Москва - 100,9 FM

«Жизнь малых епархий». Светлый вечер с епископом Бежецким и Весьегонским Филаретом (27.04.2018)

* Поделиться

У нас в гостях был епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет.

Мы говорили о том, как организована церковная жизнь в малых переферийных епархиях, какие вызовы встают там перед священниками, а также наш гость рассказал о своем пути к епископству и о том, как складывается его служение.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега — Марина Борисова…

М. Борисова

— Добрый вечер!

К. Мацан

— И я, Константин Мацан. Мы сегодня в нашей студии приветствуем владыку Филарета, епископа Бежецкого и Весьегонского. Добрый вечер, владыка.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Христос Воскресе! Я приветствую вас, приветствую всех наших радиослушателей и поздравляю с продолжающимся праздником Светлого Христова Воскресения, Пасхи Христовой.

М. Борисова

— Воистину Воскресе!

К. Мацан

— Воистину Воскресе!

М. Борисова

— Владыка, хотелось бы узнать такой нюанс — насколько я понимаю, вы сейчас возглавляете епархию, которая в каком-то смысле является вашей малой родиной. Вы же из тех земель родом?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Да, совершенно верно. Я родился и вырос в Тверской губернии, правда, в другой ее части, Тверская губерния очень-очень большая. Я вырос в Завидово, это очень известное место, известное своим храмовым комплексом, известное именами уроженцев этих мест, наших земляков — и поэтов, и ученых. Место у нас очень благодатное. Да, это моя малая родина. Я здесь окончил школу, окончил университет, и эти места для меня очень и очень дороги.

М. Борисова

— Но это ведь очень редкий случай, насколько я понимаю, среди нашего высшего духовенства. Не всем доводится нести служение в местах, где они росли и формировались, и в тех местах, которые они видели на протяжении многих лет, представляют себе, какие люди там живут, какие настроения характерны для именно этих мест. И, может быть, это помогает найти общий язык с людьми, с паствой, со священством.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Стопы человеческие от Господа и справляются, Господь каждого из нас благословляет нести наше служение, вести нашу деятельность на каком-то конкретном месте. У каждого это поприще свое. В том звании, в каком мы призваны, мы осуществляем наше служение, каждый из нас. А что касается знания специфики территории — да, конечно же, оно очень помогает, потому что Тверская губерния — это регион во многом специфический. Если брать социально-экономическое положение, геополитическое положение, да, конечно…

К. Мацан

— Владыка, вы сказали — Тверская губерния. Тем, кто глубоко не вовлечен в процесс церковной жизни, может быть тем, кто вообще смотрит на Церковь со стороны, привычно считать, что церковная епархия совпадает с областью, с субъектом федерации. Как-то так логично кажется: Тверская область — Тверская епархия. Но несколько лет назад в Церкви начался процесс разукрупнения епархий. И на месте одной большой епархии, совпадающей с субъектом федерации, не везде, но во многих местах стало появляться несколько епархий, которые объединяются в митрополии. И вот среди этих новых епархий возникают достаточно маленькие епархии. Может быть, это несколько непривычно для нас вообще, для русской церковной истории тоже, которая исторически обладала большими епархиями по размеру, по протяженности. Ваш титул — Бежецкий и Весьегонский — может быть, даже не все знают, что это за города, где они? Они не большие, маленькие. Чем жизнь новой, к тому же небольшой, сравнительно небольшой епархии отличается от жизни большой епархии в границах в митрополии?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Святейший Патриарх Кирилл, Предстоятель нашей Церкви, после избрания на Московский Патриарший престол, спустя некоторое время инициировал епархиальную реформу, которая прежде всего заключается, как вы сказали, в разукрупнении больших епархий. Это начинание не что иное, как необходимость, продиктованная временем. В сегодняшний день перед Церковью стоят очень важные, очень большие задачи в области не только богослужебной, но и в таких направлениях, как миссионерское служение, молодежное образовательное, социальное, издательская деятельность и многие, многие другие. И организовывать эту деятельность, осуществлять служение более эффективно представляется именно в рамках таких небольших епархий. Потому что каждый регион имеет свою специфику, каждый регион ставит свои задачи, которые решать в условиях таких вот более компактных епархий значительно эффективнее. При этом и архиерей и духовенство более приближены к тем реалиям, в которых они несут свое служение, совершают свое служение. И то, что епархия имеет гораздо более компактные границы, — хотя это очень условно. Например, наша епархия простирается от границы до границы на три сотни километров.

К. Мацан

— Когда я говорю маленькая, я имею в виду не то, что она прямо маленькая физически, а то, что она была выделена из состава более крупной епархии.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— При этом более сплачивается, более консолидируется братия: и архиерей, и духовенство. И это позволяет более эффективно, как я уже сказал, решать наши задачи.

М. Борисова

— А на территории епархии больше городов или сел?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Больших городов на территории епархии вообще нет. Самый большой населенный пункт — 27 тысяч человек — это город атомщиков, город Удомля. Кафедральный город Бежецк — фактически там население уже меньше 20 тысяч. А второй титулярный город — Весьегонск — там меньше 6 тысяч уже население. Поэтому по своей специфике епархия наша является больше сельской.

К. Мацан

— А на что это влияет в вашем служении?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Вы знаете, наверное, это влияет, прежде всего, на форму организации приходского служения в нашей епархии. Конечно же, мы не можем назначить священника в населенный пункт, где проживает несколько десятков человек. Поэтому мы осуществляем такую форму организации приходского служения — более-менее сильный приход в более-менее населенном пункте. А в малонаселенных пунктах — там приписаны и храмы, и храмы-часовни, которые священник посещает регулярно. И таким образом происходит духовное окормление тех людей, которые живут на канонической территории прихода. И эта форма у нас развивается — у нас каждый год происходит по милости Божьей закладка новых храмов и часовен. Конечно, это небольшие деревянные церковные строения, как правило. Но вот развитие такой приходской организационной структуры у нас имеет место быть.

М. Борисова

— Скажите, в связи с такими особенностями устроения приходской жизни, сталкивались ли ваши священники с проблемой, о которой нам рассказывал однажды священник-миссионер из Новосибирской епархии — что они приезжают в отдаленные села, и довольно много людей хотят креститься. Естественно, они их крестят, а потом уезжают. Но людям-то дальше нужно общаться со священником, им нужно дальше разбираться со своей жизнью. А священник физически не в состоянии, потому что он один на 30 тысяч человек — пока он всех объедет, у него нет возможности вникать в каждую конкретную человеческую судьбу до такой степени, до какой человеку это нужно.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— У нас несколько другая форма организации. Как я уже сказал, священник регулярно посещает эти приписные приходы. Это может быть два, три раза в месяц, а может быть и чаще. В каждом населенном пункте есть информация, координаты, контактные данные священника. И по мере необходимости люди всегда могут к нему обратиться. Священник находится на относительно небольшом расстоянии — в пределах, может быть, нескольких километров. То есть каноническая территория прихода сформирована таким образом, что доступность священника до паствы достаточно высокая.

М. Борисова

— В сельских, умирающих населенных пунктах, есть какое-то количество людей. Но есть ли там общины? Или просто там отдельно живущие люди, которые хотят каждый сам для себя приобщиться Святых Тайн, исповедаться, какие-то требы совершить. Есть ли какая-то альтернатива, есть ли там какая-то еще общинная жизнь?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Вы знаете, община — это основа приходской жизни. И наша задача, задача духовенства — формировать общины. Без общины полноценной приходской жизни быть не может. И в большинстве населенных пунктов, пускай небольшие, но все-таки общины есть. Конечно, не приходится говорить о населенных пунктах, где, может быть, осталось 5-10-15 человек, но если это населенный пункт, где люди есть, то, конечно, даже там, где пока общин нет, прилагаются усилия для их формирования.

М. Борисова

— А из кого они? Обычно же там люди пожилые бывают. Молодежь, как правило, из таких мест старается уехать.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Совершенно верно.

М. Борисова

— И эти пожилые люди, они по возрасту почтенные, но если посмотреть, бо́льшую часть жизни они прожили в Советском Союзе и вряд ли у них были устоявшиеся личные церковные традиции. Как они строят общинную жизнь, если тем более у них нет рядом священника, который может постоянно направлять. Как это получается?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Я еще раз повторюсь: священник находится на относительно небольшом расстоянии. И возможность общения с ним всегда есть. С нашей стороны обращается на это внимание — со стороны епископа и епархиального совета, — чтобы канонические территории приходов сформировать таким образом, чтобы священник был доступен даже для таких отдаленных и малонаселенных мест. Что касается старшего поколения, его представителей, то по милости Божьей, к счастью, несмотря на то, что эти люди бо́льшую часть жизни прожили в советское время, они не утратили православных традиций и они большей частью люди воцерковленные. И это, конечно, очень отрадное явление.

К. Мацан

— Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер». Вот говорят, что Москва — не Россия: если ты много не ездишь, в силу работы или просто по жизни, то ты страны толком не знаешь. Мы часто слышим, что деревня умирает, что деревня спивается. Насколько вы видите это? Какая картина предстает перед вами в вашей епархии? Именно в смысле малых городов и деревень?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Конечно же, мы сталкиваемся с тем, что происходит отток населения из наших мест, и особенно молодежи. Конечно, это явление очень и очень безотрадное. Да, мы с этим сталкиваемся, к сожалению, это имеет место быть.

К. Мацан

— А что в этом смысле может сделать Церковь? Я почему спрашиваю об этом — потому что нередко даже в нашей студии в разных дискуссиях такая мысль звучит: деревня умирает. Ты построишь там храм, а он ни для кого, в него никто ходить не будет. Это одна логика. А другая логика — если храм будет, то и люди подтянутся. И может быть, кто-то не уедет. Может быть, кто-то будет чаще приезжать. Может быть, храм как раз станет тем местом, которое не даст деревне или малому городу окончательно расползтись.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Спасибо за вопрос. Да, действительно такие разные мнения существуют, разговоры об этом идут. Но я считаю, что вопросы демографии, вопросы развития территории все-таки лежат в области государственного регулирования. И со стороны государства, конечно же, многое делается в этом плане. Это проблема известная, и ее пытаются решить. Что касается нашего участия — я считаю, что мы не должны рассуждать, какая обстановка у нас на местах, какая демографическая ситуация — мы должны совершать служение в тех условиях, в которых нас Господь сподобил его совершать. И делать всё, чтобы и в духовном плане, и в социальном плане эта территория развивалась, и жизнь на ней сохранялась. Поэтому и осуществляются церковные проекты — и в области социальной работы, и миссионерской деятельности, и молодежного служения, и образования, и храмостроительства, и еще очень и очень многие — для того, чтобы территория эта развивалась.

К. Мацан

— Давайте тогда об этом и поговорим. Вы упомянули, например, образовательные проекты. А что это такое? На примере Бежецкой и Весьегонской епархии.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Спасибо за вопрос. Образовательная деятельность — одно из основных направлений нашего служения, нашей планомерной, целенаправленной работы. Что касается развития образовательной деятельности, то здесь большое внимание мы уделяем взаимодействию со светской школой, взаимодействию с педагогическим сообществом. Поскольку наши возможности — Церкви, епархии — на нашей территории, не имеющей внутренних ресурсов, они очень и очень невелики, те задачи — задачи важные, можно сказать глобальные, задачи очень объемные, мы можем решить только сообща со светским педагогическим сообществом. Это прежде всего духовно-нравственное воспитание нашего подрастающего поколения — детей и молодежи. Формы нашего взаимодействия очень и очень разнообразные — это и наша совместная работа по выбору и преподаванию модуля «Основы православной культуры» в рамках курса «Основы религиозных культур и светской этики», это и внеклассная и общешкольная тематическая работа с детьми и молодежью, это осуществление наших общих проектов в области воспитания и образования. Причем мы всегда подчеркиваем, что наше взаимодействие и совместная работа с нашей стороны — это ни в коем случае не попытка клерикализации светского образовательного процесса. Это наше доброе сотрудничество — опять же, повторюсь, — в деле духовно-нравственного воспитания детей и молодежи. И еще раз скажу, что формы этого взаимодействия очень и очень разные. Основные из них я назвал. Я очень благодарен нашему педагогическому сообществу, нашим педагогам, что они с пониманием отнеслись к нашим инициативам о взаимодействии. Да, не сразу и не вдруг взаимопонимание у нас установилось. Сначала с их стороны была некая боязнь, некое опасение, когда мы только-только начинали первые шаги к нашей совместной работе.

К. Мацан

— А как это на практике происходит? Вы в школу приходите? Вот лично вы.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Начиналось это — я начну с более ранних этапов — сначала, когда мы только-только были образованы как епархия и начали наводить…

К. Мацан

— 2012 год.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Да. Мы с духовенством встречались в районах с директорами школы, с ведущими педагогами, и предлагали наше сотрудничество в тех областях, о которых я только что сказал. Сначала были и какие-то опасения и недоумения: а зачем это нужно? Какие цели преследует духовенство? Многие из педагогов — а у нас в основном педагогическое сообщество состоит из людей старшего возраста, — многие из них начинали свою деятельность в советское время: у них сложились свои стереотипы, и начинать что-то новое они где-то даже и побаивались. Но со временем этот лед нам удалось растопить. И в этом плане нас очень действенно поддержал министр образования области, министерство образования области. И в течение где-то года-полутора нам эту стену — незримую, но очень твердую — удалось разрушить. И мы начали с такой очень важной позиции — это выбор модуля «Основы православной культуры». Начинали мы с очень…

К. Мацан

— Я напомню, что в школах есть так называемый предмет ОРКСЭ — «Основы религиозных культур и светской этики», в его рамках есть шесть модулей, которые выбирают родители учеников. Либо модуль «Православная культура», либо «Исламская культура», «Иудейская культура», «Буддийская культура», либо «Сравнительная история религий», либо просто «Светская этика». И между этими шестью модулями родители выбирают — они должны выбрать один из них для своих детей. А школа, как я понимаю, должна сформировать класс, группу и учителя — в соответствии с тем, как был совершен выбор родителями.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Совершенно верно. Как я уже сказал, мы начали общаться с педагогическим сообществом, с родительским сообществом. Начинали мы с очень небольших показателей выбора — чуть больше 30 процентов, около сорока. Сейчас, по милости Божьей выбор модуля «Основы православной культуры» в нашей епархии 89%. И качество преподавания этого модуля у нас тоже совершенствуется — в этом нам помогает областной Институт усовершенствования учителей. Педагоги, проходящие стажировку по этому модулю, слушают лекции: лекции светских специалистов, и также приглашают наших священнослужителей для того, чтобы почерпнуть новые знания в этом предмете.

К. Мацан

— То есть в основном выбирают «Основы православной культуры».

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— На сегодняшний день, по милости Божьей на территории нашей епархии почти 90 процентов выбирают именно этот модуль.

М. Борисова

— Но это выбор родителей. А как дети реагируют?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Вы знаете, дети с радостью изучают этот модуль, этот предмет. Хочу рассказать о таком, может быть, уникальном опыте, случае. У нас есть один из районов, Рамешковский, где компактно проживает очень большое количество выходцев из Средней Азии, по вероисповеданию мусульман. Такая очень грамотная работа администрации района, муниципального отдела образования в отношении этого сообщества позволила добиться того, что практически все дети из этих семей, обучающихся в четвертом классе, а именно в четвертом классе изучается предмет ОРКСЭ — они изучают модуль «Основы православной культуры». Потому что знать основы духовной, нравственной культуры народа, среди которого они живут, я считаю, это обязательно.

М. Борисова

— А церковно-приходские школы?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Конечно, церковно-приходская школа — это та форма обучения, та форма образования, которая уже давно обозначилась как наиважнейшая в нашей церковной приходской жизни, поэтому это направление мы стараемся развивать. При каждом более-менее крупном, крепком приходе, более-менее населенном пункте, воскресные школы обязательно существуют. Но воскресные школы, как правило, посещают наши дети, дети наших прихожан, дети из воцерковленных семей. Конечно, бывает такое, что и невоцерковленные родители приводят своих чад, зная, что в воскресной школе их дети научатся тому, услышат то, что, наверное, больше нигде им никто об этом не расскажет. Но в основном-то это наши дети. Поэтому такое особое внимание, такое значение особое мы придаем взаимодействию со школой светской. Потому что в рамках взаимодействия со светской школой мы охватываем количество детей на два-три порядка больше, чем обучаются в наших воскресных школах.

К. Мацан

— Вернемся к этой интереснейшей теме после небольшой паузы. Напомню, сегодня в «Светлом вечере» у нас епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет. В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. Прервемся и вернемся буквально через минуту.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. Сегодня у нас в гостях епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет — правящий архиерей Бежецкой епархии, это в Тверской области. Епархия новообразованная, она появилась в 2012 году. И сегодня о жизни, об опыте служения в новой сельской, скажем так, епархии, как феномене, мы говорим с владыкой Филаретом. Меня очень заинтересовало и поразило, что вы рассказали о том, что есть группа детей-мусульман, которые также, в рамках курса ОРКСЭ, выбрали модуль «Православной культуры». И мирно выбрали, без скандалов и проблем. Мне кажется, это очень интересно. С одной стороны, если я правильно понимаю, законодательство связано с этим предметом — то есть если даже один ученик в классе выбирает, допустим, не то, что выбирают все остальные, то школа должна этому одному ученику предоставить учителя и группу. На практике, понятно, получается очень по-разному в разных школах, и это проблема, которая много дискутируется. Но о чем часто говорят, скажем так, скептики, те, кто критикует введение в школе такого предмета, как ОРКСЭ — о том, что если будет разделение детей по религиозному признаку, это ведет к вражде и т.д. А ваш опыт доказывает обратное — что можно этот вопрос решать мирно. А второе, что ваш опыт доказывает — это опять-таки ответ тем скептикам, которые говорят, что «вы в школе вводите ”Закон Божий”». Нет, это культурологический курс, который может преподаваться человеку любой религии, это не зависит от его личных взглядов.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Совершенно верно.

К. Мацан

— Это именно история культуры. И вот ваш пример это доказывает — мусульмане учат «Основы православной культуры».

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Совершенно верно. Это большая ошибка многих, что они считают, что «Основы православной культуры» — это «Закон Божий». Нет. Школа наша носит светский характер, это светское образовательное пространство. И «Основы православной культуры» — это предмет культурологический и исторический, нравственный, воспитательный, но ни в коем случае не «Закон Божий».

К. Мацан

— Молиться никого перед уроками не заставляют?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Нет, ни в коем случае. Просто те основы духовно-нравственной жизни, которые заложил святой равноапостольный князь Владимир в основы нашей государственности, они формировали и по сей день формируют, и будут формировать все стороны жизни нашего общества. И знать эти основы любому человеку, независимо от его вероисповедания, каких-то частных взглядов, национальности, просто необходимо.

М. Борисова

— Владыка, вы у нас в гостях не в первый раз. В прошлый раз вы рассказывали об очень интересном опыте — о том, что студенты столичных духовных школ периодически приезжают к вам в епархию, чтобы общаться со своими сверстниками. Продолжается ли этот опыт и каковы его результаты?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Да, конечно, наше сотрудничество продолжается, поскольку оно для нас наиважнейшее, имеет исключительную важность. Я уже рассказывал о том, каков результат таких встреч — когда молодежь общается между собой. Люди одного возраста, одних интересов, говорят о каких-то общих вещах. Когда молодые люди, невоцерковленные, встречают верующих сверстников, то результат этого общения максимально эффективен, максимально достигается тот результат, который преследуется в организации такой формы миссионерской работы. Совсем недавно у нас была группа миссионеров из Московской духовной академии. Я хочу еще раз поблагодарить ректора академии владыку Евгения, моего учителя, за поддержку в отношении нас, за понимание необходимости такого сотрудничества. Надеюсь, это сотрудничество будет развиваться. В этом году у нас была осуществлена новая форма нашего взаимодействия — когда студенты московских духовных школ посетили несколько районов нашей епархии. И они провели уроки в школе — и модуль «Основы православной культуры», и предмет «Основы духовно-нравственной культуры народов России», пообщались со школьниками в рамках педагогическо-миссионерской практики. И мы надеемся, что их приезд в наши края будет доброй традицией, и будет наше взаимодействие развиваться.

М. Борисова

— После таких приездов приток молодежи в храмы есть или нет?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Я во время прошлой нашей встречи приводил пример, который мне пришлось наблюдать в канун и после окончания школьных выпускных экзаменов. Молодые люди перед экзаменами приходили в храм для того, чтобы попросить у Господа помощи и благословения в осуществлении такого важного жизненного этапа, как сдача выпускных экзаменов. И самое, конечно, отрадное было видеть, что после экзаменов они вновь пришли в храм для того, чтобы Господа поблагодарить. Это такой наглядный пример, что труды миссионерские и нашего духовенства, и наших помощников — студентов московских духовных школ — они не напрасны.

М. Борисова

— Мне вот очень интересно — опять, что касается молодежи в храме. Мы более-менее представляем себе, что происходит в столичных храмах, в храмах довольно больших городов, куда приходит достаточно большое количество молодых людей, особенно если это университетский город, если много учащихся. Моментально возникают какие-то собственные инициативы — и социальные, и волонтерские. То есть молодые люди очень активные и сразу включаются в такую работу приходскую. А у вас епархия сельская, очень много специфических особенностей. И как эти молодые ребята, которые приходят и у которых бурлит желание сразу же приложить свои руки к какому-нибудь благому делу, как они выходят из этого положения? Где они находят служение?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Благодарю за ваш вопрос. Конечно, на периферии молодежь не столь организована, как например, в столице. И, может быть, не столь активна, действительно, это имеет место быть. Поэтому здесь очень важная роль опять-таки принадлежит духовенству — насколько мы можем их заинтересовать, сплотить и направить в осуществлении их желаний, их идей. У нас есть опыт в рамках социальной деятельности в нашей епархии, когда мы осуществляем в рамках одной из акций фасовку продуктов для последующей раздачи незащищенным слоям населения. Мы всегда мероприятия для фасовки проводим в храме, хотя у нас есть и другие помещения, но мы проводим в храме. И приглашаем нашу учащуюся молодежь — старшеклассников и студентов средних специальных учебных заведений. Они приходят для того, чтобы нам помочь. И многие из них таким образом в первый раз оказываются в храме участвовать в таком благом деле. Затем мы организуем чаепитие, общение с нашим духовенством, с нашей воцерковленной молодежью. И таким образом осуществляется и миссионерская составляющая такого вот общения и, что очень важно, начинает формироваться основа волонтерского движения. Если здесь, в столице, эта форма развивается очень активно, то на периферии, конечно, не такие темпы развития, как здесь. Но вот это — одна из форм развития волонтерского движения на периферии. Это лишь один из примеров. Есть и другие примеры, когда духовенство помогает нашей молодежи воцерковиться и полноценно участвовать в жизни церкви.

М. Борисова

— Для таких территорий, как ваша, есть еще такое характерное явление — приток населения в летнее время. Потому что много дачников и столичных жителей, которые когда-то покупали в деревнях дома и выезжают туда в летнее время, либо отправляют детей со старшими родственниками. Это продолжается или потихонечку сходит на нет?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— К сожалению, это постепенно сходит на нет. Потому как такая сезонная миграция больше характерна для старшего поколения — для людей, у которых с этими местами связано детство, юность, здесь находятся могилы их предков. А вот что касается молодежи, она, конечно же, не забывает эти места, потому что корни их все равно здесь, но, конечно, она уже реже приезжает. И визиты эти, как правило, кратковременные. Поэтому, к сожалению, это сходит на нет.

М. Борисова

— Почему я спросила — один из сибирских миссионеров рассказывал интересный такой феномен. В одно из достаточно отдаленных сибирских сел приехали переселенцы из Крыма, когда там были не очень веселые события — молодая семья. Они оказались верующими людьми и очень активными. И в результате получилось так, что вокруг них сформировалась община, ставшая потом полноценным приходом. А поскольку люди молодые, образованные и активные, то получилось так, что на очень большой территории это чуть ли не единственный приход, где прихожане знают закон Божий, знают Писание, осмысленно совершают все действия в церкви. То есть это такой как бы насажденный извне куст. У вас таких примеров не бывает?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Какие-то отдельные примеры у нас, конечно, есть, безусловно, есть. И они имеют свою специфику, имеют своих героев, свою историю. Но на каноническую территорию Бежецкой епархии переселенцы приезжают очень-очень редко, потому что район этот в социально-экономическом плане очень и очень непростой. Это и определяет количество приезжающих сюда на постоянное место жительства.

К. Мацан

— О социальной работе в вашей епархии вы упомянули. А насколько она связана с тем, о чем мы уже сказали сегодня — что территории пустеют, народу становится все меньше, и это в основном старшее поколение.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Совершенно верно.

К. Мацан

— Где главный нерв вашей социальной работы?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Социальная работа в нашей епархии строится в нескольких направлениях. Одно из важнейших направлений, я уже это отметил, это поддержание незащищенных слоев населения — помощь всем, чем мы можем помочь. Конечно же, собственных ресурсов у нас нет, они очень и очень скудные. Но нам помогают наши друзья, помощники из Москвы, из Санкт-Петербурга, поэтому удается нам участвовать и в такой важной акции как «Народный обед» — формирование продуктовых наборов, и привлекать еще какую-то помощь: и вещевую, и продовольственную. В городе Удомле, центре нашей социальной работы, вот совсем недавно я освятил консолидационный социальный склад, который состоит из вещевого склада и склада продовольственного. Там мы консолидируем наши материальные ресурсы для того, чтобы потом распределять их. И мы распределяем их, как правило, по самым отдаленным сельским районам. И при распределении мы сотрудничаем и с сообществами многодетных семей и с органами социальной защиты, потому что они имеют свою обширную базу, — для того, чтобы в первую очередь обеспечить самых нуждающихся. Еще одно направление нашей социальной работы — это противоабортное консультирование. Это очень важная составляющая, особенно это актуально в условиях неблагоприятной демографической ситуации в нашем регионе. Здесь у нас уже есть первые результаты — сейчас консультационный комитет работает в Удомле, на стадии формирование в Максатихе и в Бежецке — на базе крупных, базовых лечебных учреждений. Что касается Удомли, то можно сказать, что тут уже есть значимый результат. За прошедший 2017 год нам удалось, благодаря консультированию, беседам со священником, с психологом, спасти 28 ребятишек. 28 жизней было спасено по милости Божьей. Человеческая жизнь — это бесценный дар, поэтому даже если бы одну жизнь нам удалось спасти, все равно эти труды уже были бы не напрасны. А здесь уже такая внушительная цифра. Поэтому очень важно это направление развивать. И мы в этом направлении работаем.

К. Мацан

— Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер».

М. Борисова

— Владыка, именно на этом направлении социальной работы очень много нюансов. И те, кто занимаются ей в других епархиях, очень часто говорят, что помимо… Конечно, с людьми надо разговаривать в критической ситуации. Но иногда спасти эту еще не рожденную человеческую жизнь могут какие-то вещи, которые в голову не приходят. Рассказывали случай, когда женщина, у которой уже трое детей было, и она была в очень сложной ситуации, решающим аргументом за то, чтобы сохранить ребенка, было просто то, что ей купили зимнюю одежду. То есть люди оказываются в таких ситуациях, где мало только сло́ва. И я знаю, что во многих епархиях сейчас такое практикуется — устраиваются такие приюты для женщин, которым нужно либо просто какое-то время провести вне семьи, где сложная ситуация, либо какие-то юридические услуги получить. То есть нужна какая-то площадка, где можно переждать, чтобы утвердиться в решении сохранить ребенка. Вы планируете что-то такое у себя?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Я думаю, что со временем и такая форма социальной работы у нас будет начата и будет развиваться. Просто всё поэтапно. Епархия наша новообразованная, и развитие видов и направлений служения осуществляется постоянно. Думаю, что если Господь сподобит нас привлечь необходимые ресурсы, привлечь специалистов, а это в условиях периферии бывает очень и очень непросто, и такая форма служения будет развиваться.

К. Мацан

— Мне кажется, что в каком-то смысле вопрос, который поставила Марина, на практике даже иногда более остро стоит. Замечательно и радостно, когда удается сохранить жизнь нерожденного ребенка. Но дальше надо маму эту сопровождать и впредь, ее нельзя после этого оставить на произвол судьбы. В каком-то смысле вы в ответе за тех, кого вы приручили. Если с помощью беседы со священником, психологом женщину отговорили от аборта, то потом с этой женщиной надо продолжать работать — помогать ей и воспитывать ребенка, и растить его в тех же самых стесненных условиях. Насколько вы здесь — как община, как епархия, как Церковь поместная, епархиальная — чувствуете свою ответственность за дальнейшую судьбу тех, кого вы отговорили от такого страшного шага, как аборт.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Мы, священнослужители, чувствуем ответственность за судьбу всех людей, которые проживают на канонической территории нашей епархии, любой епархии. А формы такой поддержки, формы социального служения, как я уже сказал, они очень разнообразные, они в разных регионах могут иметь свою специфику, в том числе и в наших. И в соответствии с нашими возможностями — с реальными возможностями — как я уже сказал, нашим духовенством делается всё, чтобы это служение осуществлять.

М. Борисова

— Владыка, а чего больше ждут от представителей Церкви люди невоцерковленные, или люди, которые с симпатией относятся, но для себя еще ничего не решили — они ждут именно социальной помощи? Или они ждут разговора, или они ждут помощи священника как психолога? Что они хотели бы, с чем они ждут, что Церковь к ним придет?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Я думаю, что такая разносторонность церковного служения в современном мире — то, что очень разные виды служения сейчас развиваются, и к этому нас призывает священноначалие, благословляет нас на это, они и обусловлены тем, многообразие церковного служения обусловлено тем, что люди ждут от Церкви сейчас разностороннего служения…

М. Борисова

— Всего.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Да, совершенно верно, всего. И прежде всего, конечно, это Слово Божие, совершение таинств, миссионерская деятельность, образовательное, социальное, молодежное служение — всё, к чему сейчас нас призывает Господь.

М. Борисова

— Если вернуться к началу нашего разговора — к тому, что для вас это достаточно знакомая земля и знакомые люди. На самом деле, достаточно редко кто, даже не священнослужитель, а просто светский человек, имеет сейчас возможность сказать, что я вижу, как меняются люди на протяжении тридцати лет. Я живу на одном месте, я вижу, как меняется атмосфера вокруг, как меняются люди, как меняются их интересы. Но вы-то как раз можете сказать. Как вам кажется, за прошедшие хотя бы послесоветские времена, что изменилось в людях, которые живут в этих местах?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Я бы сказал, что сейчас люди более вопрошающие, более требующие от нас — по апостолу — дать ответ в нашем уповании. Современный мир очень-очень рациональный, и люди, живущие в современном мире, они также мыслят очень рационально, мыслят определенными системами, может быть, даже стереотипами. Поэтому очень важно сейчас для каждого из нас — и священнослужителя, и монашествующего и мирянина — уметь дать ответ на вопросы сегодняшнего дня, сегодняшнего общества, потому что люди сейчас вопрошают.

К. Мацан

— А чем вопросы сегодняшнего дня отличаются от вопросов десятилетней давности или двадцатилетней давности? Вы же уже давно в Церкви, вы наблюдаете, как мы меняемся.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Вы знаете, всякое время Божье. И миссия Церкви во всякое время актуальна. В общем-то, вопросы у каждого поколения, наверное, одинаковые, только имеют, может быть, свою специфику, как вы уже сказали, в зависимости от времени — 80-90-е годы, может быть, более позднее время. Но в общем-то, наверное, вопросы в корне своем, — потому что это вопросы основные, мировоззренческие, — в корне эти вопросы, наверное, сохраняют свою содержательность.

К. Мацан

— Почему я об этом спрашиваю. Потому что есть много разных тем, казалось бы, уже набивших оскомину, например, злые церковные бабушки. Человек, который ходит в храм, живет церковной жизнью, и в разговорах с теми, кто… Мы часто говорим, что эта тема уже ушла. Был некий период несколько лет назад, когда люди только приходили в церковь и видели, они переживали, сталкивались с этими пресловутыми бабушками, на самом деле глубочайшими христианками и добрейшими женщинами. И нам кажется, что всё это уже ушло в прошлое, что это уже не актуально. Но я сталкиваюсь с тем, что для человека, который вне Церкви, в нем по-прежнему все эти стереотипы живут. По-прежнему все эти вопросы, даже такие, казалось бы, смешные и внешние, стоят. То есть мы во многом — внутри церковной ограды — не всегда чувствуем реальный нерв вопросов людей за церковной оградой. Но это мы. Я думаю, что вы, как пастырь, совсем по-другому на это смотрите. Как вам кажется, эти, условно говоря, наивные, простые вопросы к внешнему быту Церкви — они сохранились у людей сейчас, или все-таки уже ушли?

М. Борисова

— Или все-таки они хотят от пастыря услышать…

К. Мацан

— О другом.

М. Борисова

— Да, о другом — о каких-то глобальных вещах, которые могут поменять их собственную жизнь.

К. Мацан

— И, может быть, тогда их даже условные «злые бабушки» не смутят, не станут препятствием на пути к храму.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Что касается «злых бабушек», которых вы упомянули…

К. Мацан

— На самом деле, добрых.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Дело в том, что они ведь воцерковлялись тоже относительно недавно, большинство из них. Это не представительницы того поколения бабушек, которое учило нас православной вере — то поколение совершенно другое. И мы с вами его прекрасно помним…

М. Борисова

— То поколение было счастливо, когда кто-то из молодых вообще в храм приходил, и они готовы были везде водить и всё показывать.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Это поколение проявило в полном смысле слова исповедничество. Это они, эти «белые платочки» сохранили для нас православную традицию, церковную традицию, и передали ее нам — поколениям более молодым. И во многом благодаря им мы сейчас находимся в спасительной ограде Церкви. А люди, которые воцерковлялись позже, и, может быть, воцерковляются и сейчас еще, как и все мы, они несут на себе определенные немощи. И отнестись к ним нужно с терпением и с пониманием. А что касается того вопроса, который относится к тому, что хотят сейчас люди услышать. Ну, наверное, у каждого человека вопросы свои. Ведь Господь приводит каждого в храм Божий разными совершенно путями. И поэтому здесь, наверное, говорить о чем-то таком общем не всегда приходится.

М. Борисова

— На Пасху много народу в храме?

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— На Пасху традиционно в храме народу много. И очень отрадно видеть, что эти люди в большей степени в последнее время прихожане, а не захожане — те, кто приходит на Пасхальную полунощницу и уходит из храма уже после отпуста. И это явление тоже очень-очень отрадное. То есть люди приходят в храм Божий осознанно, приходят для молитвы.

К. Мацан

— На этой оптимистической ноте наш разговор сегодняшний можно и завершить, поскольку время нас уже поджимает. Я вас благодарю, владыка, за этот разговор. Вы у нас не в первый раз, и я верю, что и не в последний, ждем вас снова в студии радио «Вера». Я напомню, сегодня у нас в «Светлом вечере» был в гостях епископ Филарет, епископ Бежецкий и Весьегонский. Эта епархия в Тверской области. В студии была моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. До свидания, до новых встреч на волнах радио «Вера».

М. Борисова

— До свидания.

Епископ Бежецкий и Весьегонский Филарет

— Всего вам доброго, дорогие наши радиослушатели. Я благодарен вам, уважаемые ведущие, за возможность поучаствовать сегодня в этом разговоре. Хочу пожелать вашей радиостанции развития, процветания и увеличения числа слушателей.

М. Борисова

— Спасибо.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем