Рождественская ель

* Поделиться

История рождественской ёлки в России во многом необычна... До Петра Первого Новый Год справляли раньше Рождества на целых четыре месяца — первого сентября. И вот в одна тысяча шестьсот девяносто девятом году, за пять дней до Рождества по старому стилю, Петр Великий приказал перенести праздник новолетия на первое января одна тысяча семисотого года. И указом повелел украшать дома на Новый год ёлочками или хвойными ветвями, как он это видел в Западной Европе во время своего путешествия.

Так в Россию пришел обычай, который в самой Европе зародился в Средние века. И по преданию, начало ему положил живший в восьмом веке святой Бонифаций, которого в русской православной традиции называют Вонифатием. Рассказав германскому племени о рождении Христа, он срубил священный дуб грозного бога Одина и вовсе не был поражен громом, чего ожидали его слушатели. Дуб, падая, повалил несколько деревьев, кроме совсем молодой ели. И Бонифаций сказал, что отныне ель в этих краях будет деревом Христа и напоминать о Его Рождестве.

Надо сказать, что, несмотря на это красивое предание, ёлка как один из символов праздника Рождества Христова, прижилась в народе нескоро. После петровского указа более ста лет она сверкала в наряде лишь в царских дворцах, завораживала маленьких царевичей и царевен.

И вдруг в начале сороковых годов девятнадцатого столетия начался настоящий ёлочный бум. Целые еловые леса двинулись на Новый год в города, украшая дома семей из самых разных сословий. Почему началась мода на ёлку, и вправду остается загадкой. Но одна версия кажется правдоподобной. В то время в России появились переводы сказок Андерсена, которые сразу стали популярными у всех сословий. Среди них были рождественские сказки «Ель» и «Девочка с серными спичками», обе с волшебным образом вечнозелёного дерева. Первая сказка — лёгкая, чудесная. Вторая — жизненная и очень грустная, она взывала к сочувствию, к помощи бедным и всем, кому несладко в дни Рождества. Говоря образно, эти сказки могли тронуть, быть может, самую тонкую и звонкую струну русского сердца, струну милосердия.

Именно тогда в России появился обычай украшать ёлку яблоками, мандаринами, сухими фруктами — абрикосами, инжиром, черносливом, — а также медовыми пряниками. Эти украшения символизировали дары волхвов, которые были принесены ими в пещеру родившемуся Христу. А вершину ёлки стала украшать Вифлеемская звезда, указывавшая путь волхвам. Так в России новогодняя ель стала по-настоящему рождественской. За это и «пострадала» после революции семнадцатого года, была названа «поповским обычаем». Впрочем, она недолго была изгнанницей и в тридцатые годы вновь вернулась в дома символом Нового года с красной, как бы кремлёвской звездой на верхушке. И уже в наши дни, с началом нового тысячелетия ёлка снова стала напоминать о светлом празднике Рождества — на ее ветви возвратились ангелы, а под её пологом уже во многих домах можно увидеть «рождественский вертеп» — маленький домик-пещерку с фигурками Святого Семейства, пастухов и волхвов.

Другие программы
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Во что мы верим
Во что мы верим

Также рекомендуем