«Святость князя Александра Невского. Историческая реконструкция конного воинского похода XIII века». Прот. Игорь Фомин - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Святость князя Александра Невского. Историческая реконструкция конного воинского похода XIII века». Прот. Игорь Фомин

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин.

В преддверии дня памяти святого князя мы говорили о том, в чем заключается его святость, а также об исторической реконструкции конного воинского похода XIII века.

Ведущий: Константин Мацан


Ведущий: Алексей Пичугин

К. Мацан

— Светлый вечер на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. В гостях у нас сегодня протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО. Добрый вечер.

Протоиерей Игорь

— Добрый вечер.

К. Мацан

— Ну и святому небесному покорителю храма, в котором вы служите — вот о нем мы сегодня и поговорим, — ему будет программа посвящена. Скоро, 12 сентября, день памяти святого благоверного князя Александра Невского, да и год у нас юбилейный — 800 лет со дня рождения великого исторического деятеля. И вот необычное мероприятие проходит (мероприятие — плохое слово, может быть, как-то получше это нужно назвать) — конный поход, реконструкция конного похода — наши современники идут на лошадях тем самым маршрутом, которым в свое время шла конная дружина Александра Невского. Вот 21 августа поход начался и завершится он 12 сентября, в день памяти святого благоверного князя. Начался в Переславле-Залесском, а завершится, если я не путаю, в Изборске.

Протоиерей Игорь

— Да, совершенно правильно.

К. Мацан

— Вот об этом сегодня поговорим, но чуть-чуть попозже, об этом походе, о его особенностях, об этом проекте. Я бы хотел вот с чего начать. Уже много лет святой благоверный князь Александр Невский — большая часть вашей жизни. Вы настоятель храма во имя этого святого, и до того, как храм был построен (а строился он, мы знаем, я помню, долго и непросто) и пока еще не было площадки под храм и не началось строительство, в храме, где вы до этого служили, были еженедельные молебны святому князю. То есть и молитва, и обращение к нему, и, наверное, какие-то ответы от него, вообще он в вашей жизни уже давно. Вот за эти годы что в ваших отношениях с этим святым произошло? Что такого, может быть, вы в его духовном облике для себя открыли, поняли, чего, может быть, раньше, до этого не замечали?

Протоиерей Игорь

— Да, очень хороший вопрос и неожиданный, дорогой Константин, задаешь. Дело в том, что общение с любым святым — это всегда очень непростая история на самом деле. Мы всегда думаем, что вот, если бы наш начальник был бы святой — ну неважно, какой начальник, офиса там, да, в храме там или еще где-то — был святой, мы бы, конечно, наверное, вот по-другому бы, счастливо жили и тому подобное. Да, действительно мы бы по-другому и счастливо бы жили, но трудов пришлось бы приложить намного больше. Потому что святость — это не попустительство, это не полный рот там шоколада, а святость — это, в общем-то, очень большой-большой труд. Для того чтобы стать святым, надо много над собой трудиться. Не только, кстати, внутренне, но и внешне. Ты хочешь стать олимпийским чемпионом, ты хочешь стать непобедимым воином — пожалуйста, это замечательно, ты хочешь стать умнейшим человеком, образованным человеком — будь добр, трудись. Если этот труд тебе доставляет радость — ну тогда это тебе повезло. А если этот труд тебе не доставляет радость, но у тебя есть цель, то тогда сквозь не только пот, но еще и слезы ты будешь пробиваться. Я понял, что вот за это время, так легко обращаясь к Александру Невскому: дорогой там отче Александре, помоги мне вот в том-то, в сем-то — никак, вот знаете очень хорошо историю строительства нашего храма, потому что это все, в общем-то, было на ваших глазах: мы начинали — вы еще были студентом МГИМО, а заканчивали — уже, в общем...

К. Мацан

— Уже давно перестал быть студентом.

Протоиерей Игорь

— Да, перестали быть студентом МГИМО. И вот этот путь между началом и завершением строительства, которое, у меня уже такое чувство, никогда не завершится, он на самом деле такой непростой путь. И это не только путь там молитв. Что же, в общем-то, поменялось? Ну я научился владеть мечом за это время. Ну конечно, не железным мечом, а в общем-то, наверное, научился в какой-то степени, в небольшой степени владеть мечом, наверное, рукописным, да, вот писать в разные инстанции. И вы знаете, сначала это казалось такой чисто бюрократией, а потом, наоборот, мне это даже отчасти понравилось. Потому что это формирует или, можно так сказать, наверное, форматирует твое мышление, ты по-другому начинаешь излагать свои мысли не только на бумаге, но, в общем-то, и в голове формулировать. За это время Александр Невский показал, что, в общем-то, всякие походы, победы (опять же я не говорю в каком-то материальном, да, плане, а наверное, именно в духовном плане), они сопряжены с кучей побочных каких-то действий, с кучей побочных лишений, достижений, завоеваний и тому подобное. Ну вот построив храм, точнее вступив на территорию храма, у нас сразу возникла, я не побоюсь этого слова, куча всяких активностей на приходе. И я теперь понимаю, что вот просто построить храм — это, наверное, невозможно и, наверное, бессмысленно. У нас есть множество храмов, которые вот стоят, вокруг нет никакой жизни, и это в основном разрушенные храмы, где вот нет жизни. Как только в храме появляется жизнь, сразу появляются свои особенности, сразу появляются прихожане — много, мало — это совершенно неважно, но со своими устремлениями, желаниями и возможностями что-либо делать. И вот в духовном плане я, наверное, научился не сопротивляться.

К. Мацан

— Прихожанам?

Протоиерей Игорь

— Прихожанам, да, прихожанам. Не гнать их в направлении Христа, как вот мне кажется (я так сейчас громкие такие вещи говорю, но я вынужден так говорить как настоятель, да, такие громкие вещи), а, в общем-то, пытаться вести их по направлению ко Христу. И в этом направлении, как, в общем-то, в любом, наверное, большом стаде, а может быть, и небольшом, каждый куда-то вот в стороночку заглянет за тот кустик, уйдет на ту полянку, вот что-то, в общем-то, организует какое-то, в общем, мероприятие и так далее. И научил меня Александр Невский, знаете, поддерживать. И я, наверное, понимаю его состояние вот в его там дружине, что, конечно, он требовал наверняка себе подчинения как военачальник, но к каждому надо было найти свой подход. И вы знает, если у меня что-то не получается — а люди разные, и я строптив, и у людей, в общем-то, бывает неофитский такой запал хороший, — чтобы все это соединить, это, конечно, такой труд, большой-большой труд. Но я этому очень рад. Я этому очень рад.

К. Мацан

— А вот если бы вас попросили в духовном облике святого Александра Невского выделить какую-то основную черту, вот что бы это было?

Протоиерей Игорь

— Естественно, святость. Но я хочу попробовать пояснить свой такой банальный ответ.

К. Мацан

— Не такой уж и банальный.

Протоиерей Игорь

— Ну на православном радио, в общем-то, говоря про святого, мне кажется, это банальный ответ, в общем-то, на самом деле. Но я хочу, в общем-то, пояснить. Святость. Вот что в святом человеке действительно является святостью? Мне кажется, отсутствие своего «я». В житии Александра Невского это очень четко прослеживается. Он бросается на помощь Новгороду, прибегает небольшой дружиной. Причем здесь тоже вот очень интересно, я пересмотрел вот эти воззрения по поводу всех количественных вещей, но это чуть позже попробуем сказать. Он прибегает в Новгород. Причем вы уже анонсировали, что мы будем говорить о походе — это не так оказалось просто: 930 километров у нас сейчас идет 20 человек на лошадях — через леса, через поля, где-то по проселочным дорогам. Но это, извините меня, то кто-то провалится в болото по шею, то завязнет еще где-то, то там где-нибудь потеряют кого-то. И это, знаете, в общем, не каждая лошадь, оказывается, может так пройти. А он прошел это расстояние, видно, передохнул, бросился в бой. Но после того, как он помог Новгороду, новгородцы его изгоняют — он уходит. А потом они его опять зовут обратно — и он опять приходит. То есть вы знаете, вот я просто маленький такой пример привел. Но вот отсутствие своего «я» — это признак святости. Я попробую пояснить, что такое отсутствие своего «я». Мы с вами очень ограниченные люди — мы ограничены пространством, мы ограничены интеллектуально. И вот в этом ограниченном пространстве живет наше «я». У каждого оно разного размера это «я», но в этом ограниченном пространстве вместе с нашим «я» умещается Бог, умещаются наши ближние, наши друзья умещаются, может быть, враги умещаются у кого-то, умещается животный мир, да, умещается растительный мир. Ну, в общем, вот все умещается в этом ограниченном пространстве, то что мы можем охватить. И чем больше наше «я», тем меньше пространства для других. Ну вот, Константин, вы не застали советское время, а вот наши радиослушатели могут подтвердить, что раньше в основном домашние животные, в квартирах даже, были ньюфаундленды, овчарки, а сейчас все чихуахуа — то есть «я» разрастается, и даже для животного мира становится очень мало места. Но мало места становится не только для животного и растительного мира, да, а мало места становится еще и для Бога. Чем больше «я», то Бог начинает жить в нашем свете. Не мы во свете Божьем, а Бог в нашем свете. Там очень мало места для нужд и вообще понимания нашего ближнего, при большом «я». А вот когда человек уменьшает свое «я», вот у него усыхает это «я», оно становится прозрачным, маленьким, ничего не значащим, в него вообще невозможно попасть, его невозможно обидеть. Ну то есть большое «я» — это куда ни ткни, да, в твое пространство, там везде вот «я». А в маленького «я» так вообще невозможно попасть. Но там есть особенность еще и другая очень важная. Человек перестает обижаться, так как ему не больно, в него не попадают, но особенность следующая, что там сразу появляется место для Бога. И уже не Бог живет в твоем свете, лучезарного твоего «я», да, а ты живешь в теплоте Божией, ты ее ощущаешь, ты понимаешь, сразу появляются твои ближние, нужды твоих ближних, и ты уже не соразмеряешь их со своими возможностями, ты им помогаешь из-за их потребностей. Это тоже очень важный момент. Вот это называется святость. Вот святость — это Царствие Небесное, которое среди вас есть, на земле. И вот этот банальный ответ, главная черта Александра Невского — святость, и я попытался объяснить, почему для меня она не банальность. Потому что Александр Невский как правитель, как, в общем-то, такой, наверное, очень эмоциональный человек. В общем, читая его житие, которое было написано митрополитом Кириллом или повесть о житии, митрополитом Кириллом, его, в общем-то, духовником и современником, в общем-то, ты понимаешь, что у него был и характер, и был, в общем-то, какой-то свой внутренний мир, который так непросто было переиначить. Так что я бы ответил так на этот ваш вопрос.

К. Мацан

— Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Ну давайте теперь поподробнее поговорим про поход и про сам проект, в рамках которого этот поход осуществляется. Это проект под названием «800 лет славных побед» — фестивальная программа в рамках исторической реконструкции конного похода Александра Невского и его дружины. Этот поход наши современники на лошадях (я не знаю, в исторических ли костюмах — вот вы киваете, да) проводят реконструкцию конного похода Александра Невского и его дружины к месту Невской битвы. Расскажите, как пришла эта идея, из чего она выросла и в чем миссия таких проектов?

Протоиерей Игорь

— Последний вопрос, наверное, будет очень самый сложный и, наверное, самый интересный, ну вот здесь мы наверное с вами порассуждаем о миссии таких реконструкций. А с чего это все зародилось — когда был поднят вопрос о праздновании 800-летия, поднял его президент, Владимир Владимирович поднял, был издан указ, что вот в 21-м году праздновать 800 лет со дня рождения. Очень много было противников — я здесь не побоюсь оценочных суждений, что очень много. Потому что мы привыкли думать, что день рождения Александра Невского — это 20-й год, есть споры, 19-й или 20-й, и в житии написано 20-й. И, действительно, было очень много противников. Но один из академиков, В. А. Кучкин, который еще с конца 80-х годов стал продвигать идею, он, наверное, самый главный вот «Александра Невского вед», вот если так можно его назвать, очень интересный человек. В рамках, кстати, 800-летия он в нашем храме МГИМО проводил конференцию. Я сначала как-то не очень понял ее, вот когда мы ее готовили, но потом, когда я увидел состав участников, а после того, как услышал, что эти участники говорят, я, в общем-то, много что переосмыслил.

К. Мацан

— А например?

Протоиерей Игорь

— Ну, например, количество воинов, которое было у Александра Невского. Не было жарких дебатов по поводу его количества воинов, мы как-то судим и рядим, и многие ученые так говорят, что это был отряд из пятидесяти человек. Но вот Кучкин, он уверенно доказывает, что это было не менее двух тысяч человек, то есть это очень серьезный отряд.

К. Мацан

— Насколько я помню, потому что те воины, пятьдесят человек, историки показали, что это как бы руководители маленьких группок, то есть за ним, за каждым таким воином, шло примерно двадцать его помощников. Поэтому вот если понимать эти реалии, то цифры оказываются значительные.

Протоиерей Игорь

— Да, цифры оказываются значительные и, в общем-то, это не так просто. Вот у нас сейчас идет конный поход в двадцать человек, и то обеспечение этого похода это целая, знаете, морока — это там обоз, пропитание, всякие палатки и тому подобное. И то это благодаря там Министерству обороны у нас есть техника, которая вот следует за этими конниками. А тогда надо было все это тащить действительно какими-то обозами, через леса. И потом, извините меня, это северная все-таки сторона, там и болот уже много становится. Вот, допустим, сейчас наша группа на Валдае, и она стала подмерзать. Там уже заморозки спустились. Это все-таки севернее Москвы, там спустились заморозки, и это тоже оказалось проблемой. Может быть, не было, конечно, проблем для людей 800 лет назад, но вот это оказалось проблемой. Этот поход, он задумывался пять лет назад. Мы, правда, по наивности и по неопытности его хотели сделать гигантским — мы хотели сходить в Монголию, вот идти целый год, мы это все рассчитали, рассмотрели. Но, в общем-то, слава Богу, не получилось. Вот я просто говорю: слава Богу — это уже не как такая шутка, а вот просто настоящее благодарение Богу. То есть Господь, Он Промыслитель. Мы говорили, что хочешь рассмешить Бога — расскажи Ему о своих планах. Мы Ему рассказали, Он, видно, посмеялся и скорректировал так, как было бы лучше. Но эта корректировка, она была тоже не очень такой простой, потому что множество разных трудностей, согласований. Это не так просто сесть на лошадь и, в общем-то, проехать через пять субъектов Федерации. Везде надо согласовать, везде должен быть свой какой-то паспорт на лошадь и так далее, да. Лошади не все ходят столько километров. То есть за день лошадь может пройти, вот у нас рекорд — 75 километров вот они прошли как-то, два дня так шли.

К. Мацан

— Они шагом идут?

Протоиерей Игорь

— Да, естественно, шагом идут. Очень подготовленные спортсмены, естественно, это не все там добровольцы. Ну просто, думаю, радиослушатели, которые говорят: ой, я бы тоже принял бы участие. Я надеюсь, что в каком-то году, если у нас это все продолжится (пока что всем очень нравится, все хотят как-то это продолжать), мы сможет открыть такую запись на этот конный поход, что, мол, давайте, приезжайте с лошадьми и пойдем с вами туда-то. Надеюсь, что это тоже, в общем-то, будет. Но сейчас идут профессионалы, идут каскадеры, часть каскадеров идет, идут спортсмены, которые, там вот есть пять девушек, которые являются — я, честно говоря, даже вот не знаю, как этот вид конного спорта называется, то есть они соревнуются на время, на большие дистанции, заезд на лошадях — на 100 километров. Представляете, вот они на скорость едут там 100 километров, это же...

К. Мацан

— Как д’Артаньян за подвесками, скачут.

Протоиерей Игорь

— Ну, в общем-то, да, не жалея лошадей. Но здесь, я думаю, жалея лошадей. Потому что, если посмотреть, как они относятся к своим животным — ну это просто всех надо водить, чтобы так к людям относились, в общем-то. Это и средства для них, в общем-то, и в то же время колоссальная ответственность вот за этих животных. Просто молодцы. Когда мы согласовывали этот конный поход, то было оговорено множество нюансов с самими наездниками, какие мы должны были выполнить, вот именно для лошадей больше, чем вот для них самих. Они сами как-то спокойно, а вот для лошадей... И, знаете, это впечатляет, честно говоря, впечатляет. То есть задумка пять лет назад, хотели пойти в Монголию, сократили, в общем-то, до Новгорода. Но это тоже немало — все-таки 930 километров до Изборска мы пройдем. Это настоящее такое испытание. Мы несказанно благодарим, в общем-то, всех тех, кто оказал нам всяческое содействие в этом походе, и тех кто финансово, в общем-то, помог — это «Норникель», не будем здесь, в общем-то, так скрывать, и Андрей Анатольевич Турчак, который административную взял на себя такую ответственность за все происходящее. Ну и Министерство обороны, которое, в общем-то, нам помогло просто прямо несказанно. А команда, которая это все организовывала — ну это ваш покорный слуга и Михаил и Алина Грушины, которые всем этим, в общем-то, сорганизовали этот весь заезд. Их сейчас нет в студии, потому что они...

К. Мацан

— В седле.

Протоиерей Игорь

— Ну в другом немножечко седле, они не идут на лошадях, но непрестанно контроль, непрестанное участие их в этом процессе требует их присутствия там. То есть вот дома они оставили маленького человечка там, я так понимаю, с родственниками, да, Петра Михайловича Грушина, и организуют все эти, в общем-то, процессы.

К. Мацан

— Ну вот мы заговорили о миссии, и вы сказали, что вы вашими силами это организовывали, то есть вы полностью были вовлечены в организацию. Казалось бы, настоятель храма, священник — мы представляем, сколько у настоятеля храма разных дел, а теперь еще и это. Видимо, вы в этом видели какой-то важный смысл — заняться, организовать именно такой проект. Вот в чем эта миссия?

Протоиерей Игорь

— Чтобы немножечко понять наших предков и, может быть, как-то понять Александра Невского. Ведь ну да, духовная составляющая: не в силе Бог, а в правде — да, знал он Священное Писание. Да, горячо молился перед битвой, так что, в общем-то, сродники ему, Борис и Глеб явились, ну даже не ему, а в общем-то, его военачальнику, одному из военачальников — все это понятно. Но человек, он все-таки трехсоставен — дух, душа и тело. Вот из жития мы можем видеть духовные начала, можем видеть даже душевные какие-то устремления, то есть эмоции, и как он с ними справляется, куда он их направляет, на добро или на зло, на служение духовное или на служение плоти, эмоциям. А вот третью составляющую, физическую, да, вот материальную составляющую, мы даже себе представить не можем, что это такое. Но мы знаем, что, когда ты попадаешь в какие-то сложные ситуации, как ты себя начинаешь вести: кто-то начинает паниковать, кто-то начинает унывать, кто-то голову в песок зарывает, да, кто-то начинает ликовать и говорить: слава Богу, Господь посетил, трудности, и вот и вперед. Как ты на это отреагируешь? Как ты отреагируешь, когда у тебя там большое количество войска? И для нас было, конечно, не просто интересно, а важным посмотреть, а с какими трудностями они сталкивались, а как они это преодолевали? А вот если ты там не помолился, вот это по-другому идет процесс? Ну можно так сказать, это впервые такую историческую реконструкцию такого конного похода. Да, у нас похожий был поход на Париж сорганизован, но, значит, участники и организаторы честно признались, что все-таки большую часть все-таки они проехали на коновозах. То есть подъезжая к городу, они выгружались, садились и входили в города. Это тоже интересно на самом деле, это какое-то действие. Но у нас другое: может ли человек, столкнувшись с такими трудностями, остаться человеком. Вот это очень важный такой вот момент. Ведь и жизнь нас проверяет тоже в каких-то трудностях: ты попадешь в аварию — ты остаешься человеком тем же благодушным, которым тебя знает там полстраны или ты проявляешь себя с другой стороны? Вот здесь такой непраздный этот вопрос.

К. Мацан

— Мы вернемся к этому разговору, и на этот вопрос, надеюсь, вы еще очень подробнее нам дадите ответ, про то, как оставаться человеком и удается ли, после небольшой паузы. Я напомню, сегодня в программе «Светлый вечер» с нами и с вами протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО. У микрофона Константин Мацан. Не переключайтесь.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, еще раз здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона Константин Мацан. В гостях у нас сегодня протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО. Мы продолжаем говорить и о духовном облике этого святого, и о нас сегодняшних в свете этого святого, и о конном походе, которой, напомню, вот сейчас, в эти дни проходит. Он начался 21 августа в Переславле-Залесском, и наши современники, всадники на лошадях, в исторических костюмах реконструируют поход Александра Невского и его конной дружины к месту Невской битвы. И 12 сентября, в день памяти святого благоверного князя, это поход завершится в Изборске. И вот о смысле таких поступков, таких деяний, другого слова не подберу, мы говорим. И вы начали, отец Игорь, говорить о том, что важный вопрос: в условиях, приближенных к боевым, в полном слова, останется ли человек человеком добродушным, таким же как в обычной жизни нашей комфортной, в зоне комфорта. Вот участники похода какой являют в себе опыт ответа на этот вопрос?

Протоиерей Игорь

— Ну самый главный вопрос, который, в общем-то, вставал перед походом, когда мы делали это разные рекогносцировки этого похода, да и вообще, когда собирали — это коллектив, лидер, кто будет лидером. То есть нельзя просто собрать кучу единомышленников, да, и их куда-то, в общем-то, отправить. Значит, лидер должен действительно взять все в свои руки. Кто-то должен подчиниться, кто-то должен взять ответственность. Я думаю, что у нас это получилось. Естественно, какие-то разногласия, размолвки, в общем-то, были. С дисциплиной — участники разные, это не одна команда, участники разные и из разных регионов есть, и трудности, конечно, разные такие в этом плане возникают. Подчиниться очень сложно, иногда даже кому-то невозможно. Но у нас, слава Богу. никто не сошел с пути, как, в общем-то, были такие предположения, что если что, мы просто удаляем и все. Но никто не сошел с пути и все в этом плане хорошо. Я, знаете, я думаю, что сейчас кто-то, наверное, задумался, говорит: делать им нечего...

К. Мацан

— Может быть...

Протоиерей Игорь

— Да, делать им нечего, лучше бы эти средства, которые вот они затратили на все это, надо было пустить там на строительство больниц, поликлиник, детских садов, школ, помочь бедным и тому подобное. Но здесь я хочу как бы со спокойной совестью сказать, что, поверьте, вот я как настоятель храма, а вы как прихожанин храма Александра Невского при МГИМО, можете свидетельствовать, что все это у нас есть. Вот все это у нас есть, и мы не забываем ни в коем случае о благотворительности. Но есть еще один очень интересный признак для страны, когда страна становится империей, когда семья становится ну таким уже не просто местом совместного выживания, а когда она уже начинает рождать таланты, да, когда в общем-то, проходит какой-то путь, укореняется в каких-то устоях, может над собой работать. Мы видим, что, допустим, когда страна, держава большая, великая становится империей — когда начинает развиваться культура, искусство, да, когда вдруг рождаются просто прямо, знаете, такие, я тоже не пугаюсь этого слова, пачками композиторы, художники, да, там архитекторы, зарождаются новые стили — то есть то, без чего, казалось бы, человек вполне может жить. Он может пахать, он может сеять, да, и жить без музыки, жить без художества, жить без эстетического какого-то, казалось бы, воспитания. На самом деле не совсем может, потому что человек творится Богом для сорадования, а радость, она присуща красоте, да. Даже есть, сейчас вот один из наших клириков в храме защищает кандидатскую работу о красоте — это такая очень интересная, по Василию Великому, очень интересная такая кандидатская работа будет. Можно как-то о ней даже поговорить отдельно с этим, в общем-то, клириком. И считаю, что наше это, казалось бы, странное деяние оно, наверное, свидетельствует о том, что наша страна после 90-х годов уже как-то постепенно начинает опять приобретать очертания империи, опять начинает вот рождать каких-то талантов. Причем, вот мне кажется, вот во всем. И не искусственно на самом деле. Я думаю, что в 90-е года мы бы не нашли людей, которые бы так вот взяли бы отпуска у себя на работе. То есть я говорю: они профессиональные, но у них у всех есть своя работа. И они в свои отпуска (причем у нас несколько раз переносилась дата выезда из-за пандемии — то в одном регионе закрыто, то в другом закрыто, были разные сложности, проблемы, наконец нам дали добро), и они несколько раз переносили свои отпуска, то есть за свой счет люди, в общем-то, там едут в это путешествие. Смысл, вот конкретно сказать, что вот смысл этого похода в том-то и в том-то — мне кажется, это было бы очень примитивно. Потому что настоящий смысл, он всегда открывается опосля, как говорят, потом. И сейчас мы совершаем какое-то действие, нам кажется, оно направлено именно в таком русле, а через некоторое время после завершения его уже мы увидим, что оно откроется совершенно в другом направлении. В каком — мы обязательно будем докладывать нашим радиослушателям об этом. Если, естественно, откроется.

К. Мацан

— Ну вот в этом смысле интересный вопрос, меня очень заинтересовало то, что вы сказали: люди, которые за свой счет берут отпуска — то есть люди как-то для себя видят смысл. И я ставлю себя на место этих людей, думаю: а вот в чем могла бы быть мотивация? Может быть, как-то послужить, какое-то совершить деяние, что-то от себя отдать — время потратить, не знаю, силы вот не на себя, а для чего-то большего, чем ты. При этом мы часто под этим словом «служение» имеем в виду какие-то самые такие очевидные острые нужды ближних. Там хочешь послужить — вот хоспис, больница, обездоленные, дети, денег дай — такая прямая помощь. Ни в коем случае не отменяя важность и даже не ставя под сомнение, безусловно, даже, наверное, об этом излишне говорить, важность таких акций, вы сейчас рассказываете о какой-то другой форме служения. Вот есть ли в этом смысле, ну не знаю, какая-то здесь проблема. Может быть, мы, ну не знаю, как сказать, зря сосредотачиваем внимание только на таких самых прямых формах помощи ближним, какого-то самопожертвования, в чем-то иногда, ну обесценивая, даже скажу так, другие формы, как, например, конный поход. Что вы об этом думаете?

Протоиерей Игорь

— Да, здесь я с вами абсолютно согласен. Значит, и того нельзя оставлять, и этого не надо забывать. Вот так обесценить на самом деле мы можем абсолютно все что угодно. Вот мы с вами сидим здесь сейчас, в студии, а лучше бы было взять тряпку и пойти к соседке помыть полы. Да нет, и в студии надо сидеть, и к соседке, к лежачей бабушке сходить, помыть полы тоже, в общем-то, надо и необходимо. Вы знаете, у нас был очень интересный случай, когда мы же проходим, вышли из Переславля, пришли в город Дмитров, в Торжок пришли, сейчас вот на Валдай пришли. И вот когда были в Торжке, каждый приход, он ознаменовывается какой-то культурной программой. И есть выступление коллективов народных, ну вот такая, что сейчас принято называть, движуха какая-то — стоит сцена, там музыка, ведущие очень замечательные, идет рассказ о нашей там былой старине — то есть такие вдохновляющие, очень патриотические вещи какие-то происходят. И результатом это было, когда собрались уже уходить, мне рассказывали очень интересную вещь, что две девушки, они так подбежали такие, с горящими глазами, вдохновленные такие, говорят: вы знаете, мы не знаем, кто вы такие, заберите нас с собой.

К. Мацан

— Потрясающе.

Протоиерей Игорь

— Такой интересный момент. Вот, казалось бы, что это значит — выдернуть человека из его серой, обыденной, в общем-то, жизни — это тоже очень важно. Открыть человеку какую-то другую перспективу, возможность, взор на жизнь — это вообще прекрасно. Ведь на самом деле и благотворительность, как ни странно, может стать рутиной для тебя. Ты можешь на этом фоне приесться, ты можешь уже как бы выработать то, ради чего ты это делал. Ты можешь уже нищему бросать деньги и говорить: на, купи себе чего-нибудь, — и повредить себе этой благотворительностью. Вот здесь должны мы прекрасно понимать, что все-таки настоящая благотворительность, настоящее милосердие — это не только поднести стакан воды, это не только посетить в тюрьме, это дать человеку надежду, надежду на новую какую-то, в общем-то, жизнь. А если ты дашь возможность для новой жизни, вдохновишь его чем-то, то, конечно, я думаю, это несказанная польза. Ну этот конный поход проходит, в общем-то, под покровительством, если так можно выразиться, да, и, естественно, при организация Русской Православной Церкви. То есть это все прекрасно знают, понимают. И это тоже один из способов достучаться, сказать что-то о Христе. То есть, когда мы говорим, что вот Христос, вот здесь, и указываем, в общем-то, место, где есть Христос — это может не каждого, в общем-то, заинтересовать. А когда мы показываем, что в Церкви разные есть формы проявления внимания к человеку со стороны Христа, то это, в общем-то, иногда цепляет. Вот как эти две девушки говорят: мы не знаем, кто вы, но возьмите нас с собой. В общем-то, да это тоже такой интересный аспект.

К. Мацан

— Протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Вот как раз к этой теме, на которой мы остановились, я очень хотел бы обратиться. В том смысле, что Александр Невский святой и одновременно военный, государственный деятель, человек, о котором мы все узнаем в школе из учебников истории, и человек, славный своими ратными подвигами. И мы сегодня часто вообще в общественном пространстве слышим много хорошего, позитивного о ратных подвигах наших предков, это стало таким уже каким-то часто звучащим сюжетом, с этим связывается какой-то такой облик нашего государства, такой патриотизм, кто-то скажет, казенный патриотизм, но это уже такое оценочное суждение. Но вот «гром победы, раздавайся», у нас сейчас такого контента, скажем так, много. И, с одной стороны, вроде бы получается, что и Церковь здесь рядышком, потому что вот святой Александр Невский, вот герой ратных побед тоже, за империю. С другой стороны, есть у многих представление о Церкви, о христианстве как о религии в каком-то смысле тихого, доброго милосердия, внутреннего делания, внутренней тишины, чего-то вот не бравурного и не ратного. И есть ли в этом смысле в Александре Невском вот такие черты? Есть ли тот Александр Невский, которого, может быть, мы (вот «мы» — я имею в виду обывателя в безобидном смысле слова, который не читали, не перечитывали жития, не молились) вот не замечаем? Только ли про победы и ратные подвиги даже образ святого Александра Невского или про что-то еще?

Протоиерей Игорь

— Всегда, когда мы говорим о вот о таких вещах, да, вот что мы не замечаем, мы можем очень часто не заметить очень важного. Совершенно недавно мы здесь беседовали тоже со одним спикером, можно так назвать, и радио «Вера», и очень часто его приглашают на другие радио, с Алексеем Захаровым, директором SuperJob, и он очень интересно открыл мне одну из сторон чуда схождения Благодатного огня. Он три раза был на этом схождении Благодатного огня. Естественно, не подвергая никакому сомнению, он вдруг обратил внимание на то, что, говорит, но для меня настоящее чудо — это то, что вот в храме Гроба Господня, очень плотно насаженном людьми в этот момент, которые уже целые сутки там стоят, не происходит пожаров. Говорит, пламя, которое я видел, оно жжется, от него, говорит, можно сгореть. Но от него бороды не сгорают, платки из искусственных тканей, говорит, не воспламеняются. Говорит, люди с этими пучками по 33 свечи, причем не по одному пучку, а иногда, говорит, есть люди, которые связывают 33 по 33, говорит, в такие пучки, просто вы не видите — это пламя, говорит, столп огненный, говорит, стоит, и никогда за всю историю не было никаких смертей, пожаров и так далее и тому подобное. Представьте, что это произойдет в вагоне метро — это все, говорит, это смерть половине вагона сразу. Или где-нибудь там в переходе — у каждого по 33 свечи, да, там по два пучка в каждой руке, говорит, вот все зажгли эти свечи — это мгновенная смерть. То есть я о чем хочу сказать? Мы не видим каких-то таких чудес, да, вот за чем-то очень важным. И вы подняли крайне важный вопрос. Вот когда вы задавали его, мне почему-то вспомнился Константин Великий или князь Владимир, родственник, прапрадед Александра Невского. Константин Великий, он до смерти не принимал крещения. Был христианином, но крещения не принимал. Когда ему задавали вопрос, а почему вы не креститесь, он говорит: я правитель, я должен участвовать в интригах...

К. Мацан

— И в войнах.

Протоиерей Игорь

— В войнах, в интригах, говорит, но он там про интриги, в общем-то, говорил на самом деле. Это, говорит, не будет соответствовать моему внутреннему христианскому настрою. Князь Владимир, когда принял христианство, когда крестился, он повел свою политику так, что его даже уговаривали, и церковные люди уговаривали, епископы уговаривали, чтобы он вернулся к правлению, прежнему правлению Русью, что нельзя, в общем-то, у нас в житие написано, что он там перестал сажать, значит, всех остальных, но он просто выпускал вожжи из своих рук и, по большому счету, просили вернуться. А в Александре Невском, как замечательно сказал один из историков, очень любимых и почитаемых лично мною, вот лично был, имел счастье с ним быть знакомым, Владимир Махнач, это первый русский человек, в котором так очень интересно сочеталась и власть, и христианство, и дипломатия, и христианство, и воин, и христианин. И он смог вот так мудро это все сочетать, что не покривить ни своей душой, ни своим сердцем. Вот для меня это, конечно, уникальность Александра Невского. Вот мы должны прекрасно понимать, что когда в тебе живет Христос, Он начинает тебя переворачивать полностью. Вот я как-то говорил уже в этой студии об одной нашей прихожанке, которая пришла как-то и возмущено, гневно говорила: батюшка, почему я верующая? Ну за что мне это? Вот все мои родственники, все мои друзья — неверующие, они все там ходят в театры, там Великим постом, да, они там не постятся, они там еще что-то, а меня тянет в храм, меня тянет на молитву. Говорит: за что мне это, почему я такая вот особая? Когда в тебе живет Христос, Он начинает тебя переворачивать. Когда ты верующий человек, это значит, пришел к тебе Христос. Когда ты идешь ко Христу, ты религиозный человек, Александр Невский, видно, был верующим человеком, он серьезно боролся с собой. Серьезно боролся с собой. И эта борьба, она, в общем-то, через житие проходит такой красной нитью.

К. Мацан

— А в чем она выражается?

Протоиерей Игорь

— Ну я уже говорил, что по житию, вот если вы так прочитаете, повесть о житии, о которой мы говорим, там виден характер Александра Невского. Он очень вспыльчивый был человек, как мне кажется, но умел выше этой вспыльчивости все-таки поставить нужду ближнего человека. То есть вот как говорят: первая реакция — вспыхнул, да, шашкой помахал, направо-налево. Смотришь там — дети, жена, там все полегли, в общем-то, да. А здесь, в общем-то, совсем другой подход. Подход в том, что он умел с собой справиться в этом состоянии. Да, так что вот я считаю, это один из главных таких моментов в Александре Невском.

К. Мацан

— А в Москве появился памятник святому благоверному князю Александру Невскому. Мы помним недавние дискуссии о памятнике на Лубянской площади, не будем к нему возвращаться. Но вот без шумихи, без излишних нервов, без того, чтобы люди переругались, ну насколько я могу судить, в каком-то смысле, в хорошем смысле, тихо и спокойно появился памятник рядом с вашим храмом. И открывали памятник на самом высоком уровне — министр иностранных дел Серей Лавров, ректор МГИМО, Анатолий Васильевич Торкунов и много других достойных мужей. На памятнике написано: «Святому благоверному князю Александру Невскому от благодарных потомков». Вот как вам кажется, а за что мы должны быть благодарны святому князю?

Протоиерей Игорь

— Ну я уже сказал. Просто я не сказал, что мы за это должны быть благодарны, Владимир Махнач назвал Александра Невского первым русским человеком. До этого были славяне разрозненные, да, а вот первый русский человек. Я считаю, что вот за это мы, в общем-то, и должны быть ему благодарны. Мы должны быть ему благодарны, что государство Русь — это все-таки его завоевание. Если князь Владимир начал собирание земель русских, да то, в общем-то, при Александре Невском это уже сформировавшееся государство. Он уже, можно так сказать, завершает вот это формирование. И в будущем территория будет расти еще и при других, в общем-то, правителях Руси, но она уже будет увеличиваться. А вот, скажем так, какая должна быть Русь, формируется при Александре Невском, идеология формируется Руси при Александре Невском или, мы скажем так, завершается формирование этой идеологии. Все-таки Русь христианская — это уже неотъемлемая черта, мы уже смело можем говорить, —начиная с Александра Невского. Его сродник, Даниил Галицкий, попытался, в общем-то, прибегнуть к помощи Запада, но, в общем-то, так и ничего и не получилось, и до сих пор Галиция, она страдает, в общем-то, от этого. А у нас совершенно другое состояние. Причем, кстати, обратите внимание, во времена Александра Невского только Русь оставалась более-менее свободной, благодаря Александру Невскому. С востока это татаро-монголы, которые, в общем-то, все порабощали. Константинополь в 1206 году, да, пал, можно так сказать, из-за крестоносцев, то есть запад захватывает эти области. И только Русь, благодаря Александру Невскому, остается свободной. Почти 23 года на Руси не было никаких нашествий, никаких благодаря Александру Невскому. Три раза он ездил в Орду, третий раз, кто-то считает, что неудачно съездил, его там отравили. Но это уже были там между Каракорумом и Сараем свои, в общем-то, разборки. Вот считали, что Александр Невский это вот сараевский такой человек, его вот и отравили, кто-то говорит, просто заболел. Ну Господь все знает, и мы это тоже узнаем в свое, в общем-то, время, когда предстанем перед Богом, наверное. Правда, думаю, нам это уже неинтересно будет, потому что там будет Христос. Так что вот благодарить за Александра Невского есть за что. И посмотрите, очень интересно, ведь его в пример ставят во все времена — в царское время, в советское время, во времена современной России — он все равно остается примером. Назову смело: идеалом для верующего человека. Кто бы что бы о нем ни говорил. Есть противники, историки с мировыми именами есть, вот его не воспринимают и так далее. И это хорошо. Значит, он такая фигура, которая волнует людей, которая, в общем-то, дает им возможность его ненавидеть, любить — это могут только живые люди. Значит, это не просто икона, вот которую ты можешь, скажем так, она тебе может нравиться, не нравиться, а это живой человек до сих пор, который вызывает такие чувства, ненависть и любовь.

К. Мацан

— Ну вот лучших слов для завершения нашего разговора, наверное, не найти. Спасибо огромное за эту беседу. Я напомню, мы сегодня говорили о замечательной акции — о конном походе, о реконструкции конного похода Александра Невского и его дружины к месту Невской битвы. А наши соотечественники сейчас, в эти дни, идут этим конным походом по маршруту следования дружины Александра Невского, и вот 12 сентября этот поход завершится в Изборске. А у нас в гостях сегодня был протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО. Спасибо огромное за эту беседу об Александре Невском и, что тоже очень важно, о нас в свете этого святого.

Протоиерей Игорь

— Спасибо и вам, дорогой Константин. Потому что, когда я шел на программу, я боялся, что мы начнем опять говорить о каких-то исторических вот вещах, событиях и тому подобное. Думаю, об этом лучше все-таки говорить с историками. А вы повели разговор так, что мы попытались заглянуть в суть происходящих событий или нами празднуемых событий, то есть в такую духовную составляющую Александра Невского.

К. Мацан

— Спасибо. Ну поэтому мы радио «Вера». До свидания. У микрофона был Константин Мацан. До новых встреч на волнах радио «Вера».

Протоиерей Игорь

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Чтение дня
Чтение дня

Также рекомендуем