«История Оренбургской епархии». Священник Пётр Панов, священник Вадим Татусь - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«История Оренбургской епархии». Священник Пётр Панов, священник Вадим Татусь

* Поделиться

Нашими собеседниками были ректор Оренбургской духовной семинарии священник Пётр Панов и проректор Оренбургской духовной семинарии священник Вадим Татусь.

Разговор шел об истории Оренбургской епархии, а также о прошлом и настоящем духовной семинарии, существующей в Оренбурге с середины 19 века. Наши гости рассказали, как зарождалось и распространялось христианство на Оренбургской земле, а также какой была жизнь епархии во время гонений на Церковь в советский период и в послевоенное время.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, я рад вас приветствовать. И с удовольствием представляю своих собеседников — сегодня здесь, на светлом радио, вместе с вами и вместе с нами ректор Оренбургской духовной семинарии, священник Петр Панов. Отец Петр, здравствуйте, добрый вечер.

Иерей Петр

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Священник Вадим Татусь — проректор Оренбургской духовной семинарии. Отец Вадим, приветствуем, добрый вечер.

Иерей Вадим

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— А сегодня мы будем говорить, мы продолжим говорить про Оренбург. У нас уже были несколько программ про историю Оренбуржья, про историю возникновения самого Оренбурга. Ну и сегодня наконец мы можем поговорить про возникновение Оренбургской епархии как таковой, про ее историю, развитие с самого начала, ну и надеюсь, что мы за час успеем дойти и до уже нашего времени. А давайте, наверное, начнем с самого начала, начнем с того, как возникла Оренбургская епархия, вообще как на этих землях появляясь христиане. Ведь предшествовала возникновению епархии, наверное, все равно какая-то христианизация местности, этих земель, а уже вот по итогам которой можно было говорить о том, что здесь вот достаточно много людей как переехавших, по разным причинам перебравшихся в район современного Оренбурга и вообще Оренбуржья, Оренбургской области, так и какой-то христианизации людей, которые здесь жили, и возникает Оренбургская епархия. Как и когда это происходило? Отец Вадим, наверное, да?

Иерей Вадим

— Ну разрешите, да. Распространение православия у нас здесь, в Оренбургском крае, началось одновременно с таким широкомасштабным культурным и экономическим освоением края, Оренбургского края, вот этих земель в 30-е годы XVIII столетия. Принятие российского подданства народами, которые заселяли эти районы, то есть, другими словами, Северный Казахстан в 1731 году снизило так называемую угрозу кочевых набегов и сделало возможным освоение наших степей, степей Южного Урала. В то время, если мы как бы погрузимся в эту обстановку, по обе стороны от реки Урал, а в то время река Урал называлась Яик, на всем ее протяжении, от самой вершины Уральских гор, если кто правильно представляет карту, до, соответственно, Каспийского моря не было никаких городов, ни сел, никаких различных поселений, за исключением всего лишь трех казачьих городов, городков такого маленького-маленького, так сказать, характера. Для ограждения нового южного рубежа Российского государства, вот этой оборонительной линии, линии укрепления, была направлена вот в эти места так называемая Оренбургская архивная экспедиция, которая в дальнейшем была преобразована в комиссию. Это произошло в 1734 году, а преобразовали ее в 1737 году. Экспедиция была так называемым государственным учреждением, она занималась организаций торговли с народом, заселяющим Среднюю и Центральную Азии. И в дальнейшем вот эти территории постепенно присоединялись к России, к Российской империи. Участники экспедиции, начиная с 1735 по 1744 год, основали 53 крепости и около 40 так называемых редутов, которые обеспечивали защиту вот этих новых границ, протянувшихся по рекам — Самара, Урал, Тобол. Для заведования духовными делами во время распространения этой Оренбургской экспедиции в ее состав был включен штатный священнослужитель. Под его руководством во всех крепостях и во всех редутах сразу после основания возводились сначала временные, если так можно выразиться, походные церкви, а затем уже возводились и капитальные храмы. Основание Оренбурга и, собственно, Оренбургской губернии — это очень важный период в истории нашего края, который произошел тогда, когда императрица Анна Иоанновна — 7 июля 1734 года — сделала такую привилегию, как говорится, да, то есть она издала свой указ об основании города Оренбурга. И в дальнейшем уже, в последующем, в 1744 году, 15 марта, по указу правительствующего Сената была учреждена Оренбургская губерния. Можете себе представить, площадь ее составляла, ну если так выразиться, одну третью часть от территории европейской части России. Занимала она по величине пятое место в ряду других губерний и включала очень обширную территорию, такую как на сегодняшний день занимают современные Оренбургская область, Челябинская область, часть Самарской области, Башкирия, часть Татарстана и Казахстана — вот это все стало Оренбургская губерния. И, соответственно, в связи с тем, что это была очень обширная территория, то первоначально все те церкви, которые появлялись на территории Оренбургской губернии, на территории Оренбургского края, были в подчинении северные территории, и на этих территориях, когда появлялись храмы, они были в подчинении Казанской епархии. Епископы, которые управляли в то время Казанской епархией, они до конца XVIII века проводили общее руководство всей церковной жизнью именно в западных и центральных районах, которые были в Оренбургской епархии. А все что было за Уралом — в данном случае это была деятельность священнослужителей, которые располагались в этих территориях, они были подчинены уже Тобольской епархии. Оренбург в то время считался вторым по важности городом в Казанской епархии. И первым архипастырем, посетившим город Оренбург, был епископ Лука Казанский. Он прибыл в пределы наших земель 20 июля 1746 года, пробыл в наших землях почти целую неделю, а затем отправился в город Уральск со своей проповедью, со своей миссией. В 1758 году приезжал в Оренбург уже другой правящий архиерей — преосвященный Гавриил Кременецкий, он тогда останавливался в храмах, которые были созданы. Одним из первых храмов был создан Введенский храм, именно в нем он и остановился. Также несколько раз приезжали и другие архиереи, которые, в частности, управляли вот, так сказать, центральной и западной частью нашей большой необъятной Оренбургской губернии. Восточная же часть, Зауральная часть Оренбургской губернии первоначально относилась к Тобольской епархии, и в том числе управлялась и ее духовными лицами, и консисторией. Во второй половине XVIII века именно для того, чтобы совершить оборонительные укрепления на отрезанных в степях набегах, которые проводили иные, так сказать, кочевое население, началось активное переселение населения с разных других частей Российской империи. И вот, можете себе представить, за период с 1745 года по 1795 год население Оренбургской губернии возросло с 280 тысяч до 760 тысяч человек, среди которых было 46% русского населения. Одновременно вот эти территории, естественно, не только расстраиваются в том числе, в том числе и одновременно с освоением этого края и приходит православное население, которое активно строит храмы, и происходит храмовое строительство. К 1799 году в Оренбургской губернии уже насчитывается 205 православных приходов, и в них служат 940 священнослужителей и церковнослужителей. Таким образом, вот к началу 1799 года, к тому времени, когда появляется указ императора Павла I об образовании Оренбургской епархии, вот такой ее был территориальный и количественный состав. И вот с постановлением императора Павла I — 16 октября 1799 года — появляется у нас на территории нашей губернии так называемая Оренбургская епархия. Главой Оренбургской епархии именуется епископ Оренбургский и Уфимский, его пребывание как епископа, уездным городом считался город Уфа, а главным городом считался наш губернский город Оренбург. Но в связи с тем, чтобы сэкономить денежные средства, именно в уездном городе и пребывал в то время правящий архиерей Оренбургской епархии. И вплоть до 1859 года как раз таки, до разделения на так называемую Оренбургскую епархию как таковую и Уфимскую епархию как таковую, вот такое положение дел у нас существует. Ну и следующая очень важная веха — это была веха 1859 года.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» мы говорим вместе со священником Петром Пановым, ректором Оренбургской духовной семинарии, и священником Владимиром Татусем, проректором Оренбургской духовной семинарии. И вот сейчас отец Вадим очень интересно рассказывает об истории Оренбургской епархии — как она создавалась, что ей предшествовало. И мы доходим до середины XIX века, когда епархии разделяются на непосредственно Оренбургскую и Уфимскую. И следующая веха, о которой, собственно говоря, начал говорить отец Вадим — я передаю ему слово снова.

Иерей Вадим

— Спасибо, Алексей. Таким образом, у нас основание Оренбургской епархии — можно считать это 1859 год. По мере продвижения Российской империи в Среднюю Азию, по указу Священного Синода от 26 января 1859 года, ведению епархии в том числе были подчинены военные походные церкви в тех горизонтах, основанных в глубине Казахстанской степи до реки Сыр-Дарьи. И вот в 1859 году, получив основание Оренбургской епархии, она расширяет свои границы и уходит дальше в Среднюю Азию. И вот к концу первой, так сказать, половины XIX века население у нас, как я уже раньше говорил, было 760 тысяч человек. В связи с тем, что расширяются границы, увеличивается население до 2,3 миллиона человек, а соответственно, количество приходов в нашей Оренбургской епархии возрастает с 205 — это на дату 1800 года, до 455 — на дату 1850 года. И вот как я уже сказал, в 1859 году происходит очень важное выделение из такой большой Оренбургской епархии двух самостоятельных — Оренбургской как таковой и Уфимской как таковой. Ну и, соответственно, здесь происходит новый этап жизни, развитие Оренбургской епархии усиливается. Ну в том числе и контроль епископа над развитием проповеди, над социальными нуждами, над строительством храмов и так далее. Ну это подстегивает еще тем важным этапом, что у нас в 1865 году происходит разделение в том числе такой большой нашей губернии, Оренбургской губернии, тоже на две — на Уфимскую, собственно, и на Оренбургскую. Это тоже очередная веха: не только церковная власть разделилась внутри, но и в том числе как бы и светская разделила большую губернию на две, разукрупнившись, разделилась на две губернии, на Уфимскую и Оренбургскую.

А. Пичугин

— Ну это было логично, простите, я понимаю, что это было логично — народа становилось больше, и, соответственно, требовалась, конечно же, и какая-то административная новая совершенно система управления, и поэтому и произошло разделение и губерний и как следствие разделение епархий.

Иерей Вадим

— Да, и в это время у нас уже происходит, что, соответственно, епархиальным городом, естественно, стал город Оренбург. Здесь был создан собор — главным кафедральным собором избран Преображенский храм, который был построен в 1746 году. На летнее время богослужение переносилось в приписанную к нему, так сказать, Введенскую церковь, возведенную 1752 году. И вот эти оба храма выполняли такую функцию двух главных кафедральных соборов, летний и зимний. В дальнейшем, конечно, происходит новый этап строительства церковной архитектуры. Архитектор Ященко был у нас в Оренбурге, по вот проекту архитектора Ященко строится грандиозный Казанский кафедральный собор в так называемом нововизантийском стиле.

А. Пичугин

— Который не сохранился, к сожалению,

Иерей Вадим

— Который не сохранился, да. И в 1934 году, естественно, трагичные события разрушили этот храм вплоть до основания. На сегодняшний день это центр города Оренбурга, и на этом месте у нас на сегодняшний день ну такой парк, парк с фонтаном. Мы там восстановили историческую справедливость, поставили так называемый поклонный крест. И вот можете себе представить, у нас на 1859 год в епархии насчитывалось всего лишь 13 благочинных округов и, соответственно, 455 церквей. Дальше епархия разрастается, строятся новые храмы, и уже к концу 1917 года у нас уже вместо 13 благочинных округов появляется 58 благочинных округов. А, соответственно, храмов у нас появляется, от 455 вырастает до начала репрессий до 916 храмов. Вот такая наша епархия была большой, и один из главных вопросов это действительно был кадровый, так сказать, вопрос.

А. Пичугин

— Я так понимаю, да, простите, отец Вадим, я так понимаю, что первым самостоятельным Оренбургским архиереем был преосвященный Антоний (Радонежский) — человек, при котором произошло разделение и который стал первым самостоятельным Оренбургским архиереем. А как-то память о нем в Оренбурге сохраняется?

Иерей Вадим

— Ну в каком плане сохраняется? Мы чтим всех наших правящих архиереев. И одно из главных, которые мы смогли сделать, наших памятей — это наша духовная Оренбургская семинария выпускает такую большую монографию, большой труд, где будут перечислены все правящие архиереи, от начала епархии до сегодняшнего настоящего времени, и их вся биография, их опыт жизни, их важный вклад в развитие Оренбургской епархии там учтены. Антоний (Радонежский), как вы уже сказали, да, действительно внес важную, наверное, веху в развитие Оренбургской епархии. При нем создалась, естественно, Оренбургская духовная консистория, именно он, так сказать, производил да, вот первые зачатки делопроизводства, вносил, наверное, те важные структурные элементы в деятельность, в развитие епархии, в миссионерскую, в просветительскую, в том числе в образовательную стороны, назовем это так. Ну вот так могу, наверное, на этот вопрос ответить.

А. Пичугин

— И я вас прервал, когда вы стали говорить про кадровый голод, который тогда возник в связи с тем, что, я так понимаю, что приходов становилось больше, конечно же, опять же очень многое в управлении менялось. И как этот кадровый голод, проблему этого решали?

Иерей Вадим

— Ну у нас появилась Оренбургская духовная семинария. Но здесь, я думаю, что к отцу Петру вопрос.

А. Пичугин

— Да, отец Петр, как нынешний ректор Оренбургской духовной семинарии, давайте передадим ему слово. И подробнее про то, как сначала появилось, как я понимаю, что училище, потом уже оно было преобразовано в семинарию, и вот так вот поступательно развивалось.

Иерей Петр

— Да, ну вот, собственно говоря, при выделении отдельной Оренбургской кафедры сразу же перед первым ее архиереем, преосвященным Антонием II (Радонежским) стал вопрос о кадровом обеспечении приходов и обителей Оренбургской епархии — большой, многосложной, многонациональной и поликонфессиональной? так скажем. И в 1860 году было открыто в Оренбурге духовное училище. Ну и сразу же и владыка Антоний, и его преемник, преосвященный владыка Варлаам (Денисов), они настоятельно на всех уровнях поднимали вопрос об учреждении собственной духовной семинарии в городе Оренбурге и, соответственно, женского духовного училища. В конце 1869 года, благодаря деятельности архиереев и при поддержке генерал-губернатора Николая Андреевича Крыжановского, все-таки удалось добиться решения об открытии в Оренбурге семинарии. И после того, как Святейшим Синодом было принято решение о выделении участка земли, то началось строительство. Строительство началось в 1881 году, на новом месте города Оренбурга, и это здание было очень такое большое, колоссальное, и строилось действительно под нужды духовной семинарии. Здание было построено в конце 1883 года, и новый учебный год начинается в августе 1884 года, то есть в следующем году. И начинается это торжественное, так сказать, значимое событие, точнее начинается с торжественного освящения домового храма Оренбургской духовной семинарии. Так 16 августа 1884 года совершилось великое освящение престола домового храма семинарии, посвященного в честь Великих вселенских учителей и святителей, всем известных святителя Василия Великого, святителя Григория Богослова и святителя Иоанна Златоустого. И нужно сказать, что первым ректором Святейший Синод определил быть бывшего преподавателя Уфимской семинарии, протоиерея Федора Дмитровского. И это очень замечательный и выдающийся священник, который действительно приложил очень много стараний, усилий и таланта для того, чтобы Оренбургская духовная семинария была не только открыта каким-то высочайшим произволением, но именно он наполнил ее содержанием. Потому что отец Федор, а он пробыл ректором 25 лет, чуть более 25 лет, и действительно он и устроил администрацию, он организовал штат преподавателей, конечно же, при нем проходили первые наборы студентов. И нужно сказать о том, что он делился всеми своими талантами, опытом, как мог, для того чтобы действительно семинария была наполнена таким качественным содержанием.

А. Пичугин

— То есть можно сказать, что он был ректором семинарии практически большую часть ее дореволюционного существования.

Иерей Петр

— Да, совершенно верно. Да, то есть это большой очень такой период, который вот он провел здесь. И нужно отметить, что духовная семинария была рассчитана на 200 студентов, которые здесь полноценно и учились, и проживали. И действительно семинария каждый год по своему выпуску приносила довольно большое количество кандидатов в священнослужители, которые отправлялись не только в крупные города, но и отдаленные от губернского центра селения для того, чтобы нести слово Божие в мир, народу Божию. Ну и здесь нужно отметить о том, что Оренбургская духовная семинария с самых первых дней своего существования носила особый миссионерский характер.

А. Пичугин

— Да, и вот я с вашего позволения, простите, отец Петр, как раз хотел подробнее на этом остановиться. У нас сейчас небольшой перерыв буквально минуту. Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» на светлом радио мы беседуем со священником Петром Пановым, ректором Оренбургской духовной семинарии. С нами также священник Вадим Татусь, проректор Оренбургской духовной семинарии. Мы говорим об истории и Оренбургской губернии в том числе, и об истории Оренбургской епархии, и про семинарию вот сейчас нынешний ее ректор очень интересно рассказывает, отец Петр. И мы продолжим говорить обо всем об этом буквально через минуту. Я Алексей Пичугин. Никуда не уходите.

А. Пичугин

— И мы возвращаемся к нашему разговорю. Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» священник Петр Панов, ректор Оренбургской духовной семинарии, также священник Вадим Татусь, проректор Оренбургской духовной семинарии. Мы говорим об истории епархии, об истории семинарии. И вот сейчас, перед этим перерывом, как раз отец Петр начал рассказывать о том, что семинария была непростой из-за того, что она находилась на территории, где проживало много людей нехристиан, проживало много сектантов, по тем или иным причинам переехавших в эти земли, семинария носила еще и миссионерский характер. Все верно?

Иерей Петр

— Да, совершенно верно, Алексей. С первых дней существования Оренбургская семинария носила, да, действительно особый миссионерский характер. Наряду с другими предметами, обычными для семинарии, в круг семинарских наук было предложено ввести изучение татарского языка, арабского языка, обличение раскола и историю магометанства. Эти предметы были введены вместо уроков пения и гимнастики. Пению как искусству и физическим упражнениям воспитанники должны были обучаться ежедневно по полчаса во внеклассное время. А в виду воспитательного физического труда введено было ежедневное получасовое упражнение воспитанников в столярной мастерской или, например, в переплетных работах. Ну и еще надо отметить, что в старших классах преподавали даже медицину с привлечением воспитанников к уходу за больными под присмотром семинарского врача. Вот такие интересные предметы в том числе были в Оренбургской духовной семинарии.

А. Пичугин

— То есть предполагалось, что выпускник, станет он священником и уедет куда-то, он сможет не только служить, он сможет еще и всестороннюю помощь, в том числе медицинскую, оказывать населению там, где он будет служить, собственно говоря.

Иерей Петр

— Да, совершенно верно.

А. Пичугин

— И даже если он не будет принимать сан, все равно он сможет каким-то образом служить уже на другом поприще вот где-то в тех местах, куда его отправят, также опять же быть ну, может быть, не то что бы профессиональным врачом, но хотя бы, как бы мы сейчас сказали, фельдшером.

Иерей Петр

— Да, такая социальная направленность, которая присутствовала в подготовке выпускников семинарии, она прослеживалась очень хорошо. Ну и еще нужно отметить о том, что, наверное, дореволюционная семинария очень, так скажем, гордилась или гордостью дореволюционной семинарии была ее библиотека. Нужно сказать о том, что библиотека собиралась не только из каких-то плановых закупок изданий современных на то время научных, периодических изданий, но в том числе свои фолианты, свои труды жертвовали очень видные деятели — церковные деятели, деятели искусства, деятели культуры. Ну в частности с самого начала, с самого открытия семинарии свои библиотеки передали в фонд семинарской библиотеки кафедральный протоиерей города Казани Виктор Вишневский, к примеру, ректор Казанской духовной академии протоирей Александр Владимирский или же профессор Санкт-Петербургской духовной академии Иван Егорович Троицкий, ну и директор Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса Феофил Самоцвет. Ну кроме того были и частные пожертвования и так далее. Ну и нужно сказать о том, что библиотека семинарии содействовала учебному процессу в подготовке священнослужителей для работы с полиэтническим и поликонфессиональным населением региона. Христианизация нерусских и неправославных народов в регионе являлась важным критерием комплектования фонда библиотеки Оренбургской духовной семинарии. Ну и говоря о миссионерской деятельности, нельзя не упомянуть и некоторые другие епархиальные институты и проекты, которые существовали в конце XIX — начале XX столетия в Оренбургской епархии. Самое главное то, что в 1893 году при консистории в Оренбурге открывается типография, и при ней же учреждаются «Оренбургские епархиальные ведомости», которые сначала издавались в Уфе, а затем и в Оренбурге, в которых публиковались с одной стороны официальная хроника служения правящего архиерея, синодальные указы, указы правящего архиерея, ну и, конечно же, миссионерские статьи, проповеди священнослужителей и практические руководства к действию для священнослужителей и мирян. Миссионерские нужды епархии удовлетворялись также двумя следующими учреждениями — это Оренбургский епархиальный комитет Православного миссионерского общества и Михаило-Архангельское братство. Просветительские, благотворительные и миссионерские задачи комитета и братства удовлетворялись через устройство школ в православно-инородческих приходах с преподаванием предметов и совершением богослужений на родном языке прихожан. Таких школ, например, действовало у нас более двадцати в епархии. И нужно сказать, что, кроме того, при Михаило-Архангельском братстве даже был учрежден особый миссионерский противораскольнический комитет, в обязанности которого входило проведение проповедей, публичных бесед и диспутов с раскольниками и сектантами.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что в целом Оренбургская и епархия, и семинария процветали до революционных лет. А потом, вот я смотрю список архиереев с 1920 года и до 45-го, а во время войны кафедра вдовствовала, все они, неважно, занимали они Оренбургскую кафедру, вот единственный архиерей, который был расстрелян непосредственно на Оренбургской кафедре — это преосвященный Варлаам, остальные все архиереи, я так понимаю, несмотря на то, где они служили, были расстреляны. И вот это, конечно, большая трагедия, когда семь человек, которые в разные годы после революции занимали Оренбургскую кафедру, были расстреляны, хотя они там, большинство из них прославлены в лике святых, все равно, конечно, мы понимаем, что и в Оренбурге, как и везде, все было совсем не спокойно.

Иерей Вадим

— Да, действительно, Оренбург — вот такое место, где эта история еще как бы с расстрелом священнослужителей показывает и доказывает, что православная вера, она есть, будет, и в том числе даже вне зависимости, если священнослужителей угнетают, ущемляют, лишают жизни, лишают избирательных прав и другое, все равно она остается как такая важная скрепа и потом в дальнейшем начинает потихонечку процветать. Вот отец Петр сейчас говорил о том, что Оренбургская семинария вносила особый вклад в развитие региона в качестве подготовки священнослужителей, которые в том числе потом принимали участие в так называемых миссионерских станах, так называемых позициях просвещения народа, проповедования слова Божия и так далее. И вот разрешите, чтобы мы поняли, эту статистику дам. Еще раз подчеркну, что на начало революционных репрессий 1917 года у нас на территории Оренбургской епархии было 916 храмов — до такой степени наша епархия умножилась. Если вы помните, в начале, 1800-х годах было всего 205 храмов, а к концу этого периода, да, порядка уже под тысячу — 916 храмов. В этих храмах работали те кадры, которые подготовила семинария, и насчитывалось до 1600 священнослужителей и церковнослужителей — то есть это и псаломщики, и регенты церковного хора, и те люди, которые несли так называемую учительскую функцию при храмах. Как вы знаете, были открыты так называемые приходские школы, и выходцы из нашей Оренбургской духовной семинарии, если они еще не стали священнослужителями, они работали вот в этих церковноприходских школах. Ну а в дальнейшем, как вы знаете, произошел так называемый тектонический сдвиг, были действительно очень большие проблемы на всей территории тогдашнего советского государства, и наши храмы начинают закрываться. К началу 1941 года, к началу Великой Отечественной войны, на территории Оренбургской области не было ни одного действующего храма.

А. Пичугин

— Вообще ни одного?

Иерей Вадим

— Вообще ни одного, закрываются все храмы вообще. То есть ну, конечно, здесь было очень важным таким показателем по закрытию храмов, это не то что показателем, главным, наверное, понятно, что декрет об отделения Церкви от государства — 17-й год. Следующая веха сложная для нас, для храмов — это 22-й год — декрет об изъятии церковных ценностей. Вот представьте, такая цифра у нас зафиксирована, в наших исторических документах: из всех храмов только города Оренбурга было изъято церковных ценностей — ну например, в Казанском кафедральном соборе было изъято 19 килограмм серебра, там, например, из Троицкого храма, Воскресенского храма порядка столько же килограмм серебра был изъято. Таким образом из всего города Оренбурга было изъято 1 тонна 300 килограмм серебра — это очень большие цифры. И вот это, так сказать, антирелигиозная кампания, антицерковная пропаганда, изъятие церковных ценностей, в дальнейшем во всех средствах массовой информации говорится о том, что нельзя праздновать те или иные праздники церковные, появляется такое понятие как «комсомольское рождество», например, и так далее. И вот особая веха — это веха войны. И вклад Русской Православной Церкви в годы войны, конечно же, позволил по-другому посмотреть на Русскую Православную Церковь. Как я уже сказал, к периоду начала Великой Отечественной войны у нас закрыты были всех храмы и под различными предлогами. Ну первое — это было, например, фальсификация каких-то документов о том, что храм нужен населению и этот храм передается под какие-то общие государственные нужды. Второе — это расторжение договоров с верующими на пользование вот этого здания как культового здания, как храмового здания, например, под предлогом ненадлежащего содержания, либо ремонта, либо что это здание аварийное. Либо о том, что сейчас идет эпидемия и под предлогом карантинных мер храмы тоже закрывались. Благодаря тому, что если храмы закрывались, и там находились какие-то присутственные места в виде, например, зернохранилища, либо архива — вот так, как сделано было, например, в Никольском кафедральном соборе, который ныне действующий, у нас там архив, то эти храмы сохранились, а другие храмы разрушились. И вот такие мощнейшие кампании, конечно, дали о себе знать. И тут важной деятельностью, конечно, это помощь Русской Православной Церкви была в годы Великой Отечественной войны. Это, наверное, действительно особый этап, что Церковь помогала в Великой Отечественной войне, и начинается некая оттепель. После 44-го года начинают открываться храмы и разрешается в храмах совершать те или иные богослужения, и где-то до 1950-х годов в нашей Оренбургской епархии, по разным историческим документам, открывается от там 10 — 12 храмов до там 14 — 16 храмов. И вот с таким положением...

А. Пичугин

— Что, конечно, тоже очень хорошо, понятно, в условиях послевоенного времени даже такое количество церквей, это важно. Отец Вадим, а я хотел уточнить, вы говорите, что не было ни одного действующего храма. А при этом обновленческие церкви были какие-то действующие до войны?

Иерей Вадим

— Это, наверное, целая эпоха с обновленчеством. Если Русская Православная Церковь была в какой-то степени притесненной, да, религиозной организацией, то обновленчество — наоборот, дозволительной религиозной организаций. Обновленчество было до Великой Отечественной войны, и максимально давали им преференции. И конечно же, вот эта эпоха до Великой Отечественной войны, смотрите, здесь, наверное, стоит уточнить, что до начала Великой Отечественной войны в той или иной мере храмы потихоньку закрывались — то есть один, второй, третий, пятый, десятый. Например, 1934 год — разрушается наш большой Казанский кафедральный собор. А вот до этого времени, да, параллельно показывается, что Церковь — это «опиум для народа», то, например, обновленчество, наоборот, высвечивается в положительных лучах, такое присутствует. Я, конечно, не силен в обновленческом расколе на территории нашей Оренбургской епархии, но церковно-государственные отношения того времени нам свидетельствуют, что к одним применяются, условно, такие стандарты, а к другим другие. И вот такой есть один из епископов у нас, святой Иаков (Маскаев), как раз таки в том числе, когда был епископом Орским, он даже подвергся такой активной атаке обновленческого толка, и даже ну, условно говоря, участвовал не то что в обновленческом расколе, а был ну, наверное, с точки зрения структуры властей подвержен вот этой вот массивной атаке, что он такой вот «обновленец» и «раскольник». И к нему особые вопросы были при канонизации. Но у нас есть этот святой, он закончил нашу Оренбургскую духовную семинарию, и на сегодняшний день причислен к лику святых, является, закончил свою жизнь, как вы говорили, расстрелом, был расстрелян в Барнауле и канонизирован как святой Иаков (Маскаев), епископ Барнаульский. Мы его почитаем как нашего святого, как выходца из нашей Оренбургской духовной семинарии.

А. Пичугин

— Понятно. Ну а теперь вернемся к послевоенному времени. Храмы начинают открываться. Причем, насколько я понимаю, насколько я знаю, не только храмы, но еще и молитвенные дома — это тоже такое достаточно интересное, любопытное явление, не очень хорошо изученное. И не очень хорошо его представляют сейчас: ну что такое молитвенный дом, да? Есть храм — понятно. Но при этом я знаю, что в Оренбургской области было большое количество таких молитвенных домов, с ними даже из истории я там какие-то интересные любопытные случаи разбирал, ну связаны какие-то интересные истории.

Иерей Вадим

— Ну разрешите, я вот на правах, так сказать, настоятеля такого молитвенного дома расскажу именно историю из глубинки. Я на сегодняшний день являюсь не только проректором Оренбургской духовной семинарии, но и в том числе настоятелем молитвенного дома в поселке Акбулак. Акбулак — это районный центр, находится от города Оренбурга 120 километров. Сам поселок возник в 1904 году, как поселок, в котором население были переселенцы из разных уголков нашей страны. И, соответственно, в связи с тем, что они были православными, там возникла православная вера и православная церковь. Там был построен маленький небольшой саманный храм, в дальнейшем строится большой деревянный храм, начиная 1908–1909 года предпринимаются первые попытки строительства этого храма. Храм открывается в 1914 году как большой деревянный, в этом храме совершают богослужения те священнослужители, назначенные в эту территорию. Это была на сегодняшний день эта территория приграничная — от этот храма порядка 40 километров и граница с государством Казахстан. И вот этот храм просуществовал до 1934 года. В 34–35-м году его передали под дом культуры, и в дальнейшем на протяжении там 12–15 лет православная жизнь в поселке Акбулак затихла. Люди молились только по своим домам, по так называемым домохозяйствам, а религиозного объекта, в который могли бы приходить люди и совершать богослужения, не было. И вот начиная с 1944 до 1946 года, вот эти разрешительные документы подавались в тогдашние присутственные органы, которые решали, можно ли открыть так называемый молитвенный дом. И верующие поселка Акбулак собрали денежные средства и купили обычный дом — длинный, вытянутый дом, который взяли, перестроили, переделали. Поставили внутри этого обычного одноэтажного дома (саманного характера это дом был, построенный из саманного, так сказать, кирпича), поставили иконостас, пока без икон, потому что это еще было сделать нельзя и, начиная с 44-го до 48-го года пытались открыть этот молитвенный дом как религиозный объект. Им разрешили открыть в 1948 году и, начиная с 1948 года, вот такой молитвенный дом был, и на сегодняшний день есть, и мы там совершаем богослужения. И вот представьте, сколько времени люди не могли молиться в храме, а тогда, когда вот этот молитвенный дом был открыт, это действительно было для них счастьем. Вот в эти военные годы невозможно было совершать молитву, а в так называемую послевоенную «оттепель» тоже невозможно было, и только в 1948 году этот храм был открыт. Хрущевский натиск, хрущевская «оттепель» показала о том, что в каких-то местах разрешили открыть храмы и переоборудовать храмы, которые не разрушились, их разрешили открыть, а где не разрешали открыть, вот открывались — вот такое новое понятие в нашем «зодчестве», так сказать, в кавычках, церковном — это молитвенный дом, вот такие дома были открыты. На сегодняшний день в поселке Акбулак это молитвенный дом до сих пор действует, благодаря тому что появились новые люди, и мы открываем и построили новый храм, но это уже новая история новая веха.

А. Пичугин

— Ну а старый продолжает действовать, вы там тоже периодически служите.

Иерей Вадим

— Ну вот меня туда назначили шесть лет назад, и одна из главных задач было —достроить большой храм. Мы достроили большой храм, и на сегодняшний день люди счастливы — 50 лет они ждали этого события. Мы большой храм достроили на сегодняшний день, конечно же, совершаем все уставные богослужения в новом храме. Он пока не освящен, только оштукатурены стены, купола поставлены, иконостас поставлен, но еще предстоит много-много там отделочных работ и так далее. Но люди уже радостные, вот этот молитвенный дом, так сказать, дал росточек для верующих, чтобы их вера окрепла, и они смогли создать новый храм в этом поселке Акбулак.

А. Пичугин

— Да, вот я как раз параллельно смотрю фотографии в интернете — конечно, и храм новый впечатляет, ну молитвенный дом — да, тоже так все с любовью сделано.

Иерей Вадим

— Ну это действительно эпоха. Эпоха, и таких молитвенных домов было много. Ну давайте еще раз попробую, может быть, сказать: то есть там, где храмы были разрушены, то там единственная возможность (построить новый храм невозможно было в эпоху послевоенного времени, ну и, в принципе, и денежных средств не было) — покупались дома и переоборудовались обычные дома. Дома, в которых проживали обычные семьи, покупались они и жертвовались религиозной организации для того, чтобы там она могла начинать свое регулярное богослужение. И такая веха в нашей Оренбургской епархии, я думаю, что и в других областях такое тоже присутствует.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» на светлом радио священник Вадим Татусь, проректор Оренбургской духовной семинарии, и священник Петр Панов, ректор Оренбургской духовной семинарии. Мы говорим об истории епархии, об истории семинарии. И вот у нас остается не так много времени, я бы хотел еще спросить про современность Оренбургской семинарии. Она интересна же очень, любопытна. Жители Оренбурга многие знают, кто-то, может быть, не знает, вряд ли, что после закрытия долгое время в здании... Ну давайте, вот, собственно, почему я об этом рассказываю? Давайте отцу Петру слово передадим. Про современность семинарии, ну и с таким заходом в советское время, про летное училище и про то, как сейчас все взаимодействует, расскажите, пожалуйста.

Иерей Петр

— Ну мы уже упомянули, что Оренбургская духовная семинария просуществовала до 1919 года, до известных событий, связанных с революцией и гражданской войной. К сожалению, да, вот семинария была закрыта, и в этом здании таком величественном сначала находился госпиталь, а затем правительственное учреждение. И в 1928 году в это здание перебазирована была школа летного боя из города подмосковного Серпухова. В виду того, что Оренбург край степной, очень много, так сказать, равнин для отрабатывания взлета и посадки будущих летчиков. Ну и, естественно, погодные, климатические условия таковы, что световой день здесь очень великий большой — можно было с самого раннего утра до позднего вечера отрабатывать навыки летного дела. И впоследствии, уже в поздние советские годы, здесь, в здании Оренбургской духовной семинарии, располагался один из корпусов знаменитого летного училища, которое закончил наш летчик-космонавт Юрий Алексеевич Гагарин. И мы всегда говорим как бы о том, что в этом здании всегда учили небу — небу духовному сначала, а потом и небу нашему земному. И вновь все встает на круги своя. И вы знаете, в 90-е годы, с возрождением веры в нашем Отечестве, с возможностью восстанавливать храмы, конечно же, появилась необходимость и возможность восстанавливать духовные семинарии. В частности, эта добрая счастливая участь достигла и Оренбургскую духовную семинарию, появилась возможность в Оренбурге ее возродить. И знаете, много трудов было положено митрополитом Оренбургским и Бузулукским тогда Валентином и протоиереем Леонидом Антиповым — ныне это епископ Бузулукский и Сорочинский Алексий, которые задумали в Оренбурге возродить духовную семинарию. И в 2009 году, в мае, Священный Синод Русской Православной Церкви одобрил возрождение Оренбургской духовной семинарии в ее историческом здании. Здание было частично передано семинарии, был проведен капитальный ремонт тех помещений, которые семинария заняла, и вновь здесь затеплилась такая учебная деятельность. Ну осуществился прием абитуриентов, начался учебный процесс, восстановлен домовый храм семинарии, и семинария стала возрождаться и развиваться. Увеличилось за это время, за десять с небольшим лет, количество студентов, появились новые возможности, преподавательская корпорация сформировалась, и конечно же, открылся ряд отделений. Вот на сегодняшний день Оренбургская духовная семинария — это полноценное высшее учебное заведение, в котором реализуются современные, соответствующие всем стандартам образовательные программы. Ну, соответственно, это бакалавриат, базовая ступень учебного образовательного процесса. Похвалимся тем, что Оренбургская духовная семинария имеет аккредитацию данной программы, и с недавнего времени наши выпускники получают дипломы государственного образцы, что дает действительно статус выпускнику семинарии как полноценному такому молодому человеку, закончившему высшее учебное заведение. Оренбургская духовная семинария уже несколько лет реализует магистерскую программу по направлению межрелигиозного диалога. И, кстати говоря, вот то, что мы сегодня говорили с вами в нашей передаче о дореволюционных традициях изучения арабского языка, изучения исламской культуры, обличительного богословия — вот эти все традиции дореволюционные семинарии вошли в этот магистерский профиль, для того чтобы наши выпускники могли впоследствии вести разумный, взвешенный диалог с людьми различных национальностей и различных религиозных культур. В частности, не секрет, что в Оренбургской области сейчас очень большое количество занимают представители исламской религии, поэтому это граница Оренбургской области, это такой особенный регион, он всегда таким был. Поэтому вот этот опыт, опыт такого взаимодействия, он необходим ради стабилизации, сохранения этого конфессионального единства и мира. Далее в семинарии реализуется регентское отделение, где учатся девушки, которые впоследствии становятся певчими или регентами церковных хоров храмах Оренбургской епархии. Ну и, конечно же, у нас проходят, есть и курсы богословские, которые проходят в вечернее время, куда может прийти любой интересующийся верой человек, мирянин, и может поучиться либо для себя, так скажем, узнать больше о православной вере, ну или же впоследствии, что мы стараемся, он может быть, скажем, полезен в храме, на приходе быть помощником настоятеля, быть катехизатором на приходе, или же преподавать в воскресной школе, или занимать еще полезное какое-то дело, послушание в приходской общине, что сейчас развивается очень важно и так далее. Ну и еще есть очень такая уникальная вещь в нашей семинарии: Высший церковный совет и Священный Синод в 2019 году постановили учредить курсы повышения квалификации священнослужителей. Отныне каждый священнослужитель Русской Православной Церкви раз в семь лет должен пойти курсы повышения квалификации. Вот, наверное, подобно тому, как таких вот специальностей как врач, учитель, люди проходят повышение квалификации, подтверждают свою категорию, можно так сказать, то есть наш священнослужитель тоже проходит такие курсы, чтобы обновить свою знания, пополнить опыт, обогатиться опытом новым, иметь братское общение. И, так сказать, с новыми обновленными знаниями, с новым таким зарядом сил вернуться к своему служению на свои приходы. Ну и семинария, конечно же, старается развиваться, идти в ногу со временем, привлекать качественных, грамотных специалистов для преподавания в семинарии. Ну и, конечно же, семинария ждет абитуриентов, наши двери открыты для любого верующего молодого парня или девушки, для того, что впоследствии послужить Богу и людям в священном сане или на другом послушании на ниве церковного служения.

А. Пичугин

— Спасибо вам большое за этот подробный рассказ и о жизни Оренбургской епархии, о ее истории, о жизни и современности, об истории семинарии. Я напомню, дорогие слушатели, что с нами сегодня были священник Петр Панов, ректор Оренбургской духовной семинарии и священник Вадим Татусь, проректор духовной семинарии в Оренбурге. Я Алексей Пичугин. Мы прощаемся, до новых встреч. Спасибо большое. До свидания и будьте здоровы.

Иерей Петр

— Всего доброго.

Иерей Вадим

— Благодарим вас. Всего доброго.

Программа подготовлена при поддержке акционерного общества «Холдинговая компания «Металлоинвест».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников» о Божием присутствии в их жизни.

Также рекомендуем