это на все времена период, когда почему-то мы к женщинам относимся очень плохо... Ну вот любое общество возьмёшь — ну, может быть, отдельные там племена не будем брать в расчёт — но везде, в общем-то, к женщинам почему-то относятся очень плохо. Это, честно говоря, является несправедливостью, причём не просто несправедливостью там, всемирной или там женственной несправедливостью — это такая несправедливость, которую восстанавливает справедливость Божественной истины. И это тоже очень такой важный момент. Почему мы знаем, что Божия Матерь имеет право, в общем-то, спасать? Господь заботится о Ней даже, в общем-то, на Кресте (как и о Своём ученике Иоанне Богослове). Божия Матерь, Господь заботится о Ней на Кресте, и эта забота тоже свидетельствует о том, что она является особым таким актом, отношением к поведению этого человека.

Но, вы знаете, если Церковь только к одному человеку обращается: «Спаси нас», то человеку свойственно это слово употреблять к тем дорогим людям, которые тоже у тебя стяжали благодать. Кто был в крайне тяжелой ситуации и забыл сказать «Господи, помилуй», тот может закричать: «Мамочка, помоги!» или «Папочка, спаси!»...

Давайте я больше скажу. В общем-то, ну вот я, вроде, православный священник... А иногда встаешь в такую ситуацию, что настолько она, в общем, безвыходная, вот вроде бы жизнь тебя поставила, точнее, сам себя загнал в эту безвыходную ситуацию — приезжаешь на могилку к родителям и иногда так прямо ногой топаешь: «Мама, реши проблему», — и она решается! Что я после этого должен, в общем-то, как я должен относиться к этому вопросу? Все просьбы к Божией Матери — они решаются, это удивительный такой вот аспект. У русского человека есть вообще два баловня, которые нас балуют: это Святитель Николай и Божия Матерь. Вот почему так случилось, я не представляю. Вот все молитвы к святителю Николаю сердечные, молитвы к Божией Матери — почему-то они исполняются, и после этого говорить, богиня Она или не богиня... Вы знаете, я бы, в общем... Мне вообще, честно говоря, это слово не нравится — богиня... Оно какое-то уничижительное. Вот я бы другое, в общем-то, употребил: Божья Матушка — вот так вот... Ведь через кого воплощается Бог?..

В. Аверин

— Я-то спрашивал, именно ведя к многобожию, то есть если мы признаем Её равной, то тогда это означает многобожие?

Прот. Игорь Фомин

— Воля Божия не ущемляется волею Пресвятой Богородицы. То есть, наше спасение зависит от Бога, Бог спасает нас, но не без нас. То есть, у нас должна быть свободная воля, эта свободная воля останется и в Царствии Небесном, то есть сорадоваться Богу мы будем, скажем так, свободно, то есть без принуждения. И воля Божией Матери не подавляет волю Бога, вот это тоже очень такой важный аспект.

В. Аверин

— Ну как сказать, потому что вы же сказали, что любая просьба, которая услышана Ей, не просто будет рассмотрена Богом, а прямо вот гарантия того, что выполняется...

Прот. Игорь Фомин

— Вы максималист?

В. Аверин

— Да, да! (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Ну, на самом деле, думаю, что если к любому родителю придёт ребёнок и скажет: «Слушай, вот мне нужны...там... деньги», — «На что?» — «Не могу сказать, но вот очень нужны, если можно, помоги», — я думаю, любой родитель поможет. А если ребёнок приходит и говорит: «Доза нужна. Вот не просто поправить, а продолжить...»

В. Аверин

— А, то есть можно обмануть? Можно не говорить, что на дозу, а сказать, что «не могу сказать» — и будет исполнено?

Прот. Игорь Фомин

— Любовь можно обмануть, но... Можно ли во время курения молиться? Можно?

В. Аверин

— Можно, потому что я могу предположить ситуации, когда ты стоишь и куришь, и в это время, не знаю... на тебя начинает валиться стена дома, то, в общем, неважно, куришь ты в этот момент или нет — ты все равно говоришь: «Господи, помилуй!»

Прот. Игорь Фомин

— Да нет, молиться надо всегда... А во время молитвы курить хорошо?

В. Аверин

— Нет... (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— (Смеется.) Я немного неправильно задал вопросы — надо было сначала этот задать, потом тот... Ну, понимаете, кого мы обманываем своими просьбами? Мы же очень часто выпрашиваем в молитвах то, что нам не полезно, хотя нам кажется, что это очень большое благо и тому подобное. Часто такое бывает, что прибегают прихожане к тебе и говорят:

— Батюшка, Бог — сердцеведец?

— Сердцеведец.

— Бог все знает?

— Все знает.

— Он видит будущее?

— Видит.

— Зачем он исполнил мою просьбу?...

Говорю:

— Слушай, подожди, сколько лет ты молился об исполнении этой просьбы?

Он говорит:

— Нет, но Он же понимал, что это мне во зло?

— Ну, ты же просил неотступно, ты же стучал, ты же человек, который имеет свободную волю! Бог не уничижает...

Говорит:

— А что мне теперь с этим делать?

Я говорю:

— А что ты собирался с этим делать?

— Я собирался быть счастливым...

— Ну, теперь тебе придется с этим быть счастливым, ты же сам это выпросил...

Вот понимаете, обмануть-то невозможно. Выпросить — возможно, а обмануть невозможно.

В. Аверин

— Да, всё равно с этим потом жить... Хорошо, хорошо... Еще есть вот, поскольку заговорили о тех моментах, где рассказывается в Евангелии о Богоматери... Для меня, честно говоря... я обратил на это внимание совсем недавно, при каком-то очередном перечитывании текста (очень хорошего текста, с точки зрения текста, помимо всего прочего) — что первое чудо Христос совершает по просьбе. Значит, из этого я делаю вывод, что Она — в этот момент, по крайней мере — лучше понимает простого человека, в котором вот эта вот жажда чуда все равно живёт... То есть Христос идет и проповедует, и считает, что этого достаточно... Но для того, чтобы их зацепило, чтобы их проняло — чудо им нужно? И так вот во всём?

Прот. Игорь Фомин

— Ну, кому-то нужно чудо... Господь, конечно, отвергает чудо... Но вы замечательно упомянули об этом чуде — оно очень трогательное. Ну, во-первых, из воды — вино... То есть для продолжения как бы веселья, праздника и тому подобное... То есть Господь это как бы не то что не отвергает, а всё равно по просьбе Божией Матери, скажем, выполняет — хотя Богу для спасения человека, наверное, это не нужно было, да. Но вот это именно иллюстрация того, о чем мы только что с вами говорили — очень хорошая иллюстрация, прекрасная иллюстрация... То есть очень часто, наверняка... Может быть, после сладкого виноградного вина, если оно такое, в общем-то, было, наутро встали люди...

В. Аверин

— Может, им и не надо было? (Смеется.)

Прот. Игорь Фомин

— Может, и не надо было, да, если там болеющие, не имеющие возможности ограничить себя...

В. Аверин

— Но в этот момент было надо, чтобы свадьба была настоящим праздником...

Прот. Игорь Фомин

— Надо-не надо вот для спасения — нам здесь сложно сказать, но это очень хорошая иллюстрация того, как действенно заступничество Божией Матери перед Спасителем, перед Сыном Божиим. Ведь всё равно, посмотрите, мы говорим: «Пресвятая Богородица, спаси нас». А Она обращается к Сыну Своему, Господу нашему Иисусу Христу: «Сделай, что они попросят». И Он пошёл, хотя сказал: «Ещё не пришло Мое время», — потому что Она просила: «А Ты всё-таки сделай».

В. Аверин

— Да, но в этом же, понимаете, ещё один аспект — это Её абсолютная уверенность, как ещё раз подчёркивается, Её абсолютная уверенность в осознании собственной миссии на этой земле. Если это первое чудо, которое описывается в Евангелии, то я могу предположить, что это действительно было первое чудо, явленное Христом. А Она знала за Ним эту силу, хотя ни разу, собственно, не была эта сила проявлена. И вот здесь, наверное, можно рассуждать в принципе о родительстве, насколько нужно верить в собственное дитя, насколько нужно, даже если этот ребёнок ещё не сделал ничего выдающегося, знать, что он в состоянии это сделать... Здесь, правда, очень много, как и из любой строчки Евангелия, можно выводить каких-то выводов, но здесь есть вот этот богословский смысл, что вот опять же, Она от первого момента до последнего, в общем, знала, с Кем Она живёт, и в чреве Своём, и после того, как родила.

Прот. Игорь Фомин

— Ещё даже до, в общем-то, мы можем говорить, до зачатия, Она знала, Кто это будет — приходит Архангел и Ей об этом возвещает. Ну, а то, что вот вы сказали о чуде, конечно, так здесь столько планов, здесь о стольком можно говорить, как вот вы сейчас сказали — бездонно...

В. Аверин

— Праздник Покрова Пресвятой Богородицы... Ещё один аспект, о котором вы тоже сказали, что у нас, у русских людей, есть вот такие вот два, собственно, особенных... Но при этом культ Богородицы, культ Девы Марии — он не национальный. Он вот с равным успехом там... Поляки вот в католичестве своём — «Матка Бозка Ченстоховска» — это же... ближе нет! И они искренне уверены, что и для них Она такая вот национальная Заступница, как мы говорим, что для нас вот Богоматерь — национальный Герой, национальная Заступница. Можно ли говорить в принципе о некой национальной избирательности?

Прот. Игорь Фомин

— Ну, нет, конечно, о национальной избирательности нельзя говорить... Я просто говорю с позиции человека, родившегося в России, любящего Россию и желающего здесь, в общем-то, провести всё своё время, в общем-то, жизни в России. Мне, конечно, свойственно, как любому человеку, любящему свою Родину, свой дом, свою семью, ну, как-то особо подчеркнуть, что вот, и у нас есть такая святыня, и у нас есть, в общем-то, что-то такое особенное... Конечно, нет, нельзя же говорить, что итальянцы не пользуются покровительством святителя Николая, или испанцы не чтят апостола Иакова или Деву Марию, как у нас, и так далее и тому подобное.

Но католики-то, они ещё дальше пошли — что Дева Мария якобы непорочного зачатия, что, в общем-то, не только Она так родила, но Она Сама родилась через непорочное зачатие... Здесь мы должны быть очень осторожны с католиками, с восторженными людьми.

В. Аверин

— Почему-то, знаете, когда я спросил вас про национальные особенности, мне вспомнился случай из моей жизни: я был пионером, и что-то в Эстонии происходило дело, куда нас занесла судьба ненадолго, это был какой-то концерт, я что-то объявляю, будучи таким толстощеким пионером... И среди прочего говорю там что-то... о песне, наверное — «Русская берёза». И я слышу ропот в зале... Потому что, в общем, по Эстонии берез ровно столько же...

Прот. Игорь Фомин

— Не меньше...

В. Аверин

— Если не больше... И тогда вдруг до меня дошло, что для меня вот это абсолютно естественное сочетание — «русская берёза» кем-то может восприниматься как узурпация и вызывать недовольство, потому что... а почему, мол, собственно, ваша? — она и наша точно такая же...

Прот. Игорь Фомин

— Ну, если кто-то смутился моим высказыванием, что Божия Матерь — только «наша»...

В. Аверин

— Только наша Матерь...

Прот. Игорь Фомин

— То могу утешить, что любви обычно хватает на всех. Это то, что вот бездонно, что может изливаться абсолютно на каждого человека, будь ты русским человеком или из племени «тумба-юмба» — это уже совершенно неважно.

В. Аверин

— Но всё равно, всякий раз, когда заходит речь о почитании, о культе Богородицы — это самая трогательная, самая интимная, может быть, самая сердечная часть разговоров о вере в принципе. Я не берусь судить, как это проявляется в молитвенном общении, потому что здесь, увы...

Игорь Фомин

— У каждого свой опыт...

В. Аверин

— Да, у каждого свой опыт, но всё равно невозможно, глядя еще и на многочисленные изображения Богородицы, на храмы, посвященные Ей, и в частности, на храмы, посвященные этому празднику... Кстати, мой любимый, например, Покрова на Нерли, потому что ничего лучше в архитектурном смысле я в жизни никогда не видел, хотя много что посмотрел.

Прот. Игорь Фомин

— У меня тоже есть любимый храм Покрова, но не на Нерли, а в селе Алексино Московской области Рузского района, где я, в общем-то, духовно так воспитывался. Для меня это праздник тоже такой необычайный... И совершенно простой храм, совершенно никаких замечательных архитектурных форм нет, а вот наполнение этого храма для меня всегда было чем-то необычайно радостным. Там служил мой духовник, там я алтарничал, в первый раз вошёл в алтарь, и там сложилась моя жизнь, вот так я могу сказать.

В. Аверин

— У нас в студии протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при Московском государственном институте международных отношений.

Я бы, знаете, к чему вернулся всё-таки вот под финал нашего разговора — ещё раз к разнообразию святых заступников. Ни для кого не секрет (я думаю, для наших слушателей тоже), что есть ветви Христианства. Можно их называть еретиками, сектами, можно, если стоять по ту сторону баррикады, этого не делать — но, правда, вот, вообще не признающие никого, кроме, собственно, Иисуса Христа, и этого достаточно. Такое прямое общение только с Богом, молитвенное общение только с Ним, а всё остальное покрывается всякими плохими словами. А у нас — нет. И возникает некое противоречие, потому что, опять же, доказательств — таких вот железобетонных доказательств, знаете, бумаги с печатью про то, что «а этот вот точно святой» — этого нет. И мысль об этом, она всё равно, так или иначе, видимо, возникает постоянно у самых разных людей, потому что... Вот один из самых ярких литературных моментов — это старец Зосима и его смерть, и вот это гнусное надсмеяние над прахом его и над Алёшей, который так верил в то, что старец Зосима — святой... Такой вот бумаги с печатью не выдают. И, тем не менее, в Русской Православной Церкви почитается огромное количество святых — и на уровне вообще Христианства, и на уровне национальном, и даже местные святые — в отдельных областях, даже районах, иногда в отдельных селениях они присутствуют, и как будто бы не противоречат вот этой единственной как будто устремленности к Иисусу Христу...

Прот. Игорь Фомин

— Ну, Церковь наша — Православная, Христианская — сохранила преемство от Самого Спасителя до последних дней. Мы можем проследить преемство в хиротонии, допустим, предстоятелей церквей. Мы можем говорить о том, что Предание — то есть передание из уст в уста традиции... ну что такое традиция? — это опыт того или иного человека, который зафиксирован всей Церковью на определённом, в общем-то, каком-то уровне, засвидетельствованном святыми — он передается до сегодняшнего дня, и в этом опыте место святых очень значимо, оно очень большое. Когда-то Григорий Богослов в четвёртом веке сказал совершенно, наверное, современному человеку неприемлемую вещь: «Догмат выше нравственности». Вот, оказывается, догматический закон выше нравственности. И сейчас бы, вот если бы он так вышел бы и с какого-нибудь медиаресурса бы этого возвестил — ну, его бы точно закидали бы, освистали бы... А если посмотреть на историю и то, что он сказал, то он был совершенно прав. Тот, кто отходит от каких-то догматических вещей, он начинает и нравственно отходить от каких-то вещей. То есть догмат — это тот фундамент, на котором вырастает нравственное здание. Если фундамента вот этого догмата нет, то и всё здание начинает сыпаться, и всё это здание, в общем-то, не выстроишь.

Наша Церковь говорит о почитании святых, наша Церковь говорит о значимости, это возведено в такой догмат, что Церковь — это общество... Церковь есть торжествующая и есть воинствующая. Торжествующая — это те, которые умерли и стяжали благодать у Бога, и часть из них нам известна, для нашего с вами, скажем так, вдохновения. Ты смотришь на святых и понимаешь, что, оказывается, Царство Небесное достижимо.

В. Аверин

— Так вот, не по слабости ли нашей? Не для упрощения ли моей жизни? Вот, мол, посмотри, есть примеры: не только Христос — недостижимый идеал, а есть примеры из обычных людей, которые стали святыми, и ты тоже можешь — и это такой вот манок...

Прот. Игорь Фомин

— Да, это, может быть, очень вдохновительный манок, но...

В. Аверин

— Но это не от Бога, а от людей из Церкви...

Прот. Игорь Фомин

— Да, но понимаете, давайте я как бы вот вам такой пример дам. Мы сейчас затеяли очень интересную программу «Имя России». Это для школьников такая интересная программа. Мы выбрали 40 персонажей и пытаемся донести эти 40 персонажей до детей. Но требования к этим персонажам очень жёсткие: он должен что-то сделать для России, и в личном плане тоже должен быть, скажем так, ну, как бы безупречен. Мусоргский, к примеру — замечательный человек, много чего сделал (я к примеру привожу, чтобы понять критерии нашего отбора), но закончил, к сожалению, белой горячкой свою жизнь. Не подходит, значит. Мы детям о нём не говорим. Они знают о нём, всё прекрасно, замечательно, но в нашей программе этого нет, потому что мы пытаемся воспитать в человеке, что если ты для себя ничего не можешь сделать, то и для России ты мало чего, в общем-то, такого сотворишь. Вы сейчас скажете про царя Соломона и так далее...

В. Аверин

— Нет-нет...

Прот. Игорь Фомин

— Вот, но святой — это тот человек, который, преодолев свое естество и свои искушения, которые не преодолел упоминаемый нами, но тоже очень мной уважаемый, почитаемый человек, в общем-то, в нашей истории много сделавший, скажем так...

В. Аверин

— Да, тот же Мусоргский — лучше композитора русского просто не сыскать...

Прот. Игорь Фомин

— Абсолютно с вами согласен. Но святой — это другой человек. Он преодолел себя. И пусть это будет манок — вот для меня, допустим, священномученик Ермоген является таким, знаете, вот каким-то примером. Или, допустим, я очень люблю весь отряд юродивых, которые были в Церкви — ну, просто люблю, поэтому я, может быть, с упоением прочитал «Лавра»...

В. Аверин

— Я тоже...

Прот. Игорь Фомин

— О чём я хочу сказать? Святой... Вот мы очень часто пытаемся рассмотреть святого так, знаете, как-то утилитарно: вот он помогает... Сергий — с учебой, Николай — в путешествии, этот там...

В. Аверин

— Со здоровьем...

Прот. Игорь Фомин

— Со здоровьем, да, Спиридон — с жильём там, ну и тому подобное. Но это совершенно... Вот этот подход мне не нравится. Мне нравится другой подход — мне нравится подход, что у тебя есть выбор: в какой компании тебе быть, с кем тебе быть. И мне очень хочется быть вот в той компании. Не всегда получается или чаще не получается, чем получается... (Смеется.) Но в эту компанию я стремлюсь. И компания эта — не потому, что они такие хорошие, а потому, что они возлюбили Христа и показали, что это, в общем-то, совершенно реально простому человеку.

В. Аверин

— Давайте здесь поставим точку в этой беседе... Ещё раз с праздником Покрова Пресвятой Богородицы! Правда, наверное, самый трогательный праздник в годовом цикле... Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Александра Невского при Московском государственном институте международных отношений, был гостем программы «Вечер воскресенья». Спасибо вам большое!

Игорь Фомин

— До свидания, дорогие.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.

Также рекомендуем