Москва - 100,9 FM

«Вязание для бездомных». Илья Кусков, Анастасия Ляшенко

* Поделиться

У нас в гостях были руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием» в Химках Илья Кусков и координатор волонтерского проекта «Хурма московская» Анастасия Ляшенко.

Мы говорили о том, в чем особенность приюта «Теплый прием», каким образом бездомным людям приюта оказывают помощь волонтеры проекта «Хурма Московская», и что может сделать каждый, чтобы бездомному человеку стало немного теплее во всех смыслах этого слова.


К. Мацан 

- «Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, дорогие друзья, в студии Алла Митрофанова 

А. Митрофанова 

- И Константин Мацан. 

К. Мацан 

- Добрый светлый вечер, у нас сегодня в гостях Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием» в Химках. Добрый вечер 

И. Кусков 

- Добрый вечер. 

К. Мацан 

- И Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского проекта «Хурма Московская». Добрый вечер 

А. Ляшенко 

- Здравствуйте 

К. Мацан 

- Очень интересное интригующее название, а что за этой «хурмой» стоит, мы сейчас и узнаем. 

А. Митрофанова 

- Не всякая хурма вяжет, но Анастасия сегодня пришла к нам со спицами и пряжей. Кстати, такого в эфире радио «Вера» еще не было, чтобы человек, отвечая на наши вопросы, помимо этого чем-то еще занимал свои руки. Анастасия, каким образом связаны хурма, вязание и помощь бездомным, что это такое? 

А. Ляшенко 

- Сложно сказать сразу так: проект «Хурма» возник в Петербурге изначально, это инициатива Анастасии Дмитриевой, журналиста и волонтеров организации «Ночлежка». Уже пять лет этот проект существует в Петербурге и три года мы перенимаем этот опыт в Москве. Настя в свое время захотела связать 52, кажется, шарфа для жителей «ночлежкинского» приюта в качестве подарка на Новый год, эту идею подхватили люди, и она масштабировалась до 500 с лишним шарфов в первый же сезон. А потом уже стали подтягиваться регионы, «Хурма» появилась в Москве, в Гатчине, в Рыбинске, в Казани… 

А. Митрофанова 

- И все вяжут? 

А. Ляшенко 

- Все вяжут, да, и причем вяжут даже не только эти города, вяжут еще и за границей, приходят посылки из других городов, то есть это очень масштабная история, связана она с именем хурмы, потому что да – хурма вяжет и решили, Настя решила так назвать проект. 

А. Митрофанова 

- А вы всегда вяжете? Вот лично вы – вы всегда возите с собой пряжу и спицы? 

А. Ляшенко 

- Практически всегда, да, то есть когда вяжу какую-то малую вещь, например, шапку или варежки, то их удобно с собой носить. Раньше вязала очень активно шарфы, но в какой-то момент их неудобно носить, потому что он длинный. Хурминский шарф, он должен быть очень добротным, теплым… 

А. Митрофанова 

- В метро просто так не распахнешь свою сумку, чтобы… 

А. Ляшенко 

- Тяжело, неудобно, просто он самый объемный, пряжу еще к нему нести, не очень компактная такая сумочка с собой получается дамская. 

К. Мацан 

- У нас программа 56 минут, за это время что можно связать? 

А. Ляшенко 

- Полшапки. Если толстая пряжа – полшапки, в принципе. Вот я за два часа шапку успеваю связать из толстой хорошей пряжи. 

А. Митрофанова 

- Фантастика. 

К. Мацан 

- Два «Светлых вечера» - и шапка. Алла, чем мы с тобой занимаемся? 

А. Митрофанова 

- Да вообще не понимаю, Кость. 

К. Мацан 

- Мы тут языком чешем, а люди вон тепло друг другу дарят. 

А. Митрофанова 

- Да не говори. А знаешь, как это полезно, кстати говоря? Моя мудрая мама обратила внимание: одна из наших бабушек, вязавшая, до 90 с лишним лет сохраняла ясность ума. И не британские, а какие-то настоящие ученые, хотя среди британских ученых безусловно тоже есть те, которые не фейковые, а настоящие, выявили связь между развитием мелкой моторики и состоянием мозга: говорят, что вязание – один из способов сохранять максимально продолжительное время ясность ума – вы киваете, да? 

А. Ляшенко 

- Да-да, это так. 

А. Митрофанова 

- То есть я это не придумала? 

А. Ляшенко 

-Нет, это не фейк, это правда. 

А. Митрофанова 

- Медицинский факт. 

А. Ляшенко 

- Да. 

А. Митрофанова 

- Прекрасно. 

А. Ляшенко 

- Так что приходите к нам, мы вас научим вязать. 

А. Митрофанова 

- А вы бесплатно учите? 

А. Ляшенко 

- Да. 

А. Митрофанова 

- И для всех открыто? 

А. Ляшенко 

- Абсолютно для всех. 

А. Митрофанова 

- А как записаться? 

А. Ляшенко 

- Просто следить за анонсами в наших соцсетях и приходить на встречи. У нас пока нет богатых спонсоров, которые дают нам пряжу и спицы, мы покупаем это на свои деньги, кто-то нам жертвует, отдает, но часто это какие-то бабушкины моточки, побитые молью и потом мы долго ходим по квартире с аплодисментами, ловим моль, такое тоже бывало. Поэтому, если хотите присоединиться к проекту, приходите на встречи, мы научим вязать, но пряжу, конечно, лучше свою прихватить. 

А. Митрофанова 

- А если кто-то умеет уже? 

А. Ляшенко 

- Приходите, здорово, поболтаем, повяжем и придумаем, как мы будем поздравлять бездомных наших получателей в новогодние праздники. 

А. Митрофанова 

- Самое время, наверное, поговорить о проекте Ильи Кускова. Илья, мы с вами знакомы много лет, и я еще не знаю, сколько, какое время с тех пор прошло, когда вы ночными автобусами занимались и тоже бездомных собирали по вокзалам, оказывали им медицинскую помощь, как-то их подкармливали. Тогда еще не было такого количества фондов, у меня ощущение, что это было начало 2000-х годов, когда этот проект у вас начался. 

И. Кусков 

- Да, вы абсолютно правы, это было первое время нашей работы, мы уже 19 лет работаем и, знаете, если можно говорить о развитии проектов, то они поступают, развиваются поступательно. Да, сначала это были работы на улице, мы начали работать, потому что не могли пройти мимо тех людей, которые оставались в зимнее время на дорогах и просто могли погибнуть, и наш ездил автобус, он их собирал, они приходили в себя, утром отвозили в санитарный пропускник и уже старались их как-то социально устроить. И постепенно этот проект, он стал развиваться, из «Автобуса милосердия» вырос «Ангар», который сейчас у нас идет при организации «Милосердие» и где люди могут просто прийти и получить срочные социальные услуги, переодеться, помыться, восстановить паспорт, допустим. И сейчас, как уже следующее развитие этого проекта, у нас появился приют в Химках, он называется «Теплый прием», рассчитан на 70 проживающих и там это тоже временный приют, это не постоянный. И смысл этого приюта для того человека, который оступился на улице, упал, дать возможность подставить плечо и подняться. То есть в этом приюте можно сделать паспорт, можно разместить свою анкету в интернете, найти работу и заработать какие-то первые ресурсы. И потом, после того, как человек зарабатывает ресурсы, он уходит от нас на аренду. Смысл пребывания в приюте – это получить первый стартовый каптал, а потом, в дальнейшем уже самостоятельно проживать. 

А. Митрофанова 

- То есть он, пока у вас находится, имеет возможность зарабатывать деньги, складывать их, копить, потом на эту сумму снять хотя бы на первый месяц какое-то жилье и после этого уже самостоятельно дальше жить, работать? 

И. Кусков 

- Да, это обязательно условие, чтобы мы обеспечивали проживающих всем, что нужно, у нас 4-х разовое питание, выдается одежда, оплачивается проезд до места работы и основное условие для тех людей, которые работают: чтобы они деньги не тратили, не покупали ни телефоны, ни одежду, чтобы максимально эта сумма копилась, а когда сумма достигает размера 40-50 тысяч рублей, этих людей мы стимулируем на переход на аренду. То есть одним словом, человек может поднакопить, снять комнату и уже совершенно нормально, имея этот оклад, проживать там. И дальше думать уже о своем карьерном росте или о создании семьи, или о каком-то дальнейшем развитии, то есть именно этот период направлен на то, чтобы человека подтолкнуть. Это не есть реабилитация, реабилитация в моем понимании – это внутреннее изменение, когда человек, может быть, покается, придет к осознанию своих ошибок, придет в храм, начнет активно участвовать в таинствах, на это нужно очень значимое время, и, наверное, для этого нужен монастырь, где есть опытные отцы, которые помогут этому человеку как-то разобраться в себе, у нас этого нет. И таких людей, которым требуется такая помощь, мы пересылаем в монастырские приюты, там уже длительное размещение, они очень долго проживают и именно там работают с изменением человека изнутри. У нас же этого нет, у нас, знаете, такой, как у нас называется «аэродром подскока» - вот упал человек, а мы его как раз поймали, подтянули, дальше он ушел. Вот такие приюты, мне кажется, должны активно развиваться, потому что, как показывает практика, в половине случаев с бездомными достаточно кратковременного пребывания, особенно, когда человек мало находится на улице, чтобы он полностью исправился, вернулся в нормальную жизнь и стал активно работать. Очень часто, приведу пример: у нас сейчас проживает парень Ренат 87-го года рождения, сломал ногу на производстве, его уволили, за комнату было платить нечем, из комнаты выгнали, девушка оставила, и вот он с переломом остался абсолютно один, паспорт у него остался, но он ни в состоянии ни найти работу, ничего сделать, а перелом с осложнениями, сейчас ему требуется дополнительная помощь. Мы его отвели, там опухоль какая-то у него стала развиваться, отечность. Понимаете, человек абсолютно нормальный, адекватный, хороший, позитивный, у которого была девушка, у которого была своя мечта, остался никому не нужен, с родственниками у него сложные отношения, поэтому молодой парень остался на улице. Другой пример: хороший мужичок, 50 лет, сидел на остановке, ограбили его, паспорта нет, обратиться не к кому, полутора тысяч рублей, чтобы оплатить пошлину, тоже нет. Все, ты настоящий бездомный, и он начинает потихонечку опускаться на дно. И вот этот момент – человека перехватить, дать ему возможность сделать паспорт, да он приложит максимум усилий, чтобы ему вырваться. А те люди, которых мы видим, вы знаете, такие бывают расслабленные, которые за собой не смотрят, находятся постоянно в таком пьяном состоянии – это те люди, которыми момент этого падения был пропущен: когда человек впадает в уныние, он уже на себя так внутренне машет рукой, перестает за собой ухаживать, и тут наше общество видит такого типичного бездомного, который ничего не хочет, у которого все хорошо, дайте только выпить. Знаете, это такая глубокая трагедия внутренняя, уныние такое тяжеленное, которого человек уже сам не осознает и ему быстрей бы умереть. 

К. Мацан 

- А с такими бездомными можно работать или это уже безнадежно? 

И. Кусков 

- Я думаю, что можно работать, нет такого человека, которого нельзя исправить, и бывают такие тяжелые наркозависимые, которых мы видим в реабилитации, исправляются и потом занимаются прекрасными делами, просто для этого требуется длительное время и такой, знаете, щадящий подход с любовью. И это, конечно, общественным организациям, наверное, сложно дать почему – потому что даже в нашем штате есть только один батюшка, на 70 человек это ни о чем. А для того, чтобы человека отогреть, чтобы его просветить, чтобы как-то измениться, надо иметь и любовь, и время, и стремление, поэтому это все-таки, мне кажется, монастырский приют. У нас есть такие в России приюты, их несколько, один из самых известных – это Осташевский монастырь Нило-Столобенский и там, знаете, я несколько раз был, общался с наместником, с людьми, которые занимаются реабилитацией бездомных, там эти люди отогреваются, но это очень длительный срок. У нас, к большому сожалению, в нашем приюте иные цели, поэтому у нас есть какое-то сито. Кто у нас попал, кому можно помочь мы помогли, а все остальное – отсылаем, допустим, в монастырь и дальше они там уже работают. То есть это повышение эффективности работы реабилитационной системы. Везде, даже уличные работы, вот эти временные приюты, как у нас, монастырские, они работают не эффективно, в каком плане - потому что люди идут общим потоком. Если бы нам удалось систему сделать следующим образом, что вот сначала уличные организации эффективно их распределяют, они уже знают, кому что надо, они уже опытные люди: кого-то к нам, кого-то в монастырь, то эффективность работы каждого учреждения последующего такие, как наши или монастыри, она бы резко возросла, потому что приходили бы люди, которые уже знали, что надо. А так приходят вообще все, которым надо и которым что-то не надо и, конечно, очень печально, когда приходит в наш приют человек, у которого нет мотива изменения, а вот успешность реабилитации – это наличие внутреннего мотива: «я что-то хочу», если есть вот этот мотив, его можно увеличить, усилить, ускорить. Но если этого мотива нет, его поджечь – я не знаю, как это надо сделать, это, наверное, все-таки монастырь. Если это есть – это увеличивается, масштабируется, человек стабильно выходит в нормальную жизнь, если этого нет, значит, он пожил, отогрелся, выздоровел, слава Богу и, к большому сожалению, вернулся обратно. Такое тоже есть и это надо понимать. 

А. Митрофанова 

- А кого больше у вас? 

И. Кусков 

- Знаете, наверное, где-то 50 на 50, у нас же есть определенные фильтры на поступление, мы все-таки стремимся брать тех людей, которые имеют для этого внутренний мотив. То есть мы же с ними общаемся и знаем и уличные организации ориентируем именно на этих людей. Хотелось бы, чтобы те деньги, которые вкладываются Русской Православной Церковью в этот проект, они работали максимально эффективно. И поэтому мы не из-за того, что нам хочется полегче работать, а именно, чтобы поэффективней использовать эти суммы, мы стараемся помогать в первую очередь таким людям. Ну и, конечно, если поступает кто-то, кому надо выздороветь, берем всех, но все-таки приоритет за ними. И, как показывает практика, у нас из трехсот прошедших людей с момента открытия в 2018 году в начале где-то, 170 успешно устроились на работу и ушли на аренду, то есть это достаточно такой хороший показатель. Мы не знаем, что с ними стало в дальнейшем, потому что не всегда удается отслеживать длительный контакт, некоторые, знаете, как человек, у которого все наладилось в жизни, ему стыдно помнить что-то и он не общается с прошлым своим. А с некоторыми поддерживаем общение, есть очень позитивные примеры: у нас был парень-сирота, он поступил в институт, учится на экономическом факультете Московского университета на втором курсе. 

А. Митрофанова 

- Ничего себе. 

И. Кусков

Да, очень умный паренек, просто квартиру ему не выдали, из института он из первого, из тяжелого сложного института он выпал, его отчислили и вот он, если бы остался на улице, то, конечно, он стал бы таким типичным бездомным, у которого нет ни документов, ни мотива, ничего. Когда он совершенно случайно поступил, ему дали время на проживание, на сдачу экзаменов - успешно сдал, сейчас учится и проживает в общежитии и вообще экономический факультет взял над ним такое шефство, его не выселяют на лето из общежития, он там проживает, и я думаю, что, Бог даст, будет хорошим экономистом, большим бизнесменом, вспомнит о нас. 

А. Митрофанова 

- Дай Бог. 

К. Мацан 

- Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием» в Химках и Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского проекта «Хурма Московская» сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Анастасия, а вот вы встречаетесь с теми бездомными, для которых вы вяжете шапки, шарфы и все остальное или вы повязали, отправили и дальше вязать? Людей видите? 

А. Ляшенко 

- По-разному бывает, у нас есть костяк очень активных и храбрых, который идет на личный контакт, потому что все равно даже среди вяжущих девчат есть очень сильный стереотип об опасности общения с бездомными людьми. 

К. Мацан 

- Я поэтому и спрашиваю. 

А. Ляшенко 

-  Мы и общаемся с бездомными и не общаемся, разные люди по-разному себя ведут. Но в целом есть активный костячок, который ходит на вручение лично и это, на самом деле, дает очень большой ресурс, когда ты сам связал. По ночам девчата вяжут, в перерывах между уходом за детьми, то есть у всех своя жизнь, у всех есть заботы, но стараются как-то находить время, возможность, помогать как-то и что-то делать дополнительное для других людей. И вот они приходят, видят эти глаза, видят реакцию, видят отклик и это их вдохновляет. 

К. Мацан 

- Вы ходили? 

А. Ляшенко 

- Да. 

И. Кусков 

- Я могу сказать, что это вдохновляет не только их. Когда Анастасия к нам пришла, они нам сделали подарок на Новый год и Рождество вот в этом году и вложили, надо сказать, всю свою материнскую заботу и любовь в эти подарки, они же не просто подарили - они написали какие-то записочки, какие-то вкусняшки положили, потом сделали какие-то красивые пакетики и пришли со сладостями, устроили в нашем приюте большой стол, теплое общение. Люди, конечно, были просто неизреченно рады вот этой возможности пообщаться с людьми. Правильно говорит Анастасия, правильно, уважаемый ведущий, говорите, что, конечно, есть некоторое внутреннее такое ощущение по поводу бездомных ошибочное и в наш приют мало приходит и волонтеров, мало приходит и каких-то других людей простых для общения, поэтому, когда пришли «Хурма» с Анастасией, с ее подругами – это был настоящий праздник, они нас просто поразили, очень позитивно, все с такой радостью встретились, что наши бездомные решили им устроить выступление и вот Настя потом расскажет, мы их приглашали на наши концерты. 

А. Ляшенко 

- Не единожды. 

К. Мацан 

- Так, ну что это было? 

А. Митрофанова 

- Да, что это были за концерты, марафон по вязанию? (смех) 

А. Ляшенко 

- Слушайте, я по-девичьи буду рассказывать, потому что очень трогательно было, то есть мы пришли, подарили в красивых пакетиках теплые носочки, туда вложили бумажечку о том, что связано с теплом, с любовью специально для вас, вручную – это какой-то такой личный способ общения именно с получателем подарка. Мы не в магазине купили механически связанные носочки, а это что-то такое, прямо бабушкина какая-то забота теплая, связанная вручную. Мы туда кладем маленькую шоколадку «Аленка» - это привет из детства, мне кажется, общее такое для всех, мы берем мандаринку и стараемся еще взять салюты или какие-то бенгальские огоньки, чтобы был прямо настоящий праздник. И вот потом уже приглашали нас под Рождество на праздник, потом приглашали и на 8 марта и на 9 мая и, знаете, теплее и душевнее я нигде не праздновала, чем с бездомными, либо вот у Ильи Владимировича в приюте, либо первый самый опыт: мы с друзьями на улице праздновали Новый год – ну, урыдаться можно только в теплом, хорошем смысле. 

А. Митрофанова 

- А много друзей, которые с вами согласны так Новый год отмечать? 

А. Ляшенко 

- Ну это не прямо Новый год по календарю 31-го, то есть мы стараемся ближе к дате появиться, но коллективчик наш девичий, если он не разбегается, то мы приходим практически все, то есть у нас в прошлый раз, точнее получается, для нас это первый, у нас человек десять, наверное, девчат были и одна еще девочка взяла своего сына Тишку, который катался на всех руках у окружающих, и с бездомными играл, ему какие-то конфетки принесли, и он там всем показывал, как можно машинкой его играть. Это была совершенно теплая какая-то домашняя атмосфера и, конечно, мужчины там растаяли, потому что большинство мужчин, и вот на Рождество было совершенно трогательное такое поздравление и очень красивая рождественская сценка, очень здорово, я даже не знаю, сейчас с ходу я даже не могу слова подобрать, насколько было тепло и душевно. 

А. Митрофанова 

- Вы меня простите за мой вопрос, но, я думаю, что многие слушатели сейчас им тоже задаются: у нас все-таки к бездомным отношение - нотка опаски какой-то сформировалась не просто так. Мы же наблюдаем, как это может быть на улицах городов: люди подрались, а, например, идет женщина с ребенком, рядом бездомные, которые в нетрезвом виде, они выясняют отношения, то есть вот это состояние опасности, оно как-то поселяется внутри, когда видишь этих людей. Сейчас в Москве, например, очень громко обсуждается и в публичном пространстве ведутся дискуссии, тоже не понимаешь, какую сторону занять, вот для меня, например: я понимаю и тех, и других, потому что, с одной стороны, приюты для бездомных – это хорошо, когда их кормят – это очень хорошо, одна из друзей нашей радиостанции Наталья Авилова, сподвижница Елизаветы Петровны Глинки, которая сейчас возглавляет фонд «Доктор Лиза», она не устает повторять: «Сытый бездомный – это безопасный бездомный, вы поймите, что очень важно этим людям уделять внимание и как-то жертвовать на них деньги», все понятно. Но жителей районов, в которых сейчас обсуждается, что могут возникнуть приюты для бездомных, я тоже очень хорошо понимаю: дети там ходят в школу, да мало ли что, да не дай Бог, понимаете? Вот как здесь между сциллой и харибдой пройти, не очень понятно. Илья ваш опыт, вы в Химках? 

И. Кусков 

- Да, мы в Химках. 

А. Митрофанова 

- Это мощный жилой район, то есть это город отдельный, как у вас там это все происходит? 

И. Кусков 

- Сейчас я объясню: да, конечно, надо быть откровенным, если мы для себя поставили вопрос, а был бы я готов, если бы в моем подъезде проживал бездомный? У меня дети есть тоже маленькие, шестеро детей – наверное, знаете, отвечу, что нет. Надо честно сказать, что я не настолько большой подвижник, который сможет с любовью и радостью это перенести. И тогда здесь, мне кажется, учитывая особый статус нашего города Москва, сейчас как она благоустроилась, надо делать все-таки усилия на некоторый поиск компромисса. Понимаете, можно сделать все, но вопрос: как это сделать, чтобы оно не вызывало раздражение? Я так думаю, что опыт нашей организации и опыт организации благотворительной «Ангар», и «Автобус милосердия» и длительное время кормления на улице всегда показывает, что то, что мы имеем в Москве и Московской области – это некоторый компромисс, который мы получили, благодаря общению с жителями районов и пониманию того, как это сделать эффективней. Поэтому всегда, если говорить о Химках – это промышленная зона, вокруг нет никаких домов, ближайший дом находится в 3 или 5 километрах от нас, это очень далеко. И это приводит к тому, что те люди, которые проживают, они говорят это очень позитивно, потому что они были в наших подъездах, сейчас они находятся у вас и мы этому только рады, ребята, потому что это действительно далеко, это без всяких проблем, это безопасно, они у нас сдают анализы все и мы, если знаем, что человек больной, мы его отправляем, чтобы он вылечился и поэтому люди, они возвращаются в нормальное общество. Поэтому если соблюдать такой принцип, именно соотнесение потоков в пространстве, это было бы сделать очень просто. Основной принцип, мне кажется, такой: не надо злить людей, потому что ну хорошо, допустим, можно что-то сделать, продавить, купить, здание, его открыть – слушайте, ну никто не избежал проверки прокурорской, Роспотребнадзора, Госпожарной охраны – это люди, которые всегда найдут какие-то ошибки в работе. Допустим, я могу сказать про свое учреждение: есть постановления всякие Роспотребнадзора, Госпожохраны вот такие толстые папки там по триста листов по предъявлению требований санитарных к реализации этого проекта. Слушайте, это миллион рублей, чтобы это все работало, поэтому, конечно, вначале, когда открывались, все это учли, но вы понимаете, я отчетливо понимаю, что это сложно реализовать. Поэтому даже если что-то продавить, все равно это будет иметь проблемы, мне так кажется, лучше искать компромисс. Тем более, давайте понимать, сейчас такое время, наверное, тяжелое, людям жить сейчас сложно и поэтому мы видим, что наше общество, особенно в столице – люди, несколько озлобленные так чуть-чуть, немощные, такие вот немощи у людей, мне кажется, их не стоит злить. Мне кажется, было бы таким «соломоновым» решением, очень православным посмотреть какие-то промзоны, вот по Москве, если говорить, когда мы искали возможность для размещения ангара в свое время, достаточно оказалось много промзон. Очень большая промышленная зона в районе Иртышских проездов, не знаю, помнят ли радиослушатели или нет: когда были проблемы с нелегальными приезжими в Москве, по-моему, выселяли Черкизовский рынок, насколько я помню, то всех приезжих разместили в этой промзоне на территории одного из этих предприятий, там разместилось несколько тысяч приезжих. Никаких реакций не было. Это большая промзона, нам тоже там одно время предлагали поставить наш ангар, без всяких проблем можно было бы сделать так. То есть смотрите, по Москве всегда, есть, конечно, где промзоны уменьшаются, они застраиваются, вот промзоны ЗИЛа активно застраиваются, промзона Кусково, где был химический завод, активно застраивается, но все равно есть такие площадки, где бы это разместить. Мы сейчас предложили программу Правительству Москвы от лица и нашего объединения московских НКО и Синодального отдела об организации и именно в этих промышленных зонах пунктов обогрева и первичных точек социального приема, которые бы оттянули людей из центра города. Бездомным в общем и целом не имеет особой разницы, где они будут находиться, им главное, чтобы было тепло и безопасно. Вот тепло и безопасно пока у храмов, пока на вокзалах, там, где они привыкли. Если создать аналогичные места, допустим, в фабричных зонах, то эти люди все уйдут и будут позитивны и мамы не будут раздражаться, и дети будут как-то, то есть мы решим очень много проблем, поэтому мы в лице объединения НКО и «Теплого приема» и с владыкой Пантелеимоном продвигаем такую идею все-таки об освоении, опять же, силами НКО, это не обязательно будет «Милосердие» или «Теплый прием», это именно будут объединенные усилия НКО, вот таких промышленных объектов, куда можно тянуть бездомных и там им без всяких проблем помогать, понимаете, все равно бездомные были, есть и будут. Кто это такие люди – это люди, которым не удалось интегрироваться в трудовое сообщество города Москвы, по разным причинам: паспорт потеряли, нет образования, они никуда не уедут, потому что в России им просто ехать некуда, мы понимаем, что там происходит за пределами Москвы, поэтому их надо умело эффективно стараться интегрировать в нашу жизнь.  

К. Мацан 

- Вернемся к этому разговору после небольшой паузы. Напомню, сегодня с нами и с вами в «Светлом вечере» Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных «Теплый прием» в Химках и Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского объединения «Хурма Московская». В студии Алла Митрофанова, я Константин Мацан, не переключайтесь. 

А. Митрофанова 

- Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели, Константин Мацан, я Алла Митрофанова и напоминаю, что в гостях у нас сегодня Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием», так называется этот приют, находится он в Химках и Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского объединения «Хурма Московская». Анастасия сегодня вообще у нас впервые в эфире у нас человек, который со спицами и с пряжей, и мы выяснили, что за один «Светлый вечер» можно связать половину шапки. 

К. Мацан 

- Поэтому четверть шапки уже связана к середине программы. 

А. Митрофанова 

- За два «Светлых вечера» можно связать шапку целиком, а сколько «Светлых вечеров» у нас в году, ну, в общем, на каждого бездомного получается, наверное, по шапке, да еще, наверное, и по шарфу выйдет 

К. Мацан 

- В общем, все могут по шапке получить. 

А. Митрофанова 

- Все по шапке (смех), да. Это здорово, конечно. Анастасия, можно еще чуть более подробно про то, как присоединиться к вашему движению: можно найти вас в соцсетях, вы есть в разных, видимо, соцсетях, вот забить туда: хурма… 

А. Ляшенко 

- Хурма Московская, потому что «хурмей» много. 

А. Митрофанова 

- А если, допустим, Хурма в Казани, в Петербурге или в Рыбинске, в Гатчине, в тех городах, которые вы называли, там тоже можно присоединиться через соцсети? 

А. Ляшенко 

- Конечно, да. Можно найти нас в соцсетях, любую удобную для вас «Хурму», если есть желание и вдохновение, можно открыть свою «Хурму», договорившись с Настей Дмитриевой, открыть свой филиальчик 

К. Мацан 

- Франшизу. 

А. Митрофанова 

- Франшиза «Хурма» (смех) 

А. Ляшенко 

- Мы сделаем вам красивый логотип, у нас уже есть свой фирменный логотипчик «хурмей». И следить за анонсами, вязать вместе с нами, вязать можно дома, можно приходить на встречи. 

А. Митрофанова 

- То есть условно говоря, в своем городе можно просто промониторить карту «Хурмы», найти ближайшее отделение и если заморочиться, можно получить франшизу, открыть свой собственный филиал 

А. Ляшенко 

- Это все бесплатно 

А. Митрофанова 

- Да, все бесплатно. Если, соответственно, сил на это не хватает, то можно быть в контакте с ближайшей «Хурмой», с ближайшим отделением и отправлять туда свои посылки почтой. 

А. Ляшенко 

- Либо лично привозить, просто иногда люди бывают в Москве достаточно регулярно либо друзья и родственники приезжают сюда, то есть способов много. 

К. Мацан 

- А что лично вам дает этот проект не в смысле каких-то материальных я имею ввиду дивидентов, которых, понятное дело, нет, а в плане каком-то таком душевном, не знаю, духовном: ну вот идет у человека жизнь, жизнь разнообразная, все мы живем какими-то разными задачами и вот человек решает, что «я еще себе одно послушание придумаю – буду вязать для бездомных», зачем? 

А. Ляшенко 

- Хороший вопрос, вы знаете, я, как раз, когда готовилась к эфиру, я об этом думала и понимала, что я не знаю точно. Это точно способ заполнить свою жизнь, чтобы она не была такой пустой, вот ты сидишь с подругой в кафе разговариваешь, там же можно вязать, ты сидишь в метро, там двадцать минут твоей жизни уходит или сорок, но ты же можешь вязать, и это не просто потраченное впустую время, а это время, которое ведет тебя к чему-то и, учитывая, что в конце есть большой «куш» в кавычках или даже не в кавычках, когда ты приходишь и даришь эти вещи людям, они радуются, им тепло от этого и тепло тебе самому. Это какая-то очень особая радость, я, наверное, туда пошла за радостью, ну и плюс за людьми, потому что люди, которые готовы вязать для бездомных – это, мне кажется, особые такие люди, потому что очень охотно помогают старикам, детям, животным, а бездомные очень часто попадают под такую мерку: сам виноват, он взрослый, он сам справится. Но бывают ситуации вот как Илья Владимирович рассказывал, что не всегда сам человек может справиться и не всегда он виноват. И есть истории, когда просто жизнь перемалывает до последней косточки, как подняться? Не понятно. Поэтому… 

А. Митрофанова 

- Иова Многострадального тут можно вспомнить, вот он классический пример бездомного, кстати говоря. 

И. Кусков 

- Да, и также всеми презираем, так что его даже как мы сейчас с вами обсуждали, говорят вывезти за город и положить, чтобы он никому не мешал, помните, там это как раз было. А вот Анастасия, именно ее стремление участвовать в этом, оно легко объяснимо, знаете почему – потому что каждый человек, он только тогда живет полной жизнью, когда кому-то помогает – это есть наша внутренняя потребность. Мы можем быть абсолютно разными: бизнесменами, уверенными людьми или там одиночками какими-то, у которых не все очень хорошо получается, но человек тогда себя чувствует человеком, когда он кому-то помог. А вот если говорить, допустим, о мамочках – им очень сложно, у них очень много детей, очень много послушаний: отвести ребенка в школу, сделать уроки – это потребляет кучу времени, но им тоже хочется быть какими-то полезными и вот они находят уникальную возможность послужить кому-либо, это именно сделать эту пряжу, это относительно тому, кто умеет, несложно, для меня это кажется космос вообще 

К. Мацан 

- Это точно, это какое-то художество художеств. 

И. Кусков 

- И они это вяжут, отдают и они действительно испытывают радость какую-то – это тот момент, когда Господь благословляет за службу отверженным. Вот эта духовная радость, как вот именно мы ее пытаемся, православные христиане, найти стяжать и нам радостно жить от этого. И, мне кажется, поэтому очень многие люди стремятся и поэтому для матерей, для людей, которые очень заняты, открывается уникальная возможность, просто уникальная не особо напрягаясь, сделать радость и подарить ее многим людям. 

А. Митрофанова 

- Илья, я вас слушаю и знаете, прямо со слезами вспоминаю одну историю: была у меня знакомая, которая попала в сложную жизненную ситуацию, оказалась без работы, по-моему, у нее были документы, но ей негде было жить, она просила милостыню у метро, это было практически в центре Москвы. Я там где-то в тот момент недалеко жила, то есть я там проходила мимо нее частенько, мы с ней как-то познакомились, она мне объяснила эти все обстоятельства жизни, причем с ней это произошло недавно, она была как раз вот тем человеком, две основные группы, если я правильно поняла, то, что вы в первой части нашего разговора объясняли, что есть люди, с которыми это недавно произошло и у них вот этот внутренний ресурс и мотив, они настолько сильны, что только поддержи их, помоги и они выкарабкаются и вторая категория людей – это как раз люди, которые внутренне сломались и им, чтобы подняться, требуются порой годы, а иногда и не получается, а порой даже и часто не получается. И вот та моя знакомая, она как раз, с ней это недавно произошло, но как-то, поскольку она не выглядела как человек, долго живущий на улице, прохожие откликались и как-то помогали, удалось ей собрать на какой-то съем комнаты и, в общем, и с одеждой ей помогали, потому что наступали холода и какие-то угги для нее нашлись и прочее, и прочее. И, знаете, она такая сияющая была, я помню, она говорит: Ты представляешь, меня на работу взяли, меня взяли кассиром там, где она раньше работала, но где в связи с определенными перетурбациями не могла продолжать свою рабочую деятельность, вот она туда вернулась и: ой, ты пришла, ну наконец-то, давай! Там ее даже вспомнили и заново взяли. Потом она исчезла где-то на полгода, и я думала: Господи, слава Тебе, как хорошо, как это, просто как крылья вырастают, действительно. Потом она появилась снова, с фингалом под глазом… И я чуть не плакала, вы знаете. Она мне, когда объясняла, что «вот, какой-то сожитель у нее появился, они подрались», я даже не могу всех этих обстоятельств передать, мне было ясно одно: что какой-то внутренний слом в ней произошел и то, что она мне сейчас объясняет - ну я же тоже только наполовину в розовых очках, я же одним глазом-то все-таки вижу, что человек где лукавит, а где говорит правду, вот что она начала лукавить. И получается, что она как раз за эти полгода перешла вот как раз в ту самую вторую категорию, о которой вы говорите. Как это происходит, почему это происходит? Это так больно! Знаете, я так переживала, я так плакала. 

И. Кусков 

- Знаете, я, когда пришел в служение, Алла, у меня был тоже такой момент один: я иногда не мог помочь людям. Вот правда, просто не мог помочь, не мог их устроить, и они оставались на улице в очень тяжелом состоянии особенно в зимнее время. И для меня это было такой некоторой внутренней трагедией: как мне быть? Я приходил к своему батюшке, и он говорил: «Вот сделай, что ты можешь, а дальше Господь устроит, Он печется о них гораздо больше и лучше, чем ты». И поэтому так не надо думать, что если ты не сделал, то человек умрет. То есть в этом положении я так думаю, что человек, о котором вы рассказывали, должен был пройти некоторый такой путь тернистый. Если смотреть вообще по жизни, я тут тоже долго думал: почему пропадают бездомные, почему некоторые надламываются люди, некоторые падают совсем на дно, некоторые нет. Вот бездомным нужно пройти такой достаточно длительный путь и само прохождение этого пути – это некоторый крест такой, понимаете. Бездомные, они отличаются от нас, очень сильно отличаются: у этих людей мало лукавства, меньше, чем в нас, я могу говорить с бездомным и знаю при некотором опытном таком общении, что человек не обманывает и могу говорить с простым человеком и вообще не разобраться, обманывает он меня или нет. 

А. Митрофанова 

- Но у вас опыт, действительно. 

И. Кусков 

- Да, но вот эти бездомные, понимаете, они проходят такой длительный путь и этими страданиями, мне кажется, они попадают в Царство Небесное, потому что они в общем и целом, вы правильно совершенно, Алла, сравнили их с Иовом, вот они терпят эти страдания без осуждения, я не видел, мне редко встречались бездомные, которые бы говорили: «Господи, что ж такое», то есть у них не было никакого роптания, они как-то со смирением несли, как умели. Допустим, если человек получает болезнь, если с нами что-то случилось, то надо, конечно, отлежаться - у бездомных нет такой возможности, все время на ногах, в больницу не берут, все время презрение, то есть это такой тяжелый крест, эти люди его проносят и таким образом, конечно, они попадают, мне кажется так, в Царство Небесное, поэтому иногда, мне так кажется, наша помощь, человеку надо еще как-то понести, может быть, что-то. Поэтому мы помогаем, конечно, тогда возникает вопрос: а зачем помогать? Несут свой крест – молодцы, пусть несут, вперед, в Царство Небесное. Ну конечно же нет, Господь говорит: «Стою у сердца и стучу», вот наша помощь – это стук в сердце этого человека, чтобы он, может быть, обратился к Богу, покаялся, исправился. Вот у меня те люди бездомные, которые искренне приходили к вере – они ни одного дня не оставались на улице. Вот искренне верующий человек, слушайте, ему тысячи вариантов сразу каких-то попадает по устройству, по жилью, по работе при храме, эти люди все моментально устраиваются. Те люди, которые неверующие, они очень часто падают, надламываются и снова оказываются на улице, несут крест. Мне кажется, здесь как-то это все очень…я не батюшка, мне сложно в этом разобраться, но сложный такой духовный причинно-следственный конгломерат, который в общем и целом человеку, переносящему со смирением, даст ему большой духовный рост. А наша задача - как-то помочь этому человеку быстрее сориентироваться, быстрее познать и поблагодарить Бога, что это все кончилось. Мне очень сложно в этом разобраться, понимаете, но некоторое такое, как у Иова, оно есть. Некоторые люди, может быть, что-то сделали не то, был такой случай: человека парализовало в больнице, никто к нему не ходит, писается, какается под себя, нашел жену его бывшую, звоню, думаю: ну как же так, каким бы он не был, сейчас я ее вразумлю. Звоню, а там такая бабушка хорошая говорит: «Слушайте, знаете, как он бил меня и моего ребенка? Я понимаю тебя, сыночек, но помогать ему не буду, извини меня, пожалуйста, вот при всей моей любви». Бабушка оказалась такая, что я понял: слушайте, не просто так все это. Здесь все настолько это сложно, что в этом как-то надо разобраться. Но, конечно, эти люди требуют нашего внимания заботы, поддержки и когда они это получают и искренне когда допускают это в сердце и просвещаются, ни одного не проходит дня на улице, чтобы они там оставались. 

А. Митрофанова 

- Знаете, что я еще поняла из ваших слов сейчас, из вашего опыта, если я его считала: не надо брать на себя слишком много. Если ты помогаешь, вот сделал дело – забудь. Забудь сразу, потому что на самом деле, если накручивать себе, что вот, я таким благородным делом занимаюсь, кому-то спасаю жизни, кого-то вдохновляю и прочее, и прочее – это же все гордыня. 

И. Кусков 

- Это вы, Алла правильно говорите, потому что оно приводит к такому разочарованию, такому тупику, когда люди начинают разочаровываться в своем служении. Мы же здесь абсолютно понимаем, что наша задача – предложить человеку выбор. Приходит ко мне бездомный, я говорю ему: Смотри, вот я могу тебе это предложить, ты можешь это взять, а можешь не взять, ты сам решаешь. Хочешь – давай попробуем, не хочешь – ты сам решай. И человек, он сам решает, каждый человек – это вселенная, мы его как можем исправить? Это, мне кажется, нереально, попробуйте исправиться вы, какую-нибудь привычку свою попробуйте исправить, это очень сложно, а другого человека исправить тем более сложно. Поэтому единственное, что мы можем предложить – мы можем человеку свою руку протянуть, и говорим: «Друг, ну вот мы тебе хотим так, как нам кажется, ты можешь взять, а можешь не взять. Иди подумай, потом еще придешь», то есть помощь бездомному – это именно по стуку сердца. И когда человек готов в тот момент, когда он, может быть, все осознал, он это принимает и это приносит большой эффект. А когда мы ему такой опыт начальник соцработников: начинаем нечто навязывать, ему это не надо, он из уважения к нам это все принимает, а потом куда-то раз – и пропадает. Так у меня было: человека хотел отправить, все, билеты купил, а он говорит: «Слушайте, а можно я в туалет схожу?» И пропал. Мы потом весь вокзал обегали, поезд уходит, а его нет. Ну не нужно было это. Мне показалось то, что нужно, опять, это моя точка зрения, она была ошибочна, а значит надо всегда оставлять право решения за этим человеком. И когда мы ему даем самому определиться, что ему надо, вы знаете, эффективность работы, она просто растет вразы. Ну не хочет он сейчас это делать – значит не хочет. Слушайте, ну если человек не хочет, ну и пусть он останется на улице, может, пока там ему лучше, может, он хочет побыть пока на улице. А потом, когда он уже готов, мы ему протягиваем руку, эта помощь троекратно будет эффективнее, в три раза будет приносить больше плодов, нежели как нам хотелось бы помочь человеку. То есть это принцип такого ненасилия. Мне кажется, он, как и в православии, когда человек сам приходит в храм: хочет – ходит, не хочет – не ходит, он же сам решает. Так и здесь: хочет – получает помощь, не хочет – не получает. Вот этот подход в нашей социальной работе – он максимально эффективный, то есть мы должны человека проинформировать, показать ему возможности, а дальше он решает самостоятельно. Хочет – поможем, нет – значит, потом придет. Расстраиваться о том, что он так сделал, ну я думаю, вот так он сделал, это его выбор, значит, ему так виднее, значит, это его решение, он человек взрослый, ну и хорошо. Я все, что мог, сделал и значит, такой о нем промысел. Может, пока надо ему потерпеть ему какое-то время. Так что вот так мы решаем в нашей работе. 

К. Мацан 

- Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием», он находится в Химках и Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского проекта «Хурма Московская» сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Настя, вы сказали сегодня, что существуют стереотипы о бездомных и эти стереотипы рушатся, когда начинаешь, может быть, не со всеми, но с некоторыми из них, по крайней мере, общаться. В личном плане: какие были у вас стереотипы, что вы развенчали сами для себя, связав шапку или шарф и придя к бездомным и подарив им подарок? 

А. Ляшенко 

- Ой, даже не знаю, ну, стереотипы, они обычные, о том, что он агрессивен, что он опасен, что он вечно пьян, что он в каком-то смысле хуже тебя, что он глупый и так далее и так далее. Но когда ты приходишь на празднование Нового года, а в контингенте бездомных есть полковники, есть кандидаты наук или профессора, есть бывшие банковские сотрудники, которые с тобой общаются на более высоком интеллигентнейшем уровне, чем ты сам вообще можешь как-то поддержать разговор. И в этот момент, в общем-то, немножко стереотипы лопаются, даже не то, что лопаются, а просто улетают очень быстро. Ну и основное, наверное, то, что я поняла за все время общения с бездомными: какие бы они ни были – они все равно люди, и у них есть эти обычные человеческие реакции, есть слабости, как и у всех нас. И действительно, как Илья Владимирович говорит, у них нет возможности отлежаться, когда они болеют, им вообще некуда прийти отдохнуть. Жизнь на улице, она достаточно опасна, и я как-то в интернете натыкалась на видео на страничке одной из женщин, которая занимается работой с бездомными, видео про то, как двое взрослых мужчин шокером бьют бездомного человека - он просто спал на травке, он ничего не делал, они просто подошли, двое огроменных лбов и вот так развлекаются без какого-либо повода. Поэтому быть бездомным на улице – это как белой вороной быть, игрушкой для битья. Это очень опасно, не все туда хотят. 

К. Мацан 

- Я подумал, что мы даже сейчас в программе говорим о бездомных, как о какой-то такой особой, отдельной касте, категории людей, что вот есть некие мы, а вот есть некие они – бездомные, это неправильно, наверное. 

И. Кусков 

- Это, конечно, очень ошибочно и наша жизнь, она показывает, что она перемещается независимо для нас, вот сейчас – это они, а завтра – это мы. Примеры – да тысячи примеров, пожалуйста: случился конфликт на Украине и очень многие люди уехали, часто они уехали в те регионы, в которые не разрешалось официально ехать, допустим, в столицу переехали люди из Украины, потеряли здесь паспорта свои, обратно им ехать немножко стремно, потому что они не знают, в розыске они-не в розыске, а здесь им уже ничего не светит. Это люди, которые внезапно для себя и совершенно неожиданно в очень большом количестве стали бездомными, потеряли кров. Понимаете, когда вы проживаете и проживаете, все у вас вроде стабильно, вам уже сорок лет, работа, и тут раз – все отняли, в другую страну выкинули, вы вынуждены после прекрасной работы, стабильности, хорошего дома, дачи побираться, просить, работать кассиром или работать по раскладу продуктов, то есть все меняется максимально. Слушайте, и мы не знаем, когда это произойдет, наше время такое, очень нестабильное, и все может поменяться тут же. И вообще, такой миф о стабильности, он очень в нашем обществе развит. Я не знаю, может быть, я, когда был школьником в СССР тоже была некоторая подспудная какая-то уверенность в завтрашнем дне, в стабильности системы, но в общем и целом это ложь. Человек может заболеть моментально, он может внезапно потерять работу, его родственники могут обмануть, отнять квартиру и выгнать, он может сломать ногу и быть никому не нужным, он может поссориться со своими родными. Это может быть через секунду, мы не знаем, что будет. Но мы знаем, что есть такие слова, которые сказал нам Господь: «Какой мерой меряетесь, такой будет отмерено вам». Если вы сейчас заботитесь об этих людях, то я уверен, что бы с вами не случилось, а может случиться все, что угодно, Господь премудро позаботиться о вас в сложное время. Вот мы, как православные христиане, знаете, мой батюшка-духовник говорит: есть разные любви: люблю, потому что надо, так заповедовал Господь, люблю, потому что это выгодно – я, значит, сейчас помогу и мне помогут и третья степень любви: люблю, потому что жалко, просто хочется любить, да? Но, если у нас нет ревой степени любви, давайте хотя бы любить взаимовыгодно, то есть я сейчас помогу и мне потом помогут. Да, это такой некоторый человеческий подход, но… 

А. Митрофанова 

- Коммерческий подход: ты мне, я тебе. 

И. Кусков 

- Да, он не противоречит…да, мы по-другому любить не можем, да, мы такие вот люди… 

К. Мацан 

- Лучше уж так любить чем вообще никак не любить. 

И. Кусков 

- Конечно, и поэтому я призываю наших слушателей не обязательно помогать бездомным, но помогать кому-либо и тогда вы увидите, что жизнь, она будет поворачиваться в вашу сторону. 

К. Мацан 

- Я вот сейчас вспомнил, у нас была в одной программе как раз семья - мама с сыном, и как раз вот этот случай, о котором вы рассказываете: из Украины они приехали, вынуждены были переехать в Москву и в какой-то момент, заполняя в каком-то учреждении документы или что-то там получая, их спросили: «А где вы живете? Они говорят: Ну, там у знакомых. – То есть вы бомж. У вас своего места в Москве нет. – Подождите, нет. – Вы бомж, вы без определенного места жительства». И это вполне интеллигентная семья, успешные, ну как успешные – не бедствующие, не грязные, мама с сыном, сын - студент, мама - психолог, вдруг поняли, что это обидное слово можно к ним применить с полным правом в данной ситуации. Вот это то, о чем вы рассказываете. 

И. Кусков 

- Это так и есть, наша жизнь, она очень изменчива. Поэтому, конечно, единственная возможность к стабильности, к которой мы так все стремимся - на самом деле, все люди хотят, чтобы было все стабильно, чтобы мы были здоровыми, чтобы у нас была хорошая работа, чтобы дети были успешными, чтобы родители были счастливыми – это возможно только тогда, когда ты свою жизнь посвящаешь ближнему. Вот когда ты посвящаешь своему ближнему, тогда Господь видит твою заботу, об этом пишут все отцы, если почитать послания святых отцов, то Господь решает все проблемы. То есть хотите стабильности – помогите другим и у вас будет столько стабильности, сколько вам надо, тогда вы сухими выйдете из воды и все беды, скорби пройдут рядом, а вы останетесь. Знаете, я иногда так думаю, когда мы в нашем приюте читаем с бездомными акафист, мы раз в неделю стараемся читать акафист, чтобы как-то помолиться об этих людях и о том, чтобы у нас было все стабильно, тоже все не всегда стабильно И после акафиста у меня бывает некоторое такое внутреннее ощущение, думаю: все вокруг снесут, вообще будет поле, а вот это вот здание – оно останется, потому что просят люди и просят те люди, которые, может, к Богу-то обращаются первый раз и их молитва, я могу молиться сто лет, а они могут один раз попросить, и это все получается, то есть Господь этих людей очень слышит. Это опять же нам говорит о том, что, посвящая жизнь ближнему, мы уготавливаем прямую свою дорогу по этой жизни и надеемся на то, что, несмотря на всю нашу греховную жизнь, все-таки получить благоприятный ответ на Страшном суде. И Анастасия правильно говорила о радости, в нашей жизни очень мало радости и радость, какая-то она такая вся фальшивая: вроде получил какую-то премию, думаешь: ой хорошо! Я на завтра уже и не интересно. 

К. Мацан 

- На завтра премии и нет уже. 

И. Кусков 

- Не греет уже, не греет, да. А вот помогут человеку, как правильно Анастасия увидела его слезы, увидела эту радость, она тебя и завтра греет, и послезавтра, еще через три дня, заставляя тебя вязать этот шарф, когда уже, может быть, и не хочется. Эта радость – она радость от Бога. И именно благодаря ей православные люди, они как-то духовно растут, ну, мне так кажется, это моя точка зрения, она не каноничная, я могу ошибаться, но вот забота о ближнем – это очень хороший путь к тому, чтобы Господь нас помиловал. 

А. Митрофанова 

- Анастасия, Илья такие глубокие вещи говорит, а у меня практические вопросы все равно остаются: у вас же работа, семья и при этом вот этот волонтерский проект, в котором вы активнейшим образом участвуете. Как вы это все совмещаете? 

А. Ляшенко 

- На самом деле, я сейчас не работаю по состоянию здоровья, есть некие обстоятельства. Когда проект только начинался лично в моей жизни, у меня был двухлетний ребенок, я не имела какой-то помощи от родственников, потому что они живут в других городах и не могут приезжать помогать, а муж целыми днями на работе, потому что надо всех нас кормить. Да, было трудно и не знаю, как-то успевалось и вязать, и писать посты, потому что девочки, которые в группе вяжут, хотят что-то читать, и нужно быть на какой-то общей волне со всеми. 

А. Митрофанова 

- У вас какое-то свое там общение внутреннее, такое очень мощное, да? 

А. Ляшенко 

-Да, у нас какое-то внутреннее комьюнити, как-то посмотришь на нас, девчонок – мы настолько разные, вот кардинально разные и, если бы не «Хурма», которая нас всех связала, мы бы, мне кажется, не начали общаться, но на почве этого доброго дела теплого открываются девчонки с хорошей стороны самые разные, диаметрально противоположные, и мы настолько хорошо общаемся и можно сказать, что даже дружим. 

А. Митрофанова 

- А кто у вас там: художники, сотрудники банков, какие-нибудь бизнес-леди? 

А. Ляшенко 

- Нет, у нас бизнес-леди практически не промелькивают, сотрудников банка тоже нет. 

К. Мацан 

- Все впереди. 

А. Ляшенко 

- Может быть. К нам приходят, на самом деле, обычные люди, не очень богатые, не очень какие-то обеспеченные, которым отзывается эта история, вот и все. То есть это не какие-то сверхзвезды, просто по темпераменту, по характеру разные. Допустим, у нас есть совершенно домовитые Танюша или Инга, есть модельной внешности Диана, которую можно просто на подиум выводить, она в то же время очень сильная и собранная, и вот эти домовитость и собранность как-то у нас увязываются внутри. Есть Даша, которая полиглот и очень много всего знает и глубоко в науке разбирается, но она тоже там с нами, есть море других девочек, и все как-то складывается, связывается в один клубочек теплый, и это радует, конечно. 

А. Митрофанова 

- Я думаю, что этот круг, он будет только расширяться, потому что опять же, напомним, как благотворно сказывается вязание, развитие этой мелкой моторики на состояние мозга. Давайте в конце программы напомним, как найти вас еще раз, как поддержать проект «теплый прием», Илья, ваш. Тоже ведь наверняка свой сайт есть и можно туда зайти какие-то подробности уточнить и контакты. 

И. Кусков 

- Сайт у нас есть: «Теплый прием», есть также соцсети, поддержать нас очень можно, просим за нас, дорогие друзья, помолиться, у нас есть короткий номер: 3434 с ключевым словом «химки», можно какую-то сумму пожертвовать, также можно к нам приходить, мы были бы рады видеть какие-то новые идеи, мысли. Очень приятно, когда приходят такие инициативные люди и дают дополнительный импульс развития, вот сколько людей приходили, они какое-то время были у нас, потом реализовывали свои проекты, так что будем рады всем. 

А. Митрофанова 

- Анастасия? 

А. Ляшенко 

- Да, нас можно найти практически во всех соцсетях. 

А. Митрофанова 

- Сайта своего нет у «Хурмы?» 

А. Ляшенко 

- Нет, сайта нет, я подумывала об этом, но пока не вижу особой пользы, потому что это тоже время, лучше я повяжу. 

А. Митрофанова 

- Соцсети – прекрасная альтернатива, в общем-то. 

А. Ляшенко 

- Да, сейчас я вспомнила одну вещь, которую хотела еще озвучить, такую, про многоходовую радость: мы же еще вяжем с бабушками из дома престарелых – это Вышневолоцкий дом престарелых, в котором живут три-четыре бабулечки, конкретно которые откликнулись на наше предложение, мы им отправляем пряжу, они вяжут носочки, шапочки для бездомных, отправляют нам, и мы это вручаем. И они чувствуют себя нужными, и мы их поздравляем и с Новым годом, и с какими-то праздниками, это какой-то более теплый контакт, который всех греет. И я вот хотела озвучить, что, если вы хотите, вы можете открыть, грубо говоря, «Хурму» в своем регионе, поговорив с Настей Дмитриевой, потому что это ее все-таки проект, можно организовать вот эту теплую схему, когда бабушки из дома престарелых общаются с вами, вы отправляете им пряжу, если вы не хотите вязать или не можете, но вы потом передаете этот теплый урожай нам. И это тоже очень важно, потому что бабушкам тоже это было важно, я буду повторяться, это просто очень большие эмоции, сейчас я буду долго про это говорить. 

А. Митрофанова 

- Я вас очень понимаю. 3434, еще раз напомню, короткий номер для смс, для тех, кто хочет поддержать проект «Теплый прием», очень глубокая история, связанная с ним и очень продуманная помощь такая, на разных уровнях. 3434 короткий номер для смс слово «химки» в содержании сообщения обязательно, слово «химки», через пробел любая сумма пожертвования. И подробности на сайте «Теплый прием», и в соцсетях можно почитать о об объединении «Хурма». 

К. Мацан 

- Илья Кусков, руководитель приюта для бездомных людей «Теплый прием», того самого, в Химках, и Анастасия Ляшенко, координатор волонтерского объединения «Хурма Московская» сегодня были с нами с вами в программе «Светлый вечер». В студии также были Алла Митрофанова, я, Константин Мацан, до свидания. 

А. Митрофанова 

- До свидания. 

А. Ляшенко 

- До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.

Также рекомендуем