Москва - 100,9 FM

«Путь к Богу через познание мира». Епископ Черняховский и Славский Николай, Ольга Русанова

* Поделиться

Наши собеседники — епископ Черняховский и Славский Николай и директор духовно-просветительского центра «Преображение» Ольга Русанова.

Мы говорили о разных направлениях центра «Преображение» в городе Черняховске Калининградской области, о соотношении знаний и веры, и о том, как познание мира может помочь прийти к Богу.

Ведущая: Елизавета Волчегорская


Е. Волчегорская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер», с вами Елизавета Волчегорская. У нас на связи Калининградская область, город Черняховск. Епископ Черняховский и Славский Николай и Ольга Петровна Русанова, директор духовно-просветительского центра «Преображение». Здравствуйте.

Епископ Николай

— Здравствуйте, Елизавета. Здравствуйте, слушатели радио «Вера».

О. Русанова

— Здравствуйте.

Е. Волчегорская

— Я предлагаю начать с рассказа про вашу епархию, про город Черняховск. У меня название горда Черняховска вызывает в первую очередь какие-то исторические отдаленные ассоциации — замки, тевтонский орден — что-то, что скорее действительно напоминает учебник по истории, а не вот современную мою российскую реальность. А вы вот там живете сейчас. Расскажите, пожалуйста, про вашу епархию.

Епископ Николай

— Действительно, история у нас на каждом шагу. Калининградская область — это место необычное, и даже вызывает интерес туристов, сейчас много приезжают — здесь кусочек Европы в России. И Инстербург бывший, ныне Черняховск находится примерно в центре, географическом центре области, и Черняховская епархия также — это епархии востока Калининградской области. То есть у нас 10,5 тысяч квадратных километров территории, на которых расположены приходы, храмы. И вот это есть Черняховская епархия: 28 приходов, 32 священника и два монастыря — вот такая статистика Черняховской епархии.

Е. Волчегорская

— А это много или мало, 28 приходов?

Епископ Николай

— Это маленькая епархия по российским меркам.

Е. Волчегорская

— Ну вот так, по калининградским меркам, хватает храмов, хватает вот всего или мало, правда?

Епископ Николай

— В Калининградской области немножко разделена вот так пополам — запад и восток — по смыслу. То есть запад — это промышленность, это большой город Калининград, это побережье с санаториями и базами. А восток области, он традиционно был таким, аграрным. И, в общем-то, в связи с тем, что сейчас переориентировалась вся наша жизнь, здесь не очень большое население, не очень занятое работой. И, в общем-то, кто имеет возможность, переезжает туда, на запад. Поэтому храмов, наверное, хватает. Ну это вопрос совсем другой, хватает ли храмов — храмов нужно столько, сколько люди хотят их видеть, чтобы они наполнялись.

Е. Волчегорская

— А вот если говорить о духовно-просветительском центре «Преображение», который находится в центре города, он выглядит достаточно масштабно. Я думаю, что далеко не каждый более населенный, скажем так, город может похвастаться тем, что в центре здание в несколько этажей, и это духовно-просветительский центр. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

Епископ Николай

— Вообще в Калининградской области достаточно много построек довоенного периода, и они, в общем-то, разрушаются, многие разрушаются, потому что, может быть, утратился смысл их существования. И вот одним из таких зданий было как раз вот это здание бывшего Дома пионеров. Это здание четырехэтажное, постройки конца XIX века. Ну до войны здесь был частный дом, частный прием врачей, что-то такое. После войны сразу же здесь был Дом пионеров. Практически сразу после войны, когда здесь началась Калининградская область, и для многих людей это был Дом пионеров — они там учились, они там занимались в разных кружках. С 90-х годов примерно он пришел в упадок и около 20 лет вообще стоял заброшенным, причем аварийным. Я так понимаю, что его никто не хотел брать, им заниматься. Ну таких зданий не так мало на востоке области, потому что достаточно небольшое население, относительно. Если бы это было в Калининграде, конечно, он не стоял бы аварийным. Но тогда было предложение передать Церкви — это было в 2010 году. И вот когда Калининградская епархия разделилась на две, на Калининградскую и Черняховскую, то выяснилось, что вот у нас есть такое здание. Что с ним делать было? Понятно, что это ответственность, понятно, что нужно было что-то делать, потому что аварийное задние в центре города — это и плохо, это и некрасиво, это и опасно для тех же детей, которые здесь постоянно лазили по этим этажам, были случаи даже падений. Ну никто не пострадал, к счастью, но все-таки.

Е. Волчегорская

— Это бывает, да, с заброшенными зданиями, они для детей в первую очередь опасны.

Епископ Николай

— Поэтому я сразу стал думать, что же делать. Удалось вступить в программу, федеральную программу, и получить деньги на капитальный ремонт. В общем-то, ремонт был сделан достаточно быстро, и сразу же возник вопрос: что же там будет? То есть когда увидели, что заканчивается ремонт, стало активно в соцсетях и среди людей обсуждаться, что там будет. И тогда, наверное, ну может, еще и раньше гораздо, я подумал, что люди ждут продолжения того, что было — то есть Дом пионеров в каком-то смысле, то есть место, где будут кружки по интересам, где будут заниматься, ну может быть, не только дети, но и взрослые. И вот теперь наш просветительский центр «Преображение», вот он реализует вот эту идею о том, что здание должно служить людям, должно развивать их, преображать в каком-то смысле. Да и вообще для города получилось преображение — то есть руины, которые все помнят, люди некоторые выросли с детства до зрелого возраста и видели эту руину, и вдруг она преобразилась в красивое здание.

Е. Волчегорская

— Я хочу спросить Ольгу Петровну, сколько лет уже духовно-просветительский центр функционирует, именно как духовно-просветительский центр, и что там сейчас. А потом я предлагаю поговорить на тоже очень интересную тему: почему именно Церковь, епархия занимается вот этой деятельностью — организацией, по сути, досуга и дополнительного образования для детей и для взрослых.

О. Русанова

— Наш духовно-просветительский центр «Преображение» был торжественно открыт как раз в праздник Преображения в 2020 году, 19 августа — вот мы меньше года существуем. И как раз, получается, пандемия — в полной мере начать вот то, о чем вы Владыка говорил, пока не представляется возможности. Но все-таки у нас достаточно интересные уже направления — слово «кружки» мы здесь не применяем, у нас идут, скажем так, клубы по интересам. И что самое интересное, каждое направление курирует священник. Как-то так получилось, это не было такой прямой целью, но у нас в епархии очень много священников, у которых есть дополнительно светское образование, и просто действительно очень интересные такие, творческие люди. У нас в приходе есть актриса профессиональная, закончившая ГИТИС, и она очень интересно ведет такое вот направление: сценическая речь — работа, которая помогает ребятам раскрыться, не стесняться говорить.

Е. Волчегорская

— Сложно переоценить значение сценической речи и умение правильно излагать свои мысли. Тем более в жизни ребенка и подростка это, конечно, очень много значит.

О. Русанова

— Конечно. То есть на занятиях у них есть возможность расширить голосовой диапазон, улучшить тембр голоса. Развивают внимание, воображение, не боятся искренне реагировать на события. Импровизация, работа с текстом через анализ поступков героев, какое-то, знаете, проникновение в авторский замысел. То есть действительно очень такая интересная творческая лаборатория. И еще у нас есть такая находка, к нам приезжает из Калининграда специалист по сценическому фехтованию. И это тоже очень, знаете, заинтересовало, то есть это единственное в Черняховске вот это место, где можно, очень пользуется большим спросом, интересом.

Епископ Николай

— У нас все здание практически заполнено сейчас, хотя это только начинается, но уже заполнено разной деятельностью, причем очень разной. Это и направление поддержки молодых многодетных семей — например есть клуб, где мамочки, которые сейчас в декрете, собираются, и занимаются, и общаются вместе с детьми, дети в это время играют в этом же помещении. Например, это пользуется спросом. У нас есть военно-патриотический клуб, который был при школе, но так как учитель, который этим занимался, ушел на пенсию, то они остались, в общем-то, как бы не принятыми — ну потому что нет педагогического образования, и в школе эта деятельность нелогична. Они попросились к нам. То есть это вот готовые такие организации, которым просто предоставили помещение, и они там занимаются. Вот военно-политический клуб «Форпост» — там такие интересные ребята, руководители. Допустим, они работают на производстве где-то, и после работы они приходят и занимаются с этими парнями и девушками. Кстати, они участвуют в соревнованиях такого военно-прикладного направления, потом занимаются поисковой деятельностью. В общем, началось с того, что они пошли в какой-то поход и нашли жетоны, красноармейские жетоны солдат, которые погибли. Стали пытаться найти, что это за жетоны, кому они принадлежали, что произошло в этом месте. И, в общем-то, узнали очень много информации, нашли родственников этих солдат, связались с ними, сделали памятный знак сами — ну сами инициировали и где-то заказали такой памятник небольшой, поставили его в лесу — это все было в лесу. И вот с тех пор клуб «Форпост» может, вполне по праву называется поисковым военно-патриотическим клубом.

Е. Волчегорская

— Это удивительно. Это же на самом деле — немножко отходя от нашей темы, — это очень сложно сейчас довести дело до конца: не просто найти места, где погибли воины, но и установить памятник. Я просто почему знаю — вот в деревне Московской области, где я сейчас нахожусь, у нас жена местного священника этим занимается, и я знаю, как это сложно. Прямо очень сложно. Молодцы ребята. И они, я так понимаю, они продолжают сейчас вот эти поисковые свои работы?

Епископ Николай

— Да. Причем спрос очень немалый, то есть постоянно приходят дети и просятся: мы хотим в клуб «Форпост». Уже эти ребята, которые ведут, это бывшие старшие ученики, которые занимались давно, они теперь руководят, и они говорят, что уже мы сейчас будем расширять деятельность, и еще несколько дней назначать дополнительно, потому что желающих очень много, как ни странно. Как ни странно, казалось бы.

О. Русанова

— Если можно, я дополню. Вот на днях пришли новые анкеты — мы для того, чтобы принимать детей, мы оставляем анкеты на входе, и они пишут. То есть нам интересны не только фамилии, телефоны, данные о родителях, но и вообще, а для чего им, что они хотят, почему они хотят сюда. И вот девочка пишет, что она хочет поступать вот в институт, именно у нас есть пограничный институт, и для этого она собирается вот посещать вот этот да, клуб армии. И вот знаете, кроме вот физической какой-то подготовки — когда к нам пришли ребята, я понимала, что вот идет такое вот да, патриотическая воспитание, я спросила: а не имеете ли вы что-то против, если мы будем еще духовно-патриотическим заниматься, ну скажем, воспитанием? А они сказали: мы только рады. Потому что когда мы говорим, например, о Александре Невском, то есть нам бы хотелось именно вот это донести, то что мы грамотно не сможем сказать. И курирует священник этот «Форпост», который, кстати, занимается дополнительно вольной борьбой, да, боевое самбо, и говорит с ним на одном языке. То есть к ним приходит священник иногда в рясе, а иногда просто спортивно одетый, и это очень мотивирует и очень интересует. И какая-то, вы знаете, вот эта дистанция, да, какое-то непонятие — вы же знаете, сейчас в интернете очень много говорят о священниках. И вдруг когда вот священник —молодой, красивый парень, здоровый, и он вместе с ними занимается, объясняет какие-то вещи им непонятные на понятном им языке, и очень располагает.

Епископ Николай

— Это впечатляет, да.

Е. Волчегорская

— Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас на связи Калининградская область, город Черняховск, епископ Черняховский и Славский Николай, и Ольга Петровна Русанова, директор духовно-просветительского центра «Преображение». Я попрошу вас рассказать о техническом направлении центра. И Владыка обещал поделиться тем, как он пришел к вере, сказав, что эти вещи связаны.

Епископ Николай

— Да, для меня, получилось, связаны. Ну я инженер-радиоэлектронщик по образованию. И довольно давно, с детства занимался, был радиолюбителем. В общем-то, с 14 лет, собрал телевизор первый раз в 14 лет, и вот это для меня было естественно. В свое время я работал над радиостанцией, заказчиком было МВД. Ну это была радиостанция цифровая, в общем, довольно сложная, зашифрованная. И у меня возникла вдруг мысль, что почему вот так все гармонично, почему так логично вообще происходит: распространение радиоволн, фазовые характеристики приборов, допустим, все это можно рассмотреть с одной стороны, и с другой стороны. То есть для меня, вдруг меня это удивило. И я подумал, что а где же источник этой гармонии? Почему так гармонично, и источник гармонии надо найти. И я тогда стал интересоваться, читать Библию, задумываться о Боге. Ну бывает так, что именно от техники пришел к вере. Поэтому я не вижу здесь противоречия, между техникой и верой в Бога, например. Поэтому у нас в центре — ну это уже была моя инициатива, есть клуб — ну это вообще технического творчества, можно сказать, радиоэлектроника и радиосвязь, допустим. Дело в том, что в Черняховске было в школах и здесь, в бывшем Доме пионеров, всего было семь коллективных радиостанций. Небольшой город довольно, и в каждой школе была коллективная радиостанция почти. И я подумал, что да, те дети, которые занимались этим, они выросли, конечно, но у них есть свои дети теперь. И возможно, что интерес к такого рода технике они каким-то образом передали своим детям, и это, наверное, востребовано. И оказалось действительно так.

Е. Волчегорская

— А я хотела сказать, что я была очень впечатлена тем, что у вас сеть радиокружок, и вы его ведете. И я еще до нашей программы несколько раз поделилась с друзьями тем, что вот, представляете, вот там, в Черняховске, есть такой просветительский центр и там есть радиокружок, и его ведет архиерей.

Епископ Николай

— Все удивлялись.

Е. Волчегорская

— Все очень были впечатлены, причем в положительном самом смысле, говорят: надо же, это такая интересная вещь. Раньше это было доступно, а сейчас вообще нигде нет и уже давно мы не встречались с этим. Как же здорово! Вот такая реакция у всех была без исключения.

О. Русанова

— Я могу подтвердить, я как педагог наблюдаю, и вы знаете, девочки настолько заинтересованы. И когда этот предмет начал изначально педагог, он заболел ковидом, и мы предложили ребятам перейти в другой клуб — в 3D. Но ребята сказали: нет, мы паять. И тогда Владыка стал всем этим заниматься. И настолько втянулись все — и ребята, и Владыка. И сейчас даже представить, что как-то вот этого могло не быть, даже вот сложно. То есть это действительно очень увлекательно. Причем, вы знаете, когда приходят взрослые люди, которые когда-то с этим сталкивались и они предлагают: а давайте мы вам тоже, а у меня где-то на чердаке, либо в подвале какой-то стоит вот старый-старый прибор, ну могу даже сейчас не сказать, как они называются. И Владыка с радостью, они здесь чинят. И я боюсь, что, конечно, вот этот большое помещение у нас превратится скоро в какой-то вот, да, такой склад старья — для меня. А я понимаю, что вот эти взрослые мужчины, у них глаз горит, и вот это такая ностальгия по тому, когда это все было востребовано и они в этом разбирались. Правда, ребятам это очень нравится.

Епископ Николай

— Хотя Ольга Петровна была против. Она, знаете, что говорила? Это духовно-просветительский центр. Для тех, кто не понимает: духовно-просветительский центр. Причем здесь какая-то электроника?

Е. Волчегорская

— «Где здесь духовность, где здесь просвещение?» Вот расскажите, Владыка, я когда готовилась к программе, читала вашу заметку на эту тему, про мнимый антагонизм науки и Церкви. Расскажите, пожалуйста, вот где духовность в радиокружке, где просвещение?

Епископ Николай

— Давайте пока не про радиокружок. Есть еще одно направление мысли.

Е. Волчегорская

— Давайте.

Епископ Николай

— Правда, оно еще не развернулось, но все-таки мы надеемся. Есть предложение такое — популяризации науки. Можно было бы взять за основу, информацию найти о научном открытии, каком-нибудь физическом — ну физическом как более простом, может быть...

Е. Волчегорская

— Я прямо слышу, Владыка, как у вас глаза загорелись. Даже по радио слышно.

О. Русанова

— Да, причем открытие, которое было сделано очень давно.

Епископ Николай

— Ну да. Например, ну первая идея была: вольтов столб — ну как самое, может быть, более повторяемое и простое. То есть мы берем прибор физический, который когда-то был сделан и на нем совершилось открытие. И вот эти вот дети, ну это условно дети — то есть это, может быть, и не дети, а взрослые, они повторяют этот прибор — по описанию они делают такой же самый и совершают открытие. Представляете, лично совершить открытие чего-нибудь? Физического закона, например. Мы назвали условно, в смысле рабочее название: «Музейная лаборатория научного эксперимента». Сейчас есть сотрудничество с музеем в Гусеве — это 30 километров от нас, еще один районный город — то есть, может быть, это будет именно как экспозиция. Может быть.

Е. Волчегорская

— Интересно.

О. Русанова

— Можно я, с благословения Владыки? То есть два директора встретились и стали рассуждать: хорошо, несколько таких экспонатов сделают — конечно, это очень интересно, когда это не покупается, а делается ребятами, членами клуба своими руками. Потом что же с этим сделать? Потому что все-таки у нас не так, ну ограничено, да, посещение. Есть музей, который готов нам предоставить площадь, и там есть специалист, который к нам тоже приезжает работать. То есть на нашей базе будут изготавливаться приборы, которые будут практически повторять приборы и опыты, да, которые были совершены XVII–XVIII века, а в музее они будут располагаться.

Епископ Николай

— И, Елизавета, еще вот что. Это не просто показать эти приборы. Могут прийти те же школьники и сами сделать это самое открытие, прямо на этом приборе.

Е. Волчегорская

— Повторить.

Епископ Николай

— Ну да. Ну сделать, что уж там мелочиться. Не повторить, а заново для себя открыть.

Е. Волчегорская

— Ну и где же этот мнимый антагонизм науки и Церкви?

Епископ Николай

— Антагонизм — это другие немножко рассуждения, об антагонизме.

Е. Волчегорская

— Ну я вот с восторгом это слушаю. Я просто веду свои и журналистские, и материнские наблюдения за детьми, за подрастающим поколением. И, конечно, же если когда-то еще, в времена нашей молодости, люди мечтали стать инженерами и космонавтами, потом ну тоже там дети говорили про динозавров, про историю, про космос, то сейчас — первый раз я столкнулась с этим лет пять, наверное, назад, когда, идя по телецентру «Останкино», встретила там детскую экскурсию, там водят иногда. И экскурсовод остановил детей в коридоре и рассказал про телебашню Останкинскую, про прорыв вот этот научный, вот про это про все, про что мы любим и привыкли ценить. И спросил детей: а вы кем хотите стать? И дети хором ответили: блогерами. И меня так это потрясло. И, по-моему, экскурсовода тоже. Сейчас этим никого не удивишь, а тогда это было в новинку — что научные прорывы, достижения уже для детей потеряли вес что ли, и вот они мечтают стать блогерами. Для меня блогер — не хочу сейчас никого обидеть, это ну... Ну это не профессия. Это, в принципе, не требует никаких усилий, никаких навыков, никакого образования, то есть это... Ну ладно, сейчас если продолжу, действительно могу кого-то обидеть, не хочу. Вот дети поменялись.

Епископ Николай

— У меня есть соображения такие о творчестве. То есть на самом деле это же интересно, на самом деле творчество — это интересно, любое творчество. Это может быть художественное творчество — ну написать картину, например, или сочинить музыку. И также и техническое творчество. Всякое творчество — это сотворчество Богу. А в этом есть — прямо можно сказать, не стесняясь, — в этом есть счастье. То есть человек счастлив, если он приближается к Богу. Это наше, конечно, церковное мнение, но оно реализуется в любом направлении. То есть любое творчество, оно дает человеку радость жизни и смысл жизни. Поэтому, может быть, здесь нет в том смысле антагонизма между религией и наукой, потому что наука — это творчество тоже. И Церковь — это творчество. Кстати, почему творчество? Помните, ну есть такое общепринятое мнение, что Бог создал человеку совершенное тело, а человек должен создать себе совершенную душу. То есть здесь, получается, что человек призывается к творчеству. Создать, сотворить — это разве не творчество? Творчество. Вот даже так, даже если мы перейдем вот к чисто такой тематике, ну в каком-то смысле богословской.

Е. Волчегорская

— А познание — это творчество или это нечто большее даже? Ну я так понимаю, что творчество — это создание чего-то нового. А это свойственно только человеку, и это уподобляет его Богу. А познание тоже предполагает работу души... Ну тут уже, я не философ.

Епископ Николай

— Ну познание это как раз условие творчества, наверное. Или цель в конечном счете, чтобы узнать о мире, который создал Бог, соответственно, узнать о Боге, Творце — ну это прикосновение к творчеству тоже.

Е. Волчегорская

— То есть это не слепая вера, а движение.

Епископ Николай

— Нет, слепая вера вообще... Вообще, кстати говоря, меня, знаете, что удручает, печалит? Отсутствие научного мышления, то есть научного подхода. У всех. Ну яркий пример, да, помните: Гагарин в космос летал, а Бога не видел...

Е. Волчегорская

— Да, но зато в Троице-Сергиеву Лавру ездил.

Епископ Николай

— Нет, понятно. Но это вряд ли Гагарин говорил это сам, ну есть мнение, что эта фраза придумана Хрущевым, но неважно. То есть ну возьмем ее за основу, да. Что значит, Бога не видел Гагарин? А как он мог видеть Бога или не видеть Бога? Бог невидим. «Бога не видел никто никогда» — это первые строки Евангелия от Иоанна. И вообще Гагарин, например, не видел радиоволн. Ну Гагарин, как и мы все не видим радиоволн. Является ли это доказательством того, что радиоволны не существуют? Нет. Но человек, который имеет слепую веру, он скажет: ну да, вот летал же, не видел, — говорят же об этом, в газетах пишут, значит, так оно и есть. А человек с критическим мышлением, которое, кстати говоря, обязательно для религиозного человека, он будет пытаться разобраться. Вообще если мы научим людей (ну вообще людей, не только детей и не только прихожан церкви) не верить на слово, не иметь слепую веру, а требовать доказательства для себя, не обязательно требовать, но искать доказательства, то, собственно говоря, это и есть миссионерская задача Церкви. Миссионерская задача Церкви — научить человека мыслить, я считаю, такая установка.

Е. Волчегорская

— Ну извините, я глубоко задумалась над тем, кто вообще сейчас занимается тем, чтобы научить людей мыслить. Я опять же со своей материнской колокольни, проводя даже экспертизу того контента, который предлагается детям, тех же мультфильмов, вижу, что редкий мультфильм доносит это до ребенка, что вообще надо мыслить, анализировать и так далее. Как правило, реальность преподносится таким образом, что есть некая программа или приложение, надо нажать кнопку — и вот, у тебя там что-то будет. Участие твое в этом ну не то что минимально, его нет. То есть ты никто, ты нажиматель кнопки такой, сякой — потребитель. Это ужасно. Я забанила бедному сыну практически все мультфильмы, за редким исключением. Не могу сейчас, наверное, называть конкретно...

Епископ Николай

— А то будет реклама.

Е. Волчегорская

— Да. Ну если кому-то интересно, могу поделиться приватно. Обнаружила действительно для себя мультфильм, где преподносится другое. Мультфильм, как бы серию мультфильмов — одну. Одну! Из современных, я имею в виду, конечно же. Да, потребителей растят с малолетства.

Епископ Николай

— Вот это проблема. То есть это противоположности — потребитель и творец. Вот кого мы хотим видеть в будущем из своих детей, из окружающих нас — потребителей или творцов. Вот этот вопрос, который можно задать. Я хочу видеть творцов, я хочу видеть тех, кто творит. Мы — творцы своего счастья. Да, помните? Это из советского периода, конечно, но это правильно. То есть человек — творец жизни вокруг себя, творец своего мировоззрения, творец своей души, в конце концов. То есть мы с вами, ну Церковь по крайней мере, наверное, призвана начать этот процесс. Дело в том, что даже чтобы сделать какие-то великие открытия, даже научные, надо иметь по крайней мере высокую цель, то есть цель послужить. То есть цель служения — служения Богу, служения ближним, своему Отечеству. В конце концов, можно сказать, что даже служение науке — это тоже служение. Но оно же, к сожалению, заменяется в понимании коммерческой выгодой. Ну да, конечно, бизнес за то, чтобы открыть новые материалы или что-нибудь, новые технологии, да, готов заплатить за это. Ну а например, исследовать там плазму межзвездного пространства — кому это нужно? Да никому не нужно. И получается, что наука рано или поздно остановится тоже из-за того, что нет понятия о высоком служении. О познании как смысле, достаточном смысле. Не о коммерциализации, не о том, что можно за все получить плату, а именно о том, что исследовать ради познания мира, созданного Богом, например. То есть потребительство и настоящая даже наука, они, в общем-то, на разных сторона одной баррикады, я думаю.

Е. Волчегорская

— Оставайтесь с нами, мы продолжим после небольшого перерыва.

Е. Волчегорская

— «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Калининградская область у нас на связи. Епископ Черняховский и Славский Николай и Ольга Русанова, директор духовно-просветительского центра «Преображение». Мы так опять ушли в сторону, да, от самого центра, не все еще про него рассказали. Я вот, например, слышала, что вы собрали квадрокоптер и фотографируете со всех сторон памятники исторические в вашем районе, а потом делаете 3D-модели. Но на этом не заканчивается, вы еще собрали бюджетным каким-то способом 3D-принтер и эти модели распечатываете.

Епископ Николай

— Ну это связано с еще одним направлением деятельности центра, оно связано вообще с таким краеведением. Дело в том, что в Калининграде, в Калининградской области очень много исторических мест, исторических памятников. Причем эти памятники связаны не только с историей Пруссии и Германии, но и с русской историей. То есть заграничные походы русской армии — это тоже по нашей территории было. Наполеоновские войны, в которых участвовала русская армия на стороне Пруссии — это тоже наша территория. Первая Мировая война происходила, сражения Первой мировой войны происходили только на территории нынешней Калининградской области (ну в современной России, там Белоруссия уже не современная Россия, допустим), причем на востоке области. То есть Первая мировая война, ее сражения происходили на территории Черняховской епархии, вот так можно сказать. Ну и вот это все дает нам очень много мест и очень много памятников в виде зданий, сохранившихся или полусохранившихся, разных времен. Эта история была очень насыщенной и, в общем, о каждом из этих объектов можно было много чего узнать и поведать миру, может быть, интересующихся людей. Так вот идея такая: пока еще есть сохранившиеся, может быть, даже полуразрушенные здания, их надо зафиксировать, хотя бы в этом состоянии. А кроме того, можно их достроить в виде 3D-модели до того, как они были, как они выглядели раньше. Действительно, у нас есть такой диакон Никита, который очень хорошо разбирается во всех практически программах 3D-моделирования — он строитель по образованию. И вот он занимается. Сейчас у него тоже восемь, по-моему, учеников есть, которые занимаются. Причем они разного возраста, до там 35 лет включительно, которые занимаются этим. И чтобы это был полезно, связано все-таки с ну нашими целями, вот сохранения исторического наследия, действительно, с квадрокоптера снимают, делается много фотографий, облетая его. Потом специальное программное обеспечение сводит эти фотографии в одну трехмерную модель, и вот эти модели у нас таким образом фиксируют нынешнее состояние. Вот сейчас этим и занимаются. Ну тут собрали большой квадрокоптер. С простых маленьких квадрокоптеров делали первые попытки, получилось хорошо. Сейчас мы из запчастей собрали такой шестивинтовой уже гексокоптер, с большим фотоаппаратом хорошим, который может, будет тоже заниматься тем же, снимать. Ну его нужно регистрировать, понятное дело, о нем заявлять в Росавиации, но мы на этот путь встали. И есть намерение вот все сохранившиеся здания исторические зафиксировать таким образом, чтобы они сохранились. Это может быть также материалом для дальнейшей реставрации. Если будет дальнейшая реставрация, тоже пригодится эта информация.

Е. Волчегорская

— То есть у вас еще очень мощное историческое направление, получается, в вашем духовно-просветительском центре, не только новая история, но и вообще.

Епископ Николай

— Ольга Петровна еще очень увлеклась, сама курирует направление, которое занимается, ну что-то вроде клуба юных экскурсоводов. Вот она сейчас сама расскажет.

О. Русанова

— Ну да, с вашего благословения. Да, вы знаете, в одной из школ Черняховска уже два года существовало такое дополнительное образование. Ребята, которые изучают английский язык, здесь дополнительное образование — немецкий. И чтобы хоть как-то заинтересовать, сделали вот именно экскурсионную деятельность: о каком-то объекте рассказать, очень коротко так, на немецком языке. Учитель является нашей прихожанкой, и вот просто в какой-то беседе она сказала: конечно, я хочу. То есть было разрешение от директора, и вот этот, скажем так, этот кружок, дополнительное образование стало проводиться на нашей площадке. И, конечно, ребята почувствовали, что мы можем расширить вот то, что было просто изучение какого-то объекта — у нас много объектов культурного наследия — переводом. И настолько мы сейчас стараемся показать, какой это, во-первых, труд, какая это ответственность: вести экскурсии, рассказывать об объекте. Насколько нужно грамотно, правильно не только собрать информацию, но и ее преподнести. То есть в заключение курса ребята должны собрать портфель экскурсовода, в котором должно быть кроме достоверной исторической информации еще, на выбор — либо запись аудиогида, либо видео, записанное на фоне дома и их рассказ об этом здании, об этом, там не только может быть здание, то есть ребята сами выбирают, конечно. Курирует это направление священник, который говорит на немецком языке.

Е. Волчегорская

— Это родной язык?

О. Русанова

— Это наш, русский батюшка, очень грамотный, который изначально закончил в Санкт-Петербурге технологический институт — он химик, а потом закончил семинарию. И вот сейчас, получается, что батюшки, которые, имея какой-то опыт жизненный, да, профессиональный, они здесь могут этим делиться. И в этом я вижу теперь тоже миссионерское. То есть если я сначала говорила: мы говорим только о духовности, то сейчас само присутствие священника и его манера говорить, его рассуждения. Знаете, была очень интересная экскурсия, которая оставила огромный такой, знаете, эмоциональный и просветительский, конечно, след в душе не только ребят, но и их семей. То есть мы пригласили и самих членов вот этого клуба Школа юного экскурсовода, и их родителей в наш храм. Наш храм, который был построен Фридрихом Адлером, по его проекту, архитектор Фридрих Адлер, в конце XIX века и сохранившийся, конечно, очень много претерпел, там и видны следы снарядов. У нас есть на руках отчет Фридриха Адлера на немецком языке, оригинальный отчет, который был опубликован вот в издании — то есть сейчас много можно найти в интернете. Наш батюшка, отец Иоанн, который курирует это направление, его перевел. И вот он приходит на одно из занятий вот с этим текстом оригинальным, на немецком языке, где-то за неделю, за две, наверное, причем он говорит: если сможете, что-то вот почитайте, пожалуйста. Не надо переводить, вот как-то специально делать такой вот перевод. Но потом, пожалуйста, с этим текстом я вас приглашаю в храм. То есть экскурсия проходила в три или четыре часа дня, когда в храме, в общем-то, практически не было народа. И ребята ходили с этим листочком, находя знакомые слова, вместе с отцом Иоанном какие-то фразы переводя, и удивлялись. Фридрих Адлер, как немец, очень точно рассказывал о том, где были приобретены, ну скажем, какие-то стройматериалы — дерево, черепица, что было привезено из-за границы, что-то было изготовлено в Инстербурге. И вот ребята, двигаясь по храму — у нас большой достаточно храм — приглашаем всех, это действительно очень уникальное, красивое здание, наш теперь кафедральный собор, — и смотрели, что сохранилось. Хотя, вы знаете, в советское время это бы спортивный зал городской, где в алтаре была устроено, по-моему, для борцов, то ли еще что-то — ну в общем, для своих нужд, абсолютно не понимая, да, изначальное предназначение этого здания, его использовали. Что-то, конечно, безвозвратно утеряно, что-то уже ну и не будет восстановлено, потому что он строился изначально как лютеранская кирха. И когда ребята ходят вместе с мамами, с бабушками, ну понимают, что... У нас даже не было попытки как-то говорить о религии, о христианстве, что надо ходить обязательно в церковь, для чего это нужно делать. Просто вот этот интерес, это была такая исследовательская работа, когда они соприкоснулись вот с таким замыслом автора, гениальнейшего, конечно, архитектора, и они увидели, как оно до сих пор стоит. Спустились в подвалы, увидели чертежи этих конструкций, почему именно так. Причем сам автор писал, что у него было несколько вариантов, и он избрал именно этот и объясняя, почему. Забрались на колокольню, сами позвонили. То есть это было, конечно, очень интересно. Могу еще сказать, что все направления у нас — это наша, знаете, такая цель, мы постоянно об этом, мы все, во-первых, в общем-то, из одного храма — прихожане, священники — это нас очень объединяет, и вот это сотворчество между нами. То есть, посмотрите, диакон Никита делает эти модели, мы можем собирать информацию. Вы знаете, вот эта, например, овальная кирха уникальная, которая в общем-то, практически сейчас это руины...

Епископ Николай

— Под Черняховском.

О. Русанова

— Да, под Черняховском. Ребята, которые краеведы, они собирают информацию, а что там было — а ведь это уникальнейшая история. Понятно, что это не русская история, но когда мы говорим просто о каких-то человеческих ценностях, мы говорим о христианстве, мы говорим, просто люди жили. То есть здесь даже очень много в нашей области разрушалась уникальнейших зданий под предлогом, что это фашистское, это чуждое нам, и поэтому нам этого не жалко, мы от этого избавляемся. Сейчас, слава Богу, мы уже об этом говорим как о культурных ценностях, это то, что нас объединяет, а не разъединяет. И вот эти направления и творческие. Знаете, когда мы делали сцену, я говорю, что у нас, в общем-то, есть для чего это делать — у нас есть специалист, который действительно уникальный человек, наполненный, интересный, образованный. И наши технари, мальчишки: мы вам такой свет сделаем, мы вам такой звук сделаем, мы вам такую сделаем сцену, что этот наш небольшой зал, то есть у нас будет камерный зал, камерная сцена, но мы хотим, чтобы это был прямо черный кабинет, чтобы это, конечно, лаборатория. Мы не сможем проводить каких-то полноценных спектаклей, но эта и не ставится задача. То есть, конечно, у нас будет репертуар все-таки особый, я надеюсь на это, что не всякая музыка, не всякая пьеса будет идти здесь, под этой крышей. Все-таки, я думаю, это оправданно. То есть у нас в городе очень много других зданий, где можно проводить какие-то и городские праздники, и другие песни. То есть здесь вот эта особая атмосфера, которую мы стараемся сохранить.

Е. Волчегорская

— В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас на связи Калининградской область, город Черняховск. Епископ Черняховский и Славский Николай и Ольга Русанова, директор духовно-просветительского центра. У меня такой вопрос. Вот мы когда с вами перед программой разговаривали, мы обозначили в качестве проблемы некий кадровый голод. Но вы сейчас столько всего рассказали, и такие удивительные направления у вас существуют в вашем духовно-просветительском центре, и такие вдохновленные люди этим занимаются и вдохновляют других, что, честно говоря, нет ощущения, что стоит проблема кадров. Или все-таки есть она?

О. Русанова

— Вы знаете, вообще Черняховск удивительный город, очень интеллигентный город. Много лет здесь, с 46-го года педагогический колледж — в нем было и музыкальное отделение, то есть такая вот кузница кадров. И потом, Владыка уже говорил об этом, что бывший Дом пионеров, практически вся интеллигенция, которая осталась в Черняховске, они здесь были. И вот это желание прийти... Знаете, к нам ходит мужчина, педагог — это уже технарь, и он говорит: знаете, в свое время столько людей занимались моим воспитанием, образованием, и я сейчас просто чувствую потребность это отдать, то что было вложено в меня. Я, конечно, понимаю, что пока это все очень шатко, это может быть, вот в любой момент кончиться. То есть мы вот это ощутили — заболел человек — все, ковид, его практически месяц не было на работе. И ну вот хорошо у нас есть люди грамотные, которые могут каким-то образом заменить, но...

Е. Волчегорская

— Мы, к сожалению, ощутили еще и то, что человек заболел — его не стало вообще. Несколько раз в нашей работе, и это просто невосполнимые потери.

Епископ Николай

— А я думаю, знаете, что вообще просто само уже, сам настрой современный общества предполагает вот этот самый дефицит. Потому что принято зарабатывать — то есть как цель. Цель — зарабатывать. Всё. Неважно, что делаешь. Если раньше, допустим, лет 200 назад человек занимался тем, что пек хлеб, он в мыслях держал и, может быть, всем говорил: я пеку хлеб, я даю людям пищу. Если кто-то там шил сапоги, он говорил: я делаю обувь для людей — то есть цель была вот прикладная. Сейчас, чем бы человек ни занимался — он занимается бизнесом. То есть что он делает? Зарабатывает деньги, вот и все. Вот это вот рушит многие вещи. Потому что зачем заниматься, допустим, с детьми, и все равно же ведь много денег не получишь за это, когда при этом же уровне можно пойти, заняться модернизацией производства — и получишь там в десятки раз больше.

Е. Волчегорская

— Это в лучшем случае. А так перепродавать что-нибудь.

Епископ Николай

— Ну перепродавать — это уже вульгарно. Мы говорим о людях, которые имеют высокий, допустим, технический уровень. Они могут там наладить производство чего-нибудь вполне сами, как инженеры, эксперты. Зачем им заниматься, если нет дополнительной мотивации, конечно, зачем заниматься тем, что возиться с детьми? То есть они, получается, не будут расходовать свой потенциал уже на полную, на сто процентов. Но это если целью стоит зарабатывание денег. Вот почему у нас так получилось, что все почти, кто преподает здесь у нас что-нибудь, ведет эти занятия, это прихожане — потому что немножко другая мотивация — мотивация послужить людям.

О. Русанова

— И Богу.

Епископ Николай

— Да, ну через это послужить Богу, понятно. Но этого нет целиком во всем обществе, к сожалению. Поэтому мы видим дефициты. Дефицит учителей в школах, потому что опять же действительно бизнесом будет заниматься выгоднее, чем заниматься с детьми в школе. Мы видим дефицит священнослужителей, например, потому что тоже явно бизнесом заниматься выгоднее, чем служить в церкви. Хотя вот об этом пишут-то по-разному, но мы-то знаем настоящее положение дел. Получается, что у нас дефицит не кадров, а дефицит идеи служения — то есть люди не готовы посвятить себя служению. Многие, к сожалению, не готовы. И это проблема, которую тоже надо решать. И, может быть, она решится. Может быть.

Е. Волчегорская

— Слава Богу. Ну опять же друзья — это тоже такая ценность, и она тоже не у каждого есть. И я просто вспоминаю, что недавно мне человек, который занимается увековечиванием памяти павших воинов, в данном случае в битве за Москву. Буквально недавно рассказывал мне, что вопрос памятника в лесу в месте боев массовых захоронений, и вот человек ходил, обивал пороги — три миллиона, шесть миллионов. Говорит: ребята, где бы вы вообще сейчас сидели, где бы были ваши кабинеты, если бы эти люди жизнь не отдали? Вы о чем вообще, какие миллионы? И в итоге, когда очередная чиновница сказала: ну приходите через два месяца, и у человека опустились руки. А потом, спустя два месяца выяснилось, что за два месяца эта чиновница изучила проблему, съездила на место, сфотографировала, все поняла, пробила сама все инстанции, все-все-все документы сама бесплатно подготовила — это вызвало у всех, кто с этим столкнулся, слезы. Слезы. Хотя, казалось бы, человек просто сделал свою работу. Да, поэтому я, может быть, повторю вопрос: как, вот как вы видите, какую вы видите возможность формирования, может быть, поколения или там у нас другой какой-то психологии, не потребительской, а способности отдавать, да, служить, отдавать? У нас уже заканчивается программа. Вот это, может быть, предлагаю вот этим коротким таким вопросом ее закончить.

Епископ Николай

— Не знаю, надо начинать с себя, наверное. А рецепта для всех я не готов предложить. Мне понравилось, знаете что? Вот этот вот человек, его зовут Михаил, который сказал, что мною в детстве занимались — он там действительно в разных кружках занимался — и, говорит: я считаю, что я просто должен отдать то, что в меня вложили, я должен поделиться этим уже с современными детьми. Но это его убеждение. Убеждения человека формируются не так просто.

Е. Волчегорская

— Ну то есть для начала надо ценить то, что имеешь и то что получил сам. Быть благодарным.

Епископ Николай

— Нет, ну опять же это вопрос иерархии ценностей. Что ценнее? Ценнее послужить людям, а уж потом получить зарплату. Тот Михаил, который у нас сотрудник, он категорически отказывается. Ему ну какие-то деньги перепадают так или иначе, и там премии иногда бывают — вот он категорически отказывается, как ни странно, хотя мог бы не отказываться. Ну то есть настолько у него мотивация вот именно такая, что он не хочет ее менять на другую. И это хорошо. Я понимаю, что кто-то скажет: ну вот, это все нереально, мы живем в таком мире, что так не получится. Получится именно так, как рыночная экономика нам диктует. Если мы будем следовать только рыночной экономике, то все разрушится. Вообще мир разрушится скорее всего.

О. Русанова

— Вы знаете, просто это небольшой город, город Черняховск, и в основном это прихожане, либо служители вот этого храма. Может быть, это, конечно, такая уникальная, к сожалению, именно вот присущая небольшим городам, где вот, скажем, храм является таким стержнем, вокруг вот и действительно людям хочется... Ну представляете, когда епископ стоит во главе всего этого, и сам вот паяет, сам готовится к этим урокам, занятиям, делает какое-то заготовки.

Епископ Николай

— Мы тут сразу объявили, что в этом центре «Преображение» не должно быть никакой торговли, никакой коммерческой аренды, никаких платных услуг, например. И отбили огромную очередь людей желающих, вот приходили и спрашивали: сдайте нам в аренду что-нибудь, говорят, что у вас сдают в аренду. Мы не сдаем ничего в аренду, мы занимаемся тем, что показываем людям, ну скромно: показываем людям путь к счастью. А счастье — это служение ближним, это творчество.

Е. Волчегорская

— Спасибо большое, Владыка. У нас, как всегда неожиданно, закончилось время программы. И я очень надеюсь на наши дальнейшие встречи, чтобы еще подробно поговорить о каких-то интересных вопросах, которые так вот неожиданно обозначились в процессе. Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер». С нами на связи была Калининградская область, епископ Черняховский и Славский Николай и Ольга Петровна Русанова, директор духовно-просветительского центра «Преображение». Всего доброго.

Епископ Николай

— Всего доброго. Спасибо за внимание, дорогие радиослушатели.

О. Русанова

— Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века

Также рекомендуем