Москва - 100,9 FM

Алексей Толстой. «Детство Никиты»

* Поделиться

Алексей Толстой в своих воспоминаниях рассказывает, как однажды пообещал знакомому издателю журнала небольшой рассказ. Дело оставалось за малым — сесть и написать его. Но когда Толстой приступил к работе, стало понятно, что маленьким рассказ не получится. И что это вообще будет не рассказ, а целая повесть, причём, автобиографическая. Как признавался сам Толстой, перед ним будто раскрылось окно в далёкое прошлое со всем его очарованием, нежной грустью и остротой восприятия. Так на свет появилось знакомое всем ещё со школьной скамьи произведение «Детство Никиты».

Повесть эту принято считать детской. Но, только перечитав её, будучи взрослыми, становится в полной мере понятно, насколько она многогранна и глубока, как художественно красив и тонок её литературный язык. «Детство Никиты» Алексея Толстого вызывает в душе ощущение давно забытого, безусловного счастья, когда радостно просто оттого, что живёшь, дышишь, общаешься с родными и близкими. В этом смысле, пожалуй, очень символично звучит первое, черновое название, которое дал своему тексту автор: «Повесть о многих превосходных вещах». Пушистый снег, морозные узоры на окнах, санки, рождественская ёлка — игрушки для неё мастерят всей семьёй… Как часто мы попросту перестаём замечать подобные мелочи, а ведь они способны наполнить нашу жизнь радостью. Писатель мастерски́ это подчёркивает.

Столь же тонко выделяет Алексей Толстой чистоту детской души, её способность чутко воспринимать окружающий мир. Главный герой, мальчик Никита, самый обычный ребёнок. Ему не очень нравится заниматься арифметикой с домашним учителем Аркадием Ивановичем; куда охотнее он бегает во дворе с друзьями. И на маму порой сердится, особенно, когда та не пускает гулять в мороз или заставляет тепло одеваться. Но в то же время в мальчике живёт искреннее чувство любви ко всем и всему. В повести есть эпизод, когда Никита убегает гулять в пустынное осеннее поле. Внезапное одиночество, когда кажется, будто во всём мире больше нет никого, пугает мальчика, и он молится: «Господи, дай, чтобы было всё хорошо. Чтобы мама любила, чтобы я слушался… Чтобы вышло солнце, выросла трава… »

Кстати, природа — отдельный, и тоже главный, герой повести. Толстой словно рисует настоящее живописное полотно: синий вечер, отражающийся в лужах, затянутых тонким льдом. Или утренний дымок в густых чащах сада. Этой природой по-настоящему дышишь. Как дышишь сдобным ароматом куличей, которые пекут в доме Никиты перед Пасхой. А в саму Пасхальную ночь вместе с героем слышишь, как множество голосов поют «Христос воскресе из мертвых», светятся огоньки свечей, и всем сердцем веришь, что всё плохое пройдёт. Глава «Страстная неделя», в которой Алексей Толстой описывает Пасху глазами Никиты, небольшая, но, безусловно, одна из самых сильных в книге.

Автор говорил, что за эту повесть готов отдать все свои предыдущие романы и пьесы. Писателя легко понять: возможность посмотреть на мир глазами ребёнка поистине бесценна. Благодаря Алексею Толстому и его «Детству Никиты», такая возможность всегда есть и у нас.

Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Также рекомендуем