«О кино». Светлый вечер с прот. Александром Акуловым и Денисом Филюковым (28.11.2017)

О кино (28.11.2017) - Часть 1
Поделиться
О кино (28.11.2017) - Часть 2
Поделиться

прот. Александр Акулов и Денис Филюков

У нас в гостях был директор международного фестиваля православного кино «Покров», настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» в Киеве протоиерей Александр Акулов и режиссер, сценарист, продюсер Денис Филюков.

Разговор шел о современном кино и о том, можно ли говорить о православном кино, как о самостоятельном жанре.


А. Пичугин

— Здесь, в этой студии, приветствуем вас мы: Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— Сегодня вместе с нами и с вами в этой студии: протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в Киеве, директор Международного кинофестиваля «Покров». Добрый вечер!

Прот. Александр Акулов

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и генеральный директор кинокомпании «Major Film». Здравствуйте!

Д. Филюков

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Мы с вами сегодня будем говорить про недавно прошедший фестиваль «Покров», про фильмы, которые там были представлены, и вообще про новинки, о которых можно сказать, что они отвечают, наверное, интересам людей, приходящих на показы фильмов фестиваля «Покров». Сам фестиваль — международный. Скажите, пожалуйста, почему такая приставка? Я так понимаю, что он проходит на Украине, в России… И где еще?

Прот. Александр Акулов

— Вот он уже пятнадцатый раз проходил в Киеве. Международный, потому что приезжают со многих стран мира, присылают свои конкурсные работы. И мы, во всяком случае, хотим, чтобы он был таким международным, потому что православный мир — большой, и православный мир объединяется не только церковнослужителями или церквями, но в первую очередь объединяется верой и любовью. И это не высокие слова, а это — наша жизнь, которой мы должны жить. И во многих странах производится лучше или хуже христианское кино.

А. Пичугин

— А что вы вкладываете в понятие «христианское кино»? У него есть какие-то отличительные признаки? Или как вы это понимаете?

Прот. Александр Акулов

— Вот эта методология, о которой вы спрашиваете, методика отбора фильмов… Её не существует! Любое кино, прославляющее Христа, по моему мнению, это — православное кино. То есть любое кино… И в большей степени для меня очень важно, чтобы это кино было даже не о самой Церкви, о священниках или о ком-то другом, а о простых людях, в которых мы видим настоящую Христову любовь и крепкую веру. Потому что не стены храма определяют, насколько человек верующий, не его слова о своей вере, а то, как он поступает, как он действует, как он борется в первую очередь со своими недостатками, со своими страстями, и насколько он приносит пользу обществу. То есть любой христианин должен быть светом в нашей жизни, он должен быть таким лучиком. И кино о добре, о любви… Слово «любовь» не перестану никогда убирать из своего лексикона, потому что мы во многих своих разговорах упускаем его. Это очень важно, надо всегда помнить, что мы, православные люди, в первую очередь должны стремиться к любви, и проявлять её, опять же, не на словах, а на деле. Вот к нам много фильмов поступает… Я считаю, что нельзя ограничивать православное кино только документальным кино. Я думаю, что и комедия, и драма, и какие-то криминальные истории могут быть православными.

А. Митрофанова

— Отец Александр, а как вы думаете… Просто мне интересно ваше мнение! А «Гарри Поттер», например, последняя часть — это православное кино или нет?

Прот. Александр Акулов

— Честно вам скажу, я не очень хорошо знаю его. Вот для меня, если брать такой критерий, то «Форрест Гамп» — это для меня самое православное кино. Из советских — это «Мимино». Вот можем из этого исходить. И я могу перечислить еще ряд советских и фильмов сегодняшнего дня, и иностранных, которые для меня являются фильмами христианскими, умеющими так расположить мою душу и сердце, что мне хочется и смеяться, и плакать, и радоваться, и главное — идти за этими героями.

А. Пичугин

— А нужна вообще эта приставка? Православное кино, христианская музыка? Я понимаю, что в Америке, например, есть… Там уже, по-моему, «Грэмми» дают в номинации «христианский рок», «христианская музыка». Но там есть определенная культура, сложившаяся уже десятилетиями, хотя тоже она довольно спорная. Мне кажется, что есть хорошее или плохое. И то это оценочное суждение! Но когда мы еще конфессиональное сюда примешиваем, то вообще караул!

Прот. Александр Акулов

— Я бы никогда не дал бы название нашему фестивалю «Покров»… Вот сейчас, на сегодняшний день, я бы не добавлял слово «православное». Но его уже сейчас не выкинешь! Я пытался после пятого, седьмого сделать по-другому немножко, просто как фестиваль. Пускай, есть фестивали доброго, семейного кино… Но просто убрал бы, потому что кино есть кино, и оно должно быть высокохудожественным, профессионально сделанным, с каким-то своим особым смыслом. И человек должен сам определить православное, христианское ли это кино или нет. То есть для этого не нужно называть кино как таковым. То есть, если человек якобы снимает православное кино, а я ему говорю, что это антихристианское кино, потому что он только взял святого, назвал, а, вообще, всё плохо: и сценарий, и съемки ужасные, то есть на самом деле история испорчена, которая могла бы быть. И человек обижается: «Батюшка, вы, наверное, в кино ничего не понимаете!» Хотя я очень хорошо разбираюсь в кино, сам снимаю, и пишу книги, поэтому могу профессионально объяснить — почему. И для меня, как для директора фестиваля православного кино, большая проблема в том, что фильмов, к сожалению, с каждым годом более глубоких, чем они были вчера и позавчера, нет. То есть какой-то некой… Я могу привести пример американских, протестантских фильмов, где настолько просто говорится о христианской вере, и кино голливудское… На самом деле хоть и Голливуд, но этот Голливуд — о Христе, если так можно сказать. А у нас что-то какая-то скованность, какая-то боязнь нарушить чего-то…

А. Митрофанова

— Как бы чего не вышло!

Прот. Александр Акулов

— А как потом посмотрят, а как там скажет епископ или батюшка… Ну не надо…

А. Митрофанова

— Княгиня Марья Алексеевна, да!

Прот. Александр Акулов

— Надо в православном кино, смотрите… Вера человека… Да, он должен быть христианином, должен получить благословение у священника, но это не значит, что он должен перед выходом на экран показать и после замечаний батюшки взять и поперечеркивать какие-то моменты. То есть он должен остаться художником, режиссером.

А. Митрофанова

— Вы знаете, мне кажется, очень важно то, что вы это говорите, потому что… Я прошу прощения, я до сих пор (вот сколько уже времени прошло!) не могу отделаться от ощущения, когда я слышу это словосочетание «православное кино», что речь сейчас пойдет каким-нибудь таким пафосным голосом, мне начнут вещать о том, как надо правильно верить, как надо правильно относиться к ближним. А там плохая актерская игра, плохая драматургия, плохо снято — вот какое-то всё убогое, понимаете! Но поскольку оно православное, то его критиковать нельзя!

Прот. Александр Акулов

— Это на самом деле большая проблема. Православное кино — это социальное кино. Мне хочется, чтобы на эти фильмы ходили молодые люди. У нас в Киеве ходит очень много людей, и лично я могу сказать про себя, что подбираю фильмы, которые были бы интересны молодёжи. И мы недавно собрались с режиссерами, и я им говорю: «Не давайте названия «старец такой-то», «игумен такой-то», «архимандрит такой-то»». Вот я, как директор фестиваля, на предварительном просмотре эти фильмы сразу убираю, я даже почти их не смотрю или откладываю их на последний момент и показываю их с самого раннего утра, потому что знаю, про что это, то, о чем вы говорите. Я пытаюсь отобрать фильмы, где действительно есть драматургия, есть история, есть жизненная ситуация, из которой герои каким-то образом по-христиански выходят, и это интересно всем! То есть нет сюжетности, сюжетных линий… А их много в жизни, на самом деле! Люди ждут ответа, а не просто «постись, молись, ходи в церковь», а они каких-то реальных ответов ждут: как им поступить в той или иной ситуации в семье, на работе, ещё где-то. Эти истории есть, просто их мало. Я всё время обращаюсь ко всем зрителям и говорю: «Пишите свои сюжеты!» Вот нам на сайт их присылают, и любой из зрителей может стать сценаристом того кино, которое им самим понравится, а не только того, что мы им предлагаем. Поэтому мне из того, что мы показываем, честно скажу, нравится процентов тридцать.

А. Пичугин

— Денис, а вы, как человек, причастный к кинопроизводству, как считаете? Вот то, о чем мы сейчас говорили с отцом Александром по поводу конфессиональности…

А. Митрофанова

— И профессионализма!

А. Пичугин

— Да. И ограниченности тематического кино. Что вы можете сказать?

Д. Филюков

— Не могу сказать, что эти люди сознательно вводят нас в заблуждение…

А. Пичугин

— Нет, это не о сознательности, это как раз…

А. Митрофанова

— О профессионализме!

А. Пичугин

— Да!

Д. Филюков

— Ну иногда, честно говоря, у меня возникает ощущение, что мною как зрителем спекулируют, когда делают чересчур православное кино как раз вот с названиями «отец такой-то». Но, как правило, всё-таки эти люди искренние, но им не хватает мастерства, не хватает в руках какого-то ремесла в целом. Вы знаете, когда я шёл на программу, я посмотрел на количество православных фестивалей и меня это потрясло! (Смеется.)

А. Пичугин

— Меня самого удивило! Когда я здесь начал работать, и к нам в программу стали приходить люди, которые представляют православные фестивали или по крайней мере у них в анамнезе значится, что фестиваль православный… Я думал, что у нас в стране есть «Золотой витязь» Николая Петровича Бурляева и больше, пожалуй, ничего. А выяснилось, что их — десятки!

Прот. Александр Акулов

— А у нас в Украине — один!

А. Пичугин

— Один «Покров»?

Прот. Александр Акулов

— Да. И я переживаю, а почему нет конкурентов. (Смеется.) Да, я их так называю, но их нет, и слава Богу!

А. Митрофанова

— Не переживайте!

Д. Филюков

— В России несколько десятков даже, пожалуй, фестивалей, и, действительно, они все разные: есть крупные, есть мелкие. И они собирают фильмы, они собирают вот этот контент. Фильмы прекрасные я видел!

А. Митрофанова

— Вот что это такое? Прекрасные фильмы — это как? Это вот что в рамках православного фестиваля?

Д. Филюков

— У меня не очень большой опыт именно православных фестивалей… Батюшка, может, вы скажете, какие, на ваш взгляд, из последних фильмов…

Прот. Александр Акулов

— Я уже говорил об этом, эту тему затрагивал. В первую очередь важно то, с каким настроением будет выходить человек после просмотра. Какое у него должно быть состояние души после просмотра этого кино. И я же говорил, что 30% фильмов мне нравится, а остальное я смотрю с удовольствием. Многие фильмы, которые не могу показать у себя на фестивале, но они есть, к сожалению. То есть я могу их назвать православными, но почему-то сам режиссер не позиционирует себя как православный режиссер.

А. Митрофанова

— А можно это объяснить на конкретном примере? Вы «Форрест Гамп» упомянули… Почему для вас это то самое кино?

Прот. Александр Акулов

— Ну видно по фильму, что этот человек — христианин. Он до такой степени послушный и верующий, что всё, что ему Богом дается, он принимает, ничего не просит. Это знаете, как в церкви: «Ничего не проси, ни от чего не отказывайся», — это есть такая небольшая присказка.

А. Митрофанова

— А православные — это те, кто ничего не просит и всегда всего слушаются?

Прот. Александр Акулов

— Понимаете, так должно быть. Вот называя себя православным, нужно понимать, какую ты на себя берешь ответственность. Называя кино православным, ты должен понимать, к чему это ведет. Мы заговорили про ремесло… Немножко отвлекусь… Опять, может, кому-то не понравятся мои слова, но в съемочной группе не обязательно все должны быть православными, верующими людьми. Вообще, верующих людей — пара процентов в нашей любой жизненной истории, в том числе и в нашей Церкви, к сожалению, великому! Мы говорим о глубине веры, знании Библии и о жизни по Евангелию, и о взгляде на жизнь с точки зрения Евангелия. То есть мы должны смотреть на мир глазами Христа. Вот любое православное кино должно нам показать мир глазами Христа — это главная задача для любого человека, режиссера, который хочет, чтобы его фильм назвали православным, чтобы не он, а люди!

А. Митрофанова

— А «мир глазами Христа» — это не очень высокая планка?

Прот. Александр Акулов

— А мы вообще идём к святости! Каждый человек стремится к святости! Это всё равно, что к этому не стремиться, этого бояться. Мы все хотим быть святыми людьми, так должно быть! Но на этом пути ты можешь закончить свою жизнь умением писать записки и в церкви ставить свечки, и дальше вообще никуда не идти, плавать на поверхности своих проблем, или ты углубляешься. То есть без акваланга ты углубляешься всё глубже и глубже, чтобы понять эту жизнь по сути, по существу, а не поверхностно.

А. Митрофанова

— Отец Александр, я думаю, что мой следующий вопрос будет и к вам, и к Денису тоже, как к художнику. Вы говорите о том, что православный человек должен быть послушным, ничего не просить и т.д. Мы же знаем, что в основе любого произведения искусства (это закон жанра, если угодно) лежит парадокс или конфликт. И если человек внутри себя бесконфликтен, если у него всё вокруг «спаси Господи», какое произведение искусства он может породить? Вот, например, Тарковский — это человек, который снимал фильмы, которые многие сегодня называют христианскими. Ну вот многие историки говорят: «Вот здесь вот совершенно очевидно, что у Тарковского получилось христианское кино». Но сказать о том, что этот человек был православный, что он был послушный… Ну не знаю!

Прот. Александр Акулов

— Ну для меня и «Джентльмены удачи» — тоже православное кино!

А. Пичугин

— Вот с этим определились! Скажите, а в фестивале «Покров» мог бы принять участие Георгий Данелия с «Джентльменами удачи» (ну мы помним, что официально не он снял этот фильм, но вообще это фильм Данелии), не будь он тем самым Данелией, и не будь «Джентльмены удачи» таким практически всемирно признанным фильмом? Вот если бы вам его просто прислал молодой режиссер?

Прот. Александр Акулов

— Я был бы счастлив! Но в этом году, кстати, очень много очень хороших фильмов, в том числе и фильм Дениса «Еду, как хочу». Потрясающее кино, с большим юмором! В прошлом году у нас был фильм Николая Николаевича Досталя «Монах и бес»… Название какое! В Москве его не показывали, а мы…

А. Митрофанова

— Показывали, мы все его смотрели!

Прот. Александр Акулов

— Нет, я просто говорю… Если рассуждать об отдельном каком-то кино, то я думаю, что у нас будут разногласия. Мы сейчас говорим о принципах построения православного кино, если мы о нем говорим. Мы можем отсечь слово «православное», но мы не можем убрать главного в человеке — того, что он не может не любить людей, он не может ненавидеть всё происходящее. Этот режиссер не может быть злым человеком. Если он поставит себе цель… У нас же нет цели показать всё плохое, что мы имеем вокруг себя! Это ужасно, когда… Мы просто подчеркиваем недостатки молодежи, правительства, но это абсолютно глупо делать — что есть, то есть! Мне кажется, что мы должны стремиться к доброй оценке всего этого. Вот когда я смотрю что-то со своего жизненного опыта, то я пытаюсь найти в этом лучшее. Вот это православная точка зрения: найти, казалось бы, в самом ужасном и плохом то лучшее, что там всё равно есть. И как бы там дьявол не пытался подкинуть людям какие-то вещи, но всё равно человек сам по себе не плох, и нельзя всех просто убивать своей злостью.

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в городе Киеве, директор Международного кинофестиваля «Покров»; и Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и генеральный директор кинокомпании «Major Film». Денис, а можно я тогда к вам обращусь с вопросом, который я уже задала? Всё-таки вы — художник, да! И вам, наверное, знакома вот эта тема. Ведь произведение искусства — подлинное, как это принято считать, в том случае, если внутри его есть некий парадокс или конфликт, и оно при этом какое-то предельно пронзительное, если художник не умозрительно описывает этот парадокс или конфликт, а делится своими личными переживаниями. И вот в этом смысле та бесконфликтность, о которой говорит отец Александр, мне кажется, может помешать? Или не может помешать?

Прот. Александр Акулов

— Я не говорил о бесконфликтности, между прочим!

А. Митрофанова

— Ну вы же говорите, что человек должен быть послушным!

Прот. Александр Акулов

— А послушание — не есть факт… Я это говорю о желаемом, но в действительности этого нет. Я как раз за конфликтность. Я могу немножко похвастаться своими книгами — православными детективами. То есть я к тому говорю, что я-то за то (и мы с Денисом это обсуждали), чтобы режиссеры дали тему, нормальный сценарий вот такого «драйверского» кино, детективного, криминального… Ну не криминального, а остросюжетного кино, я имею ввиду. Конфликт как раз должен быть! Без конфликта мы сами с собой конфликтуем в первую очередь. Человек должен конфликтовать, но этот конфликт не должен переноситься на других людей, что «все вокруг плохие, а я — хороший», а надо показать вот этот свой внутренний конфликт, но, чтобы люди поняли, что есть выход из этого. Простите, что перебил! Просто я не против конфликта!

А. Митрофанова

— Да, хорошо!

Д. Филюков

— Вот на закончившемся фестивале «Покров» две премии получил мой фильм «Еду, как хочу», как лучший короткометражный фильм и как приз зрительских симпатий. Это история о священнике, который получает в ГИБДД номера «666»…

А. Митрофанова

— Комическая такая история!

Д. Филюков

— Абсолютно! Да к тому же ещё и буквы «Е,К,Х» которые в определенной культуре…

А. Пичугин

— Для тех, кто не знает, нужно объяснить, что долгое время эта серия принадлежала одному из силовых ведомств России.

Д. Филюков

— Да! И расшифровывается: «Еду, как хочу». В то же время второй герой истории, сотрудник ГИБДД, после первой в своей жизни исповеди решает жить по-новому. Ну там грядут «чистки», поэтому как бы деваться ему некуда. И жена отправляет его в храм исповедоваться. И он, собственно, и становится причиной того, что в свободный доступ попадают вот эти так называемые «блатные номера», и наш священник их, в свою очередь, получает. В общем, такая абсолютно жанровая история, комедийная, которая, как мне бы хотелось, вскрывает достаточно сложные вопросы. И суть этой истории, в свою очередь, еще и в том, что священник советует своим прихожанам не обращать внимания на такие вещи, как ИНН, 666, поскольку «это всё суеверие», «это всё не нужно»… Он — молодой. Но сам, получая эти номера, встает перед таким же, в общем, выбором, как это оценит паства, как посмотрит на него церковноначалие. В общем, придумывая эту историю, я старался на какие-то важные для себя вопросы ответить, а именно на вопрос ответственности священников и Церкви перед своей жизнью, перед тем, насколько они имеют право учить и давать какие-то важные советы другим людям, насколько они сами должны соответствовать этим идеалам.

А. Митрофанова

— Но вы же — не священник!

Д. Филюков

— Нет, не священник!

А. Митрофанова

— То есть вы не про себя это кино снимали? Или про себя тоже?

Д. Филюков

— Конечно же про себя!

А. Митрофанова

— А в каком смысле про себя?

Д. Филюков

— Ну так это же ситуация выбора, которая каждый раз в жизни происходит, если ты… Я, например, начальник кинокомпании, я постоянно даю указания… А сам ли я соответствую всем этим словам? В общем, это об этом — о том, насколько ты должен быть честен по отношению к самому себе в своих поступках, мыслях? И вот это всё перенеслось на такую комедийную историю. И я, вообще, был удивлен, что мы попали на фестиваль… Ну он — в Киеве. И то, что мы победили — уж тем более! Потому что многие российские фестивали просто боялись нас взять в программу.

А. Пичугин

— А где всё это фестивальное кино можно смотреть? Далеко не всё же прокатное в кинотеатрах… Тем более, я вообще не знаю, где можно посмотреть «короткометражки» в России на широком экране!

Д. Филюков

— Да, это огромная проблема! У нас, к сожалению, отсутствует система любого проката. До сих пор цифровые площадки (iTunes и все прочие) не берут короткометражное кино, к сожалению.

А. Митрофанова

— Слушайте, а в чем сейчас проблема? Ведь Youtube-блогеры имеют по два, по три, по пять миллионов просмотров. То есть, если это контент, который действительно интересен зрителю…

А. Пичугин

— Youtube-блогеры зарабатывают на рекламе, которая в любом их (не важно, чем они занимаются: политикой, автоблоги или что угодно)… Они всегда зарабатывают на рекламе. У них из пятнадцатиминутного сюжета, которые они про себя снимают, пять минут — это будет реклама всего чего угодно! А здесь…

А. Митрофанова

— Хорошо, давай опустим тогда сейчас видеоблогеров! Нет, пожалуйста! У нас есть прецеденты того, как люди просто опубликовали свой ролик в Youtube, и это было настолько круто, что они просыпались потом знаменитыми.

А. Пичугин

— Ну это, скорее, все-таки история из какого-то красивого фильма!

А. Митрофанова

— Нет, почему! Это не из красивого фильма! Я знаю две такие истории, точно!

Прот. Александр Акулов

— Я вам скажу, что названием «православное кино» мы сами себе вредим! Поверьте, как только мы обозначаем, что «сейчас вы увидите православное кино»…

А. Пичугин

— Я — первый, кто не пойдёт!

Прот. Александр Акулов

— …И сразу 99% выключат это и включат другое!

А. Митрофанова

— Ну, естественно!

А. Пичугин

— Я, кстати, абсолютно точно выключу и включу что-то другое!

Прот. Александр Акулов

— Я не буду говорить про 99%, но большинство даже не противников Церкви, даже не людей неверующих, а просто как вы сказали: «У них в мозгах сразу возникает, что сейчас на экране батюшка будет учить, опять будут показывать церковь, заставлять, говорить, что вы — плохие и т.д.» Вот и всё!

А. Митрофанова

— Нет, а зачем вешать кино в Youtube с приставкой, вот этим определением — православный. Повесьте как-то иначе!

Прот. Александр Акулов

— Мы про это и говорим, что не нужно этого делать!

А. Митрофанова

— Ну просто, если это кино людям действительно понравится, то вы увидите, как у вас там возрастет количество просмотров. И это, кстати, классная проверка: а действительно ли это хорошее кино.

Прот. Александр Акулов

— Мы это делать не умеем даже у себя в Киеве, хотя у меня команда очень сильная. И у нас, кстати, телевидение, я вам скажу… У меня многие там знакомые директоры. И мы показываем православное кино. И у нас даже на каналах есть православный календарь, в отличии от того, что… Я удивляюсь, почему у нас, в России, в православной стране, на Первом канале, РТР, НТВ — гороскопы, всё, что угодно, но кроме православного календаря! Две минуты невозможно рассказать людям о святых сегодняшнего дня! Этого почему-то нет!

А. Пичугин

— И понятно почему! У нас многоконфессиональная страна, и все каналы, которые вы перечислили, вещают в том числе в национальных республиках. А что делать тогда? И закономерный вопрос: а почему мы тогда не отводим 5-10 минут в день исламскому, буддистскому, иудейскому контенту?

Прот. Александр Акулов

— Пожалуйста! Это я к тому — а где можно посмотреть православное кино. Если нет календаря, то где его можно взять на других экранах? Вот и всё!

А. Пичугин

— Смотрите, у Аллы был замечательный пример несколько минут назад, что практически любой режиссер, который называет себя православным, вам скажет, что самым православным кино за всю историю российского и советского кинопроизводства был «Андрей Рублев» Тарковского. Совершенно точно это будет названо первым православным фильмом! Но при этом Тарковский никогда себя так не позиционировал. Ему была интересна эта тема — он её развил, ему интересно было в следующий раз что-то другое — он этим занимался.

Прот. Александр Акулов

— Я скажу ещё про одну очень важную проблему. Почему православное кино не берут на телевидение? Потому что оно страдает качеством. И, по-моему, я уже повторюсь, что в съемочной группе, которая собирается создать, по их мнению, православное кино, может быть вообще ни одного верующего человека, кроме режиссера. То есть должна быть его задумка, такой посыл хороший, но это не значит, что этот православный режиссер, православный человек, должен дальше снимать тоже православное кино. Понимаете, какая штука! То есть это вообще никак не связано.

А. Пичугин

— То же самое с патриотическим кино.

Прот. Александр Акулов

— Он должен набрать группы из профессионалов, потому что, когда я смотрю кино, и вроде бы тема хорошая взята, и сюжет неплохой, но снято ужасно, монтаж никакой, музыка так поставлена, что лучше б не брались, спрашивается: «А зачем вы это сделали?» — «Мы собирали православную группу. Мы взяли этого человека, потому что он — православный…» А он снимать не умеет!

А. Митрофанова

— Ой, беда! Это ж беда!

Прот. Александр Акулов

— «…А зачем вы испортили тему?» А потом вы говорите, что его никто не смотрит… Да не будет никто смотреть, потому что это ужасно по цвету, по звуку, по всему! Поэтому нужно профессионально относиться к православному кино!

А. Пичугин

— Мы напомним, что в гостях у светлого радио сегодня: протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в Киеве, директор Международного фестиваля православного кино «Покров», а также Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и гендиректор кинокомпании «Major Film». Вернемся в эту студию через минуту!

А. Митрофанова

— Еще раз добрый, светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. И напоминаю, что в гостях у нас сегодня: протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в Киеве, директор Международного кинофестиваля «Покров»; и Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и генеральный директор кинокомпании «Major Film». Вы уж меня простите, но я пытаюсь уже третий раз вернуться к вопросу о конфликте.

Д. Филюков

— Я вам скажу!

А. Митрофанова

— Да, Денис, раз вы так говорите, вы, наверное, всё это время сидели и тоже на эту тему размышляли. Поделитесь, пожалуйста, вашими мыслями! Что вы думаете?

Д. Филюков

— Основа любого фильма, конечно, основа любого кино, кинематографа — это конфликт. Мы изучаем конфликт во время работы со сценаристом, у нас есть учебники, посвященные конфликту, есть типизация конфликтов. То есть, поверьте, конфликт — это первооснова любого фильма, без него невозможно. Они бывают разные, но любое хорошее кино, конечно, конфликтное.

А. Митрофанова

— Вот вы говорите про учебники… А внутри художника для того, чтобы снять хорошее кино, конфликт вообще обязателен или нет? То кино, которое, знаете, как произведение искусства, на которое смотришь и понимаешь, что это такой плач человека или какой-то крик к небу, попытка «достучаться до небес», или это какой-то плач о потерянном рае, но это боль и переживание, и вот тогда в этом есть настоящее, в этом есть нерв, и это бывает созвучно зрителю, потому что мы же все находимся в каком-то поиске, и тогда это начинает как-то тоже тебя подпитывать, помогать. Вот про это я! Мне кажется, что это тоже важный критерий!

Д. Филюков

— Да не всегда! Не уверен, что…

А. Митрофанова

— Расскажите тогда, какое у вас видение. Это же интересно!

Д. Филюков

— Я не помню, кто сказал… Мне очень нравится эта фраза, что один из великих европейских режиссеров когда-то пошутил: «Мы ведь платим нашим психоаналитикам за то, что они выслушивают нашу боль, страхи, проблемы. Похоже, пора платить зрителям за то, что они смотрят на экране нашу боль, страхи и проблемы». Это вот примерно то, о чем вы сейчас говорите.

А. Митрофанова

— Не совсем! Ну ладно!

Д. Филюков

— Есть режиссеры, которые так рефлексируют, у которых происходит такая творческая сублимация. И зрители вынуждены эту боль смотреть. Скорее, это к области авторского кино, наверное, относится.

А. Митрофанова

— Ну почему? Тот же «Андрей Рублев», понимаете, — это поиск, рефлексия, это внутренняя боль какая-то. И это счастье режиссерское от того, что найден такой герой в центре внимания, за которым можно идти. Это же потрясающе глубоко, но это всё то, что человек, автор этого фильма, проживает внутри себя.

Д. Филюков

— Да мы ушли, Алла, уже давно от режиссерского кино. Оно по сути осталось где-то там в 90-х годах…

А. Пичугин

— Знаете, я бы поспорил! Потому что у нас Звягинцев с «Нелюбовью», Хлебников с «Аритмией» — это режиссерское кино!

А. Митрофанова

— Попогребский с его…

Д. Филюков

— Так это единицы! Мы их сейчас перечислим.

Прот. Александр Акулов

— Я сейчас скажу про конфликт…

А. Пичугин

— Так они становятся событиями, а продюсерское кино, о котором мы тоже всё время говорим, выходит как-то пачками. Ну вот, смотрите, у нас это снято, вот это, это, и через несколько лет мы уже не вспомним прекрасно вечером сесть перед телевизором или ноутбуком и посмотреть продюсерский сериал или продюсерский фильм. Но все равно событием-то станет именно режиссерское кино! К сожалению, мы его не увидим, скорее всего, на больших экранах, потому что это программа кинофестивалей. Но для того и есть кинофестивали, так во всем мире происходит!

Прот. Александр Акулов

— Я про конфликтность! Вы напомнили про «Рублева» Тарковского. Я скажу, что он — сильный человек. Я не могу определить степень его веры, но в главная история в том, что сейчас ненормальный православный человек конфликтует, пытается конфликтовать со всем миром. То есть ему не нравятся люди, которые не ходят в церковь…

А. Митрофанова

— Ну что же в крайности-то впадать!

Прот. Александр Акулов

— Нет, я к тому говорю… У православного режиссера конфликтность должна быть внутри себя. Это я про конфликт говорю.

А. Митрофанова

— Да, так.

Прот. Александр Акулов

— То есть я не видел ни одного спокойного… И чем дальше ты находишься в Церкви, чем больше я как священник захожу со слезами в алтарь, чем больше чувствую ответственность, тем больше во мне конфликтности лично ко мне, но глубина-то находится тогда, когда ты на самом деле оцениваешь свои поступки, действия. И ты хочешь, чтобы другие люди жили немножко попроще, даже будучи христианином. Если этот человек будет самокритично, но конфликтно относиться к себе, а не к другим людям, тогда он это может выразить на экране. Конфликтность должна быть внутри себя! А вот когда ты рассматриваешь чужие конфликты, тогда, не будучи в них глубоко проникнут, и ты пытаешься кого-то обличить, а не самого себя, то вот здесь наступает проблема. Поэтому вот эта внешняя критичность человека со временем, с опытом христианской жизни, должна переходить во внутренний кризис. И ты преодолевай его сам внутри себя с Божьей помощью, но ты и выплескивай это наружу. Но покажи людям, что всё-таки не так всё плохо, как в тебе.

А. Пичугин

— Скажите, а вот… Опять, всё-таки хочу на секунду вернуться к конфессиональности. Мы знаем католическое кино? Например, вот «Ида» выходила несколько лет назад, которую там все называли христианским фильмом, но режиссер никогда не позиционировал себя именно как католического режиссера.

А. Митрофанова

— «Голгофа» — прекрасный фильм, просто потрясающий!

А. Пичугин

— Да. Несколько десятилетий назад, но это, правда, уже во времена неореализма выходил чудесный фильм Бунюэля, который был воспитанником иезуитского колледжа, но тем не менее позиционировал себя как абсолютного атеиста, но прекрасный христианский фильм «Симеон Столпник».

Прот. Александр Акулов

— Я вам скажу, что я смотрю многие фильмы… Я сейчас не буду называть вслух, я думаю просто, что на меня выльется много чего нехорошего. Просто наберите в поисковике «христианское кино 2017 года», и там есть 3—4 фильма, которые я своим друзьям рекомендую посмотреть. Их поставили протестанты, но это на высочайшем художественном уровне, это смотришь кино со слезами и с радостью одновременно, это настоящее христианское кино. Я, конечно, не до такой степени демократичен, чтобы рекламировать протестантское кино, но вы спросили, и я ответил, что оно есть и оно лучше нашего! Там люди по-другому смотрят на проблему христианской жизни, они не упрощают историю, они более сложные, более глубокие. Там действительно есть драматургия, есть конфликтность внутри своего общества, это непридуманные, живые истории. Поэтому я бы с удовольствием приглашал на фестиваль в Киев… И я делал такие попытки, у нас было протестантское кино, мы его ставили, не было свиста в зале, но были споры, разговоры, естественно. Но для меня в некотором смысле они являются образцами христианского кино, и о них я могу говорить долго и доказывать, что у нас такого кино очень мало. Если у них производится такого кино, я точно знаю, минимум 10—15…

А. Митрофанова

— Это в год?

Прот. Александр Акулов

— Да. То у нас, может быть, если одно будет… Ну вот в этом году на фестивале «Покров» мы ни одного полнометражного игрового художественного фильма не наградили. Было несколько работ, но мы даже первую премию не вручили, только вторую и третью, потому что на первое место просто не было претендентов! Вот и всё! И это не во мне дело, а потому что оно не производится, его нет просто, а хотелось бы! Это мои слезы как директора фестиваля, что у нас такого кино нет. И здесь дело не в названии, а по сути своей. Я смотрю светские фильмы, у меня голова от них болит, и душа болит, я пытаюсь найти что-нибудь. Я сотни фильмов смотрю, чтобы подобрать что-то более-менее соответствующее христианскому кино. И у меня душа болит… Я не ретроград, но я думаю, что даже наши молодые режиссеры, к сожалению, идут не в ту сторону, пытаясь угодить всей публике… Как и православные режиссеры хотят угодить православной публике, но этого делать не надо абсолютно!

А. Пичугин

— Простите, что перебиваю! Вы говорите про «международный фестиваль», а из других стран, кроме стран бывшего Советского Союза, привозят ленты?

Прот. Александр Акулов

— Да-да! И из Финляндии были в этом году, и из Венгрии, Румынии, но это всё документальное кино. Опять же, это документальное кино о каких-то местных святынях, какие-то такие… Оно интересно по сути документального кино, но чтобы это можно было показать миллионам зрителей, я такого кино пока не вижу.

А. Митрофанова

— А может быть, знаете, сейчас… Мне вот такая мысль в голову пришла. Может быть, есть какой-то конфликт между православным мировоззрением и мировоззрением такого ищущего художника?

Прот. Александр Акулов

— Это естественно! А как по-другому?

А. Митрофанова

— Почему? Объясните, пожалуйста!

Прот. Александр Акулов

— Христос пришел спасти нас, грешных людей. Он же не говорил, что благоденствие на Земле наступит с Его пришествием или с Его Воскресением.

А. Митрофанова

— А в чем конфликт?

Прот. Александр Акулов

— Ну конфликт добра и зла!

А. Митрофанова

— А кто здесь добро, и кто зло?

Прот. Александр Акулов

— В чем?

А. Митрофанова

— Вот смотрите, с одной стороны, православное мировоззрение, где идеалы — это смирение, вот как вы говорите…

Прот. Александр Акулов

— Подождите! Православное мировоззрение — абсолютно свободное и творческое вообще во всем, но человек пытается угодить Богу, а не людям. А когда ты начинаешь угождать Богу, а не людям, ты начинаешь вступать в конфликт с людьми, живущими как все: все воруют, все живут, якобы ради семьи — это и в бизнесе, и в политике, и всё прочее. Православному человеку тяжело. Вот вопрос… Бизнесмен, живущий обычной жизнью, но церковный. Вот он управляет коллективом, он в коллективе, и что ему делать, как ему безгрешно прожить жизнь? Вот как ему быть? Не подписывать бухгалтерские документы? Ему говорят: «Не плати налоги!» То есть ты должен делать это, должен воровать и т. д., но это жизнь, правильно? Вот, пожалуйста! Как ему быть? Какой совет должен дать священник? Чтобы человек уволился? Не вопрос — можно уволиться! А дальше? У него семья есть, что дальше делать ему? Вот один из конфликтов — жить по-христиански, соблюдая заповеди Божьи, помогая другим людям (на самом деле, не в деньгах даже, а в добрых словах, советах, звонках, добрым отношением). Вот это конфликт и есть! А такого современного кино нет! Человек пришел… То есть он живет такой жизнью, а как ему в ней жить по-христиански? У меня всегда вопрос к священникам: «Ребята, вот мы все ходим в церковь, полтора-два часа служба, и мы оттуда ушли. И что дальше? Всё, живём как все? Или мы живем дальше по-христиански?» Вот как жить человеку? Вот настоящее кино должно быть абсолютно современно, о том, как христианину жить в современном мире. Он не может без конфликта! Там одни конфликты, куда не вступи — одни конфликты, но как из этого клубка-то вылезти? Как из него выползти? Как угодить Богу, а не людям, естественно? Как угодить Богу, живя в мире с людьми? Это очень тяжело, но это величайшее счастье и великая радость, когда у человека так получается!

А. Митрофанова

— Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня: протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» города Киева, директор Международного кинофестиваля, который называется «Покров»; и Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и генеральный директор кинокомпании «Major Film». Денис, скажите, пожалуйста, у вас же есть сейчас задумки нового проекта…

А. Пичугин

— «Валенки»!

А. Митрофанова

— Да. Что это такое? Более того, вы собираете деньги на этот фильм, то есть вы занимаетесь краудфандингом. В чем суть?

Д. Филюков

— Тут и экономически надо рассказать… Потому что короткометражное кино в России не поддерживается, поэтому, как говорят американцы, надо три «F» всегда найти для того, чтобы найти деньги: «friends, family, fools». Соответственно, один из механизмов привлечения внимания, интереса и поиска финансирования для любого короткометражного кино — это краудфандинг. И поэтому мы написали, а точнее, режиссер-сценарист, талантливая девушка, выпускница одного из московских киновузов, написала, на мой взгляд, прекрасную историю, которая мне очень понравилась уже как продюсеру. И сейчас всем миром мы пытаемся этот проект запустить. Он называется «Валенки». Это история о молодой семейной паре, которая не может стать родителями и перебирает в своей жизни множество вещей, надеется на чудо, путешествует по России для того, чтобы обрести это чудо, но в конце концов понимают, что это чудо… Так, а можно спойлерить или нет?

А. Митрофанова

— Можно!

А. Пичугин

— Конечно!

Д. Филюков

— …Что это чудо у них под руками, и, оказываясь в детском доме, они находят свои валенки, потому что это оказывается двое детей (Валентин и Валентина), которых там называют «валенками». Короткая история, которая, на мой взгляд, очень чудная, замечательная, эмоциональная, сентиментальная. И план такой, что мы соберем деньги на «Планете», и дальше объединим эту историю с несколькими другими короткометражными фильмами и попробуем донести этот альманах до проката.

А. Митрофанова

— «Соберём деньги на “Планете”» — поясните, пожалуйста, о чем идет речь! Ведь вы имеете ввиду не то, что повсюду, по всей Земле будете скитаться с котомкой в руках и собирать.

Д. Филюков

— Нет, это не планета Земля, да! (Смеется.)

А. Митрофанова

— А речь идет о платформе?

Д. Филюков

— Да, «Планета.ру» — это такой специальный сайт. Там, кстати, множество проектов!

А. Пичугин

— Да, мы знаем, конечно, его прекрасно!

Д. Филюков

— Можно зайти и забить там в поиске слово «валенки», и попасть на нашу страницу, и прочитать, посмотреть видео, посмотреть кто участвует и поддержать как угодно, любой угодно суммой, и даже стать соучастником нашего проекта — там есть какие-то лоты, которые подразумевают это.

А. Митрофанова

— Интересно!

А. Пичугин

— А кто ваши единомышленники?

Д. Филюков

— Да, вообще, краудфандинг — это такая странная штука! Все думают, что это весь мир, но на самом деле это, конечно, ближний круг и друзья друзей по сути.

А. Пичугин

— Ну правильно, потому что информация о событии или о проекте, на которые собираются деньги, всё-таки распространяется ограниченному количеству людей.

Д. Филюков

— Да, в том числе. Но вот такие события, как приход на радио, очень помогают, я уверен, максимальное количество людей привлечь к проекту. Но в первую очередь, да, это социальные сети, друзья друзей и ближний круг.

А. Митрофанова

— Еще для того, чтобы режиссер мог привлечь внимание к своим работам, которые только еще создаются, в процессе, очень хорошо помогают ссылки на работы, которые уже есть. Где можно посмотреть те фильмы, которые вами уже сделаны?

Д. Филюков

— Это сложный вопрос. Тут мы вступили на зыбкую тему, потому что мой последний полнометражный фильм лежит на полке.

А. Пичугин

— Как он называется?

Д. Филюков

— Он называется «Право на любовь»…

А. Пичугин

— Вот! Я хотел как раз про него спросить!

Д. Филюков

— Изначально он назывался «Митинг», но он о политике и поэтому так получилось, что мы пока его не можем выпустить в прокат. Мы применили, на мой взгляд, очень классный метод. Мы, во-первых, снимали на реальных митингах. Это было очень сложно технически! Мы договорились с оппозицией, и мы внедряли прямо наши игровые сцены в реальные митинги на Болотной, на Поклонной. И это вот такой у нас фильм, где стотысячная массовка, я так называю.

А. Пичугин

— А почему вы его не можете выпустить?

Д. Филюков

— Ну его посмотрели прокатчики и за две недели до проката его сняли с проката, потому что испугались… Ну как у нас бывает «дуют на молоко, обжегшись…»

А. Митрофанова

— Дуют на воду, обжегшись на молоке!

Д. Филюков

— Да, точно!

А. Митрофанова

— Ну да! Но тема, конечно, сложная. И она, кстати, мне кажется, должна подразумевать большую авторскую смелость.

А. Пичугин

— Мы же не можем посмотреть фильм!

Д. Филюков

— Лично вы можете, придя ко мне в студию! (Смеется.)

А. Митрофанова

— Ну это не вполне честно, потому что нас сейчас слушают сотни тысяч людей. Понимаете, и мы с Лёшей придем посмотрим, а…

А. Пичугин

— Ага, «вот эти вот Митрофанова и Пичугин пойдут посмотрят, а мы-то… Служебным положением воспользовались!»

А. Митрофанова

— Да. Так что… Может быть, давайте как-то придумаем что-то такое, чтобы люди могли увидеть ваши фильмы. Потому что для кого-то это важный критерий в решении помогать или не помогать: «Вот я посмотрю, если мне понравятся другие его работы, то я и новую работу поддержу!»

Д. Филюков

— Смотрите, в этом году, например, мы уже в публичный доступ выложили фильм «Письмо отца» — это очень сложная история, построенная на реальных письмах родителей, которые потеряли детей вследствие самоубийства последних. С психологами мы этот вопрос изучили, и мне показалось очень важным эту историю сделать. Это тоже игровое кино, десятиминутное, которое сейчас наши очень хорошие психологи ездят и показывают по стране, и не только по нашей стране. Он лежит в Youtube, его можно посмотреть, и он тоже был сделан с поддержкой краудфандинга, мы очень быстро собрали деньги (почти полмиллиона рублей). Это очень здорово! То есть люди поддержали, откликнулись. Я вам больше скажу! Есть люди, которых я не знаю, которые по 100 000 жертвовали, понимая, как важно снять такое кино.

А. Митрофанова

— Мне кажется, что вообще такие проекты, которые появляются в итоге в интернете, — это XXI век! Вот это как раз проекты XXI века, потому что прокат, кинотеатры — это уже… Я понимаю, что это очень важная история, особенно для регионов, где, может быть, интернет не очень хороший. Но если вы ориентируетесь на людей, которым сейчас 15+, то они же в основном контент для себя берут из интернета!

А. Пичугин

— Нет, не совсем!

Д. Филюков

— Алла, они такие скоростные! Они не будут сейчас смотреть 30-минутное кино, к сожалению!

А. Пичугин

— Конечно!

А. Митрофанова

— Так нет, они будут ролики какие-то смотреть 10-минутные, пожалуйста!

Д. Филюков

— Ролик — это не кино!

А. Пичугин

— Понимаешь, это история большого бизнеса, точно так же, как с нефтепродуктами. У нас бы давно всё перевели на энергоносители, а также на биотопливо, но опять же кто, когда целые страны, чей бюджет строится на экспорте нефтепродуктов, позволит этим заниматься? Не в России, не в Америке, да и в Европе тоже. Точно так же и с кинотеатрами! Это предмет работы очень большого бизнеса, и прокат всегда, еще в ближайшие обозримые десятилетия, будет прокатом.

А. Митрофанова

— Нет, пожалуйста, я ничего не имею против! Пусть будет и то, и другое! Но я говорю о том, что не обязательно сегодня попадать в прокаты для того, чтобы просыпаться знаменитыми. Понимаете, это примеры людей, которые не обязательно кучу рекламы впихивают в свой ролик, которые просто производят какой-то качественный продукт, который людей цепляет.

Д. Филюков

— Это очень затратно, Алла! Понимаете, сделать очень хорошее кино, даже короткое — это стоит приличных денег.

А. Митрофанова

— Понимаю!

А. Пичугин

— Только прокат в кинотеатрах его окупит!

Д. Филюков

— И вы не можете никак, никакими инструментами, ни Youtube… Ну ничто вас не может монетизировать — вы не копейки не заработаете! И смысл? Не пойдет профессионал, даже полупрофессионал этим заниматься!

А. Пичугин

— Да!

Д. Филюков

— Это вот только порыв вашей души! Вот вы не можете не сделать это кино, и вы готовы жертвовать временем, деньгами, силами.

А. Пичугин

— Это как интернет-радиостанция. Она не требует больших денег: поставил себе оборудование за несколько тысяч рублей в квартире и вещай, чего хочешь, но с точки зрения профессионального радио — это будет любительский продукт.

Д. Филюков

— Один съемочный день даже в бюджетном кино стоит от 100 000 до 1 000 000 рублей.

А. Митрофанова

— Да я знаю!

А. Пичугин

— Был маленький (вот вы как профессионалы, может быть, согласитесь или не согласитесь), небольшой такой промежуток в несколько лет, когда вдруг малоизвестные киношники вышли на большую сцену. Тогда был такой фестиваль небюджетного кино «Стык», он проходил в Доме Ханжонкова, ныне почившем. Был фильм «Пыль» замечательной студии «Свои 2000», там Марина Потапова, которые, сняв фильм за 1000 долларов в 2001 году, вдруг прославились с этим фильмом на всю Россию. Но это было 15 лет назад, сейчас это невозможно уже!

Д. Филюков

— Вот поверьте, после «Пыли», пожалуй, только в этом году появился «Гупешка» — это следующий фильм по пьесе Сигарева, который снят в той же эстетике, и тоже дешево, и вот сейчас он очень здорово «фестивалит». Но за 15 лет ничего не появилось! Поразительно!

Прот. Александр Акулов

— Ну я скажу… Очень много короткометражных фильмов ребята ставят, и я их с удовольствием смотрю, сам отбирал, и никто из них не называл их православными фильмами, но это было потрясающее социальное кино, и сейчас оно есть. Там 15—25 минут… Это фильм «Еду, как хочу», фильм «Мизантроп», допустим. Посмотрите — потрясающее кино, там хорошие актеры играют, и вопрос конфликта между преподавателем и пацаном-хулиганом, который избивает преподавателя на улице, и тот его арестовывает, на цепь сажает, и говорит: «Я из тебя человека сделаю!», — и чем это кино закончилось. Или фильмы такого социального плана, когда ваш коллега, продюсер телевидения и радио, и у него умирает мама, а он вместо того, чтобы к маме сходить, встречает ее смерть не в больнице, а на работе, потому что ему работать надо. То есть последние минуты встречи с людьми… Я думаю, что за короткометражным кино вообще будущее. Вот для молодежи точно никто не даст большой метр снимать, нет денег на это просто, а в короткометражном кино, я думаю, могут очень многие люди реализовать себя, и это будет настоящее, хорошее кино. И еще скажу очень парадоксальную вещь, если говорить о православном кино. Православное кино не должно создаваться для православных людей — точно! Вообще не должно!

А. Пичугин

— И если не православный человек… Вот опять же, с чего мы и начинали…

Прот. Александр Акулов

— Да не нужно этому православному, церковному человеку это православное кино! Ему это не нужно просто!

А. Пичугин

— А не православный человек его не будет смотреть!

Прот. Александр Акулов

— А он не будет смотреть, потому что его нет. Поэтому здесь нужно понять для кого мы снимаем. И здесь не от целевой аудитории идёт, а опять же от качества, смысла, содержания фильма — оно должно быть просто интересное!

А. Пичугин

— Да надо просто отказаться от любой конфессиональной принадлежности искусства!

А. Митрофанова

— Просто снимать хорошее кино, и люди потянутся! (Смеется.)

Прот. Александр Акулов

— Абсолютно точно! И Бог даст, где разместить, и Бог даст друзей и т.д., потому что, если мы не верим, что это Он дает, а не мы всё сочиняем и делаем, то тогда зачем создавать что-то. То есть надежда на Него, Он видит наши стремления, мечты, наши желания, возможности. Он дает нам эти возможности, и Он же благословляет на создание хорошего кино, которое воспитывает нас вот такими бодрыми христианами!

А. Пичугин

— Вот и мы согласились в конце программы, можно заканчивать! Протоиерей Александр Акулов — настоятель храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение» в городе Киев, директор Международного кинофестиваля «Покров»; и Денис Филюков — режиссер, сценарист, продюсер и гендиректор кинокомпании «Major Film» — были в гостях у светлого радио. Спасибо вам большое! Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— Прощаемся, будьте здоровы!

А. Митрофанова

— До свидания!

Прот. Александр Акулов

— Спасибо вам!

А. Пичугин

— Спасибо!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...