Москва - 100,9 FM

«Семья как путь возвращения в Рай». Прот. Александр Никольский

* Поделиться
Это изображение имеет пустой атрибут alt; его имя файла - SEMEJNYJ-ChAS-1-1-1024x512.jpg

У нас в гостях был настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец 10 детей протоиерей Александр Никольский.


Мы говорили об истории изгнания Адама и Евы из Рая, и о том, какие уроки и выводы мы можем сделать из модели поведения первых людей. Отец Александр поделился, что супругам важно иметь жертвенную любовь между собой и доверие к Богу, Который и дает настоящую любовь по вере. Также разговор шел о том, что самое страшное в отношениях между мужем и женой - это равнодушие, а испытания и трудности в отношениях свидетельствуют о верности пути.


Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова

А. Ананьев

- Добрый вечер, дорогие друзья. За семейным столом радио «Вера» вновь вас приветствует ведущая Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Александр Ананьев

А. Ананьев

- И дорогой протоиерей Александр Никольский, настоятель храма Трех Святителей в Раменках и отец десятерых детей, человек, который очень хорошо и тонко разбирается в том, что такое семья, как построить действительно крепкие отношения, ведущие нас к Богу. Добрый вечер, отец Александр…

о. Александр

- Добрый вечер.

А. Ананьев

- Действительно ли это такой важный вопрос, как мы доказываем снова и снова, поднимая его на «Семейном часе»: семья, построение семьи, построение отношений - чрезвычайно важно не только для того, чтобы нам комфортно и счастливо было здесь, чтобы комфортно и счастливо было нашим детям, но и для того, чтобы пред нами по ту сторону открылись врата в Царство Вечное, нет, в Царство Божие?

о. Александр

- Ну и в Царство Вечное, да, то есть вы не оговорились. Знаете, само предназначение семьи, есть два пути основных пути в Царство Небесное – это монастырь, о котором и Христос говорил, наш Господь, и семья, которую Он тоже благословил своим присутствием, Евангелие читается на Таинстве Венчания и есть даже один момент, который семью даже выделяет перед монашеством: постриг в монашество не является таинством, а венчание – это таинство, а таинство – это то, что нужно для Царства Небесного, вечной жизни, это не просто регистрация брака, как в ЗАГСе, Церковь, она до революции этим занималась, можно сказать, такой обряд, в ЗАГСе тоже есть обряд на определенном этапе: марш Мендельсона, кольца, поздравления, какие-то проходы, за время вот этого советского периода тоже обросло какой-то обрядностью, но это не просто обряд – это таинство, цель которого стяжание прежде всего Царства Небесного.

А. Митрофанова

- Вы знаете, в каком-то смысле здесь есть глубинное противоречие, первая семья, мы знаем – это Адам и его жена, которая как раз после изгнания из Рая получает имя Ева…

А. Ананьев

- Подожди, а жена ли она ему была?

А. Митрофанова

- Ну, Господь сотворил ему жену.

А. Ананьев

- Он сотворил ему жену, но они же было не венчаны (общий смех)

о. Александр

- Венчание- это путь соединения с Богом, возможный путь, а они до своего грехопадения жили в Боге, в этом смысле венчание было просто не нужно.

А. Митрофанова

- Я знаете, что пытаюсь понять: у нас завтра как раз воскресенье, которое называется этими страшными словами: «Воспоминание изгнания Адама из Рая» и если мы посмотрим историю грехопадения, то мы увидим, что проводником ко всей этой трагедии стала именно жена Адама, то есть Ева, имя, которое она впоследствии получила. Если бы ее не было, возможно, и не было бы этого катастрофического отделения человека от Бога. Получается, семья, которая образовалась, первые мужчина и женщина, с одной стороны, они к Богу ближе, потому что в любви друг к другу Бога познаю́т, а с другой стороны, именно их человеческая природа и стала причиной того, что они отпали от Бога.

о. Александр

- Я с вами не согласен, если взять начало вашей речи, получается, что женщина, она сильнее дьявола. Были такие мыслители в истории, которые почти также говорили, то есть дьявол соблазнил жену, что он Адама не мог напрямую соблазнить, поэтому получается, что женщина была для Адама сильнее дьявола. Дьявол мог и Адама тоже соблазнить, вот так история пошла…

А. Митрофанова

- Но почему же он тогда именно к ней подступил?

о. Александр

- Мы с вами не были там и всю глубину грехопадения в силу того, что мы с вами люди не святые, мягко говоря, осознать не можем, но, в принципе, наверное, я так предполагаю, это отчасти находит подтверждение в настоящем времени, где мы живем, он поступил более, что ли, как бы, слабым элементом, то есть он посчитал, что Еву соблазнить будет легче, чем Адама, но я не согласен, что Адама он бы не мог напрямую соблазнить, практика жизни показывает, что часто женщины оказываются глубоко верующие, святые мученицы, а потомки Адама мужского пола оказываются достаточно не сильными людьми в духовном смысле. Поэтому тут трудно сказать вот так однозначно, что вот, если бы Еву не соблазнили, если бы Евы не было, Адам так прекрасно бы жил сейчас один в Раю и все было бы хорошо.

А. Ананьев

- Ну вообще я даже не вопрос хочу задать, отец Александр, а поделиться своим недоумением, наверное, каким-то: вот женщину называют вместилищем греха, виновницей изгнания из Рая, сосудом греха, при этом, действительно, женщина - на ее плечах так много, женщина вынашивает и рожает ребенка, если даже просто взять, позагибать пальцы и посчитать те грехи, которым чаще всего поддаются мужчины, сваливаются с пути истинного, то на счету мужчин гораздо больше слабостей и немощей, чем на женщине, женщина зачастую действительно гораздо сильнее, чище, правильнее, чем мужчина

о. Александр

- Знаете, женщина – это последняя крепость на пути разрушения семьи. Если пьет мужчина – семья худо-бедно может еще существовать, если пьет женщина – семья разваливается практически гарантированно. Мы вспомним, например, «белые платочки» - кто сохранил Церковь в советский период? Ну, понятно: исповедники-мужчины, священники, дьяконы, иеромонахи, епископы, но и те женщины, которые приходили в Церковь. Вот я пришел в Церковь еще в советское время, в самом конце, прямо к концу Советского Союза, в 90-м году, был храм Всех Святых на Соколе, он в советское время работал, я был там мужчина один практически, там даже пожилых мужчин не было, у меня был рост средний, не очень высокий, а тогда-то достаточно высокий - метр 82, вот я стою, все остальные ниже моего плеча – пожилые женщины и молодые, конечно, женщины, мне было очень удобно молиться, я всегда все видел, сейчас ты заходишь в храм, просто можно не увидеть, стои́т какой-нибудь высокий мужчина, 2,05, к примеру, широкоплечий, за ним ничего не видно, а тогда было гарантировано, мне было видно все хорошо, никто меня не толкал, ну кто меня будет толкать, я был спортивный парень тогда молодой. Поэтому женщины во многом сохранили Церковь в советский период.

А. Ананьев

- А почему так получается, я слышал, и я абсолютно уверен в том, что так и есть: если в семье верующая мама - дети, возможно, будут уважать православие, возможно, они придут в Церковь, но нет уверенности, но если верующий отец – дети точно пойдут за ним. Почему?

о. Александр

- Ну, я бы так не сказал, знаете, это сложный вопрос, я бы не сказал, что это так однозначно.

А. Ананьев

- Но это близко, потому что отношения к Господом и отношения с отцом - они одной природы.

о. Александр

- Был прецедент, описанный в Священном Писании: Соломон, у него был такой период в молодости, он очень увлекался женским полом в таком, не очень хорошем смысле этого слова – у него было много жен, был многоженец, много женщин, из разных народов, в том числе, отнюдь не иудейки, чужестранки, ассирийки и так далее…

А. Ананьев

- Вряд ли это были жены – это сожительницы.

о. Александр

- Ну, наложницы, не знаю, в каком они статусе, тогда было многоженство, у Исаака было две жены и так далее, это такой вопрос, непростой для того времени, неоднозначный.

А. Митрофанова

- У Авраама, кстати, одна жена, но одна же сожительница фактически, служанка-то, Ага́рь, от которой сын рождается, как ее по-другому назовешь?

о. Александр

- Ну да, Ага́рь была просто сожительницей, а вот у Исаака было две жены законных, он за них работал, за них старался, добывал в подвигах трудовых. Так вот, это неважно. Для нас важно то, что его дети потом, царя Соломона, были не всегда иудейской веры, потому что их воспитывали женщины. У меня есть знакомые женщины, которые давно уже, лет 20-25 назад вышли замуж за мусульман, мусульмане, конечно, не были последователями ИГИЛ, не были верующими весьма, они были такие, немножко индифферентные мусульмане, но тем не менее, раз в год мечеть захаживали, что называется, как наши многие православные. Так вот, у них дети православные.

А. Митрофанова

- Мама постаралась?

о. Александр

- Да, с молоком матери, они ходили в церковь, она их там правдами-неправдами водила, потом, когда папа, иногда у него вера просыпалась предков, он начинал ходить – было уже поздно. И некоторые папы с этим смирялись, некоторые папы бросали своих русских жен и уезжали в свои родные пенаты, искали там женщину своей веры и своей национальности, но дети оставались православными. Хотя вот этот момент, что, действительно, особенно для мальчиков, да и для девочек тоже, может быть, что, когда папа не православный, часто действительно есть такая проблема, что они до 13 лет православные, грубо говоря, а потом начинают отходить, отходить и из Церкви уходят, но вы знаете, даже семьи, где оба родителя православные, даже, может быть, и священники, в смысле папа священник, даже, может, неплохой священник, который своим поведением не соблазняет свою семью, такой процесс тоже наблюдается, индифферентности, и бывает, что совсем отходят, а бывает, что не очень такая и горящая вера, словом, поэтому это процесс, когда человек определяется в своей вере, то есть вера не детская, а вера сознательная.

А. Митрофанова

- Если подвести краткий итог вот этому разговору: ответственность за происходящее в семье в любом случае и на мужчине, и на женщине, люди ее разделяют между собой, нельзя сказать, что если что-то пошло не так, то виноват только кто-то один. Во-первых, виноват-не виноват – это, наверное, не очень правильные слова, а вот ответственность – это, наверное, все-таки более конструктивно и близко. Я бы хотела, отец Александр, чтобы, сейчас у нас будет небольшая перебивка, но обратиться к той формулировке, пока, за оставшиеся 30 секунд, которую вы нам предложили, как сегодняшнюю тему: «Семья, как путь возвращения в Рай» – я просто пытаюсь понять, мы о каком-то идеальном мире будем говорить сегодня или мы будем говорить о той реальной жизни со всеми тяготами и невзгодами и нашими несовершенствами, которые мы имеем?

о. Александр

- Нет, мы говорить будем о реальном мире, о нереальном хорошо помечтать, но это не 13:20

А. Митрофанова

- То есть семья, как путь возвращения в Рай – это…

о. Александр

- Вполне конкретный путь.

А. Митрофанова

- Реалистичная история?

о. Александр

- Реалистичный конкретный путь.

А. Митрофанова

- Хорошо.

А. Ананьев

- В студии радио «Вера» ведущая Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Александр Ананьев.

А. Ананьев

- Мы продолжаем «Семейный час» с настоятелем храма Трех Святителей в Раменках, отцом десятерых детей, протоиереем Александром Никольским. Говорим сегодня об изгнании из рая Адама и Евы, то, о чем мы вспоминаем как раз в эти дни и, в частности, говорим о той цепочке решений и действий, которая привела к тому, что Адам и Ева были изгнаны из рая и, по сути, эта модель поведения мужчины и женщины, которая нас многому учит: что сделала Ева – вместо того, чтобы, как (любимая фраза Алечки) увидев говорящую с нею змею, не вступать с ней в диалог, а сказать: «Муж, иди сюда, тут змея говорящая», а муж, вместо того, чтобы взять всю вину женщины на себя и Господу ответить: «Да, съел, я виноват, я готов понести наказание», он переложил всю вину на нее, и вот эта цепочка событий, решений и слабости, собственно и привела к тому, к чему привела. Я правильно понимаю вот эту картину или это то, чему это нас должно учить?

о. Александр

- Да, вы совершенно верно вспомнили эти события, в основном, и эта цепочка, которая увела наших прародителей из рая, эта же цепочка должна прокрутиться, чтобы мы туда пришли, вернулись. Только мы уже, конечно, должны давать уже другие на эти события ответы, нежели дали Адам и Ева в тот момент.

А. Митрофанова

- Вот смотрите, Ева – когда она вступает в диалог со змеем, что́ в этот момент происходит, он ведь там очень хитро, я не знаю, политтехнологам на заметку просто, как надо сформулировать вопросы, чтобы человек давал на них желательные тебе ответы, он же очень хитро там все это закручивает, он говорит: «Скажи, а правда ли, что Бог запретил вам есть плоды со всех деревьев…?» И ей бы почувствовать в этот момент своим женским сердцем, что тут какой-то подвох, но нет, в ней просыпается женская эмоциональность и вот со всей этой энергией опровержения она обрушивается на змею и попадает по самое «не хочу». Вот точно также мы, женщины, сейчас попадаем, когда соседка начинает сплетничать и мы думаем: «Нет, ну, наверное, обсуждать человека за спиной – это не очень хорошо» и уже только через полчаса понимаем, что мы по уши сами в этих сплетнях, обсуждениях и прочее. Когда, может быть, кто-то плетет тебе что-то, льет в уши на твоего мужа: «Вот он такой-сякой, да ты посмотри, что он делает» - тебе, вместо того, чтобы обрубить раз и навсегда, просто на корню отрезать и послать по длинному адресу человека, который даже попытался что-то заикнуться в его адрес, о нем, в смысле – нет, женщина тоже там через какое-то время ловит себя на том, что, может быть, у нее какая-то доля сомнений появилась: «А правда ли, а, может, правду говорят, что то не так у него, это не так, а должно быть вот так, вообще он мне вот это должен, это должен, а этого не делает», так бывает же, подружки добрые или родственники тоже могут наплести. Вместо того, чтобы гасить это все на корню, мы, женщины, на это ведемся, и это нас в очередной раз выводит из того рая, которым могла бы стать наша семья.

о. Александр

- Да, вы, Алла, замечательную картину обрисовали, как женщина теряет рай в наших условиях. Рай какой – тот, который есть у нее, то есть любовь и свою любовь к мужу, потому что Бог есть Любовь, значит, если мы имеем любовь между собою, значит, мы находимся в раю, и святые так часто формулировали, что и этот мир - тоже рай, но при условии, конечно, что мы находимся в любви к Богу и друг к другу. Так вот, когда женщина начинает вестись на такие замечания, может быть, ее мама так неразумно говорящая, сочувствующая своей дочке, что дочка живет не совсем так, как она хочет, видела, когда она была еще не замужем или подружки, бывает, тоже так ей сочувствуют. И эта дочка или подружка, соответственно, она на это ведется, и она теряет доверие к мужу, как Ева потеряла доверие к Богу, в конечном счете, после этих всех разговоров лукавого с ней, она потеряла доверие к Богу, она от Бога отпала и дальше с ней лукавый мог делать все, что хотел, а он хотел как раз ее оторвать от Бога и низвести в ад, что у него, практически, во многом удалось. Когда женщина начинает выносить сор из избы, начинает эти все эмоции в себе возбуждать, пусть даже не самостоятельно, а по наводке постороннего человека, она теряет доверие к мужу, она теряет любовь, потому что любовь и недоверие – это вещи несовместимые, любовь всему верит, так апостол даже формулирует буквально. И она выходит из рая, она теряет рай.

А. Ананьев

- Не так давно Алла написала у себя в социальных сетях, поделилась своими размышлениями как раз по поводу этого эпизода и по поводу модели поведения женщин и сделала вывод о том, что женщины должны думать, у женщин должна быть голова на плечах, прежде чем они что-то скажут, сделают, ступят. Женщина должна обладать определенной мудростью. И вот сейчас я хочу сказать то, за что заранее, возможно, хочу извиниться перед нашими слушательницам и перед тобой, Алла Сергеевна, потому что у меня есть смелое предположение, и оно звучит примерно так: проблемы Евы, а, следовательно, проблемы Адама, заключались в том, что Ева оказалась слишком умной, у нее была голова на плечах, и она подумала так: «Ну, сейчас я поговорю, сама со всем разберусь, у меня есть голова на плечах, сейчас все сделаю», вместо того, чтобы отключить голову, как положено жене и делегировать все полномочия разобраться со всем своему мужу, то есть обладать тем простосердечием, тем простодушием, которым должна обладать женщина в принципе, как помощница мужчина, стоящая за мужем. Появился у плетня мужик какой-то – «Я с тобой не разговариваю, у меня есть муж, у него три работы, пусть он с тобой разбирается, Захар, иди сюда!» Понимаете? Какая бы ситуация не возникла, она вытирает руки о подол и зовет мужа, пришел ли слесарь, пришел бы электрик, неважно, я этими делами не занимаюсь, этим занимается муж. Может быть, действительно, идеал той женщины, к которому призывает нас Священное Писание – это женщина, обладающая максимальным простодушием, максимальным доверием к мужу, возлагающая на него все свои надежды и обращающаяся к нему по любому, большому или малому поводу?

о. Александр

- Я боюсь, вашу такую идеальную картину я сейчас разрушу.

А. Ананьев

- Так…

о. Александр

- Наверное, уж лет 18 назад я как-то нахожусь в храме, заходит женщина средних лет, около сорока, вижу, она к иконам прикладывается, а я в храме просто находился, дежурил, как раз занимался приходящими между службами. Я к ней подошел, заговорил, спросил, что, может, ей как-то помочь, еще что-то, в процессе разговора я узнал такую вещь: она очень хорошая жена, она поступает именно так, как вы говорите, абсолютно и сказала: есть же заповедь «Слушайся мужа и Господа», а ей муж запретил ходить в храм, причащаться, исповедаться - и не хожу, раз мне муж так сказал.

А. Ананьев

- Это другое, на первом месте у любого человека, что мужчины, что женщины все-таки должен быть Бог и на втором месте – тот, что первый после Бога.

о. Александр

- Конечно. Вот если бы Ева обратилась бы к Богу в этот момент с недоумением, ну, помолилась бы, когда с ней дьявол разговаривал и включила не только свое рацио, а потом еще там страсти ее взметнулись, которых даже до этого-то и не было, собственно говоря, их дьявол разбудил – гордость и так далее. А она бы включила свое сердце, сердечный разум, если хотите, то есть любовь, любовь к Богу, доверие к Богу, то она бы, естественно, сразу сказала: «Слушай, змий, ты же неправду говоришь, от тебя какой-то исходит не тот дух, ты не от Бога, я боюсь с тобой разговаривать, ты ведешь куда-то не туда, ты лжешь, лжешь на Бога», она бы сразу это почувствовала, сразу это увидела, когда он сказал: «Со всех деревьев нельзя есть» - это же ложь явно, это должно сразу человека насторожить, это сразу должно было человека насторожить и прекратить любую форму общения в этой ситуации.

А. Ананьев

- Ну как же такое возможно, отец Александр, вы говорите, что Еве элементарно не хватило любви к Богу, но мы же не забываем, что дело-то происходит не в сухобезводном, и не в Мытищах, не еще где-то, дело происходит в непосредственной близости, ближе некуда, к Богу, именно там, где Бог, а Бог и есть Любовь. Я вообще не представляю, как это возможно, чтобы у человека, который находится в объятиях Бога, могло не хватить любви?

о. Александр

- Потому что Бог даровал свободу - вот это, на самом деле, большая тайна, которую, наверное, ни один богослов не может познать, тайна той свободы, которую даровал нам Бог вплоть до отпадения от Него. Если рационально подходить, то люди говорят: «Ну а кто виноват, Бог же там был, мог там этого лукавого пнуть как-то, Еву за грудки потрясти: «Ты что, мол, куда ты идешь?» А Он почему-то молчал, чего-то ждал, ничего не делал, хотя все это видел, Он же там был, потому что Бог вездесущ, Он почему-то взял и совершенно спокойно дал им возможность отпасть, сначала Еве, потом Адаму. И вроде в чем человек-то виноват? Так вот, это была любовь Бога к человеку, любовь предполагает свободу, и Он им дал, Бог, свободно определиться: они хотят быть с Ним в духе, а именно тут требовалось духовное размышление, потому что дьявол, конечно, был умнее Евы – это был один из высших духов в свое время, высших Ангелов, он, конечно, чисто таким, философским путем, рациональным, конечно, ее легко мог закрутить, обмануть и так далее. Тут требовалось именно разобраться в духе, не просто начать все эти хитросплетения как-то распутывать, а сразу сказать: «Ты лжешь, ты не от Бога» - вот этого нам всем не хватает, очень не хватает, у нас все эти политтехнологи, мошенники, вот они часто как раз, действуя на наших страстях, нас к себе и привязывают.

А. Ананьев

- Об этом и многом другом…

А. Митрофанова

- О том, как вернуться в рай через семью, кстати говоря, тоже.

А. Ананьев

- Да, вообще вопросов у нас много и я думаю, что за следующие полчаса мы попробуем задать хотя бы часть из них. Мы продолжим разговор ровно через минуту, не отходите далеко.

А. Ананьев

- Каждую субботу в семь часов вечера радио «Вера» представляет «Семейный час» с Аллой Митрофановой…

А. Митрофанова

- И Александром Ананьевым.

А. Ананьев

- И сегодня у нас в гостях за чашкой чая, за семейным столом настоятель храма Трех Святителей в Раменках, отец десятерых детей протоиерей Александр Никольский. Семья, как один из двух путей возвращения в рай…

А. Митрофанова

- Сразу, если позволите, отец Александр, небольшое уточнение: у нас же, что греха таить сейчас, много людей, не нашедших свою пару пока еще, на данный момент…

А. Ананьев

- Достойных людей.

А. Митрофанова

- Замечательных, блестяще образованных, сердечных, со всеми лучшими качествами, получается, для них путь, просто, когда говорят, что есть два пути: семейный и монашеский, подразумевается, что для тех, кто одинок, Царствие Небесное закрыто или все-таки нет? Мне это просто важно.

о. Александр

- Нет, конечно. Дело в том, что в монашестве есть монастырь, есть одиночное монашество, в пустыне: Антоний Великий там, Антоний Печерский и так далее. Если человек, несмотря на то, что у него есть желание и даже он как-то старался, он остался один, у него путь к Богу не закрыт, кто мешает делать дела любви, кто мешает любить ближних своих, кто ему мешает жить по-евангельски? Поэтому просто другое дело, что, может быть, не всем это путь такой, одинокой жизни, даже вне монастыря, потому что монастырь тоже, как большая семья и в ней тоже легче спастись, чем одному, вот сознательно выбирать, вот я так хочу, потому что, все-таки, если взять святых отцов, они советовали людям, духовно зрелым и духовно опытным, поэтому сознательно выбирать я думаю, что это не сто́ит, а вот если так сложилось по воле Божией, ну, и наша греховность, конечно, все равно Бог так попустил, ну, так надо тогда идти этим путем. С другой стороны, что я по своим наблюдениям вижу, что люди просто иногда при всех своих дарованиях, профессиональных качествах, душевных, они, к сожалению, иногда даже к 40, к 50 годам, я уж не говорю про более младший возраст, еще не созрели до христианской любви в браке, вот они это не вмещают, поэтому у них не очень получается.

А. Митрофанова

- А что такое христианская любовь в браке тогда?

о. Александр

- Знаете, это прежде всего жертвенность, жертвенность, способная почувствовать, что служение и жертва – это прекрасно, вот это дает смысл жизни, именно жертва, твоя жертва ближнему - это питает. Не то, что ты пользуешься услугами других, к сожалению, человек воспринимает счастье именно как стремление к комфорту и пользование этим комфортом за счет других людей, а именно комфорт, если хотите даже это слово употребить, от того, что ты жертвуешь собой ради ближнего – это тоже дает большой внутренний комфорт от того, что человек находится в любви.

А. Митрофанова

- Согласна с вами, только мне кажется, здесь важно, чтобы эта жертвенность была взаимной, потому что, как часто бывает сегодня…

о. Александр

- Почему, если она не взаимна, жертвенности еще больше и ты быстрее…

А. Митрофанова

- Ну да, один человек разбивается в лепешку, а второй об него вытирает ноги. Понимаете, как, есть люди, которым надо учиться отдавать, а есть люди, которым важно точно также научиться принимать, потому что отдавать они умеют с детства в силу тех обстоятельств, в которых они сформировались, как личности.

о. Александр

- Понимаете, а не принимать чужую жертву – это тоже гордость. Я в свое время, когда только стал священником таким молодым, и по возрасту, и только-только рукоположен, мне одна женщина хотела помочь материально, это вполне допустимо, священник питается от алтаря, каноны, Священное Писание это допускает, но я был еще молодой священник, я как-то застеснялся, стал отказываться, позвонил своему духовнику, и он мне сказал очень такую фразу интересную: «Отец Александр, не мешай женщине спасаться».

А. Митрофанова

- Да, да, хорошо.

о. Александр

- После этого я с чистой совестью принял от нее ее помощь. У меня есть знакомые, они очень ревностные христиане, они отдают все, вплоть до последней копейки, они отдают свое здоровье, у них даже его и нет, они люди пожилые, но все равно, преодолевая свои страшные немощи, служат человеку, но у них есть маленький недостаток, который показывает, что у них очень много гордости: они не способны принять услуги от другого человека, и когда это кто-то пытается сделать, их начинает корчить, они просто в исступлении, в истерике, говорят: «Нет, я ничего не возьму, нет, нет, нет!» И многие уже понимают, что это не от их жертвенности, не от их бессеребренности, а от их гордости.

А. Ананьев

- Отец Александр, как мудрый пастырь, вы, наверное, знаете ответ на мой вопрос: а если в проявлении жертвенности и любви в семье взаимности нет, как это часто бывает: один любит, а второй небрежно позволяет себя любить, оставаясь невыносимым по утрам и ведя, в общем, довольно неприглядный образ жизни. Но вроде тоже семья, вроде тоже цель благая – в этом случае реализуется ли задумка идеи, цели семьи?

о. Александр

- Абсолютно. Если мы понимаем, как цель семьи не только взаимное комфортное существование, что не препятствует основной цели семьи, а наоборот, если люди любят друг друга, им, естественно, от этого комфортно и это так и должно быть, но если вдруг, все-таки учитывая, что мир лежит во зле и все мы грешники, кто-то больше, кто-то меньше, один из членов семьи, его степень греховности достаточно высокой получилась, он действительно эксплуатирует другого человека в намного большей степени, чем тот у него, то, что называется по-простому «едет на шее» у другого, то цель достижения Царства Небесного для того, на ком едут, реализуется и, кстати говоря, это может спасти другого человека, который пока пребывает в эгоизме и во грехе. Вот я знаю один случай: когда я зашел в храм, я еще только воцерковлялся, и увидел человека, стоящего на коленях, старика, и он все два с половиной часа всенощной стоял на коленях по стойке смирно, вы попробуйте на коленях простоять хотя бы десять минут по стойке смирно – колени затекают, им больно, тем более там пол был отнюдь не деревянный, а каменный, и я удивился, я спросил у своей знакомой: а что это за человек? Как он ревностно молится, прямо что-то такое исключительное, и мне она ответила, она была местная жительница, что это жила семья, тогда в этом месте – Ухтомск, там было много маленьких домиков, это был 93-й год, сейчас там все уже по-другому, но тогда были такие прямо деревни, жила семья: пьющий муж, жена. Пьющий муж загнал жену в гроб и она, в конечном счете, умерла достаточно рано. И соседи были в ужасе, потому что жена, они считали, как-то немножко его сдерживала своим существованием, может, какими-то разговорами, а здесь всё, они испугались, что сейчас, наверное, может, он и дом спалит пьяный, дом деревянный, все могло сгореть за считанные минуты. А мужа нет этого день, другой, третий, они думают, в чем дело, начали прислушиваться, а там вопли такие из дома доносятся, а потом кто-то из них зашел в храм через какое-то время и увидел этого пожилого человека, который стоял на коленях и с крестом. Я сейчас не помню, но, по-моему, он к этому времени, как я зашел, уже лет восемь стоял, то есть жена своей жертвой, получается, практически до смерти, спасла, на это надеюсь очень даже я, душу своего мужа. Конечно, это удивительная женщина была, судя по всему, раз так оно все произошло, не каждый такой подвиг может…

А. Митрофанова

- И не каждого благословят, наверное, ведь я, насколько понимаю, даже если алкоголизм имеет место в семье, то это одна из тех причин, которые даже Церковью принимаются для того, чтобы…

о. Александра

- Да, если крайние формы алкоголизма, но, знаете, например, у меня была знакомая, у нее муж был шизофреник – это даже хуже алкоголизма, потому что там и вскрытие вен на глазах у семьи, и другие попытки суицида, и когда я спросил: «Слушай, он же от тебя скрыл свою шизофрению до брака, а это как раз из канона: если человек скрыл свою душевную болезнь до брака, которая была, не после 20-ти лет брака, а именно до, то человек имеет право развестись, потому что это сверхнормальный такой подвиг», а она мне ответила: «А я его люблю и разводиться с ним не буду», вот, наверное, в этой ситуации тоже женщина любила, несмотря на всю такую его тогдашнюю мерзость, отвратительность его этого греха, он над ней, может, даже издевался, не знаю подробностей, но это можно предположить. Она его любила, вот у нее была христианская любовь, вот как Бог нас любит, всех, от Ангелов до бесов, ну и мы там, где-то в промежутке, что-то среднее. Это христианская любовь, но, конечно, требовать от любой невесты или от любого жениха, которые идут в ЗАГС, потом в Церковь такой любви нельзя, но определенная цель, как некий идеал, к которому надо стремиться в рамках той жизни, которую ты получил от Бога и без стремления к этому идеалу, у тебя брак не получится, даже несмотря, что у тебя будет намного-много лучше, чем 2-3 порядка лучше, чем случай, который я описа́л, без умения научится жертвовать собой ты не сохранишь любовь в браке друг к другу, ты не сможешь воспитать нормально детей. Эта жертвенность, она не только когда маленькие дети там не спать для младенца, но и для взрослых детей, даже, может быть, более актуально бывает жертвенно со своей стороны, когда детям уже по 20, 23 года, чем по 3 года.

А. Ананьев

- Мне сейчас пришло в голову, Алла Сергеевна, что тысячи молодых людей и девушек, которые сейчас слушают «Семейный час» на радио «Вера», мечтают или планируют в ближайшее время жениться и выйти замуж, они сидят и с ужасом слушают это: «Чего это, зачем, как, это не просто может быть трудно – это будет трудно! Меня ждут испытания, отвесные скалы, коршуны»

о. Александр

- Вы знаете, сейчас очень многие молодые не только даже парни, но и девушки, абсолютно не читая никакой духовной литературы, абсолютно не слушая радио «Вера» наше замечательное, не думая о христианстве, о жертве, о любви христианской и так далее, все равно совершенно не хотят вступать в брак именно потому, что не хотят жертвовать, это факт и они это чувствуют и поэтому не хотят брака. Но, отказываясь от брака, они отказываются от любви.

А. Ананьев

- Настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец десятерых детей и протоиерей Александр Никольский сегодня в «Семейном часе» у нас отвечает на наши с Аллой Митрофановой вопросы об отношениях в семье, об изгнании Адама и Евы из рая, о чем мы уже поговорили, и о том, чтобы не превратились в ад, как минимум, а желательно еще и превратить в рай отношения здесь земные. Не так давно, отец Александр, услышал фразу, которая, знаете, бывают такие фразы, которые в самое сердце попадают и остаются там навсегда и потом ты ходишь, ее так достаешь бережно, посмотришь, потрогаешь, подержишь в руках и обратно в сердце кладешь. По-моему, это протоиерей Максим Первозванский на нашем Светлом вечере оффлайн во МХАТе сказал, он говорит: «Будет в семье рай или нет в отношениях (имея ввиду, конечно, скорей образ идеальных отношений, максимально теплых и наполненных любовью) он говорит, - это зависит от обоих, и от мужа, и от жены, в равной степени, а вот одного достаточно, мужа или жены, чтобы не превратить отношения в настоящий ад, потому, что видимо, для того, чтобы превратить отношения в настоящий ад, опять нужны двое.

о. Александр

- Да, я полностью с отцом Максимом согласен, это просто он наблюдает жизнь, так оно и есть. Я бы только хотел, вернувшись к нашей теме жертвы – действительно, это может испугать, что жертва, вот надо будет трудиться, надо отказаться от счастья. Знаете, обычно, когда формулируют слово «жертва» - это подразумевает: «я отказываюсь от счастья и буду, сжав зубы, терпеть муки и зачем это все мне нужно?» Я повторяюсь, то, что я вначале сказал: жертва в браке – это любовь, то есть ты научился любить и тебе нравится что-либо делать для ближнего. Любой влюбленный или влюбленная­ - у них есть потребность, возьмем такой момент: молодожены, если они не полные эгоисты, такие, совсем уже законченые: муж встал, молодой муж, думает: «Что бы такое жене сделать? Сбегаю за цветами», там медовый месяц, допустим, сбегал за цветами, чтобы что-то сделать приятное, не валялся до конца, когда уже жена разбудила, сказала «вставай, пора уже кушать», а он встал пораньше, а она, пока он ходил за цветами, тоже встала и быстренько сготовила его любимую еду, которую она купила заранее, вспомнив, когда она шла с работы, она не забыла – это тоже определенное душевное усилие. И что, это жертва?

А. Митрофанова

- «Дары волхвов» О. Генри.

о. Александр

- Да, да, но там это было уже как бы немножко все заострено. Но жертва – это не обязательно крест, кровь, бич, палачи – это радость, это прежде всего радость, но путь к этой радости, к сожалению, для нас, грешников, идет через какие-то волевые усилия потом.

А. Митрофанова

- Отец Александр, а скажите пожалуйста, можно ли выделить какие-то критерии, что ли, по которым можно вот сейчас продиагностировать состояние своих отношений, своей семьи с духовной точки зрения: мы вместе с мужем движемся в рай, к Богу или мы от Бога сейчас движемся? Вот на какие вопросы здесь важно себе ответить, как вы думаете?

о. Александр

- Ну, если тебе хочется общаться с другим человеком, мужу с женой, жене с мужем, если вы хотите быть вместе, не только в таком, интимном плане, а просто погулять, поговорить, пообщаться, у вас это внутренняя потребность. Вы идете с работы, и у вас такое радостное предчувствие: сейчас я с женой поговорю, сейчас я приду, с ней чайку попью или мы что-то, общее дело сделаем. И, соответственно, когда человеку хочется, образно говоря, и в 50, 60,70 лет купить своей жене, может, уже бабушке по возрасту, цветы или что-то еще доброе сделать, прямо такая внутренняя потребность, ну хочется чем-то, пусть маленьким, но порадовать человека, тогда у них, действительно, любовь. Когда наоборот: ой, сейчас муж придет, к сожалению, он сегодня рано приходит, тогда, значит, что-то уже другое…

А. Ананьева

- Настроение испортилось. Отец Александр, как следствие, вопрос: а если не хочется? А если не хочется, но ты по-прежнему остаешься достойным мужем или достойной женой, но не хочется. Но ты все равно встаешь и делаешь, все равно идешь из чувства долга, ну потому что ты муж или ты жена, тебе не хочется.

о. Александр

- Знаете, такие периоды бывают в самых благополучных браках.

А. Ананьев

- Серьезно?

о. Александр

- Да. потому что в самых благополучных браках – это брак двух грешников, а не двух святых. Это вот Адам и Ева до грехопадения были совершенно безупречны в этом отношении, у нас в раю, если мы, дай Бог, этого достигнем, будут тоже безоблачные отношения, а в рамках этого мира мы не можем без напряжения пройти этот путь. Конечно, нормальным людям хочется один раз на всю жизнь и чтобы был праздник, праздник, праздник, но так не бывает, бывает, даже Бог иногда обостряет ситуациями ту греховность, которая в нас дремлет и в результате в семье возникают напряженные отношения такого отрицательного характера, Бог это специально делает для того, чтобы мы вышли на более высокую ступень любви, мы преодолели в себе этот грех, который является этими отношениями и, любя друг друга по-христиански, как раз это путь жертвы, когда я добро делаю, а мне, может быть, в ответ не совсем добро делаю, мягко говоря, а я все равно добро делаю – вот этим путем мы и себя поднимем на более высокую степень любви, именно любви, не просто способности терпеть и страдать, а и через это подняли другого человека, свою жену или мужа, потому что любовь - она зажигательная.

А. Ананьев

- И смотрите, как любопытно получается, отец Александр, дорогая Алла: если в вашей семье, я ведь правильно вас понял – такое случается в каждой семье, такие испытания?

о. Александр

- В каждой семье.

А. Ананьев

- Если в вашей семье случаются периоды эмоциональной усталости, спада, раздражения, какие-то испытания, значит, все правильно, вы двигаетесь наверх и есть момент, когда тяжело, есть моменты взлета, падения, но если вы в ответ на вопрос: ну как у тебя там в семье, как отношения? Ты расслабленно и спокойно говоришь: Да нормально все, ну нормально. Не плохо, но хорошо, вот уже 20 лет, ну все хорошо, спокойно, причем честно отвечаешь. Значит ли это, что что-то пошло не так?

о. Александр

- Возможно, это начало, потому что самое страшное – это равнодушие. Понимаете, как Господь сказал: «Если бы ты был холоден или горяч, но ты тепл, поэтому извергну тебя из уст своих». Вот человек умирает близкий, какая реакция у его окружающих – печаль и горе.

А. Ананьев

- Ну, это, мягко говоря.

о. Александр

- Да, ну, там по ситуации. Почему печаль и горе – потому что они его любят. А если мы слышим: где-то погибло много людей, тысячи - но это где-то в другой стране, на другом континенте, мы говорим: «Ой, да, да, да» и через пять минут мы забыли, потому что мы их не любили. Мы, как люди цивилизованные, культурные, мы посочувствовали, даже как-то сердце всколыхнулось слегка сочувствием, но у нас горя-то нет, поэтому нельзя быть равнодушным, если ты становишься равнодушным, то, значит, ты не туда идешь и как раз, может быть, из этого равнодушия Бог тебя и выведет какой-то стрессовой ситуацией в твоей семье, чтобы ты не умер духовно.

А. Ананьев

- Мне понравилась духовная картина, которую вы сейчас написали, отец Александр, чем более контрастные получаются картины или мне, как человеку, увлекающемуся фотографией, более приятен образ такой черно-белой фотографии, чем больше контрастность, тем качественней изображение, тем оно более убедительное, тем оно более отвечает тем задачам, которые стоят перед фотографией. То есть если черное, то черное, если белое, то белое. Когда мы, два человека, находимся в отношениях, потому что люди, надевая вот эти свадебные платья, фраки, костюмы, мы вон с Аллой Сергеевной, вступая в отношения, рисовали себе белую картину: абсолютный свет, радость, счастье и так до последнего дня…

А. Митрофанова

- А у меня так до сих пор…

о. Александр

- И это правильная картина, я не скажу, что эта картина неправильная, но это картина, как цель, а не как данность.

А. Ананьев

- Но этого же не будет.

о. Александр

- Это будет, если вы будете к этому стремиться.

А. Ананьев

- Подождите, подождите, отец Александр, вы сказали только что и мне стало понятно, знаете, что самое удивительное: мне стало понятно, что очень хорошо, если возникают трудности и очень хорошо, если ты, вдруг однажды проснувшись утром злишься на свою жену…

о. Александр

- Нет, я так не говорил (смеется)

А. Ананьев

- Нет, мне как раз понятно: ты злишься на свою жену, потому что Господь дает тебе испытание, ты же не хочешь, чтобы тебе было всегда комфортно – ну вот на тебе, чтобы тебе было немножко трудно, вот возьми эту раздражительность, возьми ее в руки, рассмотри ее и выброси ее, научись жить без нее.

о. Александр

- Правильно и, соответственно, цель – это вот эта белая, светлая, вечная, даже так скажем. Но понимаете, я сейчас, когда ждал передачу, читал псалтырь, там такая идея, она все время отслеживается во всем Ветхом Завете и псалтыри, что – я ее так, немножко сформулирую обще, вот Господь говорит: «Да, у вас будет и то, и се, и вы будете отпадать, но вы все равно будьте верны мне, и Я вас выведу, несмотря на все ваши трудности, даже на вашу греховность до тех пор, пока вы в Меня верите и пытаетесь за мной идти, не теряете этот основной маяк – веру свою в Бога», вот Он к чему призывает. Я понимаю, что эти древние евреи, они все, что угодно делали, все, что окружающий народ делали, вплоть до человеческого жертвоприношения - все равно верьте Мне, идите за Мной. В браке современном, в нашем греховном мире ты стремись к любви, несмотря на все трудности отношений, вот слово «развод» просто забудьте, его нет, несмотря на все эти трудности, все равно я верю в Бога, верю, что этот мне брак даден Богом для стяжания взаимной любви, это вопрос не данности, как сейчас у многих людей молодых - вопрос веры, христианской веры, и Бог тебя к этому приведет, Он даст тебе эту любовь, проведя тебя через все трудности, которые вызваны твоей греховностью.

А. Митрофанова

- То есть какими будут наши запросы к Богу, такой будет и Его помощь?

о. Александр

- Какая у нас будет вера в Бога, не просто запрос, запрос немножко, он же принижающее такое определение, а вот вера в Бога - вот трудно мне, непросто и даже: Боже, Боже, почто Ты меня оставил? А все равно я верю в Бога, я верю, что Бог мне хочет хорошо.

Александр Ананьев

- У нас так много вопросов еще, отец Александр, ну вот последний вопрос, на который еще у нас хватит время, позволишь мне его задать? Все-таки я мужчина, мне нужно, а ты прости меня, пожалуйста. Ну а как же, у меня есть много прекрасных друзей, приятелей, хороших людей, очень хороших, честных, правильных, они считают себя неверующими, у них даже брак не венчаный, в ЗАГСе, ну вот они живут много лет, у них дети – у них разве не любовь тогда?

о. Александр

- Немножко вопрос не понял.

А. Ананьев

- Я просто сейчас вдруг очень хорошо почувствовал, что настоящая любовь, настоящие отношения без веры невозможна, и я сразу вспомнил, вот у меня перед глазами мои хорошие друзья…

о. Александр

- Нет, отношения возможны, но настоящая любовь без веры невозможна, потому что Бог есть Любовь, источник любви не мы для друг друга, настоящая любовь дается Богом – это от Бога исходит всегда.

А. Митрофанова

- Может быть, люди, которые умеют любить – они не такие уж и неверующие, просто это вопрос формулировок или, может быть, они себе не признаются в этом?

о. Александр

- Вы знаете, я знаю семьи, невоцерковленные, они обычного советского периода были, их воцерковленность была весьма проблематична, жили там одна семья, военные в городке на Китайской границе, там ближайшая церковь за 1000 километров – это еще в советское время. Так вот они жертвовали друг для друга, они боялись греха, когда одна его дочка спросила своего папу, такого коммуниста бывшего, уже в наше время: неужели тебе никто не нравился, папа – уже взрослая дочка, уже немолодой папа, он говорит: Конечно, нравился, но когда мне кто-то нравился, я всегда убегал от этой женщины, чтобы не встречаться с ней» - это был тогда офицер, коммунист, искренне верящий в идеалы партии КПСС и ничего не знающий о Боге, то есть он так, как все советские люди…

А. Ананьев

- Все-таки душа – христианка.

о. Александр

- А он шел по пути любви, он думал: как мне сохранить любовь к жене? И вот он так поступал.

А. Ананьев

- Завершая «Семейный час» на радио «Вера» мы с Аллой Митрофановой, во-первых, конечно, благодарим настоятеля храма Трех Святителей в Раменках протоиерея Александра Никольского, разговор с которым был невероятно увлекательным, глубоким, спасибо вам большое, отец Александр, за этот час, спасибо.

о. Александр

- Спасибо.

А. Ананьев

- Во-вторых вам, дорогие слушатели, мы желаем, поймите нас правильно: тяжелых, суровых…

А. Митрофанова

- Ой, да ладно

о. Александр

- Нет, не надо (общий смех)

А. Ананьев

-…полных испытаний и невзгод семейных будней, конечно же, мы шутим.

А. Митрофанова

- Да нет, полных радости, любви, благодати.

о. Александр

- Я как-то солидарен с Аллой больше.

А. Ананьев

- С вами была Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

- Александр Ананьев.

А. Ананьев

- «Семейный час» на радио «Вера», до новых встреч.

А. Митрофанова

- До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.

Также рекомендуем