Москва - 100,9 FM

«Жены-Мироносицы». Светлый вечер с о.Михаилом Сергеевым (08.05.2019)

* Поделиться
Аннибале Карраччи. «Святые жёны-мироносицы у гроба воскресшего Христа». Ок. 1600 года

У нас в гостях был настоятель строящегося в Марьино храма святых Жен-Мироносиц священник Михаил Сергеев.

Разговор шел о том, кто такие Жены-Мироносицы, какова их роль в Евангельской истории и почему в Москве не было храма, посвященного им.


Ведущие: Константин Мацан и Марина Борисова

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега Марина Борисова —

М. Борисова

—  И Константин Мацан —

К. Мацан

— Добрый вечер. И сегодня у нас в гостях иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино. Добрый вечер, отец Михаил.

Свящ. Михаил Сергеев

— Добрый вечер.

М. Борисова

— Ваш строящийся храм святых Жен-Мироносиц, насколько я понимаю, единственный такой в Москве. Вообще-то, я поинтересовалась перед нашей передачей, посмотрела в интернете — по всей стране очень мало таких храмов. Почему, как вам кажется? Казалось бы, ведь женщин много на Руси всегда было? Почему храмов, посвященных женам-мироносицам, немного?

Свящ. Михаил Сергеев

— Действительно, в Москве это первый строящийся храм. А вот что касается количества этих храмов, действительно, это очень странно. Если мы бываем на всенощном бдении в субботу вечером и внимательно слушаем евангельское чтение, то практически на каждом из них мы слышим имена святых жен-мироносиц, которые как раз первые и пришли ко Гробу воскресшего Спасителя. Но я думаю, что, наверное, ситуация будет исправляться. Я знаю, что и в Подмосковье тоже планируется строительство храма в честь святых жен-мироносиц, и в других городах и весях нашей страны.

М. Борисова

— А как вообще пришла идея в Марьино именно такой храм создавать?

Свящ. Михаил Сергеев

— Вы знаете, когда у нас проходили общественные слушания по вопросу строительства этого храма, на них пришло достаточное количество молодежи. И когда владыка Савва, епископ Воскресенский, спросил меня: «А в честь кого будет храм?» Я говорю: «Владыка, как вы благословите». И тогда он сказал: «Давай спросим у людей». И просто обратились к залу и спросили: «В честь кого вы хотите храм?» Было несколько предложений. Кто-то предложил в честь святителя Николая, кто-то предложил в честь святой блаженной Матроны Московской. Но такие храмы у нас в Юго-Восточном округе уже есть. И тогда кто-то из молодых девушек, которая как раз носила имя Иоанны, одной из святых жен-мироносиц, и предложила: «А давайте в честь святых жен-мироносиц». И это подхватили, и вот таким образом появилось такое название.

К. Мацан

— Девушка так хотела, чтобы с ее именинами и престольный праздник был как-то связан? Рядом с домом храм. (Смеются.)

Свящ. Михаил Сергеев

— Но там было еще три Марии, как потом оказалось, поэтому все так активно поддержали. Вот таким образом родилось это название.

М. Борисова

— Я думаю, что сейчас на этой неделе, когда мы вспоминаем как раз историю о том, как жены-мироносицы пошли ко Гробу Господню помазать Его тело, и нашли Его воскресшим, хотелось бы поговорить об этом примере. Почему так важно и почему так часто Церковь вспоминает о них? Почему именно их пример так надолго стал таким флагманом?

Свящ. Михаил Сергеев

— Мы часто с вами в Евангелии читаем о тех примерах, и Господь наш Иисус Христос говорит часто не то, что, может быть, хотелось бы услышать, по крайней мере, тем иудеям. Часто он обличает иудеев, приводит в пример добродетели самарян, их милосердие. И вот здесь тоже удивительно. Хотя мы знаем, что все апостолы были только мужчины, то есть те, которые непосредственно постоянно были Христом, внимали Его словам. Но в то же время мы читаем и о женщинах, которые тоже служили Христу. Но служили они несколько по-другому. Кто-то, как сказано, своим имением, кто-то принимал в своих домах, кто-то готовил трапезу. И, безусловно, как и в нашей жизни обычной, нам сложно представить ее без женщин, без их труда, без их любви, без их внимания. И, конечно же, здесь мы видим тоже удивительные вещи, когда первыми ко Гробу пришли именно жены-мироносицы. Это тоже показывает их определенную любовь и, в общем-то, некий подвиг. Это надо было очень рано встать, проснуться. Будильников тогда, наверное, не было. Взять миро, одеться и пойти. Пойти туда, где стояла стража — еще неизвестно, пустили бы их туда или нет. Но они взяли и пошли. И вот это действительно мы сейчас можем назвать пусть небольшим, но подвигом — когда нужно себя как-то подвигать, нужно себя заставлять, а не просто делать всё на автомате. И поэтому, в общем-то, их имена мы знаем, наверное, из-за того, что они, несмотря на все сложности, несмотря на страх, который, как сказано, был и у апостолов. Да и у них, наверное, был какой-то страх, но тем не менее они встали и пошли.
Вот это удивительно, это удивительное качество человеческой души, когда именно по любви мы делаем то, что может быть, не хотим делать — то, что нарушает наш комфорт, то, что нарушает какое-то спокойствие. И вот это и есть показатель того, что действительно Бог есть любовь. Что когда у нас она есть, то тогда мы — с Богом. И мы хотим идти к Господу. Но часто, конечно, человек думает: ну, я лучше отложу это, я сейчас лучше посплю, это потом сделаю. И в таком случае, в общем-то, любовь у нас остается только к самим себе. Поэтому пример этих святых жен-мироносиц, этих удивительных женщин, конечно, для всех нас — не только для женщин, но и для мужчин, — является таким вот вдохновляющим на то, чтобы мы трудились, чтобы мы не только что-то делали для себя, но чтобы мы задумались о том: а что мы можем мы сделать и для других? Вот они сделали это для Христа.

К. Мацан

— Должны ли мы здесь, как люди, читающие Евангелие, для себя какой-то видеть смысл в том, что именно женщины прошли ко Гробу первыми?

М. Борисова

— Но они же не только пришли ко Гробу первыми, они еще и на Голгофе стояли. Практически, кроме апостола Иоанна, никто из мужчин, учеников, там не был, все убежали со страху.

К. Мацан

— И то, что воскресший Христос первым явился именно Марии Магдалине. Мы сегодня любим говорить о гендерных ролях, о гендерном равенстве и разнице. Это какая-то логика XXI века, что давайте мы подумаем именно о том, что женщины были первыми? Или все-таки в этом что-то есть?

М. Борисова

— Там помимо того, что они были первыми, там есть еще продолжение мысли о разнице. Если апостолу Фоме для того, чтобы он уверился, Господь позволил вложить пальцы в раны Его, то Мария Магдалина, которую не надо было уверять, которая увидела, узнала, крикнула «Равунни» и бросилась Ему навстречу — Он как раз запретил Себя касаться. То есть разница в евангельском тексте постоянно во всем. Но смысл этой разницы хотелось бы себе все-таки прояснить.

Свящ. Михаил Сергеев

— Вы знаете, если бы мы все были одинаковые, то вообще было бы неинтересно жить, поэтому Господь и создал нас каждого разными. Конечно, бывают и мужчины очень эмоциональные, в некоторых восточных странах это считается совершенно нормальным, естественным. Но в большинстве случаев все-таки мужчина действительно немножко по-другому и размышляет. И в этом нет ничего плохого, что мы по-разному мыслим, думаем и рассуждаем. Но вот в данном случае, конечно, их такая любовь, такое рвение — и Марии Магдалины и других — показывает то, что, наверное, как можно быстрее чтобы распространилась эта весть, и чтобы этих апостолов поддержать, которые действительно пребывали в страхе, мы об этом читаем в Евангелии. Но мы знаем, что и апостол Иоанн и  апостол Петр они все-таки поспешили, даже бегом побежали, услышав весть о том, что нет Тела Христа на том месте, где Оно было положено. И все равно один испугался, даже остался сначала снаружи. Вы знаете, наверное, через это Господь просто показывает нам, что мы все очень разные. И чтобы мы учились, наверное, терпеть некие недостатки, некие особенности характера друг друга. Ведь Господь же терпел их, Он простил  — и апостола Петра, который отрекся. Мы же знаем, что в нашей жизни, когда мы совершаем какие-то грехи, а потом искренне раскаиваемся в них и стараемся их больше не совершать, мы чувствуем, что Господь по Своей любви прощает нам. Мы чувствуем эту любовь Господа к нам.
Поэтому, говоря о таких гендерных различиях, я думаю, что нужно просто понимать, что у каждого из нас свой путь. Для женщины — все-таки изначально было сказано и Еве о том, что для нее прежде всего это рождение ребенка, воспитание детей, это все-таки более важное и главное. Я знаю, что многие современные женщины подумают о том, что, ну, это было очень давно и, наверное, это все как-то устарело. Я знаю таких женщин, которые приходят к нам в храм, которым  по 30 лет, 30 с небольшим лет, и они говорят о том, что «нам так удобно, мы так хорошо живем — мы в храм можем ходить, мы соблюдаем все посты. Но у меня нет желания, например, сейчас создавать семью, я не готова — у меня прекрасная интересная работа, я себя реализую, я этим служу людям». Но проходит еще несколько лет, и она приходит  и говорит о том, что «я сейчас начала задумываться о том, чтобы создать семью». А время уже ушло. И, конечно, женщине, которой 35-40 лет, уже намного сложнее создать семью, если сравнить ее с 18-20-летними девушками. Почему? Поэтому, что у нее, конечно, не только уже возраст, приближающийся к 40-45 годам, когда уже часто и родить ребенка бывает сложно. Но у нее уже сложившийся определенный характер, определенные представления о том, каким должен быть муж. У нее чаще всего уже достаточно серьезный и жизненный опыт, возможно, она является каким-то руководителем даже. Поэтому для нее даже с этой точки зрения очень сложно бывает найти достойную пару, как часто сами женщины об этом говорят. И вот тогда уже начинается совершенно другое — когда женщина понимает, что она потеряла много-много лет. Да, ей казалось тогда, что ее жизнь интересна, насыщена, она путешествовала, она общалась с разными людьми. Но при этом она не реализовала себя так, как это было задумано Творцом. И это понимание иногда действительно приходит достаточно поздно. И после этого часто иногда даже бывает уныние — когда она понимает. Она готова оставить эту работу, она готова полностью посвятить себя семье. Но, к сожалению, время упущено.


К. Мацан

— Иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер».

М. Борисова

— По поводу самореализации женщины — тут ведь тоже Евангелие представляет, и история Церкви представляет массу вариантов. Пускай немного женщин, но в церковной истории есть равноапостольные жены. Их, правда, всего 5 канонизировано, но все-таки это пример. Это Мария Магдалина, это Фёкла, это царица Елена, это княгиня Ольга и Нина, просветительница Грузии. Пусть это, скорее, исключение из правил, но все-таки Господь оставляет и такой путь для женщин, хотя и редких. А как узнать? Ведь мы же не знаем —  воля Господня не всегда нам открыта и не написано у нас в каком-то интернете,  нельзя найти о себе волю изложенную. Поэтому тут человек опирается на какую-то интуицию, которая может и подвести. Поэтому, может быть, женщины не спешат реализовываться в семейной жизни, а чувствуют какое-то призвание к другим профессиям, к другим занятиям?

Свящ. Михаил Сергеев

— Вы знаете, да, действительно это так. Но я замечу лишь то, что две из этих пяти равноапостольных святых жен были замужними и у них были дети и они были, по крайней мере, как их жития описывают, прекрасными женами. Но здесь, конечно, хочется сказать то, что действительно есть такие женщины, которые полностью себя реализуют и они, в общем-то, счастливы, занимаясь какими-то общественными делами и проводя таким образом свое служение. Я знаю таких. Но, вы знаете, все-таки внутренне человек часто пытается иногда как-то себя убедить в том, что вот это мое служение. И действительно, некоторые говорят: «А я не знаю, что мне делать: каким путем идти?» Конечно, это такие вопросы, которые лучше решать с духовником, который тебя знает, уже, может быть, не один десяток лет. И в этом случае, конечно, можно получить, ну, по крайней мере, совет. Конечно, выбор делать самой девушке или женщине — какой путь ей выбрать. Но в то же время я знаю пример, когда одна женщина, моя знакомая, получила очень хорошее образование и защитилась в Греции, получила степень доктора богословия — для нашей Церкви это очень большая редкость.
Но, как мне кажется, вернувшись к нам в Россию, на родину, ей будет очень сложно реализовать себя именно как ученого, как богослова, потому что, конечно, можно сказать, что традиционно в нашей Церкви богословием занимались именно мужчины. И не только священники, были и миряне. Но речь идет именно о самореализации — о том, что если мы получаем какое-то образование, если мы совершаем какое-либо общественное служение: насколько мы действительно чувствуем, что мы получаем от этого радость и не только пользу доставляем, но и на душе у нас замечательно и спокойно. Я позволю вспомнить себе человека, который уже ушел в вечность — это Лиза Глинка, которая действительно была именно такой женщиной, которая полностью себя отдавала тому служению, которое она несла. И вот это пример, он очень редкий на самом деле — когда она действительно была счастлива. Как она сама говорила, она «балдела» от этого — от того, что у нее есть возможность помогать этим несчастным.

К. Мацан

— Но при этом парадоксально, а может быть, и не парадоксально — когда у нас в этой студии был супруг, в тот момент уже вдовец, Глеб Глебович Глинка, и он рассказывал, что она, будучи всецело в своей работе, никогда не отрывалась от семьи. И у них была счастливая семья с приемным ребенком, одним из нескольких. И все выходные она строго, как говорил Глеб Глебович, всегда проводила с семьей. И единственные выходные, которые она решила провести без семьи, был тот самый рейс. То есть пример того, когда человека (по крайней мере, по словам супруга) семья держала и была тем самым якорем, тем основанием, на основе которого можно было благотворить всем окружающим, чем она и занималась.

Свящ. Михаил Сергеев

— Это еще более замечательно. И подтверждает мою мысль о том, что человек, у которого есть такой тыл — пусть это будут редкие минуты, когда человек может быть вместе со своей семьей, но тем не менее это действительно то, что укрепляет и вдохновляет нас. Но у нее была настолько насыщенная общественная жизнь, что о семье мы узнали только тогда, когда она погибла. По крайней мере, я об этом узнал. Казалось, что она вся полностью в своей работе. Но вот, видите, вы меня немножко здесь опровергли.

К. Мацан

— Мы говорим о социальных ролях мужчины и женщины. Об этом говорят много, в том смысле, что об этом можно говорить бесконечно, потому что сколько судеб, столько и будет векторов и направлений. Но то, что мы читаем в Посланиях апостола Павла, что «во Христе нет ни мужского пола, ни женского». Это о чем?

Свящ. Михаил Сергеев

— Это о том, что у каждого из нас, и у мужчин и у женщин, есть одинаковая возможность для спасения. То есть вне зависимости от того, какого мы пола, если мы идем ко Христу, если мы стараемся исполнять Его заповеди, прежде всего заповедь любви, то тогда действительно нет никакой разницы для спасения души. И в этом смысле, в общем-то, христианство отличается от многих других мировых религий, в которых прямо говорится о том, что женщина человек несколько другого порядка, чем мужчина. Более того, вот человеческий род достиг своего высшего духовного развития в Деве Марии. И мы видим, как Она поднялась до невиданных ангельских высот, превзошла даже их, став «Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим». И в этом смысле нельзя упрекать и говорить о том, что Церковь каким-то образом принижает женщин или роль женщины. То почитание Пресвятой Богородицы, которое есть в христианском мире, как раз это и является главным опровержением такого повода.

М. Борисова

— Но у апостола Павла есть слова, которые сегодня, можно сказать, становятся периодически камнем преткновения, потому что когда мы читаем «и жены ваши в храме да молчат», — учитывая, что в основном в храме у нас женщины стоят, многих это изречение крайне удивляет и обижает. И тут встает вопрос: эти слова обращены к конкретным женщинам города Коринфа или они имеют вселенское значение? И если да, то в чем это значение?

Свящ. Михаил Сергеев

— Я думаю, что такое частное обращение к женщинам города Коринфа, оно имеет, наверное, более вселенское значение, потому что, как я уже сказал, даже получив прекрасное образование, тем не менее, и традиция церковная говорит нам о том, что все-таки учить должны мужчины. И в этом опять же нет никакого ущемления прав женщин, потому что, ну по-другому мы устроены — мы все устроены, как я уже говорил, по-разному. И, конечно, возможно, что женщина может сказать слова какие-то и ободрения и поддержки. Но вот что касается именно учительства, то в Церкви мы знаем только мужчин, которые являются действительно богословами, являются отцами Церкви. И опять же, здесь нет никакого такого, знаете, гендерного неравенства. Почему? Потому что каждому Господь дал свои таланты и свои возможности. У женщин настолько много забот, которые она может и осуществлять в храме. Я знаю женщин, которые делают прекрасные, если говорить о современной жизни, прекрасные сайты. Я знаю женщин, которые работают в синодальных учреждениях нашей Русской Православной Церкви, которые действительно прекрасно справляются со своей работой. Но никто из них, я думаю, не хочет на себя взять роль именно такого богослова, философа, который пытается открыть, представить что-то по-новому, какую-то христианскую идею изложить. Потому что  вот так мы созданы Богом. И если мы посмотрим  на современный храм, то, в общем-то, большинство тех, кто трудится в храме — это тоже женщины. Но они трудятся каждый на своем месте. И это не умаляет ни в коей мере их роль и их значение. Я знаю храм, в котором, это мне рассказывал священник, настоятель этого храма, — когда на Пасхальной службе в руках у женщины, которая просто приходит убираться в храме (причем она приходит просто в свободное время — она не трудится в храме, она приходит именно убираться), у нее действительно зажглась свеча, сама собой зажглась свеча. Это было настолько явное чудо, о котором, конечно же, говорили. И настоятель мне говорил: «Представляешь, вот не у меня зажглась свеча, а у нее». Мне пришлось его даже немножко успокоить. Ведь действие благодати Божией оно же не ограничивается алтарной перегородкой. Поэтому благодать Святого Духа действует абсолютно на всех — на тех, кто готов ее принять и для тех, кто готов, наверное, ей поделиться.

К. Мацан

— Вернемся к этому разговору после небольшой паузы. Напомню, сегодня в «Светлом вечере» иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино. В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. Мы прервемся и вернемся к вам через несколько минут.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега Марина Борисова и я, Константин Мацан. И сегодня в этой студии с нами и с вами иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино. И мы продолжаем наш разговор.

М. Борисова

— Батюшка, вот воистину бодливой корове Бог рог не дает. И учительствовать в том плане, чтобы нести некое пророческое служение, женщине явно не дано. Но очень хочется. А учитывая, что у нас все-таки паства по большей части женская, да еще и неофитская, поскольку в силу обстоятельств непреодолимой силы в нашей стране многие и многие верующие — это верующие в первом поколении или с большим перерывом: прабабушки, прадедушки, а потом многие десятилетия безрелигиозных семей. И так уж получается, что священника зачастую не хватает на то, чтобы ответить на все вопросы всех прихожан. И прихожане начинают учить друг друга. А поскольку прихожане в основном женского пола, то соответственно и учение получается. Что с этим делать?

Свящ. Михаил Сергеев

— Да, действительно, несмотря на то, что в 90-е годы, когда появилась возможность открывать храмы, восстанавливать порушенные храмы, строить новые храмы, пришли мужчины, тем не менее, действительно большинством наших прихожан остаются женщины. И часто бывает так, что придя в храм, не всегда мы готовы меняться сами, а мы пытаемся менять других — под свои представления о том, что правильно, что неправильно. И в этом-то, в общем-то, и главная проблема. Это касается не только женщин, это касается и мужчин, безусловно. Но иногда мы действительно можем встретить тех, кто находится в храме, стоит у подсвечника или в церковной лавке, которые чем-то раздражены, которые пытаются сразу сделать замечание тем, кто, может быть, не в той одежде пришел, не так что-то спрашивает. Вот этого, конечно, быть не должно. И мы должны понимать о том, что люди, приходя в храм, чаще всего приходят с какой-то бедой, с какой-то проблемой. И мы призваны прежде всего им помочь — не сделать какие-то замечания, а именно помочь. И Христос, обращаясь к апостолам, сказал: «Идите, научите все народы». То есть сначала надо научить. Сначала мы должны прежде всего своим собственным примером показать, если мы, конечно, это можем, как поступить по-христиански. И вот в этом случае, если, конечно, прежде всего настоятель храма понимает это, то и на приходе не бывает тех проблем, которые связаны, как некоторые говорят, с ворчащими старухами, постоянно недовольными чем-то и так далее. Конечно, мы говорим сейчас о городских храмах, где есть, наверное, возможность, так скажем, выбрать кого-то, у подсвечника благословить, стоять не этой одной бабушке, которая пришла и мы рады, что хотя бы она пришла, а кому-то другому. Но если мы берем сельские храмы, там, конечно, всё сложнее.
Но, безусловно, в любом храме должна быть работа с теми людьми, кто встречает приходящих в храм. Может быть, первый раз зашедших в православный храм. Ведь от этого зависит очень многое. Я думаю, что каждый человек, даже ворчащая бабушка, если с ней поговорить и призвать ее к тому, чтобы она задумалась о том, а как же мы будем давать ответ перед Богом за тех людей, которых мы отвернули от храма? После которого они говорят: «Я больше никогда в храм не зайду». Конечно, можно много говорить о том, что это гордыня. Конечно, это всё так. Но мы не должны быть вот таким соблазном для людей, которые впервые или нечасто переступают порог храма.

М. Борисова

— Батюшка, вы говорили уже о том, что все-таки Богом данная роль женщины она реализуется в семье. Но поскольку молодые, в особенности девушки, когда приходят к вере в студенческие годы или чуть после окончания учебы, они все-таки очень эмоциональны и очень романтичны. А в церкви они встречают какие примеры? — примеры экстремальные. Вот Великим постом мы много раз вспоминали пример преподобной Марии Египетской. То есть это пример такой огненной веры — вот человек увидел свои грехи во всем безобразии, покаялся и всю остальную жизнь в подвиге молитвы и поста и покаяния положил на то, чтобы каким-то образом изменить себя вот так радикально. Это очень увлекательный пример. И я думаю, что женские монастыри полнятся как раз молодыми женщинами, девушками, которые именно за таким примером туда идут. Но чаще всего находят совершенно другую реальность. Но я хотела обратить внимание на то, что в Москве, если спросить постоянных прихожанок московских храмов, что они думают о Евфросинии Московской, я думаю, очень большое количество женщин даже постоянно ходящих в церковь, не скажет вообще об этой святой ничего. А ведь это потрясающий пример как раз реализации своего христианского призвания в семье. Девочка в 13 лет была выдана за мальчика 15 лет, и потом в течение всей жизни буквально плечо к плечу. Дмитрий Донской в силу исторических условий постоянно был в каких-то воинских походах, то есть она постоянно оставалась как бы за него на хозяйстве. При этом 12 человек детей, при этом эта счастливая 22-летняя семейная жизнь прошла под знаменем пожаров, осад, потери всего имущества, бегства со в семи детьми. Ей пришлось собственного 13-летнего сына на 2 года отправить в Орду, не зная о нем ничего, практически заложником. То есть что пережила эта женщина на протяжении этих 22 лет, просто немыслимо. И казалось бы, когда уже Дмитрий Донской на смертном одре мог бы просто благословить ее, и она бы спокойно ушла в монастырь, как и хотела, — нет, он ей завещал быть соправительницей своего старшего сына. И она приняла это служение. То есть вся жизнь — служение. И при этом почему-то об этой святой очень мало говорится. А говорится в основном о подвиге монашеском. Это же тоже какой-то перекос, примеры же должны быть какие-то сбалансированные.

Свящ. Михаил Сергеев

— Вы подняли очень важную тему — это служение женщины и ее жизнь в обычной семье. Конечно, мы читаем о подвигах и монашеских и разных других. И при этом забываем о том, что большинство современных прихожан  никакого отношения к этим подвигам не могут иметь. Почему? Потому что у них есть заботы по семье. И часто те проблемы, которые возникают в семье — это муж, который может выпивать, может гулять, может еще чем-то заниматься, что не нравится женщине. Это дети, которые, может быть, не оправдывают надежд, которые, может быть, даже и не имеют каких-то явных пороков, но они не в церкви, они не в храме, они живут такой светской обычной жизнью, очень далекой от духовной. И вот это всё очень часто и тяготит современных женщин, которые пришли к вере и которые действительно стараются устроить свою жизнь по вере. И в этом-то тоже есть определенный смысл, потому что этот тот крест, который мы должны нести. Ведь хочется всё исправить, хочется сделать верующими всех вокруг, хочется, чтобы и муж и дети по воскресным дням ходили вместе в храм. Но этого не происходит. А часто мы видим и прямое отторжение. Или другая ситуация — когда родители уже достигают определенного престарелого возраста и за ними нужен уход, а хочется пойти в храм. А вот не получается. Вот, духовная жизнь человека начинается тогда, когда мы не задумываемся… Вернее, когда мы не делаем то, что нам хочется сейчас — почитать акафист, пойти в храм, поехать в паломническую поездку. А когда я действительно начинаю служить тем, чем я могу служить своему близкому человеку. И в этом-то и заключается именно несение своего креста, о котором Господь говорит нам в Евангелии. Но ведь хочется-то совершенно другого. И здесь этот выбор, который мы делаем, он и является показателем, к чему, в общем-то, стремится наше сердце.

М. Борисова

— Но все равно остается ощущение у женщины, которая посвящает себя исключительно семье, что вот судьба ее как-то обделила. Не у всех, конечно, но у многих. В особенности, у тех женщин, которые получили высшее образование, начали какую-то профессиональную жизнь, а потом вдруг Господь их наградил чадородием, и они рожают одного, второго, третьего, четвертого. И остается ощущение: ну как же? «А счастье было так возможно, так близко!..» Как примирить в женской голове и в женском сердце вот эти два кажущихся разными пути?

Свящ. Михаил Сергеев

— Честно говоря, наверное, я не встречал, может быть, таких женщин, которые жалели о том, что они, рожая детей, воспитывая детей, лишились своей карьеры. Я знаю женщину, которая родила одиннадцать детей. И у которой не сложилась карьера оперной певицы. Но она жалела об этом только тогда, когда были первые двое. А вот потом, когда уже третий, четвертый и остальные дети рождались, она просто благодарила Бога и она в этом видела свое предназначение. И она была счастлива. Наверное, конечно, бывает и так, что рожая детей, воспитывая их, а затем дети взрослеют и если они не оправдывают тех надежд, которые на них возлагают, наверное, может быть, и бывают такие сомнения. Хотя я, честно говоря, таких не знаю.

М. Борисова

— Сейчас ведь есть другая проблема и женщины, молодые женщины в церкви об этом говорят. Но об этом мало слышно в таком медийном пространстве. Редко кто доносит свою боль до более широких слушателей и зрителей. Речь идет о том, что в церкви, как вообще в жизни нашей, очень много матерей-одиночек. Иногда с одним, иногда с двумя детьми. И проблема эта реальная, потому что мужчины, приходящие в церковь, они все-таки хотят создавать с чистого листа семью, и они ищут себе спутниц жизни среди девушек. А вот молодые женщины, у которых уже один или двое детей, они остаются в этом своем положении — и не удовлетворенными, и с абсолютно непонятной перспективой. Нельзя же сказать, что это семья. А с другой стороны, остальные способы христианской реализации, пока дети не подрастут, для этой женщины закрыты. Как решать эту проблему? И вообще, можно ли ее решить в Церкви?

Свящ. Михаил Сергеев

— Вы знаете, чаще всего, как мне кажется, такие женщины, которые, как они говорят, уже обожглись, они даже и не хотят думать о том, чтобы создать новую семью. Даже с верующим человеком. Потому что как-то очень сильно у них остается боль от первого брака, который по тем или иным причинам, распался. Но, безусловно, Церковь дозволяет второй брак, особенно если это касается тех женщин, которые не были виновны в распаде семьи — когда муж просто ушел от них. И, конечно, в этом смысле в качестве такой икономии дозволяется вступление во второй брак. Другое дело, что многие боятся — насколько они смогут быть счастливы в этом втором браке? Действительно, как вы правильно сказали, не все мужчины готовы брать женщину уже с детьми. Хотя у нас на нашем приходе такие примеры есть. И когда оба супруга понимают, что они какие-то ошибки допустили, если у них обоих второй брак, то они делают выводы из этого и стараются, как говорится, не наступать еще раз на грабли, то получаются хорошие счастливые семьи. И в этом смысле часто мы просто, наверное, не задумываемся о том, что любовь она всегда жертвенна. И мы должны обязательно чем-то пожертвовать — своими какими-то представлениями, своими какими-то стереотипами, — если мы хотим действительно любить, быть любимыми и учиться дарить себя. Это всегда жертва. Но не все готовы на эту жертву.


К. Мацан

— Иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино сегодня проводит с нами этот «Светлый вечер».  Вот смотрите, мы неизбежно, говоря о пути женщины в Церкви, затрагиваем тему чадородия, многодетности. Вы тоже привели пример с женщиной, у которой не сложилась карьера оперной певицы, но у нее 11 детей. У нас в студии не раз были родители многодетных семей — и 10 детей, 11 и так далее. И все они в один голос, что для меня стало даже удивительным, говорили, что мы против мифологизации многодетности. Мы против того, чтобы в общественном сознании это превращалось в некоторую миссию и чтобы на таких многодетных родителей смотрели как на тех, кто встал на путь какого-то некого такого исполнения высокой задачи и по этому пути идет. Нет. У нас рождались  дети —  один, второй… Нам нравятся маленькие дети. Но они вырастают, нам хочется еще маленького ребенка. То есть они это не осмысляют в терминах какого-то такого следования высоким идеалам. У них это просто жизнь. А мы, когда об этом говорим, мы все время, как мне кажется (может быть, у вас другое ощущение, вы поспорите), мы часто именно к этой мифологизации и скатываемся. И еще под это подверстываем такое, что женщина же «чадородием спасается», об этом же апостол говорит. Я боюсь ошибиться, но, по-моему, там фраза такая, что «жена спасается чадородием», а дальше запятая, «если пребывает в любви и святости». То есть если не пребывает, если нет универсальной духовной жизни, опять-таки, не гендерной, то сколько детей ни рожай, то по идее, не сработает. Я сейчас очень лапидарно это выражаю, может быть, намеренно обостряя. Но вопрос мой вот в чем: нет ли у вас ощущения, что ввиду этого и вправду бедная женщина в церкви пребывает в неком таком состоянии давления на нее? — вот если ты меньше какого-то числа детей родишь, то еще не гарантировано спасение. То есть надо куда-то в бесконечность дальше уходить в этом вопросе.

Свящ. Михаил Сергеев

— Я знаю много разных точек зрения на эту ситуацию. Но выскажу свою позицию. Действительно, не всегда многодетность является спасительной. И не всегда многодетность является счастливой. Здесь действительно очень важно это продолжение — «если она пребывает в любви и святости». То есть многодетность является таким бременем тяжким, когда уже и муж выбился из сил, он не знает, где ему еще подработать, чтобы прокормить семью. И женщина сетует внутри себя, хотя она может не говорить об этом. Зачем я согласилась на это? Здесь проблемы, тут проблемы. Жилья нет, никуда не съездишь с таким количеством детей, а хочется и отдохнуть когда-то. И вот если такое, то, конечно, такая многодетность не на пользу – она является только постоянным раздражающим фактором, который вряд ли способствует тому, что такую семью можно назвать счастливой. Да и дети тоже это чувствуют — они понимают, что они иногда мешают. Вот это, конечно, страшно. Конечно, бывает другая ситуация, когда удается и всех обеспечить, удается и всем уделить время, внимание. Но мне кажется, такое бывает тоже не всегда и не часто. Поэтому Господь нам дал разум. У каждого из нас свои возможности, свое состояние здоровья, поэтому говорить о том, что обязательно все должны быть многодетными, я думаю, это совершенно неправильно. Конечно, Господь дал заповедь «плодитесь и размножайтесь». Кто-то по этому поводу даже расчеты какие-то производит: плодитесь — это двое детей, размножайтесь — это трое и больше. Здесь, мне кажется, нужно именно довериться Богу и стараться прежде всего именно самому жить вот так, как мы должны жить — всегда спрашивая себя о том, какие последствия будут от того или иного решения нашего.
Конечно, часто бывает так, что ребенок рождается, как у нас говорят, незапланированно. Но здесь тоже есть особый Промысл Божий — мы понимаем, что если такое произошло, нужно учиться благодарить Бога за это, и тогда всё Господь даст тебе на этого ребенка. Я знаю случай, когда женщина, живущая в однокомнатной квартире, подошла ко мне: «Батюшка, вот двое маленьких детей. Я узнала, что я беременна. Не знаю, как сказать мужу. Он очень ответственный, но работает так, что зарплата не очень большая, мы живем в однокомнатной квартире. Даже не знаю, кроватку сейчас куда поставить еще одну». И когда она понимает, что надо просто сказать: «Слава Тебе, Господи! Господи, управь всё по Своей воле». И действительно, когда она смирилась с этим, — даже не то что смирилась, а возрадовалась, — то она смогла и мужу сказать в подходящий момент об этом, и муж получил новое назначение на работе. И материальная ситуация в семье изменилась. И Господь чудесным образом послал им возможность проживать, правда, временно, в течение 5 лет, но в большой квартире, за которой попросили уезжающие за границу родственники присмотреть и пожить в ней. Поэтому когда мы действительно доверяем Богу — бывает, что-то от нас зависит, а что-то от нас не зависит. Вот если ситуация такая, которая не зависит от нас, значит, нужно научиться возблагодарить Бога за это и тогда Господь всё даст.

М. Борисова

— Вы упомянули одну из главных христианских добродетелей — смирение. И как раз его-то среди современных женщин, наполняющих наши храмы, становится все меньше и меньше. Причем не потому, что они такие плохие, а потому, что так складываются обстоятельства жизни. Это неполные семьи, еще куча всяких обязательств, которые женщина вынуждена выполнять, и проблемы, которые она должна решать. Если она не решит, то не решит никто, потому что, к несчастью, часто мужчина, оказывающийся рядом с ней, слишком инфантилен, чтобы брать ответственность на себя. И кто-то должен же, в конце концов, решать проблемы семьи. Женщина привыкает к этой роли — как бы быть всему головой. И, попадая в храм, ей снова вернуться в состояние кротости и смирения очень трудно. Однажды наблюдала такую сцену. Батюшка вышел читать проповедь, к нему подошла какая-то группа народу послушать. И рядом со мной стояла женщина, взрослая женщина, простая. Она послушала-послушала, вздохнула глубоко, сказала: «Эх, жизни они не знают». Махнула рукой и пошла свечки покупать или что-то такое делать, более земное. Вот это ощущение, что женщина в храме лучше священника знает жизнь, и священник мало чему ее может ее научить, потому что он учит идеальному, а она жизнь знает практическую — нет ли в этом опасности? И если она есть, то как ее преодолеть?

Свящ. Михаил Сергеев

— Во-первых, скажу, что священники все разные. Кто-то говорит заученные тексты, а кто-то старается, прочитав евангельский отрывок, прочитав какую-то духовную книгу, поделиться тем опытом, который он узнал сам. И в этом смысле, конечно, часто мы слышим в проповеди то, что, в общем-то, известно, — с одной стороны. С другой стороны, — то, что нам не дает ничего нового. И в этом смысле такую женщину понять можно, с одной стороны. С другой стороны, ведь часто в жизни бывают такие ситуации, проходя которые, мы начинаем видеть свои недостатки. Кто-то видит свою гордыню, кто-то видит свою жадность какую-то, другие свои пороки. И, конечно, если мы, как говорится, вот именно только со своей колокольни смотрим на эту ситуацию, то нам действительно в церкви не будет ничего интересно. А вот когда мы приходим и говорим —  себе, прежде всего — говорим и молимся о том, чтобы Господь открыл нам то, что нам нужно сейчас узнать, увидеть, прочувствовать, то тогда человек и получает ответ. Многие же ведь действительно приходят в храм лишь только помолиться о здоровье близкого человека, который попал в больницу, о детях, которые сдают экзамены, о том, чтобы не выгнали с работы, потому что какая-то проверка. Но если мы только об этом будем молиться, то действительно мы ничего нового для себя в храме не откроем.
А когда человек приходит к Господу именно вот в смирении таком, говоря: «Господи, помоги мне, открой мне: как мне поступить в этой ситуации? Вразуми меня!» То тогда Господь и вразумляет, порой через совершенно удивительные примеры. Это не обязательно происходит в церкви — это иногда происходит при встрече с людьми на улице, в общественном месте, в магазине, где угодно. Но тогда, когда мы действительно смиряемся, когда мы не считаем себя умными, опытными, знающими и так далее. Поэтому, конечно, в данном смысле есть определенные церковные правила, апостольские правила, которые говорят о том, что и священник должен быть определенного возраста, только с этого возраста он может рукополагаться, быть рукоположенным. И опыт у него должен быть жизненный определенный. И прежде всего, конечно, если священник сам старается свою духовную жизнь вести, то тогда ему есть чем поделиться даже с таким человеком, который может быть старше его, с человеком, как вот эта женщина, которая жизнь знает, как ей кажется. Поэтому очень многое зависит от того, с какими мыслями мы приходим. В то время вы подняли очень важный вопрос, когда действительно часто женщина у нас является невольно главой семьи. Но здесь ей только можно посоветовать, оставаясь вынужденно главой семьи, приходя в храм, вспоминать о том, что иногда хорошо просто быть учеником. Иногда даже полезно просто помолчать. Даже если у тебя внутри что-то кипит и ты хочешь что-то возразить и ты с чем-то не согласен — вот успокойся. Пройдет некоторое время, и ты увидишь, возможно, что ты не так уж прав, как тебе кажется.

М. Борисова

— Как были ученицами и жены-мироносицы, о которых мы сегодня вспоминаем.

К. Мацан

— Спасибо большое за эту беседу. Мы поздравляем всех наших радиослушателей и всех присутствующих в студии с наступающим Днем жен-мироносиц. Напомню, сегодня в «Светлом вечере» с нами и с вами был иерей Михаил Сергеев, настоятель строящегося храма святых Жен-Мироносиц в Марьино. Марина Борисова и я, Константин Мацан. До свидания.

М. Борисова

— До свидания.

Свящ. Михаил Сергеев

— Всего доброго. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.

Также рекомендуем