Москва - 100,9 FM

"Фестиваль "Музыка Великого поста". Светлый вечер с Варварой Котовой (30.03.2017)

* Поделиться

У нас в гостях была руководитель ансамбля "Узорика" Варвара Котова.

Разговор шел о средневековой русской и европейской народной музыке, о церковной музыкальной традиции, а также о фестивале "Музыка Великого поста", проходящем в Соборной палате Главного здания Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Лиховом переулке в Москве.

 


В.Емельянов

— Здравствуйте – это программа «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин, здравствуйте!

В.Емельянов

— Мы рады приветствовать нашего сегодняшнего гостя. А точнее гостью – Варвару Котову – руководителя ансамбля старинной музыки с красивым называнием «Узорика». Здравствуйте, Варвара.

В.Котова

— Здравствуйте!

В.Емельянов

— Можно я Вас буду Варя на Вы называть?

В.Котова

— Можно.

В.Емельянов

— Спасибо большое, а то Варвара очень официально и мне чуть ли не надо под пионерским салютом стоять. Я так не очень люблю, люблю, чтобы по-домашнему было. Второго апреля, насколько мы знаем, в Соборной палате главного здания Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Лиховом переулке состоится Ваш концерт – это один из концертов фестиваля «Музыка Великого поста». Выступает ансамбль старинной музыки «Узорика» и сразу хочу спросить, откуда такое красивое название?

В.Котова

— Это такая компиляция России и Запада. Потому что есть русское слово «узорочье», которое обозначает витиеватое украшение, например, есть узорочье каменное - украшает церкви XVII века. Но когда мы создавались, нам показалось, что узорочье – это как-то для женского коллектива грубовато, так что мы добавили такое окончание «ка» и получилось слово «Узорика», которое вполне отвечает и составу, и нашему звуку, и нашему состоянию.

В.Емельянов

— Сразу тогда возникает вопрос, а что это за коллектив, из кого он состоит, много ли вас, что за инструменты, что за голоса, чем он уникален? Потому что коллективов, которые исполняют старинную музыку очень много, многие из них наши друзья и приходили к нам на программу, и папа Ваш у нас бывал неоднократно. Поэтому хотелось бы все эти нюансы выяснить, нас интересует буквально все.

В.Котова

— Ансамблю «Узорика» уже пошел девятый год – это женский вокальный ансамбль. Наш состав разный от четырех до шести человек, в зависимости от количества ушедших в декрет. Так как -коллектив у нас молодой и женский – это у нас постоянное состояние, мы все шутим, что за время нашего существования у нас в сумме родилось уже 11 детей.

В.Емельянов

— Это как героиня небезызвестного фильма: «Ой, а у нас текучка, какая у нас текучка».

В.Котова

— Наш ансамбль занимается исполнением старинной музыки и отличается он от других московских коллективов тем, что поет и русскую, и западную. В основном, мы поем русское раннее многоголосье – это музыка конца XVI и началоXVIII. Это знаменный распев, строчное многоголосье, ранний партес, партесный концерт – это то, что было в России в богослужебном пении до появления композиторской эпохи, композиторской музыки. Ну параллельно мы поем и западное тоже раннее многоголосье, там разница приблизительно в 400 лет выходит. То есть где-то средневековье, XIII-XIV и самое позднее, что мы поем…

В.Емельянов

— Это жесткая готика на самом деле. Это даже конец романики и начало готики – это суровые времена очень.

В.Котова

— На самом деле – это очень красивая, очень изысканная, очень сложная и очень близкая нынешней музыкальной культуре по духу музыка. То есть, средневековье гораздо ближе к нам, чем, например, та же классика.

А.Пичугин

— Оно еще стало популярным в последние годы, довольно много людей увлекаются средневековой музыкой, может быть не совсем понимая в ней, может быть не совсем отдавая себе отчет, в чем разница между теми, или иными направлениями в той же средневековой музыке и в разных эпохах, но факт, что это сейчас модно.

В.Котова

— В основном у нас модна все-таки инструментальная музыка. Коллективов, которые исполняют вокальную средневековую музыку очень мало. В основном, если говорить про европейское средневековье – это коллективы Данилы Рябчикова, с которым мы тоже дружим и когда-то работал ансамбль «Узорика» вместе с ним и даже сделал несколько программ и записали с ними диск. И у него несколько коллективов и даже проходит фестиваль «Musica Mensurata» уже несколько лет подряд, приезжают европейские исполнители, ну да, европейское средневековье потихонечку тоже становится известным и у нас. Ну и русской музыкой занимается много коллективов, но наша специфика в том, что мы женский коллектив.

В.Емельянов

— Алеша, я себя ловлю на мысли, что к нам приходят такие замечательные люди, а большинство из тех, для кого телевизор – это единственный источник информации, таких людей, мы с тобой знаем, их подавляющее большинство.

А.Пичугин

— Да, конечно.

В.Емельянов

— Они вообще даже понятия не имеют, что это существует. Потому что такие коллективы в средствах массовой информации просто не представлены.

А.Пичугин

— Телевизор-телевизору рознь. Есть у нас сейчас в конце концов огромное количество кабельных каналов – я его редко включаю – телевизор, у меня его даже нет, но, когда я оказываюсь там, где он есть – у родителей, например, у меня рука устает долистывать до пятисотого канала. И все это без всяких тарелок. И достаточно каналов, где в том числе и такое творчество представлено, начиная с общедоступной «Культуры» той же.

В.Котова

— Ну и на «Культуре» к сожалению, у нас редко поют именно русскую музыку. Все, что раньше XVIII века у нас к сожалению, не так часто исполняется.

В.Емельянов

— Что касается «Культуры» - это просто моя реплика в сторону, апарт такой – это вообще была на мой взгляд чудовищная ошибка просто взять и сделать целиком канал, который посвящен культуре, тем самым освободив все остальные каналы от вообще хоть какой-то внятной культурной составляющей. Типа есть канал «Культура», у которого тоже, как выясняется, есть свои какие-то форматные установки и пожалуйста, туда, а мы будем всем остальным заниматься… всем тем, что мы видим сегодня. Я не хочу говорить о том, что это плохо, о том, что хорошо, каждый, кто имеет уши – слышит, каждый, кто имеет глаза – видит, что там происходит.

А.Пичугин

— Мне кажется, просто для любителей такой музыки существует огромное количество всемирных музыкальных интернет-станций, которые могут работать из Америки, из Европы, из России, где любители той же самой средневековой музыки могут сидеть часами слушать, составлять себе сами подкасты – это то самое, кстати, благо, которое нам принес интернет в плане развития радиовещания и для людей, которые слушают, увлекаются разными совершенно музыкальными стилями, они могут сами себе компилировать, подбирать что-то. Но кстати говоря, Вы сами сталкивались с этим, нет?

В.Котова

— С интернет радио?

А.Пичугин

— Да, и где это можно по своему выбору и вкусу составлять, в том числе скажем, средневековую музыку.

В.Котова

— Именно с русской музыкой не встречались. То есть можно найти по каким-то ссылкам записи коллективов, но вот, чтобы был эфир, в котором можно услышать несколько на свой выбор, я с таким еще не встречалась.

В.Емельянов

— Я смотрю, на столе у нас лежит какой-то музыкальный инструмент, хотелось бы знать, что это. Я подозреваю, что это гусли…

В.Котова

— Это они самые и есть. Но это уже наше видение такого музыкального стиля, как духовные стихи. То есть кроме богослужебной музыки, кстати, и в России, и на Западе существовала паралитургическая музыка, музыка духовная для домашнего пользования. То, что исполнялось паломниками. В России – это такой разброс жанра, от колыбельных, до народных песен, которые звучат почти как веснянки заклички, там в деревнях, в дворянских усадьбах, пелись духовные стихи. Мы используем иногда для инструментовки музыкальные инструменты – гусли, которые здесь лежат и колесную лиру, которую можно будет услышать на концерте. Но если под колесную лиру духовные стихи исполнялись всегда, то исполнение духовных стихов под гусли – это такая традиция конца XX века. Но уже они так друг к другу приросли, что так под них все и поют.

В.Емельянов

— А сложно вообще этот инструмент осваивать?

В.Котова

— Как любой инструмент, если хорошо играть, то сложно. А в принципе, у меня есть любимая история, как я на концерте для детей долго рассказывала о том, какой простой инструмент гусли, потому что на самом деле там глушатся струны, сейчас я тогда уж и изображу немножко. Это подряд звучат ноты и когда какие-то глушатся – получаются аккорды. В народной традиции гусли используются, как северный аналог балалайки, скажем так. Это наигрыш под драку, страдания про любовь…

В.Емельянов

— Наигрыш под драку?

В.Котова

— На севере много интересного.

А.Пичугин

— Сначала вот так лирический заход, а потом хопа…

В.Котова

— Ну да, что-то вроде. Драка тоже ведь развлечение.

В.Емельянов

— Для кого, для того, кто оказывается на больничной койке потом?

А.Пичугин

— Там не было больничных коек.

В.Котова

— Там были жесткие правила.

А.Пичугин

— На печке потом отлежался и вперед пахать.

В.Емельянов

— Я не знаю, я не жил, поэтому…

В.Котова

— Сейчас есть традиция духовные стихи сопровождать перебором. И вот под это поются.

В.Емельянов

— Красиво, просто красиво звучит. Во-первых, хотел спросить, есть ли какие-то западные похожие инструменты и неужели делают сейчас гусли в наше время?

В.Котова

— Гусли можно приобрести, сейчас очень много мастеров. В Москве я знаю как минимум…

В.Емельянов

— Какая-то особая древесина используется, или?

В.Котова

— Это уже вопрос к мастерам, я как исполнитель…

В.Емельянов

— Ну, Вы, как исполнитель же должны понимать, что вот это хорошо дерево звучит, вот это не очень, какие-то там секреты есть.

В.Котова

— Как исполнитель, я беру в руки инструмент, пробую – мне нравится этот звук, не нравится этот звук, этот размер мне подходит.

В.Емельянов

— То есть Вы интуитивно?

В.Котова

— Ну да, я же женщина в конце концов.

В.Емельянов

— Это важно, да.

В.Котова

— Но да, сейчас очень много мастеров и в Москве, и вообще по России появилось. И гусли, как и балалайка – это теперь такой в некотором смысле хипстерский музыкальный инструмент.

В.Емельянов

— Что-то я в Москве то хипстеров с балалайками не видел, признаться.

В.Котова

— Вы не там гуляете.

В.Емельянов

— А, да, извините, пожалуйста. Алеша, может быть ты гуляешь там?

А.Пичугин

— Да я думаю, что есть полно. Я там гуляю, иногда и вижу.

В.Котова

— Да, есть наши друзья, которые называются «Балалайкер», которые поставили на поток изготовление балалаек и продают их не только в Москве, но и по всей стране и за границей, и в Китае, и где угодно и на разных международных выставках – это теперь такой популярный музыкальный инструмент. Ну и еще мне они очень нравятся тем, что они учат ребят, например, играть Radiohead на балалайке – прекрасно получается, не хуже гитары.

А.Пичугин

— Да, классно, я тоже слышал.

В.Емельянов

— А эти все, как музыканты называют, примочки, типа фузы и всякие другие, комбики, и все то, что можно зацифровать, синтезировать – это все каким-то образом можно коррелировать с балалайками? Ну, с балалайкой, я подозреваю, что да, а с гуслями?

В.Котова

— И с гуслями я тоже думаю, да. Потом, есть такой музыкант фольклорист Борис Базеров, который изобрел электрогусли. Там огромное количество примочек и свой уникальный звук и вообще это уже такой фольк-рок.

В.Емельянов

— Потому что, что касается скрипки этой синтезированной, есть конечно уникальные музыканты, и Пата Метини того же вспомнить, и Даг Камерон – это все очень… я не беру сейчас Ванессу Мэй, потому что это конечно лубок все и такая цыганщина, как это я называю. Но есть действительно мастера невероятные и их вообще ни с кем не спутаешь. То есть, начинает звучать музыка и ты понимаешь, да, это он. Только у него такое звучание, только он так сам может. А вообще, честно говоря, послужной список Вашего ансамбля не может не впечатлять – девять лет же уже?

В.Котова

— Девятый год, да.

В.Емельянов

— И вы провели уже сотни концертов и просветительских лекций, вот что меня больше всего интересует. То есть это у вас не просто концерты, как таковые, а там еще есть какое-то содержание?

В.Котова

— Конечно, если мы рассказываем о русской музыке конца XVI-XVII века, то 90%, сидящих в зале, слышат ее в первый раз и не совсем представляют себе, что это такое. Что такое знаменный распев, например, что такое русская монодия, почему он начинается знаменным.

А.Пичугин

— Вот Вы сейчас сказали странное слово.

В.Емельянов

— Монодия?

А.Пичугин

— Да, я не знаю, что такое монодия.

В.Емельянов

— И я не знаю.

А.Пичугин

— Я знаю, что такое знаменный распев, но может быть и тут не все слушатели знают.

В.Емельянов

— Не, я сижу умно киваю, типа я в теме, а вообще я темный лес.

В.Котова

— Монодия – это одноголосье, слово «моно».

А.Пичугин

— А, все понятно. Так, а нам тут, кстати говоря самое время послушать музыкальное произведение. Насколько я понимаю, начнем мы с такого произведения, это церковное песнопение, должны его многие знать, может нет, но тем не менее, кто не знают – сейчас узнают. «На реках Вавилонских» 136 псалом, демественный распев. Я правильно называю, да?

В.Котова

— Да.

А.Пичугин

— Где-то я слышал этот термин, даже, наверное, слышал, как это звучит. XVII век – слушаем.

На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона.

У рек Вавилонских там мы сели и заплакали, когда вспомнилось нам о Сионе.

На вербиих посреде eго обесихом органы наша.

На ивах посреди него повесили мы органы наши,

Яко тамо вопросиша ны пленшии нас о словесех песней и ведшии нас о пении: воспойте нам от песней Сионских.

 

В.Емельянов

— Вы слушаете программу «Светлый вечер» в студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И наша сегодняшняя собеседница – Варвара Котова – руководитель ансамбля старинной музыки «Узорика». И мы продолжаем наш разговор. Почему именно XVI-XVII века, это уже, казалось бы, такая древность – это первый вопрос. И второй вопрос, я просто: а кто ваши зрители?

В.Котова

— Ой, зрители разнообразные. Я сама каждый раз искренне радуюсь вновь пришедшим людям и тоже задаюсь вопросом, кто же они.

В.Емельянов

— Возраст то какой?

В.Котова

— Очень большой разброс, от совсем юных – студентов, например, до зрелых людей, и до бабушек, дедушек – тоже ходят, слушают, слава Богу, всем это интересно. Во-первых, история интересна. Почему XVII век – во-первых, начнем с того, что те рукописи, которые мы имеем на руках, поддающиеся расшифровке, самые ранние – это конец XVI века. То есть самые ранние песнопения, которые мы поем – это конца XVI века. И с конца XVI века по начало XVIII произошло очень много событий. Во-первых, исторических и в музыке в том числе. Она за эти сто лет успела столько всего пережить, так видоизмениться и в конечном счете вплоть до того, что в начале XVIII века у нас поменялось музыкальное мировоззрение целиком и полностью. То есть, на смену эпохе слова, потому что знаменный распев – это не музыка, как то, как мы к этому привыкли – это слово звучащее, потому что эта мелодия была подчинена тексту и от него шла – это в первую очередь текст, а потом уже мелодия.

А.Пичугин

— А я могу же пропеть, ну как, я то конечно не могу, но человек, который может, он может пропеть мелодию знаменного распева без слов?

В.Котова

— Он всегда разный, он же не одинаковый.

А.Пичугин

— Но ноты же есть, крюки?

В.Котова

— Крюки есть, но крюк завит тоже от… распевщик ставил крюк в зависимости от текста. То есть, например, это стихира определенного гласа, там второго гласа – это определенные попевки. Дальше распевщик уже использовал их по своему усмотрению, в зависимости от того, как он хотел подчеркнуть, какие слова в этом тексте он хотел бы выделить, то, как он считал нужным. Ну и с XVI века появилось многоголосие, вот это строчное трехголосие, которое, я надеюсь, мы тоже сегодня поставим – совершенно уникальный стиль, которому не существует аналогов в мире в принципе. Это такая философия в музыке. Три голоса, которые сочетаются не по закону гармонии, как мы сейчас привыкли, а по закону триединства Божия в музыке. Где в основе лежит знаменный распев, неизмененный, как он и был, и два других голоса переплетаются, сочетаются с ними в одном ладу, но не имея гармонической созвучности.

А.Пичугин

— Ого… а о чем это сейчас было?

В.Котова

— Это сейчас было то, что Вы до этого объявили.

В.Емельянов

— Ты же сейчас прикинулся таким знатным музыковедом, я даже замолчал, про какие-то крюки пошла речь, думаю, ничего себе, мы проработали три года, а я не знал, что ты звезда музыковедения, Алексей.

А.Пичугин

— Я тут как-то попытался сказать и понял, что зря.

В.Емельянов

— Я хотел бы еще вот о чем спросить.

А.Пичугин

— Но про крюки я тебе потом объясню.

В.Котова

— Я про крюки могу рассказать, чтобы просто было понятно, что такое…

В.Емельянов

— Всем и Алеше тоже.

А.Пичугин

— Нет, я понимаю.

В.Котова

— Просто раньше мелодии записывались не нотами, как сейчас, а с помощью крюковой нотации. Каждый крюк означал одну, две, или три ноты – попевки, которые соединяясь между собой, складывались в мелодию – это и называется поэтому крюки, или знамена.

В.Емельянов

— Как это звучит, Вы можете показать?

В.Котова

— Вот то, что Вы до этого сейчас слышали – это с крюков расшифрованное песнопение. Я конечно могу и спеть тоже, например, духовный стих знаменной нотации.

А.Пичугин

— Давайте.

В.Емельянов

— Это было бы здорово.

В.Котова

— Хорошо, тогда вы сейчас услышите духовный стих первого гласа, конца XVI века со знакомым всем текстом - это послание апостола Павла, или «Стих о любви».

Добро боятися, благия люди

Сотворшаго небо и землю

Иже всего больши сотворил

Любовное житие

Того ради братие возлюбим

Стяжати любовь ко всем равную

Любый долготерпит, милосердствует

Любый не завидит

Любый не превозносится

Не гордится, не безчинствует

Не ищет своего, не раздражается

Не вменяет злое, не радуется

о неправде

Радуется же ся о истине

Вся любит, всему верует внемлет

Вся уповает, вся терпит,

Любый николи же отпадает.

 

А.Пичугин

— Мы напомним, что сейчас мы слушали и продолжаем общаться с Варварой Котовой, она руководит ансамблем старинной музыки «Узорика». В этой студии я – Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И я - Владимир Емельянов и вернемся мы буквально через минуту и заодно сейчас поразмыслим, давайте, каждый из нас, вообще, что сейчас прозвучало.

 

В.Емельянов

— Мы продолжаем нашу передачу «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин.

В.Емельянов

— И наша сегодняшняя гостья, собеседница – руководитель ансамбля старинной музыки «Узорика» - Варвара Котова. Варя, надо сказать, что то, что Вы исполнили в предыдущей части нашей передачи – это конечно сильно впечатляет. И мне подумалось вот о чем, это, наверное, может быть даже немного сложно для восприятия современного слушателя, или зрителя, который привык уже… ему задал алгоритм, что есть повторяющийся припев какой-то, вот есть запев и он тоже повторяющийся, все крутится в одних и тех же… Здесь тоже вроде как бы все неподалеку друг от друга, но совершенно другое построение музыкальных фраз, я сейчас вообще про интонирование даже не говорю. Вот эти многочисленные завитушки, назовем их так, чтобы нашим слушателям тоже было понятно. Насколько сегодняшний слушатель подготовлен к таким вещам?

В.Котова

— Мой концертный опыт говорит, что две вещи и уже подготовлены. На самом деле эта музыка очень быстро вводит в это состояние…

В.Емельянов

— Действительно, она такая атмосферная, что-то совсем все уходит куда-то.

В.Котова

— Она просто о другом. Мы привыкли, что музыка нас цепляет за эмоции – это и была разница, что случилось в XVIIIвеке – на смену… не могу назвать это сухим, но на смену разумному слову и на смену именно Божьему слову, мы говорим сейчас о богослужебной музыке.

В.Емельянов

— Смыслу.

В.Котова

— Да, содержанию, пришло чувство.

В.Емельянов

— То есть страсти?

В.Котова

— В некотором смысле, да. Нас стали цеплять за эмоции. У нас, у ансамбля «Узорика» был уникальный опыт и мы надеемся его повторить в мае месяце. В храме, где я пою, в храме Святителя Николая в Котельниках на подворье Чешских земель и Словакии, проходил фестиваль «Душеполезные песни» ансамбля «Сирин». И в рамках этого фестиваля нам разрешили спеть литургию старинными распевами. Получилось, что мы пели целиком литургию – это был знаменный распев и в основном – это было строчное многоголосие. Конечно – это была проверка для всех, но могу сказать, что люди поделились на два лагеря. Тех, кому совсем это было тяжело, но слава Богу, что были люди, которые ко мне потом подходили и говорили, что литургия стала совсем другой, что в этот момент, именно, когда вместо привычной нам музыки, цепляющей нас за чувства, появился знаменный распев, что наконец-то все стало на свои места и литургия стала такой, какой она должна быть. А то, что люди плакали, слушая строчное многоголосие, которое мы до этого слушали, очень тяжело это представить в концертном варианте, но вдруг во время службы оно встало на свое место и – это было удивительное ощущение и у нас – у исполнителей, потому что наконец-то оно было там, где оно и должно быть – во время богослужения.

В.Емельянов

— Давайте еще вернемся к концерту. Во-первых, напомним нашим слушателям, что это будет очень скоро – 2 апреля в два часа дня начало – это Соборная палата главного здания Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Лиховом переулке. Лихов 6, да?

В.Котова

— Да.

В.Емельянов

— Как раз пройдет один из концертов. Там вообще большой фестиваль «Музыка Великого поста» и с сольным выступлением как раз выступает ансамбль старинной музыки «Узорика», руководитель которого – Варвара Котова – у нас сегодня в гостях. Почему именно там, почему не на какой-то другой площадке? Я просто никогда не был в этой Соборной палате.

А.Пичугин

— Так ее недавно открыли после реставрации.

В.Емельянов

— А она большая вообще?

В.Котова

— Да, там на 600 человек зал большой, поэтому мы всех очень ждем на наш концерт.

А.Пичугин

— Метро Цветной бульвар, или Маяковская.

В.Котова

— Вообще это уникальный зал, он очень красивый сам по себе, в нем проведена прямо реставрация, это тот зал, в котором было восстановлено патриаршество на Руси в начале XX века. Это просто очень красивое место с красивой историей, очень красиво отреставрировано само здание.

А.Пичугин

— Со сложной историей.

В.Котова

— Да, с прекрасной акустикой. Я думаю, что все вместе – это должно иметь очень сильный эффект.

А.Пичугин

— Значит соответственно, еще раз. Это метро Цветной бульвар, или Маяковская – Лихов переулок дом 6. 2 апреля два часа дня. Вы знаете, меня еще интересует такой вопрос, Вам никогда не говорили, что… есть такое традиционное представление у нас, по крайней мере, что знаменный распев – это сугубо мужское дело, что женщины у нас до началаXX века практически нигде в хоре не пели. Ну там у Блока только разве что девушка пела.

В.Котова

— До конца XIX. Ну да, говорили, поэтому мы не то чтобы… мы никогда не называли себя аутентичным коллективом, у нас не поворачивается к этому язык. Но нельзя сказать, что не было прецедентов женских коллективов, ну, хотя бы, я думаю, что монастырские женские хоры существовали. Плюс существует запись о том, что одна из жен Ивана Грозного с собой возила женский хор, который пел на литургиях, на которых она присутствовала. Так что конечно же старинная музыка – это в основном приоритет мужчин, но нельзя сказать, чтобы это было совершенно невозможно для женского исполнения. Но это логично, что это пели мужчины, потому что служение на клиросе было, как служение в алтаре и в певчих точно также рукополагали, как в алтарников, ну, рукополагали – это громкое слово, но благословляли. Именно поэтому женщины на клиросе так должно не появлялись, потому что это было служение. Ну и к разговору об этой музыке, она вполне соответствует такому высокому подходу к пению в храме.

А.Пичугин

— А напомните, пожалуйста, какие еще инструменты можно услышать на концертах?

В.Котова

— У нас всего два инструмента – это гусли и колесная лира.

А.Пичугин

— Про колесную лиру мы не так давно говорили в этой студии, но может быть, если кто-то из наших слушателей не помнит этот разговор – удивительный совершенно инструмент, который в XX веке оказался по разным причинам забыт. Лирники, которые ходили по деревням на территории Украины, вернее нынешней, по селам, и к сожалению в 1930-е годы многие из них были просто уничтожены физически.

В.Котова

— Они ходили и по югу России тоже, то есть, это не чисто украинская традиция.

А.Пичугин

— Нет, это вообще из Европы пришло.

В.Котова

— А в Европе она и не умирала, а весело живет до сих пор – это очень виртуозный в европейском варианте, это виртуознейший роскошный инструмент харди-гарди в Англии, vielle à roue во Франции, который до сих пор используется, к разговору, со всякими подключками, примочками в современной музыке очень активно используется колесная лира и мастера, которые на ней играют европейские – восхитительные совершенно.

А.Пичугин

— Хочется надеяться, что у нас тоже на улицах Москвы, просто где-нибудь в центре города можно будет увидеть человека, который сидит и играет на колесной лире.

В.Емельянов

— Варя, я хотел спросить, с 1999 года Вы ведете занятия в музыкальной студии по авторской методике для детей младшего школьного возраста, с 2008 ведете фольклорную студию в ансамбле «Оберег», в этом же году преподаете в центре творческого развития… Вы когда отдыхаете то?

В.Котова

— Дома с двумя детьми.

В.Емельянов

— Прекрасно.

В.Котова

— На самом деле я сейчас подсократила немножко свою деятельность и сейчас у меня осталось… у меня есть фольклорная студия «Горожане», в которой я занимаюсь пением, но исключительно такой… мы поем русский фольклор и до частной практики сократила, потому что на детей, к сожалению, уже времени не хватает. Так что, остались только взрослые студии.

А.Пичугин

— Это мы говорили о знаменном распеве, мы и слушать тоже будем сейчас несколько иную музыку по звучанию. Она появляется где-то в конце XVII века из Европы к нам приходит – это совсем незнакомая до того, я думаю, что большинству русских людей звучание, но именно оно сейчас главенствует, придя на службу в храм, мы услышим не знаменный распев, а партесное пение. Ну, в двух словах только поясните, пожалуйста, что это такое.

В.Котова

— То, что мы сейчас послушаем – это как раз такая попытка соединить знаменный распев с партесом. Партес – это пение по партиям, это пение по голосам, которое уже подразумевало именно гармоническое устройство музыки. То, что мы сейчас послушаем – это такая попытка сроднить знаменный распев с партесом. Этот стиль прожил очень недолго – меньше ста лет он существовал, это называется ранний партес. Это тоже раннее многоголосие, где в основе знаменный распев, к которому присоединены два три голоса.

А.Пичугин

— Это какое время приблизительно?

В.Котова

— Это конец XVII века.

А.Пичугин

— Самое раннее Петровское.

В.Котова

— Да, то есть основу знаменного распева никуда не дели, ее нельзя было никуда деть – это была основа богослужебной музыки, но для нашего восприятия – это уже куда более близкая и знакомая культура именно потому, что появляется гармония.

А.Пичугин

— Давайте не будем откладывать в долгий ящик. Называется то, что мы сейчас послушаем: «О тебе радуется» - это богослужебное песнопение, партесная гармонизация, ранний партес.

О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь,

Ангельский собор и человеческий род,

Освященный Храме и Раю Словесный.

 

А.Пичугин

— Дорогие слушатели, мы продолжаем нашу программу. Сегодня вместе с нами и с вами этот «Светлый вечер» проводит Варвара Котова – руководитель ансамбля старинной музыки «Узорика».

В.Емельянов

— Хочется развить еще эту тему и вот, когда мы изучали программу фестиваля, обратили внимание на то, что наряду с Вашим коллективом его организатором является представительство Православной Церкви Чешских земель и Словакии. И здесь какая связь, именно в том самом диалоге культур Востока и Запада? Или есть еще какие-то причины.

В.Котова

— Ну, первая причина того, что мы базируемся в храме святителя Николая в Котельниках, который является подворьем Чешских земель и Словакии, которые нас поддерживают, приютили. В этом храме я пою с шести лет. Подворьем Чешских земель и Словакии оно стало не так давно, лет 10, но этот наш родной храм, в котором на службах поет женская группа ансамбля «Сирин», так что это такое наше место.

В.Емельянов

— А что Вас еще связывает с ансамблем «Сирин»?

В.Котова

— Кроме того, что я дочка руководителя ансамбля «Сирин» - Андрея Котова и кроме того, я солистка этого ансамбля и работаю в нем уже более 10 лет.

В.Емельянов

— И еще вот, что хотелось также узнать. Вы сказали, что у Вас двое детей, а они музыкой занимаются?

В.Котова

— Старшей дочке моей 11 лет и она занимается в музыкальной школе. Младшему сыну всего три года, но он тоже безостановочно поет. Им некуда деваться, они, как говорит моя дочь: «Четвертое поколение музыкантов».

В.Емельянов

— То есть они обречены, в хорошем смысле этого слова.

В.Котова

— Мы надеемся, что все-таки у них есть выбор, потому что – это не самая простая профессия в наше время.

В.Емельянов

— А что сейчас слушают дети 11 лет, мне интересно?

В.Котова

— Дети 11 лет уже скрывают, что они слушают от родителей, они вошли в подростковый возраст.

В.Емельянов

— Подростковый возраст мне казалось – это всегда было лет 13-14-15.

А.Пичугин

— Дети теперь гораздо раньше взрослеют.

В.Котова

— У кого как. Но мы ей не запрещаем ничего слушать, поэтому я так думаю, какую-нибудь ерунду.

В.Емельянов

— А в Ваших выступлениях она не участвует?

В.Котова

— Когда она была маленькая, она ходила в детские студии как раз в которых я преподавала и занималась фольклором, и сейчас она занимается. Она когда-то пела в ансамбле «Веретенце», сейчас у них в школе прекрасный фольклорный ансамбль «Крупица», в котором она тоже поет. Но в принципе да, как-то я ее звала на концерт, где мы пели английский ренессанс, я с лютнистами Асей Гречищевой и Олегом Бойко иногда пою музыку ренессанса – английскую, французскую. Я говорю: «Приходи к нам деточка, это такая интересная программа» - она так вздохнула и говорит: «Мама, ты знаешь, я давно хотела тебе сказать, я музыку, которую ты поешь, не очень люблю». Потом так: «Всю!»

В.Емельянов

— Чтобы не огорчать.

В.Котова

— Ну так на всякий пожарный.

В.Емельянов

— Это же нормально. А Вы себя вспоминаете в ее возрасте, Вам же тоже, наверное, это было… не очень Вы любили всю эту музыку.

В.Котова

— Нет, я как раз была ребенком, который в четвертом классе на сочинении кем вы хотите стать в школе писала: «Я хочу стать дирижером хоровиком» и рвалась на сцену к родителям.

А.Пичугин

— А в 11 не передумали.

В.Котова

— В четвертом классе это и было, в 11 приблизительно. Так что, я всегда рвалась на сцену к родителям, которые у меня работали в ансамбле Дмитрия Покровского, потом появился «Сирин». Так что я всю жизнь мечтала и в «Сирине» петь и заниматься именно музыкальной профессией. Если моих детей эта чаша миновала – я не против.

В.Емельянов

— Собственно говоря история то и начиналась с того… продолжилась точнее тем, что Варвара Котова закончила Гнесинский институт по классу академического дирижирования. Сейчас не знаю, как правильно называется, какая-нибудь академия, наверное – это то, что на Поварской улице, да?

В.Котова

— Да.

В.Емельянов

— Я кстати там маленький вырос на этой улице, жил в коммунальной квартире вместе с родителями и когда куда-нибудь шел, к бабушке, или еще куда-то, окна всегда были раскрыты и был слышен, то орган, то, например, хоровое пение, то сольное пение, то какие-то инструменты звучали. А поскольку тогда движение было не такое, как сейчас и улица была под липами и тишайшая, настолько тишайшая, что днем, так вот я сейчас просто скажу нашим молодым слушателям, которые возможно нас слушают, представьте себе, от Поварской были слышны куранты Кремля днем, то есть можно себе представить. И конечно это наложило на меня… я не могу сказать, что большой отпечаток, но эти слуховые вкусовые ощущения я помню очень хорошо. Давайте мы еще раз напомним, что концерт ансамбля «Узорика» состоится 2 апреля в Соборной палате главного здания Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета в Лиховом переулке. Это, кстати выходной день?

В.Котова

— Воскресенье.

В.Емельянов

— Ну и хорошо, может быть там и увидимся. Я предлагаю послушать еще что-нибудь из репертуара ансамбля «Узорика». Наверное, будем закругляться на этом.

В.Котова

— Это как раз кант – это в начале программы я говорила, что есть духовные стихи, паралитургическая музыка. Канты – это духовные стихи XVIII века дворянской культуры. Это как раз покаянный кант, который пелся Великим постом и сопровождаем мы его игрой на колесной лире, о которой тоже уже сегодня был разговор.

А.Пичугин

— А дворянская культура в данном случае, она подразумевает… XVIII век, как у меня указано, но мне казалось, что вXVIII веке дворянская культура очень сильно качнулась в светскую сторону, поэтому на тех же светских мероприятиях (простите за бедность речи), как раз звучали песни далекие от церковных.

В.Котова

— На самом деле канты – это очень разнообразный такой стиль. То есть, они есть и виватные, как раз – это у всех на слуху – виватный кант государыне императрице.

А.Пичугин

— Виват король, виват.

В.Котова

— Что-то вроде. Например, шуточные, любовные. Но покаянные они тоже были в том числе все-таки у людей в то время духовная жизнь не очень отделялась от повседневной.

А.Пичугин

— То есть какой-то определенный период застолий, когда уже хочется думать о чем-то… настроение идет вниз и хочется думать о чем-то более возвышенном?

В.Емельянов

— Мне кажется, друзья, вы идеализируете всю эту картинку. Потому что давайте понимать о каком застолье идет речь. Если о застолье в избе, я прошу прощения, это одно застолье.

А.Пичугин

— Нет, это застолье в дворянской усадьбе.

В.Емельянов

— А застолье в дворянской усадьбе, мне кажется, там все совсем иначе заканчивалось и ни о каком там уже… тем более в XVIII веке, когда все это знаете, как это сейчас модно называть с экранов государственных телеканалов – западные веяния и все-таки, все это пришло к нам.

А.Пичугин

— Вот они и пришли, очень даже активно.

В.Емельянов

— И мне кажется, что там не до этого было. Я конечно могу ошибаться, не большой ученый в изучении усадебной дворянской жизни XVIII века, но интуиция мне подсказывает, что все было не так просто.

В.Котова

— Ну, во время Великого поста и вообще, но Великим постом особенно, в деревне по крайней мере была традиция того, что гуляния, праздники и веселье приостанавливались. И те же девки, собираясь за работой, они пели не песни народные, а духовные стихи какие-то длинные, или слушали жития святых.

В.Емельянов

— Варя, спасибо Вам огромное за участие в нашей сегодняшней программе! Мы напомним, что у нас сегодня была руководитель ансамбля старинной музыки «Узорика» в гостях – Варвара Андреевна Котова. Еще раз напоминаем, 2 апреля, 2 часа дня – Соборная палата в Лиховом переулке, добро пожаловать на концерт старинной музыки ансамбля «Узорика». В студии были Владимир Емельянов.

А.Пичугин

— Алексей Пичугин. Мы прощаемся и напоследок послушаем «Мире лукавые» - это кант XVIII века. Спасибо большое, всего доброго!

В.Котова

— Спасибо! До свидания.

Мире лукавый, скорбьми исполненный!

Коль ты не твердый, коль несовершенный,

Коль суть не благи твои зде утехи,

Коль суть плачевны радости и смехи.

 

Коль неспокойны твои честь, богатство,

Ветр, дым ничто же, вся непостоянство.

Цветут в един час, в другий увядают,

Днесь на престоле, завтра ниспадают.

 

Где есть гордяйся, Давид вопияше,

Се мимо идох - уже той не бяше.

Мнятся нам сладки твои зде забавы,

Сластьми изнуренны суть наши нравы.

 

Похоти смыслу зрети препятствуют,

Горькое сладким быти показуют.

В высоких суши, всяк в мире гордится.

Мнят же богати, что смерть их боится.

 

Что нам в богатстве, аще смерть царствует,

ин собирает, другий наследует.

Что ж нам за польза от чести бывает,

Егда смерть ранги весьма презирает.

 

Едина убо мысль бедным да будет,

Как Судия в той день страшный прибудет.

Спросят нас, бедных, там вскоре ответа,

Почто теряли всуе наши лета.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».

Также рекомендуем