Москва - 100,9 FM

«Расслабленность в семейной жизни». Протоиерей Василий Биксей

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Нашим собеседником был настоятель храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском Поле протоиерей Василий Биксей.

Мы говорили о том, какие уроки из Евангельской притчи об исцелении расслабленного при Овчей купели могут пригодиться супругам в семейной жизни. Отец Василий пояснил смысл слов Иисуса Христа: «Враги человеку — домашние его». Наш собеседник поделился своим мнением, почему именно с самыми близкими людьми у нас часто возникают разногласия и конфликты, и как можно их преодолеть и сохранить любовь в отношениях между супругами.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А.Ананьев:

- Добрый светлый вечер, дорогие друзья!

В очередной раз, за семейным столом вас приветствует ведущая Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … ведущий Александр Ананьев.

А.Ананьев:

- И сегодня мы хотим сделать то, что неожиданным кажется даже нам. Мы хотим провести параллель между духовной и семейной жизнью в довольно необычном свете.

Четвёртая неделя по Пасхе – неделя о расслабленном. И мы, вот, подумали, что расслабленность – она становится преградой не только в нашей духовной жизни, но и в нашей семейной жизни. И, в качестве эпиграфа, я даже хочу привести фрагмент из замечательного спектакля Евгения Гришковца «Планета», который мне очень нравится. Когда я задумался о состоянии расслабленности в семейной жизни, он пришёл мне в голову.

Помните, вот, тот фрагмент, где женщина, сидя на сцене, рассказывает о своих отношениях с человеком, который стал её спутником?

«И, вот, становишься такой счастливой, – говорит она, – и думаешь: ну, почему раньше ты не делала этот шаг навстречу, чтобы стать такой счастливой? Но это состояние длится совсем недолго. Потому, что ты смотришь на этого мужчину, и, вдруг, видишь – а он успокоился, он расслабился. И он расслабился не потому, что добился тебя, и ты ему больше не нужна – ты ему очень нужна, ты ему даже необходима. Но он – расслабился, и может жить дальше спокойно. Но тебя это – не устраивает. Ведь ты хотела совсем не этого. Ты не можешь точно сказать, чего именно ты хотела, но точно – ты хотела не этого!»

Ну, и забавный фрагмент, с которого мы решили начать – обсудить вот эту, вот, удивительную, тонкую параллель между духовной и семейной жизнью, нам бы хотелось с замечательным собеседником – настоятелем храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле протоиереем Василием Биксеем.

Добрый вечер, отец Василий! Здравствуйте!

О.Василий:

- Добрый вечер! И – светлый вечер, надеюсь, для всех!

А.Ананьев:

- Да, да… светлый, и даже – жаркий! Знаете, в этом году… как-то… весна – просто чудесная! Ещё лето не наступило, а всем уже хочется зимы, понимаете…

А.Митрофанова:

- Неправда! Не стоит обобщать!

А.Ананьев:

- Ну, мне уже хочется… мне уже хочется!

Отец Василий, давайте, начнём вот с чего.

Вот, я… так… может быть, неосторожно провёл параллель между духовной и семейной жизнью, и у меня есть даже все основания – потому, что я, вот, читаю наставления священников, в отношении расслабленности в духовной жизни, и понимаю, что всё это вполне можно отнести и к семейной жизни.

Ну… вот, к примеру: «Надо не ожидать, пока в нас пробудится желание, – говорит один из священников, – делать то, что должно христианину, а просто брать себя за шкирку – и заставлять!» – здесь он говорит о духовной жизни, но разве в семейной жизни происходит не то же самое?

О.Василий:

- Согласен с Вами – практически, происходит то же самое. Только в семейной жизни есть очень много таких факторов и моментов, которые тебя – хочешь, не хочешь, а они заставляют тебя быть, действительно, в каком-то определённом тонусе. Потому, что, на самом деле… и это не секрет, а такой, действительно, факт: когда священник начинает свою приходскую жизнь, то семья – она, практически, может стать… отходит иногда, может быть, на второй, на третий план. Не в качестве, а именно в том, то времени для семьи остаётся всё меньше, меньше и меньше – погружаешься, однозначно, в жизнь других людей, погружаешься в жизнь прихода. И тут, действительно, срабатывает такой момент, о чём Вы говорите – некая расслабленность в семейной жизни, что самые родные, самые близкие – не всегда поймут.

Самые родные и близкие – это жена и дети – они всегда подождут. Они всегда готовы… ну… стать немножко сбоку, и дать тебе возможность реализовывать себя… вот… для чего ты рукоположен – это формирование именно духовной приходской жизни.

И, вот, эта некая такая расслабленность – что… вот… там подождут иногда, там – потерпят, там – смирятся… и, наверное, приходит к тому, что, действительно, матушка, дети – они всегда стараются быть помощниками священнику на приходской жизни, и они всегда, лишний раз, тебя своими проблемами, своими вопросами – не всегда тревожат, не всегда беспокоят. Ставят иногда перед каким-то, там, фактом, либо – просто стараются, как можно быстрее, и проще, и краткословно донести какие-то свои вопросы, свои какие-то идеи, может быть, даже иногда и проблемы, понимая то, что ты пришёл вечером поздно, и тебе завтра утром просыпаться и идти на приход.

И, конечно же, вот, эта некая такая расслабленность – она приходит… и приводит иногда к таким моментам, что вот эти яркие краски, возможность провести времени, как можно больше, с семьёй, даже, порой, уставшую, постараться взять, собрать всю семью вместе поужинать, там… погулять, по парку пройтись, на лыжах покататься, или ещё что-то – таких возможностей остаётся всё меньше, меньше и меньше. Тем более, если приходская жизнь – она расширяется в разные стороны.

И, вот, соответственно, когда семья большая, то, конечно, тебе – маленькие о чём-то напомнят, тебе – средние о чём-то подскажут, тебе, иногда, и матушка… там… но ты понимаешь прекрасно, что ты для семьи перестаёшь быть… не то, что перестаёшь быть, а семья тебя не в полной мере использует, и просит, чтобы ты был для семьи, вот именно, «подушкой», в которую можно поплакаться, «рубашкой», в которую можно поплакаться… потому, что для этого, практически… особо времени нету.

На приходе – это совсем другое состояние. К тебе человек приходит, и ты понимаешь, что если ты сейчас не уделишь этому человеку максимальное нужное количество времени, то он, может, завтра и послезавтра уже в храм и не придёт. И причиной этому может оказаться – ты. И, соответственно, семья, конечно, настоящего священника… семья, которая старается быть помощником для священника, для настоятеля – она старается занять как можно меньше времени жизни священника, чтобы дать возможность, через этого священника, другим людям прийти именно к… такой… церковной, духовной жизни.

И здесь – да, действительно, есть, вот, эта некая, такая, грань, что в этой части – немножко происходит иногда расслабление, и ты начинаешь это понимать, когда детишки уже подросли – кто-то повзрослее, и вся любовь, внимание – к самому маленькому. Потому, что понимаешь, что… вот… ты – этому ребёночку, второму, третьему – что-то немножко недодал. Времени, в первую очередь. В первую очередь – где-то не выслушал. А, ведь, жизнь – она устроена так, что, вот, какие-то пустоты, которые не занимаешь ты в жизни своих близких, родных людей – эти пустоты занимаются чем-то, либо кем-то, другими интересами какими-то, желаниями. И, конечно, это очень, действительно, такая… грань, и такое состояние, которое… ну… ты начинаешь понимать, что, ведь, этот какой-то год упущенный, какое-то время, когда ты погрузился полностью, с головой, в приходскую жизнь – его не наверстаешь никогда.

И, вот здесь, очень важно, чтобы, вот именно те, кто рядышком – они, насколько возможно, в первую очередь, конечно же, стучались в дверь именно священника, даже у которого, порой, и нету времени. Потому, что ты домой приходишь, и занимаешься… там… хозяйственных дел – тоже, хоть отбавляй! И даже украденное время от сна – один час – это то время, которое даёт возможность, как можно больше, укрепить семью. Потому, что… как… Вы сами поймите… в молодости – это одни интересы, когда ты взрослеешь – смотришь на жизнь немножко по-другому. И не всегда бывает, что дети видят, как меняется мировоззрение священника, духовного лица, который большую часть жизни проводит на приходе. Ты не всегда замечаешь, как меняется мировоззрение твоего ребёнка, который уже повзрослел на год, на два. Не всегда начинаешь замечать, а… вот… действительно, порой, вот этих каких-то 20, 30, 40, 50 минут, а то, может, и час времени – не хватает, порой, иногда жене – чтобы выговориться, и выслушать друг друга, и сделать какие-то заключения.

А.Митрофанова:

- Отец Василий, Вы сейчас, по понятным причинам, отвечаете на наш вопрос, исходя из Вашего личного опыта. А я – сижу, Вас слушаю и понимаю: точно так же, наверное, всё, о чём Вы говорите, можно применить и к нам, людям… что называется, простым смертным, мирянам, не в сане…

О.Василий:

- Тот же самый процесс происходит…

А.Митрофанова:

- Абсолютно! Только, Вы говорите о том, что все силы отдаёте храму и приходской жизни, а, например… ну… там… большинство современных мужчин, точно так же, львиную долю своего времени отдают офису, например – работе, которую невозможно «запереть», условно говоря, в шесть часов вечера…

А.Ананьев:

- Ох, Алла Сергеевна, не одно это и то же, не одно… Я, вот, сижу и думаю именно об этом! Вот, то, о чём говорит отец Василий – это служение, это духовная жизнь, это его долг. А офис – это другое.

А.Митрофанова:

- Понимаешь, если в офисе человек работает, зарабатывая деньги на свою семью – это, по идее, служение семье. И, так получается, что вот это его служение семье, через зарабатывание средств на то, чтобы поднять на ноги детей, чтобы… там… как это… минимальные создать условия для комфортной жизни, и прочая, и прочая… постепенно начинает отжирать – извините за это выражение – нас самих у наших близких именно.

О.Василий:

- Да, у наших близких, совершенно верно. Совершенно верно! И, тут, знаете… на самом деле… если так рассматривать любую работу – в офисе, или где-либо, в любых направлениях – конечно, христианин, он всегда… и, вообще, человек, который, хотя бы, имеет какой-то ориентир именно в развитии духовной жизни, то он, в любом случае, будет воспринимать любую работу, как служение. И, однозначно, он старается полностью отдавать себя – даже не ради того, что он зарабатывает, а ради того, чтобы, в полной мере, исполнять свои обязанности.

Вот… врач – он не может операцию закончить… там… вовремя. Он её делает, и заканчивает именно тогда, когда есть нужный результат. Так же – любого направления врачи. Так же – любой, например, даже чиновник. Он должен так же относиться к своей работе – не с восьми до восьми, а, именно, полностью исполнить те обязанности, которые на него возложены. То есть, решить те или иные задачи для того, чтобы жизнь вокруг него, и с его помощью, менялась в лучшую сторону. Это – служение.

И, здесь… тут ещё такой, очень важный, момент, который бы хотелось просто напомнить. Ведь, невозможно служить, и быть угодным дальним, если это служение, если это угодничество… ну, не в плане корыстного, а, именно, в смысле принесения пользы, не оказывается самым ближним своим. То есть, сначала нужно пещись о своих, а потом уже – дальше.

Но, тут, понимаете… когда человек живёт по-христиански, то именно этот круг своих – это не только жена и дети. Этот круг своих – это и его начальство, это и его подчинённые, это и те люди, которые, по долгу службы, с ним пересекаются по каким-то рабочим процессам.

И, конечно же, тут… почему, вот, именно, очень важно, когда в семье муж старается жить интересами жены, а жена – интересами мужа? Не в плане развития и утверждения каких-то эгоистичных личных, а именно – быть помощником друг другу. И, вот, именно, это, как раз, иногда, помощничество друг другу – оно приводит тоже к таким… знаете… моментам, что… ну, как… он и так устал, она и так уставшая – давай, это мы… какие-то свои вопросы, разговоры какие-то, какие-то, там, решения вопросов, мы отложим на завтра. А завтра – опять это время от нас убегает. Потому, что мы приходим в храм, мы приходим на работу, мы приходим в офис – есть какие-то вещи, которые ты запланировал, а сколько таких непредвиденных вещей и моментов, которые просто втыкаются в тот график, в котором, и так, времени, практически, нету! И, соответственно… ну… как обычно, по расписанию… когда Вы расписываете: пункт 1, пункт 2, пункт 3, пункт 4… то, обычно, не хватает времени на тот процесс, который, по пунктам, чуть-чуть дальше – 5,6,7 – и, которые последние в очереди расписания дня, их потом переносят на завтра, либо на послезавтра. Вот, так же и в жизни происходит. И, здесь, легче, конечно же, избегать… и избежать каких-то… вот, именно… таких моментов, которые негативно сказываются на жизнь – именно семейную жизнь, как в мирском понимании, так и в духовном – когда, действительно, муж погружается…

 То есть, муж и жена являются соучастниками. Они, в принципе, в одном каком-то направлении трудятся, либо похожи друг на друга. Вот, почему легко и просто, например, когда – семья врачей. Один – стоматолог, другой – хирург. Им – всё понятно. Они понимают друг друга потому, что они… как бы… в одной плоскости. Или, например, военный, и жена, тоже связанная с каким-то родом служб. То есть, всё – в одной плоскости. Тут – многие вещи объяснять не надо. Там… например… семья священника, когда вторая половина и дети – они участвуют в жизни прихода. Там… поют на клиросе, принимают участие в приходской жизни. То есть, здесь… как бы… всё на ладошке, всё видно.

А, вот, когда бывает так… немножко… что муж – с одной области, жена – в другой области трудится, то здесь, действительно, многие вещи нужно объяснять, подсказывать, и даже, порой, не всегда бывает понятно: а почему так долго задержался, а почему так много времени уделил там-то и там-то?

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- Настоятель храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле протоиерей Василий Биксей – сегодня за нашим семейным вечерним чаем в студии светлого радио.

Я – Александр Ананьев, и ведущая – Алла Митрофанова.

А.Митрофанова:

- Мы говорим сегодня о расслабленности в семейной жизни в связи с тем, что завтра – в третье Воскресенье по Пасхе – в храмах будет читаться Евангельский эпизод, как раз, о парализованном ( то есть, «расслабленном», как в Евангелии его называют ) человеке, который 38 лет – вот, это, конечно, очень сложно разместить в голове – 38 лет лежал в купальне Вифезда, ожидая своей очереди, чтобы окунуться в целебную воду.

Вода эта была целебной не всегда, а только после того, как в неё сходил Ангел – там, как сказано в Евангелии, возмущение воды, такое, происходило, и, кто первый окунался, по сошествии Ангела туда, тот получал полное исцеление, какой бы болезнью ни страдал.

Так, вот, этот человек ждал своего времени 38 лет. Как только там возмущалась вода, он пытался доползти до этой купальни, но кто-то уже сходил перед ним. И получалось так, что – опять, все его ожидания были напрасны.

И ждал он до тех пор, пока не пришёл Христос к нему, и не спросил: «Хочешь ли ты быть здоров?» И он сказал: «Хочу!» – и Господь его исцелил, и сказал ему: «Иди, и больше не греши!»

Там, конечно, очень много параллелей, разных смыслов в этом Евангельском эпизоде. Он даёт нам основания говорить и о какой-то связи, к примеру, между нашим внутренним состоянием и физическим состоянием – здесь всё очень нелинейно. Но, вот, в данном эпизоде, судя по всему, расслабленность этого человека – физическая расслабленность, паралич – была следствием какого-то внутреннего его состояния.

Мы сегодня пытаемся поговорить о вот этом параличе, расслабленности в семейной жизни. Паралич воли, наша усталость, связанная с огромным количеством дел во внешней жизни – она, конечно же, сказывается на том, сколько времени и сил мы готовы уделять нашим близким.

Отец Василий, может быть, я, конечно, и ошибаюсь, но… наверное, мы все, в каком-то смысле, вот, эти самые расслабленные люди. И – поправьте меня – но, по-моему… по тому очень скромному опыту семейной жизни, который есть у нас, я могу судить, что нам Господь даёт друг друга, чтобы мы, в каком-то смысле, от этой своей расслабленности попытались переключиться в режим действия. Действия… вот, знаете, как… любовь – это же действие? Вот, в режим любви. Условно говоря.

То есть, расслабленность и любовь, в каком-то смысле, применительно к семейной жизни, антонимы. А, может быть, я не права.

Что Вы скажете?

О.Василий:

- Что касается… вот, действительно… вот, этого напоминания о нашей расслабленности, я с Вами совершенно согласен. Потому, что… ну… любой процесс, чтобы он шёл в правильном русле, к правильной цели, его всегда нужно подпитывать, его всегда нужно направлять.

И, по сути, что касается семейной жизни, созидания любви в семье, искренних, правильных отношений – это постоянный труд.

Что подпитывает? Понимаете, вот… ну… далеко не уйдёшь и большое расстояние не пройдёшь на одном… таком… знаете… внутреннем убеждении, что «так надо», «я обязан», и я буду это делать по причине каких-то своих обязанностей. Потому, что, если так просто идти по жизни, то, в любой момент, будут какие-то разочарования.

Вот, очень важно те результаты, которые ты достигаешь в жизни, в созидании… есть очень много… ведь, жизнь у нас состоит из разных таких аспектов – что-то хорошее, что-то плохое, что-то радостное, что-то печальное, и, если, конечно, заострять внимание на чём-то печальном и плохом, чего, порой бывает даже больше, нежели хорошего, то, конечно же, в любом случае, у тебя не будет этого внутреннего духовного запала для того, чтобы преодолеть эти трудности и испытания.

Но, что касается семьи… вот, даже… ну, семья. Это большое количество людей в семье – ну, муж, жена, дети – один, двое, трое, да и на этом ещё семья не заканчивается – это ещё и родители мужа, родители жены, это ещё и друзья, это и крестники, крёстные – то есть, это большое количество людей. И в этом большом количестве есть каждое своё «Я». Вот, как вот этих всех «Я» объединить в единое целое?

И, вот, конечно, в христианском понимании, это немножко легче и проще. Потому, что, движимой силой вдохновления, преодоления трудностей, сложностей – это христианские принципы, христианские устои, которые основываются не на том, что «ты обязан… ты обязан…», а на созидании, и соучастии в жизни друг друга.

И когда, действительно… вот, обычно, два человека идут с разных точек навстречу друг другу. Если они оба движутся в правильном русле, они становятся ближе друг ко другу. Так же и в семье – мы должны двигаться к чему-то и к кому-то одному. Это, конечно же, Христос, и то, о чём заповедал Христос.

Что касается обычной семьи, то здесь же тоже такие понятия, как целомудрие, чистота, доверие – это ж тоже те вещи, те элементы, которые являются исходящими из Божественных установок. То есть, если люди не теряют, именно, как раз, вот, этих принципов жизненных, то они тоже созидают свою жизнь, идя навстречу друг другу – утверждая и укрепляя и доверие, и искренность, и чистоту чувств и отношений. Ведь, отношения в 20 лет, в 30, в 40 лет – они разные. Но цель этих отношений – одна. Это – созидание, и соучастие в жизни друг друга. И, чем больше человек живёт, тем соучастия в жизни должно быть как можно больше. Потому, что, иначе… просто, вот это притяжение…

Знаете, бывает так… уж настолько люди близки друг с другом, что и поговорить бывает не о чем. Либо нету общих интересов, либо, просто на просто, всё уже настолько идеально устроено в семейной жизни, что люди понимают друг друга с полувзгляда, жестами какими-то… И здесь очень важно, когда в семье муж подпитывает жену, жена подпитывает мужа. Чем? Вот, именно, как раз, вот, этими шагами, которые способствуют движению навстречу друг другу. Это и в отношениях, это и в семейном быту, это и в понимании, что нужно, что на первом месте, что на втором месте должно быть, как вести какое-то семейное… там… общее хозяйство, что мы делаем, как отдыхаем, проводим время в кругу семьи, друзей и так далее. И здесь очень важно, конечно же, чтобы, в какой-то момент… потому, что не всегда нравится мужу то, что делает жена, не всегда жене нравится то, что делает муж, не всегда детям нравится то, что хотят родители, и – наоборот. И, вот, очень важно находить, вот именно, во всех этих «Я» какие-то точки соприкосновения, через которые мы бы просто пронизывали друг друга своими интересами, своими проблемами, своей болью, своими переживаниями. И тогда, соответственно, семья строится не только в плоскости каких-то достижений… там… по результатам… вот, прошёл месяц – мы сделали, и отчитались друг перед другом, а отношения строятся ещё и в некоей такой вертикали, последовательности, когда – душа в душу, глаза в глаза, уши в уши – мы слышим друг друга. Мы слушаем похожую музыку, мы читаем похожую литературу ( а, может, даже одну и ту же самую ), мы предпочитаем… там… досуг провести вместе, а не так, что каждый – по себе. И, вот… этим нужно дорожить, и это подпитывает друг друга.

Потому, что часто очень открываются такие моменты, о которых ты просто даже, может, не думал, не замечал их. Вот, что интересует… там… твоих детей? Конечно, то, что интересует детей, то, что интересует и нас разнит друг с другом – конечно, в этом нужно принимать участие, и делать какие-то действия, чтобы это всё немножко отшлифовывать. Потому, что, очень часто, бывает… ну… детям нравится, лишь бы родители их не трогали, и чтобы оставляли в покое. Но – что с этого получится? Ничего хорошего.

Поэтому, здесь, в жизни, чтобы не достигнуть этой расслабленности – это, конечно же, постоянное вхождение в область интересов друг друга.

Современный мир говорит о других вещах. Он говорит о сугубой индивидуальности. Это – моё пространство, это – моя жизнь, вот это мне нравится, это – не нравится… поэтому, дайте – я буду жить в своём пространстве. И – очень большая опасность, что, именно, как раз, это пространство – личное пространство, углубление в личном пространстве и личных интересах – оно очень часть приводит к тому, что человек не понимает и не осознаёт интересы других людей, и он живёт в своём микромире. Его интересует только то, что кажется – именно, кажется – полезным ему. В конечном итоге, это лишает возможности созидания семейной жизни. Почему сейчас, очень часто – смотришь, вроде, люди взрослые… ведь… там… 20-22 года – это люди, которые должны брать на себя, в полной мере, ответственность уже за свои поступки, а этого – очень часто не происходит. У нас ещё иногда детство… может, действительно, в детство мы не наигрались, может, в детстве мы не преодолели какие-то трудности и сложности, и не отвечали за свои поступки – это тоже результат такого… некоего… ну, вот… младенчества. И, вот, эта расслабленность, о которой Вы говорите, что часто бывает, человек – взрослый, умный, он, может, даже перспективный – он к семье не готов, он не готов к ответственности, он не готов к тому, чтобы жить в социуме. Индивидуально – пожалуйста, а в социуме – очень сложно.

И, вот… конечно, Христос, конечно же, вера, и… вот… всё, что связано с верой и со Христом – оно является тем, что подпитывает твои силы, которые иногда иссякают, и это сложно, тяжело. Но если ты перенасытился едой, то она, конечно, будет безвкусной, а если ты проголодался – она, любая, будет вкусной. Если ты жаждешь воды, и долго не пил ключевой, холодной воды, то для тебя будет глоточек – просто за счастье!

Поэтому, мы перенасыщаемся очень часто чем-то своим, личным, и, поэтому, очень часто, становимся расслабленными в чём-то общем – в том числе, и в семейном.

А.Ананьев:

- Вот, мне очень интересно, отец Василий… я понял, что одной из самых загадочных установок из Священного Писания для меня остаётся установка о том, что «враги человеку – домашние его».

Я, вот, сейчас слушаю Вас, и думаю: вот, интересно… а, вот, в том свете, что… между духовной жизнью и семейной жизнью есть немало общего, не имеется ли в виду под этим то, что семейная жизнь часто становится преградой нашей духовной жизни?

Вот, об этом, и ещё о многом другом, мне хотелось бы поговорить с Вами, буквально, через минуту полезной информации на светлом радио, после которой мы обязательно вернёмся к нашему разговору в программе «Семейный час».

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- Вечер – за окном, чай – на столе, «Семейный час» на радио «Вера» продолжается.

Сегодня мы – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Александр Ананьев…

А.Ананьев:

- … беседуем с настоятелем храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле протоиереем Василием Биксеем о том – что общего между расслабленным, о котором говорится в Евангелии, и о котором… вот… будет предстоящая неделя, и расслабленностью в семейной жизни.

И, вот, мне хочется уточнить у Вас, отец Василий: так, что же имеется в виду под словами «враги человеку домашние его»? Как получается, что самые близкие, самые родные, самые любимые вдруг становятся нам врагами?

О.Василий:

- Вы знаете, я не особо-то, наверное, буду углубляться в богословскую составляющую данного изречения, а, вот… так… наблюдаешь по жизни… буквально, вчера…

Я встретился с человеком, оказавшись в одном месте с этим человеком. Человек – верующий, воцерковлённый, большая семья. И, слово за слово, он, практически, отвечает мне на один из этих… то есть… одной фразой, можно сказать, отвечает на Ваш вопрос.

И он мне отвечает, и говорит: «Почему мы часто ругаемся? Потому, что мы любим друг друга! Почему мы часто друг ко другу – с какими-то пожеланиями, претензиями? Потому, что мы любим друг друга, и мы не безразличны друг другу».

И, наверное, вот, именно в этом аспекте, я бы хотел подойти, именно, как раз, к ответу на этот вопрос.

Смотрите, даже по жизни мы какие-то вещи, какие-то пустяки, какие-то моменты, с которыми мы не согласны… мы ж, в обыденной жизни, проходим мимо. Потому, что… ну… как-то это нас не касается. А то, что происходит, именно, в кругу самых близких и родных людей – мы обязательно на это будем обращать внимание. Мы обязательно будем делать какие-то замечания, и приводить отношения, или какие-то интересы в определённую норму. И это, очень часто, приводит – к чему? Что, вот… ну… может, придираемся друг к другу, может…там… бывает излишняя требовательность друг к другу, но – к кому быть ещё более требовательным, нежели к самым близким? Потому, что самые близкие – нам не безразличны.

Спасаться одному – это, всё равно, что… знаете… вот, именно… лошадь – она красива, когда она мчится по полю, рысью, но когда она уже с всадником – она ещё и полезная, и ей тяжелей. А если эту лошадку ещё упрячь в повозку, и применять лошадку и повозку для того, чтобы заниматься хозяйством – это же трудней и тяжелей, правда? Но результаты – гораздо больше.

Это, понимаете, вопрос спасения. Это – вопрос не какой-то личный, индивидуальный. Можно просто определить для себя какие-то вещи и вопросы, связанные со спасением, но они, очень часто, перейдут в область комфорта. А, вот, если мы говорим по сути о спасении, именно – достижении вечной жизни, то это – постоянное притирание друг к другу, это постоянное участие в жизни друг друга, это постоянные какие-то вопросы друг к другу. Потому, что хочется, чтобы в вечной жизни не каждый по отдельности находился, а – вместе. То есть, если Христос посреде нас, то Он, по сути, Своей десницей и Своей любовью шлифует, покрывает, формирует всех, с помощью друг друга.

И, вот, поэтому, как раз, вот, мы на какие-то вещи, которые происходят вне семьи – мы меньше реагируем, они нас меньше беспокоят, меньше тревожат, они нас спать дают. А, вот, именно, то, что происходит в семье – это, как раз, именно тот некий образ, который нам не даёт спокойно спать, не даёт спокойно жить, не даёт спокойно погрузиться во что-то своё личное. Потому, что это – вопрос, радость, проблема – это вопрос, радость, проблема всех, и так далее, и так далее, и так далее.

И, вот, конечно же, спасаться в семье… вот… могут быть разные ответы на этот вопрос: как легче спасаться – монастыре, в миру? Каждому Господь дал свои какие-то определённые таланты. Если ты обрёл семью, то, соответственно, это – спасение в семье, которое должно сопрягаться с участием всех членов семьи. Иначе – если тебе хорошо одному, а остальным плохо – ну, разве это Рай, разве это счастье, разве это любовь? Нет.

А.Ананьев:

- Мой опыт церковной жизни – ничтожен. Я, крестившись в сорок лет, вот… в храме… ну, сколько… три с небольшим года всего, пока ещё, провёл. И, во многих вопросах, я крайне неопытен. Но я уже очень хорошо усвоил несколько принципиально важных вещей. Одна из них – это то, что христианская жизнь – это постоянная рефлексия. Если что-то, вокруг тебя, не так, как тебе хочется, и, если, вокруг тебя, происходит то, что тебе не нравится, если тебя окружают какие-то нехорошие люди, то это – не нехорошие люди, это ты – нехороший. Если вокруг тебя происходит плохое, то это – не вокруг тебя происходит плохое, а это ты – плохой. В общем, всегда причину ищи в себе, внутри, но не вовне.

И, в этом смысле, наш вчерашний разговор с Алечкой, когда, вот, мы готовились к нашей встрече, тоже оказался для меня несколько неожиданным, и, своего рода, открытием.

Я говорю: «Слушай… ну, вот… скажи мне… если человек, с которым ты живёшь, которого ты любишь, с котором ты обвенчался, который – самый близкий… и тебе кажется, что он – охладел к тебе, потерял к тебе интерес, расслабился…» – на что она посмотрела на меня серьёзно, и говорит: «Значит, это – ты расслабился, значит, это – ты охладел, значит, это – ты потерял интерес. Причина всегда в тебе».

И у меня – какой-то внутренний протест. Разве это может быть? Действительно ли, это так? Действительно ли, причина всегда в тебе, а не вовне?

О.Василий:

- Наверное… не то, что наверное… это – так точно. Потому, что… в принципе… как ты смотришь на мир, какими глазами, через призму какого света, в таком цвете и предстают перед тобою вещи, на которые ты смотришь.

И, конечно… почему нужно всегда искать причину в самом себе? Потому, что, найдя хотя бы маленькую долю той или иной причины в себе, у тебя есть больше вероятности что-то изменить и вокруг. И, благодаря изменению каких-то вещей внутри самого себя, меняется и всё вокруг тебя.

Но здесь очень важно – особенно это касается семейной жизни – конечно же, в первую очередь, задавать вопросы – каждый самому себе. Но, в то же время, эти вопросы должны быть сформулированы, или как-то поставлены корректно со стороны второй половины. Потому, что если происходит какое-то охлаждение и расслабление в семье – оно, конечно, происходит по… и причина здесь – во многих факторах.

И, в первую очередь, причина – в каждом члене семьи. И, дальше – действительно, есть очень много недоговоренных каких-то вещей. Есть очень много каких-то моментов, о которых мы промолчали, которые не выразили в словесном каком-то порыве, разговоре и так далее. И нам даже иногда кажется, что – человек-то, само собой, должен бы это уже понимать, а он – не понимает. И лучше об этом – сказать, лучше об этом, ещё раз, проговорить, на эту тему выделить какое-то внимание, какое-то время за семейным… там… ужином, либо за чаепитием.

Потому, что сегодняшний вопрос – это завтрашняя проблема. Завтрашняя проблема – это проблема не только одного-двух людей, это – проблема всей семьи. И… вот… здесь, действительно, причина, в большей мере, того, что у нас… ну…  на самых родных и близких время остаётся, зачастую, по остаточному принципу. И, вот, этот остаточный принцип – он не даёт возможности полностью – шире и глубже – понять, увидеть друг друга. Но что-то изменить в лучшую сторону в семье возможно только в том случае, когда ты начинаешь с самого себя. Но эти вопросы – что-то не устраивает, что-то идёт не так – мы должны задавать друг другу. Но на эти вопросы – искать ответы: а что я могу сделать сам, в самом себе, чтобы произошли те изменения, которые порадуют вторую половину? И – наоборот. И тогда, соответственно, мы сами в семье – вот, муж, жена, дети – мы являемся, как раз, вот именно, той внутренней духовной силой, которая подпитывает чувства, которая подпитывает силы, которые мы тратим… там… на многие вещи в семье…там… в быту. Потому, что… ну… вот… любой организм – он требует прилив сил. Иначе, он, просто на просто, иссякает.

А.Митрофанова:

- Отец Василий, сразу – вопрос, по поводу того, откуда силы брать?

Если от нас окружающий мир, внешнее наше пространство, где мы проявляемся в профессиональной, социальной областях, самых разных, требует максимальной включённости и полной отдачи, без которых не будет какого-то результата, то мы, когда приходим домой… ну… знаете… просто, вот… по-человечески… иногда очень хочется выдохнуть.

Но, оказывается, как следует из нашего с Вами разговора, что дома-то, по идее, напряжения сил от нас требуется ещё больше: ещё большая включённость, ещё большее понимание, ещё большее вхождение в интересы другого человека. Потому, что навык слушать друг друга – он же… ну… есть счастливые люди, которые рождаются с такой… эмпатией сильной, а большинство из нас, в общем-то, учится её умножать, и пытаемся как-то её развивать, и так далее… это не сразу даётся, это – тоже работа.

Пашешь во внешнем мире, пашешь в семье…

А.Ананьев:

- … и получается, как в песне Владимира Семёновича: «Тут за день так накувыркаешься…

А.Митрофанова:

- … придёшь домой – там ты сидишь!»

Когда – выдохнуть? Ну, как же, вот, это сделать? Понимаете… просто по-человечески, хоть немножечко отдохнуть, прийти в себя. По идее, ведь, мы семейное пространство воспринимаем, как то место, где нас примут любыми… ну… и так далее. А, вот, получается, что – нет! Что тут ещё больше требуется себя… как-то… переделывать, и так далее, и так далее…

Что… как быть-то, вот? Когда вдыхать? Когда можно – глоток воздуха?

О.Василий:

- Знаете, вот… когда погружаешься под воду, ныряешь, видишь вот эти красоты дна, то тебе, для того, чтобы ощутить красоту подводного мира, достаточно, буквально, затаить дыхание… там… на минуты… ну, кто-то может – на три, на четыре… в зависимости от его профессиональных возможностей. Поэтому… но, всё равно, оставаться там, внутри, невозможно. Потому, что… иначе ты погибнешь.

Поэтому, здесь, конечно, нужно жить, вот именно, той областью, в той атмосфере, в той среде, в которой тебя Господь поставил. Но… я думаю, наверное, можно говорить то, что – да, молитва, пост… там… духовное какое-то делание является некоей такой духовной силой, которая вдохновляет, которая даёт прилив сил и энергии.

Но для многих людей это может быть не всегда понятным. Потому, что… ну… какие из нас сейчас, в современном мире, молитвенники, постники и так далее? То есть, мы – да, действительно, как загнанные, но… чтобы почувствовать, мне кажется, вот, эту радость, очень важно…

Вот… то, что в песне Высоцкого: «… там ты сидишь!» Но: можно сидеть с угрюмым лицом, а можно просто с улыбочкой, с радостью… с усталостью, но, в то же время, с радостью. И результат будет – совсем разный, правда?

Поэтому, здесь очень важно, наверное, понять, что, вот… ты кому-то нужен. Ты можешь быть кому-то полезным.

Знаете… ещё в семейной жизни – очень большая проблема, что вот эту всю полноту чувств, желания, какого-то… заботы, внимания – её нужно выразить за очень короткое время. Потому, что… вот… даже взять себе – сколько времени мы проводим… современный человек… в офисе на работе… там… за рулём – там тоже какие-то вопросы решаешь, созваниваешься, и так далее… и какую часть времени мы проводим именно в кругу семьи. И то – это время у нас воруют разные процессы, которые ещё не закончились. Ты переступил порог дома, но эти процессы рабочие – они не закончились, они ещё тебя и дома штурмуют, тревожат.

Вот, здесь, конечно, наверное, не выдохнуть нужно бы, а нужно бы, наверное, всё-таки, понять, что в сегодняшнем жизненном процессе ты кому-то оказался полезным. Ты сделал что-то то, за что тебе просто сказали простое человеческое спасибо. Ты сегодня можешь ещё что-то сделать то, что может как-то укрепить тех, кто находится вокруг тебя. Как-то их приободрить… вот… ну… то есть, ты можешь что-то полезное сделать. Наверное, всё-таки, вот, эта цена полезности, цена того, что ты кому-то оказался полезным… и… наверное… даже не то, что цена – это, наверное, бесценно… а, вот, это ощущение, вот, этой радости – оно, как раз… и даёт человеку возможности как-то питаться вот этой духовной силой.

Потому, что ты утром встаёшь, но ты идёшь на работу, идёшь в офис, и ты должен понимать не просто… вот… распорядок дня, а, за этим распорядком дня – стоят люди, которые приходят к тебе с вопросами, с проблемами, которые просят тебя о чём-то, и ты вправе это сделать. Либо, просто – отодвинуть, сказать: «Нет, ну… по букве закона, я тут ничего сделать не могу». Ну… а если покопаться в своих возможностях, то сделать можно очень и очень много.

И, наверное, как раз, вот, этот маленький результат, который кроется за этой всей хлопотливой жизнью, за этим ритмом – он, наверное, и должен в современном мире быть неким таким вдохновителем в дальнейшем процессе. Потому, что если мы не будем видеть вот этих маленьких, промежуточных, либо конечных каких-то, результатов, ну… смысл, вообще, полностью теряется у любого человека – как у инженера, как у строителя, как…

Ну, построил он что-то гениальное, а дальше – что? Дальше опять – другой процесс. Там, может быть, что-то менее гениальное, но там тоже процесс его творчества. И сама жизнь – особенно, если мы говорим… христианство – это некий процесс жизни, где ты растёшь – и в плоскости, достигая каких-то результатов и целей, и, конечно же, вертикально – преодолевая рост духовный. Не только личностный, а и... тех людей, которые тебя окружают, помогая им через свой пример, через какие-то усилия, усердие.

И, наверное, вот, как раз, вот, этот результат маленький… ну, ты устал – но сон будет крепче! Ты проголодался – еда будет вкусней! Ты долго с человеком не виделся – встреча будет радостная! Но можно эту встречу начать – с чего? «Ой, как рад я тебя видеть! Как я соскучился ( соскучилась )!» Либо, можно эту встречу предварить словами: «А ты позже домой прийти не мог?» – и так далее, и результат будет совсем другой.

И, вот, очень важно именно это состояние – как мы, уходя на работу, либо на службу – как мы провожаем друг друга, как мы встречаем друг друга. Уставшими? Да. Может быть, опустошёнными – потому, что куча всякого рода проблем, но мы должны, однозначно, нести домой, в круг семьи, не то, что тебя выхолостило, что тебя опустошило, а именно то, что наполнило тебя силой, энергией сегодняшний день ещё завершить, и, с Божией помощью, начать ещё и завтрашний день.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Семейный час» на светлом радио.

Настоятель храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле протоиерей Василий Биксей сегодня отвечает на наши острые и злободневные вопросы.

Здесь – Алла Митрофанова и Александр Ананьев.

А я хочу перевести наш разговор несколько в практическое русло, отец Василий.

Вот, Вы очень верно заметили, что обо всём надо говорить, всё надо проговаривать. И я, вот, сейчас сижу и чувствую, что наши слушатели – в первую очередь, слушательницы, – которые чувствуют, что муж как-то отдалился, что самый близкий человек… он как-то всё… смотрит на тебя взглядом… ну… таким… не то, чтобы безразличия и усталости… но, вот… расслабленным взглядом, и тебе это не нравится. И ты чувствуешь, что тебе не хватает внимания и интереса в этих глазах…

Как об этом сказать, чтобы не превратить это всё в претензию? Вот… какими фразами… вот… в буквальном смысле… или – какими ходами… или – какими шагами можно вернуть, раздуть те, уже совсем потухшие, тлеющие угли, и вернуть тот огонь, который был, казалось бы, совсем недавно, и который жизненно тебе необходим? Но не превратить это всё в скандал и претензию… там: «Петя! Я смотрю, что я стала тебе совсем неинтересна!»

О.Василий:

- Ну… наверное… да, Вы правы, что это – самые, наверное… такой… злободневный такой момент, вопросы…

Подобного рода вещи происходят, конечно же, в семье, наверное, и священнослужителей, и происходят в семьях тех людей, которые… ну… созидают это счастье... Потому, что проще простого – и… так… смотришь на людей – ну, действительно… вот… какие-то недоумения, какие-то свои вот эти подозрения, что, вот, что-то происходит, что-то вы потеряли интерес друг к другу – за этим кроются, разного рода, свои какие-то…такие… подкасты: а что произошло? а почему?

Вы знаете, на самом деле, я всегда об этом так и думаю, и всегда об этом говорю иногда на проповедях, что, на самом деле, когда семья – муж и жена – это единое целое. Понятно, не всегда это единое целое – муж и жена – понимают друг друга с полуслова, с полувзгляда. Потому, что это – результат уже длительной жизни.

Я вспоминаю, например… и есть такие примеры, и Вы оглянитесь вокруг себя – те семьи… их, к сожалению, всё меньше и меньше – тех семей, которые живут вместе… там… 30-40-50 лет – одножёны, однолюбы… и, вот, если их спросить, а не было ли у них в жизни ( я спрашиваю иногда, чтоб они поделились… вот… своими переживаниями, как раз, по этому вопросу )… и, знаете, что они иногда рассказывают? Что – сколько было поводов, сколько было причин топнуть, рукой махнуть, перевести какие-то пожелания в перепалки, и так далее.

И я говорю: «А что вас останавливало?» – вот, в данном случае. Ведь, если мы берём тех людей, которым сейчас 70-80 лет, то, конечно, это люди, которые воспитывались вне церковного пространства. Это люди, которые воспитывались в определённых… таких… твёрдых, чётких моральных ценностях. И они, конечно же, отвечают, что – да, это, в первую очередь, моральные принципы и устои общества, а, с другой стороны, это – понимание ответственности, что мы – единое целое. И, когда происходят, вот, подобного рода вещи, о которых Вы говорите, то здесь, конечно же, в первую очередь – терпение, и – возможность друг другу доверить даже то, что может иногда огорчить друг друга. То есть, поделиться болью, поделиться, вот, именно, тем, что не выражено в глазах, поделиться тем, что не выражено в словах – не высказано, поделиться тем, что – на уровне каких-то внутренних переживаний.

Мы, действительно, очень часто боимся признаться самим себе, не говоря уже о том, что мы даже боимся признаться иногда друг другу о каких-то вещах, которыми мы можем огорчить, зная заранее эмоциональность одного и другого, зная, что в твоём вопросе, либо в твоей какой-то реплике может быть какой-то подкаст, который может быть воспринят по-другому. Мы очень часто боимся друг другу именно сказать правду потому, что эта правда может быстро вывести из равновесия второго человека. Почему мы очень часто какие-то вещи просто… ну… не говорим о них. Потом они – завтра, послезавтра – становятся общим каким-то достоянием, и потом – лишние упрёки, но уже задним числом.

То есть, здесь однозначно – не бояться. Ну, если мы говорим о семье. То есть, муж – это отражение жены, жена – отражение мужа. В церковном, христианском понимании. То, соответственно, самым близким, психологом, врачом, духовником для жены, конечно же, в первую очередь, должен быть муж. А для мужа – жена. Порой даже вплоть до каких-то тех моментов, с которыми мы идём на исповедь к духовнику.

И я даже тоже иногда… бывают такие моменты в жизни, что… вот… воцерковлённая семья – муж, жена. Подходят… там… к исповеди, к Причастию готовятся. И обязательно спрашиваешь: «А, вот, вы как друг к другу – в мире пребываете? Попросили прощения друг у друга? Вы пришли на исповедь вместе…» – и они, порой… действительно, бывают такие моменты, что после исповеди они друг у друга просят прощения. И такими… после именно, как раз, этого момента, они идут к Чаше.

То есть, здесь этого бояться не надо – просить прощения друг у друга, доверять друг другу, и открывать друг перед другом даже, порой, то, чем мы можем иногда, может, обидеть и огорчить друг друга. Лучше сразу же сказать о каких-то вещах. Лучше сразу же рассеять свои какие-то недоумения – либо они подтвердятся, либо они развеются в общем процессе… там… общения. И таким образом можно избежать очень многих разных проблем, вопросов жизненных, каких-то подозрений, каких-то вещей, которые… ну… витают в голове.

То есть, человеку свойственно что-то увидеть, а за этим видением – какие только мысли у него ни возникают!

А.Митрофанова:

- Отец Василий, Вы знаете, очень правильно всё, что Вы говорите! Но – какова практика?

Вот, мы, женщины, зачастую, скорее, с подружкой обсудим собственных мужей, чем с мужьями напрямую поговорим о тех болевых точках, которые… простите за штамп… есть в наших отношениях, у нас внутри, в нашем восприятии друг друга, и так далее. Почему?

Почему… там… с мамой иногда, с подружкой… я просто… ну… вот… по правде говоря, я – противник того, чтобы об отношениях между мужем и женой говорить с кем-то ещё, но такова наша практика на сегодняшний день!

А.Ананьев:

- Прежде, чем отец Василий ответит, я дам тебе свой вариант ответа. А отец Василий – поправит.

Дело в том, что, как мне кажется, в семейной жизни о каких-то вещах лучше не говорить – не артикулировать. Потому, что сейчас у тебя есть вот это болезненное переживание, у тебя есть вот это сомнение, у тебя есть вот это вот… вот этот изъян внутри, но стоит тебе его… и ты знаешь, что пройдёт немножко времени, и ты – через какую-то работу, через какой-то отдых, через какую-то смену деятельности – изменишь к этому своё отношение. Но: если ты это скажешь, если ты это произнесёшь, между вами – вот, этой царапиной, вот, этим шрамом – оно останется.

А.Митрофанова:

- Но это – не повод выносить, в таком случае, вопрос на обсуждение с третьими лицами…

А.Ананьев:

- А высказать-то хочется! А высказать-то надо…

А.Митрофанова:

- Мне кажется, что, вот… «высказать» – здесь работает другой механизм. Могу ошибаться. Вот, сейчас мне это в голову пришло, буквально. Отец Василий, поправьте – я могу быть не права.

Когда возникают какие-то спорные моменты в семье, нам очень приятно чувствовать себя обиженными – ну, такое сладкое чувство: «Вот… я – жертва обстоятельств, меня недопоняли…» – и прочая, прочая. И мы – пролонгируем вот это состояние «жертвы», обиженность вот эту свою, обиду свою тем, что рассказываем, жалуемся другим людям – чтобы нас тоже пожалели.

Поговорить об этом, в данный момент, с мужем, например, для нас, женщин – это значит быть готовой к тому, чтобы признать свои какие-то ошибки. Потому, что – да, конструктивный же диалог-то, в данном случае, нужен. А нам-то хочется – не признавать свои ошибки, а чтобы нас пожалели, сказали: «Ох… ах… вот, он такой сякой! Да, ты… значит, успокойся… да, ты – молодец…» – и, вот, это, вот, мы выносим, как раз, из нашей семьи – малой, вот, этой – в обсуждение в большой круг – к родителям, или к подругам, или… там… к братьям-сёстрам, или кому-то ещё – именно с той целью, чтобы побыть ещё, зависнуть в этом состоянии обиды. Вот, такая сейчас мне мысль в голову пришла. Может быть, я и ошибаюсь. Наверняка, это всё тоже очень индивидуально.

О.Василий:

- На самом деле, это индивидуально. Смотрите… тут сказать конкретно, что в семье, вообще, не должно быть кого-то – третьего, четвёртого лица – с которым можно посоветоваться, поговорить, пообщаться, обсудив какие-то вещи, которые происходят внутри семьи… в принципе, это позволительно, и это должно быть.

Но… здесь очень важно понять… а, вот… подруга ли… и подруга – для чего, и ради чего? Друг…

Взять, вот, например… настоящий друг, когда они видит, что происходит какая-то проблема в семье, он, в первую очередь, найдёт возможность, чтобы примирить, и найти некий путь урегулирования того или иного конфликта. Это – настоящий друг, это – настоящая подруга, которая скажет: «Слушай, милая… давай, мы сейчас на будем… вот… рассказывать некоторые вещи – какой он плохой, какая ты плохая… давай, попробуем разобраться – в чём твоя причина? … Да, тебе одной тяжело подойти к мужу попросить прощения – давай, поехали вместе. Ты у меня дома ночевать не оставайся, давай, мы с тобой вместе едем домой, и попробуем, вот, именно эту проблему урегулировать», – вот, это настоящая подруга, она так и поступит.

А подруга, которая выслушает, и говорит: «Да, ладно… давай его проучим! Давай, ты оставайся, мы сейчас… пускай он там помучается!» Либо – наоборот. Это уже дружба… знаете… под таким… знаком вопроса.

И, тут, мы можем с кем угодно делиться. Но жить-то нам – с мужем. Муж может тоже делиться с кем угодно, но жить-то – с женой. И исправить друг друга, и помочь исправиться друг другу возможно, с помощью только того человека, в котором Вы уверены, что это – настоящий друг. С ним уже, действительно, много чего пережито. То есть, это, в принципе, возможно.

Второй момент. Конечно же, в какие-то проблемы и вопросы, связанные… внутри семьи, в первую очередь, конечно, нужно их бы проговаривать друг с другом. Но… не в порыве эмоций.

Вы правильно сказали, что… вот… сегодня ты переживаешь и чувствуешь – одно, и, вот, волна каких-то стихийных эмоций – она улеглась, и ты смотришь на эти вещи совсем по-другому. То есть, вот, здесь очень важно – подобрать нужное время, нужный момент.

И... почему святые отцы… и в Священном Писании говорится о том, что «да не застанет вас заходящее солнце в ссоре, в обиде друг на друга»? То есть, мы, в любом случае, даже какие-то испытания, трудности – вот, заходит солнце, и мы обязательно должны всегда примириться друг с другом.

Даже, может, в этот момент, мы не всегда готовы – потому, что страсти не улеглись – проговорить какие-то вопросы, по причине которых была та или иная ссора, те или иные претензии. Их можно оставить до завтра, чтобы всё улеглось. Но, в первую очередь, однозначно, проговорить и пообщаться друг с другом.

Если друг – есть такой человек, в котором вы уверены, который может вам помочь советом, и скажет: «Дружище, у меня были тоже такие ситуации, но, вот я поступал так. Вот, посмотри, мы уже живём лет 40-50 вместе. Да – тоже ссорились, да – тоже обижались друг на друга. Но очень важно идти, в процессе решения проблем, тем путём, который решает не причину, а саму проблему. Потому, что причин может быть очень много, и они будут где-то там, вне… а вопрос, вот именно: что делать мне самому, и как мне с этим быть, как пойти навстречу друг другу, и как остаться друг с другом, именно созидая чувство, любовь, доверие друг к другу, и так далее, и так далее, и так далее».

И, вот, здесь… понимаете… может быть очень много разных ответов на подобного рода вопрос, но цель и задача – какова цель? Поплакаться – это одно. Проговорить, какой он плохой, либо какая она плохая – это другое. А что – после этого? А после этого – вынесенный сор из избы, который является отнюдь не к созиданию счастливой семейной жизни.

Вынесенный сор, или какие-то моменты, связанные с семейной жизнью, перед духовником, когда вы вместе идёте к одному и тому же священнику, к духовнику, и вы, действительно: «Батюшка, вот, мы венчались у Вас, исповедовались, считаем Вас своим духовником – вот, рассудите нас! Вот, есть такая, или иная, причина…»

Думаю, что… понимаете… для подруги – Вы сегодня подруга, а завтра – кто? Сегодня вы – друзья, а завтра, послезавтра? Много чего происходит в жизни, и вопрос – не боязни, как это потом повернётся, а вопрос, вот именно, этого опустошения и формирования недоверия друг к другу.

Если ты в каком-то процессе доверился больше кому-то второму, либо третьему, то, соответственно, самый первый человек – это муж – потерял авторитет у жены, а жена потеряла авторитет у мужа.

То есть, вот, именно, эта, как раз, потеря авторитета – это, наверное, может быть, даже больше, нежели та царапина, которая… можно её зашлифовать, можно её восстановить… нежели та вмятина, либо просто даже дырка в капоте автомобиля… там… и так далее.

Поэтому, здесь, конечно же, в первую очередь, мы должны искать помощи друг в друге. Если невозможно найти этой помощи, дай Бог, чтобы рядышком оказался… или оказались именно те друзья, которые помогут вам найти дорожку навстречу друг другу.

А.Ананьев:

- Вот, за что я люблю такие разговоры, отец Василий, признаюсь Вам, там это за… вот, это вот… невероятное ощущение… Перед записью программы, перед встречей, обычно думаешь: «Так всё сложно… так всё сложно, но… вот… выхода, практически, нет. Но, всё равно, поговорим…» А, вот, так, вот, поговоришь с Вами, и думаешь: «А – что сложного-то? Ну, ведь, всё просто… ну… вот… вот… пожалуйста!»

Очень целительный получился разговор! И я сейчас обращаюсь к нашим слушателям: дай Бог, чтобы у вас сейчас всё было хорошо…

А.Митрофанова:

- И всегда!

А.Ананьев:

- … и всегда. Но, если вдруг вы почувствуете, что что-то важное уходит из ваших отношений, что – либо Вы, либо Ваш спутник – расслабились, или потеряли какое-то… вернитесь к этому разговору. Зайдите на сайт radiovera.ru, наберите «протоиерей Василий Биксей, «Семейный час», и просто вернитесь к тому, что говорит отец Василий, и вам это обязательно поможет – вернёт лёгкость и спокойствие в Вашу душу, а, стало быть, и в ваши отношения.

Спасибо Вам большое за этот разговор, отец Василий!

О.Василий:

- Спасибо! Храни всех Господь!

А.Ананьев:

- Настоятель храмового комплекса преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле, наш сосед, практически, протоиерей Василий Биксей сегодня был у нас в гостях.

С вами была Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

- До новых встреч!

А.Митрофанова:

- До свидания!

О.Василий:

- Всем – с Богом! Счастливо!

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем