Москва - 100,9 FM

«Семейный театр». Светлый вечер с Александром и Натальей Веккер

* Поделиться

У нас в гостях были создатели московского семейного театра «Сказители» Александр и Наталья Веккер.

Мы говорили о том, как приходская инициатива при храме выросла в большую историю, и что дает людям участие в театральных постановках.

Ведущая: Елизавета Горская


Л. Горская 

 «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами в студии Лиза Горская. У нас в гостях сегодня Александр Веккер, руководитель московского семейного театра «Сказители», и его супруга Наталья Веккер, режиссер-постановщик и сценарист, а также, как мы выяснили, художник по костюмам... 

Н. Веккер 

– Всё. 

А. Веккер 

– Она у нас всё, да.  

Л. Горская 

– Правая рука и душа театра. 

А. Веккер 

– Всем здрасте. 

Н. Веккер 

– Стараюсь. Да, здравствуйте все. Желаем вам светлого вечера действительно. К сожалению, к счастью ли, стараемся быть всем. Потому что мы очень необычный театр, мы театр тех людей, которые объединились в желании улучшить собственное жизненное пространство и подарить другим радость от того, что они видят на сцене. Поэтому у нас нет такого существования, как в бюджетных театрах, когда очень много людей занимаются каждый своим делом. У нас декоратор работает на сцене актером, играет главные роли и при этом мастерит табуретки. 

А. Веккер 

– И не только. 

Л. Горская 

– Что значит семейный театр? Ну помимо того, что вы супруги, в широком смысле?  

Н. Веккер 

– Это не наш театр. 

А. Веккер 

– Это не наша собственность, скажем так. 

Н. Веккер 

– Это семейный театр не по нам.  

А. Веккер 

– Не по нам, да. 

Н. Веккер 

– Это семейный театр по образованию, так скажем. Мы играем семьями. 

Л. Горская 

– Расскажите. 

Н. Веккер 

– У нас на сцене играют папы, мамы, дети. У нас если папа или мама не играют на сцене, они помогают за сценой, у нас семья проводит вместе время в работе. Не только наша. У нас есть пример – разведенная семья начали после развода говорить на спектаклях, потому что они задействованы. 

А. Веккер 

– Общаться, дети начали видеть папу.  

Л. Горская 

– А до этого вообще никак не общались? 

Н. Веккер 

– Нет, родители. 

А. Веккер 

– Общались, ну родители в основном не общались. Но именно на спектаклях, на репетициях они...  

Н. Веккер 

– Были вынуждены и это.  

А. Веккер 

– Были вынуждены, и это сыграло очень положительную роль. 

Н. Веккер 

– В общении детей и родителей, вот тоже в том числе. 

А. Веккер 

– Мы нормализуем семейный климат. 

Н. Веккер 

– Но это, конечно, слишком. 

А. Веккер 

– Да, но тем не менее. 

Н. Веккер 

– Просто общая работа, общие интересы, они позволяют людям оставаться в нормальных отношениях даже в такой кризисной ситуации.  

Л. Горская 

– Как вообще идея возникла? 

Н. Веккер 

– Милостью Божией. Ну это как-то я так сказала, конечно, но это действительно так. Проблема в том, что все мы сталкивались с этим: новогодние каникулы, Новый год – это все важно для всех вокруг, а для нас важно Рождество. И нам очень хотелось дать возможность людям почувствовать праздник именно Рождества, а не Нового года и Рождества.  

Л. Горская 

– А Рождество – это семейная история? 

Н. Веккер 

– Рождество это семейная история, это самый главный праздник зимы. Но, к сожалению, нам вот эта мишура, эти елочные игрушки, эти бесконечные шоу, которые есть в Москве, и на которые все ходят, потому что нет альтернативы, они не дают возможность, допустим, человеку, который держит пост, который очень четко выстраивает свою жизнь в согласии с какими-то требованиями, собственными внутренними взаимоотношениями с верой, ходить на те же новогодние елки. Дети чувствуют себя немножечко ущемленными. 

А. Веккер 

– Нет, мы чувствовали это шесть лет назад. Наталья немножко, поскольку человек скромный, она не говорит самое главное. Идея пришла, сидя в машине. Мы вышли со службы воскресной, она говорит: слушай, давай мы подойдем к батюшке и предложим сделать рождественский спектакль. 

Н. Веккер 

– Ну потому что мы не можем ничего пожертвовать храму. 

А. Веккер 

– Да, у нас не было ничего. Мы приняли такое решение: давай попробуем. 

Н. Веккер 

– Ну давай, это будет наша жертва. А потом оказалось, что это очень важно и очень нужно. Потому что если на первые сказки приходили – ну мы же не только Рождественские сказки ставим, да, – если на первые праздники приходили семьи просто полюбопытствовать, потом все это увеличивалось, росло, и в результате пришли люди к тому, что их дети вообще не ходят на новогодние елки московские, приезжают только к нам.  

А. Веккер 

– Причем они требуют у родителей: мы поедем только к ним и будем смотреть только их сказки, мы не поедем в Москву, мы не хотим. 

Л. Горская 

– А в чем разница? 

А. Веккер 

– Ой, это очень хороший вопрос, правильный.  

Л. Горская 

– Отвечайте тогда. 

А. Веккер 

– Вот Наталья Николаевна ответит, она знает ответ на этот вопрос. 

Н. Веккер 

– Разница – у нас все зависит от того, что ставится во главу угла. Для нас главное не прибылеизвлечение, и поэтому у нас все настоящее и все честно. 

А. Веккер 

– А самое главное, что семья, которая пришла и смотрит спектакль, она получает некое тепло. Причем это все наши зрители отмечают: у вас по-домашнему уютно, мы получаем на ваших спектаклях то, чего мы не можем получить нигде, даже дома – тепло, уют, некий комфорт, по которому мы соскучились.  

Н. Веккер 

– Ну и самое главное, что взрослые люди, удивительно – это мужчины, в основном... 

А. Веккер 

– Именно мужчины, да, поразительно, папы. 

Н. Веккер 

– Папы, которых обременили обязанностью отвезти ребенка в театр. Они сидят, приходят, достают мобильный телефон...  

А. Веккер 

– Да, это правда. 

Н. Веккер 

– Я за этим слежу всегда, потому что мне это очень любопытно, мне это интересно. 

Л. Горская 

– Нога на ногу так садятся, и в телефон.  

Н. Веккер 

– Да, и в телефоне. Ребенок сидит рядом. Буквально после первого – у нас есть несколько спектаклей с заявочным танцем, – после первого танца они убирают телефон, а потом начинают принимать участие в интерактиве... 

А. Веккер 

– Начинают хлопать, прыгать, визжать даже больше, чем ребенок, рядом сидящий. Это реально, на это приятно смотреть. 

Н. Веккер 

– И когда несколько было оценок именно мужчин, которые, говорили: я почувствовал себя ребенком, я вернулся в детство – для нас это важно. Мы даем возможность людям быть детьми. 

Л. Горская 

– Но для мужчин это так важно. Извините, ну мне зачастую – не хочу никого обидеть, это же хорошо, – мужчины производят впечатление детей, которых обязывают в семье быть взрослыми. Вот обязывают. У них столько на них, на бедных, особенно сейчас, в этой суете. И, кстати, Новый год это вообще каторга, особенно последние годы для многих. Потому что этот ажиотаж нездоровый, он начинается все раньше, он скоро, по-моему, летом уже будет начинаться. Гонка, эти псевдораспродажи, какие-то ненужные вещи, всем нужно что-то подарить, нужно кучу всего успеть. Хотя на самом деле ну что там – подарки купить близким. 

А. Веккер 

– Ну их иногда можно не покупать, а сделать своими собственными руками. 

Л. Горская 

– И это совершенно не требует пребывания в панике три месяца до праздника. Когда уже праздник сам не в радость. 

Н. Веккер 

– Но у вас нет выбора, потому что вам постоянно это навязывают. Вы везде, вас бомбят с экрана телевизора, если вы сознательно ушли в виртуальный мир, так скажем, все эти интернеты и так далее и тому подобное – вас бомбят там рекламой. Вы постоянно везде видите то, что вы должны, торопитесь, вы не успеете. Этот слоган «вы не успеете» – ну лукавый дал нам занятость. 

А. Веккер 

– Да, да. 

Н. Веккер 

– Чтобы мы отвлеклись от того, что действительно для нас важно. А что для нас важно? Для нас важно оставаться людьми. И вот в этом всем потоке, у меня приятельница в прошлом году сходила в театр, и говорит (я не буду называть театр, естественно, да), она говорит: слушай, я испытала чувство неловкости, со мной рядом сидел ребенок, который не понял, почему женщины были одеты именно таким образом. И она не смогла объяснить своему ребенку, почему это так. 

Л. Горская 

– Женщины на сцене? 

Н. Веккер 

– Женщины на сцене, да. И она говорит: а я не знаю, что ему сказать. Я ему не могу объяснить, почему детская сказка выглядит вот таким образом, а не иначе. 

Л. Горская 

– Это было как-то экстравагантно или... 

Н. Веккер 

– Это было слишком облегающе прозрачно.  

Л. Горская 

– И совершенно непонятно зачем. 

Н. Веккер 

– Зачем, это не было оправдано никак. И вот это вот сведение нашего интереса к какому-то физическому, физиологическому уровню, оно, по-моему, в гонке опять же, оно уже начинает... 

Л. Горская 

– И плюс стремление удивлять. Но это же тоже можно по-разному. Я не знаю, почему то всплыл в памяти театр Новая Опера, который там в костюмах каждый раз сами себя превосходят – ну это красиво, да. Может быть, они удивительные, они непривычные, да, там непривычно такие костюмы видеть в классических постановках, но это красиво, это уместно. А можно, ну как вы сказали, прозрачно все сделать – ну тоже же удивительно, а ребенку ответить нечего. Но давайте о хорошем. 

Н. Веккер 

– Давайте. 

Л. Горская 

– И немножко с небес на землю спустимся. Вы – это где? Территориально где театр? 

Н. Веккер 

– Сейчас мы...  

А. Веккер 

– В культурном центре «Вдохновение» – это Литовский бульвар, 7. 

Н. Веккер 

– Метро «Ясенево». 

А. Веккер 

– Мы очень благодарны именно культурному центру «Вдохновение», потому что именно они откликнулись, как ни странно... 

Н. Веккер 

– Приютили нас. 

А. Веккер 

– Приютили нас, я надеюсь, надолго. И мы пытается сейчас и с их помощью тоже сделать Рождественский праздник. Традиционный наш Рождественский праздник, уже шестой по счету... 

Н. Веккер 

– Седьмой. 

А. Веккер 

– Седьмой даже, да, по счету. 

Л. Горская 

– Шесть было. 

А. Веккер 

– Шесть было, да. Седьмой по счету именно в Москве. До этого мы были только в Подмосковье, нас знают только в Домодедовском районе. И я должен сказать, что мы, как всегда, поставили перед собой очень сложную задачу. 

Н. Веккер 

– Невыносимо неподъемную. Но мы обычно так и живем.  

А. Веккер 

– Ставим сначала задачу... 

Л. Горская 

– Глаза боятся, а руки делают. 

А. Веккер 

– Да, да, вот именно так и происходит. У нас будет три спектакля. Не один – три. Для детей разного возраста. Это «Морозко», «Снежная Королева. Продолжение» – это авторский спектакль, Наталья является и автором сценария этого произведения, и режиссером-постановщиком. 

Н. Веккер 

– Ну я решила немножечко его... 

А. Веккер 

– Ну ты модернизировала его, можно так сказать. 

Н. Веккер 

– Да. 

А. Веккер 

– Модернизировала, придала ему более глубокий смысл. И «Золушка», которая вроде как классическая и известная, но тем не менее она совершенно по-другому у нас показана. По крайней мере, мне так кажется. Таким образом, мы всех приглашаем, мы всех ждем. 

Л. Горская 

– Культурный центр «Вдохновение» – это в «Ясенево», да? 

А. Веккер 

– Конечно, да. Пять минут от метро «Ясенево». 

Л. Горская 

– И билеты можно будет купить у них на сайте. Или на месте? 

А. Веккер 

– У них на сайте, можно купить на нашем сайте http://skaziteli.ru/.  

Н. Веккер 

– На месте. 

А. Веккер 

– Да, можно в агентствах в Москве. То есть мы практически везде есть. 

Л. Горская 

– По времени сориентируйте, когда? 

А. Веккер 

– Значит, в день у нас спектакли со 2 по 5 января. В 12 часов дня каждый день будет идти «Морозко», а в 14 часов – «Снежная королева. Продолжение». И в 18 часов «Золушка». Что касается возрастной категории, мы предлагаем нашим маленьким зрителям, то есть возраста 3+ приходить на «Морозко» и «Снежную королеву», ну а детям чуть постарше, 6+ – «Снежная Королева. Продолжение» и, конечно же, «Золушка». «Золушка» это бомбический просто, я считаю, у нас будет. 

Л. Горская 

– Ох уж это слово – «бомбический». 

А. Веккер 

– Да, простите за сленг, так будет понятно, по крайней мере, аудитории. 

Л. Горская 

– Вы не понижайте нашу аудиторию, она у нас понятливая. 

А. Веккер 

– На самом деле то, что мы пытаемся вложить в спектакли, это ну более глубокий смысл. Наташа правильно говорит: мы ищем, даже не то что мы ищем, оно само как-то приходит. Поставили перед собой цель очень важную и главную: что показать нашим детям в альтернативу того, что есть в Москве – и оно получилось. Я даже не знаю, как это объяснить. Я даже не знаю, с чего это получается, как это получается, откуда берутся эти возможности. Но оно реально получается.  

Л. Горская 

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Я напоминаю, что у нас в гостях Александр Веккер, руководитель московского семейного театра «Сказители», и его супруга Наталья Веккер, режиссер-постановщик, сценарист и душа театра. 

Н. Веккер 

– Нет, нет. 

Л. Горская 

– Нет, не душа? 

Н. Веккер 

– Нет. 

Л. Горская 

– Я пытаюсь... Скромная душа театра. 

Н. Веккер 

– Нет, даже без скромности. У нас такой дружный коллектив, у нас душа одна на всех.  

Л. Горская 

– Я просто пытаюсь одним словом сформулировать все другие функции, которые вам приходится выполнять. 

Н. Веккер 

– Я ужас и кошмар нашего театра. 

А. Веккер 

– Деспот и сатрап наш. 

Л. Горская 

– Ужас-то, как сказал бы Кристофер Робин. 

Н. Веккер 

– Да, именно так. 

Л. Горская 

– Ну а на самом деле? Расскажите про труппу.  

Н. Веккер 

– У нас удивительные люди. Они удивительны именно тем, что они не боятся ничего. Они настолько горят своим желанием сделать нечто необычное и хорошее, что их вообще ничего не останавливает, в них нет страха. Они преодолевают себя постоянно. Это удивительная работа над собой, ежесекундно. Потому что в нашем коллективе есть профессиональные актеры и есть непрофессиональные актеры. У нас был один замечательный электрик... 

А. Веккер 

– Он же сантехник. 

Н. Веккер 

– Нет, нет. 

А. Веккер 

– Или ты пока про электрика? 

Н. Веккер 

– Я про Андрея. Он очень сдержан и очень основателен. И он такой, знаете, ортодоксальный человек во всех проявлениях и сдержан до невозможности. И однажды он приходит, уже репетиционный процесс был длительный, он приходит, говорит: слушай, ко мне на работе подошли и говорят: «Андрей, ты так изменился – ты стал улыбаться». Знаете, такая мелочь. 

Л. Горская 

– Ничего себе, мелочь. 

Н. Веккер 

– А человек стал иначе общаться с людьми. Есть те, которые испытывают определенный зажим в жизни. У нас был вот сантехник, удивительнейший человек, он всегда везде «за». Субботник в храме – субботник в храме. Полезть под купол – полезет под купол. Выйти на сцене – выйдем на сцену. Он после каждого своего появления на сцене отжимался за кулисами, потому что он... 

Л. Горская 

– Стресс? 

Н. Веккер 

– Да, стресс. 

Л. Горская 

– Снимал. 

Н. Веккер 

– Но он все равно это делал, ему действительно это нравилось и нравится. И он испытывает от этого удовольствие. И удивительно, что дети ему настолько верят, те которые сидят в зале, они настолько ему доверяют, вплоть до того, что подходят – он играл Кощея Бессмертного, – подходят и говорят: «Дяденька, а вы же изменились».  

Л. Горская 

– Кощеюшка подобрел. 

Н. Веккер 

– Вы же изменились. 

Л. Горская 

– А что он отвечает? 

Н. Веккер 

– Он улыбается, он очень детей любит. 

Л. Горская 

– Да, пошел отжиматься. 

Н. Веккер 

– Бесконечно любит детей, обнимается с ними постоянно. У нас коллектив хорош тем, что он может себе позволить расслабиться. У нас запрещены всяческие интриги и подковерные игры.  

Л. Горская 

– Вот как их можно запретить, интересно? 

Н. Веккер 

– А очень просто. 

Л. Горская 

– Ну расскажите.  

Н. Веккер 

– Ругаемся. 

Л. Горская 

– Бьем.  

Н. Веккер 

– А не даем возможности поверить в то, что это может пройти незамеченным.  

Л. Горская 

– Как интересно, все на свет Божий вытаскиваете.  

Н. Веккер 

– Все. Есть и тут, опять же, я уверена на сто процентов, что без Божией помощи это невозможно, просто невозможно. Как практика показывает, все кто любит вот эту вот мышиную возню, они сами от нас отпадают. Уходят сами. Они не могут прижиться. 

Л. Горская 

– Не эффективно потому что. 

Н. Веккер 

– Дело не в эффективности. 

Л. Горская 

– Нет, их возня в вашем коллективе неэффективна. Идут туда, где эффективна. 

Н. Веккер 

– Какие-то образом устраиваются так обстоятельства, что человек больше не может с нами работать. Не нашими руками. И они не могут долго существовать в нашем пространстве. 

Л. Горская 

– Это чудо самое настоящее. Потому что, к сожалению, там не в осуждение никому, но как мой опыт, мои наблюдения подсказывают, что большинство благих дел в какой-то момент, особенно когда встали уже на рельсы и перестали быть под угрозой, стали развиваться, а еще если деньги появились, то прорастают какими-то вот подобного рода интригами и не очень чистоплотными помыслами. 

Н. Веккер 

– Ну лукавый не дремлет. 

Л. Горская 

– Ну, помоги Господи. Это, конечно, вытаскивать подобного рода вещи на свет – это смелость нужна. 

А. Веккер 

– Нет, здесь просто поставлены все точки над «i» сразу. Либо семья, либо ребенок, я не знаю там, пара семейная, если они приходят в театр, мы сразу, вернее Наталья Николаевна сразу говорит о том, какие правила игры существуют в нашем театре, и они принимаются безоговорочно. Дело в том, что если не будет, как я это называю, жесткой руки, ничего не получится. Есть определенный авторитет одного человека, есть режиссер – на площадке он прав. Даже я не могу спорить с режиссером, потому что есть, ну как это объяснить, ну это психология – либо есть руководитель, либо его нет. Если здоровая голова существует, вот она и должна отвечать за все. И ты ей веришь, ты ей доверяешь. Ты понимаешь, что она права и все. 

Н. Веккер 

– Саша так говорит, с точки зрения человека, который занимается административной... 

Л. Горская 

– Управленца. 

Н. Веккер 

– Управленца, да. 

А. Веккер 

– Вы меня называете руководителем, я не являюсь руководителем... 

Л. Горская 

– А у меня написано: руководитель. Нужно зачеркнуть. 

А. Веккер 

– Зачеркните.  

Л. Горская 

– Что писать? 

А. Веккер 

– Я отношусь к тем людям, которые занимаются организацией процесса, я административный корпус, скажем так. Я за спиной на самом деле и прикрываю тыл. 

Л. Горская 

– Административный директор? 

А. Веккер 

– Можно и так. Это вообще неважно, как, главное... 

Н. Веккер 

– А для нас неважно, кто кого как представляет. Более того, мне кажется это даже лишнее. Потому что у нас каждый сезон, так скажем, начинается с собрания, на котором я напоминаю о том, что у нас диктатура. Но на самом деле это смешно... 

Л. Горская 

– С человеческим лицом.  

Н. Веккер 

– Это смешно, потому что...  

Л. Горская 

– Лицо мое. 

Н. Веккер 

– Дело здесь не в том, чтобы расставить флажки и объяснить, кто в доме хозяин. А дело в том, что когда люди горят и в горении своем очень хотят что-то сделать хорошо, это превращается в хаос. А хаос должен быть управляемым, и тогда это называется правильное движение. Опять же на каждом собрании перед каждым сезоном объявляем роли, и рассказываем, кто чем занимается. Но у нас нет актера – исключительно актера, у нас актер, он и работник сцены, он у нас и монтировщик. Он у нас в костюме вышел на сцену, отыграл свой эпизод, пошел поднимать задники, менять декорации. И это принципиальная позиция, потому что мы коллектив. Коллектив людей, у которых нет, у нас нет отдела с руководителем отдела и его подчиненными. 

А. Веккер 

– Это принципиальная позиция. Либо мы единая семья, как у нас написано в нашем девизе – семья для семьи. Либо мы это делаем вместе, сообща... 

Н. Веккер 

– Может быть, это с точки зрения бизнеса звучит неправильно. Но с точки зрения комфортного существования в определенном пространстве для нас это важно. 

А. Веккер 

– Я бы еще сказал о том, как начинается каждый спектакль. Наталья Николаевна может рассказать секрет или это как. 

Л. Горская 

– Начинается в смысле создания? 

А. Веккер 

– Да, как создается, как рождается этот проект. Например, для меня это не просто чудо, я вот каждый раз удивляюсь, как это все происходит. 

Л. Горская 

– Давайте о творческом закулисье поговорим после небольшого перерыва. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. И театр, семейный театр «Сказители». Оставайтесь с нами, мы вернемся через минуту. 

Л. Горская 

– «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Здесь с вами в студии Лиза Горская. У нас в гостях Александр Веккер, административный директор семейного театра «Сказители»...  

А. Веккер 

– Годится. 

Л. Горская 

– Годится. И Наталья Веккер, его супруга, режиссер-постановщик, автор сценариев. 

Н. Веккер 

– И всё. 

Л. Горская 

– И всё. Ну и там как... 

Н. Веккер 

– Как получится. 

Л. Горская 

– Как получится. А расскажите, сколько у вас спектаклей в репертуаре всего, как вы отбирали эти идеи для репертуара? 

Н. Веккер 

– А можно я расскажу о своих любимых? 

Л. Горская 

– Ну да, конечно. 

Н. Веккер 

– На сегодняшний день у нас в репертуаре 10 спектаклей, ну даже, наверное, больше. Я не говорю про маленькие. 

Л. Горская 

– Маленькие – это какие? 

Н. Веккер 

– А это 15–20 минут, полчаса – это такие музыкальные композиции для тренингов для актеров и для радостей зрителей. 

Л. Горская 

– Зарисовочки. 

Н. Веккер 

– Зарисовочки. У меня есть два любимых спектакля. Один – это «Морозко», с которого все начиналось. Он любимый не потому, что с него все начиналось, а потому что он очень правильный. Потому что это такая история Золушки в русском, а ля рус, когда человек действительно может увидеть, как смирение и любовь получают награду – ну это такой лобовой удар, без вариантов. 

Л. Горская 

– «Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе...» 

Н. Веккер 

– Ой, это... 

А. Веккер 

– Это любимая фраза всех актеров.  

Л. Горская 

– Конечно. Вообще всех людей, по-моему. 

Н. Веккер 

– Мы немножечко по-другому посмотрели на эту историю. У нас, несмотря на то что сказки детские, я начинаю в них копаться, потому что для нас очень важно, для того чтобы актер не только облачился в костюм, а чтобы он на себя примерил персонаж свой... 

Л. Горская 

– Станиславский. 

Н. Веккер 

– Ну может быть, да, Станиславский. Он должен понимать то, о чем он вообще, собственно говоря, со сцены рассказывает, вещает зрителю. И как ни удивительно, дети это чувствуют, эту искренность и эту натуральность. Потому что мы недооцениваем вкус маленького зрителя. Нам все кажется, что если мы немножечко шариков надуем, весело посмотрим и улыбнемся, ребенок будет рад. Этого недостаточно. Ребенок либо принимает тебя как героя, либо он воспринимает тебя ну как очередную игрушку. И мне очень нравится, когда после спектакля ребенок отказывается фотографироваться с героем, потому что этот герой злой. Хотя персонаж на сцене очень красивый – красивая парча, красивый китайский шелк. У меня все девочки красивые, все. Я считаю, некрасивая женщина на сцене, она может быть только Бабой Ягой, но Баба Яга красивая душевно.  

Л. Горская 

– Баба Яга у вас симпатичная. Я тут смотрю буклет – очень миленькая.  

Н. Веккер 

– Да. 

Л. Горская 

– Очень. 

Н. Веккер 

– И вот мачеха в «Морозко» на самом деле женщина, которая, пожалуй, погналась именно вот за этими бирюльками, что нам предлагает жизнь. И совершила не очень хороший поступок именно потому, что почувствовала угрозу, что на фоне этой бедной несчастной Настеньки она будет выглядеть злой и убогой. И, на мой взгляд, она совершила это не для того, чтобы вот проявить свою деспотичность... 

Л. Горская 

– И чтобы там кого-то со свету сжить. 

Н. Веккер 

– Да, и кого-то со свету сжить. А потому что Настенька это было такое мерило, да. Ну то есть люди смотрели, сравнивали и понимали, что вот есть мачеха со своей дочерью Марфушенькой, а есть Настенька. Настенька хорошая, добрая щедрая душевно, а мачеха злыдня.  

Л. Горская 

– Злыдня? 

Н. Веккер 

– Да, злыдня. И вот для того, чтобы убрать вот эту оттеночную краску, она собственно и сживает со свету, по сути. 

Л. Горская 

– Подсознательно. 

Н. Веккер 

– Подсознательно. Ну копаемся, копаемся ужасно. Ну мне очень нравится этот спектакль, он очень органичен. А в этом году он будет просто у нас хорош хотя бы потому, что у нас удивительно правильная Марфушенька. 

Л. Горская 

– Интрига. 

Н. Веккер 

– Да, красивая до невозможности. 

Л. Горская 

– Скажите, я вот смотрю фотографии в буклете – очень зрелищные спектакли. При этом вы планируете в один день на сцене культурного центра «Вдохновение» по два играть... 

Н. Веккер 

– Три. 

А. Веккер 

– По три. 

Л. Горская 

– По три в один день? 

А. Веккер 

– Там два зала: один маленький, один большой. В одном маленьком зале будет два спектакля – «Морозко» и «Снежная королева. Продолжение», а в большом зале – «Золушка». 

Л. Горская 

– А декорации как менять? Тоже артисты? 

Н. Веккер 

– Да.  

А. Веккер 

– Все меняем сами. 

Н. Веккер 

– Все монтируем сами. Все делаем сами. Более того, мы сами делам костюмы. 

Л. Горская 

– Призналась. 

Н. Веккер 

– Ну у нас есть швеи. 

А. Веккер 

– Костюмы, которые вы видите в буклете – это все ручная работа. Вплоть до вышивки. 

Н. Веккер 

– Это ручная работа удивительнейшей Марины Утробиной, вот в основном, то что вы видите. Марина на самом деле православный психолог. И просто получила благословение, ну она так пошивала, да, и вот получила благословение от батюшки, чтобы помочь нам отшить костюмы. Сейчас, к сожалению, она не с нами по семейным обстоятельствам, но тем не менее какая борьба у нее происходила с самой собой. И то что она делает, она делает уникальные вещи. Есть еще у нас удивительнейшая Надежда, которая тоже шьет костюмы. Одно удовольствие с ней общаться, потому что как она говорит: я открываю для себя новый мир вашими костюмами. Мы очень рады, что кому-то мы даем возможность... 

А. Веккер 

– Ну и в этом году, нужно признать, к нам присоединились еще, по-моему, пять... 

Н. Веккер 

– Две. 

А. Веккер 

– Две. Две швеи, да.  

Н. Веккер 

– И у нас появился новый костюмер Марина – тоже горящая, профессиональная. Непрофессиональная швея, профессиональная мастерица.  

Л. Горская 

– Это как? 

Н. Веккер 

– А это вот так. 

А. Веккер 

– А это вы увидите на сцене.  

Л. Горская 

– Трудолюбивый человек талантливый? 

Н. Веккер 

– Талантливый человек, который не сразу смог раскрыть в себе эти таланты. И закончив стали и сплавов... Я, честно говоря, не помню, как звучит ее профессиональный... 

Л. Горская 

– Запись в дипломе? 

Н. Веккер 

– Да, запись в дипломе. И она мне говорила, как звучала ее дипломная работа – я в ужасе, для меня это какой-то другой параллельный мир. Вот так.  

Л. Горская 

– Я опять же рассматриваю эти костюмы потрясающие. А вот восточные такие –это для какого спектакля? 

Н. Веккер 

– Это «Молодильные яблоки». Индийские танцы.  

Л. Горская 

– Ага. 

А. Веккер 

– Не просто «Молодильные яблоки» – вопросительный знак. – Да ладно!» Вот как называется у нас. 

Л. Горская 

– Прямо с «да ладно»? 

А. Веккер 

– Да. 

Л. Горская 

– И что, прямо поют и танцуют индийские танцы? 

А. Веккер 

– И поют и танцуют.  

Л. Горская 

– Ничего себе! Это для какого возраста? 

Н. Веккер 

– Для любого. 

А. Веккер 

– Для любого, да, 3+. 

Л. Горская 

– Тоже ваша авторская интерпретация. 

А. Веккер 

– Да. Но тут нужно отметить и поклониться очень низко нашему композитору. 

Н. Веккер 

– Удивительный композитор. 

А. Веккер 

– Удивительный, потрясающий... 

А. Веккер 

– Денис Копытов. 

Н. Веккер 

– Денис Копытов, который, я поражаюсь его легкости в принятии наших всех каких-то таких... 

А. Веккер 

– Идей. 

Н. Веккер 

– Идей, да. Потому что в «Молодильных яблоках» у нас есть фламенко, у нас есть индийские танцы... 

А. Веккер 

– Русские народные. 

Н. Веккер 

– Русские народные. Это такой...  

А. Веккер 

– И даже немножко рока. 

Н. Веккер 

– Да.  

Л. Горская 

– Это при каких обстоятельствах? 

А. Веккер 

– Это надо смотреть, трудно объяснить. Это надо смотреть. Вы полностью погружаетесь в спектакль. Причем полтора часа, нет, даже час сорок пять – и дети не выходят. 

Н. Веккер 

– Ну они не выходят, потому что у меня у самой четверо детей, и я прекрасно знаю их темпоритм. И я понимаю, что ребенок маленький, ему нужно просто элементарно снимать статическое напряжение. Не вывести в туалет и вернуть его назад, да, а он должен... 

Л. Горская 

– Размяться. 

Н. Веккер 

– Да, он должен размяться. И поэтому у нас все спектакли построены по принципу...  

А. Веккер 

– Вовлечения. 

Н. Веккер 

– Вовлечения ребенка в процесс. Мы даем ему возможность снять вот это самое пресловутое статическое напряжение. У нас дети высиживают, если родители позаботились перед спектаклем, у нас дети высиживают полтора-два часа абсолютно спокойно, не уходя со спектакля вообще никуда.  

А. Веккер 

– А родители перестают сидеть в телефонах. 

Н. Веккер 

– Вот это вот тоже очень важно. 

Л. Горская 

– Да, мы об этом говорили в начале программы. Я прямо хочу сходить, чтобы посмотреть на это собственными глазами – как папы перестают сидеть в телефонах. 

Н. Веккер 

– Приходите, смотрите. 

Л. Горская 

– И начинают участвовать живо.  

Н. Веккер 

– Вот. А по поводу второго спектакля я вам не сказала. 

Л. Горская 

– Да, да. 

Н. Веккер 

– Это уже не сказки. Это спектакль по пьесе Екатерины II «О, время!». Почему он мне нравится, потому что это напоминание нам, во-первых, о том, что любить свою страну, свою культуру необходимо. Женщина, которая нерусская, стала абсолютно русской. И писала произведения литературные на хорошем правильно русском. И второе, почему мне нравится именно это произведение, потому что оно в очередной раз своевременно и актуально – это та самая история, когда человек, выстаивая все службы в храме, вычитывая невероятно... 

Л. Горская 

– Так не нравится слово «выстаивала», а вычитывая... 

А. Веккер 

– Нет. 

Н. Веккер 

– Нет, это именно выстаивание. 

А. Веккер 

– Выстаивание, да. 

Н. Веккер 

– Выстаивание – это не тогда, когда ты приходишь в храм для того, чтобы служить, молиться. А когда ты приходишь в храм для того... 

Л. Горская 

– По долгу. 

Н. Веккер 

– Чтобы собрать сплетни, поговорить, перетрындеть, простите за такое слово. 

Л. Горская 

– Ну что ж... 

Н. Веккер 

– Но это действительно так. Когда ты в храм ходишь – ну такая замена пионерской организации или комсомольской. И при этом ты претендуешь на звание чуть ли не святого человека – вычитываешь акафисты, поклоны бьешь по 75 тысяч раз, но остаешься не очень хорошим человеком. Остаешься злобным, без любви в сердце, алчным – это героиня этой пьесы. И все герои, они достаточно узнаваемы. Но при этом это комедия. 

А. Веккер 

– Да, это комедия. Удивительно, правда? 

Л. Горская 

– Ну вы видите мое удивленное лицо, я даже слов не нахожу. 

Н. Веккер 

– Это комедия, прямо такая легкая пьеса... 

А. Веккер 

– Ну бы не сказал, что она легкая. Потому что актеры, когда прочитали пьесу... 

Н. Веккер 

– С тяжелым текстом. Все попросили переписать. Перепиши. 

А. Веккер 

– Сказать, что они плакали – это ничего не сказать. Потому что они все отказывались просто учить текст. А текст очень сложный в плане слова, построения предложения и так далее. И когда Наташа настояла на том, что все-таки выучили... 

Л. Горская 

– Ничего себе, комедия. 

А. Веккер 

– Да, да, и вот когда ты начинаешь слушать... Когда, ты читаешь это произведение, ты понимаешь, что ну тяжело воспринимаешь. Но когда ты со сцены слушаешь этот язык – ты все понимаешь прекрасно. 

Л. Горская 

– Это сатира скорее. 

А. Веккер 

– Это не сатира, нет. 

Н. Веккер 

– Ну это такая, вот действительно попытка, по-моему, Екатерины II сделать такую легкую мольеровскую историю. 

А. Веккер 

– Да. И она у нее получилась. Реально получилась. 

Н. Веккер 

– Она у нее получилась, но она говорила о каких-то вещах, которые, наверное, все-таки самые главные и принципиальные в жизни верующего человека. Когда твои глаза перестают видеть настоящесть... 

Л. Горская 

– Главное. 

Н. Веккер 

– Главное. Когда ты, прикрываясь ритуалом, перестаешь быть верующим. Вот. 

Л. Горская 

– Если ты им был.  

Н. Веккер 

– Если ты им был.  

Л. Горская 

– Это какая-то безысходная история или она, в кавычках, с хеппи-эндом? 

Н. Веккер 

– Она с хеппи-эндом для одного героя, а так-то... 

Л. Горская 

– А для зрителей? Я за зрителей переживаю. 

Н. Веккер 

– А для зрителя это хеппи-энд, потому что он может посмотреть на утрированное, посмотреть на свою жизнь со стороны и подумать о том... Измерить свою температуру тела и веры. Насколько для тебя галочка – ходить в воскресенье в храм. Ну не будем же скрывать, есть такая уже охлажденность внутренняя, душевная, когда человек приходит, ставит себе галочку: я в храме был – всё.  

Л. Горская 

– Да по-разному бывает. 

Н. Веккер 

– Разные люди. А никто не говорит что это вот все одинаковые.  

Л. Горская 

– Опять же если брать мегаполис и современную жизнь, для кого-то просто прийти для галочки – уже подвиг. В единственный выходной день, например. Вот просто прийти, не проснувшись... 

Н. Веккер 

– Ну только если вы не буду на себя надевать ризы... 

Л. Горская 

– Святоши в связи с этим. 

Н. Веккер 

– Святоши, да. 

Л. Горская 

– Ну это уж как повезет. Второй любимый спектакль. «Морозко» был первый, это второй.  

Н. Веккер 

– «Морозко». И второй «О, время!». 

Л. Горская 

– «Молодильные яблоки» в череде прочих. Сколько всего? 

Н. Веккер 

– У нас «Молодильные яблоки», они очень... 

Л. Горская 

– Отличаются, да? 

Н. Веккер 

– Связаны с «Царевной-лягушкой». Мы долго могли никак замахнуться не на Шекспира, а именно на русскую... 

Л. Горская 

– На родного, Уильяма нашего. 

Н. Веккер 

– Народную сказку. Почему, потому что русская народная сказка, она очень требовательная к исполнению на сцене, чтобы не уйти в китч.  

Л. Горская 

– Ага. 

Н. Веккер 

– Чтобы не стать совсем лубочной. К ней нельзя просто так подойти и взять нахрапом. И если ты нацепил валенки и там... 

А. Веккер 

– И кокошник. 

Н. Веккер 

– И кокошник – всё, это русское. Нет. Русская сказка, она дорогостоящая во всех отношениях. И поэтому у нас была «Царевна-лягушка». «Молодильные яблоки» – это второй спектакль, который очень связан с первым, то есть с «Царевной-лягушкой». 

А. Веккер 

– А «Царевна-лягушка» в свою очередь связана...  

Н. Веккер 

– С «Золушкой». 

А. Веккер 

– С «Золушкой». 

Л. Горская 

– А «Золушка» что? 

А. Веккер 

– А «Золушка» это тоже спектакль. 

Л. Горская 

– Это тоже в какой-то интерпретации? 

Н. Веккер 

– У нас герои переползают из сказки в сказку. 

А. Веккер 

– Мы это стали делать, у нас ребенок поклонник больших полотен, скажем, таких, киношных. И когда одни герои переходят из одной истории в другую, мы подумали: а почему бы нам так не сделать с нашими сказками? 

Н. Веккер 

– Немножечко приоткрываю, да. В «Золушке» на бал за рукой принца прибыли северные принцессы, одна из них была царевна Людмила. 

А. Веккер 

– Земель русских. 

Н. Веккер 

– Да, и вот эта царевна Людмила, она собственно является мамой вот тех трех царевичей, которые в «Лягушке» пошли...  

А. Веккер 

– Да, да, да. 

Л. Горская 

– Я схватилась за голову. 

Н. Веккер 

– Да, искать себе жен. Опять же для нас это так легко, мы не связываем их очень жестко, эти спектакли. Но когда ребенок-зритель кричит: «А-а-а, я ее узнал!» в зале – для нас это приятненько. 

Л. Горская 

– Много у вас таких мест в спектакле, когда дети кричат, не могут сдерживать эмоции, советуют что-то героям? 

Н. Веккер 

– Да. 

А. Веккер 

– Да, конечно. 

Л. Горская 

– Пытаются их спасти. 

А. Веккер 

– Я бы не сказал что много, но достаточно. Их тоже не должно быть много, они должны быть по месту, в определенном времени. 

Н. Веккер 

– У нас в «Царевне-лягушке» есть Огневушка-поскакушка. 

Л. Горская 

– Как мне нравится этот персонаж!  

Н. Веккер 

– Очень дивная Маша Никитина, которая удивительнейший человек, она такая маленькая, и очень живая, и настоящая. Но она побаивается детей, потому что когда она спускается в зал к ним, они ее практически раздевают в зале. Ну имеется в виду, они ее обступают так, плотным таким кольцом... 

Л. Горская 

– И разбирают на сувениры. 

Н. Веккер 

– Она не может идти. И у нас есть просто специально обученные несколько наших детей, которые спускаются в зал и немножечко... 

Л. Горская 

– Бодигард. 

Н. Веккер 

– Да, отодвигают зрительских. Зрительский интерес, по-другому не скажешь. Особенно она впадает в состояние ступора, когда к ней бежит взрослый дяденька... 

Л. Горская 

– Возвращаясь к нашим разговорам про пап. 

Н. Веккер 

– Да, и просит конфетку. Он говорит: «Я тоже знаю лесных зверей. Я тоже их знаю. Можно, я скажу? Дайте мне две конфетки». 

А. Веккер 

– Но это другой спектакль. Сначала нужно посмотреть «Золушку», для того чтобы понять, что происходит... 

Н. Веккер 

– Нет, нет. 

А. Веккер 

– Как нет? «Царевну-лягушку», а после «Царевны-лягушки» нужно посмотреть обязательно «Молодильные яблоки», и тогда все становится на свои места сразу.  

Л. Горская 

– Я так понимаю, спектакли терапевтичны еще не только для детей, но и для пап.  

А. Веккер 

– Да. 

Н. Веккер 

– Не только для пап, для мам тоже. Для мам тоже. 

А. Веккер 

– Ну дело в том, что мы делали это не специально. Это так получилось. 

Л. Горская 

– Ну специально такого не сделаешь. 

А. Веккер 

– Не сделаешь, да. Даже не придумаешь, чтобы именно папы были фанатами вот этих произведений.  

Н. Веккер 

– У нас администратор наша, работающая в зале, она очень пристально наблюдает за зрителем. Потому что для нас важно, чтобы была вот эта связь, нам не все равно. Когда у нас на одном из спектаклей упал арлекин вначале... 

Л. Горская 

– Вот не надо смеяться – упал человек. 

Н. Веккер 

– Нет, арлекин – это такая...  

А. Веккер 

– Часть занавеса, скажем. 

Н. Веккер 

– Часть света за сценой. 

Л. Горская 

– А, извините мою безграмотность. 

Н. Веккер 

– И вот, представляете, у нас выходят матрешечки танцевать на сцену, и на них падает сверху вот этот арлекин.  

Л. Горская 

– Ну смешно, да. 

Н. Веккер 

– Мы подумали и решили начать спектакль заново. Обычно этого не делают. 

Л. Горская 

– Ну да. 

Н. Веккер 

– Ну продолжают и продолжают. Нет, мы решили начать спектакль заново и не жалеем об этом – о том, что мы и себя уважаем, и зрители нашего. Потому что мы понимаем прекрасно, что осадочек останется.  

Л. Горская 

– Что со зрителями происходило в этот момент? 

Н. Веккер 

– Они немножечко были шокированы, что упал арлекин. 

А. Веккер 

– Они думали, что так задумано на самом деле. 

Н. Веккер 

– А потом, когда мы начали спектакль сначала, они начали хлопать, и погасли все телефоны в зале.  

Л. Горская 

– А почему они были включены? 

Н. Веккер 

– А потому что проблема в том, что когда родители приводят детей на детский спектакль, они в полной уверенности, что это будет детский спектакль.  

А. Веккер 

– И им будет скучно и неинтересно. 

Н. Веккер 

– Им интересно – они выключают телефоны. 

А. Веккер 

– Ну я должен еще сказать такую вещь по поводу телефонов и вообще гаджетомании, которая нас окружает. Тоже не специально, но так получилось, что даже на репетициях дети у нас не сидят в телефонах. Ну с одной стороны, есть жесткое правило, мы не одобряем вообще появление телефона в руках ребенка именно на репетиции. А с другой стороны, они сами убирают телефоны, они перестают сидеть и играть в какие-то игрушки. А у нас есть был мальчик и сейчас есть, который стал читать книги. Вот. 

Л. Горская 

– Благодаря вам? 

А. Веккер 

– Ну я бы сказал, не благодаря нам, а обстоятельствам. 

Н. Веккер 

– Получилось так, что он не мог хорошо говорить. Очень фактурный молодой человек...  

А. Веккер 

– Очень фактурный, хороший на сцене, да. 

Н. Веккер 

– Очень талантливый. Если бы он решил стать профессиональным актером, я считаю, что это был бы невероятный... 

А. Веккер 

– Но к 11 классу человеку было очень трудно говорить. 

Л. Горская 

– А чтение и речь очень связаны. 

А. Веккер 

– Да, да. 

Н. Веккер 

– Конечно. И пришлось брать благословение у батюшки на то, чтобы он его благословил читать «Войну и мир» по главе в день, вслух. 

Л. Горская 

– Ага, в добровольно-принудительном порядке. 

А. Веккер 

– Да. И получилось. 

Н. Веккер 

– Он говорит очень красиво. 

Л. Горская 

– Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера», программа «Светлый вечер». Здесь с вами в студии Лиза Горская. Александр Веккер, административный директор московского семейного театра «Сказители» и его супруга Наталья Веккер, режиссер-постановщик и сценарист театра. Мы начали говорить про гаджеты, про отказ от гаджетов. Так получается, что я в наших программах очень часто Польшу привожу в пример – ну потому что ближе всего европейская страна, мы там достаточно часто бываем. Меня там поразила такая вещь в последний раз. У меня мужа «умные» часы, он все время ими пользуется, подходят дети шести, десяти лет начинают эти часы рассматривать – польские дети. «А что такое? – Нам нужны». Ну в качестве подарка. «Зачем вам? – Нам в школе не разрешают телефонами пользоваться». Европейская страна. Им в школе не разрешают пользоваться телефонами, они их оставляют в шкафчиках, когда приходят.  

Н. Веккер 

– Это правильно. 

А. Веккер 

– Это не просто правильно. Так должно быть.  

Л. Горская 

– Меня это поразило. То есть я как-то другого мнения была там о европейском образовании. Нет, они за этим следят. 

Н. Веккер 

– Наша приятельница, она методист в одной из крупных школ московских, рассказывает историю о том, как делегация учителей и детей поехали в Сингапур, в математическую школу. И в предвкушении: вот мы сейчас зайдем и увидим интерактивные доски, интерактивные столы, и все так замечательно оснащено. Они заходят в школу – там обычная грифельная доска и обычные парты без компьютеров, ноутбуков и без всего остального. Почему? Потому что если мы хотим, чтобы наш ребенок мог что-либо создать в этой жизни, мы не должны ему в раннем детстве давать готовые решения. Мы даем готовое решение для самих себя – освободить свое время: мы включили телевизор, компьютер, мультики, игры, дали телефон – это очень заманчиво... 

Л. Горская 

– Это как волшебство. 

Н. Веккер 

– Как волшебство. 

Л. Горская 

– «Как свет мой, зеркальце, скажи...», – и вот он сморит в этот гаджет, там ему все отвечает этот гаджет, почему – причинно-следственная связь, так? 

Н. Веккер 

– Да. 

Л. Горская 

– Она не прослеживается, логика. 

Н. Веккер 

– Вообще все очень просто. Когда наша дочь подошла, которой восемь лет – № 3.  

А. Веккер 

– Дочь № 3. 

Н. Веккер 

– Я иногда забываю, когда у нас очень активные рабочие дни... 

Л. Горская 

– По именам помните? 

Н. Веккер 

– Вот был спектакль, у нас в один день было два спектакля, я забыла, как мою дочь зовут, честно скажу. Не потому что я забыла, а потому что был очень тяжелый день. 

Л. Горская 

– Я вчера в начале программы забыла, как меня зовут. Подсказали коллеги, слава Богу. 

Н. Веккер 

– Ну бывает такое. Так вот дочь № 3 подошла, говорит: мне нужно написать там проектную работу. Я говорю: ну замечательно, садись, пиши. А она удивилась: ну может быть, мне дочь № 2, Ксения поможет? 

 А. Веккер 

– То есть старшая сестра. 

Н. Веккер 

– Я говорю: как? Ну она мне на компьютере все откроет, сделает презентацию распечатает. Я говорю: нет, так дело не пойдет. Мы идем, берем книжечку, садимся и читаем. Для нее это был шок: как? Ну это же просто – вот сейчас она сядет за компьютер, десять минут – и она мне накидает текст готовый. Я не хочу. И не потому, что я не хочу, что мне это неудобно. На самом деле мне проще было бы поставить галочку: домашнее задание выполнено. Но мне хочется, чтобы она все-таки, наверное, нашла в себе силы и возможности немножечко развиваться. Потому что дети к 11 классу у нас не умеют читать, они не воспринимают текст, они не могут удерживать долго внимание. А потом мы впадаем в состояние – 85% у детей с проблемами психическими, да? 

А. Веккер 

– Дело в том, что дети, они не умеют друг с другом общаться. Они не могут найти игру какую-нибудь. 

Н. Веккер 

– Они перестали играть. Вы посмотрите, что происходит – наши дети перестали играть. 

А. Веккер 

– Они садятся и играют в телефоне. Это правда, это существует и...  

Н. Веккер 

– Они могут поиграть в клубе каком-нибудь с аниматорами. Им нужен человек, который будет... 

А. Веккер 

– Да, все придумает, сделает...  

Л. Горская 

– Медиатор такой. 

Н. Веккер 

– Да, который будет их развлекать, который даст им готовое решение. Это поколение готовых решений. При этом, мне кажется, это касается только мегаполисов. Отъехать подальше... 

Л. Горская 

– Да может быть даже и далеко не надо отъезжать, в какой-то даже подмосковный город небольшой. Хотя, мне кажется, нет. 

А. Веккер 

– Да и в подмосковном городе то же вы увидите. 

Л. Горская 

– Хотя да, там уже, считай, Москва. 

А. Веккер 

– Когда на репетиции мы видим, что дети начинают уходить от гаджета, мы только радуемся. И реально мы не прикладывали никаких усилий для этого. Мы не стали заставлять их там сложить в коробочку. Нет, были моменты, когда приходилось телефоны... 

Н. Веккер 

– Забирать. 

А. Веккер 

– Забирать, потому что они отвлекались и забывали про свои роли и так далее. Но в последнее время они вообще не пользуются телефонами. Очень редко. 

Н. Веккер 

– А дети хитрые! 

А. Веккер 

– Да, хитрые. 

Л. Горская 

– А взрослые что, лучше?  

Н. Веккер 

– А дети хитрые, они находят возможность. Прохожу – что-то у нас идет подготовка к спектаклю, смотрю – вся наша компания детская сидит тихо в уголочке. А усадить тихо детей в углочке невозможно, ну разновозрастных причем таких. Я подхожу, заглядываю им через плечо – телефон.  

А. Веккер 

– Один в руках. 

Н. Веккер 

– Один в руках на всю компанию большую. Я очень тихо спросила: что это? Паника и ужас посетила ряды. И потом родители стали просто вплоть до того, что искать по сумкам у своих детей. Ну это проблема, с этим справиться очень сложно. Даже если дома запрещено – это всегда есть в школе.  

Л. Горская 

– Ну вот поэтому, видимо, у поляков, про которых я говорила, и запрещено это в школе. А дома вы уж делайте, что хотите. А что главное для ребенка? Что должно сохраняться? Вот вы как сценарист детских спектаклей, что главное для ребенка, что вы хотите в нем пробудить, сохранить, может быть зацепить этим крючком своим режиссерским, вытащить наружу, чтобы это развивалось? 

Н. Веккер 

– Ребенку главное, чтобы с ним были честны, прежде всего. Во всех отношениях. И для ребенка важно, чтобы к нем относились не как к равному, но с уважением. Потому что у нас есть две крайности – и это я могу сказать даже по своим и детям, две крайности – либо мы сюсюкаем, либо мы считаем, что ребенок уже очень взрослый и требуем от него большего. А еще есть, когда родители просто издеваются над своими детьми, загружая их до такой степени, что дети перестают быть детьми. Мы же все хотим, чтобы наши дети были гениальны.  

Л. Горская 

– Лучше всех. 

Н. Веккер 

– Лучше всех. 

Л. Горская 

– И мы самые лучшие родители в связи с этим. 

Н. Веккер 

– И мы самые лучше родители. И когда посмотришь и послушаешь: у меня ребенок разговаривает на семи языках! – я рада. Но когда ребенок ведет себя неадекватно со знанием семи языков, у него истерики только потому, что ему сказали сейчас этого не нужно делать – он бьется в конвульсивном припадке.  

Л. Горская 

– А может продолжить в нем биться там до 50 лет. 

Н. Веккер 

– Да. 

Л. Горская 

– То есть это уже нужна серьезная работа с психотерапевтом, по сути. 

Н. Веккер 

– Конечно. Ну и кто это сделал? Это сделали родители своими руками. Мы перестали понимать, что ребенок хрупкое создание. Но понимая, что он ребенок хрупкий, нельзя носиться с ним, как с фарфоровой вазой. 

Л. Горская 

– Ну что же, минута осталась. Давайте еще раз напомним нашим радиослушателям про Рождественские праздники. Не хочется это елкой называть, тем более что это не елки... 

А. Веккер 

– Это Рождественские сказки. 

Л. Горская 

– Это сказки. Ну не обижайтесь. 

А. Веккер 

– Нет, нет! 

Л. Горская 

– Хорошо. Рождественские сказки. Культурный центр «Вдохновение» в Ясенево. Ваш театр там работает, представляет рождественские спектакли несколько дней подряд.  

А. Веккер 

– Со 2 по 5 января, с 12 часов до 18, скажем так. В 12 – «Морозко», в 14 –«Снежная королева. Продолжение». И в 18 часов – «Золушка».  

Н. Веккер 

– Ну если у вас есть проблема, как занять себя и своего ребенка в новогодние каникулы – очень замечательно получается у нас. У нас работает арт-клуб с десяти утра до семи вечера, и там можно найти будет много всего интересного. То есть по большому счету, если семья придет в десять... 

Л. Горская 

– Там же? 

А. Веккер 

– Все там же. Мы делаем, скажем так, резиденцию Дед Мороза. 

Л. Горская 

– Ага. 

Н. Веккер 

– И у нас подарки детям вручает Дед Мороз. 

Л. Горская 

– То есть может прийти в десять... 

А. Веккер 

– Да. 

Л. Горская 

– И с перерывами на сказки... 

Н. Веккер 

– Да. Провести целый день. 

А. Веккер 

– Можно параллельно покупать билет на каждый спектакль, гулять с ребенком, получать удовольствие... 

Л. Горская 

– Переночевать, и на следующий день на бис посмотреть. 

А. Веккер 

– Да, конечно. 

Л. Горская 

– Где информация? Я так понимаю, на сайте культурного центра «Вдохновение». 

А. Веккер 

– Конечно, да. И на http://skaziteli.ru/  

Л. Горская 

– Это сайт вашего театра. 

Н. Веккер 

– Мы в Инстаграме, в Фейсбуке – все как всегда.  

А. Веккер 

– В Инстаграме, в Фейсбуке, как обычно. 

Л. Горская 

– Хорошо. Замечательно. Желаю вам удачно провести этот рождественский праздничный сезон. 

Н. Веккер 

– Приходите в гости. 

Л. Горская 

– С удовольствием. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». И здесь у нас были Александр Веккер, административный директор семейного театра «Сказители» и его супруга Наталья Веккер, режиссер-постановщик и сценарист семейного театра «Сказители». Всего доброго. 

А. Веккер 

– Спасибо. До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века

Также рекомендуем