Москва - 100,9 FM

«Фонд «Старость в радость». Лиза Арзамасова

* Поделиться
Лиза Арзамасова

У нас в гостях была актриса театра и кино, попечитель благотворительного фонда «Старость в радость» Лиза Арзамасова.

Лиза рассказала о том, как и когда она начала сотрудничать с фондом «Старость в радость», и почему это важно для нее. Мы говорили о том, какая помощь необходима фонду, и как абсолютно каждый человек может сделать доброе дело для бабушек и дедушек, которые так нуждаются в помощи.


А. Митрофанова 

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели. Я — Алла Митрофанова. И с удовольствием представляю нашу сегодняшнюю гостью — актрису театра и кино, попечителя благотворительного фонда «Старость в радость» Лизу Арзамасову. Лиза, добрый вечер. 

Л. Арзамасова 

— Добрый вечер. 

А. Митрофанова 

— Вы у нас первый раз. Мы с вами говорим сегодня и о фонде и знакомимся. И вообще, для меня это очень радостно. Я благодарю, что вы пришли, тем более что в фокусе нашего сегодняшнего внимания будет не только ваша прекрасная актерская деятельность, но и то, чем вы занимаетесь, что называется, от сердца. И это всегда многое о человеке говорит, как мне кажется. Вы попечитель благотворительного фонда «Старость в радость», начиная с какого времени? 

Л. Арзамасова 

— Во-первых, спасибо большое за приглашение, очень рада быть у вас в гостях. Попечителем фонда «Старость в радость» я стала года три назад.  

А. Митрофанова 

— То есть примерно 2016-й год. А знакомы вы с этим фондом и как началась ваша работа внутри вот этой очень важной структуры — об этом тоже расскажите. 

Л. Арзамасова 

— Приблизительно в 2016-м году и началось мое знакомство с фондом «Старость в радость». Честно признаться, я не слышала о фонде ничего до встречи с директором фонда Лизой Олескиной, хотя на тот момент фонду было уже 8-9 лет. И фонд очень много успел сделать. Но знаете, есть такой эффект внутри вот этого довольно узкого круга благотворительности, когда все друг о друге знают, говорят, помогают друг другу, есть ощущение, что тебя все знают, о фонде знают, о нем говорят, потому что люди подключаются к помощи фонда, волонтеры присоединяются. Но широкому кругу, широкой аудитории о фонде не было известно. По крайней мере, я собрала некоторую фокус-группу из своих друзей самых разных профессий и возрастов, когда начинала заниматься фондом, и они были очень удивлены, что есть фонд, занимающийся одинокими пожилыми людьми в домах престарелых, такая большая организация, которая делает многое для одиноких пожилых людей. Мое знакомство с фондом началось со встречи с Лизой Олескиной. Меня пригласили на встречу. Мы встретились. И, знаете, сразу есть ощущение, когда твой человек, ну очень сильно твой, вот буквально с первых минут. Это не только обаяние Лизы, но и ее абсолютная вера в то, что один человек может изменить мир к лучшему, абсолютная вера в свое дело, целеустремленность, последовательность. И она меня абсолютно очаровала. Я очень-очень поверила ей и в нее, и в ее команду. И признаться, некоторое время думала над предложением стать попечителем фонда, так как до этого такого опыта не было. С 11 лет я принимала участие в благотворительных акциях, грубо говоря, как начали показывать по телевизору, появилась своя аудитория. Ну, это такая логическая цепочка, которая выстроилась в моей голове — значит, ты можешь быть полезной: привлекать внимание своей аудитории к работе тех или иных фондов. И когда поступило предложение стать именно попечителем, тут я, конечно, задумалась: чем я могу быть полезна как попечитель? Свадебным генералом быть не хотелось, хотелось быть реально полезной. 

А. Митрофанова 

— Любопытно, что вы об этом говорите. Ведь, действительно, когда известные артисты становятся попечителями фондов, их работа может там выстраиваться очень по-разному. И то, что вы назвали свадебным генеральством, наверное, это тоже один из вариантов. Но при этом я знаю многих известных людей, и не только артистов, писателей и вообще самых разных, спортсменов, не формально принимающих участие в работе того или иного фонда, а вот, что называется, впрягающихся туда в хорошем смысле этого слова. И людей, которые начинают видеть в этом свое основное дело. 

Л. Арзамасова 

— Формальности совсем не хотелось. К тому же у меня перед глазами был пример Юлии Пересильд с фондом «Галчонок», с которым я до знакомства с фондом «Старость в радость» дружила. И конечно, я видела, как Юля много уделяет времени фонду. И я подумала, что это такая большая часть жизни. 

А. Митрофанова 

— Да, она этим прямо живет и дышит, это все время у нее в голове. Постоянная такая опция, как когда рождается ребенок — всё, он навсегда в твоем сознании и в сердце. 

Л. Арзамасова 

— Да, и у меня теперь так же.  

А. Митрофанова 

— Вот это очень интересный такой момент. Ведь вы еще юны очень и при этом попечитель фонда, и при этом это все-таки довольно серьезно. И актерская профессия подразумевает внимание к внутреннему миру. Вы в себе какие-то перемены замечаете в связи с тем, что в вашей жизни примерно 3 года назад появился фонд «Старость в радости»? 

Л. Арзамасова 

— Замечаю, конечно. Причем эти перемены постоянно со мной происходят — от поездки к поездке в дома престарелых, от разговоров с сотрудниками фонда. То есть постоянная внутренняя, даже скажу, что где-то борьба, где-то абсолютная гармония вдруг возникает в связи с этой темой. 

А. Митрофанова 

— А борьба в связи с чем? 

Л. Арзамасова 

— В связи с тем, что, сначала, например, когда я только стала попечителем фонда и поехала в свою первую поездку в дом престарелых, собрала друзей, и такой случился внутренний диссонанс — вроде как я ехала людей спасать, думала: какие мы молодцы, собрались волонтерской группой, взяли конфеты, музыкальные инструменты. Вот чувствуешь, грубо говорю, какую-то миссию. В общем, едешь отдавать и делать праздник. А по сути, увозишь больше, чем привозишь. Я даже не знаю, как это сформулировать. Но, как ни крути, больше ты получаешь от того, что делаешь, какую-то отдачу чувствуешь. Я не знаю, как это описать, на энергетическом уровне это очень чувствуется. Может быть, я в силу профессии очень восприимчива к этим делам. Когда мы в первый раз ехали с ребятами, с моей командой друзей, коллег, мы чувствовали такой заряд энергии, такой мотивационный толчок. Да вообще, знаете, мотивация для того, чтобы, в общем-то, и со своими делами справляться в жизни, не связанными, может быть, даже с фондом, это так вдохновляет, это дает столько сил — общение с нашими подопечными. Знание, что мы можем быть полезными. 

А. Митрофанова 

— У меня иногда складывается ощущение, что это определенный закон. Как только фокус внимания сдвигается с себя любимых на что-то большее, чем ты, все дела внутри твоей собственной жизни начинают тоже выстраиваться парадоксальным образом. Хотя, казалось бы, когда ты целиком и полностью сконцентрирован на себе, у тебя должно быть всё прекрасно, шоколадно и нестись, как по рельсам, но нет. Вот есть какие-то вселенские законы, по какой логике они работают, это тоже непонятно, но когда мы фокус внимания смещаем, то начинает выстраиваться тогда и твоя внутренняя жизнь, и внешняя тоже. Знаю людей, у которых карьера начинала стремительно развиваться, как только они уходили вот в такие сферы, связанные с благотворительностью, помощью ближним и так далее. 

Л. Арзамасова 

— Интересно еще, я сейчас вспомнила: когда Юля Пересильд во время какого-то после какого-то мероприятия в «Галчонке» сидела в гримерке и говорила, видимо, сама себе: «Смыслы появляются, смыслы!». Я думала: что за смыслы, что она имеет в виду конкретно? А теперь я вроде начала понимать, что она имела в виду — вот у профессии актерской новый смысл, в ней новый смысл открывается. 

А. Митрофанова 

— Ответ на вопрос: зачем? 

Л. Арзамасова 

— Да. И зачем и для чего ты. Например, приезжаешь на интервью очередного журнала, которых сейчас очень много и им нужно заполнять чем-то свой контент — все время бесконечные интервью с артистами, шоуменами, представителями шоу-бизнеса. И когда у тебя есть не только твое дело, но и общее дело с твоей командой, о котором хочется рассказать и которое принесет пользу и есть возможность привлечь внимание к какой-то проблеме, то... Сейчас, может быть, я прозвучу немного инфантильно, но я правда радуюсь этой возможности. Раньше, когда кто-нибудь говорил: «Лиза, давайте поговорим о том, какую помаду вы выбираете на каждый день?» (Смеются.) Это нормальный, обычный вопрос девочке в гламурном журнале. И если я раньше говорила: «Вы что, с ума сошли? Это не самая интересная и важная тема для меня и для читателей тоже». Но тут я говорю: «Конечно, давайте, с удовольствием. Всё вам расскажу, хотя помадой вовсе не пользуюсь. Но при этом давайте поговорим о фонде «Старость в радость». 

А. Митрофанова 

— И будем вам о помаде. 

Л. Арзамасова 

— Да, и будет вам о помаде. И надо сказать, что не все соглашаются. Это удивительно для меня — мы вроде как меняем отношение к благотворительности, не только мы, в целом ситуация меняется. И даже издания, журналы, порталы, которые раньше не писали о благотворительности, сейчас о ней пишут. 

А. Митрофанова 

— Вы говорите «ваша команда». Ваши друзья — некий круг людей, с которыми вы приезжаете в дома престарелых. А кто ваши друзья, с которыми вы это делаете? И зачем вы едете туда? Вот вы приехали — как там дальше выстраивается ваше общение с вашими подопечными? 

Л. Арзамасова 

— Надо сказать, что у фонда больше 20 тысяч волонтеров и поездки в дома престарелых в 30 регионах нашей страны происходят каждую неделю. Дорогие слушатели, если вы захотите поехать в поездку в дом престарелых, наверняка вы сможете найти дом, который находится недалеко от вас, до которого вы можете добраться общественным транспортом или на машине. И все координаты и номера телефонов координаторов, которые вам помогут вам разобраться, как ехать, куда, как себя вести, что можно взять с собой, чем порадовать, есть на сайте www.starikam.org. У нас сложилась такая милая команда, которая не специально сложилась, из людей самых разных профессий. И теперь уже попечитель фонда «Старость в радость» Родион Газманов поехал в одну из поездок и стал постоянным сначала волонтером, потом попечителем фонда, участником этого процесса. Без него я уже не представляю наши поездки, вот именно нашей команды. Это музыканты, которые присоединяются, это ребята, которые могут… Знаете, часто, когда есть порыв поехать, а нет навыка, нет возможности что-то с собой привезти, чем порадовать? — собой, разговорами. Это люди, которые открыты для общения, для объятий. Это зрители в социальных  сетях, которые откликаются. Знаете, я теперь узнаю своих зрителей не по аватаркам в социальных сетях, а лично знаю в лицо, потому что они приезжают с нами и тоже радуют «ба» и «де»,  как мы нежно называем наших подопечных.  

А. Митрофанова 

— Это сокращение от бабушка и дедушка. 

Л. Арзамасова 

— Да.  

 
А. Митрофанова 

— Лиза Арзамасова,  актриса театра и кино, попечитель благотворительного фонда «Старость в радость», сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера».  Мы говорим о деятельности этого фонда, прекрасного, замечательного, который восполняет такой серьезный пробел, я бы сказала, в нашем житейском экономическом укладе и в социальном укладе. Вот там, где государственная машина разворачивается очень медленно, бывает, что усилиями простых людей, известных людей, потому что известные люди тоже в каком-то смысле простые люди, можно эти пробелы восполнить. И это гораздо быстрее и эффективнее. И то, что Лиза рассказывает — общение волонтеров фонда «Старост в радость» с самими подопечными, — оно какое-то глубоко сердечное, глубокое и действительно радостное. Подробности о работе этого фонда можно узнать на сайте «Старикам.орг» (www.starikam.org). И также можно поддержать деятельность фонда самыми разными способами. Всегда нужны деньги на ту работу, о которой Лиза нам уже немного рассказала. Мы продолжим об этом говорить. Средства всегда необходимы, потому что на данный момент более двухсот домов престарелых, регулярно посещаемых волонтерами фонда «Старость в радость», но этих домов становится с каждым годом и с каждым месяцем всё больше. И слава Богу. Но средств тоже требуется с каждым днем еще, еще и еще. А собирать их получается благодаря неравнодушным людям, которые откликаются и хотят тоже присоединиться — кто-то как волонтер, а кто-то как тоже своего рода попечитель. На сайте фонда www.starikam.org указаны разные способы, как можно экономически поддержать деятельность фонда. Короткий номер для  СМС: 3443 — в содержании сообщения нужно написать слово «бабушка» и через пробел ввести любую сумму пожертвования. И огромное спасибо всем, кто откликнется и за сегодняшний наш эфир и в течение следующих дней. И может, кто-то захочет стать волонтером или постоянным ресурсом, поддерживающим этот фонд. Лиза, я помню, в одной из социальных сетей вы опубликовали очень трогательную фотографию, как человек протягивает руку лежащей на кровати бабушке, и она с такой очень нежной трепетной улыбкой эту руку сжимает. И комментарий, который вы там написали, был примерно такой: в первый же момент либо происходит этот контакт у человека, который впервые присоединяется к таким поездкам в дома престарелых, либо не происходит. И факторов, влияющих на это, очень много, они разные. И не обязательно этот человек, который поехал и понял, что нет, наверное, это не мое, должен навешивать на себя разные чувства: вины, самоедство включить и так далее. Вот как это происходит, по вашим наблюдениям? 

Л. Арзамасова 

— По моим наблюдениям, когда человек в первый раз едет в первую волонтерскую поездку, он совершенно не знает, как себя вести. Я просто вспоминаю свои первые ощущения: можно ли входить в телесный контакт — обнимать? Ведь не все люди любят обниматься так, как я, например. Можно ли, какие песни нужно петь, как заводить разговор? Для меня это была очень деликатная история. Но, несмотря на то, что вроде как профессия моя обязывает так быстро располагать к себе аудиторию, но у меня нет этих навыков, актерскому мастерству я не училась. И детей у меня нет. И бабушка с дедушкой во Владивостоке живут. То есть я общаюсь с ровесниками, которые как-то справляются с тем, чтобы находить контакт друг с другом. А тут — бабушки с дедушками незнакомые, оказавшиеся в ужасной жизненной ситуации, абсолютно одинокие. С какой фразой зайти? «Здравствуйте, как дела? Как поживаете?» И чего пожелать, когда уходишь? То есть какие слова найти, правильные формулировки? Но интересно то, что если абсолютно отпустить себя и ехать — сейчас не хочу звучать высокопарно, — но ехать с чистым и открытым сердцем… Да, конечно, сомнения будут, конечно, будут вопросы. Но если просто отпустить ситуацию и поддаться какой-то общей волне, то всё как-то само собой происходит. Я имела в виду не контакт. Да, такое часто случается, потому что все-таки это некоторая работа над собой, которую нужно проделать. Но когда едешь в поездку не один, а с опытными волонтерами, есть за кем понаблюдать. С нами, например, один раз ехал замечательный мальчик, я его знала по своему «Инстаграму», он часто мне писал комментарии. И он решился поехать в поездку. Он немножко был закрытым, еще такой возраст  —19 лет, для парня довольно непростой в плане общения с незнакомыми людьми. 

А. Митрофанова 

— У кого как, конечно. Но понятно, что это этап формирования еще пока. 

Л. Арзамасова 

— Да. И вот концерт прошел. Он пытался с одной бабушкой потанцевать, она ему отказала. С другой бабушкой присел поговорить, а она его за руку просто взяла и сидела с ним. А он настроился на общение. Вроде как у него не складывался день. Потом мы пошли по комнатам — к лежачим бабушкам и дедушкам, которые не могли физически дойти до актового зала, до столовой,  где происходит большой концерт для всех проживающих. И он пошел за нами, за волонтерами, просто шел гуськом за нами. И я ему говорю: «В одну из комнат заходи, присаживайся. Спроси, как вы себя чувствуете, как погода, что любите. Поболтай так, как бы ты со своими друзьями, знакомыми болтал». И вот он заходит в одну из комнат с волонтерами, происходит какое-то общение. И они его там забыли, в этой комнате у бабушек. И он сидел с ними, молчал-молчал, молчал. (Он мне потом написал письмо, я читала и испытывала удивительные эмоции.) Он сидел и молчал. И они молчат. Потом две ушли, осталась одна. И он, видимо, от какого-то внутреннего зажима начал рассказывать про то, какие у него на даче куры живут. Одна белая, другая серая, одну зовут так, другую так. Потом засмущался: Боже мой, какие глупости я говорю неинтересные. Попрощался с бабушкой, вышел. Пошел дальше с волонтерами — песни петь. И вот поездка подошла к концу, мы прощаемся, медленно покидаем дом. И он проходит мимо комнаты, в которой бабушка, с которой он общался, даже не успел познакомиться, обменяться именами. Он проходит мимо, заглядывает, а вокруг нее собралась группа других бабушек и она рассказывает: «Какой мне мальчик попался! Какие у него куры восхитительные». То есть то, что для вас может показаться неважным, неуместным, там может оказаться самым интересным. 

А. Митрофанова 

— Значительным. 

Л. Арзамасова 

— По сути дела, даже неважно, кто приехали — артисты, не артисты, как вы поете. Здо́рово, если хорошо. А если не очень, то мы вас поддержим — скажем, что вы молоды, у вас всё еще впереди. Знаете, это такое ощущение, что это мы приезжаем к ним в гости… Это же такое сильное поколение! В основном, люди, которые находятся в домах престарелых, это дети войны. И пережив лишения, пережив голод, холод, возможно, отсутствие детства, потом дальше подростковый период, и в конце жизни оказаться в такой жизненной ситуации, потеряв всё, это же такие сильные люди. Иногда мы задаемся вопросом: в чем найти вдохновение? — фильм какой-то посмотреть, музыку послушать, на концерт сходить. А они каждый день находят вдохновение в себе, просыпаясь и радуясь каждому дню. Это невероятно сильное поколение. Поэтому встреча с этим поколением — это такая мотивация для новых встреч. 

А. Митрофанова 

— А они действительно радуются каждому дню?  

Л. Арзамасова 

— Если они просыпаются и живут — да. Есть, конечно, угасающие. Конечно, мы их видим — это угасающие люди, видно, что их мало что держит здесь. То есть даже мало доброго отношения персонала, постоянно навещающих людей. Кому-то этого совсем недостаточно. Но надо сказать, что и таким людям большая радость общение. И волонтеры, иногда мы приходим в палату — там бабушка, которая лежит и кажется, что она даже не воспринимает, что не слышит и не видит. И вроде концерт ей должен быть неважен. И я всегда именно к таким бабушкам и дедушкам подхожу, потому что знаю, что они обязательно услышат. И, может быть, это их последние дни. И вот если взять за руку и постараться близко-близко к уху спеть песню, которая в палате поют, то… Знаете, это такие истории, которые сложно описать словами — когда человек начинает губами еле-еле подпевать знакомые песни. Даже не подпевать, а он просто прошептывает эти слова. И думаешь: мы не зря здесь, мы должны были оказаться здесь и сейчас, конкретно для этого человека, потому что мы не знаем, сколько ему осталось. Мы не знаем, сколько времени у них впереди — один день или год. И в этом еще есть такой момент — отсутствие симпатии, помощи людям, от которых, может быть, не дождаться благодарности и результата не дождаться. Очень сейчас грубо скажу — в этом перспективы нет. То есть не будет этим людям лучше. И здоровье будет становиться все хуже и хуже, возраст, состояние внутреннее психологическое — всё это будет, как снежный ком, расти. Но в наших силах сделать один день достойным, привезя медикаменты и средства гигиены дополнительные. И нанять дополнительный персонал. Привезти на концерт Деда Мороза — они же радуются, как дети. Это восхитительно. То есть это какие-то элементарные вещи, которые доставляют радость. И конкретно в сегодняшний день есть возможность сделать их счастливее, теплее, красивее, здоровее. И в этом радость. 

А. Митрофанова 

— Самые разные есть формы участия в работе фонда «Старост в радость». Подробности можно найти на сайте www.starikam.org. Это и финансовая поддержка, и работа в качестве волонтера. И в том и в другом случае можно найти те пути, которые будут наиболее подходящими для вас и для вашего графика и для ваших материальных возможностей. Способов перевести деньги, чтобы поддержать фонд «Старост в радость», тоже много. И все они есть на сайте www.starikam.org — и через банковскую карту, и через СМС. Короткий номер для СМС: 3443 — в содержании сообщения нужно написать слово «бабушка» и через пробел ввести любую сумму пожертвования. С актрисой театра и кино, попечителем благотворительного фонда «Старость в радость» Лизой Арзамасовой мы продолжим разговор буквально через минуту. 

 
А. Митрофанова 

—  Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Я — Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас попечитель благотворительного фонда «Старость в радость», актриса театра и кино Лиза Арзамасова. И мы говорим сегодня, конечно, в основном о самом фонде «Старость в радость». Лиза, вы как попечитель наверняка знаете основные нужды, которые есть у фонда. Каковы они? Вы же из тех попечителей, которые целиком и полностью в курсе всего того, что там происходит и где самые большие дыры. 

Л. Арзамасова 

— Конечно, так как потребности у нас возрастают, я не могу сказать, что конкретно где-то есть дыры. Всегда есть потребность в средствах, которые идут на следующие нужды: наем дополнительного персонала, потому что нянечек, конечно, не хватает. Во-первых, это безумно сложная работа — это не младенцев таскать на себе, а взрослых людей. И, например, когда один человек работает с 15-ю пожилыми людьми, это очень сложная работа — это только успеть принести еду, забрать еду, один раз поухаживать в плане гигиены. Даже на разговоры времени не остается. Конечно, это большая проблема, с которой наш фонд старается в том числе справляться.  

А. Митрофанова 

— Справляться за счет найма дополнительных сотрудников. 

Л. Арзамасова 

— Да. Чтобы одна нянечка ухаживала за… Условно, если это 10 человек, то уже как-то возможно с этим справиться и, грубо говоря, на себе крест не поставить.  

А. Митрофанова 

— Не надорваться человечески и физически. 

Л. Арзамасова 

— Да. И находить в себе каждый день новые ресурсы для работы. Конечно, это ремонты в домах престарелых. Есть же очень разные дома престарелых: есть маленькие, в которых живет 30 человек, и есть огромные, по 500 человек. Но, к сожалению, те, в которых много людей, они чаще похожи на больницы. Есть такой момент. И важный момент — создание уюта в этих домах.  

А. Митрофанова 

— В маленьких тоже не санаторий чаще всего, если мы имеем в виду, как это чаще всего бывает в России, то это сердце кровью обливается. 

Л. Арзамасова 

— Вы знаете, за три с половиной года поездок в разные, в самые разные дома престарелых, самая дальняя поездка была 4 часа от Москвы, еще в Смоленской области, в общем, не было ни одного дома, куда я бы зашла и сказала: Боже, как здесь живут люди? То есть в этом плане я лично отвечаю за свои слова. У меня не было ни разу такого впечатления. Да, были очень тяжелые условия. Но такие, чтобы прямо было невозможно существовать — нет. Я была готова ко всему, но, слава Богу, во всех домах есть какие-то плюсы, какая-то радость. Например, в маленьких домах все равно есть ощущение дома, есть ощущение семьи.  

А. Митрофанова 

— А из чего складывается это ощущение дома? 

Л. Арзамасова 

— Это теплое отношение персонала. Конечно, существуют и внутренние конфликты, как и в любом коллективе, как в любой семье, но это ощущение того, что последние дни будут проведены именно в этой компании — либо как-то всем вместе, либо никак. И о чем я хотела сказать: когда случаются с этими домами какие-то проблемы, например, прохудилась крыша в Товарковском, маленьком доме престарелых. Мы собирали для них деньги… 

А. Митрофанова 

— Это в Тульской области или в Калужской? 

Л. Арзамасова 

— Да, это в Тульской области. Там прохудилась крыша, но никто не будет заниматься ремонтом такого маленького дома. Легче взять людей, которые жили там, переселить их в другой Товарковский дом, который рядом есть, но побольше. А этот снести и построить на его месте что-то другое. Может быть, тоже дом престарелых, но побольше. Для того, чтобы сохранить именно этот дом, который люди, живущие там, воспринимают, как дом, а не как… 

А. Митрофанова 

— И у них уже какие-то сложившиеся отношения. 

Л. Арзамасова 

— Конечно, традиции свои. И мы собираем деньги на то, чтобы его все-таки починить. И таких домов мы отремонтировали 30 — это за 2019-й год. Конечно, это дополнительные средства гигиены. Я никогда не стесняюсь говорить даже своим иногда стесняющимся этой темы сверстникам: самый дорогой подарок в дом престарелых — это памперсы для взрослых, это пеленки, это средства гигиены. Я так рада, что многие косметические фирмы откликаются и даже не просят благодарности — то есть это не за благодарность в социальных сетях. Они даже говорят: «Лиза, можно мы тихонечко это сделаем, потому что мы просто хотим». Вот недавно 300 коробок я лично носила, 24 часа мне понадобилось, чтобы перенести все коробки. Там было очень много косметики и средств гигиены: кремы для рук, какие-то скрабы, которые точно не могут позволить себе дома престарелых. Но это вещи, которые важны особенно для кожи, которая требует большего ухода. 

А. Митрофанова 

— Думаю, не все понимают важность скрабов в жизни пожилой женщины в доме престарелых. А я могу объяснить. Это то, что возвращает человеку, возвращает этой женщине память о том, кто она такая — что она прекрасна, что она когда-то была молода, что эта жизнь ей не приснилась, она была, она ее и это счастье. И вот именно для женщины, в каком бы возрасте она ни была, даже если ей 95, и она помнит, она ощущает себя, такие подарки, именно такие подарки трогают до глубины души. Понятно, что есть вещи первой необходимости, такие как памперсы или присыпки от пролежней, масса всего. Это мы все понимаем. Но если, к примеру, это какой-то ароматный крем для рук или скраб — это то, что даст ей возможность почувствовать себя женщиной. Это несравнимо ни с чем. Так что спасибо тем косметическим фирмам, которые это понимают. 

Л. Арзамасова 

— И спасибо людям, которые приносили подарки на Новый год. И в этих подарках были наборы из этих средств, такие милые. Личный подарок, личный — даже не в целом на дом, а кому-то принести и в руки вручить новогодний подарок. Это дорогого стоит. Мы благодарны каждому человеку, кто принял участие в сборе подарков. Это очень нежно и трогательно, что так много людей присоединяются к этой акции. Есть возможность присоединиться к акции по сбору подарков, приуроченных к праздникам 23 февраля, 8 марта. 

А. Митрофанова 

— 9 мая, наверняка. 

Л. Арзамасова 

— 9 мая — самый главный праздник для них. Для них это важнее, чем день рождения, чем Новый год. Они отмечают этот праздник. Знаете, мы всегда поем эту песню, но когда на 9 мая мы приезжаем в дом престарелых и поем песню: «Эх, путь-дорожка фронтовая! Не страшна нам бомбежка любая, а помирать нам рановато, есть у нас еще дома дела». Мы эту песню не поем, мы так, подыгрываем, потому что в домах престарелых эту песню кричат. Это такой заряд внутренней энергии, это такая любовь к жизни! Я желаю испытать это каждому. И смысл праздника, опять же про смыслы — появляются у праздников смыслы. Когда мы начали отмечать 23 февраля, 8 марта, Пасху, 9 мая в домах престарелых — мы с семьями едем, с друзьями едем — это совершенно иначе. Эти праздники превращаются не в формальные даты и не в какие-то просто приятные выходные дни, а в настоящее, наполненное смыслом событие.   

А. Митрофанова 

— Если, к примеру, кто-то из наших слушателей захотел бы принять участие в сборе подарков к 23 февраля, к 8 марта — это ближайшие праздники. Новый год уже позади. На что обратить внимание? Как наиболее эффективно можно было бы помочь? Может быть, и нет необходимости закупать какое-то количество шоколада, например. А гораздо лучше было бы перевести деньги на определенные нужды, связанные с этими подарками или с протекающей крышей. 

Л. Арзамасова 

— Безусловно, это было бы большой помощью. И конечно, жители домов престарелых оценили бы это — отсутствие протекающей крыши было бы для них очень большим подарком к празднику. Я рада, что у нас есть самые разные варианты помощи, их все можно найти на сайте www.starikam.org. В том числе, например, если у вас нет возможности перевести средства или купить подарок, доехать до дома престарелых — можно написать письмо. Это тоже замечательный вариант.  

А. Митрофанова 

— Это «Внуки по переписке», да? 

Л. Арзамасова 

— Да, акция «Внуки по переписке», которая так давно существует, в которой принимают участие очень много людей. Но меньше, чем подопечных фонда. И, конечно, у наших бабушек и дедушек не было ни мобильных телефонов, ни компьютеров, поэтому для них получить это личное письмо, которого не от кого ждать — это до слез. Когда я привожу эти письма от других людей, которые не могут доехать до дома престарелых лично, я так жалею, что они не видят тех эмоций, с которыми принимают эти письма бабушки и дедушки. В содержании письма может быть рассказ о себе. И обязательно обратный адрес. Они могут даже не захотеть написать ответ или не смочь написать ответ, но присутствие обратного адреса для них будет очень важным знаком того, что вы все равно ждете — что вам важно, что вам интересно, что вы есть на другом конце провода. И чтобы сейчас это не звучало сказочно и зефирно — конечно, бывают разные истории. Была у меня такая история. Я привезла из «Орленка», у нас там есть акция, дети пишут поздравительные открытки. И я захожу в палату к деду: «Николай Петрович, здравствуйте!» — «Здрастье. Чего пришла?» — «Меня Лиза зовут. Приехала с вами поболтать, познакомиться. Буду к вам приезжать. А еще вам передали письмо из «Орленка»  — дети поздравительную открытку написали». Он говорит: «Не надо мне ничего. Иди отсюда». Сначала я смутилась: как реагировать в таких ситуациях? И вдруг включился ресурс какой-то удивительный, это при общении с детьми наверняка, у меня детей пока своих нет, но включается что-то такое. И я вдруг начинаю его отчитывать, как маленького, говорю: «Так, это что такое? Николай Петрович, это что за поведение такое? Ребенок писал, старался, вам ромашку клеил сам, ножницами вырезал. Старался. А вы отказываетесь? Это лично написано вам, Николаю Петровичу». Он говорит: «Как, мне что ли?» — «Конечно». — «Ну-ка, быстро читайте. Давай, садись рядом со мной. Ничего не вижу, сама читай». Я ему прочитала, потом еще несколько раз перечитывала. Нужно достучаться, найти подход. Ну, не бывает такого, чтобы письма были не нужны. Поэтому это тоже замечательный вид помощи, поддержки. Их очень много — заходите на сайт, там можно выбрать удобный для себя вариант. 

А. Митрофанова 

www.starikam.org — сайт благотворительного фонда «Старость в радость». Знаете, у меня такое впечатление, что для того чтобы понять мир человека, живущего в доме престарелых, важно немножко настроиться на его волну, немножко поменять угол зрения. Мы в таком потоке информации и шума существуем, для нас любой праздник — пожалуйста, выходишь на улицу, там обязательно народные гуляния. Если город небольшой, то на какой-то одной центральной площади. Если город большой, то фактически в каждом сквере и так далее. И на 23 февраля, и на 8 марта, и на День Победы у нас всё это будет в изобилии. А если взять жизнь в доме престарелых? Ведь по большому счету, это не что вакуум, конечно, нет. Слава Богу, что там есть отношения между людьми — очень тесные, теплые, дружеские. Где-то конфликтные, ну, как же без этого, как в любой семье такое бывает, недопонимания возникли. Пока их разрулят. Но, слава Богу, их разруливают. Но вместе с тем — это замершее время. И все-таки относительная бессобытийность, которую человеку с подвижным сознанием непросто принимать и через это проходить. И каждое событие, когда приезжают волонтеры, когда приходит такое письмо, оно становится как бы эпицентром переживаний, невероятно важных для этого человека, дающих импульс к тому, чтобы дальше просыпаться по утрам, жить, радоваться — вот всё то, о чем вы рассказываете.  

Л. Арзамасова 

— Конечно. Позвольте вам еще такую картину представить — просто для того, чтобы понять, насколько люди, живущие в домах престарелых, радуются мелочам. Есть же бабушки и дедушки нетранспортабельные, то есть те, кому даже на улицу нельзя выйти, по крайней мере, зимой это очень сложно. И нянечки для того, чтобы подопечные нашего фонда, люди, проживающие в домах престарелых, почувствовали жизнь, они приносят в тазах снег в комнаты. И бабушки и дедушки… 

А. Митрофанова 

— Разминают снег руками? 

Л. Арзамасова 

— Да, разминают руками и щупают этот снег, ощущая его в своих руках. Позвольте мне сказать не очень приятную мысль, наверное, и сложно ее воспринимать, но я к ней пришла, и она мне стала очень понятна. И она очень объясняющая всё происходящее. В общем-то, в домах престарелых — мы с вами. Это не какой-то определенный контингент людей, это не какая-то определенная социальная группа, которая прожила неправильную жизнь. Это люди, прожившие обычную нормальную человеческую жизнь — со своими решениями, со своими правильными и неправильными поступками. И оказавшиеся вот в такой жизненной ситуации. Им важно делиться своей историей — бабушка рассказывает о том, как она всегда жила в уюте и тепле, ее все любили, она была залюбленной девочкой с самого детства, родители любили. Счастливо вышла замуж, мужа пережила, но остались любящие дети и внуки. И вдруг все ее родственники погибают в автокатастрофе, а дом сгорел. Вот куда человеку деваться? И она оказалась в доме престарелых. И это самые разные истории — это люди состоявшиеся, это люди, имеющие работу, дом, родственников. Конечно, там есть самые разные истории, но когда говорю, что это мы с вами там, то есть легче представить контингент людей, которые там находятся — это самые разные люди с самыми разными историями. Поэтому для того, чтобы позаботиться о нашей с вами старости, нужно, наверное, с детьми разговаривать о старости как можно раньше. И уважать бабушек и дедушек. И, в общем, в целом менять систему отношения к одиноким пожилым людям. 

 
А. Митрофанова 

— Актриса театра и кино, попечитель благотворительного фонда «Старость в радость» Лиза Арзамасова сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Я еще раз напомню адрес сайта, где можно найти подробную информацию о деятельности фонда, а также о разных вариантах, как можно поддержать эту работу — www.starikam.org. И короткий номер для СМС, чтобы можно было пожертвования перевести уже сейчас: 3443 — в содержании сообщения нужно написать слово «бабушка» и через пробел ввести любую сумму пожертвования. Или на сайте www.starikam.org —там и через банковскую карту, и через другие платежные системы, масса разных вариантов, вплоть до того, что можно распечатать реквизиты фонда и в любом отделении банка перевести пожертвование. И огромное спасибо всем, кто поддержит эту прекрасную работу. Мне кажется, Лиза очень точно сформулировала: в домах престарелых, в общем-то, мы с вами. Еще и в том смысле, что, как говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся, но от такой судьбы, пожалуй, что тоже. И мы с вами не знаем, как что будет в дальнейшем. И это не значит, что если мы сейчас поддерживаем дома престарелых, мы таким образом пытаемся подписать себе «гарантию», что с нами такого не случится. Нет, это так не работает. Но и у Бога всего много, и у Вселенной какая-то логика, Богом созданная, что если мы максимально стараемся сейчас выправить систему, то через какое-то время она начинает приобретать человеческое лицо и вообще, становится похожей на то, что оптимально, наверное, для существования человека. Вот в таком смысле, да, действительно — это мы с вами. И это мы делаем и для себя, и для наших детей.  

Л. Арзамасова 

— Знаете, например, есть мои друзья и знакомые, которым когда я рассказываю о поездках в дома престарелых, они говорят: «Нет, я бы никогда не поехал». Я очень понимаю, понимаю эту позицию — это сложно, когда чувствуешь, что не сможешь справиться, особенно со своими эмоциями. Там точно не место слезам. Ну, лучше не стоит ехать. Но есть еще такой вариант помощи, который, может быть, будет симпатичен нашим слушателям. В этом году состоялась премьера благотворительного спектакля «Кабы я была…» фонда «Старость в радость». 

А. Митрофанова 

— С вашим участием? 

Л. Арзамасова 

— Да. Я автор пьесы и так получилось, что и организатор всего этого действа. Я говорю это только для того, чтобы оправдаться в возможных погрешностях в драматургии. Это новый для меня опыт, но вроде как зритель отзывается очень хорошо и очень тепло. Но для чего я это говорю — во-первых, все средства от продажи билетов отправляются в фонд «Старость в радость», как раз на наем дополнительного персонала. И, знаете, вот такой момент: я могу очень много рассказывать самых разных историй, которые вас впечатлят сейчас, возможно, на какое-то время. Но потом их затмят переживания… 

А. Митрофанова 

— Какие-то иные. 

Л. Арзамасова 

— Да. Личная жизнь, события быстро одни сменяют другие. И достучаться иногда очень тяжело, даже если напротив тебя сидит человек, очень восприимчивый и готовый слушать, воспринимать информацию, помогать. Но спектакль — это другая какая-то история, совершенно по-другому она энергетически действует. Придя в театр, забыв на 2 часа о своих делах, послушав историю… Идея пьесы возникла из разговоров в домах престарелых, которые мы слышали. Одну из этих историй я решила перенести на сцену и как-то ее дофантазировать: а что могло бы быть дальше? Это история двух девочек, которые прятались в подвале во время войны. И как могла бы сложиться их жизнь, если бы этих страшных событий не произошло. Но спектакль и светлый и, мне кажется, там очень много честных вещей, так сказать, без приукрашиваний. Там замечательные артисты играют: Маша Дюжева, Оля Лапшина, Филипп Бледный. И мы все вместе постарались честно рассказать эту историю. У нас на этот спектакль приводят детей, подростков. В общем, это такой момент, может быть, вдохновляющий — если вам не хватает какого-то порыва, если вы не определились, есть ли у вас искренний душевный порыв начать помогать, присоединиться к фонду, то я вам просто предлагаю приятно, интересно провести вечер на спектакле «Кабы я была…». Следующий спектакль будет 1 марта, я очень вас приглашаю на него в Дом Булгакова. И как раз с самим собой честно поговорите: трогает ли вас эта тема и близка ли она вам. 

А. Митрофанова 

— Действительно, это тоже важно — для себя честно ответить. Может быть, если хочется делать что-то хорошее, если не эта сфера, то какая-то другая. А, может быть, кто-то как раз в помощи пожилым людям найдет в своем сердце такой отклик и поймет, что да, действительно: чего же я раньше зависал и не двигался в этом направлении. Лиза, у нас не так много времени осталось до конца эфира. Может быть, у кого-то есть возможность прийти на этот спектакль, у кого нет, не все живут в Москве. Мне бы очень хотелось, чтобы вы немного передали вот эту творческую атмосферу невероятную, которую вы привозите в дома престарелых, которая наверняка царит у вас и на спектакле. Я знаю, что вы прекрасно читаете стихи. Могли бы вы у нас в эфире прочитать что-то из той лирики, или, может быть, это будет, наоборот, что-то программное. Это уже на ваше усмотрение. Чтобы можно было почувствовать себя сопричастным к этому прекрасному делу. 

Л. Арзамасова 

— С удовольствием. Я прочитаю стихотворение, которое мы читаем во время наших поездок в дома престарелых, потому что бабушки и дедушки наши очень любят стихи, причем самые разные. В этом смысле это благодарная аудитория, совсем не… Не найду правильного слова. В общем, они готовы слушать и современную поэзию, и самую-самую разную. Стихи Агнии Барто. Как мы знаем, все детские стихи написаны на самом деле для взрослых, конечно же. 

А. Митрофанова 

— Как вариант. А многие стихи, написанные для взрослых, как раз гораздо более понятны бывают детям. 

Л. Арзамасова 

— Да. Это стихотворение мы все очень любим нашей командой. И мне кажется, и фонд это стихотворение тоже очень любит. И бабушки и дедушки, старшее поколение тоже его воспринимает очень по-доброму: 

На бульваре - снежный бой. 

Здесь и я, само собой! 

Ой, что было! 

Ой, что было! 

Столько было хохота! 

Рукавички я забыла, 

Вот что было плохо-то! 

Попросила я у Лели 

Запасные варежки, 

Говорит: «Смеетесь, что ли, 

Надо мной товарищи? 

Берегу их три недели, 

Чтоб другие их надели?!» 

Вдруг девчонка, лет восьми, 

Говорит: «Возьми, возьми». — 

И снимает варежку 

С вышивкой по краешку. 

— «Буду левой бить пока!» — 

Мне кричит издалека. 

Снежный бой! Снежный бой! 

Здесь и я, само собой! 

Все в атаку! Напролом! 

Из снежков метелица... 

Хорошо, когда теплом 

Кто-нибудь поделится. 

А. Митрофанова 

— Лиза Арзамасова — актриса театра и кино и попечитель благотворительного фонда «Старость в радость», о котором мы  сегодня и беседовали в течение этого часа. Подробную информацию о работе фонда и том, как его поддержать, можно найти на сайте www.starikam.org. Я, Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века

Также рекомендуем