Москва - 100,9 FM

«Интернет-безопасность детей и подростков». Светлый вечер с Игорем Комиссаровым

* Поделиться

Игорь Комиссаров

У нас в гостях был Старший помощник Председателя Следственного комитета РФ генерал-майор юстиции Игорь Комиссаров.
Разговор шел о том, какие опасности могут поджидать современных детей и подростков в интернет-пространстве и как можно оградить детей от них.

Лиза Горская

- Здравствуйте, дорогие радиослушатели! 

В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».  

Здесь, с вами, в студии Лиза Горская. И сегодня у нас – необычный и очень интересный гость – это Игорь Фёдорович Комиссаров. Он – старший помощник председателя Следственного комитета России, генерал-майор юстиции. Здравствуйте! 

И.Комиссаров

- Здравствуйте! 

Лиза Горская

- И сегодня у нас – очень актуальная тема. Мы хотели поговорить об Интернете. О безопасности. 

И вот, я, пока ехала на нашу с Вами программу, я пыталась как-то сформулировать для себя, в чём угроза Интернета, и чем он отличается от «улицы» – в широком смысле этого слова. 

Вот… ну… ты выходишь на улицу из дома, и ты знаешь, что там бывают разные люди, разные обстоятельства, что, переходя дорогу, надо смотреть налево-направо, что, идя мимо дома обледенелого, желательно посмотреть наверх – не упадёт ли что-нибудь на голову. И никакими специальными законами, пожалуй, кроме правил дорожного движения, это не регулируется. 

Чем отличается, принципиально, Интернет от мира, от «улицы», от повседневной жизни? 

И.Комиссаров

- Вы, когда формулировали свой вопрос, в Вашем вопросе содержалось утверждение, с которым я не согласен.  Вы говорили о том, что… допустим… сосульки на крыше – они ничем не регулируются. Простите, они регулируются – правилами тоже определёнными – то, что их не должно быть. И есть коммунальные службы, которые должны от них защищать. 

Лиза Горская

- Я имею в виду – для меня, как пешехода, нет правил, которые бы меня обязывали смотреть на крыши – я сама смотрю. 

Ну, вот… как бы… если я, выходя на пешеходный переход, должна убедиться в том, что это безопасно ( это прописано в правилах ), то на небо меня смотреть никакие правила не обязывают. 

А коммунальные службы – да, они должны за этим смотреть, согласна. 

И.Комиссаров

- Да. Ну, Вас, во-первых, обязывает смотреть за этим инстинкт самосохранения – это то, что позволяет нам остаться живым. 

Но теперь, если… давайте, так… у нас будет разговор, то вопросы могу задавать тоже и я. 

Вы ножом пользуетесь кухонным? 

Лиза Горская

- Да. 

И.Комиссаров

- Пользуетесь, да? Вот, кухонным ножом можно хлеб порезать, правильно? 

Лиза Горская

- Можно – руку. 

И.Комиссаров

- Можно – руку порезать. А можно – человека убить. Большинство убийств бытовых совершается обычным кухонным ножом. 

Ну вот, Вы мне скажите, пожалуйста – сам по себе нож опасен? 

Лиза Горская

- Конечно!  

И.Комиссаров

- Опасен, да?  Или это зависит от того, по какому предназначению его применяют? 

Лиза Горская

- Опасен, сам по себе! Вот, у нас недавно гости были, на Рождество, и один добрый друг без предупреждения заточил ножи, и никому не сказал – ну вот, только что я бинт сняла! 

И.Комиссаров

- Но это – вина того человека, который ножом пользуется, или самого ножа? 

Вот, его можно использовать – нож – по предназначению какому-то: убивать людей,  либо резать хлеб. Ровно то же самое и с Интернетом. 

Сам по себе Интернет – не опасен. Это только средство, которое можно использовать как во благо, так и во зло.  Это вот ответ такой – принципиальный. 

Лиза Горская

- Так в чём, собственно… откуда, вообще, возникло само понятие «безопасность Интернета»? То есть, если мы говорим о безопасности, значит, есть опасность, значит, есть угроза. Что это за угроза? 

Последнее время много говорят о том, что молодёжь втягивают в те или иные криминальные истории через Интернет, да? То есть… какие-то даже, по-моему, появились рычаги, чтобы это контролировать – контроль за соцсетями… я, к сожалению… тут… Вы расскажите, пожалуйста, подробнее… 

И.Комиссаров

- Давайте будем поступательно с Вами работать.  

То есть, мы договорились до того, что Интернет, сам по себе, не представляет угрозы. Сам по себе Интернет – это средство коммуникации, да? Не более того. Как книга, да?  

Вот, что напечатано в этой книге, и к кому она попала, в какие руки – это важно. Ровно так же – что находится в Интернете, какая информация, и в какие руки или в какую голову она закладывается – вот это, наверное, представляет какую-то угрозу. 

И здесь, на мой взгляд, и не только на мой, а на взгляд учёных – а, по нашему предложению, Санкт-Петербургский Государственный Университет проводил исследования по этому направлению, и определил то, что угрозу несёт не сам Интернет, и даже не контент, а готовность людей воспринимать контент.  

Дело в том, что нет необходимости прятаться. Спрятать от всего  - и взрослого, и молодого человека – невозможно. А вот научить выживать в этом сложном мире – это главная задача. Научить критично относиться к этой информации. 

Ну, вот, вы видите, в последнее время происходят какие-то события в нашей стране – это связано с катастрофами какими-то: техногенными, там… или с бытовыми какими-то вопросами, взрывается газ, какие-то здания обрушиваются – появляется большое количество негативной информации, которая не соответствует действительности. И люди, к сожалению, они не способны критически информацию эту воспринимать – они воспринимают её за правду. То есть, не ставят её под сомнение. 

Вот, то же самое с Интернетом. Может быть, на мой взгляд, и на взгляд учёных, надо научить, прежде всего, в нашу эпоху широкого распространения информации, научить людей критично воспринимать ту или иную информацию, которая находится в Интернете. 

Если раньше эту информацию дозировали, выдавали СМИ то, что проверялось, соответствовало действительности, то, что отвечало тем или иным интересам Государства, то теперь, с учётом большого числа источников информации, которая поступает к человеку, надо, мне кажется, научить его относиться к этой информации критично, чтобы он мог эту информацию воспринимать – любую информацию – не как реальную, а ту, которая требует, прежде всего… ну… подумать, было ли это на самом деле, перепроверить. 

Лиза Горская

- Справедливости ради, СМИ, где, казалось бы, работают специалисты в области достоверности тоже… ну… скажем так, люди, которые проверяют информацию на предмет фейк она или не фейк, говоря современным языком, СМИ тоже регулярно «попадаются» и дают в эфир какие-то фейковые вещи.  Не со злого умысла, а просто потому, что не распознали вот эту волну в Интернете – что там за ней стоит нечто ненастоящее. 

И.Комиссаров

- Конечно, такое есть… 

Лиза Горская

- Чаще всего, это видео касается, когда там… ну… 

И.Комиссаров

- Вы знаете, это касается не видео, не печатной информации, это касается тех людей, которые обязаны эту информацию проверять. 

Вы знаете, даже в серьёзных изданиях… вот, недавно была проблема в Германии. Там солидное издательство – не буду его называть, не буду его рекламировать – там был очень, на их взгляд, достойный автор, который много лет делал фейковую информацию. 

Лиза Горская

- А я помню… 

И.Комиссаров

- Вспоминаете, да? 

Лиза Горская

- Да-да-да… история интересная… 

И.Комиссаров

- А там есть даже целый отдел, который был обязан распознавать эту информацию.  Он деньги просто собирал не те или иные мероприятия. Зарабатывал, да? Вот – это вопрос к тому, кто работает в СМИ, и как они умеют эту информацию проверять. Насколько у них есть возможности, время, люди, желание иногда.  

А иногда средства массовой информации могут давать ту или иную информацию не потому, что она правдива, а потому, что им так выгодно.  

Даже с серьёзных федеральных каналов – были случаи и на моей практике –  много лет, когда люди представляли, что они распространяют информацию, не соответствующую действительности. 

Я много лет живу. Когда вернулся с Чечни – в 1996, потом в 1999 году – информация о том, что происходило на войне – она абсолютно не соответствовала действительности, и она тиражировалась в 1996 году на федеральных каналах. Это то, что полностью не соответствовало действительности. 

Поэтому, я предпочитаю, любую информацию, которая ко мне поступает, проверять. Ну, тем более, профессия следователя – Вы озвучили мою должность – она обязывает выслушивать не только один источник информации.  Как минимум, противоположную сторону тоже надо слушать, чтобы можно было сделать какие-то выводы. На основе суждений мы делаем – что? Умозаключение. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- Я напомню нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь, с вами, в студии Лиза Горская и Игорь Фёдорович Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета Российской Федерации и генерал-майор юстиции. 

Чем критическое отношение к информации в Интернете, или в СМИ… ну, вот,  в Интернете… отличается от критического отношения к информации в принципе? К людям, в принципе? К тому… ну… то есть, мы привыкли к тому, что, например, в ВУЗах учат критическому мышлению: не просто прочитать книгу, не просто прочитать учебник, не просто ознакомиться с точкой зрения того или иного учёного, а как-то, действительно, посмотреть его оппонентов… там… критически воспринять и составить свою точку зрения. Это, в принципе, правильный подход к любой информации – что мы не оголтело берём, усваиваем и начинаем думать, что это, вообще, наша мысль, вне какой-то критики, а мы её анализируем. 

Чем анализ интернет-контента отличается, в данном случае? Какая у него специфика? 

И.Комиссаров

- Но я не специалист по этим вопросам, которые Вы мне задаёте! У меня есть какие-то мои знания… А вот по этим вопросам лучше, наверное, беседовать с учёными, которые владеют… уже… как бы… выводом по этой теме. 

В данном случае, мне лучше говорить о результатах расследования уголовных дел, которые мы имеем. О чём они говорят?  Что, зачастую, обвиняют Интернет – то, что он провоцирует детей на то или иное преступление… переходим, так, ближе к нашей теме… и вот с этим я абсолютно не согласен. То, что сам Интернет провоцирует ребёнка. 

Если у ребёнка сложились какие-то сложные жизненные обстоятельства, и он не нашёл понимания среди своих близких – он не нашёл понимания в семье, он не нашёл понимания среди своих сверстников, он не нашёл понимания у своих учителей, он не нашёл понимания у тренера, где  он, может быть, занимается, или не занимается – вот тогда он идёт в Интернет, и ищет то, что ему необходимо. То есть, то, что отвечает его состоянию.  

И, в этом случае, Интернет может играть… или, вернее, играет какую-то роль, но в качестве того, что ребёнок уже пошёл за этой информацией. Но заставить ребёнка совершить то или иное деструктивное действие – это невозможно с помощью Интернета, если он к этому уже не готов. 

Лиза Горская

- Но тогда получается, что проблема-то – в семье? 

И.Комиссаров

- Ну, проблема – не только в семье. 

Вы знаете, в советское время, которое иногда, наверное, может быть, несправедливо… несправедливо говорят о том, что там всё было хорошо. Я давно живу, в этом году, надеюсь, мне будет 60 лет через некоторое время – и там не всё было хорошо. 

Вот эти проблемы, которые связаны были с отношениями со сверстниками, с дедовщиной в армии – они были и в советское время, о котором мы вот так вот говорим, некритично, что «как тогда всё было хорошо». Они тоже были.  

Но тогда было… если была плохая семья, была замена. То есть, было воспитание в школе, были классные часы, была широко развитая сеть кружковых занятий, куда детей вовлекали – в какие-то кружки, вовлекали в какие-то патриотические игры, вовлекали в какие-то движения – там, в сбор макулатуры… не знаю… стеклотары, ещё чего-то. Ребёнок не оставался один на один вот с такой враждебной окружающей средой, куда он мог попасть. 

Вот сейчас эта система, на мой взгляд, отсутствует полностью. 

Лиза Горская

- Полностью ли? 

И.Комиссаров

- Ну, судя по материалам расследованных уголовных дел – вот, то, что у нас есть, и, если говорить о тех подростках, которые либо уходили из жизни, либо совершали попытки самоубийства, либо попадали в те или иные деструктивные течения ( ну… ставилась даже задача изучать причины и условия, почему это произошло ), оказалось, что на них некому было влиять. 

Л.Горская: 

- Но ведь есть ещё какое-то количество подростков, которые не попали в эти сети – потому, что у них были другие обстоятельства, у них были условия, чтобы в них не попасть. Вы же анализируете… как бы… статистику уже случившихся преступлений… 

И.Комиссаров

- Совершенно верно. 

Л.Горская: 

- … вот… я просто пытаюсь как-то оптимизма в нашу историю привнести. Потому, что звучит, честно говоря, очень мрачно. И… как бы… эта система – если её нет, то она и не возникнет в одночасье. 

И.Комиссаров

- Мы же говорили о том, когда мы изучаем причины и условия, почему произошло преступление. Изучаем не только по отношению к этому конкретному ребёнку несовершеннолетнему, а по отношению к тому, что происходило – была ли возможность влияния. Если не было влияния семьи, то говорить о влиянии, допустим, школы… там… не знаю, там… ещё… тех людей, которые могли так или иначе повлиять на ребёнка – ну, оно отсутствовало! И это было не только по отношению к этому конкретному ребёнку. 

То, что сейчас Государство понимает эти проблемы ( а эти проблемы доносились через Следственный комитет до руководства страны ) и начинает задумываться о том, что это надо делать – это есть. Вот для этого мы регулярно сообщаем об этом, выявляя причины и условия тех… или расследования тех или иных преступлений. Расследования, например, преступлений мы доводим до руководства страны. Дальше происходит решение. 

Вот, допустим, та же проблема с летним отдыхом. У нас за этот год, каждый день, в Российской Федерации тонуло 3 ребёнка. Почему? Потому, что они были предоставлены самим себе. И, примерно где-то, наверное, 1 ребёнок из 30, может быть, из 40, ежемоментно, был охвачен организованным отдыхом. Причём, процентов 70-80 – это дети, которые находились при школьных лагерях. Все остальные – были предоставлены самим себе. 

Родителям на них влиять – возможности нету, в школе они, там… уже не находятся – у них летний отдых, кружковой никакой деятельности нету – куда пойти ребёнку? 

Вот, мы о чём говорим... о том, что именно тогда – природа не терпит пустоты – если возникает пустота, после этого ребёнок ищет какие-то занятия для себя. Но, с учётом того, что это – психология детей. Он всегда хочет  испытать себя в чём-то, да? Тогда он ищет достаточно опасные способы своего времяпрепровождения пустого. Это тогда, когда у него нет другого. 

Лиза Горская

- Ну, да. Вода не прощает вообще никаких ошибок, а, конечно, вода – это, наверное, самое опасное для детей. 

И.Комиссаров

- Ну, не только вода, Вы понимаете… вообще – природа не терпит пустоты. 

Вот, Следственный комитет, как ни странно… вот, мне задавали вопросы, почему он занимается поддержкой мотоциклетного спорта.  Вот, я сам – заместитель председателя Федерации мотоциклетного спорта России с недавнего времени. 

Мы большое внимание уделяем развитию экстремальных видов спорта. Дети – это уже практика – когда они, там, в 4, в 5 лет садятся на мотоцикл, занимаются мотокроссом… 

Лиза Горская

- Извините… в 4-5 лет? 

И.Комиссаров

- Да, 4-5 лет. Это нормально для мотокросса. Ребёнок приходит… Вы знаете, я с ним рядом занимаюсь. 

Лиза Горская

- Я знала, что на лыжи горные ставят в этом возрасте, но чтобы мотоцикл… 

И.Комиссаров

- 4-5 лет, это практика. Вот, он приходит… ну… он не знает… а на прошлой неделе, там… вот… есть… я рекламой не занимаюсь…  Там, где я занимаюсь мотокроссом, там мальчишка впереди меня едет по льду – он мне дорогу не уступает! Ему – 4 года, а мне – почти 60, и он, всё равно, уже – боец, он пытается меня как-то отжать, чтобы я не мог его обогнать! 

Лиза Горская

- Да они – ещё какие бойцы! Я с ними на лыжах сталкиваюсь!  Ты пока там… на чёрной трассе тебе страшно, и ты думаешь, как проехать, тебя стайка этих 4-х-летних обгоняет: «Хо-хо!» 

И.Комиссаров

- Ну, и теперь мне скажите: вот этот ребёнок, который себя преодолел, который себе всё доказал и стал сам для себя человеком, мужиком настоящим, он будет… полезет, допустим, на электричку сверху кататься, чтобы стать жертвой электрического тока, да? 

Лиза Горская

- Да уж вряд ли… 

И.Комиссаров

- Ему это – не надо! Он уже всё сам себе доказал. Он уже может – делать. Он уже будет являться авторитетом для своих друзей в школе. Он уже доказал, что он может преодолевать себя. И так же – с любым экстремальным видом спорта. Это – очень часто! 

Лиза Горская

- Мне, кстати, инструктор по каратэ рассказывал, что… я тогда удивилась, сейчас – я понимаю, что это действительно так, но… просто это было давно. Для меня это было открытием, что ребята с поясом, с хорошим поясом по каратэ – они гораздо меньше дерутся. Они почти не дерутся вообще уже, ни в каких драках не участвуют. Я говорю: «Как так?» Он говорит: «Им не надо ничего доказывать. Они знают, что если что-то начнётся, они справятся».  

И.Комиссаров

- Но это – если есть нормальный тренер, если у него есть голова… здесь важно – от позиции тренера, да? 

Может он научить – кроме того, чтобы бить морду – ребёнка научить, что такое – правда, что такое – смелость… 

Лиза Горская

- … что такое – диалог… 

И.Комиссаров

- … что такое сострадание, что такое – диалог? Вот это – важно. Это зависит от учителя, да? Как учил… раньше рассказывали… воспитатель сам должен быть воспитанным. 

Лиза Горская

- Да. Вот, нам, как раз, объясняли, что уверенность в себе даёт такое спокойствие, которое тебе позволяет, с помощью диалога, выйти из большего количества ситуаций, чем ты бы вышел, если бы начинал нервничать… там… и так далее. Просто – спокойствие. 

И.Комиссаров

- Ну, это зависит от спорта, которым ты занимаешься.  Если мы говорим об этом, это, во-первых, должно быть… чтобы применять те или иные приёмы, должна быть оставаться трезвая голова – хладнокровие, для того, чтобы принимать решения. Как на войне. Если ты сейчас запаниковал, ты решение никогда не примешь, ты проиграешь. 

Оставаться спокойным внутренне, да. Но к этому надо готовиться, очень сложно. И к этому мы можем готовить людей, детей.  

Вот к этому. И мы переходим к Интернету. Его надо подготовить.  

Позиция любой женщины, к сожалению, это спрятать ребёнка от проблем каких-то… 

Лиза Горская

- Но, кстати… извините… сейчас я Вас перебью. На каратэ нам тоже объясняли, что для женщины лучший приём – это быстрый бег, всё равно, всегда! 

И.Комиссаров

- Это – тоже. У человека есть, вообще, две реакции на возникающую опасность: бей и беги. 

Вот, убежать – это тоже реакция. Но в данном случае, с ней не справиться – мы не можем вечно бегать  от любых опасностей. Это – не моё мнение. Это – мнение учёных, которые проводили, как я сказал, исследование в Санкт-Петербурге по поводу Интернета и его влияния на деструктивное поведение молодёжи. Это – вывод. 

То есть, просто убежать, закрыться, путём многочисленных запретов, как отдельной политики, понимаете, пытаются. Вот, мы запретим вот это, вот это, вот это. Но – запретить всё невозможно! Это уже было – проходили, да? Помните, наверное, такое знаменитое выражение: «Собрать бы книги все, да сжечь!» – я в одном интервью об этом говорил. 

Лиза Горская

- Регулярно история к этому приходит! 

И.Комиссаров

- Это невозможно! Надо научиться с этим выживать – это сложнее. Это тяжелее – научить ребёнка, научить взрослого критически воспринимать информацию. И вот, на мой взгляд – это личное моё мнение – вот сегодня очень важно не только детей, но и взрослых научить критично воспринимать информацию, которая поступает и из СМИ, и из Интернета.  Чтобы  у человека появилось желание критично эту информацию воспринимать, чтобы для него это не было истиной в последней инстанции, чтобы не «от Бога» эта информация пришла, что её тоже написали какие-то люди, а у этих людей могут быть те или иные интересы – политические, экономические, ещё какие-то интересы, почему эту информацию проталкивают. 

Вот, научить критично воспринимать – это очень тяжело. Спрятать – легче. 

Лиза Горская

- Очень тяжело. Я даже не могу себе представить, насколько тяжело. Тем более, что мы привыкли очень доверять – доверять СМИ, особенно старшее поколение, доверять врачам… 

И.Комиссаров

- Вы про кого это словом «мы»? Вы про себя говорите! 

Лиза Горская

- Я говорю про свою семью, про старшее поколение, которое… 

И.Комиссаров

- Ну… вот… про Вашу семью – это Ваше, это Ваш индивидуальный опыт. А вот я знаю массу людей, которые не доверяют. 

Лиза Горская

- Но Вы – в Следственном комитете работаете! 

И.Комиссаров

- Почему? 

Лиза Горская

- Это Ваше… как бы… 

И.Комиссаров

- У меня есть свой круг общения, кроме Следственного комитета! Я знаю массу людей, которые перепроверяют информацию, которые хорошо учились, и которые  этой информации, которая у нас «из телевизора», как говорят – слово есть такое… или выражение неправильное – вот, «из телевизора» этой информации – не верят. Причём, не только российскому, там… и зарубежные есть средства массовой информации, которые тоже обслуживают те или иные интересы. «Ищи того, кому выгодно», – так учили древние. 

Лиза Горская

- Ну… сейчас я даже не столько про СМИ говорю. Но вот, допустим, возьмём медицину. Там… приезжает «Скорая помощь», и кто-то спрашивает: «А что вы сейчас будете моему близкому человеку делать? Что за укол?», а кто-то считает, что это – неприлично, потому, что врачи – они… как бы… знают своё дело, и не надо их своими дурацкими вопросами мучить. Хотя, сейчас, мне кажется ( мне кажется, я подчёркиваю, что это – моё личное мнение ), уже реалии наши настолько поменялись, что хорошо бы спрашивать врачей, и, причём, обстоятельно спрашивать, что они делают, чтобы они поняли, что ты контролируешь… 

И. Комиссаров: 

- У Вас – какая профессия? 

Лиза Горская

- Я, вообще, историк. 

И.Комиссаров

- Историк, да? Вы зубы умеете лечить? 

Лиза Горская

- Я не умею лечить зубы, но я… 

И.Комиссаров

- … у Вас есть некие представления, как должны их лечить. 

Лиза Горская

- Я сталкивалась с тем, что мне перелечивали зубы за врачами, которые мне… там… очень сильно, мягко говоря, путались.  И мне уважаемые стоматологи сказали: «Вот сейчас лучше пару вопросов перед этим и этим – задать». 

И.Комиссаров

- Если Вы не специалист, Вы никаких ответов вразумительных не получите, если Вы в этой теме не разбираетесь. 

Вот, если к Вам, как к историку, придёт человек, который не имеет представления об истории, ни о чём… 

Лиза Горская

- Вы знаете, у историка это постоянно встречается – потому, что у нас каждый в стране считает себя историком, политологом, и, кстати… 

И.Комиссаров

- А ещё, Вы знаете, что самое интересное, что каждый считает себя воспитателем. Если говорить вот ближе к нашей теме, каждый считает себя воспитателем, не обладая никакими знаниями! Он считает, что он может воспитывать. И даёт рецепты. Да, это я говорю о тех наших политиках, которые принимают решения в отношении молодёжи. 

Вот, бывает так, они ещё никого не воспитали в жизни, или у них нет удачного опыта воспитания собственного ребёнка, а они предлагают такие решения… вы знаете… ну… вот, голова – лысая, а если бы там волосы были, они вставали бы дыбом от тех предложений, которые поступают от этих политиков, или от тех или иных людей, которые желают изменить молодёжь нашу! 

Лиза Горская

- А почему? Вот…  

И.Комиссаров

- От некомпетентности – есть такое слово! 

Лиза Горская

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас здесь в гостях Игорь Фёдорович Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета Российской Федерации, генерал-майор юстиции. 

Оставайтесь с нами, мы вернёмся через минуту. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- «Светлый вечер»  в эфире радио «Вера». Здесь, с вами, в студии Лиза Горская и Игорь Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета Российской Федерации, генерал-майор юстиции. 

Я хотела уточнить. Вот, Вы, когда говорили о том, что Следственный комитет поддерживает мотокросс, Вы сказали, что… 

И.Комиссаров

- Мотоспорт. 

Лиза Горская

- … мотоспорт… и, в целом, экстремальные виды спорта… 

И.Комиссаров

- Развитие экстремальных видов спорта. 

Лиза Горская

- … да… именно для детей и для подростков… 

И.Комиссаров

- Ну, для детей – это просто моё направление деятельности, которое мне председатель Следственного комитета поручил – понятно, почему. 

Вы знаете, иногда любое явление лучше предупредить, да? 

Вот, мы расследуем преступления. Когда мы выявляем причину и условия этих преступлений – вот, надо менять причину и условия, тогда преступлений самых не будет. Вот, поэтому у меня поручение – немножко шире, чем контроль за расследованием уголовных дел.   

А вот повлиять на причину и условия, по поставленной председателем задаче – мы пытаемся влиять. Когда мы молодёжь убираем с улицы, когда мы вот этих детей, которые совершают те или иные какие-то действия деструктивного характера, уводим в правильном направлении – мы их просто поддерживаем. Иногда вот… ну… доброе слово и пистолет – больше, чем доброе слово J – ну, вот, так, цинично, говорю… 

Лиза Горская

- Или как в известном анекдоте: «А ещё у меня есть лопата!» 

И.Комиссаров

- Поэтому, если мы это делаем, нам просто меньше расследовать надо будет. 

Я вот руководителям Следственных управлений в субъектах Российской Федерации всё время это говорю: «Ребята, вы понимаете… давайте уберём то, что мы должны расследовать. Иначе,  половина страны будет сидеть, половина  будет охранять. Надо подвести к тому, чтобы вот этих преступлений было меньше. А на это – как можно повлиять? Через то, что… 

Лиза Горская

- Профилактика! 

И.Комиссаров

- … профилактика… убирая причины и условия. 

Ну, профилактикой в чистом виде комитет не занимается, есть для этого другие структуры. Но повлиять, заставить тех людей принимать те или иные решения, которые отразятся на общем результате, мы можем. 

Лиза Горская

- Почему именно эти виды спорта? Почему… там… не шахматы? Так совпало? Просто – ближе, или, действительно, эффективнее? 

Я просто вот читала, что, например, шахматы для детей считаются чуть ли не лучшей, в плане досуга, профилактикой наркомании. Потому, что приучают просчитывать последствия своих поступков. 

И.Комиссаров

- Мне вот очень хочется сказать пословицу…  У нас, когда я учился, – это было  много лет назад, в 1980 году – один был шахматист, мастер спорта. Ну… вот… это было серьёзно – мастер спорта… по шахматам – я не знаю, как правильно это называется. Но вот уважением в моём коллективе, где я учился – я в Суворовском училище учился, в 1974 году – ну… Вы знаете, не вызывал уважения. Я вот парень, который занимался, там… лыжами, или, там… боксом, у детей вызывал, всё-таки, большее уважение. 

Это, конечно, хорошо! Я к шахматам отношусь хорошо! Даже к бадминтону я хорошо отношусь! Я тоже люблю в бадминтон поиграть. Но для детей… желание испытать себя – есть. Поэтому они тянутся к экстриму. 

Что делают дети? Они на крыши лазят, они какие-то, там… не знаю… спускаются в канализационные люки, они по горам лазят – они хотят себя проверить, включая, допустим, вопросы жизни и смерти. Это идёт – проверка. Это – нормальное развитие ребёнка, ничего плохого в этом нет. 

Вот, направить в правильном направлении… ну… так вот, может быть, коряво сказал – это можно сделать. Куда-то его увести от того… или увести более-менее, чтобы можно было контролировать. Ну, есть такой принцип: то, что мы не можем победить, мы можем возглавить. Ну, вот, мы можем возглавить. Мы можем забрать этих детей с улицы.  

Был прекрасный опыт, когда в московской области – там, где я занимаюсь с уполномоченным по детям – по московской области, там, решили вопрос, когда вот в этот мотоклуб приезжали дети из сложных семей. Надо было видеть эти глаза! 

Когда я задал вопрос: «А вы – хотите?» – вот, они все, которые «проблемные дети» – они сказали: «Да, хотим!»  

Вот, если ещё соединить интересы этого мотоклуба, который готов помогать, интересы Правительства Московской области, которое может об этом подумать, и решить, как-то помочь вот этой мотошколе – и это будет не одна, не две, а их будет  пятнадцать – вот, когда будут соединены эти интересы, тогда детьми не надо будет… так вот… создавать, там… какие-то «Комнаты», там, инспекторов … по этим… по несовершеннолетним, ещё… там… бесконечно это делать. 

 Или, как призывают: в каждую школу, давайте, участкового посадим! Ну, конечно, можно! Можно за каждым школьником поставить ещё одного милиционера… 

Лиза Горская

- А то школьники не знают, как прятаться и… 

И.Комиссаров

- Ну, и вот это, другой вопрос… а вот – научить? Чтоб учитель был – авторитетом для школьника. 

Ну, Интернет вы все видите – отношение детей, зачастую, с учителями какое… Ну… он не является для них авторитетом! Почему это произошло – другой вопрос.  

Проблема, когда школьники… каким путём разбираются, каким путём они выстраивают свою иерархию в этих отношениях. Это мы… Вы, там просили меня про одно деструктивное течение до нашего эфира… ну, значит, мы не овладели возможностями и средствами, как это побеждать. 

Лиза Горская

- Я вспоминаю, опять же, своё детство, молодость. У меня папа – он занимался горными лыжами. Причём, тоже – с юных лет. А в советское время это что-то было… такое… труднодоступное – горные лыжи. 

И вот, у них была база под Москвой – «Крылья Советов» называлась – и там была детская секция. Юрий Борисович Тристаев вёл её. Я просто помню, как мы все хотели туда попасть! И как мы боялись, что нас отчислят! Насколько это было, вообще, престижно, хотя это было связано с кучей сложностей: негде было греться, были вот эти бугели самодельные – там, какая-то палка, приделанная к верёвке, нужно было ехать на электричке, потому нужно было идти пешком 40 минут и эти лыжи тащить, потому тащить их обратно – детей это не останавливало! 

И.Комиссаров

- А знаете, у меня вот… Вас прервал, извините, ради Бога… моя хорошая знакомая, она – уполномоченная при Президенте по правам ребёнка, Анна Юрьевна Кузнецова – у неё 6 детей, трое из них занимаются в том же мотоклубе, где и я. И вот, она мне недавно сказала – она тоже занимается этим мотокроссом… 

Лиза Горская

- Ой! 

И.Комиссаров

- Ну, вот, тайну раскрою сейчас – будет ругаться потом, когда услышит, но это – нормально! 

Лиза Горская

- Ну, пускай приходит – расскажет! 

И.Комиссаров

- Это – нормально, что человек – он может повести за собой.  

И вот, я говорю про этих детей. Ну… я её долго убеждал, причём, боялся – это травмоопасный вид спорта для детей. Когда они первый раз вышли на тренировку – сильно настоял, чтобы они туда пошли – я, честно говоря, подумал: «Не дай Бог, с ними что-то произойдёт – она ж мне голову потом оторвёт, или я буду жить с этой болью!» Но, вроде, ничего…  

Она мне сейчас говорит: «Игорь Фёдорович, Вы знаете, у нас в субботу или воскресенье занятия – это лучшее средство мне ребёнку сказать, что он не поедет – они всё делают!»  Вот мотивация что такое! Ребёнок готов – ему интересно! Причём, там дочка – одна из дочек – занимается, ей очень нравится. Ну… ей нравится побеждать! 

Лиза Горская

- Попробуй, этого ребёнка, затащи куда-нибудь… в какую-нибудь деструктивную историю… 

И.Комиссаров

- А зачем ему это нужно? 

Лиза Горская

- Нет, он даже вообще… 

И.Комиссаров

- Мы же сказали с Вами: природа не терпит пустоты! Окопы, не занятые нами, занимает – кто? Враг.   

А мы их уже заняли! Зачем ему идти туда – доказать себе… там… не знаю, там… ходить по полуразрушенным стройкам, когда – ты раз по трассе проедь, и у тебя драйва, энергии будет столько, что тебе никакие эти стройки никогда не дадут! Или на крышу залезть, или зацепером быть, или ещё кем… я не буду называть все эти движения. 

Лиза Горская

- У меня такой сейчас профанский вопрос:  а у детей 4-х-летних, у них маленький мотоцикл – свой, детский? 

И.Комиссаров

- Маленький мотоцикл, маленький, да! Ещё и автомат – переключать передачи не надо. Вот, они с 4-х лет – они готовы, понимаете? Они приезжают… 

Лиза Горская

- Ничего себе! И много таких клубов детских сейчас… или это… 

И.Комиссаров

- По России? 

Лиза Горская

- По Москве, Московской области, там… по России. 

И.Комиссаров

- Ну, мне сложно сказать, честно говоря… Я не готов посчитать. Я просто… 

Лиза Горская

- Но есть… 

И.Комиссаров

- Конечно, есть! Они все – с 4 лет дети! Потому, что… но есть ещё такой элемент, вы понимаете – они же не боятся ничего! Они – бесстрашные. Они думают, что они будут – вечные. Вот, им – легче! Понимаете? 

Я как-то на мотоцикл сажусь – я понимаю, как будет больно, когда упаду. И предполагаю, что, вот в моём возрасте, кости будут плохо срастаться. Поэтому, элемент тревоги за себя любимого, родного! А у них этого – нету, поэтому – им чуть-чуть полегче. 

Но потом возникают навыки. И вот это уже… то, что могут получить травму –оно может уйти. 

Лиза Горская

- Мне очень запомнился ребёнок, наверное, 4-5 лет, который после жуткого совершенно падения на лыжах, радостно встал с криком: «Чем больше упаду, тем быстрее научусь!» – и поехал дальше. 

И.Комиссаров

- Ну… это вопрос отношения ребёнка. У меня вот есть такая вот… как бы… ну… мой такой… подопечный – мальчишка, который в своё время был… привезла его Лиза Петровна Глинка. Ну, не она лично, там… привозил МЧС, лечили его русские врачи,  но она его там нашла, в Донецке. У него нет двух ног, нет руки, большие проблемы с глазами были…  

Ну, я его учил ходить… когда это… несколько лет назад. Поселил его под собой, думал: протезы будут – вот так он и побежит! Протезы одели – а больно, ходить невозможно, он плакал… но… учил его ходить. Не буду рассказывать, как. Тяжело ему было.  

Потом он ногу одну сломал, оставшуюся, а врач ему сказал ( мне, вернее, сказал ): «Игорь Фёдорович, не надо переживать – там костная мозоль образуется, она меньше будет, как бы… если вдруг она вырастет, то меньше возможности, что она будет ещё раз сломана». 

Ну, я ему рассказал эту историю. Он говорит: «Дядя, давайте, я вторую сломаю, чтоб то же было!» Я говорю: «Ваня, не надо, не рви моё сердце!» Это – вопрос отношения ребёнка, у которого проблема с конечностями. 

Вот, мы с ним позавчера разговаривали, он говорит: «Ну, ладно, я Вам дам… я клянусь своими единственными оставшимися пятью пальцами!» – вот,  отношение. Он маленький, но он – боец, он – побеждает! Он – староста класса, у него – три «четвёрки»! У него очень плохое зрение – он книги читает!  

И есть человек, ребёнок его же возраста, например, который не читает, спортом не занимается, ничего не делает, а всё у него есть. 

Это вопрос – духа. 

Лиза Горская

- Вот, как думаете, откуда это берётся? Это закладывается родителями, это как-то генетически… вот эта черта характера передаётся? Это воспитанием последующим… вот, откуда? 

Меня просто недавно поразила… у меня у друзей сгорел дом, буквально перед Новым годом – дом, в котором вообще было всё-всё-всё! И самый маленький член семьи, у которого там были все любимые игрушки и, вообще, вся жизнь, сказал: «Ну, хорошо! Теперь я знаю, что мне нужно вырасти и построить дом новый». 

И.Комиссаров

- Для меня здесь нет никаких… вот, у меня батюшка, мой духовник, к которому я хожу, помогал одной женщине – у неё были проблемы с детьми. Это было много лет назад. Сейчас этот мальчишка – совершенно другой. Я тоже им занимался, предметно. Этим парнем я горжусь – кем он стал, где он учится, как он учится, что с ним стало. А тогда вот мама обратилась ко мне, что у неё есть проблемы.  

Вот, к батюшке отвёл его. Она говорит: «Вот, надо… что делать? Вот, я – по монастырям… там… везде езжу, то то делаю, то сё делаю – уже всё объехала, а он – такой плохой, нехороший…» А он говорит: «Делать-то ничего не надо!» Она говорит: «Как, ничего не надо?» Он говорит: «Вообще ничего не надо делать!» Она говорит: «Это как?» Он: «Очень просто: Вы не курите – он не курит, Вы не врёте – он не врёт, Вы не пьёте – он не пьёт». Есть такое слово – «личный пример». 

Вот, когда ты личным примером ребёнка воспитываешь в семье, тогда всё будет. А если у тебя живот большой, ты лежишь, пьёшь пиво в воскресенье или в субботу, а ребёнку говоришь: «Ты не занимаешься спортом!» 

Вспомните сценку: папаша там накатил стакан, позвал ребёнка и начинает воспитывать за «двойку». Какой КПД этого воспитания? Всё может быть только личным примером. 

Вот, у меня двое детей, и ещё куча детей по России – они как мои, понимаете?  Вот, поеду к сирийцу – вытащил ребёнка, когда там у него одна нога осталась, вторую потом отрезали, но помог ему приехать… Только личным примером! Могу показать то, что я делаю. 

Лиза Горская

- Вот, у меня такой вопрос. Раз проблема с подростками, с детьми, их подверженностью внешнему, зачастую негативному, влиянию решается, в первую очередь, воспитанием и личным примером, то как тогда быть – глобально? 

Опять же, есть такое стереотипичное представление давнее о том, что есть школа, где человеку объяснят, что такое хорошо, а что такое – плохо. Мне кажется, школа уже перестала этим заниматься. Ну… или редкая школа этим занимается. То есть, это не… 

И.Комиссаров

- Это суждение… Ваше предположение, вернее? 

Лиза Горская

- Это какое-то вот представление о советском прошлом сохранилось – что раньше школа – «да», а теперь школа – «нет». 

И.Комиссаров

- Ну, я… понимаете… Вы меня всё время заставляете… 

Лиза Горская

- Я не заставляю! У нас всё – добровольно! 

И.Комиссаров

- Добровольно… Предлагаете мне… как-то… говорить о том, что Вы уже начинаете утверждать! 

Лиза Горская

- Ну… многие надеются на то, что в школе ребёнку что-то объяснят, а «мы – заработаем деньги, его вылечим, накормим и купим ему одежду». Ну, так! Но это то, с чем мне приходится сталкиваться. 

И.Комиссаров

- Это – другой вопрос. То, что люди хотят, это, к сожалению… к сожалению…  Это не моё теперь личное мнение. Я стараюсь основываться либо на каких-то знаниях – а в данном случае я могу основываться на результатах расследования уголовных дел – большинство родителей, чьи дети попали под дурное влияние, или оказались жертвами тех или иных преступлений, оказались неспособны понять то, что, прежде всего, они имеют к этому прямое, либо косвенное, отношение. То, что они не уделяли внимания своим детям. Это – печально. Это очень печально. 

И человек, защищаясь ( вот, у него произошла трагедия с ребёнком ) сказать себе самому, что – да, это я был виноват в том, что произошло с моим ребёнком. Потому, что, как правило, перед тем, как совершить акт суицида, ребёнок будет многократно – как правило – демонстрировать попытки для этого. А вот эти попытки – хулиганство, провоцирование на то, что я сейчас пойду вот совершу с собой что-то страшное – это ни что иное, как ( это опять – не моё мнение, это знания и результаты расследования )  это попытка привлечь к себе внимание взрослых, хотя бы таким путём. 

Лиза Горская

- Таким – протестным… 

И.Комиссаров

- Да. Ребёнок начинает хулиганить в школе – значит, ему не хватает элементарно любви, ему не хватает внимания. Он не может к себе привлечь! 

А вот уметь… это было всегда – вспомните Макаренко: 20-е годы, колония…  Вот, я наших всех педагогов, когда езжу по России… мне единицы из них, из тысяч, ответили на вопрос, кто такой Макаренко, и рассказали и содержании его работ – единицы! Что могут научить эти люди, которые не знают базовых вещей в педагогике, в психологии? 

Это не я сказал, Карл Маркс: «Воспитатель сам должен быть воспитанным». Если ты считаешь себя специалистом просто потому, что ты – родитель и у тебя есть дети, а не обладаешь специальными знаниями, навыками, и не умеешь, вряд ли получится какой-то положительный результат. Надо хорошо учиться.  

В том числе, когда родители отдают ребёнка в школу… а я с этими людьми говорю. Вот, произошла у вас… там… трагедия. Значит, надо задавать вопросы какие-то, которые связаны со знаниями, которые они обязаны были знать – а они не знают. Поэтому, они и не способны решать те или иные вопросы, выявлять причины. 

Ну, вот… в Министерстве просвещения – мы с ними беседуем, с руководством, часто – понимание такое возникло, что их надо учить этому, рассказывать, и с этого надо начинать, вообще, какие-то действия. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здесь, с вами, в студии Лиза Горская и Игорь Фёдорович Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета Российской Федерации и генерал-майор юстиции. 

У меня всегда такой вопрос возникает, и сейчас возник. Вот, Вы описываете эту картину, а как исправить? Потому, что… не влезешь же в семью, не начнёшь людям объяснять, как воспитывать собственных детей? 

И.Комиссаров

- Почему – нет? 

Лиза Горская

- Это будет отрицательно воспринято. 

И.Комиссаров

- Влезать не надо. Что мы понимаем… давайте определимся с понятиями. Что мы понимаем под попыткой «влезть в семью»? 

То, что надо учить детей, и где раньше учили… вот, мы говорим про советское славное время – где учили родителей воспитывать детей? На родительских собраниях, так?  Вот, там рассказывали – как делать, что делать. Были программы по телевидению. Объясняли в книгах. 

Если был папа ( или мама ) плохой, куда вызывали? В Красный уголок, и ему там прочищали мозги, в Красном уголке – если папа ( мама ) пьяница, да? Это – было. Это – влезание в семью? Наверное, нет. 

Что значит «влезть в семью»? Это тотальный контроль над семьёй? Но знать, что происходит, например, и если нарушаются права ребёнка, тогда надо принимать кардинальные решения. Вот это уже – влезание в семью. 

Лиза Горская

- Ну, а в каких случаях… вот сейчас, гипотетически… учитель получает сигнал, что нужно пообщаться с родителями? Когда ребёнок… 

И.Комиссаров

- А у него есть желание это делать? 

Лиза Горская

- Вот, опять же… 

И.Комиссаров

- Вы знаете, у нас вот Васильева – этот министр новый, просвещения ( но это тоже – комитет к этому руку приложил ), вот когда мы начали всё выявлять – я 10 лет этой проблемой занимаюсь по указанию председателя Следственного комитета – когда начали выявлять, что воспитательная функция ушла от школы…  Раньше функция была какая – только обучение, да? Ну, вот, чего хотели – к тому пришли. Это не я говорю, это говорят мне родители. О чём обсуждается на классных собраниях, вот на которых собирают родителей? Да сколько денег собрать! На выпускной вечер. Сколько денег собрать для того, чтобы кулеры какие-то поставить – и всё. 

Лиза Горская

- Занавески… 

И.Комиссаров

- Или занавески… а что – остальное? А кто-то говорит про детей – что надо сделать? Вот – отношение учителя. Когда всё ориентировано на что в школе?  На ЕГЭ. А это – одна из причин, когда дети… да?   

Им говорят: «Вот, ты ЕГЭ не достиг чего-то, каких-то результатов, каких-то баллов не набрал – ты несостоятельный человек».  Вот это, понимаете – может быть, об этом не знают – это одна из причин, когда дети пытаются расстаться с жизнью – когда они не соответствуют тем ожиданиям, которых ждут от них родители их и их учителя. 

Лиза Горская

- И чувствуют свою… никчёмность какую-то! 

И.Комиссаров

- Совершенно верно! Но не все же будут учёными, не все будут Нобелевскими лауреатами! Кто-то будет чистить снег, кто-то будет водителем трамвая или троллейбуса – надо детей готовить к тому, что главное ( и родителей готовить к тому ) – не кем ты стал, а каким ты стал. Вот что надо поменять – вектор, понимаете?  

Если мы вот тут, на православной радиостанции, говорим – вопрос не в том, кем ты будешь, вопрос – каким ты будешь. И если будут нацелены школа, Государство, семья на воспитание ребёнка – каким он будет, а не кем он будет – что он будет честным, справедливым, добрым, будет почитать своих родителей, будет относиться хорошо к сверстникам – вот на это будет направлено, а не тем, что ты получил ЕГЭ и ты поступил в Университет. 

Куда нам столько специалистов с высшим образованием? Они не нужны! 

Лиза Горская

- Ну, сколько у нас их… разве много? У нас проблема в другом – что у нас специалисты с высшим образованием редко работают по своей специализации – вот это. То есть… 

И.Комиссаров

- Вопрос – на что они нацелены? Я ещё раз говорю: человек говорит, кем он станет – менеджером, да? Будет зарабатывать много денег. А между количеством денег и счастьем человека – нет прямой причинно-следственной связи. 

Лиза Горская

- А сейчас, кстати, дети многие очень блогерами хотят стать – вот, меня это поразило! Блогерами! Это, вообще, что за профессия такая, что за навык? Через одного, буквально – блогер! Удивительно… всё-таки, проблема-то – глобальная, про которую Вы говорите… 

И.Комиссаров

- Дети не могут сами по себе хотеть – мы формируем мотивацию детей! 

Лиза Горская

- Опять же… они слушают радио, телевидение, которое родители… 

И.Комиссаров

- Ну, мы о чём… мы вернулись к тому, с чего мы начали говорить: мы не научили разбираться их в потоке информации. 

Если им кто-то говорит, а человек, который рядом находится, близко с ним, родитель, оказался хуже по влиянию, чем любой человек из Интернета – извините меня, Вы – плохой родитель! Надо это самому честно себе сказать. 

Почему человек далёкого… как я вот беседую иногда с родителями… он говорит: «Вот, моя дочка покончила жизнь самоубийством... вот, ей кто-то, какой-то человек сказал – пойди и соверши с собой такую страшную вещь»… 

Лиза Горская

- Ну, а ты – где был? 

И.Комиссаров

- Где ты был? Почему твоя дочка не пошла к тебе с этим сложным вопросом? 

Лиза Горская

- И почему она с кем-то общается, а ты про это не знаешь? 

И.Комиссаров

- Совершенно верно! Вот – это вопрос! Значит, этот человек для неё оказался  ближе! 

Вот, приходит ко мне мама… вот, где там… жертва преступления… и говорит: «Да я вот хотела ему квартиру купить, я всю себя отдавала…» А зачем ему квартира? Ему любовь была нужна от этой мамы! 

Лиза Горская

- Чтобы она его обняла «лишний» раз!  

И.Комиссаров

- Обняла, прижала там… к себе, он мог с ней где-то поделиться. Так он не с ней поделился, а поделился с каким-то непонятным… таким же сверстником из Интернета. 

Там нет страшного дяди, откуда-нибудь, там… из Америки или из Украины, который его учит совершить  с собой что-то страшное!  Там сидят такие же подростки, никому не нужные, которые реализуются… это не мои данные – это данные расследованных уголовных дел. 

Лиза Горская

- Словом 2018 года… там, тоже не буду никого рекламировать… признано слово «токсичность» – именно в применении к психиатрии, к психологии. И, в первую очередь, это слово применяется к родителям – так называемые, «токсичные» родители. 

И целые сообщества в Интернете из этих выросших детей так называемых «токсичных» родителей, которым самим уже по 30-40 лет, которые уже сами родители, говорят о том, что это… ну… на самом деле, их – не любили, не шли им навстречу, не поддерживали, не дали развиться как целостной личности, а навязывали им какие-то представления.   

Я почему вспомнила – вот, Вы говорите… там… должна быть квартира, там… машина, то, сё, и, в результате, человек вырос неуверенный в себе, искалеченный, искалечивший, во многом, собственную жизнь, будучи в каком-то незрелом возрасте подвержен негативным, в частности, криминальным зачастую, влияниям, потом – как-то выруливший на ровную дорожку, и вот – он всю оставшуюся жизнь ненавидит родителей, и считает, что их даже не надо прощать и с ними общаться. Что, на мой личный взгляд, какой-то колоссальный перегиб, и это – абсолютно не по-христиански и не правильно, но вот психология  такой выход предлагает. Это тоже… но это явление… 

И.Комиссаров

- Психология никогда не предлагает такой выход! Это называется… прежде всего, давайте определимся, что это – не вина ни детей, ни родителей. Это – их беда. И будем исходить из этого – что это их беда. Их – не научили. 

А вот другой вопрос – вот эту цепочку прерывать? Что были проблемы у родителей какие-то – их мамы и папы не научили, либо они из детдома, понимаете… я часто сталкиваюсь с тем, что… ну… кто их научил в детдоме – у них нет примера перед глазами, им не с чем научиться! 

Лиза Горская

- А такие звёздочки бывают из детских домов, между тем… 

И.Комиссаров

- Знаете, у меня есть такие мои знакомые детишки, только им надо тоже помочь. У меня есть один такой мальчик.  

Вот, я приехал в один… не буду называть… вот, ему сейчас на днях было 40 лет, этому пацану, он из детского дома. Вот, он мне… я сам лет, наверное, семь назад был там – страшные вещи творились, детей убивали, насиловали. Всё это скрывали, покрывали.  

Я приехал к этому мальчишке, а ему там ещё голову, в своё время, пробили, а жил он – в конюшне помощника воспитателя, у этой женщины, с заведующим этим, так называемым детдомом, тогда. Он пришёл ко мне: «Я Вас всю жизнь ждал! Я Вам сейчас всё расскажу!»  

Я думал, там дети – сложные, с отставанием в психическом развитии, в физическом, а оказалось – он всё знает! Ему башку там пробили тогда – у него феноменальная память развилась. Он писать не может, а всё помнит. Вот, он мне по деталям расписал, что происходило.  

Вот Вам звёздочка, которая там работает, и вот, своими действиями… до сих пор работает с этими детьми сложными – моет им там, санитаром, там, работает, ещё что-то делает – за мизерную зарплату. Но он – там, да? Ему просто надо было помочь. У него есть квартира, как у его, там,  сейчас друзей, у него появилась какая-то интересная жизнь… вот, проявил поддержку, и вот, как Вы говорите, звёздочка – расцвёл! Он не стал, может быть, Нобелевским лауреатом, но вот пример его действий – он даже для меня пример!  

Вот, каждый день, без выходных, без проходных, вот с этими сложными детьми – мыть, купать… извините… от нечистот их очищать, их возить… а он это делает, и не считает это подвигом. Он считает это – нормой. 

Вот, для меня – он образец поведения! 

Лиза Горская

- Что делать-то? Потому, что… я, кстати, за наш с Вами разговор, несколько раз вспомнила, и даже вот сейчас подглядела точно, чтобы не переврать, как называется этот эффект, когнитивное искажение – он называется эффект Даннинга-Крюгера. Это такой эффект, когда низкий уровень компетентности не даёт людям понять свою некомпетентность, и… как бы… их низкий уровень понимания ситуации делает их неспособными понять, что они неправильно себя ведут. 

И.Комиссаров

- Вопрос в чём? 

Лиза Горская

- Я так понимаю, что это общая беда – и родителей, и учителей… 

И.Комиссаров

- Учиться надо! Самосовершенствоваться надо. А для этого должна быть мотивация. А Церковь нас учит, что мотивация может произойти только через страдание.  

Пока человек не пострадает, пока с ним что-то страшное не произойдёт, он не увидит, он не захочет меняться. Вот, все любые действия – они происходят через страдание. Пока что-то нас не трогает, пока не произошла беда с тобой – такая или такая беда – ты не хочешь самосовершенствоваться. К сожалению, это так. 

Лиза Горская

- Проецируя это на общество, получается, что нужно предавать огласке всякие страшные случаи… 

И.Комиссаров

- Зачем? 

Лиза Горская

- … и говорить о том, что их вызвало, чтобы другие люди начали самосовершенствоваться? 

И.Комиссаров

- Нет. Они на себе испытают.  

То, что касается страшных случаев – какая в этом мораль-то, понимаете? В страшных случаях.  

Человек – вот, я Вам тоже скажу, если уж говорить об этой теме, – человек идёт как по лезвию бритвы между добром и злом. Вот, его туда, или туда может наклонить. И когда ему давать… или с экранов телевизоров, радио, Интернета он только дерьмо видит, тогда он говорит сам себе: «А я же – один из многих». 

Лиза Горская

- Глобально вот… Вы говорили о том, что школа утратила… там… какие-то функции… 

И.Комиссаров

- Функции воспитания. Так это… она не утратила. В Законе об образовании не было воспитательных функций – она только недавно вернулась. Это вот Васильева вернула, министр. 

Лиза Горская

- Так это хорошо! Это получается, что есть какая-то перспектива? 

И.Комиссаров

- А почему – нет? Конечно, хорошо! Людей надо воспитывать – так устроена жизнь. 

Лиза Горская

- А вот кто их будет воспитывать? У нас у учителей достаточно квалификации, чтобы воспитать… вот… тоже интересно… 

И.Комиссаров

- Ну, когда-то с чего-то надо начать, Вы понимаете? Это уже было! Это всё – проходили, понимаете?  

Был Макаренко – вспомните, если Вы почитаете его… и был Наркомпрос, приезжали такие дамы оттуда, из Наркомпроса, которые были страшно далеки от народа и от детей, и говорили: «Деточка, деточка…»  А деточки… как Ване, зайти на лестницу и сказать: «Ваня, не пойдёшь на этих протезах – последнюю руку тебе оторву – и всё!» Ну, это шутка, конечно…  но он – в слезах, в соплях – пошёл! А сейчас – бегает. Иногда и так надо делать. Надо уметь работать! Ближе быть к людям, их проблемам реальным. 

Лиза Горская

- И это – единственный, на самом деле, получается, способ обезопасить наших детей и подростков. 

И.Комиссаров

- Да нет другого пути! 

Лиза Горская

- Просто мы с Вами не коснулись множества… таких… опасностей, действительно, которые таит в себе Интернет – и слава Богу… 

И.Комиссаров

- Да мы не найдём… мы бесконечно можем искать те или иные проявления – надо смотреть природу этих проявлений, понимаете?  

Мы иногда… вот, у нас есть такие, на мой взгляд, некомпетентные, я говорил это, политики, которые говорят: «Вот, сегодня мы одно течение закроем, завтра мы – другое, послезавтра – третье, послепослезавтра – четвёртое…» – бесконечно можно это делать. Надо смотреть – природа какова этого явления, и бороться с природой этого явления, чтобы оно не происходило, а не пытаться заткнуть дыры. Не заткнуть их никогда, и проблема не будет решена. 

Но зато, с другой стороны, можно всегда быть на пике политической активности – каждый день предлагать новый законопроект. Но это только – в никуда. Но и это уйдёт. 

Лиза Горская

- Мне кажется, это уже тоже очень плохо воспринимается обществом… 

И.Комиссаров

- Я не замерял, оценку не давал, я… вот, здесь высказывается моё личное мнение. Потому, что мне приходится приезжать и видеть результаты тех или иных некомпетентных действий. 

Лиза Горская

- Буквально минута  у нас осталась. Давайте, может быть, какое-то резюме, сухой остаток…  

Получается, воспитание, образование, организация досуга, в этом смысле – это наше лекарство основное. 

И.Комиссаров

- Только! Других нет путей.  

Вот, ещё раз я повторюсь, что если 5 лет назад на одном большом совещании, с участием очень больших…ну… и не больших… представителей законодательной и исполнительной власти, я об этом сказал ( по поводу Интернета ), вот теперь мои данные, и не только мои данные – это подтвердил СПбГУ и Дмитрий Анатольевич Медведев, председатель Правительства Российской Федерации, когда говорил об Интернете.  

Ну, свершилось чудо! Господь помог. 

Лиза Горская

- Слава Богу! 

К сожалению, наша программа  подошла к концу. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». Её для вас провела Лиза Горская. У нас в гостях был Игорь Фёдорович Комиссаров, старший помощник председателя Следственного комитета, генерал-майор юстиции и вице-президент… 

И.Комиссаров

- … Федерации мотоциклетного спорта России. 

Лиза Горская

- … который занимается с детьми. Всего доброго! 

И.Комиссаров

- До свидания! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.

Также рекомендуем