Москва - 100,9 FM

«Влюбленность и любовь». Священник Дмитрий Полещук, Екатерина Полещук

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Наши собеседники — председатель Епархиального отдела по связям со средствами массовой информации Московской епархии, настоятель Спасского храма пос. Андреевка священник Дмитрий Полещук и его супруга Екатерина.

Мы говорили о том, что такое влюбленность, какие опасности она может в себе таить, и как из этого состояния вырастить настоящую любовь. Наши собеседники поделились своими советами, на что надо прежде всего обращать внимание при выборе будущего супруга или супруги, и что может помочь влюбленным увидеть реальность неискажённой из-за избытка чувств. Также разговор шел об отношении Церкви к состоянию влюбленности.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья! Вас приветствует вся в праздничном Алла Сергеевна Митрофанова...

А. Митрофанова

— Ну и не менее праздничный Александр Ананьев. А по поводу чего, собственно, праздник?

А. Ананьев

— Неужели ты не знаешь, Алла Сергеевна Митрофанова? 14 февраля все отмечают праздник, Алла Сергеевна, — День всех влюбленных. И поскольку мы тоже не хотим оставаться в стороне от того, о чем говорят все, а заодно выяснить, как же оно обстоит на самом деле, мы решили поговорить с людьми, которые знают о влюбленности абсолютно все, по крайней мере, мы делаем этот вывод по тому, как они смотрят друг на друга спустя много-много лет совместной жизни, они знают и о влюбленности, и о любви, и о жизни все. Сегодня мы пригласили составить нам компанию (сейчас будет торжественно) председателя епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии, настоятеля Спасского храма поселка Андреевка священника Дмитрия Полещука. Добрый вечер, отец Дмитрий, мы рады вас видеть.

о. Дмитрий

— Здравствуйте, взаимно.

А. Ананьев

— Здравствуйте. И мы очень рады, что сегодня нам компанию составит настоящее украшение нашей сегодняшней беседы — красавица жена отца Дмитрия, матушка Екатерина. Здравствуйте.

Е. Полещук

— Здравствуйте, добрый вечер.

А. Митрофанова

— Если позволите, я все-таки хотела бы, наверное, ремарку небольшую внести, как мы говорим, важно останавливаться в шаге от обобщения, я думаю, что все-таки 14 февраля, как День всех влюбленных отмечают, наверное, не все...

А. Ананьев

— Вот что с человеком делает отсутствие телевизора в доме! Вот если бы включила телевизор, ты бы убедилась в том, что все только и говорят о том, что: «подари влюбленным это, подари влюбленным то», я не исключаю, что этот праздник придумали в первую очередь маркетологи, и 25 лет назад он пришел к нам, чтобы продавать побольше конфет определенной марки.

А. Митрофанова

— По большому счету, так и есть, в православном календаре действительно есть день памяти святого Валентина, только он приходится, по-моему, на совершенно другую дату и те моменты в жизни этого замечательного святого, который подчеркивается в рамках праздника, так скажем, вот этого праздника 14 февраля, они тоже вызывают массу вопросов по поводу их достоверности.

А. Ананьев

— И как здорово, что мы с замечательным священником, отец Дмитрий, рассудите нас, пожалуйста, что ж сегодня, вернее, завтра за день такой, что отмечают многие россияне и как нам, людям, которые стремятся к тому, чтобы быть действительно христианами православными, следует относиться к этому празднику?

о. Дмитрий

— Вы верно заметили, Александр, что праздник и новый, и не совсем он наших корней, что называется, потому что пришел он к нам с Запада и действительно, в себе имеет прежде всего коммерческую основу. Если вы внимательно посмотрите на календарь, то вы увидите, что с периодичностью в месяц-полтора в Америке происходят какие-то праздники, под которые обязательно нужно подготовить распродажи: всевозможные «черные пятницы», «хэллоуины», потом обязательно идут рождественские распродажи, но, простите, я не политкорректно выразился, это не рождественские праздники и распродажи, теперь же нельзя там, на Западе это говорить, то как в советское время, помните: нельзя же было с Рождеством поздравлять, а мы теперь поменялись ролями, это мое такое личное впечатление. Теперь это такие, как они там называются...

А. Ананьев

— Зимние какие-нибудь...

о. Дмитрий

— Да, точно, зимние теперь это праздники и, собственно говоря, этот праздник, о котором мы сейчас с вами говорим, входит в общую канву праздников, которые имеют искусственное такое основание. При этом мы, христиане, вообще — празднолюбцы...

А. Митрофанова

— Ой, как вы хорошо сказали!

о. Дмитрий

— Есть такой термин, да. Вообще празднолюбцы — это мне очень нравится слово, потому что я считаю, что я такой. Праздники — это наше все. Кстати, без юмора если говорить, на самом деле, не так все просто, ведь мы и праздновать-то, по большому счету, не умеем, у нас что такое праздник — посидеть за столом, выпить и отключиться, если так утрировать и все лишнее убрать, а ведь на самом деле празднолюбцы — это те, которые: А — понимают, ради чего они собрались, как минимум и В — они стараются подражать подвигу того святого или самого Господа, если мы говорим о церковных праздниках и для них сопереживание того или иного события — это и есть соучастие в этом празднике, вот что такое празднолюбцы. Конечно, любое христианское празднование, оно должно быть связано с богослужением и так как это не православный, я вам даже замечу, что это не совсем и католический-то праздник, хоть и пришел он к нам с Запада, и вы правильно, Алла, заметили, что такой святой есть в Русской Церкви в святцах, однако его житие совсем никак не связано с влюбленностью, это тоже как-то дописано за него, якобы он там в тюрьмах кого-то там венчал, это все, насколько мне известно, не соответствует действительности, поэтому, конечно, надо разбираться в сути праздника и то, что полезно — использовать. Например, Церковь Масленицу вполне себе христианизировала, коль мы говорим в преддверии Масленицы, через несколько недель будет, то, конечно, блин — символ солнца у наших предков был, а теперь, пожалуйста, Церковь говорит: слушай, поешь, вдоволь, поешь так, чтобы первую неделю поста ты только и думал: «слава Тебе, Господи, что пост настал, потому что блины уже лезут из ушей». И, конечно, в таком случае и этот праздник можно христианизировать и сделать полезным и для души, и для тела.

А. Митрофанова

— Как, знаете, шутит наш духовник: «Масленица — объядохся, опихся, без ума смеяхся, слава Тебе, Господи!»

о. Дмитрий

— Ну, благо что есть это время, заканчивается Масленица как раз Прощеным воскресением. (смеется)

А. Митрофанова

— Поскольку мы отталкиваемся именно, как от повода, от вот этого дня влюбленных, поговорить и попытаться разобраться, где же проходит граница между влюбленностью и любовью, хочется понять, отец Димитрий, матушка, по вашему опыту как часто вообще в отношениях между людьми любовь становится следствием той самой прекрасной поры, такой весны, наверное, отношений, которые мы влюбленностью называем? В вашем случае, по-моему, это именно так было: сначала была такая пора ухаживаний, еще матушка Екатерина, я просто нашим слушателям поясню, была студенткой отца Димитрия и смотрела на него широко распахнутыми глазами, а отец Димитрий смотрел, по другую сторону кафедры находясь, такими же глазами на эту необыкновенную красавицу-студентку, но только не решался, что называется, как же быть, а вдруг, она так прекрасна, может ли она ответить мне взаимностью?

А. Ананьев

— Вот, кстати, для чего еще придумали вот праздник-то западный, вот этот смешной — чтобы в том случае если у двоих не хватает смелости подойти и сказать: «Как вы прекрасны! Я влюблен в вас! Пойдемте же выпьем скорее чаю с бергамотом, и я сделаю вам предложение стать моей женой», они вместо этого берут сердечки, пишут на них: «От незнакомца: Я в вас влюблен, догадайтесь сами, кто я». Во-первых, это красиво...

Е. Полещук

— Красиво, безусловно. (смеется)

А. Митрофанова

— Как вы думаете, по поводу любви, влюбленности, как это все происходит?

Е. Полещук

— Я думаю, это пора неслучайно нам дана и это огромное счастье, если у человека в жизни была именно эта настоящая чистая влюбленность, не болезнь, которая затмевает глаза, которая делает человека слепым и безвольным, а вот прекрасное чувство влюбленности, которое окрыляет, которое вдохновляет, которое может сподвигнуть на совершение разных красивых сильных поступков. И если человек смог вот это чувство бережно сохранить и отношения молодых людей переросли в брак, особенно если он венчаный, благословленный Богом, созданный по благословению родителей, то, безусловно, это прекрасное чувство вырастет в настоящую любовь. С годами количество дел, забот всегда несколько охлаждает чувства, может, даже не столько охлаждает, сколько не дает возможности также гулять, наслаждаться друг другом, но, вспоминая вот это прекрасное чувство влюбленности, мы можем, даже спустя несколько лет брака, найти друг на друга время, пойти куда-то вместе погулять, устроить романтическое свидание вплоть до того, что мне иногда приходится просто выкрасть своего мужа, чтобы насладиться общением с ним и именно перенестись в те прекрасные моменты наших встреч, нашей влюбленности и снова освежить наши чувства.

А. Ананьев

— Прежде чем я широкими мазками талантливого художника обозначу драматический конфликт нашей беседы, я хочу задать вопрос отцу Дмитрию, несколько неожиданный: отец Димитрий, как вы, как мужчина, как глава семейства, как священник относитесь к состоянию опьянения?

Е. Полещук

— Интересный вопрос. Я тоже послушаю с удовольствием.

о. Дмитрий

— Мне приходят на ум слова апостола Павла: «Не упивайтесь вином, в нем же есть блуд». Поэтому опьянение от вина я считаю вещью весьма опасной.

А. Ананьев

— Вот! И из этого исходит моя позиция в нашей сегодняшней беседе, мы с Алечкой, когда готовились к встрече с вами, матушкой Екатериной, я очень хорошо понял, осознал и прочувствовал одну очень простую установку: влюбленность — это плохо. И прежде чем в меня полетят камни негодования слушателей радио «Вера» ...

А. Митрофанова

— ...и жены.

А. Ананьев

— И жены. Нет, ну, кстати, если ты скажешь, что влюбленность — это хорошо, я влюблюсь, понимаешь, в чем проблема-то? Я объясню, в чем проблема...

А. Митрофанова

— Я вот в тебя влюбляюсь периодически...

А. Ананьев

— Во-первых, влюбленность — это, простите меня — химия, это доказанный наукой факт. Я даже выписал те страшные слова, после которых влюбляться не хочется: «Этот процесс провоцирует феромоны, выработка которых активируется лимбической системой мозга, их действие усиливается мужскими и женскими половыми гормонами, тестостероном и эстрогеном». Весь этот набор вызывает первичное влечение к объекту симпатии, если чувства взаимные и человек парит на крыльях, и испытывает сильнейший эмоциональный подъем, не может сосредоточиться на работе и бытовых вопросах, постоянно думает — ну вот это как раз то самое состояние опьянения, отец Дмитрий, этими ощущениями управляет дофамин, адреналин и серотонин. Вот кто после этого захочет влюбляться? Я не захочу. Это раз. Во-вторых, влюбленность — это очарование, то есть это неспособность трезво и объективно оценить, как человека рядом с тобой, так и себя. И, наконец, влюбленность — это, исходя из всей этой химии — наркотик! Это такой же наркотик, как и любой другой, человек может подсесть на этот наркотик и потом постоянно требовать состояние влюбленности, вокруг меня очень много по-настоящему творческих людей, которым для творчества нужно вот это состояние влюбленности, состояние полета, без него они не могут творить и поэтому живут такой жизнью, что не позавидуешь. Исходя из этого я считаю, что влюбленность, как и заблуждение, как опьянение, как и любые другие девиации психологические — от него надо стараться держаться подальше. При этом Алла Сергеевна Митрофанова, как человек романтического склада ума, она считает, что влюбленность — это хорошо. И вот сегодня мне бы очень хотелось с вами, матушка Екатерина и с вами, отец Дмитрий, все-таки разобраться, влюбленность — это хорошо или плохо?

Е. Полещук

— Можно я тут скажу пару слов, а батюшка, я думаю, дальше уже выскажет свои мысли. Мне кажется, в нашем русском языке просто не хватает слов правильных для того, чтобы обозначить эти чувства, у нас и любовь, и влюбленность, в принципе, понятия схожие, перемешанные и зачастую полностью не выражающие саму суть. Та влюбленность, о которой вы говорили, она именно как болезнь, я полностью с вами согласна, что, послушав вас, даже и не захочется заболеть этой болезнью. С другой стороны, если мы возьмем прекрасную пору юношества, девичью пору и как же из этого чудесного времени убрать восторженные нежные чувства, первый огонь, зарождающийся в сердце? Жизнь сразу станет скучной, неинтересной и уж тем более вряд ли кто-то захочет из каких-то прагматичных побуждений создать брак, всю жизнь трудиться, растить детей и посвящать себя этому, если мы уберем эту нежность отношений, трепетные чувства, огонь в крови. Поэтому, наверное, здесь очень важно немножко разобраться именно в словах, в понятиях, а во-вторых, внутри себя, потому что то, что может послужить на пользу человеку, оно же может и послужить во вред. И, наверное, важно даже в юные годы, самые такие горячие, давать себе четко ответ, что ты хочешь получить: наслаждение от влюбленности вот сейчас, срочно или создать крепкую прекрасную семью на долгие годы?

А. Ананьев

— «Семейный час» на светлом радио и сегодня с Аллой Митрофановой и Александром Ананьевым, пожалуй, на самую приятную из возможных тем — о любви и влюбленности рассуждают священник Дмитрий Полещук и его супруга, красавица жена, матушка Екатерина. Отец Дмитрий, вот матушка Екатерина сейчас очень точно сказала: вопрос, собственно говоря, терминологии, нам зачастую не хватает метких, точных слов для того, чтобы описать полностью то, что с нами происходит, у нас словом «любовь» называется одинаковая симпатия к сосискам и к детям, все это называется «я люблю»: и сосиски, и дети, а значения-то абсолютно разные, в то время, как в греческом, там для этого придумали...

А. Митрофанова

— Шесть...

А. Ананьев

— Я насчитал девять, ну неважно. И вот то, о чем рассуждаю и, наверное, матушка Екатерина тоже, вот это состояние порхания, легкой влюбленности, очарования, за которым, кстати, неизбежно следует разочарование — это называется словом «эрос» и едва ли это то, что делает из человека или, по крайней мере, помогает вырасти из человека христианину, я прав или нет?

о. Дмитрий

— Мы должны задать еще один вопрос: а вот это состояние, оно дано нам от Бога? Если да, то и влюбленность тоже является даром Божиим. И матушка тоже правильно отметила, что это как некий такой инструмент, который нужно очень грамотно и точно использовать. Вы описали физиологические процессы, которые происходят, биохимические процессы в организме во время беременности...простите, это, надеюсь, не оговорка по Фрейду, — во время влюбленности. Хотя во время беременности, там тоже немало что происходит...

А. Ананьев

— Хочется соленых огурцов и тошнит — это влюбленность (общий смех)

о. Дмитрий

— Это тоже, кстати, разновидность влюбленности, только уже такая, на практике, как результат влюбленности. Я с некоторыми положениями, которые вы озвучили, Александр, не согласен, вы безапелляционно заявили о том, что это все проходит и ничем хорошим не заканчивается, я сделал для себя такой вывод — ничего подобного, а ведь влюбленность может перерасти в настоящую любовь, влюбленность — это преддверие рая и для того, чтобы переросло это в нечто большее, для этого есть ряд советов и раньше, как вы помните, это сейчас модно называть «патриархальные времена», вообще вопрос о создании семьи не доверяли молодым людям, это был всегда, на протяжении столетий, вопрос между взрослыми людьми и, как правило, взрослые люди решали, кому с кем строить какую семью. Это во многом лишало романтики и таких вот конфетно-букетных отношений, но зато браки были крепче. Там еще много факторов есть, конечно, и общество было совсем по-другому построено, не будем об этом говорить. Если мы рассуждаем сейчас, в нынешнее время, то я думаю, что если человек вырос в семье и вырос на христианских нравственных началах, то у него есть доверие или доверенные лица, это могут быть родители, верующий друг и священник. Я просто про себя могу рассказать, что когда у меня этот период настал, я понял, что я болен, болезнь называется влюбленность, и так как я себе перестал доверять, я, естественно, поверил свои мысли духовнику, покойному нынче, а тогда прекрасному нашему проповеднику отцу Димитрию, и вот он очень быстро меня отрезвил и сказал: «Да, приводи». Мы познакомились и пообщались, и он действительно, как некий третейский судья, посмотрел и сказал: «Да, это она», то есть подтвердил. Я привел пример этот почему — потому что очень важно, чтобы кто-то еще в этом поучаствовал, постарше, поопытнее, духовно прежде всего. И тот, которому ты доверяешь бесконечно, потому что в состоянии влюбленности действительно очень трудно отречься от каких-то мыслей и самого себя преодолеть, очень важно действительно довериться этому человеку, если это не она, то немножко попробовать прислушаться к этим словам.

А. Митрофанова

— Я еще, знаете, вспоминаю удивительные слова митрополита Антония Сурожского про то, как можно увидеть человека, по-моему, в его размышлениях «О встрече» он об этом говорит. И как раз, когда он размышляет о периоде, близком к влюбленности, человек смотрит на другого такими глазами, как будто бы он его видит во всей полноте, как будто бы он видит в нем еще даже то, что не реализовано, то, что Господь замыслил и заложил в этого человека, но оно пока остается на уровне задатков каких-то, талантов, еще даже невскрытых, неочевидных для того, кто ими обладает. А в состоянии влюбленности этой, эйфории, я все это понимаю, но вот эта ценность того, что мы можем увидеть в этот момент человека во всей его полноте, Господь иногда такое ведь действительно открывает, я тоже сбросить этого со счетов не могу и потом, в течение жизни, когда нас накрывает быт, какие-то заботы, ипотеки, я не знаю что может приключиться с нами, не приведи Господь, в вашей семье есть такой опыт — болезнь ребеночка, как вы невероятно мужественно это преодолеваете, вот все эти хлопоты, они могут, как покрывало набросить на глаза, и ты будешь просто тянуть лямку и не видеть в жизни радости, но если у тебя сохраняется в голове, в мыслях, в сердце вот этот опыт переживания вот этого первого взгляда, открытия для тебя человека, пусть даже какого-то, с элементом очарования, но вот эта полнота, ты можешь возвращаться к этому образу и это может помогать, как мне кажется, идти дальше и пытаться умножать любовь, даже невзирая на те сложности бытовые, которые неизбежны, наверное, в жизни каждого человека, простите, что так мудрено все это излагаю, но для меня вот это вот: увидеть человека, оно сродни состоянию влюбленности, для меня это очень ценно.

А. Ананьев

— А вот теперь вопрос из зала от мужской половины, простите, мы вас пригласили к беседе, а сами тут растрепались, это бывает с нами, мы влюблены сами в себя тут порой, а вот в человека ли влюбленность, Алла Сергеевна, в человека или в придуманный, нарисованный поэтическим воображением образ, который не имеет к реальному человеку в большинстве случаев никакого отношения, ну а с чего бы он имел, ты с ним еще незнакома? И дай Бог, если эта влюбленность будет реализована в браке, в близких отношениях, в открытии друг друга и что мы тогда получаем? Мы получаем примерно следующее: ты влюбляешься, как мне кажется, в прекрасную раскидистую пальму, на которой растут прекрасные ананасы, на ее фоне закатывается средиземноморское солнце, и ты такой ходишь и думаешь: как она прекрасна, я так ее люблю! А потом, спустя полгода совместной жизни, ты понимаешь, что рядом с тобой храпящий небритый баобаб.

о. Дмитрий

— Красивый образ: храпящий небритый баобаб, возьму на заметку, пожалуй.

Е. Полещук

— Но баобаб, мне кажется, выглядит не хуже пальмы, (смеется) вот пень, тухлый пень — это было бы правда печально, а баобаб — он такой сильный, мужественный

А. Митрофанова

— Это первый момент. Второй момент: не надо представлять себе пальму с ананасами, потому что ананасы растут на земле и ответственность за то, что ты ананасы представил на пальме, какие-то необоснованные завышенные ожидания — это уже твоя ответственность.

А. Ананьев

— Я рад, что ты это поняла, в этом суть влюбленности: тебе кажется, что ананасы растут на пальмах и вот сейчас, как мне кажется, я выкрутился из своего заблуждения. Отец Димитрий, матушка Екатерина, рассудите нас, все-таки вот эта влюбленность, разве это не попытка создать себе какой-то придуманный образ и испытывать к нему яркие чувства?

Е. Полещук

— Можно я полностью с вами соглашусь, Александр, потому что именно этого я и боялась, и я не могу сказать, что у меня был период прямо эйфории в розовых очках. Как раз-таки, как Алла Сергеевна в самом начале сказала, так было, что я сидела студенткой на лекциях, но, хоть я смотрела большими глазами на преподавателя, но отнюдь не влюбленными, более того, как я с вами уже тоже делилась, из этих глаз шел даже очень осуждающий взгляд. И поделюсь еще тоже немножко личными переживаниями: как раз в период наших встреч у меня шла очень активная борьба между умом и сердцем, потому что сердце мне подсказывало, что это человек, с которым мне просто невероятно приятно находиться рядом, даже не то, что говорить, гулять, вот рядом — и мне уже хорошо. Но ум меня все время отрезвлял, ставил на землю, говорил: только не вздумай надеть розовые очки и порхать, потому что надо быть осторожной. Я очень благодарна родителям, которые, наверное, с детства так меня воспитали, научили ответственно относиться к своей девичьей чистоте и у меня было огромное желание не ошибиться, у меня не было желания влюбиться срочно в кого-то просто потому, что пришло время и мне уже хочется, я очень боялась совершить неверный шаг и поэтому, даже уже встречаясь со своим преподавателем, внутренне я была очень осторожна и буквально незадолго до свадьбы, уже были документы поданы, шла к его духовнику, к отцу Валериану Кречетову, который теперь наш семейный духовник, за советами, что я боялась ошибиться. И могу поделиться своим опытом, что, на самом деле, какие-то процессы происходят в нас в связи с возрастом, наступает определенное время, но для этого нам и дан светлый разум, и головой мы можем немножечко осаживать свои чувства, задавать себе хотя бы самый простой вопрос: а что будет дальше? Вот сейчас я влюблюсь в этого человека, а что будет дальше, ради чего это? И поэтому я на себе испытала такую серьезную борьбу: с одной стороны, хотелось окунуться с головой в эти чувства, с другой стороны, было волнение и страх, и сейчас некоторые девушки со мной делятся именно такими же ощущениями и переживаниями, что есть волнение и боязнь ошибиться, о чем, кстати, часто забывают современные девушки и это уж совсем нигде не озвучивается в современном мире, к сожалению

о. Дмитрий

— Да, никто не занимается воспитанием чувств, есть гениальное совершенно произведение на эту тему воспитания чувств, помните, и Евгений Онегин дал совет Татьяне: «Учитесь властвовать собой». И властвование собой — это прежде всего не делать то, на что тебя бросают твои чувства, эмоции и так далее, будь более сдержан, и матушка до сих пор головой пользуется потрясающе, у нее вот эта гармония сердца и ума удивительна, я этому учусь. Дана человеку голова именно для того, чтобы немножечко сердцу приказывать вопреки известной поговорке.

А. Ананьев

— Влюбляться — писал Достоевский, — влюбляться не значит любить, влюбляться можно и ненавидя«. Через минуту полезной информации на светлом радио мы продолжим разговор о том, что такое влюбленность и как из влюбленности вырастить настоящую светлую любовь. Не переключайтесь.

А. Ананьев

— «Влюбляться можно в красоту, но полюбить лишь только душу», писал Уильям Шекспир, как видите, я подготовился, меня зовут Александр Ананьев, сегодня мне компанию в программе «Семейный час», как всегда, составляет моя любимая жена Алле Сергеевна Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...влюбленная в своего мужа.

А. Ананьев

— Вот, да, я ждал, что ты это скажешь.

А. Митрофанова

— А он протестует.

А. Ананьев

— И я даже объясню, почему. И сегодня нам компанию в этом прекрасном, очень легком, праздничном каком-то, несмотря на то, что это не наш праздник, в разговоре составляют председатель епархиального отдела по связям со СМИ Московской епархии настоятель Спасского храма поселка Андреевка священник Дмитрий Полещук и его замечательная супруга, очень мудрая, светлая, матушка Екатерина. Как я вам признателен за то, что вы, матушка рассказали об этом тонком воспитанном родителями процессе включения головы, это настолько важно, это настолько редкое искусство, это настолько трудно воспитать и в самом себе и, наверное, в детях, а вот вы как-то осознанно сейчас в своих замечательных детках воспитываете это специально или же это как-то само собой происходит в комплексе со всеми остальными знаниями и опытами?

Е. Полещук

— Я думаю, скорее это идет именно в комплексе, в комплексе литературы, которую мы подбираем детям, фильмов, которые мы им включаем, музыки, которую они слушают, окружение, с которым они общаются. Если, допустим, семья живет легко, непринужденно, современно, и тут мама в какой-то момент хочет дать полезные нравоучения своей дочери и, просто зачитав ей какую-то статью, надеется, что это даст корни в ее сердце, то вероятно это как об стенку горох ударится и результата не оставит, поэтому на мой взгляд, это должно быть именно в комплексе, ненавязчиво и в первую очередь, на личном примере, детки с удовольствием смотрят на отношения родителей, они легко считывают, есть ли между ними любовь или недопонимание, горят ли глаза у мамы, когда она встречает папу или уставший, недовольный взгляд, раздражение: ну вот, ты пришел, иди мой посуду. Поэтому, в первую очередь, надо, я не скажу, что мы работаем над своими отношениями, мне кажется, мы ими наслаждаемся, но вот эту любовь, неподдельные чувства дети, наверное, видят, считывают и в будущем, Бог даст, я надеюсь, будут проецировать уже на свои отношения в своих семьях.

А. Ананьев

— Напомню тем слушателям, которые к нам только что присоединились, что сегодня в нашей беседе мы с Аллой Сергеевной, как ведущие, заняли прямо противоположные позиции, Алла Сергеевна в поэтических строчках Александра Сергеевича, в которого она влюблена больше, чем в меня, я это точно знаю, воспевает состояние влюбленности, я же влюбленность считаю, ну если не злом абсолютным, то чем-то очень опасным. И вот у меня в связи с этим вопрос к вам, отец Дмитрий, к вам уже как к священнику: вот если представить себе людей, молодых или не очень молодых, которые приходят к вам и говорят: «Отец Димитрий, как же я счастлив, я влюблен! Или: «Я влюблена!» И тех, кто приходит к вам и говорит: «Отец Димитрий, жизнь невыносима, мне очень больно, я влюблен, а она меня игнорирует!» Вот кого больше, тех, кому влюбленность действительно доставляет радость и счастье или тех, кого эта влюбленность терзает, мучает и ранит?

о. Дмитрий

— Не веду такой статистики, но мне кажется, и тех, и тех достаточно вполне. Приходят влюбленные, я вам приведу вот какой пример, это не ко мне, а к известному одному священнику, он мне делился: пришел его прихожанин, он был алтарником много лет, вырос на приходе и приводит девушку, говорит: «Я в нее влюбился, я хочу на ней жениться». И этот батюшка говорит: «Ну посмотри, у нее зеленые волосы, какая-то рваная непонятная одежда. — Да-да, именно это мы и нашли друг в друге, это то, что нас объединяет, то, что мы любим, я тоже люблю эту музыку, я тоже этим направлением увлекаюсь и так далее, и так далее». И, несмотря на какие-то попытки вразумить человека, они все равно пошли, расписались, конечно, не венчались, но расписались, чтобы не грешить, они уже муж и жена. Через полгода он приходит и этому же священнику говорит: «Слушайте, я больше не могу, посмотрите, как она одета, у нее драная обувь, у нее зеленые волосы, это же вообще невыносимо!» Это то, о чем, мне кажется, сегодня говорил Александр, не всегда, но это то, к чему, мне кажется, он клонил, что, действительно, влюбленность, она искажает реальность, это да и, по-моему, именно как раз сегодня помянутый владыка Антоний Сурожский сказал о влюбленности и вообще об отношениях семейных так, что до свадьбы, сейчас смотрят сквозь пальцы, а потом смотрят пристально, а надо наоборот, до свадьбы смотреть пристально, а потом на своего супруга смотреть сквозь пальцы и это действительно так. И в состоянии влюбленности смотреть пристально невозможно, приходят часто и говорят: «Батюшка, ну вот человек, я его люблю. — Ну давай я с ним поговорю». Вот мы разговариваем, я вижу, что он не шибко работает, и он говорит: «Да, я люблю расслабиться, пивка вечером дернуть». И оставаясь наедине с тем или с другим, с кем я знаком и кто привел вторую так называемую половинку, я ему говорю: ну ты понимаешь, что это скорее всего пивной алкоголизм уже в первой стадии? И так далее, и какие-то зачатки будущих проблем обозначаю, а дальше каждый человек уже сам делает выбор, моя задача, как священника, предупредить об опасности, а ни сам Бог не может даже нарушить волю человека и уж тем более священник, мы обязаны предупредить, как хороший врач, которому небезразлична судьба пациента, должен сказать, но заставить его лечиться, самого человека, никто не может, только он сам, поехать на курорты, например, взять отпуск и снять нервное напряжение, которое может привести к более серьезным заболеваниям, так и здесь то же самое, и матушка сегодня об этом говорила, очень важно, чтобы родители на это обращали внимание, чтобы в период пубертата, в период вот этого романтического возраста у детей с родителями оставались доверительные отношения и чтобы если и их нет, то хотя бы был такой разумный добрый светлый человек, стоящий на христианских рельсах, который мог бы дать правильный совет в этот сложный период.

А. Митрофанова

— Здесь я должна целиком и полностью с вами согласиться, когда я говорю с позиции защиты вот этого состояния влюбленности, я имею ввиду ту самую главную грань, которая связана с тем, что нам может открыться замысел Божий об этом человеке, то есть мы его можем увидеть таким, каким он сам себя еще не знает, а потом, уже в течение жизни мы же помогаем друг другу раскрывать и реализовывать те таланты, которые в нас Господь заложил, так вот, пока глаза распахнуты бывает такое, что мы можем это увидеть, это не исключает того момента, что важно сохранять включенную голову тоже. И, как матушка Екатерина заметила, она постоянно себе задавала вопросы, то есть голова спорила с сердцем и, наверное, на стыке этих двух позиций: головы и сердца в этом диалоге и можно только принимать какие-то решения, а еще лучше с участием действительно человека, который мог бы духовными глазами, опытный человек, посмотреть со стороны, не у всех так получается.

о. Дмитрий

— Это очень важно — не допустить греха, мы же не черешню с вами выбираем, надо прежде всего понимать, чего ты хочешь от этих отношений, автомобиль даже человек выбирает иногда более ответственно, и человек, прежде чем его купить, все изучит, и он поймет, он живет в городской черте, на юге страны или на севере, ему нужен кроссовер или ему нужен болид и так далее, таким образом это понятно и в супружеской будущей жизни надо понимать: это мать твоих многих детей и это ли отец твоих детей? И тогда у тебя и встанут эти вопросы, которые возникали у моей матушки в голове, а тот ли это вообще человек?

А. Ананьев

— Как я рад, отец Дмитрий, что вы, может быть, сами не ведая того, все равно со мной снова и снова соглашаетесь, а я напомню, позиция у меня простая: я считаю влюбленность опасной такой штукой, которую надо обходить за полтора километра по большому кругу.

о. Дмитрий

— Ну тогда опасно кушать, опасно пить...

А. Ананьев

— Как я рад, что вы меня услышали, я держусь от холодильника подальше, особенно когда стемнеет, все так и есть.

о. Дмитрий

— Это же один раз попробовал что-то вкусненькое и потом тебя всю жизнь к этому тянет.

А. Ананьев

— Вот! Я так живу. Отец Дмитрий, смотрите, что меня пугает во всей этой истории: любовь — это то, что ты выращиваешь бережно, как хрупкую розу, каждый день преодолевая какие-то мелкие, крупные проблемы и неурядицы, каждый раз, когда тебе хочется сказать что-то, ты промолчишь, а когда тебе хочется молчать, ты подойдешь и скажешь, когда ты превозмогаешь какую-то собственную лень — это вот называется любовь, постоянная работа.

о. Дмитрий

— Как у вас трудно все в жизни. (общий смех)

А. Ананьев

— Да, я не говорю, что у меня легко.

А. Митрофанова

— Сама удивляюсь.

А. Ананьев

— В данной ситуации мне духовник сказал: «Саша, не переживай насчет денег, Господь даст денег и о времени не переживай, даст Он тебе время, и силы Он тебе даст, если будет нужно, единственное, что зависит только от тебя — это любовь», вот любовь — это то, что на твоей совести, на твоей ответственности, это то, чем я владею, я управляю. При этом влюбленность — это то, чем я не владею, она как камнепад в горах, она как снег среди майских праздников, ее не было-не было-не было, потом раз, ты что-то шел-шел-шел, увидел и раз — и она на тебя свалилась, эта влюбленность — и зачем? Ну вот ты только что шел, у тебя все было нормально, для чего?

о. Дмитрий

— Посмотрите налево...

А. Ананьев

— Да, не смотрите налево, что называется, зачем мне вот это?

Е. Полещук

— Александр, можно я вам задам вопрос: а можно ли полюбить, обходя влюбленность? Вот как вы полюбите человека, вы его впервые увидели и что, вы сразу его полюбили или просто для себя поняли: ради этого человека я буду работать над своей любовью, как это возможно?

А. Ананьев

— Матушка, Екатерина, я так рад, что вы задали этот вопрос. Как известно, не так давно сначала муниципалитетом города Мурома, а затем уже и на федеральном уровне в России был утвержден наш ответ ненавистному западному дню святого Валентина...

А. Митрофанова

— Ну почему ненавистному, не надо так категорично.

А. Ананьев

— Категоричность рождает драму и интерес в программе.

А. Митрофанова

— Вопрос, какие смыслы мы вкладываем в этот день, вот и все.

А. Ананьев

— Да, но тем не менее. День Петра и Февронии, День семьи, любви и верности. Так вот, матушка Екатерина, эти двое полюбили друг друга так, как никто в целом мире, прекрасно обойдя всяческую влюбленность.

Е. Полещук

— Сложно точно сказать, потому что мы же не знаем всех нюансов.

о. Дмитрий

— Шекспира же не нашлось, чтобы из этого сделать «Ромео и Джульетту».

А. Митрофанова

— Да, Ермолай-Еразм на Шекспира, он на Шекспира, конечно, не тянет и жанр у него совсем другой.

А. Ананьев

— Но я прекрасно понимаю, что здесь какая-то космическая невероятная Божья мудрость ее, Февронии, которая увидела в этом надменном, больном какой-то нехорошей кожной болезнью человеке своего будущего мужа и которая сказала: «Я знаю, что он будет моим мужем». И вот он еще долгое время сопротивлялся, а она не влюбилась в него, там было абсолютно точное понимание, что это мой муж будущий, у которого со мной большое будущее.

А. Митрофанова

— Ну, опять же, мы опираемся сейчас на литературный текст, пусть это да, средневековый источник, который не изобилует таким деталями, как у Шекспира, он все-таки в описательности более сдержан и тем не менее это литературное произведение, это не биография и не свод документов...

А. Ананьев

— То есть я здесь один считаю, что у Петра и Февронии не было влюбленности, но была высокая любовь, как бы, которая росла чем дальше, тем больше, пока не достигла каких-то невозможных высот?

А. Митрофанова

— Может, оно так и было, но мы этого не знаем.

Е. Полещук

— И как это к нашей жизни применить, мы сейчас тоже не знаем, потому что таких, как Феврония, мне кажется, это единицы, посланные Богом на землю, а нам надо все-таки, наверное, дать какие-то советы, наставления тем девушкам, которые живут в нынешнее время и которые живут в несколько других реальных реалиях, поэтому мне кажется, это пример, конечно, потрясающей любви, недаром они святые, святость в браке тоже надо еще заслужить, много семей, которые прожили долгую жизнь, но далеко не все из них стали святыми.

А. Ананьев

— «Семейный час» на радио «Вера», Алла Митрофанова, Александр Ананьев, и сегодня мы беседуем накануне 14 февраля, будем называть этот праздник так, со священником Дмитрием Полещуком и его женой, матушкой Екатериной, говорим мы сегодня о любви и влюбленности. Один замечательный священник, рассуждая со мной о любви и влюбленности, сказал то, что запало мне в душу, собственно, после чего я не так однозначно против влюбленности, он сказал, что влюбленность — это хорошо, влюбленность — это то, что совершенствует душу так или иначе, но нельзя забывать о том, что влюбленность — это не любовь, влюбленность всегда — подчеркну — заканчивается, как и любое разочарование, ра-зо-ча-ро-ва-ние, и вот ты валишься вниз, в это разочарование, потом, обдирая ногти, пальцы и разорвав, испачкав всю одежду, выбираешься наверх и вот только после разочарования, когда ты, протрезвевший, ошалевший, изодранный видишь человека, который есть перед тобой на самом деле, вот только там начинается любовь. Как вы отнесетесь к такому сравнению, отец Дмитрий?

о. Дмитрий

— Оно имеет место быть, у кого-то и так, но не у нас, у нас другой опыт, мы ничего не драли ни на своих коленках, ни на чужих. Вообще не знаю, кто-то тоже рассуждает, какой-то сложный перелом, 16, 17 лет, поиск веры, я общаюсь с разными людьми, есть те, которые пришли в Церковь в зрелом возрасте, а есть те, которые были воспитаны в христианских семьях, я из второй категории и многие из них прошли испытание какое-то веры, я все боюсь и жду, вдруг у меня это когда-то будет, мне уже скоро сорок лет, а все каких-то сомнений в Боге не возникает. Точно также я в 25 или в 26 женился, неважно, я читал много литературы, меня готовили умные люди, говорили, что над любовью надо работать и что вот так вот и так вот, а моя мудрая мамочка, Царствие ей Небесное, знаете, какой мне дала единственный совет, как нужно выбрать жену, по-моему, я как-то уже делился этим опытом, но повторю для тех, кто не слышал. Говорит: «Митенька, когда будешь выбирать себе жену, смотри, чтобы она была красивая». А дальше какой у нее был аргумент, говорит: «Ну представь себе, сейчас у нас солнечная погода, а вот представь себе — февральское ночное серое утро, темное такое, противное, все устали, еще до весны далеко, ею не пахнет в воздухе, и ты встаешь утром на работу, а у тебя красавица-жена рядышком, и день преображается, а если наоборот, жена не красавица, то еще и здесь никакого утешения нет». Это удивительно, но такой простой аргумент, обычно другим вещам как-то уделяют больше внимания, конечно, в семье об этом говорилось, о нравственности и о всем остальном, но и о красоте тоже не надо забывать, причем не только внутренней, но и внешней, потому что девушка, я считаю, она должна уметь за собой следить, не быть, как пава какая-нибудь раскрашенная, конечно, но вот то, что мне понравилось в моей будущей жене — то, что она очень деликатно, очень точно умеет такие тонкости чувствовать, как чувство такта или чувство слуха, слух либо есть, либо его нет, так и здесь тоже, девушки должны быть все-таки настоящими девушками, это очень важно.

А. Ананьев

— Матушка Екатерина, не могу не спросить вас вот о чем: вот совет, который вам, отец Димитрий, дала ваша мама, он из тех советов, что западают в душу надолго, откладывается, потом ты его часто будешь вспоминать, а если провести параллель, вот какой бы совет дали девушкам вы, на что обратить внимание в мужчине в первую очередь, одна какая-то черта, одно качество, одно свойство, если в девушке это красота, то в мужчине что?

Е. Полещук

— При выборе будущего спутника надо много фактов перед собой поставить, на что ты опираешься, выбирая человека и что-то одно каждая, наверное, сама бы для себя выделила, что-то более важное, но для меня было много важных моментов, для меня было очень важно, чтобы будущий избранник был умнее, мудрее меня, старше, главное, конечно, чтобы он меня любил, потому что любит ли мужчина женщину или позволяет любить — это тоже разные вещи. И безусловно, для меня было важно, чтобы это был человек верующий. Если девушка, и это очень полезно, на мой взгляд, буквально мысленно хотя бы себе опишет основные качества будущего избранника, на которые нужно ей ориентироваться — круг выбора значительно сузится. И для меня все-таки на первом месте, конечно, было, чтобы это был человек верующий, старше меня, образованный, добрый, огромное любящее доброе мужское сердце — это огромное счастье в жизни, умение заботиться, но, опять же, тот человек, с которым мы знакомимся, в которого мы влюбляемся или изучаем его, рассматриваем — это совершенно другой человек в браке, и мы сами очень сильно меняемся в браке, брак вообще меняет много в нас, как в лучшую сторону, так и открывает другие наши потаенные какие-то стороны, поэтому тоже на сто процентов невозможно просчитать, составить алгоритм, четко следовать инструкциям, здесь, мне кажется, очень важно доверить выбор Богу, и я это знаю, мой супруг молился и просил Бога о даровании ему невесты, и также я со своей стороны доверяла Богу выбор будущего избранника, я знала, что я могу напридумать все, что захочу, могу увидеть этот образ в ком-то, но, как вы совершенно правильно, Александр, сказали, этот образ может быстро и исчезнуть, а останется другой человек, а этого я и боялась, поэтому в первую очередь я просила, чтобы Господь послал мне такого жениха, которого Он сочтет нужным и в некоторых моментах именно так и получилось, потому что у меня было три пункта, которые я не хотела видеть в своем будущем избраннике, их я увидела в своем муже, но я точно знаю, что этого человека мне даровал Господь, вот поэтому, наверное, и даровал вот такое счастье в семейной жизни.

А. Митрофанова

— У нас, к сожалению, не так много времени остается до конца разговора, но вопрос, который я, наверное, не могу сейчас не задать: матушка Екатерина, вы обмолвились, как это важно — различать, мужчина любит тебя или позволяет себя любить. Многие женщины, я просто знаю это по своему общению с моими подругами и знакомыми, наступают на эти грабли, мы действительно в состоянии влюбленности, в чем тут опасность, не всегда можем разобраться, а как же человек, объект наших чувств относится к нам? Действительно ли он вкладывается также, как и мы или он правда позволяет любить себя и мы, женщины 21-го века, вышедшие родом из века 20-го, так нередко бывает, так устроены, что готовы мужчину взять на руки, на блюдечке с голубой каемочкой все ему приносить и прочее, не замечая серьезную ошибку, не давая мужчине возможности проявить в отношениях себя, как это можно различить с учетом того, что голова немножко затуманена, может быть, какие-то вопросы себе задать, чтобы спустить себя с небес на землю, чтобы состояние влюбленности не помешало разглядеть, все-таки ты по какую границу, там, где тебе мужчина позволяет тебе его любить или где он точно также, как и ты готов вложиться, вот как проверить это?

Е. Полещук

— Мне кажется, всегда мужчину характеризуют его поступки и тут, в первую очередь, нужно тогда уже не на слова какие-то опираться, не на свои какие-то чувства и эмоции, а смотреть на его поступки и поступки не только по отношению к тебе, а, допустим, его отношения с его родителями, как он вообще ведет себя с мамой, с родственниками, как он с друзьями себя ведет и анализировать, уметь, наверное, наблюдать, смотреть. Не падайте в омут с головой, в омут чувств.

А. Ананьев

— Отец Димитрий, последний вопрос к вам: если вы увидите, что ваши дети завтра берут вот эти сердечки и пишут какие-то добрые признания в каких-то светлых чувствах к каким-то ребятам или девушкам — это заставит вас им сказать: «Ребят, не делайте так, это грех!» Или вы как-то иначе отреагируете?

о. Дмитрий

— Я не считаю, что это грех, я думаю, что если в этом есть такие чистые и светлые чувства и какие-то прекрасные отношения, то давайте почаще друг другу говорить их, выражать свои чувства любви, верности, по крайней мере хотя бы на бумаге когда ты это напишешь, у тебя это в голове лучше отложится, чтобы этому потом в жизни следовать, если вы хотите кому-то признаться в любви — это не грех, но надо подумать, когда в каком месте и кому ты открываешь свое сердце.

А. Ананьев

— Главное, чтобы после влюбленности всегда была любовь, а за ней и семья, и верность, как верно заметили вы, спасибо вам огромное. В завершении программы я все-таки признаюсь в коварной лжи: на самом деле, я очень люблю состояние влюбленности, в котором и пребываю до сих пор после десятилетия знакомства со своей женой. Все, спасибо вам большое, сегодня мы беседовали с настоятелем Спасского храма поселка Андреевка священником Димитрием Полещуком, его супругой, красавицей-женой матушкой Екатериной, спасибо вам за этот разговор.

о. Дмитрий

— Спасибо вам.

Е. Полещук

— Спасибо большое.

А. Ананьев

— Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— Александр Ананьев.

А. Ананьев

— Услышимся ровно через неделю, до новых встреч.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Радио ВЕРА из России на Кипре
Радио ВЕРА из России на Кипре
По благословению митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) в эфире радио Лимассольской митрополии начали выходить программы Радио ВЕРА. Популярные у российского слушателя программы переводятся на греческий язык и озвучиваются в студии Радио ВЕРА: «Православный календарь», «Евангелие день за днем», «Мудрость святой Руси», «ПроСтранствия», «Частное мнение» и другие.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.

Также рекомендуем