Москва - 100,9 FM

"Семейная молитва". Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (21.01.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, какой должна быть домашняя молитва, как в ней участвовать супругам и детям, и насколько она важна для семейной жизни.

 


Т. Ларсен

- Здравствуйте, друзья, это «Семейный час» на радио «Вера» с Туттой Ларсен, у нас в гостях духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, педагог высшей категории, член союза писателей, протоиерей Артемий Владимиров. Добрый вечер.

А. Владимиров

- Если вы серьезно перечислили все эти чины и ранги, то и вам добрый вечер.

Т. Ларсен

- Сегодня хотела бы поговорить с вами о семейной молитве, потому что если все-таки люди объединяются в малую церковь, то по идее у них и молитва должна быть общая, но как ее выстроить и насколько это действительно необходимо? Или каждый супруг должен работать над собственной духовной жизнью? Вот все эти вопросы очень часто задаются в православных семьях, я даже слышала такие историю, когда молодые только повенчались, поженились, начинается жизнь в православной семье, первые шероховатости, первые конфликты, которые возникают, они не на бытовой почве, не по теме: куда едем отдыхать или кто моет посуду, а как раз кто как молится, кто читает правила, поем или не поем тропари, читаем или не читаем Акафисты. Для меня это удивительно…

А. Владимиров

- Очень трогательно.

Т. Ларсен

- Да, очень трогательно, но как-то даже странно, что именно в таких вопросах любви и веры у людей возникают разногласия. С вашей точки зрения в принципе – семейная молитва – это что? Это когда все вместе молятся или, когда глава семьи молится за всех?

А. Владимиров

- Прежде всего мне хотелось бы нашим слушателям напомнить очень важную вещь, и думаю, что батюшки имеют такое внутреннее право: человек – это душа в теле, высшая способность души – Дух, бессмертный, человеческих Дух. Все мы в таинстве Крещения восприняли искру Божьей благодати, которая таинственно мерцает в глубинах нашего духа. Совесть – различение добра и зла, словесность – то место, где рождается мысль, устремленность к создателю, желание изменяться от худшего к лучшему, стремление расширять круг своих познаний, благоговение перед святыней, вот сферы действия духа, так вот мне хочется вам сообщить очень приятную и радостную новость: человеческий Дух разумный, освященный искрой Божьей благодати в таинстве Крещения, как огонек пламени всегда тянется к небу, так наш Дух всегда находится в духовном мире, не в этом пространственном вещественном мире, но в мире духовном, и все мы почтены и потребностью и способностью устремляться к Создателю мыслью, чувством, душой и телом, осознавать, быть убежденным в том, что Бог нас слышит, любит, что он и рядом, что он защищает нас, все мы почтены желанием беседовать с Ним, тянуться к Нему, как цветок к источнику Солнца или света, и как говорят знающие дело: «Лишь в Боге наш бессмертный человеческий Дух, который можно назвать «вечное движение», успокаивается, как успокаивается младенец на груди матери», таким образом, все мы без различий званий, состояний, мужчины и женщины, дети и взрослые, пастыри и пасомые, радиослушатели и ведущие, все мы на самом деле, как дышим, как видим, так вот и молимся, то есть нам врождена эта потребность и эта способность, которая может быть развита, а может быть загнана за Можай, всегда памятовать Бога, всегда ему молиться, славословить, каяться перед ним, просить его, и каждый на собственном опыте может проверить, что в течение дня ни раз, и ни два, но всякий раз, когда гром грянет, ты перекрестишься, всякий раз увидишь Митрофанушку, сынулю 15-ти летнего, завалившегося домой, скажешь: «Слава тебе, Господи», отходя ко сну все-таки помолишься: «Господи, благодарю тебя за этот день, благослови меня на наступающую ночь». Останавливает тебя, простите, полицейский: «Нарушаете скоростной режим», а ты ему скажешь: «Христа ради, отпустите» и таким образом мы ведем сегодня речь о домашней молитве, как именно она должна свершаться, кто именно молится, глава семьи или дети, на самом деле, все мы христиане – это на самом деле светлячки, у каждого из нас горящая лампадка есть в сердце, и это очень радостно, потому что чем больше внедрен этот навык в нашу душу, тем более благодати Божьей прибывает как в твоём сердце, так и в твоем собственном доме, но любую способность и любой талант можно загнать за Можай, а можно сделать из алмаза бриллиант, и вот об этом-то действительно очень интересно поговорить, потому что далеко не у всех у нас, честно говоря, все это получается.

Т. Ларсен

- Да, нет, вообще, не получается, потому что очень часто у супругов бывает разная степень воцерковленности, разная степень даже способности молитву выдерживать, воспринимать, кому-то легко прочесть сразу все каноны в один присест, а кто-то еле-еле с правилом Серафима Саровского справляется.

А. Владимиров

- Поэтому нужно начинать говорить о минимум миниморум, о том ликбезе, о том маленьком, но удаленьком золотничке без которого, конечно, не хочется представлять жизнь православной семьи. Ну, для начала Воскресный обед, трапеза. Уж знаете, не прочитать «Отче наш», где есть такие слова, доступные каждому из нас: «Хлеб наш насущный, дай нам на днесь», едва лишь произношу эти слова, сразу вижу десницу Божью, которая простираясь с небес через облака, ставит лечо, гречневую кашу мою любимую для грешников, вот если повезет, рыбный супчик. А чем отличается рыбный суп от ухи? Говорят, что в рыбном супе картошка что ли есть, а в ухе нет, забыл. Короче говоря, начало начал – это, на мой взгляд, праздничная трапеза, которая объединяет более или менее всех домочадцев. Иногда мне говорят: «Ой. Батюшка, я никак не могу ваше наставление вспомнить, и сначала съем йогурт, потом выпью бокал шампанского, я – аристократка, утром у меня всегда бывает шампанское для мозговой деятельности, а потом уже когда отвалю от стола, вспоминаю, что и не помолилась». Ну, вы знаете, никто из нас все-таки не забывает поесть утром, днем или вечером, и, конечно, эта домашняя краткая молитва особенно еще и благодарение: «Благодарим тебя, Боже наш, яко насытил нас земных твоих благ, не лиши нас и Небесного твоего Царствия!», и умение не «сикось на кось», а с чувством, с толком, с расстановкой, осенить себя крестным знаменем, и очень приятно, когда глава семьи папа или мама, И. О., личное И. О., троеперстием осеняет кастрюлю с супом, уже разложенный по тарелкам бездрожжевой хлебушек «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», думаю, что это очень важно для детей, потому что к чему они привыкнут, то они и пронесут через всю жизнь.

Т. Ларсен

- Кто-то задастся вопросом: А зачем, вообще, нужна семейная молитва? Ведь мы много раз говорили, о том, что у каждого человека свой личный опыт встречи с Богом, свой личный путь спасения своей личной отдельной души, и часто просто непонятно, зачем? Ну. Я молюсь все равно за свою семью, за всех своих близких, зачем мне делать это хором со своей семьей?

А. Владимиров

- А давайте посмотрим на наше собственное тело: есть рука, есть нога, есть уха, есть наименее интеллектуальная часть, на которой мы сидим, чего только у нас нет, но все эти члены телесные соединены вместе и они циркулируют кровь, не дай Бог какая-то бляшка, тромбик оторвется и прощай семейная молитва, прощай, земная жизнь, все закончится, останется только предстать пред Богом, так вот и домашние: мама, братик, сестричка, бабушка – все члены единого тела, это тело именуется семьей, и когда мы хоть кратенько встанем вечером, и мама, как наиболее сознательный политический элемент, скажет: «Ослабя, оставя, прости Боже, прегрешенья наши.
Вольные и не вольные, в слове и в деле я же. В видение и не в видение, Вся нам прости, яко Благо Человеколюбец», тотчас циркуляция духовной крови начинает двигаться и оживлять внутренний мир всех домочадцев, именно во время семейной молитвы мы чувствуем эту глубокую мистическую духовную связь: я, ты, он, она – вместе целая семья, мы переживаем совершенно незабываемые, несравнимые минутки всего-то на всего пять минут, мы переживаем внутреннее единство, а самое главное, что когда мы все становимся на молитву, на нас реально сбывается обещание Господа Иисуса Христа, а уста Спасителя не ложны, со креста неправды не говорят, а что он нам обещал: «Когда двое или трое соберутся во имя Мое, я среди Вас, там Я среди Вас», и для меня, как для старенького батюшки совершенно осознаваемо, ощутимо то общение, тот жанр единения, когда Господь таинственно нам соприсутствует, и такова природа православия, в отличие от протестантизма с его гнилым индивидуализмом, где все сам, моя хата с краю. Вот и мы с вами сейчас ведем эфир, а у меня есть ясное ощущение, что Святая Татьяна и отрок Артемий нам соприсутствуют, они даже рады прямому эфиру, что у них появляются дополнительные шансы о чем-то своём поговорить, там над облаками.

Т. Ларсен

- Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера», у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, говорим о семейной молитве. Я вот все пытаюсь как-то сопоставить то, о чем вы говорите, я, конечно, понимаю, что совместная молитва – это очень важно, но у нас вот очень плохо с этим делом, потому что, например, мой супруг любит молиться рано-рано утром, а мне удобнее поздно вечером, накануне, например, готовиться к причастию. Или, например, он мне говорит: «Ты плохо читаешь, нет, ты хорошо читаешь, но я на слух плохо воспринимаю», а когда он читает, то путается с ударениями, сбивается в словах.

А. Владимиров

- Это вызывает у вас легкое раздражение.

Т. Ларсен

- не его сильная сторона – мелодекламация, и плюс дети, конечно, тоже переминаются с ноги на ногу, задают вопросы постоянно, просто забывают, что мы сейчас молимся, а у них возникают какие-то мысли: «Ой, мама, а можно то, а можно это», и получается, что профанируется эта семейная молитва.

А. Владимиров

- Может быть, не профанируется, но мы не ощущаем так остро…

Т. Ларсен

- Никакой благодати не ощущаем точно.

А. Владимиров

- … вот этих плодов духовного единения. Я вот вспоминаю, как молодым священником, было мне, наверное, отроду 30 лет, а для батюшки 30 лет — это примерно 3 года для студента, я получил приглашение к одному из самых уважаемых мною батюшек, он мой сосед по Красному селу отец Валентин Асмус, сын знаменитого философа, который на кафедре философии в Университете служил мэтром, специалист по Аристотелю, отец Валентин закончил классическое отделение тоже филологического факультета, и, вообще, наш филологический факультет много наштамповал, точнее много подготовил будущих батюшек, которые потом через Академию прошли и стали служить Отечеству. Так вот пригласили меня к многодетному батюшке, отцу Валентину, у него 9 детей, еще была жива его матушка Инна, такая светская и очень богатая словом, остроумная женщина, и пригласили меня, как я сейчас понимаю, в силу педагогических моих каких-то штудий, с детьми, стремительно выраставшими, пообщаться. Живут они между прочим совсем неподалеку от Красного села в квартире, где пел великий Утесов, там зала просто как опера Хаус, и самое замечательное, что запомнилось мне, это был даже не обед, не крепко заваренный чай, вы знаете, заварить чай – это тоже почти как молитва, сейчас все больше пакетиками пользуются, а я сужу о достоинстве дома по тому, как заваривает чай хозяин. И вот наступил вечер, и батюшка говорит: «Не желаете ли с нами помолиться?», ну как я могу не пожелать? Мне очень понравилось, что в этой семье каждый ребёнок владеет своим музыкальным инструментом, вообще, они все полиглоты, у них такая культура филологическая, просто заоблачные, как мне кажется. Встали на молитву, к моему удивлению, практически я не услышал знакомых мне вечерних молитв, потому что, учитывая разносортицу, а там дети, знаете ли, прямо поростки, погодки, они заменили все чтения на пения. Ну, скажем, вот все вместе встали и поют: «Святый Боже…» когда ребенок пропевает эти слова, а не просто слушает, как мама их читает, он поневоле как струнка натягивается. Я думаю: ну это мне знакомо «Отче наш», что дальше, спели «Богородицу» с большим удовольствием, закончили «Достойно есть», это и все гимназисты сейчас поют, а потом еще они вместо основного корпуса молитв, может быть, индивидуально там батюшка читает, взяли каике-то песнопения: Николаю Чудотворцу, «Царица моя Преблагая», мне кажется, это очень мудро, когда речь идет о разношёрстном составе, и покуда супруг овладевает орфоэпическими нормами церковнославянского языка, покуда мама учится произносить правильно самое сложное слово – это «Святый», ведь как обычно поют «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный», а на самом деле, я-то преподаю церковнославянский язык, правильно – «СвятЫй», ударение на второй слог, а первый гласный звук должен в отличие от русского, где все очень ужимается и усредняется, именно вот «СвятЫй», я учился 15 лет правильно это слово произносить. Так вот вернёмся к нашему вопросу, я бы предложил чуть-чуть, пусть совсем немножко, пусть в ущерб большому правилу, но с нашими киндерами что-то такое пропеть, там у отца Валентина я еще помню дети читали отрывок дневного Евангелия, что приравнивается однозначно к молитве, можно даже по календарю посмотреть, какое чтение церковное сегодня в храме, и прочитать это в домашних условиях.

Т. Ларсен

- Вечером?

А. Владимиров

- Или утром, как у кого получается.

Т. Ларсен

- Ну, вот дети, конечно, это такой двигатель семейного прогресса в духовных вопросах, потому что когда есть дети, то и взрослые, наверное, более ответственно подходят к этому устроению в семье.

А. Владимиров

- Безусловно. Мы чувствуем внутреннюю ответственность, и как-то сердце нас укоряет: ну, что же ребенок поужинал, побегал, попрыгал, подушками побросал в соседа-братика, и уже там поперек манежа или своей кровати храпит, хочется хоть какую-то маленькую святую минутку, пусть ребёночек уже лежит, а вы ему и почитайте. Между прочим, все великие русские писатели, даже те, у кого были сложности с церковной жизнью, с каким-то особенным умилением и теплотой вспоминали, как они, смежив глазки, видели няню или бабушку, стоящую перед полуосвещённой иконой, что-то шепчущую, и это безусловно благодать, которая касается ребенка, даже седьмой сон видящего.

Т. Ларсен

- Свидетель Феофан Затворник советует родителям привлекать священные предметы к общению детей с верой, вообще, духовным вызреванием, и святая вода, и просфора, иконки, ладан, лампадку зажечь - все эти, вроде, предметы, но освященные, они должны способствовать тому, что бы ребенок погружался в эту правильную атмосферу.

А. Владимиров

- Несомненно, тем паче, что икона есть таинственное средоточие Божье благодати, и уж нам всем точно известно, как парадоксально двух, трехлетние малыши общаются с теми, кто изображён на иконах, в этом смысле, у детей даже особый моцион вырабатывается, скажем, прикладываться к иконам, он видит, как взрослый осеняет себя крестом, как благоговейно лбом, челом прикоснуться, скажем, во многих священнеческих семьях дети просто любят одеяло приспособить в качестве ризы, может, не консервную банку, но какой-то стаканчик ниточкой привяжут, вот им и кадило. Дети удивительно впитывают все, что они видят, относящее к Богочестию, и, конечно, очень важно и лобик помазать маслицем ребеночку, я вспоминаю свою детство, меня мучали реально кошмары: Баба-Яга пыталась выбраться из полу растворенной кладовки, у нас тогда родители святой водой нас не поили, в храм не водили, не потому, что не хотели, а потому что сами были далеки от этого, и, конечно, освящение детского мира, той среды, где дитя как фиалка, Анютины глазки, должно возрасти, это очень важно и вполне, если не заменяет, то помогает запечатлеть в сердце ребенка эти самые простые слова: «Господи помилуй».

Т. Ларсен

- А как быть если в семье один супруг церковный человек, а второй, ну, не знаю, сочувствующий, положительно к этому относящийся, но, может быть, лень ему молиться, или до этого он не дошел, или в церковь лишний раз в Воскресенье папа водит детей, а мама отсыпается.

А. Владимиров

- Вчера меня пригласили освятить одно заведение, какая-то торговля высокотехнологическим оборудованием, народ все более верующий, православный, и встречает меня господин, видимо, он долго готовился, как встретить батюшку, он руководитель как раз этой отрасли, речь идет о целом холдинге, и сейчас, что отрадно, очень много людей просвещенных, не лицемерно просвещенных верой, и в деловом мире, и в политическом мире. Россия все-таки не родина слонов, а родина Ильи Муромца и Алеши Поповича, я выхожу из машины, и он произносит фразу, я чувствую, она заготовлена: «Батюшка, я вам сразу скажу, что я не верующий, хотя заметьте, не атеист».

Т. Ларсен

- А кто?

А. Владимиров

- я сразу, конечно, понял, что он имеет в виду свою отдаленность, отчужденность от храма, от того, что называется обрядами, ритуалами, но у человека есть врожденное чувство, все ходим под Богом, наверное, не крещенный человек, в общем, хотел он именно сказать, что он миром не мазан.

Т. Ларсен

- Правил не знает.

А. Владимиров

- Правил не знает, но не атеист. Я говорю: «Вы знаете, мы с вами все-таки имеем одну мировоззренческую базу, мы же верим в победу добра над злом?», он говорит: «Сомнений нет». И хочу сказать, что действительно все люди в разной мере воцерковлены, кто-то искру Божью в сердце имеет, но стесняется выказать внешне свои чувства или считает, что это нечто показное, афиширование, здесь, конечно, нужен всегда тонкий собеседник, священник или человек, который знает, как семя слова Божия уронить в уже бороде сердца, но, тем не менее, возвращаясь к вашему вопросу, где нет единомыслия подлинного, есть разность полюсов, думается, что и малая малость велика. Вот я вспоминаю отца Алексия Мечева, замечательного священника 20-ых годов в Москве, ревностная духовная дочь, оставившая прекрасные воспоминание об этом духоносном пастыре, все жаловалась на мужа, который крещен, но не просвещён.

Т. Ларсен

- Давайте, ответ отца Алексея Мечева на ее вопросы об этом расскажем после короткой паузы.

А. Владимиров

- безусловно.

Т. Ларсен

- Вы по-прежнему слушаете «Семейный час» на радио «Вера» с Туттой Ларсен, у нас в гостях духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршего совета по вопросам семьи и защиты материнства, педагог высшей категории, член союза писателей, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим мы о семейной молитве, и до перерыва вы рассказывали о духовной дочери Алексея Мечева.

А. Владимиров

- Так вот этот батюшка, наделенный особенной способностью, точнее развивший ее в себе – сострадать, сопереживать, он понимал душу человеческую, как никто, и ревностная христианка рассказывает о муже своем, научном работнике, а тот говорит ей: «Передайте ему просфору», «Батюшка, да вы что?! Он эту просфору ест с супом!», то есть воспринимает ее…

Т. Ларсен

- Как просто хлеб.

А. Владимиров

- Да, как хлеб, батюшка отругал эту милую даму, он говорит: «Ничего вы не смыслите, если он принимает от священника эту просфору, зная откуда она пришла, и если он берет ее, это значит в его сердце уже затеплилась искорка», и действительно батюшка был прав, потому что через какое-то время состоялась их встреча, и дело пошло, попутный ветер Божьей благодати душу этого совестливого, светского, интересного человека ввел в пространство храма, в этом смысле, конечно, благочестивая женушка должна снисходить к мужу, не быть человеком в футляре, в мундире, требовать жёсткости такой, но можно иногда и своими словами как-то помолиться, потому что эту область все равно человеческая душа чувствует. Провожает жена мужа, у него сложности на работе, она говорит, беседуя с Богом вместе: «Сохрани, Господи, супруга моего от санэпидстанции, от роспотребнадзора, от пожарников, от налоговой инспекции, во имя Отца и Сына и Святого Духа». Муж, который является маленьким начальником большого предприятия, поверьте, услышит эти слова, не потому что он прячется от налоговой инспекции, но потому что слишком частое посещение этих визитеров изматывает всякого среднего предпринимателя, и вот этот психологизм. Знаете, есть такие молитвочки, которые в молитвослове вы не найдете, но которые найдут всегда отклик в вашем собеседнике. Скажем, вы беседуете с гиперактивной женщиной, которая всем хочет помочь, свой нос она сует буквально в любую щель, и часто в лучших своих намерениях обманывается и получает отворот-поворот. Вы вот приметил такую суетность его характера и ласково ей так говорите: «Хотите получить особую молитву, которая сделает вас тактичной и деликатной, мудрой, так что всегда вы будете ко двору, всегда почувствуете, что молвить?» «Да, батюшка, мне очень не хватает такой молитвы». «Так послушайте ее, эта молитва произносится на диалекте так: «Не суй меня, Господи, куды меня не просют». И вы знаете, эта молитва сейчас очень популярна, ее распространяют в политических, дипломатических кругах, кто-то сейчас. Чувствую, просит ее повторить: «Не суй меня, Господи, куды меня не просют», а по существу смысл этой молитвы совершенно совпадает с прошением молитвы «Отче наш»: «Не введи нас, Господи, во искушение, но избави нас от лукавого».

Т. Ларсен

- Но получается, если мы говорим о семейной молитве, то все равно кто-то в семье должен быть главным, чтобы задавать тон и всех строить.

А. Владимиров

- Безусловно, дело в том, что вся наша жизнь зиждется на личностном начале, и всегда должен быть флагманский корабль, за которым плавает флотилия, такова наша жизнь, нужно уметь брать на себя инициативу.

Т. Ларсен

- Ну, видите, берешь инициативу раз, берешь два, берешь три года, и видишь, что все уже привыкли к тому, что ты там за всех отдуваешься и никто так уж особо и не старается до тебя дотянуться.

А. Владимиров

- Не горит, так сказать. Тем не менее, повторение – мать учения, и я точно знаю, что дети, привыкшие к благословению мамы, привыкшие к какому-то хвостику молитвенного правила, они через какое-то время, Богу ведомое, обязательно к этому вернутся. Давайте вспомним Великую Отечественную Войну и войны с комсомольским билетом на груди, которые также бережно прятали на груди ладанку или «Живые помощи» - Псалом 90 так в народе называли, а чего стоит то стихотворение, которое нельзя читать без слез, родившееся где-то в окопе, возможно, вы его слышали, я только общее содержание его сейчас помню: Почему нам говорили, что нет тебя? Я вижу звезды над головой, а завтра тяжкий бой, и думаю, что я пойду к Тебе, прости меня, я грешен, но не забудь, мне хорошо с тобой. Вот такая, знаете, доморощенная, но искренняя молитва родилась в сердце человека, религиозное чувство которого пробудилось в нем за пять минут до кончины.

Т. Ларсен

- Возвращаясь к тому, как встроить семейную молитву в жизнь всей семьи, чтобы к ней привлекать и младших детей, и бабушек, слабых всех, получается, меру этой молитвы мы определяем по самому слабому из всей семьи? По детишкам, по младенцам? Например, папа привык всегда молиться, стоя, и он выстаивает все 20 минут, а мама или дети предпочли бы сидеть, стоять им тяжело, или, может, кому-то даже прилечь захочется, папа будет строг и будет велеть всем стоять или просто пусть папа сам, стоя, молится?

А. Владимиров

- Сейчас я вам раскрою страшную тайну. Вы знаете, что батюшки часто служат, а служба, Литургия предполагается домашнее молитвенное приготовление. Представьте себе, батюшка набегался за целый день, два прямых эфира, а тут нужно еще кого-то причастить, что-то освятить, вечерняя служба, там ответы на вопросы прихожан, батюшка никакой появляется в 11 часу дома. Матушка уже понимает, что сердиться на него бесполезно, а завтра большой праздник – Господне Крещение. Если матушка имеет любовь к батюшке, то она может сказать ему даже так: «Отец мой, - знаете, не без юмора иногда матушка называет батюшку отцом, - совсем ты ослаб в земных трудах, ложись-ка поудобнее надевай свою любимую полосатую пижаму, я тебя только не прикрою пуховым одеялом, а то заснешь сразу, а так, легким покрывальцем, а я-то и почитаю тебе канон к Богородице», батюшка, как щенок побитый, благодарно смотрит на матушку, на икону и говорит: «Господи, какое счастье, что ты послал мне этого ангела, которого я встретил на студенческой скамье», безмолвно повинуется, и матушка батюшке почитает это правило. А вы знаете, в монастырях там же, вообще, все на системе послушания, предположим, завтра великий праздник – Пасха, а повара должны всю ночь готовить трапезу, потому что приезжает какой-нибудь Мистер-Твистер-премьер-министр в обитель, и нужно всю его свиту по пятизвездочному уровню накормить, так вот там, где есть круговая порка добра и любви, таинственно одному вменяется другое, повар стоит у печки, смотрит, сейчас модно на русской печи готовить, я знаю, что в Сити-центре наверху одного из зданий есть ресторан русской пищи и там две русские печи, живой огонь. Так вот представьте, монастырский повар какие-то там пироги в русскую печь сует, и еще смиренно говорит: «Братия-ангелы молятся сейчас в соборе там, говорят «Христос Воскресе», а я вот смотрю в этот огонь, не для меня ли он предназначен», но по закону духовной любви искусство повара послужит утешением братии, а молитвы братии вменяться повару, и вот этот круговорот духовных благ в природе должен быть соотносим и с семьей, я думаю, поэтому пусть папа – такой журавель, постоит и помолится, а мама, видя, что у неё дети, как блошки из-под рук разбегаются, она делает им снисхождение, в объятия любви, как на рученьки, двух своих малышей на правую и на левую коленку, сама сидит и говорит: «Ну-ка, послушаем, какую молитву сейчас читает папа?» а папа в это время произносит: «В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой; Ты же мя благослови, Ты мя помилуй и живот вечный даруй ми», последняя молитва вечернего правила.

Т. Ларсен

- Еще очень часто взрослых в семье раздражает, когда дети в процессе семейной, общей, вроде как, молитвы отвлекаются на какие-то мелочи, на игру, на какую-то машинку, которую они держат в руках, или кто-то еще рисует сидит, и, вроде как, тоже должного благоговения в этот момент ребенок не проявляет.

А. Владимиров

- Подобное и в храме мы можем видеть, не правда ли? Я думаю, что общий рецепт для взрослых – это умение сохранять невозмутимое спокойствие духа, невозможно бесконечно делать ребёнку замечания, потому что дети – это существа с кинетической энергией, движение для них жизнь, и заспиртовать что ли малыша? Думаю, что никому не понравится такой ребенок из кунсткамеры, поэтому я считаю, что здесь мама обернется на малыша, который каля-маля какие-то делает и скажет: «Мишенька, ты, по-моему, пропустил самое важное, смотри, Ангел хранитель сейчас спускается к нам с Небес и несет нам райские цветы». Мишенька посмотрит, между прочим, если его взор соприкоснется с большим образом Архангела Гавриила, который держит лилию райскую в руке, уверяю вас, он увидит гораздо больше, чем видит мама или даже батюшка, поэтому не грубый оклик: «Ну, что ты там ползаешь под ногами, дождевой червяк!», - это преступление. Давайте вспомним преподобного Серафима, который принимал в своей келье мирянина, какую-то даму с ребёнком, и ребенок что-то мурлыкал и по келье бегал, та его за рукав, окрик. Он говорит: «Не нужно, это ребенок с Ангелом играет», мудрый старец-отшельник увидел, что ребёнок по-своему приобщается к духовному миру, совсем не так, как взрослый.

Т. Ларсен

- Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера», у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Мы говорим о семейной молитве. Конечно, если мы говорим о каком-то общем молитвенном правиле, то проще всего, если ты молишься рано утром, когда вся семья в сборе или поздно вечером, но а как приучить и детей, а главное и себя, все свои житейские дела делать с молитвой. Вот иногда что-то такое происходит, как вы говорите: гашник остановил, налоговая нагрянула или какие-то менее бытовые вещи, но тоже переживания, и ты вот позвонишь 140 людям с просьбой помочь как-то что-то разрулить, будешь лихорадочно гуглить как решаются и где эти проблемы, и только в последний момент тебе прилет в голову помолиться, а с этого-то надо было начинать решать все вопросы. И в ведь у нас есть столько молитв в молитвослове по каким-то конкретным делам: когда ребёнок плохо учится или он заболел, когда у жены с мужем несогласия, есть определённые святые, к которым в этот момент можно обращаться за помощью, как бы так научиться с этого начинать решать все свои проблемы?

А. Владимиров

- Это была бы уже не жизнь, а сказка, потому что действительно непрестанная молитва, особенно соединённая с призванием имени Иисуса Христа: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного», это как ручеек хрустально чистой воды, который освежает ваш ум вместе с тем отгоняет от вас темную силу, предупреждает всякие несчастные случаи, ибо, завидев у нас стремление взывать к небесному Отцу, Всевышний сохранит нас от таких бед, которая со мной едва не приключилась две недели назад. Представьте себе, мне даже стыдно об этом рассказывать, но, говорят, «грехи постыдные стыдом исповедания сжигаются», а тут нас слушает миллион, и я рад сейчас вам рассказать, друзья, об оном непозволительном, как я считаю, легкомыслии, вот этого самого педагога высшей категории, входящего в комиссию по защите материнства и детства и прочее. Я ехал причащать одну женщину, девушку, по состоянию здоровья она, вообще, не может выходить из дома, последствия паралича центральной нервной системы, и машина остановилась у тротуара, мне нужно было простои перейти дорогу и подойти к подъезду, я вышел, соответственно, на тротуар, сидел на заднем сидении, водитель мой приходской уже приготовился пол часика покемарить, у меня в руке телефон, я набираю телефон: «Катя, - зовут эту милую душу, - я приехал, готовьтесь, водичку наливайте запить святое причастие», а вот так беседую, а когда вы по телефону беседуете, вы не смотрите ни направо, ни налево, и огибаю сзади машину, и в это время легковушечка мягко, неслышно едет мимо, я Слава тебе Господи, не сунулся, был просто на грани, чтобы сделать шаг, легковушечка видимо тень, хорошо женщина наблюдательная за рулем сидела. Тень или мой нос длинный как у Орфин Джуса завидела и притормозила, метр проехала, я тут с телефоном беседую, а водительница раскрыла боковое окошко и так на меня выразительно посмотрела, молча, в этом взгляде было: «Батюшка, что ты, родимый, делаешь, ты вот по радио «Вера» выступаешь, а сам ведешь себя хуже 12-летней школьницы, которая милая закрыла глаза, беруши от микрофона в ушах, гаджеты в руках, свою жизнь подвергаешь такому риску», и вы знаете, у меня тотчас сердце екнуло, я ей, конечно, поклонился, мысленно попросил прощения, и уже забираясь в подъезд. А у меня в душе: «Иисусе Христе, помилуй, Иисусе Христе, прости меня дурачка старого», ну как быть таким легкомысленным, у тебя, батюшка, что на плечах – кочан капусты или голова? А представь себе, сейчас бы бортанули тебя, и шейка бедра, и прочие проблемы, и остался бы наш «Семейный час» театром одного актера Тутты Ларсен, и кто бы остался виноват? Короче говоря, вся наша жизнь будничная соткана из таких моментов, таких звеньев этой цепи, что Господа Бога поминать должно буквально ежечасно, ежеминутно, ежесекундно, и святитель Феофан Затворник, о котором мы с вами упоминали, действительно так и приучает мирян: «ходите в течение всего дня, как Адам в раю пред лицом Господа Бога», всегда просите «Господи, благослови, Господи, сохрани!», «Слава тебе, Боже», своими словами просите Создателя, прибегайте к нему, как младенец тянется к родителям, так знайте, что Господу Богу угодно всякое ваше неформальное слово, прошение, благодарение, и вечером мы, вот так потрудившись, незримо все наши земные дела освещаются через незримый стержень молитвы, домой приходим, а там супруга и говорит: «Ну, что батюшка? Что-то ты сегодня ранее обыкновенного, 8.15 просто подвиг, давай-ка с детьми-то и помолишься». И когда ваша душа действительно умиротворена, чувствует Божье присутствие, когда на сердце спокойно и радостно, тогда действительно и малые две-три молитвочки принесут нашим ближним великий плод.

Т. Ларсен

- А что делать, если кто-то в семье прям категорически отказывается участвовать в общем процессе, например, ребёнок-подросток? Вырос и отвалился.

А. Владимиров

- Про таких сказано: невольник-не богомольны, благодать не насилует. «Женя, у тебя, видимо, кризис переходного возраста, потому что судя по твоей физиономии, Ангел хранитель куда-то пошёл погулять и не вернулся, уж если ты считаешь китайской пыткой хоть на пять минуточек собраться перед зажжённой свечой, ну, Господь с тобой, мы за тебя помолимся, а придет время еще вспомнишь своих родителей». И ведь вспоминает Сергей Есенин: «Ты жива еще моя старушка, жив и я, привет тебе, привет», и поэт душой тянется «к избушке, над которою струится несказанный свет», мечтает о «сеновале, где, раскинув руки, он будет спать до утра», и об окошке, в котором он увидит миленький свой сад, и пишет: «Не учи меня молиться, как восемь лет назад», ну, Есенин был всегда очень искренен и откровенен, между тем, как в большинстве своем мы рано или поздно сами, став взрослыми, конечно, видим, что росточки, посеянные мудрыми, но не жесткими в требовании выполнить часы молитвы, родителями, обязательно прорастут. Не будем забывать, что всем верховодит в христианских семьях любовь, а все остальное, в том числе и молитва, обязательно приложится.

Т. Ларсен

- Еще такой вопрос, который часто возникает у родителей, если в семье достаточно маленькие дети: нужно ли их привлекать к молитве об усопших? Потому что кто-то думает, зачем лишний раз ребеночку напоминать о смерти.

А. Владимиров

- Дети гораздо более глубокие, на мой взгляд, и духовно зрячие существа, чем взрослые, и, думаю, что одна из самых внятных и понятных молитв для ребенка: «Спаси Господи, маму и папу, даруй им здоровье», а если они знают, что бабушка отошла в мир иной, то для ребёнка эта молитва: «Упокой душу рабы Божьей Любови, - это моя бабушка Любовь, -ее святыми молитвами прости и помоги мне», вы знаете, эта молитва никогда не испугает, ни будет ни шоком, как может показаться кому-нибудь на радио «Эхо Москвы», но она молитва своим благодатным миром заполняет сердце ребенка, и он чувствует незримую связь, которая соединяет мир видимый и мир невидимый, и наши родственники усопшие ближе к нам, чем мы думаем, и именно через такую маленькую семейную молитву об упокоении мы как будто бы сближаемся и чувствуем благодатную поддержку тех, кто, любя нас, уже молится за нас там, за гранью земного бытия.

Т. Ларсен

- В общем-то, так и получается, что семейная молитва – это. Вообще, никакое ни разу не правило и в каждой семье она своя? В каждой семье своя форма, своя мера, и, наверное, как все семьи не похожи между собой, так и семейная молитва у всех разная?

А. Владимиров

- Да, у нас есть определенные правила и каноны, но как вы знаете, придя в ателье, вы все-таки просите, чтобы по индивидуальному лекалу вам шили вечернее платье, да и прошли те времена, когда фабрики «Большевичка» одевала в робы советских женщин, все-тки мы не в Китае живем, где царство мундиров, застегнутых на все пуговицы, да и там сейчас разнообразие, поэтому, ч думаю, что весь пафос и смысл нашей интереснейшей передачи заключался в том, чтобы слушатели поняли, что семейная молитва – это дело живое, дело творческое, дело, которое соотносится с нравственным внутренним миром и взрослых, и маленьких, и созидать этот священный круг молитвы нужно деликатно, осторожно, с улыбкой, с мягкостью.

Т. Ларсен

- Творчески.

А. Владимиров

- Творчески, и хочется сказать, наверное, словами поэта А. С Пушкина: «Сколько нам открытий чудных готовит просвещения дух/ И опыт – сын ошибок трудных, гений парадоксов друг».

Т. Ларсен

- Друг парадоксов и человек с большим опытом, протоиерей Артемий Владимиров сегодня гость радио «Вера».

А. Владимиров

- А Тутта Ларсен – человек, может быть, не с таким большим опытом, но женщина, которая чувствует гораздо глубже и проницательнее, чем мужчина. Вот как мы с вами, как соловей и кукушка прекрасно заканчиваем сегодняшнюю передачу.

Т. Ларсен

- На самом деле, я вам очень благодарна, потому что для меня вопрос семейном молитвы как раз острый, потому что мне хочется, чтобы она действительно была настоящей и искренней, но не всегда это получается, потому что взрослые молимся иначе, чем дети, и, мне казалось, что если мы молимся с детьми, то мы многое упускаем. Но вы все-таки благословляете, что надо от детей отталкиваться в семейной молитве, и это очень мне помогло.

А. Владимиров

- А так как батюшки – это те же дети, и они во время молитвы сами могут посмотреть в окошко, увидеть, как летят птицы перелетные, то будем и к детям относиться с нисхождением.

Т. Ларсен

- Да, и учиться у них на самом деле, какому-то более легкому отношению к жизни.

А. Владимиров

- Искренности и непосредственности.

Т. Ларсен

- Не легкомысленному, да, а именно легкому. Спасибо огромное, батюшка. У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря протоиерей Артемий Владимиров, меня зовут Тутта Ларсен, вы слушали «Семейный час» на радио «Вера», всего доброго.

А. Владимиров

- До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.

Также рекомендуем