Москва - 100,9 FM

«Привычки в семейной жизни». Прот. Алексей Батаногов, Ия Батаногова

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Нашими собеседниками были настоятель храма равноапостольного князя Владимира в Новогиреево протоиерей Алексей Батаногов и его супруга Ия.
Мы говорили о вреде и пользе привычек в семейной жизни, о том, чем отличается рутина от доброго навыка, и что может помочь супругам не превратить любовь в привычку. Наши собеседники поделились личным опытом, как им удается искоренять плохие привычки, приобретать полезные навыки и сохранять взаимную любовь.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья. В очередной раз мы приглашаем вас за наш семейный стол, за которым, помимо самовара, чашек, традиционных семейных печений, вас приветствует ведущая Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— И ведущий Александр Ананьев — где-то между самоваром и печеньями.

А. Ананьев

— Да. И сегодня у нас самый настоящий праздник, который затмил даже самовар, печенье и чай с мятой. Сегодня нам компанию за нашим семейным столом в ближайший час составят дорогие собеседники, потрясающе красивые люди, люди, которых вы, конечно же, хорошо знаете: настоятель храма святого князя Владимира в Новогиреево, протоиерей Алексей Батаногов, и его красавица-жена Ия Батаногова. Добрый вечер, отец Алексей. Добрый вечер, Ия.

Прот. Алексей Батаногов, И. Батаногова

— Добрый вечер.

А. Митрофанова

— Я бы расширила представление Ии, она всегда так скромно о себе старается умалчивать, а мы знаем, что та красота, которая есть в антикафе «12 узлов» при храме святого равноапостольного князя Владимира, — это пространство вдохновлено идеями как раз Ии. Потому что у Ии какой-то удивительный дизайнерский подход ко всему. За что бы она ни взялась, я не перестаю восхищаться, как это так получается: и ваш дом, и антикафе «12 узлов», — кто бы там ни оказался, он чувствует себя в пространстве какой-то невероятной красоты. Хотя, казалось бы, там всё просто сделано, из каких-то очень понятных элементов, но они таким образом составлены, вот не знаю, что это? Привычка вокруг себя наводить такую красоту? Потребность определенная? Каким образом это рождается?

И. Батаногова

— Аллочка, спасибо тебе, дорогая, за такие добрые слова, мне настолько приятно, что просто нету слов. И, наверное...

А. Митрофанова

— Всё, как есть.

И. Батаногова

— Спасибо, ребята, спасибо огромное. Мне кажется, если что касательно «12 узлов» и возможности сделать что-то красивое, то, наверное, это не привычка, — наверное, это потребность радовать людей, которые рядом с тобой. Очень важна мотивация. Для меня есть серьезная мотивация — это мои близкие люди, это моя семья, мои дети, и наш приход, который я очень люблю. И движет мной желание порадовать людей. И мне кажется, что это такой мощный двигатель, который мне помогает как-то реализовываться.

Прот. Алексей Батаногов

— Ия, мне кажется, ты немножко скромничаешь опять.

И. Батаногова

— Скромность, батюшка, украшает человека.

Прот. Алексей Батаногов

— Не только человека, но и антикафе, и наш дом, и всё, что тебя окружает. Одна подруга Ии как-то сказала, что везде, где оказывается Ия, вокруг всё становится красивым.

А. Митрофанова

— Согласна.

Прот. Алексей Батаногов

— Даже когда нет возможности — букетик цветов, салфеточка, что-то такое, скатерть, занавесочка. Вот я не видел ни разу Ию, чтобы она равнодушно относилась к тому пространству, в котором мы все находимся. И вот вопрос: привычка это или это потребность? Или одно срослось с другим? Я думаю, что срослось.

И. Батаногова

— Одно с другим, да. Батюшка, мы с тобой синхронно. Да, наверное, одно срослось с другим.

А. Ананьев

— У меня к вам вот какой вопрос. Ия, наверное, в первую очередь, наверное, к вам. Вы, как человек мудрый, который вдохновляет не только всех вокруг, но, в первую очередь, своих самых близких и родных на вдохновенную жизнь (простите мне мою невольную тавтологию), наверняка знаете, к чему может привести рутина в жизни, и в первую очередь, в семейной жизни.

И. Батаногова

— Ну, я могу себе представить. Но во многом, мне кажется, зависит от самого человека — от его отношения к жизни, к быту, к семье. Можно относиться, как к рутине. А можно видеть в этом возможность сделать что-то для своих близких людей. Я старалась все время относиться к этому, как к возможности порадовать своих близких, сделать для них что-то хорошее, и никогда не рассматривала это с позиции, что это какая-то рутина. Ну, и потом, мне кажется, что к жизни, к семейной жизни, к отношениям все-таки надо относиться с рассуждением и творчески — не надо превращать свою жизнь в рутину, не надо превращаться в недовольного и несчастного человека. Конечно, у нас у всех есть быт. Конечно, мы все должны делать одни и те же вещи, которые могут нас подавлять. А могут и не подавлять — это всё зависит от того, как на это всё ты смотришь. Я стараюсь смотреть на это, как на что-то неважное в своей жизни, — что у меня есть гораздо больше интересного и значимого, чем я буду заостряться на тех моментах, как уборка квартиры и все наши бытовые вещи, которые досаждают нашим домохозяйкам.

Прот. Алексей Батаногов

— Можно я тебя поддержку, добавлю немножко. Вы знаете, действительно, всё зависит от человека. Рутиной может стать что угодно.

И. Батаногова

— Конечно.

Прот. Алексей Батаногов

— Даже самое благородное, замечательное и высокое дело. Даже иногда порой приходится слышать о том, что священническое служение для кого-то стало рутиной: требы, службы, правила...

И. Батаногова

— Модное слово «выгорание».

Прот. Алексей Батаногов

— Есть такое слово, но спорный момент насчет выгорания, но неважно. То есть даже самое возвышенное дело на земле, как молитва, допустим, может для кого-то стать рутиной, привычкой. А должно это быть добрым навыком — то, что человек любит, то, без чего он не может. А может стать рутиной. То есть, видимо, все-таки наша свобода и в этом проявляется. То, что мы делаем в нашей жизни, вдохновляет нас, радует нас, вдохновляет других людей, доставляет нам радость, если по любви мы это делаем. Или это становится некой неизбежностью и тоской.

А. Ананьев

— Отец Алексей, вы, как человек мудрый, опередили мой вопрос. И фактически на него уже ответили. И тем не менее. Вот молитва перед трапезой, например, «Очи всех на Тя, Господи, уповают...» — она остается молитвой, будучи сказанной...

А. Митрофанова

— На автомате.

А. Ананьев

— Да, на автомате. Ну, просто потому, что без этого мы не садимся за стол. Но остается ли она молитвой? Ведь молитва — это обращение к Богу. Ты же не можешь обращаться к Богу так: «Ну...»

И. Батаногова

— Между прочим, да?

А. Ананьев

— Да, между прочим. Да, вот просто на автомате — проговорил, проговорил, проговорил и взял вилку. А это бывает сплошь и рядом.

А. Митрофанова

— Даже не то что на автомате, а вот просто: Господи, так положено, чтобы Ты мне галочку поставил, что вроде как я дежурным образом здесь что-то проговорил.

А. Ананьев

— Понимаешь, там даже обращения к Господу нету. Там есть какое-то рутинное.

Прот. Алексей Батаногов

— Я вам отвечу с удовольствием на ваш вопрос. Я думаю, вещь понятная, о чем мы говорим, для всех. И ответ будет очень простым. Но не я уверен, что об этом все задумываются. Есть молитва — а есть молитвенное правило. Молитвенное правило человека дисциплинирует чрезвычайно — будь то утренняя молитва, на сон грядущая, «Отче наш» перед едой, к примеру. Кстати, один замечательный духовник говорил так: «Ну, какое у нас там воздержание? Не способен к воздержанию, ну, хотя бы, пока молитву „Отче наш“ читаем, полминуточки потерпим, повоздерживаемся». Польза есть от этого, знаете. Вроде мелочь, но польза есть. Так вот, апостол Павел говорил: «Непрестанно молитесь. За всё благодарите». Он ведь не говорит, что без конца читайте молитвенное правило. То есть молитвенное правило дисциплинирует жизнь христианина, благословляет начинающийся день, мы благодарим в конце дня за прошедший день, исповедуем свои грехи и так далее. Благодарим Господа, просим Его милости. Но это же не исключает нашей молитвы в течение дня, просто простыми словами: «Господи, помилуй!», или «Отче наш», или «Богородице Дево, радуйся», или своими словами, безусловно. Поэтому в этом смысле молитва перед едой, перед трапезой — это некое молитвенное правило, которое, без сомнения, полезно, которое, без сомнения, нас дисциплинирует, учит малому воздержанию. Но молитва с большой буквы, конечно, это более искреннее открытое движение сердца, к чему мы должны, конечно, стремиться.

И. Батаногова

— Дисциплинирует, это точно очень. Так хочется есть, так хочется есть, уже ну прямо вот-вот-вот... А тут тебе нужно встать, помолиться и чуть-чуть потерпеть — хорошее маленькое правило для терпения.

А. Митрофанова

— Если я правильно понимаю, по этой логике получается, что молитвенное правило может стать вот этой самой молитвой с большой буквы, если мы включимся в него — не автоматически будем произносить эти слова, а включимся сердцем, сердечная мышца заработает.

Прот. Алексей Батаногов

— Давайте скажем так, что молитвенники мы все, конечно, по большому счету никудышные. Мы все такие, знаете, в детском саду в первой группе находимся. Ну так, по большому счету. Конечно, радость бывает большая для каждого из нас, когда действительно получается включиться сердцем в молитву, с рассуждением. И, слава Богу, что такое бывает — и такой опыт очень ценен, потому что он показывает нам, что не только преподобные отцы могут высоко молиться, но и каждый человек. Но если не трудиться, если не исполнять правила, если не понуждать себя, то ничего не получится вовсе. Простой пример: в любом деле, чтобы его освоить, нужно усердие. Вы играете на пианино, Александр?

А. Митрофанова

— Александр играет.

А. Ананьев

— Я окончил музыкальную школу, как это случилось с большинством.

А. Митрофанова

— Я абсолютно музыкально бездарна и не образована.

А. Ананьев

— Она прекрасно играет на пианино в шашки.

Прот. Алексей Батаногов

— Прошу прощения. Алла, а вы играете на пианино?

А. Митрофанова

— Пробовала. К несчастью, у меня нет музыкального образования, это беда.

Прот. Алексей Батаногов

— Знаете, какой есть замечательный ответ на этот вопрос? На этот вопрос есть замечательный ответ: «Я не знаю, я не пробовал». Я к чему это говорю. Чтобы это освоить — будь то игру на музыкальном инструменте, будь то пение, иностранный язык, что бы то ни было, — нужно усердие проявить, нужно трудиться, нужно упражнения выполнять, правила. И в молитве то же самое — чтобы сердце раскрылось, нужно навык к этому иметь. Конечно, бывает горе, какие-то обстоятельства, особенные ситуации в жизни, когда ты возопишь к Богу просто от всего сердца, потому что у тебя надежды другой нету, потому что выхода другого нету. Так бывает, конечно. Но это, скорее, исключение. А вот именно, чтобы молитва стала сердечной, нужно правило. Но правило не равно сердечной молитве.

А. Ананьев

— По-настоящему семейный, с большой буквы, «Семейный час» в эфире светлого радио. С вами Алла Митрофанова и Александр Ананьев. И сегодня мы беседуем с замечательной семьей — с настоятелем храма святого князя Владимира в Новогиреево, протоиереем Алексеем Батаноговым, и его красавицей-женой Ией. И сегодня, как вы уже поняли, я еще не назвал тему, называю ее сейчас — сегодня мы говорим о привычках. А повод поговорить о привычках такой серьезный. Дело в том, что сегодня Международный день борьбы со злоупотреблением наркотиками и их незаконным оборотом. Кроме того, в 1995-м году именно в этот день Священный Синод Русской Православной Церкви учредил орден святого мученика Трифона, которым награждаются российские граждане, внесшие вклад в борьбу с наркоманией. Конечно же, это такое абсолютное зло, о котором мы сегодня говорить не будем (как и любая вредная привычка). Но мы с Алечкой подумали, что это хороший повод поговорить о хороших и плохих привычках. Мы немного поговорили перед встречей с нашими дорогими собеседниками и в разговоре выяснили удивительную вещь. Алла Сергеевна Митрофанова полагает, что в семейной жизни есть место хорошим привычкам и есть место, конечно, и дурным привычкам. В то время как я, и сейчас это прозвучит, может быть, несколько вызывающе, я считаю, что все привычки в семейной жизни вредные. Каждый раз, когда мы, принимая какое-то решение или совершая какое-то действие, руководствуемся не осознанным желанием и не любовью, а выработанной до автоматизма привычкой в семейной жизни, мы совершаем ошибку. И в этом случае даже доброе и хорошее в сущности действие становится лишенной всякого смысла рутиной. Например, если фраза, адресованная мужу, вернувшемуся с работы «дорогой, как дела на работе?» становится привычкой и жена не вкладывает в это уже никакого смысла, потому что она уже сорок лет говорит «дорогой, привет». Он говорит: «Привет. Я дома». — «Привет». — «Как дела на работе?» Это уже даже не вопрос, и он задается не ради ответа, а просто потому, что это привычка. И таких привычек может быть очень много в семейной жизни. И они лишают нас осознанности. И вот у меня сразу вопрос к вам, дорогие наши Ия и отец Алексей: как вы считаете, есть правда в моем предположении или же это вымысел?

Прот. Алексей Батаногов

— Ну, правда есть, наверное, в любом предположении. Я продолжу ваш вопрос. Может быть и такая привычка: чуть что — бить посуду, чуть что — ругаться матом. Чуть что — затрещину кому-нибудь, детям, друг другу. И я думаю, что в этом смысле хорошая такая привычка, лучше, чем дурная привычка — лучше иметь навык улыбаться, чем навык зубы показывать. Конечно, мы все хотим искренности, разумеется. То есть, что с чем мы будем сравнивать — хорошую привычку с плохой привычкой? Я думаю, что хорошая привычка лучше, чем плохая привычка.

И. Батаногова

— А вот сейчас Саша сказал по поводу того «дорогой, как твои дела?», и я подумала о том, что мы с тобой, слава Богу, прожили вместе почти уже 31 год, и каждый день я спрашиваю «как твои дела?», когда отец Алексей приходит домой. Каждый день. И я понимаю, почему я это спрашиваю — потому что мне очень интересно и важно, как прошел день моего самого близкого, родного человека. И я понимаю, что это не привычка... Нет, наверное, это привычка, но что за этим стоит?

Прот. Алексей Батаногов

— Секундочку. Понятна моя мысль, что с чем мы сравниваем? Хорошую привычку с плохой привычкой. Лучше хорошая привычка, чем плохая привычка. Но лучше хорошей привычки есть искренность, конечно. Искренность, любовь, включенность настоящая. Ну да, конечно. Но дальше можно предположить, что человек любой может устать, может приболеть, у него может быть не очень хорошее настроение или еще что-нибудь — пусть он по привычке скажет добрые слова, чем по привычке скажет злые слова. Наверное, всегда включенность стопроцентная от души, наверное, это удел немногих людей. Вот Ии удел — я ни разу не видел, чтобы она по привычке что-то хорошее говорила, она все время говорит искренне.

И. Батаногова

— Мне кажется, что это важно. Кстати, мне многие молоденькие девочки пишут, что у нас обострились отношения, практически у нас идет выгорание, мы практически не общаемся, что нам делать в этой ситуации? Я каждый раз говорю, что понуждайте себя сказать доброе слово, проявить любовь, заботу. Потому что мне кажется, что отдавать и вкладывать очень важно для семейных отношений. И пусть у вас это войдет в привычку. Даже если сейчас вам кажется, что вы ничего не чувствуете, что вы обижены, что вам что-то не нравится, продолжайте вкладывать свое отношение, сохраняйте свое отношение. И делайте. И если сейчас у вас не получается делать от чистого сердца, все равно продолжайте — продолжайте интересоваться, как ваш муж, как он себя чувствует, какое у него настроение, с чем он пришел домой. Это очень важно. И я думаю, что, вкладывая в отношения свои, в какой-то момент эта привычка перерастет уже в глубокие чувства, уже человек будет действительно по-настоящему интересоваться: дорогой, а как ты?

Прот. Алексей Батаногов

— Можно такой пример привести. Мы все стремимся к любви, мы все страдаем от того, что ее очень мало. А любовь — это божественный дар, это союз всех совершенств, как апостол Павел говорит. Выше любви нет ничего. Но тем не менее, не имея такой полноты любви, мы можем делать дела любви: дела милосердия, понуждать себя к этому и просить Бога, чтобы Он, видя, насколько мы способны принять этот дар, чтобы Он нас одарил этим даром. Мне бы хотелось, наверное, чтобы прояснить этот момент, я бы разделил: есть дурные привычки и добрые навыки — это разные вещи.

А. Митрофанова

— То есть вопрос терминологии получается.

Прот. Алексей Батаногов

— Нет, надо понимать в любом случае, что стоит за этими словами. Можно, конечно, говорить «хорошая привычка», проблемы никакой нет. Но само слово «привычка» окрашено негативно, на мой взгляд.

А. Митрофанова

— «Привычка свыше нам дана: замена счастию она». Вот это единственный случай, может быть, когда я с Пушкиным готова поспорить.

Прот. Алексей Батаногов

— «Навык» — мне нравится это слово. Мне кажется, оно положительную силу несет. Умение.

А. Митрофанова

— Если позволите, попробую несколько обобщить сейчас сказанное. Привычка, которую имеет в виду Саша, как Саша понимает, что такое привычка в семейной жизни, — это проложенные рельсы, на которые если человек встает, он по ним, по готовеньким, уже едет, не включая сопереживания, не включая сердце и, таким образом, эмоционально не участвуя в жизни мужа или жены и так далее, а просто действуя по привычке, механически.

А. Ананьев

— Я даже дополню. И очень хорошее сравнение Алла Сергеевна привела насчет рельсов.

А. Митрофанова

— Я еще не закончила.

А. Ананьев

— Просто по рельсам удобнее, комфортнее и быстрее ехать. Легче. Мы все хотим, чтобы нам жилось легче. И комфортнее. Поэтому мы обрастаем привычками, тире, рельсами, по которым катимся. Куда катимся? — правильно, вниз.

А. Митрофанова

— А я понимаю привычку все-таки несколько иначе. Мне очень близко то, что сейчас сказала и Ия, и отец Алексей. Я это воспринимаю, скорее, как корсет, который мы сами себе формируем. И пока мы его формируем, мы абсолютно включены в эту работу, мы сознательно это делаем, формируем этот корсет. И в тот момент, когда в моей жизни случится какой-то прокол и у меня не хватит сил на то, чтобы эмоционально включенно спросить у мужа «как прошел твой день?», в этот момент мне этот корсет поможет.

А. Ананьев

— Автопилот.

А. Митрофанова

— Ну, если угодно, автопилот. То есть не выпасть совсем из обоймы. А потом уже, оставшись в этой форме, не вывалившись из нее, оставшись в этой форме, и опять же имея этот навык включенности в жизнь семьи, в жизнь мужа, вернуться к вот этому привычному для меня внимательному и вдумчивому взгляду. Если, конечно, счастлив тот человек, в жизни которого, Ия, как в вашем случае, такая включенность существует постоянно. Потому что далеко не все мы так умеем. Но это то, к чему хочется стремиться. И я бы сравнила, скорее, не с рельсами, а с корсетом вот эту самую привычку или навык, если угодно. Вырабатываем-то мы его сознательно.

И. Батаногова

— Очень важно вырабатывать именно хорошие привычки, потому что больно и обидно, когда разрушаются семьи, когда люди привыкли разговаривать на повышенных тонах, когда люди привыкли не уважать друг друга, бесконечно ругаться и отстаивать свое мнение. Это привычка, которую надо искоренять. Надо всё сделать для того, чтобы выжечь в себе вот такие дурные привычки, потому что они разрушают и нас, и семью, и всё вокруг. Поэтому я очень за хорошие привычки, я прямо ратую за них, потому что они, как Алла сказала, это корсет, который нас поддерживает и нам помогает. Но дурные привычки, конечно, их нужно искоренять, но это очень тяжело и больно. И, к сожалению, многие не готовы.

А. Митрофанова

— Иногда приходится перепахивать себя.

И. Батаногова

— Иногда приходится ломать себя, но не хочется же — хочется себя оправдать, а обвинить всех вокруг. И поэтому мы очень часто живем с нашими плохими привычками и не хотим с ними расставаться, к сожалению. Мы даже их и не видим иногда.

Прот. Алексей Батаногов

— Такое наблюдение есть: женщины сейчас за корсет, а мы с Александром за рельсы. (Смеются.) Но, на самом деле, мне корсет тоже вполне понравился, этот образ. Что, я думаю, тут важно сказать, подумать о чем: все-таки мы, как бы правильно ни рассуждали, все равно всё в человеке, в его свободном выборе. Мы все живем, часто устаем, болеем, трудно нам бывает. Мы, к сожалению, несовершенны и переменчивы. Один Бог неизменен. А у нас в какой-то степени, в большей или в меньшей, но все равно есть какие-то перемены в настроении, в силах. Так вот. Если человек рефлексирует, осознает, что вот он, допустим, встал на какие-то рельсы и по инерции, пусть не вниз даже, вниз это уже совсем грустно, просто по инерции куда-то катится, — так надо что-то изменить. Ведь если я чувствую, я осознал, что что-то пошло по инерции, ну, я простой пример приведу. Сегодня я беседовал с одним человеком, который готовится стать диаконом. И мы обсуждали вопрос как раз молитвенного правила. Есть перевод, допустим, молитв на русский язык. Привык читать по-славянски, наизусть знаю и часто автоматически. Чтобы это изменить, нужно сделать усилие над собой. Нужно увидеть, захотеть это сделать — это наш нравственный выбор. Например, давай я буду читать другое правило молитвенное. Или не на славянском языке, а на русском. Или Евангелие не по-русски, а по-славянски. Или наоборот. То есть если я хочу, если я вижу, что я на рельсах и по инерции качусь, я должен сказать: стоп, никакого по инерции, давай что-то перезагрузим, передумаем, вложим новый смысл, изменим что-то. Перестановку в комнате сделаем. Я условно говорю. Люди тоже устают, один и тот же интерьер — давай ремонт сделаем. Это, конечно, такой материальный подход, но тем не менее. Можно же везде сделать такое некое переосмысление, перезагрузку, чтобы не катиться по рельсам по инерции.

И. Батаногова

— Получается, что когда человек живет по инерции по рельсам, у него нет возможности личного развития, личностного развития — он идет, идет и идет, и у него совершенно нет какого-то дара рассуждения. Он не меняется, не меняются обстоятельства. Наверное, надо быть шире, надо смотреть шире, надо быть глубже.

Прот. Алексей Батаногов

— Кстати, хорошая мысль очень. Вот смотрите, мы часто от чего-то страдаем. Во взаимоотношениях в семье это бывает — муж/жена, родители/дети, на работе, еще что-то. И каждый раз делаем одно и то же. С какого перепуга, простите за такое слово, с какой радости что-то будет меняться, если 27 раз ты сделал одно и то же и с одним и тем же результатом? Значит, надо остановиться, подумать. Стоп. То есть творчество, свобода человека — это неотъемлемое качество что в светской жизни, что в карьерной. И, конечно, в духовной жизни и в семейной жизни. И вообще, лучше это всё не разделять, а объединять.

И. Батаногова

— Кстати, сейчас сразу хочу сказать, я подумала о вредных привычках: интересно, а какие вредные привычки есть у моего мужа? Думала, думала, ничего не придумала. Мы прожили 31 год, ничего не придумала. Единственное, что вспомнила, что когда мы были еще совсем молодыми и я с детками жила на даче, отец Алексей жил в Москве один в квартире. И на протяжении нескольких лет я возвращалась с дачи и видела огромное количество грязной посуды, уже такой заплесневелой. И это уже вошло в такую вредную привычку. И, вы знаете, каждый раз я приезжала и плакала, говорила: «Ну почему, ну почему ты не можешь помыть эти злосчастные чашки, это же не так сложно?» И вы знаете, отец Алексей меня услышал. Он меня услышал и, видно, настолько для него было важно, чтобы я возвращалась с хорошим настроением, и чтобы у нас не было никаких между собой проблем, он изменил в себе эту привычку, он ее искоренил. И в последующие года, когда я возвращалась домой, я возвращалась в идеально чистую квартиру. И я поняла, что искоренить вредные привычки в семье можно тогда, когда тобой движет любовь, когда тебе страшно обидеть близкого тебе человека — что тебе проще помыть посуду, помыть чашки, чем в результате одно и то же из раза в раз повторять и с одним и тем же результатом.

Прот. Алексей Батаногов

— Ты мне прямо комплимент сделала. Ничего себе, вредная привычка — немытые чашки из-под чая.

И. Батаногова

— Отец Алексей, я больше ничего другого не вспомнила. Совершенно честно говорю, что ничего другого не вспомнила. Но результат был таков, что отцу Алексею было проще искоренить в себе эту привычку, сохранить наши добрые отношения. И мне кажется...

Прот. Алексей Батаногов

— А у тебя другая вредная привычка.

И. Батаногова

— Ой, сейчас узнаем. Мне отец Алексей тоже сказал: я знаю твою вредную привычку, и я скажу только в эфире. Мне очень интересно, расскажи.

Прот. Алексей Батаногов

— Я боюсь, что ты ее никогда не искоренишь.

И. Батаногова

— Может, я постараюсь. Давай, рассказывай.

Прот. Алексей Батаногов

— Может, не надо? В силу своего перфекционизма ты все время всё убираешь идеально, независимо от отсутствия времени, сил и какое время, ночь, не ночь — уже сил нету, уже надо спать, уже просто всё, осталась пара тарелок, какие-то чашки, крошки. Ну, давай утром. Нет, пока всё не перемоет, на место не поставит...

И. Батаногова

— Это плохая привычка или хорошая?

Прот. Алексей Батаногов

— Я еще не разобрался. (Смеются.)

А. Ананьев

— Кстати, в моем отношении, это отвратительная привычка. Я, как человек, который, уходя с кухни, должен убедиться, что там на горизонтальных поверхностях не осталось ничего — ни чашки, ни тряпочки, ни вилки, ничего, я просто знаю, что я превращаюсь в какого-то монстра и зануду в отношении Алечки, потому что даже если я ничего не скажу, но я так посмотрю на эту чашку, оставленную ею, я так посмотрю на эту вилку выразительно, что это становится...

И. Батаногова

— Выразительно.

Прот. Алексей Батаногов

— Ия не смотрит, Ия просто убирает. Я ушел спать, уже всё, а утром всё идеально.

И. Батаногова

— Для меня это не очень хорошая привычка. Наверное, действительно, нужно немножко быть гибче и в какой-то момент всё это оставить и сказать: ладно, это не так уж и важно, завтра я встану, и, Бог даст, всё это уберу. Это тоже такая вот привычка, которая, я даже не знаю, мешает она в жизни или?..

Прот. Алексей Батаногов

— Опять интересную мысль мы сейчас пробудили, что есть какие-то вещи неоднозначные — в какой-то ситуации это хорошо, в какой-то не очень.

И. Батаногова

— Да.

Прот. Алексей Батаногов

— Творчество и отношение творческое к жизни, ситуация момента какого-то влияют.

И. Батаногова

— Значит, получается, что надо быть всегда гибким и тонким человеком. Нету определенного рецепта в жизни, и ситуации бывают настолько разные. Мне кажется, что нами двигать должна любовь, мы не должны стоять на месте. Мы не должны...

Прот. Алексей Батаногов

— Хорошая привычка, лайфхак прямо — поступаем по любви. Пусть будет привычкой.

И. Батаногова

— Да, пусть будет привычка поступать по любви. Наверное, действительно, у нас не будет... Ну, есть же привычка, что ты каждый день убираешь кровать. Хорошо, здорово. Но в отношениях важна все-таки...

А. Ананьев

— А вот большой вопрос: а что делать, если любовь превратилась в привычку? Об этом мы поговорим ровно через минуту полезной информации на светлом радио. Не отходите далеко.


А. Ананьев

— «Семейный час» возвращается в эфир. С вами: Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Александр Ананьев —

А. Ананьев

— И по-настоящему счастливая семья, я даже объясню, почему счастливая. Настоятель храма святого князя Владимира в Новогиреево, протоиерей Алексей Батаногов, и его жена Ия. Еще раз добрый вечер вам, наши дорогие друзья.

И. Батаногова

— Добрый вечер.

Прот. Алексей Батаногов

— Добрый вечер.

А. Ананьев

— А счастливые вы, потому что... Вы знаете, часто так бывает, что очевидные вещи ты понимаешь вдруг неожиданно и спустя 43 года жизни. А счастливые вы потому, что вы очень творческие люди, по-настоящему творческие, с большой буквы. А это значит, что вы не закостенеете в привычке, вы не превратите свою жизнь в рутину никогда — каждый день будет по-настоящему новым, ярким. И если вдруг на какое-то мгновение вам покажется, что жизнь стала привычной, скучной и рутинной, вы тотчас же, может быть, даже не осознавая того, найдете из этого неожиданный яркий и свежий выход, и яркие краски вновь станут яркими, вернутся запахи, вкус и цвет.

Прот. Алексей Батаногов

— Спасибо большое. Вернутся запахи — это очень актуально. Вы знаете, то, что вы сейчас сказали, я скажу двумя словами. Мы либо творим, либо вытворяем.

И. Батаногова

— И то и другое — это очень здорово. Кстати, я просто убеждена, чтобы была полноценная счастливая семья, люди должны быть по-настоящему счастливыми. И счастливыми мы делаем себя сами.

Прот. Алексей Батаногов

— Это же прекрасно. Молодые люди, кто меня слышит, даю вам совет. Простите, может быть, непрошенный. Но иногда говорят «секрет счастливой семейной жизни». Сделайте свою жену счастливым человеком. Жить с счастливой женщиной — величайшее счастье.

И. Батаногова

— А дальше я хочу добавить, что когда дети видят родителей счастливыми, что у них горят глаза и они живут полноценной глубокой счастливой жизнью, то их дети очень счастливы. И они всегда хотят проводить время с родителями. И это залог счастья, что твоя семья полноценна, что твои взрослые дети хотят проводить с тобой время. И дети, и друзья детей. Мне кажется, что это важно.

Прот. Алексей Батаногов

— Мы здорово ушли от такого сложного вопроса Александра, прямо заболтали. (Смеются.) Что делать, если любовь стала привычкой? А мы так ловко...

А. Митрофанова

— Да. Хочу вернуться, если позволите, про любовь как привычку, вообще про привычку. Смотрите, чтобы немножко с небес на землю спуститься, простой бытовой пример. В идеале, конечно, когда женщина занимается домашними делами, она в этот момент понимает, зачем она это делает — она делает это из любви к своим близким, она делает это для того, чтобы дети жили в чистоте, чтобы муж, войдя в дом, улыбнулся тому, как там всё сияет, всё прекрасно и замечательно. И она ради этого готова совершать подвиги, чтобы порадовать окружающих. Как выглядит нередко в реальной жизни вот эта самая ситуация с уборкой? Из последних сил, просто убитая вусмерть проверкой уроков, вымотанная на работе каким-нибудь разговором с начальником, женщина приползает домой и из последних сил убирает квартиру, потому что больше некому, ну, не мужа же грузить этим? Потому что он тоже придет уставший. И вот, она из последних сил, — какая там радость, какая там сознательность? Или осознанность — сейчас модное слово. Какая там осознанность? На автопилоте бы доделать это всё, забыться и заснуть. И вот как здесь переключить себя в режим творческого отношения к вот этой самой привычке?

А. Ананьев

— Ты хочешь сказать, что на творчество способен лишь хорошо отдохнувший бездельник?

А. Митрофанова

— Нет, нет. Я просто пытаюсь понять. Ни в коем случае, ну что ты! Я просто пытаюсь понять, как здесь можно себя перенаправить, переключить, что ли?

А. Ананьев

— Как включить творчество, если нет сил?

А. Митрофанова

— Я хочу заметить, что я та счастливая женщина, которая уборкой дома не занимается, потому что у нас в квартире убирается Александр Владимирович. Пока он мне рот сейчас не заткнул, я об этом скажу, чтобы не подумали, что я такая несчастная, которая из последних сил ползает. Нет, я как раз творчеством занимаюсь. А Александр Владимирович на себя берет все эти тяготы и очень творчески умеет к ним относиться, потому что в этот момент у него в голове новые образы рождаются для картин. Не знаю, как это работает.

И. Батаногова

— У меня такое ощущение, что наши женщины не умеют отдыхать, не умеют расслабляться.

Прот. Алексей Батаногов

— Сейчас тебе скажут, что не то что не умеют, а не имеют возможности.

И. Батаногова

— Нет, не умеют. Иногда нужно и в семье, с любовью опять же, с любовью заявить о себе и сказать, что я хочу себе посвятить час, полтора, два — но это моё, моё время. Попросить, постараться своим близким объяснить, что у меня, как у женщины, должно быть свое личное время. Как раз сейчас у Маши был вебинар по косметологии и там...

А. Митрофанова

— Дочка ваша.

И. Батаногова

— Да. И там очень интересный такой «час Сары». Женщина, еврейская женщина, большая семья, много детей, много попечительства, много забот (вы понимаете, что такое большая еврейская семья). И Сара заявляет: «Дети дорогие, я сегодня буду отдыхать». И все: «Мама, да, конечно». И мама запирается в комнате, сидит и смотрит телевизор. И они все ходят и говорят: «Мама, как же так? Ты же хотела отдыхать, ты хотела куда-то уйти». Она говорит: «Дети, не мешайте мне делать счастливую Сару». (Смеются.) То есть неважно, как ты проводишь время, но ты должен найти для себя время, чтобы сделать себя счастливой — ради своих детей, ради своей семьи. И мне кажется, опять же мы приходим к тому, что надо к своей жизни относиться творчески. Иногда можно не убрать квартиру. Вы знаете, я могу сказать, что дети очень часто даже не видят, в какой квартире они живут — они видят, с кем они живут: с счастливыми родителями или с несчастными родителями. Если мама будет без конца всё убирать, тереть и мыть, и при этом она будет глубоко несчастной, дети не будут видеть чистую квартиру — они будут видеть глубоко несчастную маму. Поэтому иногда можно просто всё это немножечко как-то отодвинуть в сторону. Пожалуйста, не надо 10 раз в день мыть квартиру, тереть полы — удели время себе, удели время книге, удели время детям, просто постарайся быть счастливой. И мне кажется, что во многом это зависит от женщины. Мы просто не умеем. Вы знаете, мне одна родственница сказала, она ко мне подошла и говорит: «Ой, Ия, как ты хорошо выглядишь». Я говорю: «Спасибо», — и что-то засмущалась. — «Да не смущайся. Как только нашей женщине скажешь, что вы прекрасно выглядите, что она в ответ скажет? — „Ой, это я сегодня голову помыла“». (Смеются.) У нас все время какое-то чувство вины. Чувство вины перед собой, что мы должны, должны, должны...

А. Митрофанова

— Неловкости.

И. Батаногова

— Нам неловко хорошо выглядеть, нам неловко отдохнуть, нам неловко — мы должны, должны, должны, должны... В первую очередь — мы должны быть полноценными счастливыми людьми. И дарить счастье и радость окружающим. А быт — быт это та вещь, которая не должна полностью захватить нашу жизнь. Мы просто не имеем право прожить нашу жизнь так. Мне так кажется. Отец Алексей, как ты считаешь?

Прот. Алексей Батаногов

— Как счастливая женщина, ты имеешь право говорить то, что считаешь.

И. Батаногова

— Но любая женщина может быть счастливой.

Прот. Алексей Батаногов

— Конечно, несомненно.

И. Батаногова

— Ведь от нее же зависит это.

Прот. Алексей Батаногов

— Конечно, от внешних обстоятельств тоже зависит. Но прежде, конечно, внутреннее состояние человека. Бывает несчастный человек при внешних благополучных обстоятельствах, и бывают внешние тяжелые обстоятельства у человека, а он счастлив. Мы как-то уклонились, нет? Мы как-то отвечаем на вопросы, что делать, когда любовь стала рутиной? У меня есть ответ на этот вопрос.

А. Ананьев

— А вот сейчас мы сформулируем, отец Алексей, этот вопрос.


А. Ананьев

— «Семейный час» на светлом радио. Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Александр Ананьев —

А. Ананьев

— И наши дорогие собеседники: настоятель храма святого князя Владимира в Новогиреево, протоиерей Алексей Батаногов, и его супруга Ия сегодня с нами говорят о вредных и полезных привычках. Но, в первую очередь, вредных. Одна из причин, по которой, в ответ на вашу маленькую семейную исповедь, отец Алексей, — не так давно мы с Аллой Сергеевной закончили смотреть четвертый сезон любимого сериала, и с ужасом я осознал, что на моем вопросе «какой сериал мы скачаем следующий?», я понял, что всё — всё, мы стали зависимы. Мы выработали, пусть не самую вредную, пусть не самую разрушительную, но привычку, которая в конечном итоге становится страшно вредной, потому что мы заменяем вот этим времяпрепровождением за одной, двумя, местами трехчасовыми сериями что-то чрезвычайно важное в наших отношениях. И сейчас я специально убрал пульт от телевизора в ящик стола и принципиально не хочу хоть какое-то время скачивать какие-то сериалы — я хочу пожить без них, потому что я диагностировал в себе эту привычку. Это вот, что касается причин, по которым мы выбрали эту тему. А теперь, что касается любви, как привычки.
Я могу ошибаться, но, на мой взгляд, 98 процентов семей разрушает то, что любовь стала привычкой — человек, который живет с тобой, перестал быть любимым человеком, а стал привычным человеком. И вот это уже тянет за собой все те страшные и не очень страшные грехи, которые, в конечном счете, и разрушают семейные отношения, и люди расстаются, или, что еще страшнее, не расстаются, потому что они уже привычка друг друга. И видеть семьи, которые остаются — нелюбимые, даже и не соседи на одной кухне, но привычные друг к другу, — очень больно, поэтому я так боюсь вообще каких-либо привычек в семейной жизни. И вот вопрос. Я думаю, что у каждого в жизни так или иначе бывают моменты, когда он понимает, что всё стало привычным, пропала острота отношений, пропало вот это тонкое восприятие, творчество в отношениях. И что тогда делать? Как тогда поступить? Отчасти вы уже отвечали на этот вопрос, но мне все же хочется дать конкретные советы тем, кто сейчас сделал приемник погромче, потому что понял: «Господи, да это же про меня сейчас говорится. Вот я как раз вчера об этом думал».

И. Батаногова

— Первое, что мне сейчас сразу пришло в голову. Я очень люблю Антония Сурожского, и когда год назад умер наш отец, я постоянно читала Антония Сурожского, и он мне очень во многом открыл глаза на многое. Во-первых, это другое ощущение жизни — дорожить, ценить каждое мгновение, видеть то, что находится рядом с тобой.

Прот. Алексей Батаногов

— Благодарить.

И. Батаногова

— Да, уметь благодарить. Знаете, раньше нам все время говорили, что «помни последняя своя...» Алла, мы с тобой разговаривали недавно об этом, «помни последняя своя», вот эта память смертная, «и вовек не согрешишь». Я, когда была совсем молодой, я интуитивно как-то от этого отворачивалась — я не хочу думать о смерти, вгонять себя в уныние, «жизнь жительствует». И Антоний Сурожский привел удивительный пример. Вот представьте, что вам дан один день с близким человеком — всего один день, а завтра этого дня может и не быть. Как вы отнесетесь к своему близкому человеку, как вы отнесетесь вообще к жизни? Я думаю, что совершенно другие чувства вы будете испытывать даже и по отношению к близкому человеку. Возможность, потребность наобщаться, сказать, как-то почувствовать — у тебя всё будет гораздо острее. И это и по отношению и к жизни, и к семье, и к близкому человеку. То есть, мне кажется, помнить о том, что в любой момент ты можешь всего этого лишиться, дает тебе возможность чувствовать, остро чувствовать каждое мгновение. И тут, наверное, подключаются уже совершенно другие эмоции, впечатления.

Прот. Алексей Батаногов

— Да. Но только не унывать, а именно благодарить.

И. Батаногова

— Да, не унывать и благодарить.

Прот. Алексей Батаногов

— И не со знаком «минус», а со знаком «плюс». Ценить и благодарить.

И. Батаногова

— Жить в сегодняшнем дне. И мне кажется, что это очень важно — тогда ты уже не будешь думать о том, люблю я этого человека или не люблю: конечно, люблю, конечно, дорожу. Каждым мгновением дорожу, потому что я не знаю, что с ним будет дальше.

Прот. Алексей Батаногов

— Добавлю немножко. Я повторю то, с чего мы начинали: что хорошая привычка, несомненно, лучше, чем плохая привычка. И навык мириться, умение исправлять свои ошибки, просить прощения, даже если нет какой-то остроты чувства — это хорошие умения, их надо в себе воспитать. Но любые отношения требуют неких дров, что ли, некой подпитки. Это нельзя забывать. Самые страстные, чувственно яркие чувства, такая влюбленность проходит, несомненно. Вырастет ли на ее месте любовь, благодатное чувство — это большой вопрос, это уже дар Божий, и Господь дает ее тем, кто очистил свое сердце в какой-то степени хотя бы, который сможет понести этот дар. Но хочется, чтобы это были не рельсы, не инерция, не теплохладное, а горячее, яркое — нужно подкармливать: в печку нужно дровишки кидать, надо проявлять свою любовь, нужно вдохновлять друг друга.

А. Ананьев

— Хороший образ, отец Алексей, отличный образ. Но давайте конкретно: где брать дрова и что может стать этими дровами?

А. Митрофанова

— Вы говорили чуть раньше в нашей беседе, замечательный есть рецепт семейного счастья, обращались вы к мужчинам: сделайте счастливыми ваших жен и увидите, как преобразится жизнь. Мне еще тогда хотелось спросить: а можно на конкретных примерах? Понятно, у каждого свое представление о счастье и о том, что для него необходимо. Но может же быть, простите, жена, как старуха из сказки «О рыбаке и рыбке»: «Хочу быть владычицей морскою». И пока она не водрузит себя на этом подводном троне, она не будет чувствовать удовлетворения. Мы психологически далеко не все здоровые люди, к сожалению.

А. Ананьев

— Или же всё, что делает ее счастливой, делает ее толстой. (Смеется.) Как в моем случае.

Прот. Алексей Батаногов

— Конечно, есть разные аномалии. Не знаю, вы обращали внимание, что у Пушкина «старик со своею старухой» — это любимая старуха, любимая. Он делал то, что она хотела. Другое дело, что не помогло, да.

А. Митрофанова

— Или ему так было удобно. Вы знаете, тоже вполне возможно.

Прот. Алексей Батаногов

— Бывают ситуации, когда трудно что-либо сделать, но все-таки, если есть чувство, если есть желание, можно найти ключ, я думаю, к любой женщине. Конечно, нужно понять, что важно. Одной женщине может быть неважно... То есть нужно, ну, как сказать, по любви. Это не сразу происходит — не за месяц, не за год, даже не за 5 лет. Я думаю, это длительный срок, когда ты начинаешь чувствовать своего близкого человека, уже знаешь, что его радует, что его огорчает. Ну как минимум, можно свести, простите, к минимуму то, что огорчает — это уж точно можно сделать. Или вовсе исключить это. Нащупать то, что радует. Я думаю, что на самом деле, если мы не говорим о каких-то аномалиях, всегда есть какие-то аномалии, но если мы говорим о нормальных людях, то, конечно, любой женщине нужно внимание, ей нужны комплименты, ей нужна помощь, ей нужно, чтобы мужчина рядом с ней был мужчиной, чтобы она чувствовала себя за ним, чтобы он принимал решения, чтобы был кормильцем, чтобы он брал на себя ответственность, чтобы он восхищался своей женщиной. Можно продолжить. Мне кажется, это довольно очевидные вещи, вполне универсальные для всех. Есть какие-то особенные моменты, кому-то что-то больше нравится, кому-то что-то меньше нравится.

И. Батаногова

— Очень часто мы, женщины, не даем возможности нашим мужьям раскрыться: не видим в них мужчин, не даем им такой возможности — мы сами сделаем, мы сами примем решением, мы сами, сами, сами... А здесь нужно почувствовать себя женщиной и дать возможность своему мужчине проявиться как мужчине, помочь ему проявиться. Мне кажется, это такая взаимность — друг на друга влиять: мужчина делает женщину, а женщина делает мужчину. Ну, вот представляете, если женщина говорит: «Да не нужны мне твои цветы, да зачем мне твои цветы? Да не надо мне, чтобы ты за мной ухаживал, наливал мне чашку кофе, я сама могу это сделать». Конечно, мы все можем это сделать сами. Но ведь как приятно мужчине поухаживать за любимой женщиной. Так нужно дать ему такую возможность.

А. Митрофанова

— Согласна с вами, абсолютно на все 100 процентов.

И. Батаногова

— Значит, надо относиться к жизни, к семейной жизни с рассуждением, творчески. Мы все время вокруг этого ходим — с рассуждением, но творчески.

А. Митрофанова

— А еще помнить, как мы неоднократно уже говорили в наших программах «Семейный час», о важнейшем способе передачи информации, Александр Владимирович очень любит эту формулировку: словами через рот. Хочешь чего-то... Вот мы, женщины, очень часто живем в логике «милый мой, хороший, догадайся сам» — мне чего-то такого хочется, я иногда и сама не понимаю, чего мне хочется, а мужчина пусть догадается, как меня сделать счастливой. Говорят, что все-таки очень важно, чтобы мы, женщины, проговаривали, о чем мы мечтаем, чего бы нам хотелось, допустим, в ближайшее время или в текущий год появилось нового в нашей жизни. Если женщина будет такие вещи проговаривать, она существенно облегчит жизнь и мужчине, и, как следствие, себе.

И. Батаногова

— Да, надо быть открытой, надо уметь мечтать и делиться своей мечтой с близким человеком. И мне кажется, что это...

Прот. Алексей Батаногов

— Уметь говорить и уметь слушать.

И. Батаногова

— Говорить, проговаривать, да. О чем ты мечтаешь, что бы ты хотел бы. Это важно, очень важно.

А. Ананьев

— Вы знаете, часто, формулируя тему в программе «Семейный час», формулируя какой-то вопрос, ну, например: как избежать рутины в семейной жизни, как не превратить любовь в привычку, как не погрязнуть, не встать на какие-то рельсы и не катиться вниз по инерции? — он обычно остается без какого-то конкретного простого ответа, потому что простых конкретных ответов не бывает. Но сегодня исключение — сегодня я от вас, отец Алексей, услышал один очень простой и понятный ответ на этот вопрос: а) всё зависит от мужчины; б) не хотите рутины в семейной жизни, хотите быть счастливым и сохранить любовь — сделайте свою женщину счастливой. А сделать ее счастливой без творческого подхода просто невозможно, потому что женщина предполагает какой-то очень творческий, необычный подход. И самое главное — вечный выход из зоны комфорта, ведь вы об этом еще говорили, отец Алексей, когда говорили о том, что надо пытаться выйти из этой зоны комфорта. Очень простой ответ: мужчины, делайте женщин счастливыми. Ну, женщинам только это и остается, что позволить мужчинам это сделать...

Прот. Алексей Батаногов

— Не мешать.

А. Ананьев

— Да, не мешать. Позволить мужчине почувствовать себя способным сделать тебя счастливой — сесть поудобнее и сказать: «Давай, начинай». (Смеется.)

И. Батаногова

— А мы, женщины, мне кажется, должны быть всегда женщинами — мягкими...

А. Митрофанова

— Что вы вкладываете в это, Ия? Это очень важно, потому что все очень по-разному понимают, что значит быть женщиной. Воспитывать, например, постоянно...

И. Батаногова

— Нет.

Прот. Алексей Батаногов

— Пилить.

А. Митрофанова

— Всех. (Смеется.)

И. Батаногова

— Нет. Мне кажется, что сила женщины заключается в ее женственности, мудрости и слабости. Иногда нужно уметь помолчать, а иногда нужно сказать, но сказать опять же мягко и с любовью. То есть самое главное для женщины — это атмосфера в семье. Именно атмосфера в семье зависит от женщины — насколько она здоровая, насколько хочется здесь находиться. Поэтому я думаю, что мудрость, женственность и, наверное, нужно быть мягким. И для меня очень важно было всегда — это избегать конфликтов любой ценой. Я на всю жизнь запомнила старца отца Кирилла (Павлова), который сказал нам, наверное, еще лет 30 назад...

Прот. Алексей Батаногов

— 27 или 26.

И. Батаногова

— Всеми силами, как бы вам ни было тяжело, храните...

Прот. Алексей Батаногов

— Ищите мир со всеми.

И. Батаногова

— Мир со всеми. Это оказалось настолько важным — мы всю жизнь к этому идем. Мир со всеми — это самое главное. И самое главное — мир в семье.

А. Ананьев

— И это прекрасная точка в нашем сегодняшнем потрясающем разговоре, за который мы вам очень благодарны. Сегодня мы беседовали с настоятелем храма святого князя Владимира в Новогиреево, протоиереем Алексеем Батаноговым, и его супругой Ией. Друзья, если вы в Москве, а летом, может быть, и из других городов приезжаете в Москву, обязательно заглядывайте на чашку чая с баранками в антикафе «12 узлов», там очень часто можно встретить и Ию, и отца Алексея, и это всегда большая радость. Вот мы с Алечкой пока еще не выработали привычку приезжать в «12 узлов» часто, но мы обязательно выработаем эту прекрасную семейную привычку.

А. Митрофанова

— А еще совсем рядом там храм.

И. Батаногова

— Да. Мы всегда открыты к общению, поэтому всегда всем очень-очень рады.

Прот. Алексей Батаногов

— Спасибо большое.

А. Ананьев

— С вами была Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Александр Ананьев —

А. Ананьев

— Вернуться к этому разговору вы всегда можете на сайте radiovera.ru. А мы продолжим нашу встречу в следующую субботу в это же самое время. До новых встреч.

А. Митрофанова

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»

Также рекомендуем