Москва - 100,9 FM

Светлый вечер с Олегом Нестеровым (16.11.2016)

* Поделиться

Олег НестеровВ гостях у программы "Светлый вечер" был музыкант, лидер группы Мегаполис, писатель, продюсер, глава рекорд-лейбла "Снигири-музыка" Олег Нестеров.

Разговор шел о новом альбоме группы Мегаполис "Zerolines", о книге Олега Нестерова "Небесный Стокгольм", о спектакле "Из жизни планет".

 

 

 


А. Пичугин

- И здесь в студии Светлого радио приветствуем вас мы – Лиза Горская.

Е. Горская

- Алексей Пичугин.

А. Пичугин

- С удовольствием представляем гостя, этот ближайший час вместе с вами и с нами проведет Олег Нестеров, музыкант, лидер группы «Мегаполис», глава рекорд лейбла «Снегири», продюсер, писатель, здравствуйте!

О. Нестеров

- Здравствуйте, Алексей, здравствуйте, Лиза.

А. Пичугин

- У нас несколько тем очень приятных, о которых мы хотели сегодня поговорить, это все выходы чего-то нового у Олега Нестерова, у группы «Мегаполис». Ну, во-первых, в самое ближайшее время, буквально на днях, группа Мегаполис представит свой новый альбом «Zerolines» называется.

О. Нестеров

- Да, «Zerolines» называется, новый альбом, я бы даже сказал, это новый проект, это альбом, концерт в планетарии 22 числа.

Е. Горская

- В планетарии.

О. Нестеров

- Мы будем использовать звездное небо, купленные проекции, различные чудеса мультимедии и так далее.

А. Пичугин

- Здорово.

О. Нестеров

- Почему это не альбом, а проект, потому что у «Мегаполиса» сейчас началась эра проектов: «Из жизни планет», «Супертанго» был последним альбомом «Мегаполиса», начались проекты.

А. Пичугин

- Но это все равно «Мегаполис»?

О. Нестеров

- Это все равно «Мегаполис».

А. Пичугин

- Это не сольный Олег Нестеров?

О. Нестеров

- Нет.

А. Пичугин

- ТО есть поклонники могут не волноваться.

О. Нестеров

- Знаете, это такая история, это приквел. Есть вот, например, «Звездные войны», был эпизод первый, второй, четвертый, а потом раз – ноль, нулевой эпизод, приквел, модная практика в кино. На самом деле, «Zerolines» это невыдуманный приквел в истории «Мегаполиса». Ситуация такая, кто нас полюбил в 21 веке с «Супертанго» или тем более с «Жизнью планет», тому очень просто, вот есть артисты, вот они играют такую музыку – отлично. Но те, кто нас знал еще по «Карл Маркс Штаду» и по «Голубым яйцам дрозда» очень сложно было через 14 лет, вообще, понимать, как это, что же там было в эти 14 лет, почему это был шимпанзе, а потом человек, где вот это прерванное звено эволюции, как ученые ищут, не могут найти. Для тех…но еще есть люди, которые нас ненавидели по старому «Мегаполису», а тут, вдруг, искренне полюбили, есть и такие.

Е. Горская

- Откуда вы знаете?

О. Нестеров

- Да, я просто с ними встречаюсь. Они подходят и говорят: «Вы знаете, я вас никогда не любил, но сейчас то, что вы делаете, спасибо вам большое!». И собственно «Zerolines» - это, действительно, прерванное звено эволюции, проект, рожденный на рубеже тысячелетий. Мы долгое время, с конца 80-ых практиковали интуитивное музыкальное погружение – это когда мы садились в кружок и начинали играть то, что в голову придет. Играли, играли, первые два года это было совершенно нерезультативно, мы играли всю сыгранную музыку мира, скучно, вторично и так далее, а потом, вдруг, стали, бур до вот этих слоев с хрустальной водой стал дотягиваться, и, в общем, стала приходить музыка, которую мы не могли воспроизвести, потому как играли-то, в общем-то, не мы, а тысячелетние музыканты, которые находятся внутри нас, и мы были в каком-то… потом мы научились ее воспроизводить, и, в общем, во многом «Мегаполис» сформирован вот этими интуитивными погружениями. Песня «Звездочка», например, это 45-ти минутный сейшн, из которого мы сделали 4-ех минутный такой экстракт в 12 частях.

А. Пичугин

- А 45-ти минутный?

О. Нестеров

- Это исходник, мы просто играли и даже слова приходили, образы война приходили, который веселится на пепелище, просто играем 45 минут.

А. Пичугин

- Это импровизация?

О. Нестеров

- Да, тема, входит там, выходит там как-то, мы просто взяли и чуть-чуть подрасшифровали, и практиковали и дальше, и дальше, а «Zerolines» - это, собственно, тот момент, когда я работаю в офисе, у меня уже «Снегири», я продюсирую «Машу и медведей», Найка Борозова, «Ундервуд», я просто прибегаю вечерами в студию, вот как испить воды, мы садимся в кружок и продолжаем музицировать, час, два и так далее. Таким образом у нас набралось часов 70 музыки, которую не нужно переигрывать, потому что мы записывали на многоканальный магнитофон, то есть ее нужно было просто взять, где-то подрезать, перепеть, то есть везде перепеть, где-то все было со словами, где-то слова подразумевались, и мы взяли в конце концов 6 композиций, и они были настолько для нас удивительны и прекрасны, как в фильме «Любовники Марии», молодой человек никак не мог… женщина там была настолько прекрасна, что он не мог… он просто ей любовался и все. То есть мы любовались своей музыкой, потому что она была сыграна тысячелетними музыкантами, настолько прекрасно, что мы не понимали, что ее нужно было немного доинкрустировать, вместо ритм-машинки – барабаны, и мне спеть, но я еще не был как певец тысячелетним, и мы стали как-то медленно искать и за 10 лет мы нашли барабанщика тысячелетнего, который сыграл это все, и я, спев «Супертанго» тоже начал впускать тысячелетнего музыканта.

А. Пичугин

- Для меня как раз новый «Мегаполис» начался тогда, когда я услышал «Супертанго», я не знал, что с вами происходило.

О. Нестеров

- Я про это и говорю, это вот тот рубеж. Открою вам секрет, Алексей, что сама композиция «Супертанго» она выпрыгнула из «Zerolines» , это был очередной фрагмент, вот все финальное соло «Супертанго», оно просто переиграно, там из 19 куплетов мы взяли три, и чуть-чуть дорасшифровывали, моя тема, которую я сыграл, переиграна гитаристом, то есть «Супертанго» - это просто часть материала впрыгнула из «Zerolines», а « Из жизни планет» просто инициирована вот этим интуитивным подходом, когда тема еще не успевала закостенеть, мы ее старались не выучить наизусть, не дать ей форму, чтобы в студии музыка получала ту степень свободы, то есть еще не воплотившись до конца, чтобы она воплощалась в момент прихода, когда мы записываем ее в студии. Это самое точное, самое лучшее, вот собственно поэтому это приквел, поэтому это нулевой эпизод, мы честно и откровенно об этом говорим.

А. Пичугин

- Ну, пока, я думаю, мы сегодня послушаем некоторые вещи из нового альбома, но пока это, наверное, загадка для слушателя, даже если они знакомы с «Супертанго», знакомы с проектом «Из жизни планет», все равно я уверяю, что в «Zerolines» можно найти что-то новое абсолютно.

О. Нестеров

- Ну, смотри, давайте для начала заведем стартовую композицию альбома «Zerolines» «В Восточной Европе».

А. Пичугин

- Да, давайте послушаем песню «В Восточной Европе», она и открывает саму пластинку «Zerolines», да?

О. Нестеров

- Да.

Звучит песня «О Восточной Европе»

А. Пичугин

- Напомню, что эта песня с новой пластинки «В Восточной Европе», а пластинка называется «Zerolines». У нас в студии Олег Нестеров, лидер «Мегаполиса», презентует этот проект, представляет. Давайте сразу напомним слушателям, где они могут этот, во-первых, альбом приобрести, и ваш концерт тоже послушать.

О. Нестеров

- Ну, приобрести его лучше всего в сети, залезть в магазин Айтюнс и скачать себе во всякие гаджеты.

А. Пичугин

- Если они поддерживают эту систему.

О. Нестеров

- Да, если они поддерживают эту систему или просто скачать нечестным образом Вконтакте, пожалуйста.

А. Пичугин

- Группа «Мегаполис» не протестует.

Е. Горская

- Мнение редакции может не совпадать с мнением Олега Нестерова.

О. Нестеров

- Нет, вы знаете, это же есть экономика дара, и современные музыканты, я сейчас немного отвлекусь, должны эту экономику дара приветствовать. Человек, который приходит в храм, должен для себя очень важный момент прояснять, посещение ему помогает и что-то в нем меняется, и он оставляет пожертвование, и билеты туда не продаются. Когда человек слушает альбом или приходит на концерт иногда происходят подобные вещи, он получает что-то очень важное для себя, для своей жизни, для своего мировоззрения, и все мы понимаем, как сказал Геннадий Федорович Шпаликов: «По белому снегу я палкой вожу, Стихи - они с неба, я перевожу». все, так называемые, творцы, художники творцами не являются, это, в общем, такие медиаторы, приемники, которые настроены. Любой честный человек, честный художник скажет: «Я не знаю, как это, я просто впускаю тему», и поэтому, не совсем честно, конечно, честнее, когда тебе важно, чтобы человек, который впускает подобного рода произведения, продолжал этим заниматься, и имел возможность это делать, и ты оставляешь ему пожертвование, собственно, это экономика дара, которая, я надеюсь, в музыке рано или поздно осуществится, это уже началось давно, и это произойдет. Возвращаясь, где можно увидеть- это московский планетарий, 22 ноября, и музей современного искусства Er Arte в Питере 3 декабря, собственно, если кому-то не хватит билетов в маленький зал планетария, можно сесть на сапсан и поехать в Питер.

А. Пичугин

- У меня такое чувство возникает последнее время, что интеллигентная музыка, которую исполняли в свое время в последние годы в том числе в Политехническом музее, и вы там выступали, она вся перекочевала в связи с реконструкцией политеха в планетарий. Потому что у меня знакомые, старая московская группа, «Оптимальный вариант» там презентовала, свой новый проект тоже, с участием вот этого космического пространства в зале.

О. Нестеров

- Там удивительные люди работают, там все по-хорошему и по-настоящему. Мы благодарны планетарию.

А. Пичугин

- Вот именно в том виде, в котором он сейчас открылся заново?

О. Нестеров

- Да. Именно в том виде, и мы используем все его возможности, каждая наша композиция будет сопровождаться мультимедией, об этом я подробно не буду говорить, лучше один раз увидеть

Е. Горская

- А я все-таки хотела спросить, что еще ваш проект включает?

О. Нестеров

- А еще наш проект включает кроме музыки?

Е. Горская

- Да, потому что это не альбом, а проект.

О. Нестеров

- Это проект. Но, вы знаете, он включает такие базовые вещи, почему это проект. Это новый проект «Мегаполиса», я просто думаю, что он будет развиваться дальше параллельно с «Мегаполисом», потому что его музыка, Алексей, согласитесь, и Лиза, немного отличается от музыки «Мегаполиса» в том плане, что это музыка с низким горизонтом события.

А. Пичугин

- Да, она очень фотографична.

О. Нестеров

- Она фотографична, она имеет ландшафтную природу, где почти везде больше говорю, чем пою.

Е. Горская

- Извините, что перебиваю, мы с Алексеем в машине сейчас как раз слушали, Алексей сказал, что она очень фотографична, а мне показалось, что она очень кинематографична все-таки.

О. Нестеров

- Камера обследует, медленно обследует окружающее пространство.

Е. Горская

- но при этом не статична.

О. Нестеров

- Нет, совершенно не статична.

А. Пичугин

- но там идет раскадровка, и когда момент про «низкое небо и не летите гуси-лебеди», ну это из одно из композиций этого альбома, это я для слушателей говорю, все время возникают такие образы именно раскадровки.

Е. Горская

- Да, нет.

А. Пичугин

- Это вот видите мнения уже разные у каждого слушателя.

О. Нестеров

- У каждого в голове возникает что-то, но собственно долгое время этот проект «Мегаполисом» не был, при всем при том. Мы отдельно к нему относились и называли его, сначала было рабочее название «Zerolines», потом оно стало не рабочим, я могу в двух словах объяснить почему.

А. Пичугин

- Да, объясните, пожалуйста.

О. Нестеров

- Нулевая линия – собственно красота и сущее живет на самой медленной в мире волне, то есть человек воспринимает эту волну, как прямую линию, потому как она очень медленная. Поэтому многие вещи для человека необъяснимы в окружающем мире, мир имеет волновую природу, и красота заряжает наши внутренние батарейки, то есть как аккумуляторы, и если у нас разряжен аккумулятор, нам очень сложно приходится, у нас многое не получается, это и это, в общем. Когда мы заряжены, все в нашей жизни происходит, и, в общем, можно черпать красоту из окружающего мира, наблюдая голубя, море, закат, но мы живем на очень короткой волне, как правило, это очень суетливая, короткая волна, такой тремор, и задача искусства и музыки в частности – это замедлять человека, чтобы он видел голубя. Хороший фильм посмотрел – голубя неделю видишь, красоту из окружающего мира, которая разлита, получаешь, и ты сильный, у тебя все получается. Собственно, и музыка, сыгранная тысячелетними музыкантами, понимаете, это же сыграно было в 99-ом, в 2001 году, но это очень современно звучит, не скажешь, что это сыграно 15 лет назад за счет того, что это интуитивная музыка, у нее нет в общепринятом смысле, аранжировщика, автора, это живой кадр, хроника, очень красивая хроника. Музыка, как говорят, это тень Бога, Бога нельзя не представить, не увидеть, ничего, а через музыку мы можем хоть как-то приблизиться, это что касается названия «Zerolines» - нулевые линии, и, в общем, мы по-честному так наш проект и назвали, поэтому это не альбом, Лиза, поэтому это проект.

А. Пичугин

- А если этот проект будет развиваться самостоятельно, отдельно от «Мегаполиса», как вы говорите, то что будет с «Мегаполисом» тогда, что будет в рамках «Мегаполиса»?

О. Нестеров

- Вы знаете, мы уже сделали несколько пробных сессий, мы их даже не записывали, музыка, которая у нас на пороге, она нас очень удивляется, очень вдохновляет и она ни на что предыдущее не похожа, поэтому…

А. Пичугин

- Это пока задел?

О. Нестеров

- Да, это пока задел.

А. Пичугин

- Хорошо, мы подвесим тогда пока эту тему, будем ждать с новым «Мегаполисом», с тем, что это будет, это же очень интересно.

О. Нестеров

- Да.

А. Пичугин

- Самое время, наверное, прежде чем мы поговорим о проекте «Из жизни планет», у которого у вас сейчас новый поворот в жизни этого проекта, об этом мы чуть попозже, буквально через несколько минут, а пока пусть прозвучит песня из этого проекта.

О. Нестеров

- Давайте, пусть прозвучит «Джипси 70», песня из неснятого фильма Геннадия Федоровича Шпаликова «Прыг-скок, обвалился потолок».

Звучит песня «Джипси 70»

А. Пичугин

- Олег Нестеров, группа «Мегаполис», это проект «Из жизни планет», песня из неснятого фильма, как Олег объяснил сейчас, Геннадия Шпаликова «Прыг-скок, обвалился потолок». Мы сейчас, наверное, немного поговорим про этот проект, потому что сейчас такой поворот в его жизни, собираются деньги, как сейчас модно это слово – краундайндинг, и с помощью краундфайндинга, то есть всем миром, собираются деньги на видео версию спектакля «Из жизни планет».

О. Нестеров

- Кстати, о технологии, об экономике дара, может быть, для начла пару слов для тех, кто не знает об этом проекте, это музыкальное посвящение неснятым фильмам 60-ых, мы открыли удивительный феномен, прерванную эволюцию, когда наше кино, которое блистало во всем мире, наше оттепельное кино, эволюция была прервана в одночасье, и наше кино не стало иным и, в общем, это великое ужасное кладбище неснятых фильмов мы обнаружили, такое золото Трои.

Е. Горская А. Пичугин

- А как вы его обнаружили?

О. Нестеров

- Музыка привела, стала приходить, как черепок увидел, потом еще одна, еще одна. Вот когда 15 набралось, 15 композиций у меня на диктофоне, я наигрывал по утрам, я подумал, что что-то не то, идет какая-то музыка, не просто песня, как будто из каких-то фильмов, причем фильмов таких, явно 60-ых, но фильмов-то я этих не видел, музыки я этой не слышал, поэтому я понял, что, наверное, ко мне стучится музыка из неснятых фильмов 60-ых годов, это логично. Я приехал в Москву и начал, как дурак, спрашивать у всех встречных-поперечных, никто ли не слышал про неснятые фильмы 60-ых годов, и как-то, я помню, первый вопрос я задал Дуне Смирновой, потом Любовь Аркус, тогда главный редактор журнала о кино «Сеанс» - лучший наш журнал о кино. И мне стали открывать плацдарм за плацдармом, и я уже общался с героями этих событий и тому подобное, и вот я наткнулся на такое ужасное кладбище, и получился такой мультиплатформенный проект, музыка к четырем неснятым фильмам: Шпаликов, Владимир Мотыль, Андрей Смирнов, Владимир Китайский. Сама музыка, музыкальное посвящение, музыкальный спектакль, который мы играем в Москве в декабре, 2 декабря в Филармонии 2, этот филиал на юго-западе, зал Чайковского, и 30 и 31 декабря по традиции в музыкальном центре имени Мейерхольда, такие наши новогодние спектакли, и на сайт «Из жизни планет» можно зайти planetslife.ru или просто набрать в поисковике «Из жизни планет», и зайдете на сайт и столкнетесь с удивительными историями создания этих четырех фильмов, этот сайт получил награду: «Книга года» в разряде электронная книга. Он сделан как такая линейно развивающаяся увлекательная история этот сайт, такой в стилистике веб-документа. Это вкратце про сам проект, а теперь…

А. Пичугин

- Я прошу прощения, только напомните, пожалуйста, когда мы с вами в прошлый раз здесь собирались, вы рассказывали про одного из режиссёров, чьи фильмы точно также были зарезаны, который, к сожалению, очень трагически рано ушел из жизни, из-под влияния которого, вы говорили, вышел Тарковский.

О. Нестеров

- Это Владимир Китайский.

А. Пичугин

- Самая неизвестная просто фамилия.

О. Нестеров

- Да, самая неизвестная фамилия, он должен был снимать фильм «Причал» по сценарию Шпаликова в 60-ом году, он учился у Рома с Тарковским и Шукшиным, но тем не менее считался фигурой номер один на курсе, новых откровений в первую очередь ждали от него и, действительно, его идеями напиталось целое киношное поколение. Как сказал Сева Кулиш: «Торковский вышел из-под его влияния только к «Солярису», беседуя с Александром Метой, который учился на этом же курсе, то есть очевидцы говорят, что он был самым-самым, но удивительным образом «Причал», который вдохновил все киношное поколение не был снят, но тем не менее что-то вошло в «Заставу Ильича», что-то вошло в «Я шагаю по Москве», это образ той Москвы, ее же не было, ее Шпаликов же придумал, в кино-то она была помпезная, а в жизни скучная и серая, вот та оттепельная Москва, о которой мы теперь воздыхаем, это вся Москва, которая была придумана Шпаликовым, она и стала такой в результате.

А. Пичугин

- Ну, книжка, ваша книга, о которой мы тоже сегодня поговорим, «Небесный Стокгольм», там Москва – Небесный Стокгольм, в общем-то, она не скучная и не серая.

О. Нестеров

- Она стала такой в 60-ых, именно в 60-ых, а я говорю, что «Причал» 60-ого года, это знаете, 60-ые еще не наступили в 60-ом году, 60-ые годы по факту наступили немного позже. Обращаясь к нашей затее, к сбору денег, смотрите, мы, вдруг, во-первых, я категорически против любых попыток снимать концерты и спектакли, и когда-то в городе Лиссабоне я присутствовал на таком маленьком концерте в доме Фадо, вышла такая дива 80тилетняя и пела «Фадо», португальский язык, тяжелая шаль, тяжелый запах духов, который 40 лет не выпускают, и моя рука потянулась к айфону, ну, такое пропустить нельзя, и ко мне подошел очень красивый пожилой человек и сказал: «Не снимай, здесь больше унесешь» и показал на сердце, и я все понял, конечно же, конечно, как говорила Бехтерева: «Любое событие в нашей жизни мозг фиксирует», а мозг, как говорила та же Бехтерева, – это оперативное запоминающее устройство, ПЗУ постоянного у нас нет в голове, это оперативка, то есть запах, любое спотыкание, вкус чая, все это пишется, любое воспоминание, любое событие, все это пишется на наш биологический магнитофон, чтобы в самый последний момент, как все говорят, жизнь пронеслась перед глазами в убыстренной перемотке, обратно не репиде, и туда, собственно, чтобы унеслось туда ввысь, все мы, собственно, цветы на одной яблоне, и, в общем, задача-то человека – как можно больше испытать в жизни, пережить, вот это движение – это его путь. А когда ты вместо этого половину пишешь, извините, на устройство, то ты не дополучаешь, поэтому не писать и не снимать – это уже пять лет мой девиз. Но тем не менее есть такая политика у некоторых музыкантов, которые говорят: «Да, я понимаю, что это так», например, Григорий Соколов – выдающийся пианист, гений среди живущих, он позволяет записывать, но не позволяет издавать при жизни его пластинок, и мы играем спектакль, он молод, он дышит, и мы хотим его запомнить именно в этой фазе, просто свернуть бумажку, запечатать пробкой бутылку и кинуть в океан, мы не собираемся этот спектакль издавать, выкладывать в Интернет, пусть просто лежит, и второе… есть люди, который не могут посмотреть этот спектакль в силу географических или других причин, и мы набираем такой камерный зал в 200 человек из людей, живущих в разных уголках нашей страны, и играем спектакль для них, снимая его, и они получают у нас личную цифровую копию. Понятно, что, конечно, до конца они не смогут ощутить все то, что происходит на сцене вживую, но тем не менее, если им никогда не суждено этого сделать, они могут сделать вот это, всем другим, кто имеет возможность этого не делать, я не советую смотреть и покупать личную цифровую копию, просто приходите смотреть.

- Е. Горская

Вот не пойму в чем нестыковка, с одной стороны не снятые фильмы и этот проект, и мы, вроде, скорбим, что они не сняты, а, с другой стороны, эта позиция – не снимать, не записывать, не издавать.

А. Пичугин

- Да, потому что я, честно говоря, думал, что это дань памяти, этот проект по съемкам – это дань памяти камере, присутствию камеры, это определенная дань памяти тому, что это не снято.

О. Нестеров

- Нет, нет, дорогие мои. Вы знаете, главное – это величие замысла, и в прошлый раз, когда мы беседовали, я говорил, что это внутренняя цитата всегда всех тех, кто работал на проекте, и миссия этих неснятых фильмов – рассказать об эпохе, о времени, когда все получалось, это миссия этого проекта, и, может быть, это миссия этих неснятых фильмов, они были настолько свежи, настолько ярки, настолько удивительны, именно поэтому им не суждено было воплотиться. Теперь они как магнитом через этот проект, через музыку, через нашу передачу привлекают в первую очередь молодых людей к тому времени, когда у нас в стране все получалось, и исследовать эпоху, когда все получалось, причем получалось во всем, в космосе, в кино, в науке, во всех областях, это короткий период Викторианской эпохи, что очень полезно.

А. Пичугин

- А почему именно викторианской?

О. Нестеров

- Викторианской, не вегетарианской, а викторианской.

А. Пичугин

-Да, викторианской Англии, я понял.

О. Нестеров

- Потому что это редкие 4 года, и тот, кто жил в эти 4 года, могут каждый вам об это сказать, что это было очень короткое время, которое не было похоже ни на что ДО и ни на что ПОСЛЕ. И те результаты, которых мы достигли в эту короткую эпоху, они говорят сами за себя.

А. Пичугин

- А вам не жалко, что вы эту короткую эпоху в сознательном возрасте не застали?

О. Нестеров

- Конечно, не жалко.

А. Пичугин

- Не жалко?

О. Нестеров

- Не жалко. Знаете, все-таки я ее застал в бессознательном возрасте и внутренне я все равно это помню, я помню, какие краски были, я помню запахи, я помню солнечный свет, я помню лица моих родителей. И, в общем-то, проект этот про уклад, какой длины юбка у мамы была, когда она ходила на танцы. Какую музыку она слушала, какие она фильмы смотрела или могла бы смотреть, потому что об эпохе могут лучше рассказать замыслы невоплощенные, как не выжившие в кораблекрушении могли бы лучше и больше рассказать о происходящем во время кораблекрушения.

А. Пичугин

- Я читаю вашу книгу, параллельно пересматриваю фильм «Заставу Ильича», «Я шагаю по Москве», потом захожу на сайт «Из жизни планет», и мне бесконечно жалко становится, что они не сняты, может быть, это потребительское ощущение абсолютно, но мне очень хочется, мне всегда хотелось посмотреть эту оттепель.

Е. Горская

- А второй том «Мертвых душ» не хотелось почитать?

А. Пичугин

- Нет, нет. Не хотелось, правда. А посмотреть на оттепель, наверное, потому что мне интересна история России 20 века, и я понимаю, что оттепель-то затронула далеко не всю страну, это Москва, это Ленинград, Олег рисует картинку…

О. Нестеров

- Новосибирск.

А. Пичугин

- Новосибирск безусловно. Я ее вижу, этот свет солнечный, этот город, эти залитые поливальными машинами улицами, кафе, беззаботная как раз студенческая такая жизнь.

Е. Горская

- Ну, вот видишь, а посмотрел бы кино и…

А. Пичугин

- Нет, я отъезжаю от Москвы на 50 км в том же 62 году и попадаю в другое пространство.

О. Нестеров

- «История Аси Клячиной, которая любила, но не вышла замуж», например, да?

А. Пичугин

- Ну, да.

О. Нестеров

- Тем не менее даже в этом фильме очень красивые люди, хоть они горбуны, хромые, косые, но там потрясающие красивые люди, и это лучший фильм Кончаловского, и «Почтальон» то он ремейк этой всей истории, тем не менее видно, что все равно у этих людей начинает иная жизнь, они могут говорить, они могут делать. Они вправе быть счастливыми и смотреть только вперед. Да, вокруг нелепость, цыганские колхозы, танкодромы и какие-то еще разные места, но посмотрите в эти лица, эти лица после разных испытаний все равно счастливые, поэтому в общем-то оттепель была и там тоже. Пусть она была не такая, с эстетической точки зрения, красивая, но тем не менее даже Асей Клячиной, этими колхозниками реальными в фильме мы все равно любуемся, там же реальные поля, реальные люди. Реальные колхозники.

А. Пичугин

- В этом отношении у меня один из самых любимых фильмов того времени, почему-то он мало известен у нас, он называется «Конец света», фильм про Ярославскую область. Молодой парень возвращается из армии, ему 20 лет, в родной колхоз, с одной стороны, это первая роль Станислава Любшина в кино, вообще, самая первая, он играл священника приходского, с другой стороны, массовка, а там почти весь фильм эта массовка, снимаются настоящие крестьяне этого села, и вот жизнь колхоза, настоящие колхозники, крестьяне настоящие.

О. Нестеров

- О, интересно как.

А. Пичугин

- Любшин молодой играет молодого священника, фильм записан в антирелигиозную пропаганду, а, другой стороны, это не антирелигиозная пропаганда, там образованнейший священник, там показано богослужение в 60-ые годы в еще не закрытом храме, показан еще целый храм. Да, я согласен, что вот это оттепель именно провинциальная, деревенская.

О. Нестеров

- Как говорил Солженицын: «Не в камнях, а в людях нужно коммунизм строить», в общем-то, оттепель прорастала.

А. Пичугин

- Да, согласен. Давайте слушать музыку.

О. Нестеров

- Давайте, «Супертанго». В общем, мы касались этой песни, которая вышла из «Zerolines» и стала песней, в конце обратите внимание на то проигрыш, который переигран ноту в ноту, и, в общем-то, вы поймете откуда что взялось в «Мегаполисе».

Звучит песня «Супертанго»

А. Пичугин

- Ну, что ж, я напомню, что сегодня в студии Светлого радио Олег Нестеров из группы «Мегаполис», мы говорим об альбоме «Zerolines», который вот-вот должен выйти, о сборе денег на видеоверсию спектакля «Из жизни планет», и еще один приятный повод, мы в прошлый раз анонсировали книгу Олега Нестерова «Небесный Стокгольм», сейчас она вышла уже какое-то время назад, мы давно просто не виделись с Олегом, и есть замечательная возможность поговорить об этой книге с Олегом. Я, увы, не успел до эфира ее дочитать, мне немного осталось, но все равно очень советую. «Небесный Стокгольм» - это Москва, как не удивительно.

О. Нестеров

- Как не удивительно, «Небесный Стокгольм, - это Москва, то есть это город, в который мечтала превратиться Москва в начале 60-ых, в эти удивительные 4 года, в столицу государства с идеальным общественным устройством. Почему Стокгольм? Ну, потому что все мы знаем шведскую модель социализма, все мы знаем, как в конце 20-ых годов ребята социал-демократы, которые еще, в общем-то, с христианской идеи взяли, построили через нее свою партию, свое государство, это толерантность, гармония, дизайн. Самая богатая на душу населения страна мира, в начале 60-ых туда приезжает Хрущев в последнее лето своего правления, все это видит, видит изобилие, куда мы заходим и не можем пока зайти слева, у нас только бесплатный хлеб в столовых и бесплатный проезд на общественном транспорте, а они уже пришли справа. И изобилие – это одна из двух составных частей коммунизма, общества людей, которые творчески преобразуют этот мир, вторая составная часть – это воспитание нового человека, он видит, что все, изобилие есть, и он приезжает в Москву и говорит абсолютно крамольные вещи на пленуме о двухпартийной системе, о суде присяжных, об ограничении сроков власти, об ограничении власти карательных органов, в плане было открытие границ, в общем, он говорит вещи: «Китайцы меня обвиняют в буржуазном перерождении, я хотел бы еще при своей жизни до этого буржуазного превращения дожить», - сказал Хрущев с трибуны. А еще он сказал: «Давайте не будем как китайцы закручивать гайки, у нас должна быть свобода мнений». В общем, понятно, что жить ему оставалось на трибуне недолго, но такой образ «Небесного Стокгольма», такого красивого города, в который мечтала превратиться Москва. В общем-то, я не знаю, на каком месте вы остановились, Алексей…

А. Пичугин

- Ну, даже сейчас не стоит, наверное, об этом говорить, на каком месте я остановился, потому что многие еще, наверное, не прочитали.

О. Нестеров

- Конечно, «Небесный Стокгольм» - это антитеза к «Небесному Иерусалиму» и, в общем, на страницах романа у меня эта химера Небесного Стокгольма плавно и мягко развенчивается, потому как все попытки человечества за разные периоды истории построить такое общество, идеальное общество кончались миллионом личных душевных катастроф, и требование равенства, в общем-то, это требование зла, потому как весь мир произошел, как сказал Бердяев: «Из неравенства света и тьмы», любой творческий акт, как акт сотворения мира – это тоже неравенство, и требование равенства – это возврат к первоначальному хаосу, и «социализм с любым лицом – это, в общем-то, зло», - словами Бердяева говорит один из моих героев, когда в Москву привозят неделю шведских фильмов, где кроме Бергмана смотреть не на что.

А. Пичугин

- Да и у Бергмана, как я помню по вашей книге, им тоже понравилась только одна лента.

О. Нестеров

- Да, в общем, роман, с другой стороны, там 100 страниц примечаний, это такой в какой-то степени нон-фикшн. Эти примечания можно читать, кстати, Алексей, в он-лайне, где активные ссылки, специальный он-лайн путеводитель по книге.

А. Пичугин

- А есть такой, я не в курсе.

О. Нестеров

- Да. Есть такой nebesny.ru, где первоисточники все, все статьи, фотографии, то есть масса удивительных вещей, Мухин живой, который играет на гитаре…

А. Пичугин

- А это реальный человек?

О. Нестеров

- Это реальный человек, весь Мухин – это рассказы реального человека, с одной стороны, это сага 60-ых о молодых людях, которые через себя пропускают это время, моя главная задача была – не отказаться от близости, они должны были как муравей, ползающий по тексту романа Льва Толстого, не знать, что это Толстой, не знать, что это «Война и мир», не понимать главы, не понимать смысла, не понимать даже буквы, палочка, кружочек, точка. Что важно, что не важно, что сейчас произойдет, что произошло, они пропускают через себя то время. Я 7 лет готовился к написанию этой книги, собирал материалы, катался в архивы, встречался с людьми, перечитал массу мемуаров, встречался даже с Сергеем Никитовичем Хрущевым в Америке, вот. И в итоге, в общем, написал такую историческую конструкцию.

А. Пичугин

- Всем теперь остается только порекомендовать с ней ознакомиться – «Небесный Стокгольм», Олег Нестеров. У нас совсем мало времени остается, пожалуй, только послушать еще одну песню на сегодня и напомнить про ваше мероприятие. Только один маленький вопрос: альбом, который выходит у вас, можно найти либо в вебстор…

О. Нестеров

- Не, не, не. Он будет на виниле, он будет на CD, он будет везде.

А. Пичугин

- А он будет везде, вот это главный вопрос, хорошо.

О. Нестеров

- Что касается, напомню, что 2 декабря в Филармонии 2, это на юго-западе, филиал зала Чайковского, мы сыграем спектакль «Из жизни планет», и 30 и 31 декабря в центре имени Мейерхольда мы сыграем тоже новогодние спектакли «Из жизни планет», что стало уже традицией. Театральная традиция старая, которая сейчас возрождается, чтобы женщина надевала красивое платье не в половину 12, а уже в пять вечера, поэтому приглашаем вас на спектакли.

Е. Горская

- Вы так на меня посмотрели, что мне стыдно, честно говоря, что я в джинсах.

О. Нестеров

- Я чуть не встал на одно колено перед вами, так что Лиза, вы прекрасны.

Е. Горская

- Спасибо.

А. Пичугин

- Да, и последнее, о чем надо напомнить – это концерт в планетарии.

О. Нестеров

- Концерт в планетарии 22 ноября «Zerolines», мы представляем свой проект, и 3 декабря Санкт-Петербург, музей современного искусства Эр-Арта, если не будет билетов в планетарий, модно сесть на сапсан и уехать туда.

А. Пичугин

- Давайте будем слушать последнюю на сегодня песню, напомню, что сегодня лидер группы «Мегаполис» Олег Нестеров был гостем программы «Светлый вечер», здесь также были Лиза Горская.

Е. Горская

- Алексей Пичугин.

А. Пичугин

- И пускай последняя песня будет из проекта вашего «Из жизни планет», она называется «Причал», коль скоро мы сегодня вспоминали Владимира Китайского, о котором, в том числе, вы говорили, что он один из самых талантливых режиссёров своей эпохи. Который, к сожалению, снять практически ничего не смог, ему не дали, и вот фильм «Причал», который мог бы стать, наверное, его основной работой, пускай прозвучит ваше посвящение его фильму, тем более оно такое инструментальное, это инструментал, очень хорошо предает дух эпохи.

Звучит песня «Причал».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Фрески
Фрески
Фрески – это очень короткие прозаические произведения, написанные интересно, порою забавно, простым и лёгким слогом, с юмором. Фрески раскрывают яркие моменты жизни, глубокие чувства, переживания человека, его действия, его восприятие окружающего мира. Порою даже через, казалось бы, чисто бытовые зарисовки просвечивает бытие, вечность.
ВЕРА и ДЕЛО
ВЕРА и ДЕЛО
«Вера и дело» - это цикл бесед в рамках «Светлого вечера». В рамках этого цикла мы общаемся с предпринимателями, с людьми, имеющими отношение к бизнесу и благотворительности. Мы говорим о том, что принято называть социально-экономическими отношениями, но не с точки зрения денег, цифр и показателей, а с точки зрения самих отношений людей.

Также рекомендуем