Москва - 100,9 FM

«Генерал Михаил Алексеев». Исторический час с Дмитрием Володихиным. Гость программы - Константин Залесский (22.10.2017)

* Поделиться

Константин ЗалесскийГость программы: историк, журналист Константин Залесский.

Разговор шел о генерале Михаиле Васильевиче Алексееве, который участвовал в заговоре против императора Николая II, а позднее, во время гражданской войны, организовывал Белое движение на юге России.


Д. Володихин

 Дорогие слушатели, это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. И вот, как это ни парадоксально, мы будем обсуждать на Светлом радио темную личность — личность, можно сказать, авантюрного склада характера и всей жизни. И все то, что происходило в судьбе этого человека спокойного, ясного и простого, это его смерть. Она произошла осенью 1918 года в городе Екатеринодар в условиях бури гражданской войны. Екатеринодар в этот момент являлся, скажем так, «оком бури», и вот в этом месте, в столице белого движения, этот человек скончался не от пули, не от бомбы, не от штыка, а просто от болезни преклонного возраста. Скончался, оставив чудовищное количество вопросов о своей жизни, судьбе, намерениях и так далее, многие из которых не разрешены до сих пор. Это генерал от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев. И сегодня обсуждать тайны судьбы этого человека и непростой характер его взглядов и устремлений мы будем с замечательным историком Константином Залесским, автором целого ряда книг по истории России первой половины ХХ столетия. Добрый день, Константин!

К. Залесский

 Здравствуйте!

Д. Володихин

 Я напомню нашим уважаемым радиослушателям две наиболее известные точки в жизни генерала Алексеева, нет, даже, пожалуй, три точки. Первая точка — печальная, это Русско-японская война. В какой-то момент Алексеев держал бразды правления над, фактически, всеми сухопутными силами на Дальнем Востоке и победы добиться не смог. Вторая точка — в общем, не то, что печальная, скорее, страшная — это заговор против Николая II и принуждение его к тому, чтобы он отрекся от престола. И, наконец, третья. Можно было бы видеть некое оправдание в этой третьей точке, но уж очень извилисто она вычерчена на карте судьбы генерала Алексеева. Будучи одним из инициаторов, фактически, революционного переворота в феврале 1917 года, и года не прошло, как стал одним из крупнейших контрреволюционеров, человеком, который инициировал, фактически, создание белого движения на Юге России. Вот такая судьба: не очень удачливый генерал, блистательный заговорщик, на сторону которого я не хотел бы пригласить никого, и человек, который то ли раскаялся, то ли пожелал изменить методы борьбы, и взялся за оружие, возглавив, фактически, создав белое дело на Юге России. Вот, собственно, начнем мы с тривиальнейшего вопроса: из какой среды вырос Михаил Васильевич Алексеев?

К. Залесский

 Ну, Михаил Васильевич Алексеев вырос и среды, очень показательной для того, как складывались, могли складываться карьеры в Российской империи. То есть он был сыном... Его отец был кантонистом в свое время, то есть выходцем из семьи, скажем так, людей, которые были приписаны к военным поселениям. И этих детей — кантонистов — направляли, естественно, на службу в армию — ну, по традиции. И вот его отец, начав... Он не был крепостным. Он начал с нижних чинов и выслужился... Получил офицерские погоны и выслужился в майоры. Соответственно, Алексеев... Его батюшка был майором, Алексеев был Почетным гражданином. Такая была категория населения в Российской империи — привилегированная.

Д. Володихин

 Слегка «недо-дворяне».

К. Залесский

 Совсем «недо-дворяне». Личные дворяне — не совсем дворяне, а вот почетные граждане... Но это привилегированное сословие, это отнюдь не крестьяне, не мещане. Это, в общем, такой, как это... нижний средний класс. Нижний средний.

Д. Володихин

 Ну вот если взять, намазать хлеб маслом, сверху это масло слегка посолить и положить сверху сыр, то почетные граждане будут «солью» между «маслом» крестьянства и «сыром» дворянства.

К. Залесский

 Да, да. Ну, вот это вот был Почетный гражданин. И, то есть, образование, в общем... Его происхождение давало Алексееву стартовые позиции для военной карьеры — не очень хорошие, то есть, скажем так, не блестящие, но и не нулевые. То есть он на это, будучи сыном майора (тоже уже майора пожилого, отец был уже довольно пожилой человек, когда родился Алексеев)... Но это ему давало возможность начать службу отнюдь, конечно, не через Кадетский корпус и военное училище, но через курсы и поступление вольноопределяющимся, что он и сделал. То есть он поступил во Второй Ростовский гренадерский полк, дислоцированный в Москве, откуда... Вот он поступил вольноопределяющимся, то есть рядовым с правами на получение офицерского звания в дальнейшем, и сразу же его — ну, после курса молодого бойца — отправили в Московское пехотное юнкерское училище, которое он благополучно и завершил.

Д. Володихин

 Ну что жертв, он вливается в ряды Российской императорской армии. Вот вопрос, можно сказать, мальчишеский. Когда мы говорим: «Генерал Алексеев на финишном этапе своей карьеры окажется на самой верхушке российского генералитета»...

К. Залесский

 На самой. На самой верхушке, да.

Д. Володихин

 ...все-таки в голове-то всплывают картины взрывов, боев, больших сражений — как вот у Михаила Васильевича с боевым опытом, боевыми сражениями. Он тактик, он штабист, он боец, разведчик? Что он за человек?

К. Залесский

 Михаил Васильевич оказался прирожденным генштабистом, то есть штабным работником. Причем, штабным работником, скажем так, чрезвычайно высокого класса. То есть уровень его как штабиста отмечали его доброжелатели, недоброжелатели, отмечали абсолютно все. Но когда он только вышел из училища, его отправили на службу, естественно, не в гренадерский полк (скажем так, почти гвардейский), а, естественно, отправили в обычную пехоту, и 11 лет он прослужил в пехоте. Он принял участие в Русско-турецкой войне...

Д. Володихин

 Отличился или как-то не особо?

К. Залесский

 Отличился, отличился. Получил «клюкву», то есть получил Орден Святой Анны IV степени.

Д. Володихин

 Объясним, что цвет клюквы для Ордена Святой Анны...

К. Залесский

 ...это красный темляк.

Д. Володихин

 Да-да, такая ленточка, скажем так.

К. Залесский

 Ленточка, которая надевалась на эфес сабли.

Д. Володихин

 Клюквенно цвета.

К. Залесский

 Клюквенного цвета. Причем, это создает, опять-таки, легенду Алексеева. Вообще, Алексеев — это человек-легенда. То есть вот когда кто-нибудь говорит об Алексееве, в принципе, он не говорит о том Михаиле Васильевиче Алексееве, который существовал на самом деле. Он говорит о легенде.

Д. Володихин

 То есть на самом деле был простой пехотный офицер?

К. Залесский

 Простой  пехотный  офицер. Но легенда началась же в Русско-турецкую войну. Ему довелось быть адъютантом Скобелева. И это уже ореол белого генерала освятил будущее Михаила Васильевича Алексеева.

Д. Володихин

 То есть белый генерал — и рядом такой вот «сероватый» офицер?

К. Залесский

 Алексеев... Все отмечали всегда в Алексееве мягкость, умение разговаривать с людьми, неконфликтность. То есть идеальный штабист, который не будет спорить ни с кем — ни с генералом... Чрезвычайно трудоспособный, с прекрасными знаниями, с прекрасной памятью.

Д. Володихин

 Не будет спорить ни с кем — просто сделает по-своему.

К. Залесский

 Просто сделает, да. Блестящий генштабист. И он довольно долго прослужил в войсках. Обычно в Академию Генштаба молодые офицеры уходили после двух-трех-четырех, ну, пяти лет службы в полях, ну, в рядах армии. А он прослужил 11 лет. То есть довольно поздно... На курсе, когда он пришел в Академию Генштаба, старше него был только один человек, то есть более взрослый, на год старше него.

Д. Володихин

 Ну что ж, его «штабизм» в нем вызрел.

К. Залесский

 В нем вызрел, и он, окончив Академию Генштаба... Он окончил ее с золотой медалью, он окончил ее первым на курсе. Он окончил ее, настолько здорово зарекомендовав себя, что начальство категорически отказалось его отправлять в войска, даже на стажировку. Он больше в войска не попал никогда. Его сразу перевели в Главный штаб. То есть он сразу... Его даже не отправили в округа. Обычная, стандартная ситуация — что после Академии офицер отправляется служить в штаб какого-нибудь округа, там он получает опыт, и потом вот уже Центральное управление. Но он сразу, его сразу откомандировывают в канцелярию Военно-ученого комитета Главного штаба. То есть он стал... Он был генштабистом «от Бога».

Д. Володихин

 Насколько я понимаю, он довольно быстро продвигался по службе, поскольку в 1905 году мы увидим его на головокружительно высокой должности на Дальнем Востоке, а из...

К. Залесский

 Ну, на не совсем головокружительной...

Д. Володихин

 Ну все-таки это такая власть... Ну, а вот, скажем, когда он закончил Академию Генштаба, это были ведь 80-е годы?

К. Залесский

 Да-да.

Д. Володихин

 То есть, фактически, получается, около двух десятилетий, когда его карьера шла очень высокими темпами?

К. Залесский

 Нет, чрезвычайно высокими. Чрезвычайно высокими. Значит, если быть точным, Академию Генерального штаба он окончил в 1890 году. То есть как раз конец 80-х — учился в конце 80-х — в 1890-м он закончил. И за 15 лет он сделал очень стремительную карьеру.

Д. Володихин

 Ну, давайте посмотрим: из кого в кого?

К. Залесский

 Если я Вам начну перечислять должности, они на Вас не произведут впечатления.

Д. Володихин

 Нет-нет, лучше чины.

К. Залесский

 Да, чины. Нет, ну как же?.. Чины шли. Должности лучше звучат. «Младший делопроизводитель канцелярии», «экстраординарный ординарный заслуженный профессор Николаевской Академии Генштаба», «начальник оперативного отделения, генерал квартирмейстерской части Главного штаба», «начальник отдела Главного штаба». Вот карьера Алексеева в Русско-японской войне.

Д. Володихин

 То есть, в общем-то, из младших делопроизводителей — в начальники отдела...

К. Залесский

 В начальники отдела Главного штаба. То есть вот карьера чисто штабного работника. Но штабного работника очень высокой квалификации.

Д. Володихин

 На последнем этапе он уже имеет генеральский чин, насколько я знаю?

К. Залесский

 Генеральский чин. Плюс, параллельно с тем, что он является штабистом, скажем так, практиком военного дела, он (профессор Николаевской Академии Генштаба) одновременно является...

Д. Володихин

 ...преподавателем.

К. Залесский

 Да, преподавателем и военным теоретиком. Его статьи, которые он время от времени пописывает, производят, скажем так, ну, впечатление в узких кругах Генштаба.

Д. Володихин

 Ну что же, поскольку наш герой вышел из гренадер, я думаю, будет правильным, если сейчас в эфире прозвучит старинный марш «Гренадер».

(Звучит марш «Гренадер».)

Д. Володихин

 Ну что ж, представьте себе вот после этой музыки, как гренадерский полк на параде застывает в строю, как блестят штыки, как начищены и сверкают медные части обмундирования, и в результате строй солдат дает так много сияния и света, что просто глазам больно. И это очень хорошо. Свет — это замечательно. Ведь у нас, напоминаю, Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы обсуждаем с известным историком Константином Залесским судьбу таинственной личности — генерала Михаила Васильевича Алексеева. Переходя к знаменитой части его карьеры...

К. Залесский

 Тут надо еще немножко предвосхитить события... Да, заметим, что за Русско-японскую войну он получил золотое оружие, что вполне прилично, особенно для штабиста. Обычно штабным работникам золотое оружие… ну, полагалось, но не очень, в принципе, это боевая награда.

Д. Володихин

 Ну вот мы сейчас говорим о том, чем его наградили. А хочется увидеть, как он себя проявил. То есть он в какой-то момент оказывается ведь во главе, фактически, всех боевых действий?

К. Залесский

 Не, ну почему?

Д. Володихин

 Ну, во всяком случае, оказываем огромное влияние.

К. Залесский

 Не, ну, конечно. Он попадает... Он, естественно, попадает в штаб. То есть попал он на Русско-японскую... Значит, во-первых, он основную часть Русско-японской войны, ту, которая не самая удачная, в общем, пропустил. Назначение он получил уже в районе осени 1904 года, и приехал он, и получил в штаб 3-й Манчжурской армии, получил он пост генерал-квартирмейстера. То есть, это, в общем, пост хороший, высокий. Ну, скажем так...

Д. Володихин

 Не определяющий.

К. Залесский

 Не определяющий. Но, в общем, вот, в целом-то, это и есть его пост.

К. Залесский

 Ну, а, насколько я понимаю, ведь в генерал-квартирмейстерские обязанности входила разведка.

К. Залесский

 Оперативная разработка, разведка. Это очень важный пост, он очень влиятельный. Но вот он как раз и показывает, что... Вот он очень характерен для Алексеева. То есть все, кто окружал Алексеева, отмечали в нем нелюбовь к сотрудникам. То есть нет — очень хорошее отношение к своим сотрудникам, но нелюбовь их использовать. То есть Алексеев не хотел, чтобы у него были сотрудники, он все хотел делать сам.

Д. Володихин

 То есть, иными словами, «Вы все — люди хорошие, только не мешайте»?

К. Залесский

 Только не мешайте», да. Но, с другой стороны, это говорит о том, что человек не очень хорошо умел организовать работу — ну, всех людей. Но, с другой стороны, сам он был человеком талантливым, он проводил разработку операций, он, в общем, эти операции провел на очень приличном уровне.

Д. Володихин

 Ну, например, вот в чем он конкретно участвовал, в каких сражениях?

К. Залесский

 Ну, сражение у них было... В ходе Мукденского сражения он проявил себя очень прилично. Ну, естественно, штабное. Он не водил в бой полки, нет.

Д. Володихин

 Ну, как-то мы себе и не представляем генерала с шашкой наголо.

К. Залесский

 Ну почему? Русско-японская война — это был еще тот период, когда ряд генералов с шашкой наголо вел рейды кавалерийские. Вспомним рейд Самсонова или Ренненкампфа.

Д. Володихин

 Ну, во всяком случае, генштабиста с шашкой наголо.

К. Залесский

 Да, генштабист не стал вести. Очень важное было в этом то, что в тот момент — в момент Русско-японской войны, — в принципе, над Русской армией довлела... ну, школой это назвать сложно, но традиция Генштаба, которую представлял генерал Куропаткин. Это была традиция, скажем так, очень аккуратных военных действий, продуманных до мелочей. То есть: избежание всякого, какого бы то ни было риска; продумывание и передумывание вновь и вновь...

Д. Володихин

 Вот это я понял: драка уже началась, а человек начинает лихорадочно рассчитывать, по какой траектории ему двигать кулак.

К. Залесский

 Абсолютно правильно. А Алексеев, оказывается, может быстро оценивать получаемую информацию, быстро ее анализировать и быстро представлять своему руководству наиболее эффективные возможности для ее решения.

Д. Володихин

 Поэтому-то я и говорил, что оказал очень серьезное влияние.

К. Залесский

 Да. Но не был все-таки он начальником штаба наместника или главнокомандующего. На своем посту он был отмечен как один из, фактически, героев Русско-японской войны на втором этапе, то есть человек, который, будучи, в общем... То есть выше него был с десяток генералов, но он среди них был отнюдь не один из многих.

Д. Володихин

 Итак, из войны он вышел без позора...

К. Залесский

 Даже, сказать, с большими прибылями.

Д. Володихин

 ...с неплохой репутацией, с награждениями.

К. Залесский

 Да.

Д. Володихин

 И вот проходит десятилетие между двумя войнами, начинается Первая мировая. Где она застает нашего героя, кто он таков?

К. Залесский

 Застает она его на посту командира одного из корпусов — ну, 12-го корпуса со штабом в Саратове.

Д. Володихин

 Штабист сделался комкором?

К. Залесский

 Да, да. Но это не главное, скажем так. В том-то и дело, что, как бы это ни странно звучало, вот это назначение на комкора — это было проходное. То есть, в общем, это был такой этап в карьере Алексеева, который не предполагал, в общем, дальнейшего развития по командной части.

Д. Володихин

 То есть между штабом пониже и штабом повыше надо было покомандовать корпусом?

К. Залесский

 Нужен был корпус. Причем, с 1908 года по 1912-й, четыре года, Алексеев возглавлял штаб Киевского военного округа. Об этом надо сказать особо. Дело все в том, что штаб Киевского военного округа — это был один из самых важнейших штабов. Еще такой же примерно уровень был у штаба Варшавского военного округа. То есть на случай войны с Германией (ну, скажем так, с Европой, с европейскими странами) штаб Киевского военного округа преобразовывался в штаб Юго-Западного фронта, и штаб, который возглавлял Алексеев, разрабатывал планы будущих операций в мирное время — ну, проводил маневры, проводил подготовку.

Д. Володихин

 И тут война началась.

К. Залесский

 Да. И когда его отослали на корпус, было заранее известно, что как только начнется война (если она начнется), то Алексеев этим корпусом командовать не будет — он вернется на штаб Юго-Западного фронта.

Д. Володихин

 И он особенно не повоевал, вернулся?

К. Залесский

 Нет, он вообще не повоевал. Он в день мобилизации 19 июля (все приказы датировались 19 июля 1914 года в России, ну вот предмобилизационные), он возглавил штаб Юго-Западного фронта, которым командовал генерал от артиллерии Николай Иудович Иванов. И при Иванове, который был человеком с академическим образованием, но не с генштабистским (он окончил Михайловскую артиллерийскую Академию), то есть, в общем, он не был каким-то таким, скажем так, стратегом, а в результате под началом Иванова при начштаба Алексеева оказалась не просто половина фронта Русской армии... Ну, имеется в виду...

Д. Володихин

 ...лучшая и сильнейшая половина.

К. Залесский

 Да, лучшая и сильнейшая. Потому что на тот момент, когда началась Первая мировая война, идея нашего полевого управления состояла в том, что Верховный главнокомандующий — он верховный, он «там», он далеко (предполагалось, что будет государь изначально Верховным главнокомандующим), а вот дальше будет не просто фронт, а фронт в смысле «театр военных действий». То есть Северный фронт — это вот, значит, с Германией воюем (ну, там вот Восточная Пруссия — маленький кусочек), а Юго-Западный фронт — это вот весь фронт, начиная с Мазовских болот и до румынской границы.

Д. Володихин

 Ну что ж, я так понимаю, у Михаила Васильевича появилась возможность потакать своей давней природной склонности — быть настолько хорошим штабистом, чтобы был шанс вертеть вышестоящим генералом, как это необходимо.

К. Залесский

 Да. И самое главное, что этот вышестоящий генерал...

Д. Володихин

 ...не против.

К. Залесский

 ...не просто не против, а постоянно отмечает, какой великолепный штабист Алексеев!

Д. Володихин

 Ну, а реальный успех?

К. Залесский

 Реальный успех — колоссальный. Реальный успех — Галицийская битва.

Д. Володихин

 Да, в этот момент Российская армия, конечно, совершила настоящий наступательный рывок.

К. Залесский

 И во многом это заслуга Алексеева, потому что Иванов, несмотря на все... У него были, естественно, положительные качества, как-то: определенная сила характера, но он, в общем, был для этой должности не готов, конечно. Это был не его уровень. У него был уровень, где он проявил себя прекрасно, когда в революцию, в революционные годы 1904, 1905, 1906 годов он возглавлял... был генерал-губернатором Кронштадта и удержал Кронштадт просто железной рукой. Вот это было его самое великое деяние. А здесь он полностью положился на Алексеева, давая ему великолепные характеристики. При этом Иванова очень высоко ценил государь и имел возможность с ним общаться лично.

Д. Володихин

 И таким образом получал от него наилучшие рекомендации Алексеева.

К. Залесский

 Да. Причем, совсем наилучшие. И вот что показательно? Что когда заболел генерал Рузский (он командовал на тот момент, в 1915 году, Северным фронтом), то было решено Северный фронт... То есть Северо-Западный фронт, который потом разделили на Северный и Западный. И вот как только заболел Рузский, то из всего выбора тех, кто есть, взяли — не как, в принципе, положено... Положено взять командующего одной из армий — ну, то есть, полевого командира. А было решено выдвинуть наверх Алексеева.

Д. Володихин

 И он получает Северный фронт?

К. Залесский

 Северо-Западный, да.

Д. Володихин

 Северо-Западный.

К. Залесский

 Потом происходит... Буквально... Тут все идет, как бы, скажем так, днями. То есть вот март. Получает он Северо-Западный фронт. Потом фронт разделяется в начале августа на Северный и Западный — ну, чтобы удобнее было. Потому что уже театров военных действий нет, а уже весело. И Алексеев получает Западный. Скажем так, в качестве командующего фронтом он, в общем, практически, ничего не успел сделать. То есть он держал оборону...

Д. Володихин

 То есть ему не пришлось вести масштабные сражения, наступательные операции?..

К. Залесский

 Не пришлось, не пришлось. Он постоянно информировал о тяжелом положении на фронте, но что было?.. И вот здесь как раз мы подходим к ключевому моменту в его жизни. То есть не будь во этого ключевого момента, был бы он командующим фронтом...

Д. Володихин

 ...и хорошо!

К. Залесский

 Да! Хорошим, плохим — это показала бы история.

Д. Володихин

 В каком он чине на данный момент — 1915-й год?

К. Залесский

 Он генерал от инфантерии уже с 1914 года.

Д. Володихин

 А выше этого разве что...

К. Залесский

 ...генерал-фельдмаршал. Напомню: в Первую мировую войну ни один русский военачальник не получил этого звания.

Д. Володихин

 Ну, там иногда еще экстраординарный чин генералиссимуса, но это, скорее, почетное звание.

К. Залесский

 Да. Но, значит, фельдмаршалов не было вообще в Русской армии после смерти Милютина.

Д. Володихин

 Фактически, Алексеев находится уже, как сейчас говорит рафинированная молодежь, «на топе» военной иерархии?

К. Залесский

 Да, «на топе». Но именно «на топе». То есть, условно говоря, один из десяти крупнейших. И вот здесь начинается то самое...

Д. Володихин

 ...ключевой момент.

К. Залесский

 ...ключевой момент. Ключевой момент связан с отступлением Русской армии. Русская армия отступает, ситуация плохая, тяжелая на фронте, снарядов нет. И в этот момент государь-император Николай II принимает решение взять на себя обязанности Верховного главнокомандующего.

Д. Володихин

 То, что предполагалось изначально, но не было реализовано на первом этапе войны.

К. Залесский

 Да, на первом этапе войны не было реализовано, потому как государь посчитал, что великий князь Николай Николаевич — он был лучший специалист в военном деле. Но в 1915 году речь уже идет не о том, кто лучший военный специалист, а о том, кто сможет больше, скажем так, взять на себя моральную ответственность за сложившуюся ситуацию.

Д. Володихин

 Господь с ним, с великим князем. Просто складывается ситуация, в которой Алексеев становится тем полководцем, который постоянно общается с государем.

К. Залесский

 Да. И вот когда государь принимает решение занять пост, принять на себя пост Верховного главнокомандующего, возникает вопрос: а кто будет начальником штаба? Причем, напомним, Николай II получил военное образование, домашнее военное образование ему было вложено, как курсы Академии Генштаба — он, в принципе, окончил, но опыта военного дела у него не было. И он это осознавал полностью. И возникает вопрос: значит, уходит Верховный главнокомандующий Николай Николаевич, он получает наместника на Кавказе, и с кем остается новый Верховный? А начальником Штаба Николая Николаевича является генерал Янушкевич. Сложно передать ту гамму чувств, которую русские генералы 1914-1915 годов высказывали о генерале Янушкевиче. Но там не было ни одной приличной.

Д. Володихин

 Скажем так, Янушкевич уходит, и, я так понимаю, Алексеев приходит на его место.

К. Залесский

 Да. Причем, прокомандовав фронтом, условно, две недели, вот Западным фронтом.

Д. Володихин

 На этой светлой ноте я хочу напомнить, что как замечательно светло было в жизни генерала Михаила Васильевича Алексеева в 1915 году, когда он, фактически, встал во главе и Вооруженных сил России, борющихся на фронте...

К. Залесский

 Да, именно!

Д. Володихин

 ...когда он стал не только помощником государя, но и, фактически, ведущим человеком в командовании, так и светло у нас здесь, ибо это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы ненадолго прерываемся, чтобы продолжить нашу беседу буквально через минуту.

Это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С Вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы с известным историком Константином Залесским продолжаем разговор о не то, что бы уж светлой личности, а личности, которая продвигала свои карьеры светлыми темпами, — о генерале Михаиле Васильевиче Алексееве. Между 1915 годом и 1917 годом граница невелика, а на протяжении всего этого времени Михаил Васильевич Алексеев, фактически, осуществляет, ну, если не командование войсками, то 75 процентов командования войсками.

К. Залесский

 Да, да! Причем, он, скажем так... Если брать... Ну, скажем, государь стоит за пределами чинов, то он, в принципе, самый высший чин в армии.

Д. Володихин

 Хорош ли он на своем месте?

К. Залесский

 Великолепен. То есть Николай II в письмах той же самой своей супруге Александре Федоровне и вообще отмечает: «Лучшего сотрудника я никогда не видел и не желал бы себе иметь».

Д. Володихин

 Ну, в общем, в 1915 году армия выходит из кризиса, завершает отступление, а в 1916 году даже видны вполне успешные наступательные операции.

К. Залесский

 Да, и, конечно, же, там идет и Луцкий прорыв, и вообще наступление... Фронт не просто стабилизируется. А Австро-Венгрия вообще находится на пороге катастрофы. В общем, как бы к концу 1916 года (то есть как бы вот финал действий Алексеева при государе), в общем, общее мнение — то, что 1917 год последний в войне. То есть вот сейчас Алексеев разрабатывает план кампании 1916 года, и как раз, когда... Вот суть идет и в том, что сейчас будет разработан план кампании 1917 года, и вот на этом-то, в общем, война и закончится. И, соответственно, Алексеев, генерал-фельдмаршал, князь, кавалер Ордена Георгия I степени — ну, и далее по тексту.

Д. Володихин

 Ну что ж, замечательно. Мы даже видим определенные наступательные попытки зимой 1916-1917 годов, там более-менее успешное Митавское наступление. Но Кавалер всех орденов, генерал-адъютант, генерал от инфантерии неожиданно делает так, что его венценосный начальник оказывается свергнут с престола. Как? Зачем?

К. Залесский

 Все не совсем неожиданно. В принципе, если мы посмотрим на действия Алексеева, мы увидим довольно стандартную ситуацию, как это ни покажется странным, вот именно стандартную. Это человек — любой человек, тем более даже, талантливый человек, может быть, находящийся на своем месте — он видит довольно узко то, что находится перед ним. То есть он видит оперативное руководство войска, и оперативное руководство войсками Алексеев обеспечивает вполне на достойном уровне.

Д. Володихин

 Возникает мысль: «Зачем мне тогда этот царь?»

К. Залесский

 Это с одной стороны. Но, с другой стороны, Алексеев, в какой-то степени, понимает, что он, в общем, не великий полководец, ну, в смысле, харизмой не обладает, и, в общем и целом, в данном случае у него нет большого конфликта с государем именно на военной почве. Потому что государь в принципе утверждает подавляющее большинство предложений Алексеева. А возникает вопрос в другом: в стране-то сложности, война идет не так, как видно из кабинета. Есть проблемы с пополнениями, экономикой, проблемы с военной...

Д. Володихин

 ...с дисциплиной...

К. Залесский

 С дисциплиной на фронте еще как-то, а с дисциплиной в тылу, вообще-то, не очень хорошо. Там все время какие-то поправляют... В Туркестане, понимаете, там неизвестно что творится.

Д. Володихин

 И Алексеев вбивает себе в голову, что он может все это исправить.

К. Залесский

 Да.

Д. Володихин

 Но царя надо убрать, чтоб не мешал.

К. Залесский

 Да. И сначала, летом 1916 года, он подает докладную, что «а давайте, государь, создадим в нашей стране должность Верховного министра военных сил (или обороны), на которую, в общем, можно назначить — ну, можно назначить и меня, и этому министру подчинить всех министров, в смысле, связанных с обороной».

Д. Володихин

 Фактически, как военному диктатору.

К. Залесский

 Ну, во время войны — сами понимаете, естественно. Как, фактически, военному диктатору. Ну, ответ государя мы понимаем, то есть...

Д. Володихин

 «Нет необходимости».

К. Залесский

 Да-да. «На данный момент необходимости нет». После этого, соответственно, в душе затаим некоторую грубость, что «не поняли старика». Он же не из корыстных соображений, а ради великой России, да? Потом, как только генерал Алексеев начинает задумываться о мыслях великой России и о своей роли в ней, сразу же на горизонте появляется Гучков.

Д. Володихин

 Ну, а вот тут любопытно. Много же было разговоров о том, что Алексеев участвовал в разного рода тайных организациях — не только в заговоре, но и в каких-то там военных масонских ложах и так далее.

К. Залесский

 Да. Что касается военно-масонских лож и вообще связи с масонами, то здеь, как говорится, тайна, покрытая мраком. То есть — мог участвовать? Мог.

Д. Володихин

 Ну, фифти-фифти, да.

К. Залесский

 Подтверждение есть? Нет.

Д. Володихин

 Как Вы думаете, встретите ли Вы динозавра, выйдя утром из дома? Фифти-фифти, либо встретится, либо нет.

К. Залесский

 Да. Поэтому как бы... Когда мы знаем, что человек масон? Да когда нам попадают в руки протоколы заседаний лож. Ну нет у нас протоколов.

Д. Володихин

 Что называется, Бог весть.

К. Залесский

 Да, Бог весть. Но он, оказывается, очень интересно связан с Гучковым. Очень интересно. Напомним нашим слушателям, что Гучков — в принципе сторонник якобы конституционной монархии, но при этом фактический личный враг государя.

Д. Володихин

 И, фактически, уже не совсем монархии.

К. Залесский

 Да, и не совсем. И личный враг государя. То есть для него изменение строя, может быть, не обязательно, но отречение Николая II — для него это принципиальный момент. И вот здесь начинается то самое «накручивание», фактически, Алексеева по поводу того, что, типа, «Вам-то, Михаил Васильевич, царь-то не мешает на фронте, но ведь он Вам мешает, ведь посмотрите, что он с Россией сделал! Это не глупость, это предательство! Что это... Да, и императрица, в общем-то…»

Д. Володихин

 «А все порядочные люди...», и так далее.

К. Залесский

 Да. И у императрицы в Царском Селе стоит радиопередатчик, с которым она связывается-то с Берлином...

Д. Володихин

 Причем, это знают буквально все.

К. Залесский

 Ну, как это известно.

Д. Володихин

 Вот как обычно.

К. Залесский

 До сих пор, да, сразу? — «как известно».

Д. Володихин

 «Как известно». Ну, так или иначе, Алексеев оказывается втянут в заговор, и он в феврале 1917 года оказывается чуть ли не основной фигурой из тех, кто оказал давление на императора, навязывая ему отречение. Мы не знаем, там, было это отречение или нет. Сейчас на этот счет идут дискуссии. Это несколько сомнительно. Но, так или иначе, Николай II оказался, во-первых, свергнут с престола, а во-вторых, оказался, фактически, под, своего рода, домашним арестом.

К. Залесский

 Ну, не просто под арестом. Надо сказать, что тут как раз очень много... Ведь связи Алексеева с Гучковым вскрылись до этого, и Николай II даже отправил его на лечение по этому поводу, но он сказал, что просто подумать, «отдохнуть, подумать».

Д. Володихин

 «Не безумны ль Вы? Не пора ли Вам отдохнуть?»

К. Залесский

 «Не пора ли Вам отдохнуть?», да. И Алексеев уехал, но Алексеев сам вернулся из отпуска своего, с лечения, как только... 17 февраля 1917 года он самочинно вернулся в Ставку, и именно его просьба Николаю II выехать срочно в Ставку для решения срочных вопросов выманила государя из Петрограда.

Д. Володихин

 Ну, то есть, фактически, Алексеев, я уже говорил, был одним из крупнейших «приводных рычагов» заговора?

К. Залесский

 Да. Тут вот можно сказать, что, знаете как, что, типа, не сказать, что Алексеев совершил переворот, но сказать, что Алексеев обеспечил производство этого переворота.

Д. Володихин

 Ну что ж, а теперь давайте посмотрим, а много ли принесло счастья самому Алексееву произведение этого самого переворота? Вот Алексеев между февралем и октябрем — фигура, которая сначала, вроде бы, шла кверху, а потом как-то, наверное, правильно сказать, рухнула?

К. Залесский

 Да. Есть очень хорошая фраза, которую привел в своих мемуарах генерал Лукомский — это один из ближайших к Алексееву людей, его доверенное лицо. Он записал, что Алексеев в 1917 году... — верить мы можем только на слово, естественно, да? Он написал, что Алексеев в 1917 году уже, в середине 1917 года сказал ему: «Я никогда себе не прощу, что я поверил этим господам. Они меня обманули».

Д. Володихин

 А, ну что ж, есть две замечательные поговорки: «Не рой яму другому — сам в нее попадешь» — и попал, и вторая: «На чужом несчастье своего счастья не добьешься».

К. Залесский

 Да. Алексеев получил после февраля... После отречения он получил, в принципе, все. То есть он стал... сначала, фактически, принял на себя обязанности Верховного главнокомандующего, а потом был и утвержден. То есть он стал... До этого он был де-факто, теперь он стал де-юре главой Русской армии.

Д. Володихин

 Наступает время сарказма: хи-хи-хи, и долго ли продержался, голубчик?

К. Залесский

 Нет, продержался этот голубчик очень недолго. Потому что он, будучи, как это ни странно после того, что мы с Вами все это сказали, честным генералом...

Д. Володихин

 ...хотел сделать как лучше?

К. Залесский

 Он хотел сделать как лучше! То есть он увидел, что происходит после февраля 1917 года, и когда ему, соответственно, позвонили из штаба, ну, в смысле, из Петрограда, и сказали: «Ну так где наши победы-то? Теперь-то не мешает никто, в общем-то! Никто не мешает — где наши победы, где наш путь на Берлин, где победоносное наступление?», он сказал: «Армия не то, что не готова к наступлению. Армия — дай Бог, если с ней ничего не делать, она, может быть, через полгода будет готова к наступлению. А если Вы будете продолжать это делать, она никогда не будет готова!

Д. Володихин

 Итак, он слетел с верховного главнокомандующего...

К. Залесский

 Потому что в это время всегда был человек, который всегда готов наступать, — ну, то есть генерал Брусилов.

Д. Володихин

 Ну, что тут скажешь? Тут скажешь только одно: «Ты думал, что все взаправду?»

К. Залесский

 Да-да, конечно, все думал... Надеялся. Но оказалось, что не так. Ну, вот тут как раз...

Д. Володихин

 А когда полетел?

К. Залесский

 Он был снят 21 мая 1917 года.

Д. Володихин

 Недолго, совсем недолго.

К. Залесский

 Недолго — это если учесть, что до 1 апреля он был только исполняющим обязанности.

Д. Володихин

 Повторим историческую фразу относительно генерала Алексеева: «А ты думал, все взаправду!» Но вот свет в карьере нашего героя закончился решительно, но здесь, в нашей комнате, в нашем здании и в нашей стране, он никогда не иссякнет.

Напоминаю, что это Светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с Вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы в память о карьерных достижениях генерала Алексеева включаем блистательный торжественный марш лейб-гвардии Преображенского полка. Все самое лучшее звучит в нашем эфире.

(Звучит «Торжественный марш лейб-гвардии Преображенского полка».)

Д. Володихин

 Ну что же, мы послушали этот блистательный бравурный марш, который здесь у нас, помните, прозвучал как своего рода реквием Российской Императорской армии. Сгущаются сумерки, и сумерки эти явно багрового цвета. Генерал Алексеев теряет свое преобладающее положение в Российской армии. И надо сказать, что его уже меньше года отделяет от положения главного инсургента в стране.

К. Залесский

 Да.

Д. Володихин

 Как же он провел эти месяцы?

К. Залесский

 Ну, эти месяцы он провел, в общем и целом, как человек, пользующийся огромным авторитетом и влиянием в армии, но не занимающий официального поста. То есть он время от времени что-нибудь говорил, к нему прислушивались, но никто, в общем, не собирался считаться с его мнением.

Д. Володихин

 В резерве чинов?

К. Залесский

 Да! Нет, конечно, он состоял в резерве чинов, но он просто не поступал никуда на службу, а вот просто высказывал вот так вот, время от времени. И в совещаниях принимал участие. Ну, то есть, как бы так сказать, фрондировал против правительства, но не сильно.

Д. Володихин

 Ну что ж, это понятно. Это судьба многих отвергнутых фортуной генералов.

К. Залесский

 Но когда был так называемый Корниловский мятеж...

Д. Володихин

 Ну, назовем это «Корниловский кризис».

К. Залесский

 Ну да, выступление генерала Корнилова, вот здесь оказалось, что Алексеев нужен снова. Дело все в том, что, несмотря на то, что его сняли, несмотря на то, что был еще и Брусилов верховным, и Корнилов верховным, авторитет Алексеева, которого знали как человека, который с 1915 года руководил Русской армией , был очень высоким.

Д. Володихин

 В том духе, что «ну хоть этот-то был нормальный»?

К. Залесский

 Ну, как бы все знали, что был человек, который планировал операции. Корнилов-то к 1917 году кто? Комкор, да и то, в общем...

Д. Володихин

 А тут — серьезный человек.

К. Залесский

 Серьезный человек. И ему предложили стать снова Верховным, он, естественно, отказался. Правда, это было сделано так... просто так. И, в конце концов, его Керенский уговорил ехать в Ставку разбираться с Корниловым. Потому что обещали, что если Корнилов не согласится на мирные договоренности, то мятеж будет просто залит кровью. И Алексеев согласился. Сказать очень сложно, какие у него были, так сказать... Ну, у него сын принимал участие в выступлении Корнилова...

Д. Володихин

 Ну, тут есть еще два соображения достаточно чистых и прямых. С одной стороны, ну кто из русских хочет русской крови от русских пуль?

К. Залесский

 Ну, может быть, стоило поддержать Корнилова против Керенского, и тогда, может быть, история пошла бы другим чередом! Но Алексеев, будучи генштабистом и, как написано, «мягким человеком», решил все спустить на тормозах.

Д. Володихин

 Ну, а может быть, здесь еще и в другом дело — Михаилу Васильевичу просто захотелось напоследок сыграть какую-то крупную роль?

К. Залесский

 Возможно. Но «последок» еще будет впереди.

Д. Володихин

 Он этого не знал.

К. Залесский

 Ну, как бы то ни было, в общем, он уговорил Корнилова сложить оружие.

Д. Володихин

 Сделал свое дело?

К. Залесский

 И ушел сразу.

Д. Володихин

 Может быть, оно и к лучшему, в какой-то степени.

К. Залесский

 Надо сказать, что вот был ли он сторонником демократических каких-то традиций, скажем так, вот это очень сложно. Мы можем вспомнить еще одну цитату из генерала Лукомского, которую, он пишет, Алексеев сказал ему уже позже, уже в начале 1918 года. Алексеев сказал Лукомскому: «Я ошибался. Я теперь только понимаю (1918 год), что только одна идея должна быть в России — это монархия».

Д. Володихин

 Ну что ж, может быть, он это и говорил.

К. Залесский

 Может быть, может быть.

Д. Володихин

 Ну, а теперь, собственно, Алексеев вышел из небытия на свет, несколько суток пробыл опять в лучах большой истории и опять нырнул на дно.

К. Залесский

 Ну, не совсем на дно — он выступал и на различных публичных совещаниях. То есть он был...

Д. Володихин

 На званых обедах...

К. Залесский

 Да. Ну, то есть он был известен. То есть он не просто пропал. Он все время присутствовал.

Д. Володихин

 Известен, но бессилен?

К. Залесский

 Да, бессилен абсолютно.

Д. Володихин

 И тут разразился Октябрь.

К. Залесский

 Да. И как только разразился Октябрь — ну, практически, 11 ноября 1917 года Алексеев выехал под чужим именем. И, прибыв в Новочеркасск, он немедленно начал... Ну, то есть не немедленно. Сначала он договорился, естественно, с Красновым, потому как власть в Новочеркасске принадлежала донскому атаману и донскому правительству. И, получив добро, он немедленно начал создание тогда еще Алексеевской организации. То есть организация, в которую он начал вербовать офицеров для борьбы с большевиками.

Д. Володихин

 Вот здесь хотелось бы вставить небольшую ремарочку. Человек с хорошим предвидением, стратегическим умом, штабной подготовкой; собственно, человек, который очень много знал из того, что реально творилось у верхов власти; человек, который никоим образом второй-то революционный переворот не принял, — все у него хорошо. Но вот та самая харизма, которая двигает за человеком других людей, у него напрочь отсутствует.

К. Залесский

 Да, у него авторитет.

Д. Володихин

 Авторитет есть — харизмы нет.

К. Залесский

 Да, именно. Поэтому как только в Новочеркасск прибывает генерал Корнилов, то немедленно Корнилов выдвигается именно на первые роли уже теперь в добровольческой армии в качестве именно харизматического лидера. Алексеев остается моральным авторитетом и, скажем так, административным руководителем, потому что административный и штабной талант Алексеева несравним с корниловским, конечно же. То есть...

Д. Володихин

 Тут, в общем, разделение функций, несколько обидное для Алексеева, но, в общем, естественное.

К. Залесский

 Да. Надо отметить, что уже с начала 1918 года, уже как только начинается этот первый поход — так называемый Первый Кубанский («Ледяной») поход, отношения между Корниловым и Алексеевым находятся на той стадии, что... Да, напомним: добровольческая ария — это порядка 3 тысяч человек, то есть довольно компактная организация. И два ее руководителя — Алексеев и Корнилов — общаются либо через адъютантов, либо записками.

Д. Володихин

 Ну, то есть веселья между ними нет?

К. Залесский

 Ну, какого веселья? Общения нет.

Д. Володихин

 И братства нет никакого.

К. Залесский

 И общения. Даже общения нет. Казна находится в руках Алексеева. Вся администрация, все дела — финансовая, дипломатические — находятся у генерала Алексеева.

Д. Володихин

 И тут Корнилов гибнет.

К. Залесский

 Корнилов гибнет, да, при штурме, соответственно...

Д. Володихин

 По большому счету, его опять мог заменить Алексеев, но...

К. Залесский

 ...но Алексеев не может его заменить, потому что, как Вы абсолютно правильно сказали, в условиях гражданской войны нужна харизма.

Д. Володихин

 Нужна личность, да.

К. Залесский

 Личность. Эта личность находится... В принципе, там были другие личности, но Алексеев назначает генерала Деникина.

Д. Володихин

 Ну, я хотел бы сюда добавить еще одну вещь. Не только харизма отсутствует — еще отсутствует полная прозрачность жизни этого человека. Все-таки когда-то он поспособствовал свержению монархии.

К. Залесский

 И это тоже...

Д. Володихин

 И в глазах многих людей это делает его сомнительной личностью.

К. Залесский

 Сомнительной, да, конечно. Ну, а генерал Деникин — он, в общем, герой войны, но герой как раз когда надо вести вперед кого-то там, его железных стрелков, — то есть, в общем, фигура вполне приемлемая. И вот тогда... Да, плюс, с Деникиным отношения другие. Удивительно, но отношения значительно более...

Д. Володихин

 Ну, Деникин — младший в этой паре.

К. Залесский

 Да, Деникин — младший. Да, успешный поход. И, наконец, в августе 1918 года Алексеев по предложению Деникина, потому что он тоже офицер, принимает на себя звание Верховного руководителя добровольческой армии.

Д. Володихин

 Очень пышно звучит!

К. Залесский

 Да. Но это не только пышно звучит. Деникин остается командующим, то есть военным руководителем. А при Верховном руководителе добровольческой армии создается особое совещание, то есть правительство Белого Юга.

Д. Володихин

 Ну, Алексеев в этом случае попытался все-таки заменить собой государя...

К. Залесский

 Да.

Д. Володихин

 Ну, если не в 1917-м, то хотя бы в 1918 году. Прошло полтора года, и он все-таки решил порулить хотя бы тем, что было у него под контролем.

К. Залесский

 Но проходит менее двух месяцев, и мы возвращаемся к тому, с чего начали эту передачу.

Д. Володихин

 Чего Бог человеку не дает, того человек сам никогда не получит.

К. Залесский

 Именно так, именно так. То есть — вот не знаю, как — насладиться, тяготиться или что-нибудь другое, но вот этой верховной властью Алексееву довелось пользоваться, ну, если быть точным, порядка... меньше 50 дней.

Д. Володихин

 Он успел что-нибудь сделать серьезное?

К. Залесский

 Нет, он... Нет, вообще, он сделал очень много для Белого движения. Он наладил административное функционирование. Под успехи добровольческой армии... Деникин очень сложно всегда договаривался с финансовыми кругами, Алексеев договаривался с финансовыми кругами значительно более активно. Он наладил дипломатическую службу, он наладил очень хорошие контакты с донским начальством. То есть он сделал очень много, именно заложив основы административно-финансовой базы для добровольческой армии.

Д. Володихин

 То есть, иными словами, «сходя в гроб», он оставил после себя весьма ценное наследство?

К. Залесский

 Да. И крепкое наследство, да.

Д. Володихин

 Вы знаете, мне хотелось бы нашу передачу, время которой уже подходит к концу, завершить на доброй ноте. Мне хотелось бы думать, что слова, сказанные Лукомским о своем патроне Алексееве, правдивы ну хотя бы отчасти. Мне хотелось бы видеть в этом отсвет христианского чувства. Можно ли все-таки предположить — небезосновательно, — что Алексеев осознавал не только свою ошибку?.. Раз в жизни он сделал ошибку, но эта ошибка обошлась дорого не только ему, но и всей стране.

К. Залесский

 Всей стране.

Д. Володихин

 Крайне дорого, безумно дорого. Может быть, он осознал свою ошибку и, кроме этого, свой грех?

К. Залесский

 Да.

Д. Володихин

 Фактически, он нарушил присягу — то, что в старину называли крестоцеловальной клятвой, да?

К. Залесский

 Да, да, конечно.

Д. Володихин

 И пошел не только против власти, но и против Бога.

К. Залесский

 Да, конечно.

Д. Володихин

 Может быть — может быть, — то, что он делал через полгода, в конце 1917 года, в 1918 году, — есть, в какой-то степени, попытка покаяния и искупления? Не знаю, мы о молитвах и мыслях этого человека не можем ничего понимать, он очень закрыт. Но действия — действия все-таки направлены в ту сторону, в которую двигал бы свои силы, свою энергию именно человек кающийся, именно человек, исправляющий свою ошибку.

К. Залесский

 Я тоже думаю, что это было именно так, о чем подтверждается, что при тех тяжелейших и напряженных отношениях с Корниловым, которые мы уже упоминали, он, несмотря ни на что, никогда не интриговал. То есть он не добивался того, чтобы, условно, заменить Корнилова Деникиным. Нет, он просто нес свою свой вот этот вот крест.

Д. Володихин

 Ну что же, хорошо и даже как-то органично, что в конце передачи «Исторический час» на Светлом радио, радио «Вера», мы говорим о том светлом, что могло быть на исходе жизни этого человека. Напоминаем, что сегодня у нас в гостях был замечательный историк Константин Залесский. Большое спасибо, Константин!

К. Залесский

 Спасибо Вам!

Д. Володихин

 А теперь мне остается, дорогие радиослушатели, поблагодарить Вас за внимание и сказать «до свидания»!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Философские ночи
Философские ночи
«Философские ночи». Философы о вере, верующие о философии. Читаем, беседуем, размышляем. «Философия — служанка богословия», — говорили в Средние века. И имели в виду, что философия может подвести человека к разговору о самом главном — о Боге. И сегодня в этом смысле ничего не изменилось. Гости нашей студии размышляют о том, как интеллектуальные гении разных эпох решали для себя мировоззренческие вопросы. Ведущий — Алексей Козырев, кандидат философских наук, доцент философского факультета МГУ. В гостях — самые яркие представители современного философского и в целом научного знания.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.

Также рекомендуем