“Проповедь в Якутии”. Светлый вечер с игуменом Агафангелом (Белых) (26.10.2015)

Светлый вечер - игум. Агафангел (Белых) (эф.26.10.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - игум. Агафангел (Белых) (эф.26.10.2015) - Часть 2
Поделиться

о. Агафангел Белых1У нас в гостях был сотрудник Миссионерского отдела Московского Патриархата, клирик Белгородской и Старооскольской епархии, исполняющий обязанности настоятеля храма Спаса Нерукотворного в Тикси игумен Агафангел Белых.
Наш гость рассказал, как стал священником, как начал проповедовать в северных уголках России, как попал в Якутию и начал служить в самом северном поселке Якутии – Тикси.

Ведущие: Алла Митрофанова, Алексей Пичугин

А.Пичугин

— Дорогие слушатели радио «Вера», здравствуйте! Это программа «Светлый вечер» здесь в этой студии собираемся – Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А.Пичугин

— И с удовольствие представляем вам нашего сегодняшнего гостя. У нас в гостях игумен Агафангел Белых – миссионер, человек, который последние несколько лет определенную часть года проводит в дали от мест, до которых можно добраться на электричке, доплыть на теплоходике по Москва реке – это полуостров Тикси, поселок Тикси.

Игум. Агафангел (Белых)

— Добрый вечер.

А.Пичугин

— Здравствуйте, отец Агафангел. Мы не просто так сегодня говорим о миссии, о православной миссии в отдаленных местах.

А.Митрофанова

— Да, дело в том, что 27 октября во вторник в церкви читается евангельский фрагмент, Евангелия от Луки о том, как за Христом шли Его ученики и жены мироносицы и другие, как сказано в Евангелии, многие другие, которые служили Ему имением своим. Спаситель проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие, соответственно, мы можем считать, что этот евангельский эпизод говорит не только о современниках Христа, потому что Евангелие – это всегда не только про то время, и оно про сейчас, и оно всякий раз про сейчас, в чем его парадокс. Про современных миссионеров очень хотелось бы сейчас узнать. Это такой… ну я не знаю, это такой фактически духовный десант, как мне кажется, вы люди, которые с парашютами, с подводными лодками, с чем угодно, с пингвинами, с оленями, добираетесь в какие-то самые удаленные точки, куда не ступала нога жителя мегаполиса и там каким-то образом живете, выживаете, да еще и улыбаетесь людям. И люди вам за это, судя по тому, что я читала о Вас, отец Агафангел, очень благодарны. Но Вам предстоит нам об этом рассказать. Если позволите, мы Вас помучаем с этой темой, для Вас, наверное, уже в который раз Вам придется о Тикси рассказывать, но тем не менее, у нас Вы об этом еще не говорили.

Игум. Агафангел (Белых)

— Мне было хотелось немножечко сместить акценты, потому что сложно вычленять миссионеров, как некую такую профессию, отдельно существующую среди прочих церковных послушаний. Потому что все-таки к миссии, мы знаем, призван каждый человек на своем месте, для этого вовсе не обязательно ехать на оленях куда-нибудь за Полярный круг. Действительно каждый христианин, он должен свидетельствовать о своей вере на том месте, где он находится. Он должен дать ответ вопрошающему с кротостью о своем уповании, как апостол Петр.

А.Митрофанова

— А почему тогда Вы в Тикси оказались? Ведь Вы же окончили Белгородскую духовную семинарию, Вы могли спокойно служить в средней полосе.

Игум. Агафангел (Белых)

— Белгородскую духовную миссионерскую семинарию. Я считаю, что Господь мудр, люди все разные и если кто-то был бы прекрасным священником в средней полосе, кто-то был бы просто образцовым пастырем в большом городе, но для определенной части людей, наверное, такая более, или менее спокойная жизнь не вполне по душе, не вполне может быть удовлетворительной, приемлемой и всегда были люди, которых каким-то образом тянет на приключения.

А.Пичугин

— Вот Вас тянуло на приключения с детства, да?

Игум. Агафангел (Белых)

— С детства, конечно, это правда. Я могу вспомнить даже, мы же как-то должны подкреплять все свои движения авторитетными примерами, вот митрополит Иннокентий Московский – апостол Сибири и Америки, как он впервые попал на Уналашку.

А.Пичугин

— Я тоже хотел спросить пример про дьякона.

Игум. Агафангел (Белых)

— С дьяконом – это известно, дьякон отказался и забрали его в солдаты и потом он там погиб на войне через 20 лет. Но представьте себе, отец, ну тогда он еще Иоанн был, то есть, ни Иннокентий. Ему еще до 30 лет, у него матушка, дети, ребенок маленький, он в этом возрасте, он настоятель большого храма в Иркутске, то есть – это начало XIX века, это 1820-е годы, это довольно таки высокий статус. Казалось бы, большой город, для Сибири – Иркутск – столица всей Сибири была в то время, настоятельство и он тоже отказывается, когда ему предлагают ехать, он отказывается и потом попадает в его семью, он был человек очень гостеприимный, добрый, попадает в его семью один странник, который добирался как раз их этих далеких краев, с Алеутских островов и рассказывает ему о том, какие там люди, какие там сопки, какие там реки, какие там обычаи, что народ тамошний к слову Божьему весьма удобоприемен. И впоследствии, уже будучи митрополитом Московским он пишет в одном из писем об этом случае: «Сердце мое загорелось жалостью к тем людям, не знающим Христа и желанием повидать дальние страны», – вот представляете, как сейчас, допустим, мы летим на Аляску – сели на самолет, полетели на Аляску, то есть, 10 часов и мы там, нас еще два раза покормят, или три. А тогда это было 6 месяцев, не меньше, полгода он добирался с женой, с маленьким ребенком, обозами через всю…

А.Пичугин

— С матерью еще, по-моему.

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, через всю Сибирь, через всю Якутию, до Охотска, там ждал, пока будет возможность, отплыть на маленьком кораблике парусном в то время еще до этой самой Уналашки. Вот, наверное, это такой образец…

А.Митрофанова

— А что в этот момент, интересно, простите, что перебиваю, думали его жена и мать, ребенок то может быть, ему это было в приключение, а вот женщины на борту, тем более, которые не факт, что загорелись тем же самым желанием.

А.Пичугин

— Это про женщин на корабле, да?

А.Митрофанова

— Нет, это про то, что как мы иногда следуем за нашими любимыми и оказываемся в местах, где никогда бы, наверное, сами не оказались.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, действительно – это путь любви, который всегда приводит в правильное, нужное место, это правда.

А.Митрофанова

— Хорошо, например, на Аляску.

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, и вот это такое для нас, я думаю, совершенно четкий и ясный образ того, как и сейчас, то есть, мы можем оценить эту нашу дальнюю миссию. Потому что всегда найдутся люди, которым хочется куда-то подальше, которым хочется в какое-то неизвестное место, где какие-то может быть языки доселе не знаемые, не ведомые, где северное сияние, где белые медведи и прочее-прочее.

А.Митрофанова

— И Вам так захотелось туда, где северное сияние и белые медведи?

Игум. Агафангел (Белых)

— Я впервые попал в Якутию в 1996 году, когда еще был студентом семинарии, как студент-практикант, тоже в краткую поездку миссионерскую. Это было несколько месяцев, по-моему, с июля по сентябрь и это был мой первый такой далекий полет по стране, то есть, за Урал, я раньше никуда дальше Урала не летал и я вдруг увидел, что действительно, это странно, ты летишь-летишь-летишь 6 часов, под тобой вся твоя страна, потом пересел на другой самолетик маленький и еще летишь 2 часа и все не кончается и там, конечно, я был поражен и природой… Мне были всегда интересны какие-то новые люди, знаете, новая… иная культура какая-то была мне всегда интересна. Поэтому я заболел севером тогда и когда я уже был священником, когда мне было предложено поехать в дальнюю командировку на год в Магаданскую область, на Колыму, я, конечно, с радостью согласился, полетел на Колыму, потом еще мне приходилось служить и на Чукотке. И когда возник вопрос о том, что нужно в поселке Тикси уже по всем правилам устраивать миссионерский стан, я конечно согласился на это и уже скоро семь лет, как занимаюсь этим.

А.Пичугин

— А мне интересно, ведь у Вас была, наверное, возможность, когда Вы стали священником, служили… Сначала Вы служили в городе, да, ведь правильно? Потом в монастыре, у Вас же была возможность, наверное, остаться, просто служить себе спокойно в храме в обычном на Белгородчине?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, конечно, конечно была возможность, но…

А.Пичугин

— Но Вы сами хотели куда-то поехать, Вам уже не сиделось спокойно на месте?

А.Митрофанова

— Тяга к приключениям?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, та самая вожжа под хвостом у меня уже была, конечно.

А.Пичугин

— Я все пытаюсь как-то Вас подвести к тому, что определенный бэкграунд же этому сопутствовал, все, что у Вас было за спиной до этого – это путешествия по Союзу, автостоп, вот такая юность неформальная.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, скажем так, невзирая на комплекцию, я все-таки был человек легкий на подъем, действительно, для меня легко было, приняв решение куда-то уехать, выпить чашку чая и поехать. Это не требовало долгих сборов – это правда. Я почему и говорю, что так как миссия должна совершаться везде, на каждом месте, где мы живем, но миссия для дальних стран, для дальних каких-то народов, она все-таки требует какого-то специального склада личности, склада характера.

А.Пичугин

— Становясь священником в Белгороде Вы в принципе знали, что скорее всего, Вам придется служить не на Белгородчине, а где-то на очень далеких…

Игум. Агафангел (Белых)

— Знать, не знал.

А.Пичугин

— Предполагали?

Игум. Агафангел (Белых)

— Предполагал и даже надеялся.

А.Митрофанова

— Отец Агафангел, а каких особенностей личности требует такое служение? Вот Вы об этом сказали, я прямо сижу и думаю, наверное, ну, первое, да – это готовность к таким путешествиям и такое здоровое любопытство.

Игум. Агафангел (Белых)

— Человек должен быть немножко романтиком. Это, конечно, вроде бы сейчас не приветствуется, сейчас у нас время деловых людей, но мне кажется, что…

А.Митрофанова

— Это тоже пройдет.

Игум. Агафангел (Белых)

— Человек должен быть немножко романтиком. Именно немножко, потому что, если уж совсем-совсем романтик – это тоже плохо, рано или поздно встретится с тем, что его какие-то ожидания не оправдаются, какие-то его надежды могут быть поломаны, разрушены и тоже будет трагедия для человека, я таких тоже людей встречал, которые совсем-совсем прилетали, что мы тут сейчас, как сейчас модно говорить, отмиссионерим всех, а потом выяснялось, что какие-то элементарные вещи – климат, погода, быт, то, что…

А.Пичугин

— А часто такие романтики на Тикси оказываются?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, слава Богу, нет, но несколько было. И человек ломался и потом при возможности улететь, первым же бортом он улетал.

А.Пичугин

— А там борты не всегда, не каждый день?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, не всегда, вот у нас даже два архиерея в прошлом году вместо двух дней провели восемь в Тикси, но это тоже был Божий промысел, потому что…

А.Митрофанова

— А борты – это рейсы какие-то, прошу прощения за свой профанский вопрос?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну да, самолеты. Погодные условия не позволяют, или еще что-то, и вот к счастью, два епископа – митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн и владыка Роман епископ Якутский и Ленский.

А.Митрофанова

— Прекрасная компания.

Игум. Агафангел (Белых)

— У нас застряли на восемь дней, но, конечно, к счастью для нашего поселка, а не для них, потому что они занятые люди, они, конечно спешили, они свой график много раз переформатировали, но кроме всего прочего за счет этого, почти все в поселке Тикси было освящено.

А.Пичугин

— Да, я читал воспоминания – что бы нам еще сегодня, а, вот котельная, кажется осталась.

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, у нас есть единственная котельная в мире, которую освещали два епископа сразу. Я думаю, просто такой больше не найти.

А.Митрофанова

— А скажите, пожалуйста, вот прежде чем мы о Тикси сейчас подробнее поговорим, Магадан и Колыма, которые в нашем сознании, наверное, прежде всего связаны с жутким холодом и очень большой удаленностью от центра.

А.Пичугин

— Да что уж там, «Будь проклята ты, Колыма, что названа чудною далью», да.

А.Митрофанова

— Вот, про Колыму, да, естественно все вспомнят: «Будете у нас на Колыме» – «Нет, уж лучше вы к нам». Про Колыму еще и про Магадан целая цепь ассоциаций, связанных с лагерями и с теми страшными событиями, которые там происходили в советское время, Вы при этом едете туда служить в романтическом порыве, который имеет под собой очень мощную такую реалистическую основу, как я понимаю.

Игум. Агафангел (Белых)

— Алла, но это не вполне был романтический порыв, на 100%. Я же сказал, что надо быть слегка романтиком. Я когда получил предложение от владыки Иоанна лететь на Магадан, на Колыму, я конечно обрадовался, потому что это новые впечатления, новые какие-то места, новые люди.

А.Митрофанова

— То есть, это слово «Колыма» Вас не испугало?

Игум. Агафангел (Белых)

— Нет, как вот: «Только не бросайте меня в терновый куст». Поэтому я обрадовался, конечно, и я там прослужил год практически и объездил почти все поселки по трассе, которые там были.

 

А.Митрофанова

— Игумен Агафангел Белых – сотрудник миссионерского отдела Московского патриархата в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Алексей Пичугин и я – Алла Митрофанова. Мы продолжаем разговор о северах и самых удаленных точках, которые…

А.Пичугин

— Конец географии…

А.Митрофанова

— Конец географии, да, но они ведь самые удаленные по отношению к нам, если мы сидим сейчас на Воробьевых горах в Москве и смотрим на карту, а если находишься там, то, наверное, ощущение совсем другое.

А.Пичугин

— Ну это как в Норильске мне девушка из пресс-службы «Норильского Никеля» как-то сказала, что… когда мы были в Норильске, что ну, а почему удаленная, у нас ближайший город – Москва, всего четыре часа на самолете.

А.Митрофанова

— Действительно, ну тут чуть подольше с одной пересадкой часов восемь, наверное, получится, да?

А.Пичугин

— На ИЛ-76.

А.Митрофанова

— Отец Агафангел, по поводу Магадана и Колымы, Вы объезжали там маленькие поселки, а как вообще там люди живут?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, если есть где-то, или прииск, или нечто такое, в основном, на добыче драгоценных металлов. То есть, если поселок живет, это значит, там где-то недалеко есть или какая-то там фабрика, обрабатывающая добычу серебра, или золота, или сам прииск, или какие-то иные фабрики, или мастерские, которые помогают. Если этого нет, то поселок разваливается, конечно.

А.Пичугин

— А людям там вообще нужна какая-то христианская миссия? Ну я не говорю с точки зрения церкви, она конечно нужна, а вот с обратной стороны – простым людям, которые там живут, вообще это надо, чтобы приезжал священник, проповедовал, исповедовал, совершал требы какие-то?

Игум. Агафангел (Белых)

— Леша, Вы знаете, я даже в самом глухом каком-то вот селе, совершенно заброшенном, где один раз в неделю, даже нет, один раз в месяц там бывает вертолет только и больше ничего и больше никак не добраться, в селе, где нет ни одного русского даже, там живет 500 человек, эвены, эвенки, якуты, я даже в таких селах всегда встречал 2-3-4-5 человек, которым это надо, которые придут все равно, спросят – а вот батюшка, что так и так… так чтобы я куда-то приехал и там совершенно было такое полное игнорирование, полное непонимание, такого не было никогда.

А.Пичугин

— То есть, это в большей степени характерно для центральной России, где всего много, по три храма в селе?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да.

А.Пичугин

— Это характерно для наших широк больше? Ну такое, не неприятие, а снобистское отношение.

Игум. Агафангел (Белых)

— Типа нам не нужно?

А.Пичугин

— Ну, есть и есть, ну ходит там какой-то в рясе, ну и… отпевать принесем.

Игум. Агафангел (Белых)

— Всегда найдется, я же говорю, в самом глухом поселке, там на берегу океана Ледовитого, всегда найдется 1-2-3 человека, которым ты нужен, это удивительно.

А.Митрофанова

— А вот смотрите, поселок на берегу Ледовитого океана. Вы туда прилетаете, потом улетаете, в следующий раз окажетесь там, ну, дай Бог….

Игум. Агафангел (Белых)

— Возможно через полгода-год.

А.Митрофанова

— Вот, понимаете, и все это время люди там живут и если у них есть потребность в том, чтобы общаться со священником, каким-то образом выстраивать свою духовную жизнь, они оказываются в этом, один на один с собой, фактически без помощников, так получается?

Игум. Агафангел (Белых)

— Просто сейчас мы можем кратко рассказать о том, что такое миссионерский стан вообще. В традиции Макария Глухарева, в традиции Алтайской миссии, в тех традициях, которые описывал в свое время Иннокентий Московский. Это как раз вот такой более, или менее крепкий прочный приход, в более, или менее большом таком населенном пункте, обычно это или райцентр, или это портовый город, или это поселок, где есть сплетение разных дорог, аэродром, там что-то еще, который, в общем-то, окормляет довольно большое пространство. Мы его называем территорией миссионерской ответственности. В которую входят вот как раз те самые поселки, поселочки, участки, где живут люди и все равно все те, кто там живет, они рано, или поздно, они перемещаются через этот приход. То есть, они уезжают в центральную Россию, или в центральные какие-то города своего региона, возвращаются из отпуска, с лечения, приезжают на какие-то комиссии, уезжают с них. Они постоянно связаны с нами все равно – это первое. Второе, конечно, есть телефон, есть телефонная связь, мы с ними общаемся. Третье, мы конечно всегда туда передаем с оказией и книги, и свечи какие-то, что-то еще. И самое главное, что мы всегда оставляем им последование мирянского богослужения и люди, собираясь в воскресенье, ну, конечно не с самого утра, потому что у всех там дела, ну, может быть, часов в 11-12, они закончив свои дела хозяйственные, они собираются у кого-нибудь дома, ставят иконочки, ставят свечи, они читают Евангелие, совершают общую молитву совместную мирянскую, трапезничают, пьют чай. Это богослужение, которое они совершают. Кто-то в это время готовится возможно ко крещению. В том случае, этот человек или прилетает потом к нам в поселок, или мы туда прилетаем, чтобы завершить эту подготовку и покрестить, вот такой процесс.

А.Пичугин

— А удаление какое?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, в нашем Булунском улусе примерно самый близкий поселок к нам – это 140 км, а остальные где-то 300-400.

А.Пичугин

— А на чем, на вертолетах только передвигаетесь?

Игум. Агафангел (Белых)

— На вертолетах, или был случай еще в Таймылыр мы ездили на вездеходах.

А.Митрофанова

— Ого.

А.Пичугин

— А это километров?

Игум. Агафангел (Белых)

— 400 км.

А.Пичугин

— На вездеходе? Ну это так примерно, как от Москвы до Смоленска, не по трассе только четырехполосной.

Игум. Агафангел (Белых)

— Не по трассе, ехали мы по руслу реки Лена, потом по протоке Оленекской вышли на морское побережье, километров 120 проехали по морю, по льду, и свернув уже дальше сам поселок.

А.Митрофанова

— Отец Агафангел, Вы говорите там про море, про лед и прочее, я все хочу спросить у Вас, а как выглядит берег Северного Ледовитого океана? Простите, за такой глупый вопрос, но я его никогда не видела и не уверена, что увижу, а Вы свидетель и очевидец.

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, у меня из окна видно, где я живу. У меня есть друг Адриан Гусейнов из группы «Ихтис».

А.Митрофанова

— Он был у нас в эфире.

А.Пичугин

— И не раз.

Игум. Агафангел (Белых)

— И он еще когда не было никакой группы «Ихтис», он приехал ко мне в гости, прилетел, это был, по-моему, 2010 год, лет пять назад и вот мы с ним там сидим на побережье, там сопки, тут озеро, там океан…

А.Митрофанова

— А это какое время года, простите?

Игум. Агафангел (Белых)

— Это было лето.

А.Митрофанова

— А, лето. Зеленая зима?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну такое лето хорошее уже, конец июля, то есть, уже цветет тундра.

А.Пичугин

— Я простите, что перебью, у меня в связи с Тикси, всегда, когда я слышу это название, всплывает в голове картинка, я у Вас в Живом журнале видел много лет назад – жаркое московское лето, я сижу, градусов 25, наверное, за окном, листаю журнал и там Ваше сообщение: «Вот у нас в Тикси наконец-то пришло лето. Еще вчера было минус…», – не помню сколько. И дальше фотография – сугробы, плюс 25, пляж, люди в купальниках и плавках, а вокруг все белым-бело.

Игум. Агафангел (Белых)

— Я помню эту фотографию, это были летчики, которые… солнышко как бы пригрело и они вышли в шортах, в майках играть в баскетбол, а вокруг еще снег, конечно, лежит, да, было такое, такая фотография у меня.

А.Митрофанова

— Так что же, цветет тундра, вы сидите на берегу.

Игум. Агафангел (Белых)

— Цветет тундра, только-только лед сошел с бухты и на самом деле, зрелище совершенно такое, как бы сказать, не притязательное…

А.Митрофанова

— Прозаическое, конечно.

Игум. Агафангел (Белых)

— Сопки, там такие невысокие сопочки…

А.Митрофанова

— Тундра, Ледовитый океан

Игум. Агафангел (Белых)

— Тундра такая желтоватая, да, море бескрайнее, облака, ну в общем-то, не знаю все намного красивее было бы, если бы это было южнее и мы сидим: «Слушай, Адриан, представляешь, мы вообще с тобой сидим, на это смотрим, а ведь тысячу лет назад, если убрать поселочек наш, который видно, все было точно также». То есть, ничего не поменялось, те же сопки, те же облака, то же море, океан и все прочее и как-то мы с ним очень сильно впечатлились этим фактом. Там нет такой броской красоты, как это бывает в южных морях, конечно, но ты там видишь всю мощь природы, всю неизмеримость тех тысяч лет, которые прошли и человек кажется таким… ну чем-то совершенно мало значащим по сравнению вот с этим процессом, когда там льды, которым тысяча лет…

А.Митрофанова

— А человек песчинка

Игум. Агафангел (Белых)

— Что жизнь человека – 65-70 лет.

А.Митрофанова

— «Река времен в своем стремлении уносит все дела людей». Отец Агафангел, а я в свою очередь вспоминаю Вашу фотографию-портрет, аватарка у Вас была в одной из социальных сетей – усы, борода, образцово обледеневшие, белые такие и у Вас абсолютно счастливый вид, Вы улыбаетесь там. Это обычное состояние усов и бороды, когда Вы выходите на улицу, или это все-таки это был какой-то экстремальный случай?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, это было довольно экстремальный, потому что я тогда прошел пешком километров 10, наверное, по снегу по колено, то есть, было на самом деле, не очень холодно, было около 30 градусов всего мороза, то есть…

А.Митрофанова

— Сколько-сколько, простите?

Игум. Агафангел (Белых)

— Около 30.

А.Пичугин

— Это тебе не московские 30.

А.Митрофанова

— Я понимаю, что такое минус 30.

Игум. Агафангел (Белых)

— Мне пришлось активно идти по такой целине, потому что не было тропинки, снег был по колено.

А.Митрофанова

— А куда Вы шли?

Игум. Агафангел (Белых)

— Мы шли с одним человек к нему на охотничий участок, один из местных жителей меня попросил с ним туда пройти – это было около 10 км, может быть 12 км от поселка, там у него была палатка, там собаки, он меня туда хотел привести, чтобы я как-то может быть там своим присутствием освятил ему весь этот промысел. И вот, собственно говоря, дороги не было, мы шли прямо по снегу и вот в результате у меня получилась такая забавная фотография.

А.Пичугин

— Это отличный пример, мне кажется, очень красивой картинки. Центр Москвы, мы тут такие, по крайней мере двое в этой студии ведущие городские люди, слушаем про то, как в нашей же стране, в России, что важно, за много тысяч километров, чтобы пойти в гости к человеку за 10 км, надо идти 10 км по пояс в снегу. Игумен Агафангел Белых – человек, который служит в поселке Тикси в Якутии, ну, кто-то может быть скажет, на краю света, сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер». Здесь также Алла Митрофанова и я – Алексей Пичугин. Буквально через минуту в эту студию мы вернемся.

 

А.Митрофанова

— Еще раз добрый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова и в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня игумен Агафангел Белых – сотрудник миссионерского отдела Московского патриархата. Человек, который прибыл к нам с края света или из, может быть, из какого-то центра мира истинного о котором мы пока не знаем, но он станет очевиден, когда сместятся полюса землю. Короче говоря, отец Агафангел служит на берегу Северного Ледовитого океана в поселке Тикси. И вот сейчас хотелось бы о поселке Тикси поговорить подробнее, если позволите. Я понимаю, что Вы много раз о нем рассказывали, но это же всегда… нас ведь много, я, например, Вашего рассказа не слышала. А, хотелось бы понять, вообще, сколько там живет народа, кто там приходит в церковь, ради кого там вся эта ваша миссия, обледеневшие усы, вот эти пути 10 км по снегу и много чего еще.

Игум. Агафангел (Белых)

— Поселок Тикси – это поселок советский. До 1930-х годов в том месте не было жилья, там стояли рыбацкие жилища, по якутски называются «балаган». Такое из бревен сложенное, вертикально стоящих жилище, сверху покрытое землей и, может быть, начало поселка связано с двумя фактами – это открытие там в 1931 году метеостанции и через несколько лет закладка морского порта, потому что это все-таки дельта Лены, место, где Лена впадает в море Лаптевых, в океан и важный такой транспортный был узел долгое время, до начала 1990-х годов. Начали строить порт, первая улица в Тикси, она до сих пор стоит, называется улица Морская, которая идет от морского порта в сторону тундры.

А.Пичугин

— А сколько человек проживает?

Игум. Агафангел (Белых)

— В самый такой может быть золотой период поселка – это начало 1990-х в Тикси жило примерно 12-13 тысяч человек.

А.Пичугин

— Но это немало.

А.Митрофанова

— Много даже.

А.Пичугин

— Отсюда из Москвы кажется, что это маленький крошечный поселок из пяти домов, а на самом деле нет.

Игум. Агафангел (Белых)

— Летом, когда приезжали люди специально заработать в порту – докерами, грузчиками, очень много людей приезжало, население поселка удваивалось практически.

А.Пичугин

— А сейчас?

Игум. Агафангел (Белых)

— Сейчас после упадка 1990-х годов, когда, во-первых, стал неактуальным этот перевалочный пункт, потому что, прежде всего, очень много времени и место занимала перевалка леса, который сплавлялся по реке Лена и в поселке Тикси в порту перегружали на океанские суда и потом этот лес шел дальше на экспорт. Нашли какие-то другие пути, более простые, более легкие, другие источники этого леса. Это было связано с тем, если мне не изменяет память, сняли квоты, сняли запрещение на добычу леса у нас на русском севере и там более дешевый лес оказался, более простой по логистике. И это прекратилось, севмор путь был заморожен в 1990-е годы, мы знаем тоже, и поэтому актуальность морского порта Тикси совершенно исчезла.

А.Пичугин

— Но сейчас он действует?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну действует еле-еле, и в этом году наконец-то начальник морского порта нашего – Владимир Павлович Земнухов мне с такой сказал радостью, мы попросили, чтобы они нам помогли с устройством ограды для нашего храма и он мне такой звонит и говорит: «Батюшка, Вы знаете, у нас сейчас пароход за пароходом, такая запарка мы не можем вам сделать ограду». Я говорю: «Владимир Павлович, я очень рад, что наконец-то у вас запарка». Вроде бы сейчас все налаживается. Но вот эти вот 25 лет порт стоял в совершенном упадке, несколько судов за сезон они обрабатывали. И конечно с этим было связано и общее падение уровня жизни в поселке, потому что порт – это было градообразующее предприятие. В 1990-е годы, как мне рассказывали, многие продавали квартиры за билет до Москвы, даже так. Был огромный отток людей, все, кто мог уехать – старались уехать. И сейчас население поселка Тикси – то 4 500 человек. Ну, может быть, вместе с военным гарнизоном Тикси-3, там он неподалеку, 5 000 человек, не больше. Но, что интересно, об этом и патриарх сказал в прошлом году на открытии съезда миссионерского и как-то сейчас тоже видимо и зримо, мы заложили храм, новый храм строить в поселке Тикси – в самом центре – в 2011 году, когда поселок хотели вообще расселять, то есть, там была авария за аварией, там были совершенно изношенные теплосети, водозаборные все эти коммуникации. Там каждый год было несколько, как мы уже смеялись, плановых аварий, то есть постоянно перекрывали отопление, потом соответственно люди начинали греться обогревателями – отключали электричество, в 2012 году авария дошла до такой степени, что людям МЧС раздавало просто по квартирам буржуйки и дрова завозили, всех детей эвакуировали в другие поселки, в другие места. И казалось бы, существование самого поселка Тикси, оно вообще было под огромным вопросом, на самом деле, реально, шел разговор о том, что поселок заморозить, расселить и все, что его быть не должно здесь. А мы в это время закладываем храм, заливаем фундамент.

А.Пичугин

— И непонятно для кого, если вдруг будут расселять.

Игум. Агафангел (Белых)

— Причем большой храм, 220 м2, ну для поселка большой, конечно.

А.Митрофанова

— А он кирпичный?

Игум. Агафангел (Белых)

— Нет, конечно, там из кирпича строить невозможно – это сэндвич-панели, потому что там мерзлота, для кирпичного храма, во-первых, требовалась совершенно другая смета.

А.Митрофанова

— А на сваях стоит храм?

Игум. Агафангел (Белых)

— Мы пошли чуточку другим путем, мы провели такую геофизическую разведку, посмотрели, что в этом месте есть скальная порода внизу, а мерзлота довольно глубоко.

А.Митрофанова

— То есть, вам повезло? Потому что я в Якутии видела жилые дома, они все как избушки на курьих ножках фактически.

Игум. Агафангел (Белых)

— В Тикси все стоит на сваях, но мы такой применили способ легкий, мы насыпали сверху примерно метр с лишним гравия еще, чтобы была такая подушка температурная. Поставили ленточный фундамент и на него поставили высоко, еще метр от земли, поставили на… в этом фундаменте само здание храма. Оно легкое, оно всего 220 т. Весит, и сэндвич-панели, которые очень теплостойкие, они не пропускают холод.

А.Митрофанова

— Так, и что же, люди разъезжаются, их хотят расселять, а вы строите храм?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, а мы строим храм, ходят люди вокруг, пальцами у виска крутят, говорят, вы что с ума сошли.

А.Митрофанова

— Ноев ковчег тут возводите для кого?

Игум. Агафангел (Белых)

— В 2013 году мы поднимаем стены и в этом же году летом решением президента Российской Федерации на восстановление поселка Тикси выделяется несколько миллиардов рублей.

А.Митрофанова

— А этого достаточно для того, чтобы восстановить поселок? Потому что эта цифра звучит внушительно, но может быть это совсем немного?

Игум. Агафангел (Белых)

— За один летний сезон полностью меняется все обветшавшая теплосистема, монтируются новые теплосети, строится новая котельная, та самая котельная, которую впоследствии…

А.Пичугин

— Двое архиереев освящали.

Игум. Агафангел (Белых)

— Строятся новые объекты всякие ЖКХ и более того, следующий год 2014 мы смотрим, начинается возрождение опять-таки, возвращение военных. Мы знаем, что бывший министр обороны, некто Сердюков одним из своих последний распоряжений распорядился ликвидировать авиабазу в Тикси и даже уже дошла речь о демонтаже взлетно-посадочной полосы, но нынешний министр, он одним из первых своих распоряжений он все это восстановил. И вот сейчас идет разговор о возвращении в Тикси авиабазы, летных эскадрилий и в общем-то, мы знаем, что на острове… на базе Темп на острове Котельный, это недалеко от поселка Тикси в океане, километров 600 примерно.

А.Пичугин

— Так, рукой подать.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну это ближайший остров, он входит в наш район все равно. Там сейчас расположена военно-морская база наша российская и вот это присутствие военных, оно возрастает. Это всегда хорошо, потому что это всегда инфраструктура, это еще всегда еще члены семей, это и школьники, и дети, потому что школу в гарнизоне чуть не закрыли уже, а теперь…

А.Митрофанова

— Я кстати хотела Вас про школу спросить, дети есть, где они учатся? Не ходят же они по снегу 10 км куда-нибудь?

Игум. Агафангел (Белых)

— Три школы в поселке. Две в самом поселке Тикси и одна в гарнизоне.

А.Пичугин

— То есть, получается, что детей хватает на три школы?

А.Митрофанова

— Это много на четыре с половиной тысячи.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, я скажу так, я в сентябре встречался со школьниками в гарнизонной школе, конечно, там не собрали 8-9-10 класс и все 15 человек сидели в одном классе.

А.Митрофанова

— Да, совсем их немного.

Игум. Агафангел (Белых)

— Эта школа живет все равно ожиданием как раз следующего года, когда прибудут новые штаты военные и разумеется, это будут семьи, это будут дети и конечно у них начнется.

А.Митрофанова

— Вы знаете, очень хорошо, что они не закрыли школы, потому что я знаю случаи, когда в результате этой оптимизации школы сливаются три в одну, а потом начинаются такие серьезные проблемы, поэтому дай Бог, чтобы у вас все оставалось.

А.Пичугин

— Ты озвучиваешь сценарий для большого города.

А.Митрофанова

— Это реальность, к сожалению, а не сценарий.

А.Пичугин

— Отец Агафангел, а все эти годы, что Вы служите в Тикси, я так понимаю, что Вы не постоянно там находитесь?

Игум. Агафангел (Белых)

— До 2012 года, с 2009 по 2012, то есть три года я там был безвылазно постоянно.

А.Пичугин

— Не выезжая даже на большую землю?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну там, может быть на несколько недель, в 2012 году я получил назначение еще быть настоятелем Свято-Николаевского собора в городе Валуйки.

А.Пичугин

— Белгородская область?

Игум. Агафангел (Белых)

— Белгородская область, да. И с тех пор я примерно где-то пополам. Ну, скажем, это бывает не каждый год, раз на раз не приходится, в прошлом году я провел в Тикси 8 месяцев, а 4 здесь на земле. В этом году…

А.Митрофанова

— Здесь на земле… Вы так говорите, да?

А.Пичугин

— А Вы официально настоятель храма в Тикси?

Игум. Агафангел (Белых)

— Я официально руководитель миссионерского стана Спасский в Тикси и исполняющий обязанности настоятеля.

А.Пичугин

— Неплохо так, да, настоятель храма в Белгородской области и исполняющий обязанности настоятеля храма в поселки Тикси, Якутия.

А.Митрофанова

— Да, богатая география.

А.Пичугин

— А пока Вы находитесь в Белгородчине, в Тикси кто-то служит? Присылают какого-то священника?

Игум. Агафангел (Белых)

— Всегда, у нас договор с Якутской и Ленской епархией, нашего синодального отдела миссионерского, раз в полгода ротация происходит, то есть, как раз сейчас меняется священник, который там был с весны, он 20 октября улетает, а 16 (за четыре дня до его вылета) туда прилетает новый миссионер, священник, который будет там до весны.

А.Пичугин

— А священники все в основном из Якутии?

Игум. Агафангел (Белых)

— Нет, священники в основном все как раз из центральной России, преимущественно из Белгородской епархии.

А.Пичугин

— А, просто я памятую об указе, вернее о распоряжении скорее, это было распоряжение патриарха о том, что клирики города Москва, если они желают служить в Москве, они должны сначала несколько лет послужить где-нибудь подальше.

Игум. Агафангел (Белых)

— Прекрасное распоряжение. Святейший отдает множество прекрасных распоряжений, если бы они еще все до конца исполнялись, то мы бы жили, наверное…

А.Пичугин

— То есть, священников москвичей Вы там поблизости не встречали? Если не в гости.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, в Якутске, возможно, правда это, наверное, по программе выпускников академии, которые приезжают.

А.Пичугин

— А что это за программа?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну это действующая программа, когда выпускники духовных учебных заведений, они должны отработать несколько лет где-то в дальних епархиях.

А.Митрофанова

— Отец Агафангел, а вот смотрите, Вы же когда… Вы же приехали туда когда-то впервые, да, вот именно в Тикси, Вы увидели там людей новых совершенно для себя, у которых, наверняка есть какие-то свои черты характера, есть какие-то свои особенности и прочее, они Вас тоже увидели впервые. А что это была за встреча? Как вы вообще друг на друга посмотрели, что Вас там больше всего удивило, может быть?

Игум. Агафангел (Белых)

— Самый первый человек, который меня встретил, когда я сошел с трапа самолета ИЛ-76 – это был замполит местной авиабазы Андрей Викторович Фатеев, который впоследствии стал моим добрым другом. Мы с ним дружим до сих пор, хотя он уже служит в другом месте. И вот подполковник Фатеев меня встретил, через год он крестился.

А.Митрофанова

— Это Вашими трудами, видимо.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, я думаю, промыслом Божьим он крестился, конечно, потому что он был человек очень дотошный, а мы никогда не крестим людей только что пришедших, мы всегда просим готовиться, просим какого-то осмысленного подхода к этому таинству. Ну когда мы говорим о взрослых людях. И Андрей Викторович в рамках подготовки, у него до сих пор эта Библия лежит, она вся была исчеркана заметками, пометками. Потому что я прошу всегда человека читать Священное Писание, ну, конечно, преимущественно Евангелие и везде, где ему что-то непонятно, или что-то неясно, ставить…

А.Митрофанова

— Помечать.

Игум. Агафангел (Белых)

— Галочку, пометочку, чтобы потом у нас с ним была база для разговора. Чтобы он потом пришел ко мне с этим текстом и сказал, вот мне здесь, здесь, здесь непонятно, давайте будем беседовать. Во такой у нас опыт был. И вот у Андрея Викторовича целая Библия.

А.Митрофанова

— Вся в галочках?

Игум. Агафангел (Белых)

— Вся в галочках, да. И примерно через год с небольшим он принял крещение, я его крестил в полной парадной форме со всеми медалями.

А.Митрофанова

— Да, это он так серьезно подошел к вопросу?

Игум. Агафангел (Белых)

— Это я попросил его так.

А.Митрофанова

— Вы, да? А почему?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну мне хотелось, чтобы это все-таки было для него таким событием важным.

 

А.Митрофанова

— Игумен Агафангел Белых – сотрудник миссионерского отдела Московского патриархата, который служит в Тикси сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» и мы продолжаем разговор об этом удивительном месте, которое очень далеко находится по отношению к нам и мы поэтому про него мало, что знаем.

А.Пичугин

— В свое время Вы говорили, что представители местных коренных народов, они все-таки не до конца язычники, 95% якутов были крещены в XIX веке, до революции, в начале XX века. Соответственно у них, как у людей, которые живут в большей гармонии с природой, с естественным миром, память о предках, и о вере предков, в том числе и христианской, она более живая, чем у нас здесь в центральной полосе. То есть, соответственно, Вы сталкиваетесь с каким-то таким протовоспоминанием о христианстве, среди этих людей?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну разумеется, прежде всего это в именах, даже в именах молодых людей. Конечно, сейчас есть такое направление давать национальные имена, или хотя бы имена общеизвестные на якутский лад называть, потому что якутский язык очень интересен, он очень много вбирает в себя слов языков других, но он их огласовывает по правилам произношения, которое характерно для этого языка. Скажем, нельзя сказать, по-якутски «стол», потому что на якутском языке невозможно произнести две начальные согласные подряд.

А.Пичугин

— «Ст»

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, «ст» нельзя сказать, «остол», скамейка – «ыскамайка», то есть… поэтому все…

А.Митрофанова

— А Вы выучили якутский язык?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, выучил – это громко сказано, я какие-то начатки языка, конечно, я освоил, потому что все-таки шесть, скоро семь лет там, но я бы не сказал, что я говорю по-якутски. Я чуточку понимаю, чуточку могу что-то сказать, произнести какой-то возглас, какую-то молитву на богослужении по-якутски.

А.Митрофанова

— А в Тикси Вам на каком языке все-таки приходится говорить с людьми? Там есть кто-то, кто не знает?

Игум. Агафангел (Белых)

— Конечно, по-русски, хотя в Тикси то русских 35% всего, но все же знают русский язык. Наоборот, я стараюсь, наши прихожане знают, что я пытаюсь учить якутский, поэтому я с нашими прихожанами искусственно, специально пытаюсь говорить по-якутски.

А.Митрофанова

— А как они реагируют?

Игум. Агафангел (Белых)

— Они говорят, что все хорошо, батюшка, хорошо у тебя получается.

А.Митрофанова

— Они любят Вас, видимо как-то из-за того, что небольшое количество людей и все друг друга знают, наверняка, какие-то особые отношения устанавливаются.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну да, тем более, если брать взрослых людей, которые у нас на приходе, почти всех я крестил за все это время, поэтому…

А.Пичугин

— А с представителями из местных религиозных организаций, с шаманами, например?

Игум. Агафангел (Белых)

— Леш, Вы знаете, шаманов же в Якутии практически нет.

А.Пичугин

— Нет, да, там шаманизм не развит?

А.Митрофанова

— А вот это неоязычество, тенгрианство, вот это все?

Игум. Агафангел (Белых)

— Само слово «шаман» – «уюн» по-якутски… есть люди, которые так называются, но это не у нас, не в наших краях, то есть, это все-таки… у нас не вполне Якутия – это самый северный поселок Якутии – Тикси и это не совсем та Якутия, которая якутская Якутия. То есть, у нас очень много людей живет, которые, хотя и говорят по-якутски, но они записаны эвенами, эвенками. Недалеко от нас селение юкагирское есть и, в общем-то, это такая Якутия, которая не очень Якутия. Поэтому, шаманов том смысле, юнов, на якутском, у нас там нет.

А.Пичугин

— А во что, в кого они верят?

Игум. Агафангел (Белых)

— К сожалению, конечно, то самое тенгрианство, о котором Алла сказала, оно, в общем-то, сейчас вырождается в какие-то такие две ветви. Первая, это такое неоязычество, которое сродни нашему родноверию славянскому, то есть, когда люди просто пытаются как-то реконструировать что-то на основе каких-то обрывков чего-то. У нас ведь тоже не было в свое время, мы знаем, письменности, мы знаем у нас нет письменных никаких языческих памятников.

А.Митрофанова

— Свидетельств, да, той эпохи.

Игум. Агафангел (Белых)

— Все эти Велесовы книги, это ясно, что это подлог, конечно. То же самое и в Якутии, там тоже не было письменности, поэтому, нет никаких религиозных документов, которые были бы записаны.

А.Пичугин

— А предания?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, эпос, конечно есть эпос Олонхо, где все это как-то худо-бедно разложено по полочкам. Но там тоже ведь в Олонхо очень сложная иерархия, там есть Танра – верховный бог, творец. То есть импульс начальной жизни всего, который практически не принимает никакого участия в жизни этого мира. Есть Юрюнг Аар Тойон – великий белый господин, который, он уже к нам ближе, то есть, Джёсёгёй – конное божество – эти все Айыы – светлые божества.

А.Пичугин

— Но через все это сквозит какая-то память о мантеизме?

Игум. Агафангел (Белых)

— Разумеется, то тенгианство – это мантестическая религия, она говорит о едином боге. А на практике это сейчас выглядит так, или это где-то умные люди из городов, с хорошим образованием начинают сочинять на эту тему какие-то свои собственные тексты.

А.Митрофанова

— Истории и типы реконструкции.

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, да, строить какие-то обряды новые, изобретать, называя это возвращением к основам предков. Или где-то в маслягах, в поселках, в дальних селах – это обычный анимизм, где уже никому не интересен ни Юрюнг Аар Тойон, ни Танра сам по себе, а самое главное – это совершить жертву духу леса, если ты пришел на охоту, значит, нужно совершить жертвоприношение Байанаю – духу охоты.

А.Митрофанова

— Да. Потребительский такой немножко подход.

Игум. Агафангел (Белых)

— Если ты пришел на рыбалку, нужно бабушке, которая там сидит сделать ей подношение, печку разжигаешь, нужно кинуть оладушек, потому что надо покормить печку и в общем, на этом вся религиозность заканчивается.

А.Митрофанова

— А Вы как на это на все смотрите, отец Агафангел? Если Вы, к примеру с такими вещами сталкиваетесь, Вы же православный священник, да, и Вы можете указать на какие-то вещи, или если Вас не спрашивают, Вы не вмешиваетесь? Как Вы реагируете?

Игум. Агафангел (Белых)

— Разумеется, если меня не спрашивают – я не вмешиваюсь, потому что было бы странно приехать куда-то в гости к людям и начинать сразу им диктовать, как им нужно молиться духам, или что-то еще. Другое дело, когда возникает вопрос такой сложный, если люди желают принять крещение, люди желают стать христианами, но они остаются в своей этно-культурной среде, то есть среди своего народа, среди той культуры, которая там общепринята. И там возможен конфликт, допустим, группа людей собирается на охоту и они должны принести такое групповое жертвоприношение, то есть, разжечь огонь, туда бросить еду, мясо, лепешки, стопку водки вылить, чтобы была хорошая охота. А христианин же этого делать не может, а если охота будет не удачная – как быть? Скажут, вот ты виноват во всем. Вот такого рода конфликты могут возникать. И тогда, конечно, всегда говорим, что ты ведь можешь свою молитву облечь в любую форму, ты можешь прочитать Отче наш, ты можешь сказать просто: «Господи, прими эту жертву в знак моей к Тебе молитвы». Ведь мы не задумываемся, что мы тоже зажигаем огонь, когда молимся.

А.Митрофанова

— Мы зажигаем свечи, да, и в этом есть некий сакральный смысл тоже.

Игум. Агафангел (Белых)

— Мы зажигаем свечи, мы зажигаем лампадки, мы тоже зажигаем огонь, как знак, символ нашей молитвы. Поэтому, что мешает человеку…

А.Пичугин

— Затепли лампадку перед началом охоты.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, зажечь тот же самый костерок традиционный охотничий, как знак его же молитвы, и произнести ту же самую молитву Отче наш. Или сказать Господи помоги на якутском, Помоги мне…

А.Пичугин

— Как у Вас хорошо получается.

Игум. Агафангел (Белых)

— Это все, что я знаю. И вот здесь получается, что возникает вот этот сложный вопрос для горожан, для жителей центральной России, формы нашей веры, формы нашего упования непривычны. Да ведь, мы знаем, что есть конфликты, в этом приходе принято так, а в том иначе и уже начинаются обвинения друг друга в какой-то там неправоте.

А.Пичугин

— А в Белгородской области когда Вы находитесь несколько месяцев, Вы скучаете по Тикси?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, традиционно, конечно.

А.Митрофанова

— Да, серьезно? А когда в Тикси, по Белгороду скучаете?

Игум. Агафангел (Белых)

— Разумеется.

А.Митрофанова

— Тоже? Поразительно. Ну вот видимо, да, у Вас две ипостаси внутри Вас – один такой житель средней полосы, а другой человек, который все время хочет что-то покорять, север, например.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, может быть не покорить, покорить было бы неправильно… как бы…

А.Пичугин

— Узнать получше.

Игум. Агафангел (Белых)

— С чем соединиться таким, что еще раньше было мне непонятно, неизвестно.

А.Митрофанова

— А что Вы там больше всего любите в Тикси?

Игум. Агафангел (Белых)

— Я люблю поездки по дальним поселкам.

А.Пичугин

— То есть, вот эти 400 км, как от Москвы до Смоленска на снегоходе, для Вас это…

А.Митрофанова

— На вездеходе.

Игум. Агафангел (Белых)

— На вездеходе, на снегоходе было бы сложно для меня.

А.Пичугин

— На вездеходе, простите, для Вас это одно удовольствие?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну разумеется, это сложно назвать удовольствием, потому что, ну это, во-первых, некомфортно, неудобно, и холодно, и еще что-то…

А.Митрофанова

— А сколько времени надо, кстати, на вездеходе ехать?

Игум. Агафангел (Белых)

— Быстро, дня два.

А.Пичугин

— Нормально.

А.Митрофанова

— Отец Агафангел, ну неужели в наше время нужно ехать два дня 400 км и невозможно придумать…

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну там же по речке, там же торосы, там же не разгонишься.

А.Митрофанова

— Ну да, логично, конечно.

Игум. Агафангел (Белых)

— Если бы это была прямая.

А.Пичугин

— Отец Агафангел не хочет нас шокировать, он просто как житель тех мест, для него это совершенно естественно.

А.Митрофанова

— Знаете что, даже если это и не торосы ледяные, я однажды ехала по трассе Лена М56 – это трасса федерального значения, на минуточку, если на нее посмотреть, то можно просто содрогнуться, потому что очищенный от леса лунный пейзаж, по-другому, я это назвать никак не могу. Это рытвины и колдобины, какие-то невероятные снопы пыли, которые поднимаются с земли и кругом эта вот самая… не знаю, тайга, или как это правильно назвать, лес, где, в общем-то, водятся медведи, самые настоящие…

Игум. Агафангел (Белых)

— Бурые – это не страшно еще.

А.Митрофанова

— Ну, да, Вы считаете? Нам объяснили, что если у машины вдруг проколются все колеса и вы остановитесь, то не выходите оттуда, потому что медведь может выйти, скорость его передвижения 60 км/ч и бежать будет бесполезно. У нашей машины прокололись все колеса.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, Алла, я скажу, что если медведь выйдет, то обычная легковая машина для него не преграда – это такая вкусная консервная банка, она легко вскрывается.

А.Митрофанова

— С хорошей начинкой такой.

А.Пичугин

— Ой, как замечательно, как красиво.

А.Митрофанова

— Проникся, вы посмотрите на него. Да, так, когда Вы едете, я просто пытаюсь понять, потому что зимнего пейзажа такого я не видела, только летом путешествовала по трассе якутской.

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, мы ехали зимой – это полярная ночь, там же вы знаете, солнце не встает.

А.Митрофанова

— Северное сияние Вы значит видели?

Игум. Агафангел (Белых)

— Луна, северное сияние.

А.Митрофанова

— Вы так обыденно об этом говорите.

Игум. Агафангел (Белых)

— Северное сияние, как северное сияние. Я вообще честно говоря один раз в жизни видел красивое северное сияние.

А.Пичугин

— А оно еще бывает так себе?

А.Митрофанова

— Средненькое?

Игум. Агафангел (Белых)

— Ну, бывает и так себе, а я видел такое вот прямо, которое желто-фиолетово-розовое с синими искрами, с переливами – это было на острове Котельный на станции Санниково, 27 сентября 2009 года мы там ставили часовню в память первопроходцам северного морского пути и вот вышло так, что часовня, она уже была готова, только надо было смонтировать, как конструктор. Мы 26 числа на ледоколе туда причалили, 27 на день как раз Крестовоздвижения начали с утра ее монтировать, еще это было светлое время года, смонтировали и я ее уже освятил, когда солнце садилось. Я ее освятил.

А.Митрофанова

— То есть, наступала полярная ночь и Вы на рубеже дня и ночи?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, солнце село и как раз в этот момент возникло дугой вокруг этой часовни прямо вот таким куполом огромным над нами вот это вот шикарнейшее северное сияние.

А.Пичугин

— Фотографии есть?

Игум. Агафангел (Белых)

— Да, где-то у меня были, я даже где-то выкладывал.

А.Митрофанова

— Побежали смотреть фотографии.

А.Пичугин

— Да, мы пойдем смотреть фотографии с Аллой. Спасибо большое, я слушателям напомню, что в гостях сегодня у радио «Вера» в программе «Светлый вечер» был игумен Агафангел Белых. Он настоятель храма в Белгородской области и исполняющий обязанности настоятеля храма в поселке Тикси в Якутии.

А.Митрофанова

— Спасибо за потрясающий рассказ, отец Агафангел и за Ваши краски.

Игум. Агафангел (Белых)

— Большой спасибо за то, что слушали.

А.Митрофанова

— Дай Бог, чтобы у Вас там все было хорошо в Вашем служении.

А.Пичугин

— Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

— Алексей Пичугин.

А.Пичугин

— Всего доброго!

А.Митрофанова

— До свидания!

Игум. Агафангел (Белых)

— Спаси Господи!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...