«Зачем учиться волонтерству?» Светлый вечер с Викторией Аникеевой и Юрием Белановским (10.07.2018)

Зачем учиться волонтерству? (10.07.2018) - Часть 1
Поделиться
Зачем учиться волонтерству? (10.07.2018) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были руководитель волонтерского движения «Даниловцы», соучредитель школы социального волонтерства Юрий Белановский и организатор, преподаватель школы волонтеров фестиваля «Братья» Виктория Аникеева.

Мы говорили об особенностях организации деятельности волонтеров, какие существуют сложности и особенности благотворительного и социального служения, и почему волонтерству тоже нужно учиться.


А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели. Меня зовут Алексей Пичугин. Здесь, в студии светлого радио приветствую вас и с удовольствием представляю наших гостей сегодня. Думаю, нашим постоянным слушателям наши гости прекрасно знакомы. Здесь Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы», сооснователь и соучредитель Школы социального волонтерства. Добрый вечер.

Ю. Белановский

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Виктория Аникеева. Виктория организатор и преподаватель школы волонтеров фестиваля «Братья». Здравствуйте.

В. Аникеева

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Мы сегодня будем говорить про волонтерство в разных ипостасях. Ну, правда, вот с волонтерским движением на фестивале «Братья» мы практически незнакомы. Потому что у нас были основатели этого фестиваля в гостях, священник Ярослав и его супруга. Фестиваль международный, проходит уже не первый год. И фестиваль «Братья» вновь состоится, уже скоро, с 4-го по 12 августа в Астрахани он пройдет — все верно, Виктория?

В. Аникеева

— Да-да.

А. Пичугин

— Но фестиваль предваряет — о фестивале мы тоже попозже поговорим, — фестиваль предваряет школа волонтеров, которую представляет Виктория, она будет проходить также в Астрахани с 28 июля по 3 августа. Все подробности можно найти на сайте http://www.bratia.ru/. В группе ВКонтакте есть группа школа волонтеров фестиваля. И как там принимать участие, как проходит сама школа, что нужно, чтобы туда приехать — сегодня мы поговорим с Викторией. И у нас замечательный повод — мы с десятилетием поздравляем движение «Даниловцы», такое замечательное и близкое нам всем.

Ю. Белановский

— Да, спасибо, нам исполнилось 10 лет.

А. Пичугин

— 10 лет, да, и отмечалось это недавно. И книга вышла новая. Вы вообще чемпионы по выпуску книг.

Ю. Белановский

— Да. На самом деле это для нас оказалась, с точки зрения, может быть, поиска средств на это, непростая история. Но с точки зрения вообще внутри благотворительного сообщества написания книг, оказалось это очень простая, яркая и потрясающая история.

А. Пичугин

— Удобный формат.

Ю. Белановский

— Нам очень понравилось.

А. Пичугин

— Мне тоже очень нравится и как это сделано, и как это подается. Потому что видно, что люди очень профессионально подходят вообще к самому выпуску книги.

Ю. Белановский

— Ну да, это возможность не просто работать, но и осмыслить наш опыт и его сформулировать. И это потрясающе важно на самом деле. То есть ты не просто даже, когда мы говорим о каких-то творческих работах, вот огладываешься назад: а что было вчера? — да вот, как-то я уже забыл, что было вчера. А тут откроешь книгу — и ты понимаешь, что ты придумал, что ты смог как-то осмыслить и так далее. Это очень важно. И это, кстати, освобождает голову. Потому что как только ты что-то выразил на бумаге, то тут же у тебя голова свободна, и ты может творчески думать дальше. В общем, одни плюсы.

А. Пичугин

— А потом думать: что-то можно было здесь по-другому сделать.

Ю. Белановский

— Это да, это безусловно. И это тоже большой опыт.

В. Аникеева

— Это повод для следующей книги.

А. Пичугин

— В общем, сегодня в нашей программе будем говорить о волонтерстве в двух ипостасях: с одной стороны, это волонтерство… Можно сказать, социальное?

Ю. Белановский

— Да, так и есть.

А. Пичугин

— Очень плохое слово, потому что им часто прикрывают какие-то проекты: вы знаете, нам нужно денег на проект получить, у нас очень важная социальная задача поставлена этим проектом, реализацией проекта. Вот если уж совсем до конца казенными штампами да, изъясняться, то реализация социального проекта.

Ю. Белановский

— Ну это понятие, оно уже устоявшееся, чему мы очень благодарны. Пять лет назад этого понятия не было. Но благодаря этому понятию, социальное волонтерство, мы смогли ограничить, ну скажем так, зону ответственности нашей организация или похожих на нас организаций, чтобы не было путаницы, да.

А. Пичугин

— И еще один замечательный опыт. У нас много фестивалей проходит, особенно вот лето наступает, и сразу начинаются масштабные фестивали, совершенно разной направленности — музыкальные, молодежные в целом, с православным элементом, чисто православные, — везде нужны волонтеры. У нас чемпионат по футболу в России, и вот идешь по Москве — везде волонтеры. Тоже волонтеры. Ведь не откажешь в том, что любой человек, который кому-то помогает что-то организовать, делать, спасать, но не является профессионалом в этом деле, его можно назвать волонтером. Хотя, наверное, вот в движении «Даниловцы» уже можно говорить и о профессиональных волонтерах.

Ю. Белановский

— Ну критерием, безусловно, является бесплатная помощь. Да, есть среди тех, кто работает в больницах или в детских домах с умственной отсталостью, те кто достигли очень серьезного уровня взаимоотношений с детьми и с их родителями. Я думаю, что на уровень младшего персонала в этих учреждениях они бы сгодились. Но это совершенно разные истории — быть персоналом и быть волонтером.

А. Пичугин

— Ну вот, видите. Давайте по порядку. Начнем, наверное, со школы волонтеров фестиваля «Братья», потому что мы с этим незнакомы. В двух словах для начала, Виктория, про фестиваль расскажите: что это за фестиваль, почему он международный, где он уже проходил, как часто он бывает и как вы во всем этом очутились?

В. Аникеева

— С 2005 года проходит фестиваля «Братья». Как вы правильно уже сказали, это международного уровня фестиваль, православный, молодежный. И знаете, меня очень греет мысль о том, что у истоков этого фестиваля были школьники. Вот мы сейчас затронули тему: профессиональный волонтер или непрофессиональный, а мне кажется очень важным, что если дело доброе и нужное, то ничего страшного, даже что начинали его школьники. Так вот фестиваля «Братья» международный. И вообще почему «Братья», потому что приезжает молодежь России, Украины, Белоруссии. Сейчас присоединяются уже Литва, Германия и много-много других, но вот начиналось все с этих трех стран.

А. Пичугин

— В Подмосковье, в Можайске. Недалеко от Можайска.

В. Аникеева

— Бородинское поле, да, принимает гостей. Нравится мне и то, что фестиваль путешествует, он проходит два раза в год, и собственно говоря, и перемещается — Россия, Украина, Беларусь. А совсем недавно, зимой, фестиваль проходил на Кипре. И тем самым есть возможность не только общаться, но и узнавать новое.

Ю. Белановский

— Где б еще зимой проходить фестивалю. Завидую.

А. Пичугин

— Ну действительно. Хотя в Суздале, там тоже масличные фестивали проходят.

В. Аникеева

— А сейчас ближайший фестиваль будет в Астрахани, и сама школа волонтеров будет в Астрахани.

А. Пичугин

— Зато, знаете, как в августе жарко в Астрахани.

Ю. Белановский

— Я знаю, мы тоже неоднократно ездили туда на Ахтубу.

В. Аникеева

— Именно поэтому фестиваль будет не в июле, а в августе.

А. Пичугин

— Я помню, как мы были в Астрахани в октябре месяце. Мы выезжали, ну мы ехали на машине из Москвы, выезжали — такой вот октябрьский промозглый день, ну утро раннее, там какой-то снег с дождем идет, уже почти листва вся облетела. К Липецкой области мы вернулись в золотую осень, в Воронеже такая яркая золотая осень, в Волгоградской области мы догнали август. А в Астрахани был нормальный июль. И вот я захожу в магазин, очень хочется пить, говорю: «Девушка, а будьте добры воды бутылку». Она говорит: «Вот, пожалуйста». Я говорю: «Не-не! Холодной можно?» Она говорит: «Молодой человек, какой холодной? Не лето!»

В. Аникеева

— Нам на Кипре примерно то же самое говорили, когда мы на фестивале участниками в море окунались. Нам говорят местные жители: «У нас же зима, вы что?!» Мы им отвечаем: «У вас лето, ребята! У вас лето!»

А. Пичугин

— Ну да, вот так же и в Астрахани же очень жарко в августе.

В. Аникеева

— Я думаю, мы продлим свое лето. Ну и всем кто поедет и на школу, и на фестиваль, рекомендую брать головные уборы, воды, то есть как-то подготовиться к тому, что солнышка будет много.

А. Пичугин

— Для чего вы решили организовывать специально отдельную школу волонтеров фестиваля «Братья»? С одной стороны, вроде бы посыл понятен и, наверное, этот опыт можно будет потом распространить ребятам, которые вашу школу закончат, на другие фестивали. Они же могут быть волонтерами где угодно…

В. Аникеева

— Конечно.

А. Пичугин

— Ну а почему вы именно сакцентировались на фестивале «Братья»? Школа волонтеров фестиваля «Братья». Ведь можно же было просто сделать: школа волонтеров массовых мероприятий.

В. Аникеева

— Знаете, чем мне очень нравится эта школа волонтеров фестиваля «Братья»? Тем что это не просто теория, пусть даже и полезная, которую ты послушал, пришел и где-нибудь там применил. Мне вспоминается такой пример из моей жизни, когда меня пригласили как лектора в другую школу, не буду говорить названия, и попросили поделиться опытом. И в завершение всего я поняла так, что все ученики, которые сейчас слушали и меня, и других спикеров, они все потом просто в теории пишут какой-то проект, какой непонятно, и им очень тяжело дойти до практики, до конечного результата. Что здесь касательно фестиваля «Братья»: вот за неделю до фестиваля начинается школа, ребята получают знания, новички добавляются в команду уже существующих реальных волонтеров, есть возможность окунуться в эту атмосферу, общаться. И те кто проходит успешно школу, они тут же надевают красную футболку волонтера и приступают к практике. Это просто удивительно, что есть возможность все, что ты узнал, и вот на таком подъеме, на такой вот какой-то радости, с единомышленниками, с теми, с кем ты учился неделю, пойти и приступить уже к делу.

А. Пичугин

— А школа сама именно, как школа фестиваля, в который раз состоится?

В. Аникеева

— Второй раз.

А. Пичугин

— Второй раз. Первый вы на Кипре, да?

В. Аникеева

— Нет, на Кипре мы отдыхали. Первый раз она прошла год назад, перед предыдущим фестивалем. Почему вообще возникла идея, а зачем нам школа? Мне кажется ценной мысль вот какая, что школа родилась не от ума, не от указки, не от какой-то вот, да, идеи: а не сделать ли бы нам? А школа родилась, потому что была острая необходимость в этом. Это хорошо, когда ребята вызываются быть волонтерами, но если нет должной подготовки и нет какой-то единой схемы и системы, то все может развалиться. И поэтому стало понятно, что команду надо готовить серьезно. И именно под фестиваль решили сделать такую школу. Представляете, мы возвращались с другого зимнего фестиваля — мы тут про жару с вами говорили, давайте теперь про холод, — минус 40 было в Башкирии, на зимнем фестивале. И мы садились в вагон поезда, и нас провожали…

Ю. Белановский

— Даже представить себе не могу.

А. Пичугин

— Фестиваль холода.

В. Аникеева

— Это знаете, Юрий, я сейчас вам расскажу. Это когда на таком морозе замерзают у мужчин бороды, такие инеем покрываются, а у девушек длинные ресницы белые, становятся тоже белыми.

А. Пичугин

— У Алексея Паперного была такая песня: «Приходил к нам полярник Евгений Петров…» — там как раз про это.

Ю. Белановский

— Точно.

В. Аникеева

— Так вот, и мы садились в этот вагон, в вагоне, благо, было тепло. И отец Ярослав с матушкой Оксаной говорят нам: «Марина, — это моя напарница, мы вместе организовываем эту школу, — неплохо было бы придумать такую школу». И представляете, мы сутки ехали в этом вагоне, набросали программу. С нами были участники фестиваля «Братья», мы спросили, что для них было бы ценно. И таким образом началась школа. Сейчас можно солидно сказать, что есть уже четыре главных блока на этой школе, по количеству преподавателей.

Ю. Белановский

— Смысл в том, чтобы подготовить вот эту оргкоманду, да? По сути, те люди, кто обслуживает фестиваль, кто следят там и за расписанием, за техническим оборудованием — вот это вот?

В. Аникеева

— Ой, какое хорошее слово вы сейчас сказали: обслуживают. Мне кажется, главное отличие тех волонтеров, которых нанимают, ну допустим, да, для каких-то мероприятий, есть же такое, ну не знаю, сотрудники?

А. Пичугин

— Ну не просто… Вот «нанимать волонтеров» — это слово из лексикона определенных структур, мне кажется.

В. Аникеева

— Давайте так: сотрудники, которых привлекают к административной работе. Допустим, конференция, и они встречают гостей, да, те сотрудники, которые встречают людей за денежки и те люди, которые…

А. Пичугин

— Это уже не волонтеры, вы знаете?

В. Аникеева

— Да, да, знаю. И те люди, которые сами захотели, и пришли, и стали делать это от души. Так вот мне кажется, что тот человек, который делает это по призванию, который горит этим, он будет сильно отличаться от какого-то сотрудника, который…

Ю. Белановский

— Нет, ну дела-то, собственно, какие? А чего они там делают?

В. Аникеева

— Значит, откуда берутся вообще волонтеры, с чего это вдруг и кто это такие люди, которые едут на нашу школу? Ну каждый год появляются новички, допустим, и я так полагаю, это какие-то вожатые, которые ездили в лагеря, это какие-то люди, которые мечтают о том, чтобы побыть волонтером, но ни разу так себя нигде не применили и ищут, где же можно. И это большей частью сами участники фестиваля «Братья», которые ездили несколько лет, уже многое видели, уже прониклись традициями, философией фестиваля. И действительно вот в этой среде православной, молодежной, это одно удовольствие быть там. Ну человек видит, что он может и хочет чем-то помочь еще. И тогда он желает помогать уже на благо фестиваля и становится волонтером.

А. Пичугин

— Давайте, вот мы все говорим про фестиваль «Братья» как про некое абстрактное явление, потому что мы сказали, где он проходил, как возник, что он международный. А в чем суть фестиваля? Ну мы прекрасно знаем и видим в Москве рекламы разных совершенно фестивалей. Радио «Вера» поддерживала чудесный фестиваль, и я очень надеюсь, будет поддерживать в дальнейшем, что он возродится — «Троица. Всё живое» — в Электроуглях или где он возродится, будем поддерживать. Потому что это прекрасное, самое прекрасное, что могло быть, да, вот совместить престольный праздник храма и потрясающий концерт с замечательными музыкантами для всех желающих — это была лучшая, наверное, миссионерская площадка. Потому что многие мои знакомые, неверующие люди, мои друзья, приезжали туда, говорили: «Неужели это делают священники? Слушайте, познакомьте меня с отцом Александром и отцом Андреем. Я хочу посмотреть на людей, которые могут совместить любовь к такой музыке и к таким праздникам и священнослужение. И что это все по-доброму действительно происходит и приезжают со всей России туда». Мы очень надеемся, что это продолжится. Ну это такое лирическое отступление. Вот все понятно, да. Музыкальные фестивали, которые рекламируются на афишах в центре Москвы — тоже понятно. Фестиваль «Братья» что предлагает?

В. Аникеева

— Если бы мы зашли сейчас с вами на сайт фестиваля «Братья», то под программой мы бы увидели такую приписочку, что главная цель фестиваля —образовательная. То есть действительно предполагается, что люди не просто отдохнут, и я уверяю вас, хорошо пообщаются, но тем не менее увезут какие-то плоды, да, с этого фестиваля. Давайте еще вспомним название, полное прямо: Молодежный православный международный фестиваль «Братья». То есть программа составляется таким образом, что молодежь успевает в разных направлениях в течение дня поучаствовать в разных событиях.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Юрий Белановский, основатель добровольческого движения «Даниловцы», руководитель, сооснователь и соучредитель Школы социального волонтерства. И Виктория Аникеева, которая организовала и преподает в школе волонтеров фестиваля «Братья». А вы не боитесь, что такая приставка — православный молодежный фестиваль — может от вашего фестиваля отпугнуть людей, которые ну или себя не мыслят пока еще в Церкви, или только начинают приходить? Ну или вот, например, они хотят приехать с друзьями, они уже в церковной ограде, а друзья обычные светские ребята, и вот их может отпугнуть вот эта приставка: православный фестиваль «Братья». Ведь уже в самом названии «Братья» по идее заложен какой-то такой, ну во многом свойственный именно православному лексикону смысл.

В. Аникеева

— Нет, не боимся ни капельки. Просто очень чутко к этому относимся. Когда мы встретимся на школе волонтеров, совершенно точно вам говорю, что среди учеников школы будут такие ребята, которые только-только делают первые шаги в сторону Церкви. И здесь важно не нажимать, не настаивать, и просто помочь им аккуратно и бережно влиться в эту среду. Духовная составляющая фестиваля выглядит так, что да, утром читается молитва. Опять-таки никто не заставляет участников читать их, ставится микрофон, к которому подходят те ребята, которые готовы читать вслух, а все остальные молятся рядышком. Идем крестным ходом за весь фестиваль один раз к святыне. И что еще особенно ценно и нравится, эта традиция каждый год продолжается, литургия ночная под открытым небом. И есть традиция, что весь фестиваль на этой литургии причащается.

А. Пичугин

— Вот, собственно говоря, и вопрос к Юрию как раз заключается в том, что движение «Даниловцы», добровольческое движение, хотя оно было когда-то основано, и по названию понятно: «Даниловцы» — Московский Данилов монастырь.

Ю. Белановский

— Ну князь Даниил Московский.

А. Пичугин

— Князь Даниил Московский, да, и святой князь к тому же…

Ю. Белановский

— Безусловно.

А. Пичугин

— Прославленный. И у вас нет этой приставки: православное добровольческое движение «Даниловцы».

Ю. Белановский

— Ну конечно, у нас нет этой приставки, мы осознанно пошли по пути того, что все-таки главное для нас это служение, а не очерчивание границ, с кем мы служим. То есть для нас важнее, кому мы служим. Более того в наших принципах, которые мы озвучиваем каждому пришедшему и, безусловно, озвучиваем тем, с кем мы работаем, что мы помогаем вне зависимости от национальности, веры и так далее. Для нас вот вообще эта тема служения ближним, она скорее перевешивает все остальное. И по факту, конечно, и название наше, и наш логотип, такой иконографический во многом, они очень ясно говорят все-таки о тех корнях, которые у нас есть. Но при этом к нам приходят очень разные люди. Были случаи, когда приходили даже мусульмане, но скажу честно, что они долго не ужились.

А. Пичугин

— А почему «даже»?

Ю. Белановский

— Ну на мой взгляд, все-таки когда человек ясно идентифицирует себя с другой верой, ну ему, наверное, как-то вот тяжеловато в чем-то. Ну так и получилось, что проходив несколько раз в учреждения, причем таких случаев было не один, не два, не три, но тем не менее со временем эти люди так и не закрепились. Но мы были рады, когда они приходили к нам, хотя бы попробовать вместе что-то сделать. Потому что сейчас в наших учреждениях и социальных, и медицинских, ну больницах прежде всего, да, все-таки очень много лежит детей прежде всего из регионов, где ислам доминирующая религия. И конечно, этим детям очень радостно увидеть кого-то, кто с ними одной веры, кто может поговорить с ними о чем-то им близком там и так далее.

А. Пичугин

— А может быть, вы знаете, вот просто работая на радио «Вера», к нам, естественно, в программы приходят часто сотрудники фондов, светских фондов…

Ю. Белановский

— Да, конечно, я слушал эфиры.

А. Пичугин

— Нет, я про другое. С которыми мы знакомимся, о деятельности которых мы прекрасно знаем, любим рассказывать. Приходят представители православных организаций благотворительных, с которыми мы тоже знакомимся, о деятельности которых мы рассказываем. А вот как с добровольческими движениями, волонтерскими движениями дело обстоит в других конфессиях, вы представляете? Может быть, есть какие-то волонтерские добровольческие мусульманские, исламские движения? Может быть, есть какие-то благотворительные, может быть, в иудаизме, буддизме?

Ю. Белановский

— С другими религиями я сталкивался, ну и сталкиваюсь немного, в силу лишь каких-то бытовых обстоятельств.

А. Пичугин

— Конференции, может быть, какие-то?

Ю. Белановский

— Но некоторое время назад к нам в офис познакомиться приезжал как раз представитель крупной организации, я не помню ее названия, из Дагестана. И я знаю, что некоторые наши коллеги, кто живут и работают в Ставропольском крае в частности, например, да, этот край граничит с некоторыми республиками, где также доминирующей религией является ислам, там вот ну это все представлено именно так, как вы говорите. Поэтому непосредственно мы как бы в партнерских отношениях ни с кем не находимся, потому что мы работаем прежде всего в Москве. И здесь мы очень тесно взаимодействуем вообще с благотворительным сообществом Москвы — с организациями, благотворительными фондами, ну вот среди них других религий нет.

А. Пичугин

— А среди направлений, которыми вы занимаетесь, есть направление, вот которое развивает Виктория? Или это два разных пути, которые…

Ю. Белановский

— Направление, в смысле фестиваля или миссионерства?

А. Пичугин

— Нет, не обязательно, я как раз не про фестиваль. Потому что, ну на мой взгляд, если проект школы волонтеров фестиваля «Братья» будет успешен, сейчас все-таки второй раз только вы его проводите…

В. Аникеева

— Да.

А. Пичугин

— Организуете эту школу. Если это все будет успешно развиваться, то это действительно может быть хорошей площадкой для подготовки волонтеров. Да, я знаю, что какие-то государственные организации готовят волонтеров для работы на массовых мероприятиях, которые организует правительство Москвы, неважно, Петербурга, на федеральном уровне. Но вот такого общественного проекта, которые готовит волонтеров для работы на фестивалях или на каких-то больших мероприятиях… Ведь есть же, наверняка есть, действительно, не знаю, концерты, мероприятия, которые проходят в поддержку благотворительных проектов, и там соответственно волонтеры тоже могут быть ориентированы. К сожалению, часто и вот с футболом, с этим чемпионатом я сталкивался, когда работает у нас здесь, недалеко, кстати, от нашей студии, фан-зона на Воробьевых горах, одновременно несколько матчей показывают. Я очень люблю футбол, честно признаюсь. Поэтому там заходя вот в фан-зону, спрашиваешь: а кто сегодня играет, Аргентина — Нигерия или Исландия — Хорватия? И волонтеры, которые там работают, смотрят на меня такими глазами, говорят: слушай, кажется, что-то кто-то про Аргентину говорил… А че с кем, где — я не знаю…

В. Аникеева

— Очень жаль.

А. Пичугин

— Но вот это… Я понимаю, что хорошие ребята, но набрали их не по принципу: вот я люблю футбол…

Ю. Белановский

— Да такого количества нет в Москве любителей футбола, чтобы пошли. То есть любителей футбола очень много…

А. Пичугин

— А вот чтобы они еще могли…

Ю. Белановский

— Там у них очень плотный график. Я немного знаком с этой системой. И на самом деле это очень серьезно, очень профессиональная система подготовки людей. То есть мало того, что до этого там 3–4 месяца люди вынуждены были отдавать свое время и силы на подготовку, и теперь они очень в плотном режиме работают. То есть я просто думаю, нет стольких фанатов.

А. Пичугин

— Ну вопрос в том, у вас среди ваших направлений, огромного количества — мы еще попозже их повторим, озвучим для тех, кто не знает, — есть вот похожие?

Ю. Белановский

— Ну наш принцип состоит в том, что мы если и готовим волонтеров, то под конкретную задачу. И в этом смысле мне близко, что было сказано про фестиваль «Братья», что вот фестиваль и перед ним идет подготовка. Ну скажем так, волонтеры впрок — их не существует. Вот я когда-то заканчивал электроэнергетический институт. И одна из особенностей электричества — оно плохо хранится или почти не хранится. Ну какие-то аккумуляторы есть, но если его можно было вдруг каким-то чудесным способом в каких-то огромных масштабах дешево накапливать, то не нужны были бы все эти электростанции, которые почти всегда работают, что называется, в онлайн-режиме: кто-то потребляет электричество — электростанция работает, кто-то не потребляет — всё, она как бы, там турбины останавливают. Вот так и здесь. Волонтеры это вот сродни этому электричеству, они очень плохо хранятся. Поэтому если есть вот чемпионат мира, то перед ним там особо динамично там 3–4 месяца готовят, и точка. Если есть фестиваль «Братья» — вот неделю готовят.

А. Пичугин

— Ну то есть я как раз неправ, когда говорю, что если опыт будет удачный, то ребят, которых подготовили в рамках вот школы фестиваля «Братья», можно будет…

Ю. Белановский

— Нет, вы правы, если с Викторией или с кем-то в такие тесные партнерские отношения войдут организаторы других мероприятий, и у Виктории выстроится плотная достаточно сетка этих историй. То есть, чтобы волонтеры не валялись в холодильнике, а чтобы вот в этом месяце — вот это, в этом месяце — вот это. То есть если есть динамика участия и задачи схожи, то тогда, конечно, эта школа — ну скажу так совсем, — могла бы отжать этот рынок, и это было бы круто.

В. Аникеева

— Слушайте, сначала я слушала про электричество, теперь про рынок. Знаете, я, пожалуй, с вашего позволения поставлю маленькую точечку про фестиваль «Братья». Мы там так остановились только на слове «православный», и точечка…

А. Пичугин

— Да, мы еще будем, у нас полпрограммы впереди.

В. Аникеева

— А я бы добавила еще, что завершается каждый день на фестивале «Братья» музыкальной частью, то есть концерт, в котором не только очень-очень любимые коллективы выступает, которые молодежь прямо ценит и ждет, но и сами участники фестиваля уже знакомятся друг с другом. Допустим, Украина всегда очень поющая…

А. Пичугин

— Ну это традиционно.

В. Аникеева

— Всегда вот такие народные песни. И сами новые коллективы музыкальные рождаются прямо там, на поле, среди участников. Также спорт есть. И волонтеры, и участники фестиваля «Братья», и девушки, и ребята создают команды, один раз за весь фестиваль происходит чемпионат по футболу. И есть еще такая изюминка фестиваля, не буду сейчас подробно рассказывать…

А. Пичугин

— Всегда у фестиваля «Братья» какие-то секреты. Потому что приходили отец Ярослав с супругой и говорили: вот у нас будет секрет — место следующего проведения фестиваля мы держим в секрете.

В. Аникеева

— Это, правда, традиция.

А. Пичугин

— Это вот Астрахань оказалась.

Ю. Белановский

— Но как-то это на рекламу плохо работает. И я им говорю, раскрывайте сразу, и тогда больше людей заедет.

В. Аникеева

— Я вам сейчас отрою маленький секрет, не целиком, но маленький. Смотрите, система такая: вот мы сейчас приедем в Астрахань на летний фестиваль, и только в конце летнего фестиваля, в последний день, мы когда будем прощаться, чтобы нам было не так грустно, есть такая вот вишенка-изюминка: озвучивается, где будет зимний фестиваль…

Ю. Белановский

— Нет, ну это понятно, конечно.

В. Аникеева

— Поэтому все очень разумно. И что еще хочу сказать, мини-беседы есть на фестивале «Братья». Вот это придумано самим фестивалем, это есть только там. Скажу только, что результат этих мини-бесед такой, что священник для любого человека, там неважно, сколько лет он ходит в храм, он становится настолько близко и настолько рядом, что действительно рядом — ты идешь по полю, рядом с тобой идет священник. И есть такая традиция на фестивале «Братья», что не надо ждать там, когда наступит день исповеди или день какого-то специального приема, ты просто, всем оглашено, что ты можешь в любой момент подойти к священнику, поговорить с ним или спросить, когда можно к вам подойти на исповедь. Ну а на мини-беседах устроено так, что сначала священник немножко сам говорит, а потом участники обмениваются мнениями друг друга. Но когда объявляется мини-беседа, известны только темы — вот, допустим, пять табличек с названием тем, а какой священник ведет, неизвестно. И только приходишь на тему и узнаешь, что там будет.

Ю. Белановский

— Ну это правильно, чтобы не приходили на конкретного батюшку.

В. Аникеева

— Именно.

А. Пичугин

— Ну да.

В. Аникеева

— Ну вот вы уже немножко секретов знаете.

А. Пичугин

— Ну об этом мы подробнее поговорим через минуту. Напомню, что сегодня мы говорим о волонтерстве в разных его проявлениях. Это и волонтерство социальное — Юрий Белановский руководитель добровольческого движения «Даниловцы» и соучредитель Школы социального волонтерства. И волонтерство, ну вот такое волонтерство массовых мероприятий что ли — Виктория Аникеева, она руководит школой волонтеров фестиваля «Братья», который пройдет с 4-го по 12 августа в Астрахани в этот раз. Мы вернемся через минуту в эту студию.

А. Пичугин

— Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. Здесь программа «Светлый вечер», Юрий Белановский у нас в гостях. Юрий руководит движением «Даниловцы», он также соучредитель Школы социального волонтерства. Виктория Аникеева организатор и преподаватель школы волонтеров фестиваля «Братья». Остановились на том, как на фестивале «Братья» организовывается общение со священниками. Вот меня немножко удивили так как-то: день исповеди, что такое день исповеди?

В. Аникеева

— А помните, я рассказывала, что есть традиция, за весь фестиваль один раз проводится ночная литургия, под открытым небом, под звездами? Так вот надо же успеть, чтобы все участники, кто желает, подойти к исповеди.

А. Пичугин

— Это же по желанию, да, это не обязательно?

В. Аникеева

— Конечно. Просто знаете, вот еще такой момент. Почему нужны волонтеры, которые готовятся специально для фестиваля «Братья»? Потому что мы, преподаватели (нас четыре человека) и организаторы (я не одна, а нас двое, у меня напарница еще есть, Марина), мы успеваем дать не только какую-то практическую, техническую часть. А мы успеваем передать и теплоту, и какие-то традиции добрые именно фестиваля «Братья», которые ребятам, волонтерам потом уже легко передавать своей группе. Поэтому так и получается — душевно и по-родному.

А. Пичугин

— А еще раз объясните историю с табличками и священниками. То есть таблички с темами, которые будут обсуждаться…

В. Аникеева

— Да, значит, мы с вами знаем, что сейчас начнутся мини-беседы. Наша задача с вами, участников, просто подойти к сцене и смотреть, что там будет происходить. А там в этот момент поднимаются волонтеры на сцену, и у каждого табличка в руках. Таких тем может быть там 5, а может быть 10 и 15. И вот участник подходит и видит на каждой табличке название. Ну допустим: «Не хочумолиться, а хочу жениться». Или даже один священник заявил такую тему: «Гламур или смерть». И очень много девушек (помните, вы спрашивали, есть ли невоцерковленные люди или маловоцерковленные?), очень много девушек встали сразу, пошли туда. Или, конечно же, самая популярная тема: «Как найти спутника жизни» — про семью.

А. Пичугин

— А зачем что-то представлять? Скажем, гламур или смерть?

В. Аникеева

— Я думаю, это было задумано с той целью, чтобы на эту беседу участники пришли. То есть главная задача была выполнена. Действительно священник, который заявил эту тему, он ушел не один. То есть что происходит: вот стоят волонтеры с табличками и много тем. И потом потихонечку табличка пошла на полянку беседы, участники пошли за ней.

Ю. Белановский

— Ну понятно, да, люди выбирают темы.

В. Аникеева

— И замечательно. И ты просто смотришь на этого священника, общаешься с ним. И кстати, это же не просто священник, который для тебя лекцию прочитал. Этот же священник пойдет с тобой на обед, этот же священник может играть в футбол на фестивале «Братья» с остальными участниками — то есть они живут среди участников. И это для многих участников становится просто шоком, что, оказывается, со священником можно чай вместе пить. Оказывается, можно с ним поговорить.

А. Пичугин

— Священник пьет чай. А еще раз давайте напомним, что фестиваль с 4-го по 12 августа, а школа там же, в Астрахани будет проходить с 28 июля по 3 августа. Что нужно сделать, чтобы принять участие?

В. Аникеева

— Заполнить анкету, отправить взнос.

А. Пичугин

— А взнос — сколько?

В. Аникеева

— Две тысячи, если не ошибаюсь.

А. Пичугин

— Две тысячи. А куда отправляется?

В. Аникеева

— Там группа ВКонтакте, она так и называется: Школа волонтеров фестиваля «Братья». Там первый же пост, он всегда прикреплен, чтобы долго не искать информацию, и в нем описано, как найти анкету и как отправить взнос.

А. Пичугин

— Полторы тысячи, кстати. А, 2500 рублей для тех, кто принимает участие впервые, а для опытных волонтеров полторы.

В. Аникеева

— То есть там еще момент, насколько быстро ты это сделал. Вообще хорошо, что вы спросили, потому что регистрация закроется. Поэтому если вы сейчас слушаете… Кстати, дадите мне потом минутку, я расскажу, что же мы там преподаем-то, да, четыре преподавателя у нас. Если вдруг вы сейчас слушаете и понимаете: да, я хотел бы поехать в Астрахань, да, мне это интересно, школа волонтеров фестиваля «Братья», то нужно поторопиться заполнить анкету.

А. Пичугин

— И что же вы там преподаете?

В. Аникеева

— Значит, смотрите, мне тоже понравилось….

А. Пичугин

— Вопрос?

В. Аникеева

— Нет, понравилось то, каким путем мы пошли. Мы не стали выдумывать что-нибудь такое умное, а мы сразу пошли от того, а что нужно, да, вот что востребовано. И плюс ко всему у нас было четыре преподавателя. Вот я сказала, у меня есть напарница, Марина Жиронкина — она психолог, она преподает на школе волонтеров психологию. Одна из востребованных тем это конфликтология. Потому что это неизбежно: либо во время самой школы, либо во время фестиваля люди устают, напряжение накапливается, и очень важно, чтобы а) у тебя была какая-то теория уже, и ты понимал; а б) сам психолог остается с нами там во время всей школы и фестиваля. И мы всегда ученикам школы говорим, что они могут обращаться к нам и во время фестиваля тоже. И это, значит, психолог. Второе направление это мое, оно называется «Мастерство вожатого». Действительно, рассказываются такие полезные вещи, как из группы людей сделать команду, рассказывается, есть такая у нас копилка игр. То есть я не просто говорю, что я знаю игры, а я прямо учу реально волонтеров, чтобы они умели проводить игры. Буквально на днях у нас пройдет прямой эфир ВКонтакте, в котором как раз онлайн и будет тема, которая называется «Игры в помощь волонтеру». Два блока. Третий блок проводит Оксана, директор фестиваля «Братья», да, матушка Оксана.

А. Пичугин

— Да, супруга отца Ярослава.

В. Аникеева

— Она расскажет о философии фестиваля, о том для чего был задуман этот фестиваль, и что хотелось бы, чтобы он сейчас приносил, какие традиции, вот какая главная изюминка в нем. И, конечно же, отец Ярослав Ерофеев, духовник фестиваля. Он с духовной точки зрения говорит о том, для чего нужен этот фестиваль, и как он сам вот с духовной точки зрения понимает тему волонтерства. Очень такой, эту тему, ее всегда ждут, встречи с отцом Ярославом.

А. Пичугин

— А сколько волонтеров нужно для фестиваля?

В. Аникеева

— Я вам сейчас среднюю цифру скажу, она колеблется от того, сколько человек записалось на фестиваль.

А. Пичугин

— Ну да, вот как раз соотношение и интересно понять.

В. Аникеева

— Ну вот, допустим, в этот раз мы планируем, что команда составит волонтерская сорок человек. А участников фестиваля будет где-то 350. Бывали времена, и больше тех и других. То есть увеличивается количество человек…

А. Пичугин

— Сорок человек — это достаточное количество волонтеров на фестиваль, на который приезжают…

В. Аникеева

— Комфортное. Эти сорок человек действительно можно: а) обучить, б) сплотить, и действительно можно создать атмосферу. Знаете, что мне нравится, ведь на школу волонтеров опытные волонтеры приезжают немножечко попозже, кто как с работы отпросится…

А. Пичугин

— А опытные волонтеры — это те, которые уже прошли вашу школу в прошлом году?

В. Аникеева

— Да, но есть еще суперопытные, которые много лет ездили участниками, и допустим, года три или четыре уже являются волонтерами.

А. Пичугин

— И это именно связано с фестивалем «Братья»? Потому что если ребята ездили на какие-то другие мероприятия волонтерами, если они занимались волонтерством, скажем, в «Даниловцах» например, может же кто-то из даниловцев поехать к вам?

А. Пичугин

— Ой, запросто. Это конечно, полезные ребята, но здесь важно передать традиции и настроить ребят именно на сам фестиваль. А так — добро пожаловать.

Ю. Белановский

— Ну безусловно, там свои задачи, поэтому, безусловно, нужна подготовка отдельная.

А. Пичугин

— «Даниловцы» анонсировали, то что 10 лет, во-первых, исполнилось — еще раз мы вас поздравляем.

Ю. Белановский

— Спасибо.

А. Пичугин

— 10 лет — это прекрасное время и возраст, и опыт. И книга вышла, «Искусство быть волонтером» она называется. И помимо этого среди прочих новостей от «Даниловцев», это вы относительно недавно, в мае, ну мы с вами реже встречаемся, было объявлено о создании Центра социального волонтерства. Есть школа, получается, есть центр?

Ю. Белановский

— Да, для нас очень важно объединить разные наши проекты и наших партнеров. Мы поняли, что в связи с принятием закона о волонтерстве ситуация в стране, может быть, пока незримо, но на самом деле она изменилась кардинально. И вообще, скажем так, мир социального волонтерства, он стал другим. Теперь руководство казенных учреждений, разные там чиновники, они вдруг поняли, что могут разделить ответственность с некоммерческими организациями, и им как-то стало проще жить, дышать, я не знаю что. И я абсолютно убежден, что вот конец 18-го и 19-й точно совершенно, это будет такой год открытых дверей. Когда больницы, психоневрологические интернаты, детские дома для умственно отсталых детей активно совершенно будут обращаться к вот этому общественному сектору: придите к нам. На самом деле это серьезнейший вызов для общественников, потому что общественники так долго добивались, ну в Москве если ситуация, ну можно сказать, хорошая, то по регионам так долго добивались: пустите нас, пустите нас, — и теперь вдруг все двери откроются. Поэтому поняли, что очень важно для нас…

А. Пичугин

— А вы действительно верите, что они откроются?

В. Аникеева

— А там не получится не открыться, потому что ну например московские регламенты, они в некотором смысле не дают выбора руководству соцучреждений в том плане, что не может быть необоснованных отказов.

А. Пичугин

— Просто когда мы говорим о Москве, нам начинает казаться, что здесь и волонтеров, наверное, не бывает достаточно, но много, и желающих прийти помогать…

Ю. Белановский

— Да.

А. Пичугин

— И учреждения к этому подходят более открыто. А если мы говорим о регионах, а тем паче о маленьких городах, где закрываются больницы и идет медицинская реформа наглядно, мне кажется, что там наверняка есть люди, которые хотели бы стать волонтерами, но столкнувшись один раз с какими-то препонами, препятствиями, они уже начинают…

Ю. Белановский

— Ну потухать.

А. Пичугин

— Бояться, потухать…

Ю. Белановский

— Вы абсолютно правы здесь. Но все-таки закон, он старается выстроить, ну или не выстроить, каким-то образом очертить рамки нормальных партнерских отношений. И во всяком случае, шансов больше. Ну я могу сказать так. Конечно, если какой-нибудь там директор местной больницы упрется и скажет, что вот вообще никого не пущу и выставит какие-нибудь жесточайшие требования допуска, ну конечно, туда к нему никто не пройдет — это понятно. Но с другой стороны, все-таки эта тенденция, она будет, я убежден, положительная. И ну все-таки вот, не знаю, мир изменился. Назад хода нет здесь, к сожалению. Назад хода нет.

А. Пичугин

— К сожалению?

Ю. Белановский

— Для них.

А. Пичугин

— А, для них.

Ю. Белановский

— Для чиновников, которые не хотят видеть волонтеров, для вот персонала, который не любит волонтеров, да.

В. Аникеева

— Я вот прямо поддерживаю вас, Юрий. Потому что совсем недавно ездила в приют под Тверь и имела возможность в течение двух лет проследить то, как нас там принимали. Да, как раз это не Москва, это очень отдалено, то есть это под Тверью, Рамешковский район. И ситуация такая. Вот первый раз приезжаешь, тебя прямо встречают: где твои бахилы? Дают журнал на входе сразу, в этом журнале ты должен записаться, что ты волонтер, паспортные данные свои. И такая вот суровая, даже какая-то надзирательная позиция. Я ездила регулярно в течение вот двух лет. И сейчас, когда я приезжаю, просто вот открывается шторка в окне, видят, что приехали мы — открывают дверь, выходят ребята, выходит преподаватель. И когда мы уезжаем, мы еще успеваем все вместе попить чай. То есть я бы тем, кто сейчас будет вот в этой ситуации, попадет в нее, советовала бы просто немножечко запастись терпением и надеяться, что все-таки все выровняется.

А. Пичугин

— А может быть, просто вас стали узнавать там?

Ю. Белановский

— Ну смотрите, здесь же на самом деле это все возможно, но я вот о чем. Сейчас все-таки если быть трезвым таким, очень серьезная несоизмеримость запроса и возможностей некоммерческих организаций. Одно дело говорить: пустите. И другое дело вдруг… Ну смотрите, просто цифры: прямо сейчас, ежеминутно, в Москве больше ста тысяч человек находятся в казенных учреждениях — это больницы там, интернаты разные, дома престарелых и так далее. Даже если мы возьмем там…

А. Пичугин

— Население немаленького города.

Ю. Белановский

— Да. Даже, предположим, если к каждому из этих людей волонтер, именно волонтерская помощь может быть полезна, востребована, важна хотя бы на час в неделю, то мы получаем сто тысяч человекочасов, которые нужно отдать — уж простите за такой жаргон. И если это пересчитать на волонтеров, каждый из которых в среднем может отдать там два часа в неделю, мы получаем ну просто огромные цифры людей, которые необходимы, чтобы прийти в эти учреждения. А если человеку там раз в день, на час в день помощь оказать, да? Какая помощь? Самая простая — то, на что не хватает персонала: кому-то помочь прогуляться, если человек сам не может еще двигаться, ему можно или покатать коляску. Может быть, кого-то покормить, поиграть с детьми, почитать книжку — то, на что у персонала сил или не хватает, или не входит в обязанности. Но ведь все мы люди, мы стремимся к тому, чтобы человеческие отношения, они были везде, в том числе и в больнице там или в интернате каком-нибудь. И волонтеры это могут дать. Это же потрясающе. А вот где взять столько волонтеров? Это я к вопросу о центре. Мы действительно всерьез задумались о создании Центра развития и поддержки социального волонтерства и начнем со школы координаторов волонтерских групп, которая будет осенью. И для нас это принципиально важно.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы», соучредитель Школы социального волонтерства. И теперь уже, видимо…

Ю. Белановский

— Ну пока еще непонятно.

А. Пичугин

— Хорошо, да, об этом ближе к осени с вами встретимся, поговорим. Виктория Аникеева. Виктория организатор и преподаватель школы волонтеров фестиваля «Братья». Все-таки к осени — чуть-чуть конкретизируйте, что будет осенью?

Ю. Белановский

— Осенью мы открываем, скорее всего во второй половине октября, а перед этим будет большая кампания по привлечению людей, открываем Школу координаторов. И дальше для нас очень важно, как раз откликаясь на запросы со стороны учреждений, со стороны людей, которые проживают в этих учреждениях, создавать новые волонтерские программы, проекты в разных-разных учреждениях. Мы бы хотели в таком пилотном варианте такого, скажем, уже достаточно активного роста, если бы нам за следующий год удалось создать 10–12 новых волонтерских групп, это было бы важно. То есть получилось бы, что та технология, которая у нас есть, что она работает. И мы к этому стремимся.

А. Пичугин

— Ну значит, давайте договоримся, что когда сроки будут более понятны, мы с вами встретимся и как-то предметно поговорим, чтобы слушатели были в курсе…

Ю. Белановский

— Мы будем очень признательны, да, потому что и вдруг кто-то из храмов захочет туда.

А. Пичугин

— Да. Не только из храмов, у нас все-таки светская аудитория, достаточно много. Причем аудитория отзывчивая, очень отзывчивая.

Ю. Белановский

— Да, я это знаю, это мы знаем. И хочу, пользуясь случаем, сказать огромное спасибо. Очень много после эфиров к нам обращается людей, желающих стать волонтерами, кто-то жертвует нам денежку. И я всем честно говорю: радио «Вера», наверное, самое располагающее к благотворительности радио. Это искренне говорю.

А. Пичугин

— Спасибо. Нам вот именно очень приятно, что от вас эти слова звучат. Спасибо.

Ю. Белановский

— Это правда.

В. Аникеева

— Присоединяюсь к комплиментам. После того, как мы с отцом Сергием Осиповым побывали у нас в гостях, пригласили всех на молебен о семье, ну мы вошли в храм и не узнали свой храм…

Ю. Белановский

— Не смогли войти в храм.

В. Аникеева

— Людей было очень много.

А. Пичугин

— Это уже проект храма Святой Троицы в Хохлах, у отца Алексия Уминского.

В. Аникеева

— Нет, мы честно спросили: откуда вы узнали? Потому что много новых лиц было, новых людей. И они с радостью сказали: мы послушали эфир радио «Вера». Спасибо.

А. Пичугин

— По поводу того, зачем становится волонтером. Тут нет, наверное, линейных шаблонных ответов. Причем те, кто приходят к Юрию, могут ответить на этот вопрос по-своему, естественно, те люди, которые приходят к Виктории, приезжают на школу фестиваля «Братья», отвечают на этот вопрос по-своему. Вот вы, Виктория, как считаете, что движет теми молодыми людьми, которые к вам в Астрахань приедут, которые приезжали к вам в прошлом году?

В. Аникеева

— Я бы, знаете, как сказала, я бы рекомендовала просто каждому человеку на этой планете хотя бы разочек побывать волонтером. Действительно. Потому что можно долго хотеть, но вот хотя бы раз надо исполнить это желание. Пока человек кусочек себя не отдаст, он и не узнает, как много в нем заложено. Вот действительно, если так задуматься, вот ты когда приезжаешь на школу волонтеров там и на любую другую школу, просто там в Астрахани все еще будут жить в палатках — мы об этом не говорили, да? То есть на свежем воздухе.

А. Пичугин

— Кстати, вы отдельно это упомяните. Потому что я знаю людей, которых само слово «палатка» приводит в неописуемый ужас.

В. Аникеева

— Я из таких же людей была. Я благодарна друзьям, которые смогли изменить мое отношение к проживанию в палатке. Я к чему все это? Что есть возможность, а кстати, школа проходит один раз в год, есть возможность прямо сейчас поехать и окунуться в такую атмосферу, когда ты будешь лишен комфорта, будешь лишен той возможности и тех условий, когда ты заостряешь все внимание на себе. То есть да, действительно, мы очень часто как бы заботимся о себе. И наверное, каждый человек хотел бы быть добрым и хотел бы помогать, но таких возможностей предоставляется мало. И поэтому когда человек становится волонтером, он просто ну по-другому начинает жить — как будто бы то что в нем на паузу поставлено, оживает. Вот помните, приходил к вам в гости отец Алексей Уминский, рассказывал о нашей ярмарке…

А. Пичугин

— Да, конечно.

В. Аникеева

— Так вот на этой ярмарке я координирую работу волонтеров, да, уже прихожан. И опытные прихожане уже знают, что бесполезно мне предлагать покушать в этот день, просто потому что столько работы и столько людей, и просьб — мне кажется, просто все части моего организма работают на сто процентов. И потребность покушать или вспомнить о себе, она отключается. Так же и здесь: как только человек окажется в роли волонтера, он столько всего сможет в себе открыть, того с чем раньше не сталкивался. Конечно, будут и трудности — и это здорово. Когда человек, даже закончив школу, думает: ну всё, теперь я знаю. И он постоянно будет сталкиваться с ситуациями, в которых ему надо немножечко вырасти. Но этот рост он потом оценит.

А. Пичугин

— Кстати, хорошо, что вы напомнили про благотворительный аукцион, да, он так называется?

В. Аникеева

— Благотворительная ярмарка.

А. Пичугин

— Ярмарка. Ну там и формат аукциона, я знаю, есть.

В. Аникеева

— Да, это неотъемлемая часть ярмарки.

А. Пичугин

— А ближайшие когда будут?

В. Аникеева

— Ярмарка в храме Святой Троицы в Хохлах теперь проходит один раз в год, зимой, то есть в декабре чаще всего.

А. Пичугин

— То есть еще где-то около полгода.

В. Аникеева

— Ну можно заранее начать обдумывать, что вы хотите купить в качестве рождественского подарка. А в декабре приходить уже в храм в Хохлах.

А. Пичугин

— Напомните формат, да, там то что люди сами готовят, покупают, делают.

В. Аникеева

— Да. Мы заранее объявляем прихожанам и всем друзьям храма о том, что будет такая ярмарка, и предлагаем принести сувениры на ярмарку. Сувениры —подразумеваются, не только какие-то статуэточки, а какие-то действительно полезные, ценные, интересные вещи: антиквариат, или домашние заготовочки, или сувениры ручной работы. Действительно, много людей таких есть, которые умеют делать это все. И предлагается в определенный день и время принести все эти сувениры. Потом также все эти люди, даже которые передавали сувениры, прихожане храма, друзья, да, все кого мы приглашаем, приходят, покупают сувениры, участвуют в этой благотворительной ярмарке. И уже заранее знают, кому таким образом они помогают. Для нашего храма это традиционно помощь бездомным, помощь заключенным, которых окормляет наш храм. Ну иногда случается еще что-то, и мы объявляем, на какие цели идет сбор. Поэтому ждем всех в декабре на ярмарку.

А. Пичугин

— Вот мы уже вышли на стык ваших интересов.

Ю. Белановский

— Да, это правда.

А. Пичугин

— А про книгу мы так и не поговорили. У вас часто выходят книги, достаточно часто. Уже говорили, что очень здорово. А новая книга, чему она посвящена?

Ю. Белановский

— Эта книга вновь посвящена историям. У нас, скажем так, есть два вида книг. Один вид можно назвать, скажем так, больше методические, где мы делимся опытом, собираем опыт лучших организаций, и ну соответственно они, ну скажем так, более формальные, да. А второй вид книг — это как раз истории, рассказы, зарисовки из жизни волонтеров. И здесь мы снова собрали очень-очень много историй. И если человек эту книгу бы открыл, то он увидит в оглавлении примерно: как медведи жарили шашлык в больнице такой-то, да, или каким образом ребенок на прогулке там познакомился с осенью, или что-нибудь вы этом духе. И там идут очень простые, очень часто трогательные, часто, может быть, даже в чем-то поучительные рассказы, которые вообще открывают этот внутренний мир больниц, внутренний мир детских домов для умственно отсталых детей, внутренний мир психоневрологических интернатов. Потому что для нас с улицы это просто ну здания с окнами, а там же жизнь. И вот через эти рассказы, через эти зарисовки, через эти интервью мы и стараемся этим поделиться, что это жизнь. Не что-то такое раздавленное, расплющенное, это не какая-то вот такая трагедия-трагедия, а это именно вот человеческие добрые, теплые отношения, которые под силу каждому. И вот вы спросили о мотивах, да? Вот к нам же приходят люди с очень разными мотивами, но их объединяет одно: у каждого есть своя какая-то маленькая добрая мечта, которую человек хотел бы воплотить. У каждого человека есть какое-то свое понимание. Кто-то говорит: вот я бы хотел помогать взрослым, я бы хотел детям. Кто-то болеет, я ему очень сочувствую, поэтому хотел бы ему. А кто-то говорит: нет, я бы вот сироте. И у каждого есть какое-то свое, такой маленький, небольшой отклик. И мы им в ответ говорим: от тебя ничего не требуется. Два часа свободного времени, и все остальное мы сделаем за тебя. Мы договоримся с больницей, мы предложим тебе войти уже в слаженную команду, где у тебя не будет никаких рисков, где ты вместе с командой сможешь вот с этими детьми погулять, организовать игру на улице или там какую-то настольную игру в больнице, или еще что-то. И это вот именно книга историй.

А. Пичугин

— А школа социального волонтерства — сейчас у нас лето, уже сентябрь близко —откроет свои двери, да?

Ю. Белановский

— Она откроет в сентябре. Позавчера было последнее занятие. Мы говорили о такой достаточно серьезной технологии организации адресной помощи силами волонтеров, помощи именно на дому — ну там, предположим, одинокая бабушка или там семья многодетная, где нет мужа и так далее. Это самое сложное, пожалуй, дело. И ну технология более-менее понятна. Вот посвящено было полезнее занятие. Теперь уже да, в сентябре, числа с 12-го, наверное, мы начнем эти занятия. Будем, естественно, приглашать тех, кто хотел бы научиться организации волонтерства и так далее.

А. Пичугин

— Ну я смотрю расписание, оно, правда, еще пока висит здесь прошлогоднее, прошлого учебного года. Здесь же не только волонтерские занятия.

Ю. Белановский

— Нет, не только. Для нас это принципиально.

А. Пичугин

— Здесь и беседы нашего тоже доброго знакомого, часто приходящего на радио «Вера», отца Антония Лакирева.

В. Аникеева

— Да, отец Антоний потрясающий совершенно.

А. Пичугин

— Здесь и евангельский кружок. И здесь и психологически тренинги.

Ю. Белановский

— Да.

А. Пичугин

— Это очень важно, мне кажется.

Ю. Белановский

— Ну для нас главное в волонтерстве, если уже говорить о нас как об организаторах, это сообщество. И сообщество живет своей именно жизнью, направленной в том числе и вот на эти вещи. Кто-то хочет узнать больше, лучше свою веру — и отец Антоний помогает. Кто-то хочет этой верой, может быть, не столько даже делиться, сколько, может быть, ее как-то пережить, обсудить друг с другом — это евангельский кружок. Кто-то хочет, ну прямо скажем так, прокачать себя в каком-то вот навыке там, в том числе творчестве — для этого могут быть очень серьезные мастер-классы. А для кого-то важно осмыслить свои отношения, например, с ребенком в больнице. Ведь там же не исключена ситуация: вот любой из нас приходит в больницу, а вас встречает девочка, очевидно, с каким-то тяжелым диагнозом. Ну встречает, например, женщину молодую, смотрит на нее и говорит: а вот у тебя классные сережки, а у меня таких нет… И а как реагировать на такие истории, чтобы расстаться друзьями с этой девушкой, но и уйти домой в сережках все-таки? Это тоже непростая история.

А. Пичугин

— Мастерство.

Ю. Белановский

— Да.

А. Пичугин

— А как записаться?

Ю. Белановский

— К нам записаться очень просто. Есть сайт http://www.danilovcy.ru/, там есть раздел «Стать волонтером». Летом скорее всего раз в неделю или, в худшем случае, раз в две недели будут проходить собеседования. Мы сейчас график верстаем, даты будут вывешены. Мы предлагаем познакомиться с нами очно, приходите на собеседование, мы ответим на все вопросы. На сайте тоже можно все узнать.

А. Пичугин

— А там расписание будет соответственно на новый учебный год.

Ю. Белановский

— Все есть, конечно.

А. Пичугин

— А на лекции, которые здесь обозначены, может прийти любой?

Ю. Белановский

— Любой. В нашу школу может прийти любой человек, кроме узконаправленных закрытых занятий, ну как раз, в общем-то, посвященных, например, разбору вот таких ситуаций с девочками, которые я описал. Потому что это конкретная ситуация конкретной больницы, она вполне себе, скажем так, интимная по отношению к участникам этой ситуации, и не хочется ее выносить вовне. Но подавляющее большинство занятий все открыты, безусловно.

А. Пичугин

— Спасибо. Мы заканчиваем программу. Мне остается только напомнить про то, что школа волонтеров фестиваля «Братья» будет предварять сам фестиваль. Она пройдет с 28 июля по 3 августа в Астрахани. С 4-го по 12 состоится сам фестиваль. Подробности о фестивале можно найти на сайте http://www.bratia.ru/, а ВКонтакте можно ну там в поиске, в социальной сети ВКонтакте, в поиске забить: «Школа волонтеров фестиваля «Братья» — там есть вся информация, и о том, как принять участие, сверху в плашке все закреплено. Спасибо большое. А сегодня вместе с нами здесь были в этой студии Виктория Аникеева, которая организовала и преподает в школе волонтеров фестиваля «Братья». Юрий Белановский, руководитель движения «Даниловцы» добровольческого, соучредитель, сооснователь Школы социального волонтерства. Вот так о волонтерстве в разных аспектах мы сегодня в течение часа говорили. Спасибо вам огромное.

Ю. Белановский

— Спасибо.

В. Аникеева

— Спасибо.

А. Пичугин

— Да, меня зовут Алексей Пичугин. Будьте здоровы и до новых встреч.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 4,00 из 5)
Загрузка...