Москва - 100,9 FM

Священники Алексий и Сергий Мечёвы

* Поделиться
Священник Сергий Мечёв. Во время исповеди. Конец 1920-х

История любой семьи складывается из традиций. Они могут быть простыми, вроде общих сборов по праздникам. А могут касаться сложных вопросов: например, воспитания детей. Или сохранения династии. В семье священника Алексия Мечёва эти сложные вопросы решались просто. И полюбовно.

Алексей Мечёв родился во второй половине XIX века в семье регента хора. Родители определили сына в Московскую духовную семинарию. Сам же он мечтал стать врачом. Но мама Алёши видела, что её тихий, миролюбивый мальчик для профессии медика не годится, и умоляла сына стать священником. Алексей послушался и никогда не пожалел об этом несмотря на то, что первые годы его службы были тяжёлыми.

Алексий Мечёв
Священник Алексий Мечёв

Приняв сан священника, отец Алексий пришёл в маленькую Николаевскую церковь на улице Маросейка. По соседству находились большие храмы. Верующие предпочитали ходить туда. Восемь лет священник ежедневно служил литургию в пустой церкви. Но постепенно сумел расположить к себе людей. На Маросейку потянулись богомольцы. Батюшка всех встречал приветливо и с любовью. Говорил: «Священник должен принадлежать народу, приходите и берите всё, чем я богат». Отец Алексий обладал даром сочувствия и всегда разделял чужое горе. Главными для него были слова «прощать» и «помогать». При церкви отец Алексий открыл церковно-приходскую школу, а потом приют для сирот.

Вокруг храма на Маросейке всегда толпился народ. Многие, приходя сюда впервые, оставались с отцом Алексием навсегда. Так образовалась Маросейская община, помогавшая больным, нищим, учащимся. Она напоминала большую христианскую семью, где нет чужих, а все свои, и главное — все вместе. Так легче преодолевать превратности судьбы. И не удивительно, что после революции прихожан у отца Алексия стало ещё больше. Люди, потерявшие почву под ногами, шли к нему за помощью.

Один раз в храм ворвались комсомольцы. Они явились «бить священника». Но не то, что бить не стали, но даже присоединились к молитве, потрясённые тем, что сказал им отец Алексий. А он всего-то добрым словом помянул родителей этих комсомольцев. Батюшку дважды вызывали на допрос и дважды отпускали. В последний раз потому, что видели — отец Алексий тяжело болен. Предчувствуя скорую кончину, он передал заботу о церкви и прихожанах своему сыну Сергею.

Сергей с детства помогал отцу в церкви. Священник мечтал, что сын пойдёт по его стопам. Но история семьи повторялась удивительным образом: Сергей хотел быть врачом, поступил в университет. Отец Алексий не давил на сына авторитетом, считал, что Сергей определится сам. Так и получилось. Очень скоро юноша понял, что медицина не его призвание. Когда началась Первая мировая война, Сергей ушёл на фронт братом милосердия. А вернувшись домой, принял сан священника. Конечно, его сравнивали с отцом. Находили, что сын намного строже, у него строгий нрав, но что он, так же как его батюшка, честен и добр. Прихожане полюбили отца Сергия. А новые власти поторопились арестовать. Вернувшись из тюрьмы, он продолжал служить в храме и руководил Маросейской общиной вплоть до своего ареста в 1929 году. Из ссылки священник писал своим прихожанам: «Особые скорби, небывалые напасти — удел наших дней. В покаянном преодолении их — смысл нашей жизни».

Напастей и преодолений оказалось гораздо больше, чем может выдержать человек. Отец Сергий выдержал. Его арестовывали без конца. Едва успевала закончиться одна ссылка, тут же начиналась другая. Лагерный труд подорвал здоровье отца Сергия. Но сильней физических страданий были страдания души. Священник молился о том, чтобы никто из его родных или духовных детей не пострадал из-за него. В последний раз отца Сергия арестовали в начале Великой Отечественной войны. Спустя полгода его расстреляли.

В 21 веке отец и сын Мечёвы были причислены Русской Православной Церковью к лику святых. История священников Алексия и Сергия почти восемьдесят лет передаётся из уст в уста. Уже не осталось людей, лично знавших «маросейских пастырей» — так в Москве называли Мечёвых. Но об отце, который передал дело своей жизни сыну, и о сыне, который пожертвовал собой, но не предал дело отца, люди помнят по сей день.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Мудрость Святой Горы
Мудрость Святой Горы
В программе представлены короткие высказывания монахов-подвижников Святой Горы Афон о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем