Москва - 100,9 FM

«Родословие Иисуса Христа». Светлый вечер с прот. Олегом Стеняевым (29.12.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках протоиерей Олег Стеняев.

Мы говорили об описанном в Евангелии родословии Иисуса Христа, о том, чем важно это описание и какие смыслы таит в себе.


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте! Меня зовут Алексей Пичугин. Сегодня вместе с нами и с вами этот час, «Светлый вечер» на светлом радио, проведёт протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, проповедник, миссионер. Отец Олег, здравствуйте!

Прот. Олег Стеняев

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Мы с вами сегодня будем говорить о родословии Иисуса Христа. Скоро Рождество, и вот в храмах незадолго до Рождества читается первая глава Евангелия от Матфея, где он говорит родословие Спасителя, перечисляет какое-то количество имён. Какой смысл во всём этом? Во-первых, какой смысл это несло в то время, и почему нам это так важно сейчас?

Прот. Олег Стеняев

— Давайте вспомним, как начинается родословие: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Аминадава...» — не бойтесь, я не буду до конца читать.

А. Пичугин

— Да, все не будем читать сейчас...

Прот. Олег Стеняев

— Но ситуация такова, что когда люди читают родословие то или иное в Библии, они спешат как можно быстрее прочитать этот текст и перейти к повествовательным линиям, даже не догадываясь, какие духовные тайны скрываются в самом родословии. Я знаю, что вы подготовились к этой встрече, внимательно изучили это родословие. И вот когда мы с вами вместе попытаемся понять смысл этого текста, я думаю, после этого никто не будет любое родословие в Библии прочитывать таким поспешным образом, а человек будет вчитываться в каждое имя, в каждую фразу, чтобы понять, какой урок, какое назидание нам сообщается в данном случае.

А. Пичугин

— Давайте будем пробовать. Соответственно, вот мы видим перечисление имён, огромное количество имён. С одной стороны, насколько я понимаю, это для иудеев (сейчас будем разбираться, почему), не важно — Ветхого ли Завета или первого века уже нашей эры, после рождения Спасителя, — это важно: важно родословие, важно происхождение человека.

Прот. Олег Стеняев

— Да, кстати, церковное Предание устанавливает, что Матфей писал это Евангелие точно для христиан Палестины, которые в своём подавляющем большинстве были лицами еврейской национальности. В Евангелии от Матфея наиболее часто цитируется Ветхий Завет, чем в любом другом Евангелии, и начинается Евангелие очень торжественно: с родословия — то, что, в общем-то, было понятно для лиц еврейской национальности, которые были укоренены в текстах Ветхого Завета.

А. Пичугин

— И эти имена им о чём-то говорили.

Прот. Олег Стеняев

— Кончено! Каждое имя им о чём-то говорило. По сути дела это Священная история Ветхого Завета: движение рода человеческого, скажем так, от Авраама ко Христу, каждое имя — это сюжет.

А. Пичугин

— Но прошло две тысячи лет. И для нас, людей, которые, может быть, не так хорошо... да и многие... Мы не знаем этих имён, плохо знаем Ветхий Завет, плохо представляем себе эту связь. Что нам эти имена могут дать?

Прот. Олег Стеняев

— Вы знаете, почему важно читать Библию? Прежде всего потому, что жизнь каждого из нас очень коротка. Ну, человек живёт там 50—60—70, при большей крепости 80 лет. Один рождается в семнадцатом веке, другой в восемнадцатом, кто-то родился в двадцатом веке, а кто-то в двадцать первом — и ему исполняется восемнадцать лет под это Рождество.

А. Пичугин

— Но мы своё родословие так не знаем.

Прот. Олег Стеняев

— Человек не видит всей картины мира, если он не изучает Библию. А если он изучает Библию — с чего начинается Библия? «В начале сотворил Бог небо и землю». И чем оканчивается Библия? Апокалипсис — события окончания человеческой истории.

А. Пичугин

— Писание охватывает всю нашу жизнь...

Прот. Олег Стеняев

— Всё! И человек начинает распознавать своё положение в истории, именно благодаря Библии. Когда человек читает Писание от начала и до конца, он видит всю эту картину и он может распознать своё положение в истории и в историческом замысле домостроительства нашего спасения — как Господь предполагает это домостроительство. Ведь Христос прямо говорит о себе: «Я есть альфа и омега», — начало и конец. Он — подлинный смысл человеческой истории, а Библия даёт нам распознать своё положение в истории. Нашей-то жизни не хватило бы, чтобы окинуть взглядом какие-то самые существенные моменты человеческой истории. Ну что мы помним? Вот я помню 60-е годы — я в школу ходил, учился. Кто-то семидесятник, кто-то пятидесятник...

А. Пичугин

— Кто-то тридцатые годы помнит.

Прот. Олег Стеняев

— Да, кто-то тридцатые годы помнит, но таких всё меньше и меньше. Таким образом, Писание даёт возможность каждому человеку — не важно, в каком веке он родился, не важно, сколько ему лет, когда он встречается с Библией — это всегда происходит промыслительно. Он может, прочитав этот текст, распознать своё положение в истории.

А. Пичугин

— А насколько исторично это повествование, насколько апостол Матфей смог верно проследить все эти линии, проследить это родословие?

Прот. Олег Стеняев

— Вы знаете, каждое имя обнаруживается в Ветхом Завете — каждое имя из тех имён, которое здесь озвучивает евангелист Матфей, мы обнаруживаем эти имена в Ветхом Завете и мы распознаём те сюжетные линии, с которыми то или иное имя связано.

А. Пичугин

— Но при этом есть имена, которые знает каждый из нас, в частности, это имя царя Давида, которое там тоже упоминается. И я так понимаю, что ведение родословия в том числе и от Давида, оно было очень важно для иудеев.

Прот. Олег Стеняев

— Да, но давайте обратим внимание, как мы уже с вами прочитали: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова».

А. Пичугин

— Да, Сына Давидова, Сына Авраамова — вот два таких основополагающих пункта, про которые давайте тоже поговорим.

Прот. Олег Стеняев

— Сразу возникает вопрос: а какой сын Давида имеется в виду? Немножко другая логика: когда люди читали в то время — если Христос называется Сын Давидов, а у Давида были дети...

А. Пичугин

— А вы сразу напомните, сколько веков разделяет Спасителя и царя Давида.

Прот. Олег Стеняев

— Это тысяча лет до Рождества Христова, когда Давид берёт Иерусалим — это тысяча лет до Рождества Христова.

А. Пичугин

— Простите, что вас перебиваю! Вот можно себе представить: мы живём в начале двадцать первого века, тысячу лет назад — это примерно времена Ярослава Мудрого. Вот сказали бы про кого-то из нас, что мы — дети Ярослава Мудрого.

Прот. Олег Стеняев

— Да. Логика человека, который тогда читал Писание, была такая: какой сын Давида имеется в виду? Ответ предлагается Святыми отцами такой: имеется в виду Соломон, сын Давида — самый значимый из сыновей Давида. А чем он значим? Не только тем, что он был царём после Давида, а он построил храм — единственный храм, посвящённый Богу в те древние времена. И Христос является в этот мир как Сын Давида, как Новый Соломон. Но не для того, чтобы построить какой-то очередной храм — шестнадцатая глава от Матфея, Христос говорит: «Я создам Церковь Мою, врата ада не одолеют её». Он создаёт храм веры, христианской веры, Он действует, как Соломон. Точнее, Соломон своими действиями указывал, как некая икона, на действия Христа. Ведь Ветхий Завет по отношению к Новому — это как тень, которая указывала на некое событие. А во Христе исполняются все обетования. И, конечно, не логично, если Христос назван Сыном Давидовым, зачем после этого говорить, что Он ещё и Сын Авраамов? И так всем понятно, что Давид от Авраама. А почему?

А. Пичугин

— Причём Авраам стоит после Давида.

Прот. Олег Стеняев

— После Давида, да. Сразу возникает вопрос: а какой сын Авраама имеется в виду? У Авраама было немало детей: у него был сын от Агари — Измаил; сын от Сарры — Исаак; и куча детей от Хеттуры, на которой он женился после смерти Сарры. Имеется в виду Исаак — сын обетования. Аврааму так и было сказано: «В Исааке тебе наречётся семя». А самый значимый момент в жизни Исаака — это жертвоприношение Исаака, когда Бог остановил через Ангела жертвоприношение Исаака, и Бог сказал: «Иегова ире» («Яхва ире»), — Бог усмотрит агнца. И Бог усмотрел Агнца — это Сын Божий. И когда Иоанн Креститель увидел Иисуса Христа на Иордане, он так и интерпретировал это событие, он сказал: «Вот Ангец Божий, Который берёт на Себя грехи мира!» — вот тот Яхве-ире, которого агнца Бог усмотрел на горе Мориа, когда Авраам приносил в жертву Исаака. Таким образом, Христос является как Новый Соломон и как Новый Исаак, но то, что он совершает, имеет глобальное значение, а не местечковое — как действия еврейского царя Соломона или еврейского патриарха Исаака — здесь всё более глобально.

А. Пичугин

— Ещё один интересный вопрос: мы в этом списке у Матфея видим несколько женских имён, причём они, что интересно, стоят в ряду таких совсем... ну, как бы про женщин никто тогда не говорил: Авраам родил Исаака, а Исаак родил Иакова, понятно, что всё это говорится о мужчинах. Но кое-где встречается: «Иуда родил Фареса и Зару от Фамарии... Вооз родил Овида от Руфи», — ну и так далее, четыре, если не ошибаюсь, женских имени.

Прот. Олег Стеняев

— Четыре женских имени. Мягко говоря, не очень удачные имена.

А. Пичугин

— А почему?

Прот. Олег Стеняев

— Потому что здесь нет имени праведной Сарры, здесь нет имени праведной Рахиль, Лии. Здесь даются имена: Фамарь — грех кровосмешения с тестем; Рахав — проститутка из Иерехона; Руфь — Руфь моавитянка, в Книге Второзакония сказано, что моавитянин и в десятом поколении не войдёт в народ Божий (кстати, прабабка царя Давида); и «бывшая за Урией», её имя даже не называется — это Вирсавия — прелюбодеяние при живом муже. Каждая их них — праматерь Иисуса Христа по прямой. И возникает вопрос: а зачем Матфей помещает здесь такие сложные имена-судьбы? Ведь он мог бы тут имя Сарры, Рахиль, Лии...

А. Пичугин

— Очень благочестиво всё сделать.

Прот. Олег Стеняев

— Для чего он это делает? Это называется «ремис», по-еврейски «ремис» — это «намёк». Что такое женщина в понимании Библии тех времён? Я имею в виду Библию, которую читал Иисус и апостолы. Когда Адам давал имя своей жене, он назвал её «Ева», по-еврейски «Хава», от слова «хая» — «жизнь». Женщина — это источник жизни, это «животворящая». И Матфей, поместив в родословие Христа и всех царей еврейского народа из дома Иуды эти имена, он показал, что этот поток жизни был замутнён вот этими сложными судьбами этих женщин. А какое это значение имеет для нас? Огромное! Если Сын Божий по божеству входит в это родословие, по человечеству выходит из него, и Он не погнушался вот этих обстоятельств — это значит, что Он не погнушается твоей и моей замутнённости, ведь о Христе сказано, что Он всегда и вовеки Тот же. А Сам Христос говорит о себе, что Он и пришёл в этот мир спасать не праведных, а грешных. Значит, Матфей осуществляет этот ремис (намёк), предлагая эти символические имена.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, миссионер, протоиерей Олег Стеняев. Но тут ещё один интересный момент: если мы посмотрим на конец этого родословия, то мы увидим: «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился, называемый Христос». Соответственно, здесь мы видим не родословие Марии, скорее, видим родословие Иосифа, который, если быть совсем точным, к рождению Спасителя отношения не имел.

Прот. Олег Стеняев

— Это связано с тем, что в те времена было принято брать невесту из своего же дома, из своего рода. И таким образом родословие Иосифа косвенно оказывается родословием Девы Марии. Но есть и другое объяснение: Иосиф усыновляет Иисуса. Это мы видим в том, что он нарекает имя Иисусу, сказано «и ты наречёшь Ему имя». Наречь имя — означало сообщить права своего родословия. А Дева Мария восходит к царю Давиду не через Соломона, а через Нафана (Натана). А Иосиф, усыновив Иисуса, сообщил ему полноту царского родословия, таким образом как бы усыновив Его, по человечеству, конечно. И это было совершенно необходимо. И Дева Мария имеет сродницей Елизавету — жену священника Захарии, Иосиф точно из царского рода. Таким образом во Христе встречается дом царский с домом священническим. Помните, когда Мария пошла навещать свою сродницу Елизавету? Она оказалась причастной, Христос оказался причастным сразу к двум домам: к царскому и священническому. А Он и совершал служение и царя, и первосвященника, и пророческое служение Он тоже совершал — православное догматическое богословие так и определяет действие человека Христа Иисуса: как царя, первосвященника и пророка. Но Он — Сын Божий, Бог — всё что имеет Отец, имеет и Сын. А его человеческие родословные, которые мы имеем у Матфея и у Луки, а Лука более связан с Девой Марией — возложение родословия. А родословие у Матфея больше по царской линии.

А. Пичугин

— Мы видим ещё здесь разделение на несколько частей. Если быть точным, на три части делится родословие. А с чем это связано?

Прот. Олег Стеняев

— Да, давайте вспомним, об этом говорит первая глава, семнадцатый стих: «Итак, всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов». Немножко, действительно, непонятно, а зачем Матфей разделил, и какое значение для него, вообще, имеет это число 14. Святые отцы, отвечая на этот вопрос, говорят, что это сделано для того, чтобы мы раз и навсегда поняли, что с переменой правления люди лучше не становятся. Время от Авраама до Давида — это общинно-родовой патриархальный период в истории еврейского народа. Время от Давида до Вавилона — это монархический царский период в истории еврейского народа. Время от Вавилона до Христа — двукратие, трикратие или, как сейчас бы сказали, период политического плюрализма. Златоуст так и комментирует: было время патриархов, было время царей и время аристократов — всё равно грешили. С переменой правления иудеи лучше не становились. И только с пришествие Христа решается проблема преодоления власти греха, страха смерти и порабощения дьяволу. И никакие политические и националистические спекуляции не могут решить эту главную проблему.

А. Пичугин

— Да, но она решается через Христа. А если посмотреть на всю последующую историю, то мы увидим, что человечество лучше не стало. Ведь христианство в личности заключается: каждый человек может стать лучше. А если посмотреть на историю народов, мы увидим всё те же войны, всё те же убийства, всё тот же террор, обманы — всё сохранилось.

Прот. Олег Стеняев

— Скажем так: то, что Матфей делит родословие на три части — он обесценивает любую из этих форм правления, в некотором смысле, показывая, что ни патриархи, ни цари, ни аристократия не могли решить главную проблему: проблему спасения. Как в Псалтыри сказано: «Не надейся на князя, на сына человеческого, в них нет спасения», — спасение во Христе. Человек и сам не может решить проблему собственного спасения. Когда апостолы шли за Христом, спросили: «Кто может спастись?» Он им сказал: «Человека это невозможно», — но тут же добавил: «Но не Богу, ибо Богу всё возможно». Поэтому мы решаем всё не каким-то механическим путём, юридическим, тем более политическим. И у нас, собственно, потенциала тоже не хватит, чтобы возвыситься до Богообщения — мы кто-то или что-то во Христе, и мы никто и ничто без Христа. Число 14...

А. Пичугин

— Да, что оно значит?

Прот. Олег Стеняев

— Как в еврейском языке, как в греческом и как в славянском, буквы — они же цифры, и любое имя имеет числовое значение. Так вот, число 14 — это числовое значение гематрии имени царя Давида. А так как евреи ожидали Мессию как сына Давидова (помните, как Его приветствовали, когда был вход Господень в Иерусалим? — Его так и приветствовали), то для Матфея это число не случайное — 14. Каждый еврей отлично понимал, что за этим числом имя царя Давида. В одном случае — от Давида до Вавилона — Матфей убрал имена трёх царей, чтобы 14 получилось. А от Вавилона до Христа — там 13 имён, Матфей говорит: 14.

А. Пичугин

— А почему?

Прот. Олег Стеняев

— В последнем случае?

А. Пичугин

— Да, в последнем.

Прот. Олег Стеняев

— Четырнадцатым является Сам Христос — говорят Святые отцы. Он настолько соединился с нами в Своём Боговоплощении, что стал частью своего собственного родословия. То есть по человечеству он выходит из своего родословия, а по Божеству Он входит в него, Халкидонским определением: неразлучно, нераздельно, неизменно, но и неслиянно. Как Григорий Нисский говорит, что после Боговоплощения Сын Божий становится нашим Сотелесником, а мы — сотелесники Ему, о чём мы часто вспоминаем. И если по Божеству Сын Божий единосущен Богу Отцу, то по человечеству Он единосущен каждому человеку, живущему на земле. Став человеком, он само наше человеческое достоинство, нашу человеческую природу ипостасировал в мистическую жизнь лиц Святой Троицы, когда Он в человеческом теле вознёсся на небеса и воссел одесную Бога Отца, а в Нём божественное человеческое в Единую Ипостась. И эта встреча Богочеловечества Христа происходит в чреве Девы Марии: Мария сообщает человечество Духом Святым; Божество, преклонив небеса, соединяется, переживает встречу с человечеством.

А. Пичугин

— Вообще, сама тема значения имён и их числовой интерпретации у иудеев очень интересна. Я с удивлением узнал из лекции вот недавно почившего отца Ианнуария (Ивлиева) о том, что число 666 — число зверя, встречающееся в Апокалипсисе — это всего лишь написание имени Нерона, который устроил первые гонения на христиан. Вернее, не первые, а значимые гонения.

Прот. Олег Стеняев

— Давайте обратимся к Ипполиту Римскому прежде всего. Ипполит Римский выделяет несколько имён, которые при греческом написании имеют числовое значение «666».

А. Пичугин

— Но это уже в греческом написании. Или ещё 616 там ещё как-то было.

Прот. Олег Стеняев

— В латинском написании ничего не получится — там буквы не являются цифрами, а вот в греческом — да, получается. Ипполит выделяет такие имена: Титус — это имя второго императора из дома Флавиев, Тита — того самого, который разрушил Иерусалим и разрушил святой Иерусалимский храм. Антихрист и придёт в этот мир как разрушитель Церкви, как тот, кто сокрушает святыню храма, как у пророка Даниила и сказано, что на крыле храма будет мерзость запустения. Бенедиктус — «Благословенный», это имя тоже имеет числовое значение, гематрию, «666». То есть Антихрист будет выглядеть как религиозный лидер, как несущий благословение, хотя на самом деле он будет нести, конечно, проклятие. Титанус — это имя тоже имело числовое значение «666», а в понимании античных людей титаны — это мятежные духи, которые были заключены в преисподнюю, и только в последние времена они будут освобождены, и в мире воцарится хаос. И мы знаем, что по христианскому представлению о конце мира, духам зла будет попущена свобода на три с половиной года, когда воцарится Антихрист, будет его правление. Но теперь нам очень важно обратить внимание на что? Все имена в Библии — это говорящие имена. Любое имя в Библии несёт в себе некую информационную нагрузку. Давайте с этой точки зрения рассмотрим все эти имена, которые здесь нам и предлагаются. Авраам — «отец множества»...

А. Пичугин

— Я только один последний вопрос на тему Апокалипсиса задам. То есть часто люди пугаются трёх шестёрок — ничего в них страшного нет?

Прот. Олег Стеняев

— Там нет трёх шестёрок — давайте начнём с этого! Там 600+60+6. Что такое три шестёрки? Это 6+6+6 — это 18. Там нет трёх шестёрок! Этот знак «666» записывается тремя шестёрками только в арабских цифрах. Когда писался Новый Завет, никаких арабских цифр не было. Если у кого-то есть дома славянская Библия, откройте 666-ю страницу и вы увидите на славянском три разных знака: один означает «600», другой «60», а третий «6» — ни один знак не похож на другой.

А. Пичугин

— Так же и у греков.

Прот. Олег Стеняев

— Так же и у греков. А у греков, кстати, там прописью: шестьсот, шестьдесят, шесть.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер. Мы вернёмся в эту студию через минуту — небольшой перерыв.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Я напомню, что в гостях у нас сегодня отец Олег Стеняев — протоиерей, клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер. Мы говорим о родословии Иисуса Христа. И вот мы такой краткий экскурс сделали в Апокалипсис, сейчас возвращаемся в первую главу Евангелия от Матфея и пытаемся разобраться в том, о чём там говорится — в родословии.

Прот. Олег Стеняев

— Теперь мы будем говорить о говорящих именах. Авраам — переводится как «отец множества»; Исаак — «смех»; Иаков, у него двойное имя: Иаков и Израиль; Иаков — «обманщик», Израиль — «воин Бога»; Иуда — «хвалимый»; Фарес — «брешь, отверстие»; Есром — «цветущий»; Арам — «высокий»; Аминадав — «щедрый»; Наассон — «чародей»; Салмон — «тёмный»; Вооз — «остроумный»; Овид — «поклоняющийся»; Иесей — «богатство»; Давид — «брат отца, возлюбленный». Смотрите, что у нас получается, общая духовная характеристика периода от Авраама до Давида получается следующей: Авраам — благословение через одного даётся многим; Исаак — это благословение оборачивается радостью и недоумением для потомков; Иаков — возложенные на потомков надежды оказались обманчивыми, но со временем (Израиль) положение изменилось в лучшую сторону; Иуда — прославление Бога продолжалось; Фарес — но брешь от содеянных грехов уже образовалась; Есром — цветение духовности продолжалось; Арам — высоты духовные манили; Аминадав — и щедрая милость изливалась; Наассон — духовность не могла остановить чародейства и волхования, двоеверие, магизм и единобожие сосуществовали; Салмон — от подобного сосуществования и раздвоенности тьма спускалась в этот мир; Вооз — но разум подсказывал другое направление; Овид — поклонение Богу всё же сохранялось; Иесей — и оно приносило богатство духовной жизни; Давид — как плод богатства духовной жизни любовь возрастала. А теперь следующие имена, смотрите, духовная характеристика поколений от Давида до Вавилонского плена была следующая: Давид — братолюбие процветало; Соломон — от сего мир и благоденствие воцарялись в мире; Ровоам — народ возрастал и креп как духовно, так и физически; Авия — осознание сынов, что Богу процветало; Аса — это врачевало сердца народов; Иосафат — надо было не забывать о судах Божьих; Иорам — надо было помнить о том, что подлинное величие, возвышение только от Бога; Озия — искать подлинную силу можно было только в Боге; Иоафам — совершенство надо было обретать только в Боге, не надеясь на свои собственные силы; Ахаз — враг мог завладеть душою каждого; Езекия — укрепить мог только Бог; Манассия — Он, Бог, предавал забвению грехи кающихся; Амон — чудесным образом Творец проявлял свою заботу; Иосия — таким образом Бог поддерживал жизнь целых поколений. И самое интересное — это последние имена: Иехония означает «утверждённый Богом»; Салафииль — «я просил Бога»; Зоровавель — «родившийся в Вавилоне» означает; Авиуд — «мой отец — это Он» (то есть Бог); Елиаким означает «Бог утвердил»; Азор — «помощник»; Садок — «Он, Бог, показал Себя праведным»; Ахим — «брат»; Елиуд переводится как «Бог восхвалимый»; Елеазар — «Бог помогает»; Матфан — «дар»; Иаков — «обманщик»; Иосиф — «он прибавит»; Иисус — «Ягве спасает». И что у нас получается? Иехония — надеяться на стойкость и утверждение можно было только в Боге; Салафииль — поэтому необходимо было умножать моление; Зоровавель — ведь дух Вавилона продолжал жить в народе; Авиуд — но надо было помнить о Духе Бога; Елиаким — ведь только Он, Господь, мог утвердить в истине; Азор — человечество нуждалось в помощи; Садок — Он, Господь, утверждал и в праведности; Ахим — верующий становился братом для другого верующего; Елиуд — необходимо было восхвалять имя Бога; Елеазар — помощь от Бога приближалась; Матфан — обещанный от Бога дар спасения приближался; Иаков — вера истинная могла поменять судьбу и имя каждого; Иосиф — Бог Сам мог восполнить всё; Иисус — спасение от Бога пришло. Таким образом, говорящие имена делают любое родословие в Библии некими предложениями. И давайте вспомним, что имена в те времена давались в пророческом озарении. И имя являлось некой такой иконкой словесной, духовной характеристикой пророческой для человека. Чаще имена, кстати, в Книге Бытия мы это видим, давали женщины. А когда человек проявляет дух пророчества? Когда он исполняет Божий закон. Женщина, которая рождает ребёнка, исполняет заповедь «плодитесь и размножайтесь», и дух пророческий начинает через неё проявляться. И матери давали имена в пророческом озарении — это была характеристика человеку, а иногда и целому поколению, лидером которого этот человек являлся. Таким образом, все эти говорящие имена Библии имеют огромное значение. Если мы смотрим имена всех апостолов, например, или всех сыновей Иакова — это тоже духовные характеристики, знать которые мы должны. И каждое из этих имён несёт в себе некую смысловую нагрузку. А так как имена — это и слова, когда христиане Палестины, евреи, читали это родословие, они так и распознавали все эти имена, то есть из имён складывались предложения, и эти предложения распознавались, то есть их смысл раскрывался.

А. Пичугин

— Мне кажется, образ мышления современного человека двадцать первого века с трудом позволяет это всё понять, когда мы смотрим в текст... Вернее, без должной подготовки, без вас, отец Олег, это понять, в принципе, человеку, который просто открывает Писание, невозможно.

Прот. Олег Стеняев

— На самом деле, что такое отец Олег? Речь идёт о том, что мы, будучи православными, живём в традиции, в святоотеческой традиции. Святоотеческая традиция изучила каждое слово Священного Писания, каждое выражение. Если мы читаем Писание вместе с блаженным Августином, с блаженным Иеронимом, с Ефремом Сириным, то для нас всё говорит, всё чему-то научает. Если человек не понял какую-то фразу из Библии, это просто означает невыученный урок. Но если сказано так, как сказано, мы должны попытаться выучить этот урок, понять, что этим Писание хочет сказать именно нам.

А. Пичугин

— А для чего всё-таки нам, современным людям, разбираться в первой части первой главы, где идёт перечисление родословия?

Прот. Олег Стеняев

— Мы с вами определились...

А. Пичугин

— Простите, у нас же дальше идёт огромный текст, который говорит о жизни Спасителя, который говорит о Его учении, а помимо Матфея у нас есть ещё три синоптических Евангелия. Но мы с вами скрупулёзно разбираем именно вот эти первые 19 стихов, даже меньше — 18.

Прот. Олег Стеняев

— Давайте обратим внимание на то, что с простыми людьми Христос разговаривал притчами, с апостолами Он общался несколько иначе — Он им объяснял скрытый смысл этих притч. И тут действовал какой принцип? Помните, когда Христос сотворил чудо насыщения хлебами? Он дал ученикам, а ученики дали народу. А хлеб — это символ не только евхаристический, это и символ смыслов Священного Писания. Как сказано: «Не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих». А из Библии мы знаем, что никогда пророчества не извлекались по воле человеческой, но изрекали их мужи Божьи, будучи движимы Духом Святым. Христос предложил своим ученикам откровение, а ученики это откровение доносят до нас. Мы имеем писания Святых отцов, их комментарии, их наставления, их глубокий анализ каждой библейской фразы. И когда мы читаем Библию — не дай Бог со Стеняевым или с кем-то ещё, а вот лучше с Августином, лучше с Ефремом Сириным, лучше мы будем читать с Иоанном Златоустом, Василием Великим — вот здесь богатство традиции. Как я часто говорю: любой библейский стих, как драгоценный камень — если ты смотришь на алмаз, ты видишь палитру цветов: синее, голубое, жёлтое, оранжевое. Ты чуть-чуть поменял положение алмаза по отношению к свету, и все цвета поменялись. Так и комментарии Святых отцов: один отец показывает с одной стороны этот библейский...

А. Пичугин

— А если они входят в противоречие?

Прот. Олег Стеняев

— Нет противоречий у Святых отцов — есть богатство традиции. На самом деле, даже если это внешне выглядит как противоречие, один дополняет другого. Есть разные уровни прочтения одного и того же текста.

А. Пичугин

— А чем же занимается тогда современная библеистика, если всё ещё в первые века было?..

Прот. Олег Стеняев

— Хорошо если современная библеистика занимается филологией, как вот покойный отец, о котором вы сегодня вспоминали, Царство ему Небесное! Он занимался филологическим исследованием и анализом новозаветного текста. Но плохо, когда библеистика не обращает внимания на Отцов. Сейчас происходит разворот современной библеистики, возвращение к отцам. Например, издательство «Герменевтика» выпускает библейские комментарии Отцов Церкви и других авторов с первого по восьмой век — это международный проект. Это экуменический проект, в нём участвуют римо-католики, православные и протестанты — что интересно. Решили издать всю Библию в комментариях авторов только до восьмого века — это золотой век патристики.

А. Пичугин

— Это ещё не разделённая Церковь, а до протестантизма ещё восемь веков.

Прот. Олег Стеняев

— Но это эпоха Отцов: последний Отец Восточной Церкви — Иоанн Дамаскин; Западной — Бе’да Достопочтенный. Последующие авторы не были самостоятельными — они обязаны были, решением Соборов, отталкиваться от Отцов, цитировать Отцов. Отцы друг друга очень редко цитируют. И вот люди начинают возвращаться к Отцам. Этот проект выходит на английском, на немецком, на французском, на итальянском, на русском языке, эти книги можно приобретать. И когда мы читаем Писание вместе с Отцами — вот это и есть настоящая библеистика. Когда рядом, представьте: в этой студии блаженный Иероним Стридонский, с его знанием еврейского языка, знанием арамейского, греческого; или блаженный Августин, проникновенный Иоанн Златоуст, который предлагает нам свой комментарий — на злобу дня, например, он любил говорить. Вот это богатство традиции. А для нас, православных, наша вера — это и есть то, что называется «согласие Отцов». И один какой-то комментарий не может показать всё богатство традиции. А когда мы действительно смотрим, как по-разному Отцы воспринимали текст, мы видим всю красоту этого многообразия подходов, и текст оживает. В противном случае это бессмысленный перечень имён, которые ни о чём нам не говорят.

А. Пичугин

— Можем ли мы ещё увидеть в каких-то Евангелиях родословие Христа? У Луки?

Прот. Олег Стеняев

— Мы видим Евангелие от Луки. Там родословие восходит к Адаму — первому человеку.

А. Пичугин

— А есть ли противоречия между двумя этими родословиями?

Прот. Олег Стеняев

— Давайте обратим внимание на то, что Евангелие от Матфея писалось для евреев. И там важно было показать происхождение Мессии от Авраама — и начинается от Авраама. Евангелие от Луки писалось для представителей эллинского мира. И то, что родословие Иисуса там восходит к Адаму — надо было показать общечеловеческое происхождение Христа, чтобы и эллин, и римлянин, и скиф, и варвар не чувствовали бы себя отрешёнными от этой родословной Христа Спасителя, которая у Луки восходит к Адаму, от которого (от Адама) произошёл весь род человеческий. Как в Новом Завете сказано, что «от одной крови Он (Бог) произвёл весь род человеческий». То есть задача, которая стояла перед Лукой — это одна задача: показать общечеловеческое значение и родословие Христа. У Матфея была немножко другая задача. И каждый из них справился с той задачей, которую он имел перед собою.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер. Мы говорим о родословии Христа. Напомню, что накануне, непосредственно перед Рождеством, в храмах читается первая глава Евангелия от Матфея, где говорится, перечисляется родословие Спасителя — вот в нём мы и пытаемся сегодня разобраться. А как исторически это разделение происходило — то, что Матфей писал для иудейской общины; Лука, соответственно, писал уже не для иудеев, а более широкий охват имел?

Прот. Олег Стеняев

— Скорее всего, Евангелие от Матфея — это было первое Евангелие.

А. Пичугин

— Не Марк, нет?

Прот. Олег Стеняев

— Есть точка зрения, что Марк: очень лаконичный текст, и Евангелие от Марка, по Преданию, это записанные проповеди апостола Петра. Но тот факт, что Матфей писал для лиц еврейской национальности, а на этом настаивает и Евсевий Кесарийский, отец церковной истории — он показывает, что, в некотором смысле, это как бы первое Евангелие — с него и начинается Новый Завет. Потому что Христианство возникает где? В Палестине, в определённой этнической среде. Если бы у нас Новый Завет начинался с Марка, тогда бы, конечно, можно было бы с этим поспорить. Но если говорить о трёх первых Евангелиях (они называются «синоптические»), они очень сходны — эти Евангелия.

А. Пичугин

— Четвёртое, от Иоанна, тоже, по-моему, синоптическое. Нет?

Прот. Олег Стеняев

— Нет, Евангелие от Иоанна — это отдельное. Синоптические это только Матфей, Марк и Лука — они тематически совпадают одно с другим. Давайте вообще зададимся вопросом: а почему три Евангелия? Как у меня один знакомый начал читать Новый Завет, прочитал Матфея, потом Марка и закрыл Марка — то же самое. В Луку заглянул — то же самое. Он меня спросил: «Почему трижды об одном?» А это в соответствии с законом Божьим, в Пятикнижии Моисея сказано: «Любое слово верну при устах двух-трёх свидетелей». А мы имеем не двух, не трёх, а четыре Евангелия. И это сверх меры свидетельств о Христе. Матфей — непосредственно ученик Иисуса Христа. Евангелие от Марка: сам Марк — это христианин второго поколения, но он был секретарь апостола Петра, он записывал его проповеди. Сам Пётр — первого поколения. Евангелие от Луки: Лука христианин аж третьего поколения, сотрудник апостола Павла, который был христианином второго поколения. Но о Павле мы знаем из Послания к Галатам, что он ходил в Иерусалим и встречался с людьми, которые были самые значимые в христианской общине. И мы видим, что целые тексты в Евангелии от Луки, то есть проповеди, по сути дела, апостола Павла, они взяты из «Наставлений Пресвятой Девы Марии» — это так называемое Евангелие детства. И в Евангелии от Луки сказано, что эти события Дева Мария слагала в своём сердце: события Рождества; когда 12-летний Иисус оказался в храме. И родословие Иисуса Христа, свидетельство о рождении Христа у Луки и у Матфея тоже исходит из сердца Пресвятой Девы Марии. Откуда Матфей мог узнать, что волхвы принесли золото, ладан и смирну?

А. Пичугин

— Ну а как понять «из сердца»? Это Она рассказала уже предание?

Прот. Олег Стеняев

— Сказано, что эти события Она слагала в своём сердце. У Луки сказано, что события, связанные с детством Иисуса, Она слагала в своём сердце...

А. Пичугин

— Ну просто Она запоминала, потом рассказала...

Прот. Олег Стеняев

— Она запоминала и потом рассказала евангелистам-апостолам, а они вписали в свои Евангелия. Таким образом, Евангелие исходит не только от четырёх евангелистов — из сердца Девы Марии. А Евангелие от Марка — это проповеди первоверховного апостола Петра. А у Луки — это проповеди Павла, который общался и с Девой Марией, по Преданию, и из текста мы видим, что с первейшими апостолами он общался.

А. Пичугин

— Есть же такая точка зрения у современных библеистов, которая то оспаривается, то принимается за данность, что было какое-то Протоевангелие, некий текст, как его называют Q, который потом уже лёг в основу Четвероевангелия, которое нам так знакомо сейчас, о котором мы говорим.

Прот. Олег Стеняев

— На самом деле в самом Писании говорится не о том, что был какой-то один единственный текст, а давайте вспомним, с чего начинается Евангелие от Луки — там говорится, что была масса таких текстов: «Как уже многие начали составлять повествование о совершенно известных между нами событиях». Извините, последнее Евангелие написал Иоанн, значит, на момент написания Лукой этих слов, существовало Евангелие от Марка и от Матфея — это не многие: двое. То есть Лука здесь пишет, что был целый жанр такой, когда описывались события жизни Христа, то есть речь идёт о целом таком литературном направлении. Но Церковь установила, какие тексты являются подлинно Богодухновенными, и она внесла их в канон книг Нового Завета. И мы видим, что ссылок на так называемые апокрифические тексты почти нет у древних Отцов, кроме Ефрема Сирина и блаженного Иеронима. Вот эти авторы действительно давали сноски на неканонические тексты. И, кстати, в апостольских посланиях мы находим сноски на слова Иисуса, которые мы не обнаруживаем ни в одном из четырёх Евангелий. О чём это может говорить? На самом-то деле вопрос этот решается достаточно просто: давайте откроем окончание Евангелия от Иоанна, что говорится здесь? Здесь говорится буквально следующее, что если бы кто-то взялся описать все события из жизни Христа: всё, что Он делал, всё, что говорил, — то сам мир не вместил бы такого количества книг. Имеется в виду, что в этих Евангелиях собрано всё необходимое для того, чтобы человек усовершенствовался бы в познании Христа Иисуса. Но сам текст может оказаться убийственной буквой, если мы читаем этот текст вне традиции. Тогда имена молчат, сюжеты молчат, нету назидания. А читая в традиции, мы видим, как каждый сюжет оживает, как каждое имя что-то нам говорит. Как Христос относился к Ветхому Закону: «Ни одна черта, ни одна йота не прейдёт из Закона, пока не исполнится всё», — говорил он. А «черта» и «йота» — это самые маленькие буквенные знаки, один надстрочный, другой подстрочный, которые были в еврейских текстах.

А. Пичугин

— Но если мы вспомнили апокрифы, то по времени их создания — я так понимаю, что они очень разные. Потому что есть апокрифы явно созданные в Средние века, в частности Евангелие от Иуды...

Прот. Олег Стеняев

— Вот Евангелие Варнавы — поздний текст.

А. Пичугин

— Но есть какие-то апокрифы, которые современны Четвероевангелию, основываясь опять же на словах из Писания...

Прот. Олег Стеняев

— Скажем так, есть апокрифы, которые вписываются в группу синоптических текстов Матфея, Марка и Луки — тематически, сюжетно. А есть апокрифы, которые ближе к традиции, скажем так, Иоанна Богослова и Апокалипсису. Но это целые такие направления в литературе того времени, потому что оформление канона — это был всё-таки длительный процесс. В лучше случае христиане Палестины имели что? Евангелие от Матфея и Послание к Евреям. Христиане Рима могли иметь Евангелие от Марка и Послание к Римлянам Павла. И та же ситуация могла быть в других общинах.

А. Пичугин

— А когда это всё оформилось?

Прот. Олег Стеняев

— Когда всё это собирается в единый свод? Мы можем сказать, что где-то к окончанию второго века, началу третьего века уже мы видим массовые ссылки одних и тех же авторов на разные тексты книг Нового Завета. Но Библией первых христиан, конечно, был Ветхий Завет. Они изучали пророчества о Христе по Закону Пятикнижия Моисея, пророкам и писаниям. Такое деление было еврейских писаний: Закон (Тора), Пророки (Набиим) и Писание (Кетубим). Кстати, это деление не совпадает с нашим расположением книг в Ветхом Завете.

А. Пичугин

— То окончательно корпус Новозаветный, который мы сейчас знаем, оформился к началу третьего века?

Прот. Олег Стеняев

— Без сомнения, эти тексты были написаны теми авторами, именами которых это всё надписано, потому что традиция не предлагала други х вариантов. Нет, например, Евангелия от Матфея, чтобы оно было надписано, что это Евангелие от Филиппа или от кого-то ещё. То есть этот текст мы всегда распознаём как текст Матфея. Так же и текст Марка мы всегда распознаём как текст Марка. Поэтому у нас нет оснований сомневаться, что Послания Павла Богодухновенны — их 14. Но мы знаем, что, кроме этих 14-и, он ещё что-то писал. В Первом послании к Коринфянам Павел пишет: «Я писал вам ранее», — но это послание не стало каноническим...

А. Пичугин

— Возможно, оно просто и не дошло до времени создания канона?

Прот. Олег Стеняев

— Скорее всего, Церковь определяла какой текст написан, скажем так, в вдохновенном состоянии, а какой — нет. Апостол Павел сам занимался этим вопросом, он, например, какую-то мысль предлагает и пишет: «Впрочем, это я говорю», — то есть это не Господь сказал, а он. То есть он пытается уже в своих текстах отделить своё частное мнение от Богооткровенного мнения, значит, он пытался даже в своих текстах распознать, где личное мнение, а где он точно был уверен, что это действие Духа Святаго — Он изрёк что-то. А то, что они понимали, что изрекают Духом Святым какие-то истины в некоторых ситуациях — Книга деяний, постановления Соборов, и надписания «изволися нам и Духу Святому». Поэтому, как сказано в Библии: «Никогда пророчества не изрекались по воле человеческой, но изрекали их мужи Божьи, будучи движимы Духом Святым», — мы эти слова можем относить не только к ветхозаветным пророкам, но и к апостолам Иисуса Христа, подлинным авторам всех книг Нового Завета.

А. Пичугин

— Спасибо вам большое! Мы уже будем заканчивать программу. Это очень интересный разговор. Я напомню, что с нами сегодня был протоиерей Олег Стеняев — клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, публицист, миссионер. Говорили о первой главе Евангелия от Матфея, о первых её семнадцати стихах, где говорится про родословие Иисуса Христа. Этот текст читается перед Рождеством в храмах, евангельский текст, сегодня мы в нём разбирались. Спасибо огромное! Я — Алексей Пичугин. Мы прощаемся: до новых встреч, всего хорошего!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.

Также рекомендуем