«Памяти святой Марии (Скобцовой)». Наталья Высоцкая, священник Илья Соловьев - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Памяти святой Марии (Скобцовой)». Наталья Высоцкая, священник Илья Соловьев

* Поделиться

У нас в гостях были руководитель общества милосердия в тюрьмах «Вера, надежда, любовь» при храме святых бессребреников Космы и Дамиана в Химках Наталья Высоцкая и председатель общества любителей церковной истории, кандидат исторических наук, кандидат богословия священник Илья Соловьев.

Накануне 130-летия со дня рождения святой Марии (Скобцовой) разговор шел о том, в чём заключался её подвиг служения людям и Богу, и каким образом она воодушевляла и приводила к вере даже далёких от Церкви людей. Наши гости рассказали, какой новый вид монашества явила миру мать Мария, а также чем было примечательно то время, которое будущая святая провела в Анапе, где сейчас установлен памятный знак в её память.

Ведущий: Алексей Пичугин


Алексей Пичугин:

— Друзья, здравствуйте. Это «Светлый вечер» на «Светлом радио». Меня зовут Алексей Пичугин, рад вас приветствовать, и с удовольствием представляю наших гостей. В ближайший час эту часть «Светлого вечера» вместе с вами и вместе с нами проведут Наталья Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» при Космодемьянском храме в Химках. Добрый вечер.

Наталья Высоцкая:

— Добрый вечер.

Алексей Пичугин:

— Священник Илья Соловьев, председатель общества любителей церковной истории, кандидат исторических наук, кандидат богословия. Отец Илья, здравствуйте.

Священник Илья Соловьев:

— Здравствуйте.

Алексей Пичугин:

— И мы сегодня встречаемся по такому поводу, который для меня лично очень радостен. Не раз, мне кажется, говорил в наших программах, что у меня есть какие-то святые, которые особенно близки. Сложно объяснить, почему, но для меня это парижские мученики. Мать Мария (Скобцова), священник Дмитрий Клепинин, Илья Фондаминский и, конечно, сын матери Марии Георгий Скобцов. Именно эти святые, я много об этом думал, по какому-то мироощущению, мировосприятию, по их подвигу, мне очень близки. В эти дни исполняется 130 лет со дня рождения матери Марии (Скобцовой). Мы с Натальей Леонидовной перед программой говорили, что на радио «Вера», слава Богу, выходит программа, посвященная матери Марии, в частности вспоминали программу, которую мы записывали с отцом Александром Абрамовым о матери Марии. Причем это, оказывается, было уже пять лет назад, тогда бьло 125 лет со дня рождения матери Марии, сейчас 130 уже. Время быстро летит. Не знаю, есть ли среди наших слушателей люди, которые не знакомы с личностью матери Марии, поскольку даже людям не церковным, наверное, известен фильм «Мать Мария», который выходил в Советском Союзе в 80-е годы. Это тоже было удивительное событие. Но мать Мария еще и, даже в советское время, начиная с какого-то периода, о ней начали говорить как о герое войны. Мы делали программы с Еленой Борисовной Делоне про мать Марию (Скобцову). Елена Борисовна Делоне, поищите, пожалуйста, в архивах радио «Вера», родственница матери Марии, фактически ее племянница. Фактически, потому что там сложно напрямую.

Наталья Высоцкая:

— Внучатая племянница.

Алексей Пичугин:

— Внучатая племянница, наверное, да, правильнее было бы сказать. И тем не менее, все равно, Наталья Леонидовна, давайте напомнит радиослушателям о том, кем была мать Мария (Скобцова). Все-таки постриг-то она приняла во второй половине жизни, а до этого у нее была такая очень-очень-очень необычная история ее и детства, и юности, и жизни в Петербурге, и в Анапе, и где только она ни жила. Наталья Леонидовна, отец Илья, кто начнет рассказ?

Священник Илья Соловьев:

— Наталья Леонидовна.

Наталья Высоцкая:

— Я могу вкратце рассказать то, что, наверное, уже известно большинству наших соотечественников. Мать Мария, Елизавета Пиленко, Елизавета Юрьевна по первому браку Кузьмина-Караваева, по второму браку Скобцова. И потом уже в конце жизни мать Мария. Очень кратко. Она родилась в Риге. В совсем маленьком возрасте переехала в Анапу после того, как умер ее дедушка Дмитрий Пиленко, который был генерал-лейтенантом, первым начальником Черноморского округа, который являлся родоначальником виноградарства в Анапе и близлежащих территориях. Когда он скончался, ее отец, сын Дмитрия, Юрий Пиленко переехал вместе с семьей в Анапу. И уже детские годы, отрочество мать Мария провела в любимой ею Анапе на Черноморском побережье. Она всю жизнь потом вспоминала об этом благодатном крае и всегда хотела вернуться в Россию, вплоть до того, чтобы просто вернуться в качестве уже ни кем не узнанной монахини и ходить здесь по тропам России, рассказывая о Христе.

Алексей Пичугин:

— А есть же удивительная история о том, как она, будучи уже в лагере, об этом вспоминают люди, которые сумели выжить и находились рядом с матерью Марией, о том, что она говорила, что если ей удастся это все преодолеть, выйти из лагеря, то она обязательно приедет.

Наталья Высоцкая:

— Обязательно приедет в Россию. И представьте себе, что она приехала, она вернулась. И в Анапе есть такая подвижница Зоя Николаевна Лемякина, которой сейчас 85 лет и, дай Бог, чтобы она здравствовала еще долгие и долгие годы. И именно этот энтузиаст добился того, чтобы в 1991 году в Анапе был открыт памятный знак матери Марии. Это огромный кусок гранита, на котором лежит крест латунный и там стихи матери Марии и годы ее жизни. Этот же человек, Зоя Николаевна добилась того, чтобы в археологическом музее Горгиппии был сделан мемориальный зал матери Марии, который существует и ныне. И я надеюсь, что жители Анапы, которые будут слушать нашу передачу — а радио «Вера» звучит и в Анапе — что они, конечно, придут к ее памятному знаку, поскольку 20 декабря будет 130-летие со дня рождения Елизаветы Пиленко, матери Марии. И придут в археологический музей Горкиппии, побывают в мемориальном зале, где очень-очень интересные есть экспонаты. Да, Елизавета очень любила Анапу, и мне просто удивительно, почему в Анапе ее памятный знак, который на сайте Анапской администрации стоит под номером четыре, находится в таком ужасном состоянии, что он требует просто срочной реставрации и достаточно большого ремонта и переделки. Потому что за тридцать лет он, конечно, обветшал. Я недавно была в Анапе, встречалась с заместителем главы Анапы и говорила о том, что необходимо не только отреставрировать этот памятный знак, который сейчас облеплен объектами торговли, вплоть до того, что спиной к памятному знаку стоят, простите меня, качели, и люди спиной качаются к кресту, что вообще недопустимо. Слава Богу, что слова дошли до руководства, и когда я три дня назад разговаривала с руководителем археологического музея Ксенией Ивановной, она сказала, что приходил советник главы Анапы и сказал, что нашелся инвестор, который достойно отреставрирует этот памятный знак. Я, конечно, уверена, и это будет обязательно так, что через какое-то время там будет не просто памятный знак, а там будет целый мемориальный комплекс матери Марии. Потому что, простите меня, такого легендарного человека, который столько лет провел в этом благодатном крае...

Алексей Пичугин:

— Вы знаете, Наталья Леонидовна, еще очень важно, что некоторое время будущая мать Мария была городским головой Анапы, причем это была первая в истории Росси женщина — городской голова. Это тоже очень важно. Представляете, насколько жители Анапы, по вашим ощущениям, понятно, что мы не проводили никаких опросов общественного мнения, но насколько жители Анапы вообще знают о том, что была мать Мария когда-то городским головой Анапы, Елизавета Кузьмина-Караваева тогда. Знают ли вообще люди в Анапе, кто такая мать Мария.

Наталья Высоцкая:

— Сейчас я отвечу вам на ваш вопрос и опять приду к памятному знаку, поскольку он настолько не виден простому взгляду, что я только его с третьего раза нашла. Хотя я туда приехала, уже зная о матери Марии, и я хотела это видеть. И представьте себе, когда я там стояла и молилась около этого памятного знака, проходили люди, которые вообще не обращали никакого внимания. Потом подошла женщина с девочкой. Девочка спросила: «Что это?», а мать сказала: «Я не знаю». Тут я, конечно, такую горячую проповедь сказала о матери Марии и они с удовольствием это слушали. Потом тут же проходил молодой человек с ранцем за плечом, я его остановила, спросила: «Ты знаешь, что это такое?» — «Нет, — говорит, — я не знаю». А это школьник города Анапы. Поэтому, я считаю, что нужно не просто отреставрировать этот знак, а нужно, простите меня, может быть, не хорошее слово скажу, информировать, какая-то реклама должна быть в этом городе, и на огромных билбордах, и на стене археологического музея должны быть баннеры с вехами матери Марии. И я уверена, что мэр города Анапы найдет достойное место, где рано или поздно будет мемориальный комплекс. А сейчас я вам расскажу о том, что когда я была у него в администрации, то я увидела там портрет матери Марии, главы администрации, главы Анапы, там есть ее портрет.

Алексей Пичугин:

— Ее портрет в то время, когда она была...

Наталья Высоцкая:

— Ну, рисунок, конечно. Рисунок, но он там есть. И я призываю всех, кто не читал еще личных записей матери Марии «Как я была главой Анапы», почитать, там очень интересно. Я обязательно хочу рассказать о том, если вас это интересует, как она спасла Анапу от контрибуции, двадцать тысяч рублей. Когда туда приехали анархисты, они пришли и сказали, богатый город, двадцать тысяч гоните.

Алексей Пичугин:

— Мы об этом обязательно еще сегодня поговорим.

Алексей Пичугин:

— Я напомню, что в программе «Светлый вечер» сегодня у нас священник Илья Соловьев, председатель общества любителей церковной истории, кандидат исторических наук, кандидат богословия. Наталья Леонидовна Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» при Космодемьянском храме в Химках. Сейчас мы вернемся еще в нашей программе к Российскому этапу в жизни матери Марии, но вот я бы сейчас хотел попросить отца Илью рассказать, за что мы почитаем мать Марию как святую, что за подвиг произошел во второй половине ее жизни? Собственно, она приняла монашество во второй половине жизни. В чем заключался тот подвиг, за который мы ее почитаем, как святую?

Священник Илья Соловьев:

— Мать Мария теперь уже прославлена Церковью как преподобномученица, и ее подвиг, подвиг ее служения, подвиг ее жизни и ее мученический подвиг являются очень важным для нас, потому что мать Мария явила благодать в этом мире. Она воспринимала свое монашество, прежде всего, как служение ближнему. После принятия монашества она ездила на съезд РСХД в Прибалтику, посетила Пюхтицкий монастырь, она поняла, что такое созерцательное монашество, конечно, имеет право на существование, но мир вокруг горит, и поэтому монахиня или монах должен, полностью отвергнувшись самого себя, послужить Богу через служение людям. Таким образом, мать Мария явила в новейшей истории новый тип монашества, если можно так сказать, монашество в миру, которое понимается как служение ближнему, как любовь к Богу через любовь к ближнему и служение ближнему. Ее самоотверженное служение людям, оказавшимся в трудном положении, больным, старикам, людям, которые находились вдали от родины — это тоже был исповеднический подвиг матери Марии, этот подвиг, безусловно, говорит о ее святости. Конечно, о ее святости говорит ее мученичество, то, что в концентрационном лагере она не пала духом и приняла смерть, как мы верим, за Христа-Спасителя. Есть версия о том, что она перешила номера. Некоторые эту версию не подтверждают. Но, тем не менее, очевидно, что мать Мария пострадала за исповедание своей веры. Она сама-то в лагерь попала, потому что помогала ближнему, не разбирая, кто каких политических взглядов или какой национальности принадлежит. И в лагере она совершенно очевидно исповедовала Христа и поддерживала людей и служила им настолько, насколько было возможно в ее отчаянном положении. Поэтому подвиг матери Марии это не только то, что произошло в лагере, но и все то, что она делала после принятия монашества, служа людям и в «Православном Деле» и в приюте на улице Лурмель и так далее. И для нас очень важно, что мать Мария, как я уже сказал, почитается нами как святая, потому что она открывает нам явление благодати в этом мире. И еще можно добавить, что она выступает, в каком-то смысле, как пророк. В своих трудах она говорит о жизни Церкви в будущей России, предостерегая от ошибок, которые были в Синодальную эпоху, в эпоху Московского патриаршества. Достаточно широко известна ее статья «Типы религиозной жизни», которую профессор Струве в свое время в 97 году, когда она была опубликована, назвал явленной иконой. В этой статье она говорит о том, какие ошибки в нашей религиозной жизни встречаются и как они могут повлиять на духовную жизнь отдельного человека и даже целых общин и Церкви в целом.

Алексей Пичугин:

— После ее гибели, прошло с момента ее гибели и до канонизации больше 60-ти лет, если я не ошибаюсь, ну, да с 1945 по 2004 год. В 2004 году парижские мученики были прославлены. За эти 60 лет память о ней, не обязательно в России, в Европе, как сохранялась, хранилась ли среди православных, среди католиков, просто французов, как помнили мать Марию так, что в итоге ее через 60 лет прославили?

Священник Илья Соловьев:

— Ее облик действительно воодушевлял людей, которые ее знали и которые хранили память о ней. Потому что то, что она делала, не могло не коснуться сердец человеческих. Это ее служение ближнему, самоотверженное служение, было примером для многих. И «Православное Дело», которое было создано ею, в каком-то смысле, просуществовало неформально и до наших дней, потому что сохранились люди, идущие по пути матери Марии. То есть точно также старающиеся помочь тем, кто оказался в трудном положении. Конечно, русская эмиграция с течением времени сменялась, одно поколение уходило, другое приходило. Я помню, когда впервые я был в Париже в начале 90-х годов, там на кафедральном соборе висело объявление, что любителям легкой жизни, приехавшим из России, мы должны сообщить о том, что собор не имеет возможности помочь, что нельзя оставлять вещи на территории собора на временное хранение, нельзя оставаться ночевать на территории собора даже в летнее время, и в качестве помощи мы можем сообщить два телефона благотворительных организаций, куда вы можете прийти для того, чтобы каким-то образом переночевать одну или две ночи и получить какую-то социальную помощь. Ясно, что в тот момент в соборе матери Марии не было, и не было никого, кто хоть как-то ее напоминал, но в обществе эти идеалы матери Марии сохранялись. Как вы правильно сказали сейчас, даже в Советском Союзе о ее подвиге говорили. Этот фильм знаменитый в свое время, снятый в 1982 году на «Мосфильме» режиссером Сергеем Колосовым. Фильм, съемка которого проходила и в Париже, и заняты известные актеры Леонид Марков, Игорь Горбачев, Валерий Золотухин, Катин-Ярцев, Евгения Ханаева и другие. Этот фильм тоже сыграл...

Алексей Пичугин:

— Людмила Касаткина, знаменитая актриса, которая сыграла мать Марию.

Священник Илья Соловьев:

— Вот я как раз и хочу об этом сказать. Этот фильм сыграл очень большую роль, потому что люди, которые об этом вообще ничего не знали, захотели узнать больше, как оно было на самом деле. Главную роль, действительно, сыграла Людмила Касаткина. Мы были с ней знакомы и я, правда, это было незадолго до ее смерти, спрашивал о том, как она воспринимала эту роль и что она думала, когда играла, о том, кто такая мать Мария. И Людмила Ивановна, кажется, да? сказала, что я ничего не знала про мать Марию до того времени, как попался в руки сценарий, и я испытывала очень сильное давление, как и режиссер, как и вся группа. Оно проявлялось, например, в том, что мне во время съемок фильма не дали ни разу перекреститься и ориентировали весь фильм, все время на участие в сопротивлении и на социальное служение. На самом деле в фильме мать Мария крестится, я посмотрел специально перед нашей программой, один раз в тот момент, когда она получает известие о победе под Сталинградом. Но в других ситуациях ее церковная религиозная жизнь никак не проявляется. В доме на улице Лурмель не видно ни одной иконы. Митрополит Евлогий упоминается только три раза, когда она хлопочет перед немцами, чтобы ее допустили в лагерь для встречи с Бунаковым. Все религиозное содержание в фильме выхолощено искусственно. И тем не менее, Людмила Ивановна сказала, что этот образ матери Марии на нее, человека в общем-то тогда далекого от церкви, ничего до этого о ней не знавшей, потряс ее до глубины души. Она сказала, что когда я играла, когда вживалась в эту роль, я почувствовала, что это был действительно праведник и в каком-то смысле святой человек. Когда мы говорим о том, какую роль сыграла мать Мария в жизни общества, мы можем привести даже эту историю. Я был глубоко тронут. Я сказал ей, что вы хорошо сыграли, и она даже меня обняла и сказала: «Спасибо, но, к сожалению, я очень мало о ней знаю, какая она была». Но вот это ее внутренне преображение на экране проявилось и у многих зрителей. Совсем недавно я разговаривал с одним священником, который теперь служит во Франции, как раз по поводу матери Марии, и он мне сказал, отец Михаил, что я тоже ничего не знал и ничего не слышал о матери Марии. Тогда ему было 25 лет, и когда вышел этот фильм, и когда я узнал о ней даже в том виде, как она представлена в этой кинокартине, у меня что-то внутри изменилось и преобразилось. Даже в таком виде он почувствовал святость этого человека. И отец Александр Мень в своей знаменитой лекции, которая была им прочитана 2 сентября 1990 года, совсем не задолго до его трагического убийства, тоже обращал внимание на подвиг матери Марии и призывал людей ближе знакомиться с ее обликом, узнать о ее трудах, о ее жизни и ее смерти, потому что это поможет человеку соприкоснуться с благодатью и подойти ближе к основам, к существу нашей веры, которая заключается в любви к Богу и любви к человеку, и в служении Богу, которому отдала всю свою жизнь через служение ближнему преподобномученица парижская Мария (Скобцова).

Алексей Пичугин:

— Мы вернемся к нашему разговору буквально через минуту. Я напомню, что в гостях у «Светлого радио» сегодня священник Илья Соловьев, председатель общества любителей церковной истории и Наталья Леонидовна Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» при Космодемьянском храме в Химках. Я Алексей Пичугин. Через минуту мы все снова здесь.

Алексей Пичугин:

— Возвращаемся к нашему разговору, друзья. Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» Наталья Леонидовна Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» при Космодемьянском храме в Химках, и священник Илья Соловьев, председатель общества любителей церковной истории, кандидат исторических наук, кандидат богословия. Мы сегодня вспоминаем мать Марию (Скобцову) в преддверии 130-летия со дня ее рождения. Наталья Леонидовна, вы, я знаю, перед программой говорили, у вас есть какая-то очень личная история, которой вы хотели поделиться, связанная с матерью Марией.

Наталья Высоцкая:

— Да, я бы очень хотела поделиться и оттолкнусь от «Светлого вечера», который был пять лет назад.

Алексей Пичугин:

— С отцом Александром Абрамовым.

Наталья Высоцкая:

— С отцом Александром Абрамовым. Вы тогда с ним заговорили о цитате матери Марии, я эту цитату сейчас прочту. «На Страшном Суде меня не спросят, успешно ли я занималась аскетическими упражнениями и сколько я положила земных и поясных поклонов, а спросят, накормила ли я голодного, одела ли голого»... И тут отец Александр сказал: «И так далее». Вот давайте вернемся к этой цитате и послушаем, а что же там было и так далее. А далее было вот что: «...посетила ли я больного и заключенного в тюрьме», мать Мария. Я тоже ничего не знала о матери Марии, но когда я начала тюремное служение вместе с протоиереем Федором Соколовым, мать Мария пришла ко мне совершенно, можно сказать, случайно. В 1993 году на день ангела протоиерей Федор Соколов подарил мне эту книгу с таким посвящением: «Дорогой Наталье Леонидовне Высоцкой с днем ангела, помощи Божией в трудах с людьми, лишенными свободы. Милосердие матери Марии, ее добрый пример да будет вам опорой в служении Богу. С уважением, протоиерей Федор Соколов. 8 сентября 1993 года». И вот тогда я стала читать эту книгу, и только тогда я узнала о существовании матери Марии. Но эта книга настолько меня задела, потрясла, как хотите, что потом мы раздавали эту книгу всем добровольцам Общества милосердия в тюрьмах, а тогда было более ста человек. Мы раздавали и всем знакомым, и сейчас Господь дал так, что эта книга в остатках попала уже в Анапу, более 250 книг таких о матери Марии будет распределено по библиотекам, по учебным заведениям, по всяким управлениям, которые связаны с культурой, образованием, молодежью и так далее. И я надеюсь, что обязательно у кого-то, особенно я на молодежь надеюсь, которые прочтут эту книгу, она тоже заденет их сердце, и пример матери Марии будет опорой в их жизни в трудностях, с которыми столкнется обязательно в той или иной сфере каждый человек.

Священник Илья Соловьев:

— Я хотел бы уточнить, что речь идет о книге протоиерея Сергия Гаккеля «Мать Мария».

Наталья Высоцкая:

— Совершенно верно. Именно об этой книге, она такого темно-бордового цвета. На первой странице обложки навершие — гобелен, вышитый самой матерью Марией «Тайная вечеря». А на последней обложке — гараж, из которого мать Мария вместе со своими подвижниками сделала Покровскую церковь. И расписала ее и иконы написала, и фрески, и вышивки. И все, что она могла сделать, она сделала для всех церквей, которые в рассеянии, наши соотечественники православие на Западе показывали в лучшем своем виде.

Алексей Пичугин:

— А что сейчас с этой церковью Покровской?

Наталья Высоцкая:

— Сейчас это снесено.

Алексей Пичугин:

— А, не сохранилось.

Наталья Высоцкая:

— Но рядом с улицей Лурмель есть храм, куда и фотографии, и ее вышивки, и она даже делала для священников...

Алексей Пичугин:

— Облачения.

Наталья Высоцкая:

— Облачения, гобелены, иконы, все туда перенесено и там это все сохраняется.

Алексей Пичугин:

— Отец Илья, а почему снесли здание гаража, где была церковь?

Священник Илья Соловьев:

— Это надо спросить у французских властей. Они не только православные храмы сносят, но и католические.

Алексей Пичугин:

— Понятно. Ну, это ж просто такое на улице Лурмель знаковое место для парижан было, мемориальное впоследствии после войны.

Священник Илья Соловьев:

— Да, да. Видите, для парижан не все знаковые места равнозначны. По-моему, кажется, в Париже из всех стран, куда ходил Владимир Ильич Ленин...

Алексей Пичугин:

— Табличка висит.

Священник Илья Соловьев:

— Там «свято» в кавычках, конечно, свято сохраняется память о том, что здесь когда-то пил «кофий» вождь мирового пролетариата и об этом говорят. А вот о матери Марии, к сожалению, на улице Лурмель ничего не сохранилось. Но там есть улица...

Алексей Пичугин:

— Улица матери Марии.

Священник Илья Соловьев:

— Улица матери Марии, в 2016 году она была названа. И у нас в Москве есть улица прекрасные, есть несколько чуть ли не тысяч проектируемых проспектов.

Алексей Пичугин:

— Проездов.

Священник Илья Соловьев:

— Проездов, да. А вот улицы матери Марии у нас пока что нет.

Алексей Пичугин:

— Меня это тоже удивляет всегда, что у нас проектируемых проездов... Иной раз куда-то в незнакомое место едешь, у тебя конечный адрес Проектируемый проезд, номер 889453, и, думаешь, сколько достойных, действительно достойных людей, чьими именами можно было бы назвать, пускай не в самом центре. А как приятно. Я хотел бы жить на улице матери Марии (Скобцовой).

Священник Илья Соловьев:

— Конечно. И есть эти проектируемые проезды даже в районах, застроенных домами в 59-м — 60-х годах, и до сих пор не найдено имя. Это конечно ужасно. И может быть, наши слушатели возвысят свой голос каким-то образом, может быть, они напишут какое-то обращение к властям города Москвы с предложением почтить память праведницы, которой в ближайшие дни исполняется 130 лет и которую вспоминает весь мир. Она праведница мира, ее вспоминают даже в той стране, которая далека от христианства, даже иудеи вспоминают мать Марию. А вот мы в Москве не то, что не имеем пока храмов в честь преподобномученицы, но мы даже не имеем улицы, которая была бы названа в честь ее. А ведь это не справедливо во всех отношениях. Тем более, что улиц у нас новых сейчас очень и очень много.

Алексей Пичугин:

— С храмом, насколько я понимаю, тоже достаточно неоднозначная история. Почему у нас нет храмов, посвященных парижским мученикам или матери Марии непосредственно? Потому что во время канонизации до недавнего времени, совсем недавнего, признавали, что парижские мученики святые, мать Мария (Скобцова) — святая, но тем не менее, после 2004 года не включали ее имя в святцы.

Священник Илья Соловьев:

— Но мы не включали ее имя в святцы не в связи с теми ирригационными разделениями, которые сейчас обозначились во всей своей остроте. Просто есть у нас люди, и достаточно влиятельные люди, которые не могут вместить этот подвиг, которые не понимают мать Марию до конца. Вот я знаю, например, есть один известный иеромонах, который почитает мать Марию, но который считает, что то, она выдавала евреям свидетельства о крещении, спасая таким образом жизнь, что это было предосудительным поступком, что это и ее и отца Димитрия Клепинина характеризует с отрицательной стороны. Потому что они пытались путем лжи достигнуть каких-то правильных целей. Но есть еще отец Валентин Асмус, известный московский пастырь, который не разделяет взглядов, высказанных матерью Марией, в частности о типах религиозной жизни, который посвятил этому особую работу. И есть люди, которые не принимают ее монашество, которые воспринимают ее как чуть ли не протестантствующего человека. И кстати, были современники. И есть даже смешные такие аргументы против ее канонизации. Вот некоторые говорят, что мать Мария курила. Но есть свидетельства близких людей, что после того, как она принимала монашество, она не курила, она бросила курить. Это напечатано в «Вестнике русского христианского движения.

Алексей Пичугин:

— У нас император Николай II курил.

Священник Илья Соловьев:

— Курил, не выпускал сигарету изо рта.

Алексей Пичугин:

— И никто почему-то не вспоминает это.

Священник Илья Соловьев:

— Потому что здесь есть идеологическая близость. А с матерью Марией этой близости нет. То есть мы еще недооценили весь подвиг матери Марии и не сумели отказаться от какой-то партийности в оценке человеческой жизни. Вот нам не нравятся какие-то...

Алексей Пичугин:

— Очень хорошее замечание.

Священник Илья Соловьев:

— Нам не нравятся какие-то взгляды матери Марии, поэтому мы ее не принимаем. А те, кто думает, что святые, канонизированные Константинопольским патриархатом после разрыва канонического общения между ним и Русской Церковью, потеряли якобы свою святость, должны помнить, что у нас в святцах большое число тех, кто был канонизирован именно...

Алексей Пичугин:

— Большинство, можно сказать.

Священник Илья Соловьев:

— Конечно. Иоанн Милостивый, патриарх Константинопольский и много-много других святых, которые почитаются. И если люди думают, что мы разорвали отношения евхаристические, к сожалению, и что мы теперь не почитаем этих греческих святых или святых, которых прославил Константинополь, то они глубоко ошибаются. А в каком-то смысле, может даже, и невольно кощунствуют. Потому что святость не зависит от вот этих отношений, она существует сама по себе, это дар Божий, как я уже сказал и еще раз скажу, это явление благодати в этом мире и отрицать это невозможно, особенно по формальным признакам, по тем признакам, которые не имеют духовной подосновы. Я хотел бы сказать, что Наталья Леонидовна очень тепло отозвалась о книге, у меня точно такой же опыт, как и у вас. Когда мы издавали эту книгу в 92-м году, тираж этой книги определить было сложно. Средств не хватало, мы, конечно, замахнулись, чтобы тираж был большой. У меня в доме, где я жил, был сосед, Валерий Исаакович Грайфер, впоследствии он стал довольно известным бизнесменом и очень богатым человеком. Но тогда еще он только становился на ноги. Он был евреем. И случайно мы с ним заговорили, что мы планируем издать книжку о матери Марии, не могли бы вы, Валерий Исаакович, нам помочь, поучаствовать в этом издании. Он говорит: «Я хотел бы посмотреть эту книгу». Я говорю: «Я вам дам». И дал ему парижское издание книги Имка-Пресс. Через неделю он пришел и сказал: «Я дам столько средств, сколько будет необходимо на издание. Какой вы хотите тираж?». Я смутился здесь. Тогда тиражи были большие, мы напечатали 50 000. То, как этот человек, совершенно далекий в каком-то смысле даже от христианства, был поражен этой книгой, то же самое испытала Наталья Леонидовна, то же самое испытал я. Это большая радость, что слово о матери Марии касается человеческих сердец и, в каком-то смысле, изменяет их жизнь. А разве это уже не святость? И я не могу не упомянуть сейчас, простите, книжку Натальи Ликвинцевой, эта книга вышла совсем недавно, в 2018 году, в издательстве Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, называется «Мать Мария (Скобцова)» и здесь указаны даты ее жизни. Эта книга, наверное, доступна еще на Таганке. Это фактически житие преподобномученицы Марии Парижской, и если кто-то захочет просто прочитать о матери Марии без каких-либо дополнительных богословских штудий, я рекомендую с этой книгой ознакомиться, и конечно книгу отца Сергия Гаккеля, поскольку она еще доступна читателям. И я очень рад, что в Анапе будет такое количество. Простите, Наталья Леонидовна, я, может, вас прервал.

Наталья Высоцкая:

— Нет, я наоборот очень рада этому, что эта книга будет у матери Марии в ее родной Анапе, которую она так хотела потом посетить после лагеря уже. Она, конечно, туда пришла, и есть там в археологическом музее ее мемориальная комната, ее зал. И я всех анапчан, а также гостей Анапы приглашаю в этот прекрасный зал, посвященный матери Марии, где они узнают очень многое из ее жизни. Я хочу сказать о том, что книга о матери Марии протоиерея Сергия Гаккеля в моей жизни имела большое значение. Мать Мария помогала мне в самых сложных перипетиях моей жизни, которая была связана с тюремным служением. Как раз я начала заниматься тем, чтобы помогать узникам с 1990 года, когда это все было еще очень зыбко, и так же, как мать Мария, приходилось ломом разбивать лед и проникать в тюрьмы. Не могу так уж совсем сказать, да, проваливаться в воды и ноги в кровь резать. Мать Мария мне помогала. Если вы посмотрите вот эту мою книжечку, которую я сюда принесла, то она вся в подчеркиваниях, с какими-то моими мыслями, несогласием, потом с просьбой, с молитвой. И поверьте мне, дорогие слушатели, что если вы внимательно почитаете эту книжку «Мать Мария», которая сейчас будет распространена по Анапе, по библиотекам, то вы многое-многое почерпнете для себя, и в тяжелые минуты вашей жизни пример матери Марии даст вам силы к сопротивлению. Очень хочется, чтобы жители Анапы, я не имею в виду только маленького населенного пункта, но огромного анапского региона, чтобы они все знакомились с книгой и с личностью матери Марии. Я думаю, что те книги, которые сейчас с Божьей помощью уже находятся в Анапе и будут распределены по библиотекам, помогут этому распространению знаний о ней. Я, если позволите, вернусь к тому, как мать Мария спасла Анапу от огромной контрибуции.

Алексей Пичугин:

— Да, потому что мы на этом остановились, я вас прервал.

Наталья Высоцкая:

— Ничего.

Алексей Пичугин:

— Давайте вернемся, интересная очень история.

Наталья Высоцкая:

— Вернемся. Она была в это время главой Анапы.

Алексей Пичугин:

— В гостях у радио «Веры» сегодня священник Илья Соловьев, председатель Общества любителей церковной истории, и Наталья Леонидовна Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь». Итак, как же мать Мария спасла Анапу от контрибуции?

Наталья Высоцкая:

— Двадцать тысяч хотели анархисты. И с ними шутки были плохи, они были вооружены до зубов, было собрано собрание жителей Анапы, где они выставили свои требования. И представьте себе, что из зала вышла женщина, которая шмякнула кулаком по столу и сказала: «Никакой контрибуции вам не будет, это я вам говорю как глава Анапы». Руководитель этих анархистов сказал: «У-у, баба». Она сказал: «Я вам никакая не баба, я глава Анапы. И контрибуции не будет». И все проголосовали, что никакой контрибуции они не получат. И представьте себе, что сами эти анархисты хохотали в голос, потому что они почувствовали благодать и силу, которая исходила от этой женщины.

Алексей Пичугин:

— Надо сказать, что, слава Богу, что так не случилось, но должность матери Марии как городского головы Анапы могла бы стать последней в ее жизни, поскольку, когда город был освобожден белыми, ее чуть было не повесили. Ее спас как раз тот самый Дмитрий Скобцов, который...

Наталья Высоцкая:

— Потом стал ее вторым супругом. С первым она развелась и осталась с девочкой Гаяной в Анапе. И тогда она была головой этого города. И как странно, что в этом маленьком городе не нашлось места для того, чтобы назвать ее именем какую-то улицу.

Алексей Пичугин:

— Да, мы с отцом Ильей сейчас говорили, что в Москве. А в Анапе?

Наталья Высоцкая:

— Удивительно. Человек столько отдал своей жизни этому маленькому городу.

Алексей Пичугин:

— Я оговорился, ее муж Даниил, сказал Дмитрий, Даниил.

Наталья Высоцкая:

— Даниил, да. Даниил Ермолаевич Скобцов, да. Спасибо ему, он был ее судьей в Екатеринодаре, когда ее судили. И это была такая необыкновенная женщина, что он просто влюбился в нее и стал ее вторым мужем, и вместе с ним она уже уехала за границу вместе с белой армией.

Алексей Пичугин:

— И он настолько ее любил, что в какой-то момент, когда в 30-е годы будущая мать Мария пришла к тому, чтобы стать матерью Марией, он ее отпустил. То есть у них не было какого-то разлада в отношениях, она выбрала другую форму жизни, новую форму жизни, и он это принял, и они поддерживали близкие отношения до ее смерти. И я так понимаю, что благодаря Даниилу Скобцову, он даже книгу о ней выпустил, первую книгу, когда приходила Елена Борисовна Делоне, еще раз призываю наших слушателей, тех, кто заинтересовался матерью Марией, найти эту программу у нас в архиве, она приносила как раз книгу, которую Даниил Скобцов выпустил. Он ничего не знал о ее судьбе долго достаточно. И в предисловии к этой книге — а книга вышла, кода мать Мария считалась пропавшей без вести, не погибшей — и в предисловии к этой книге он пишет, что теперь уже, по прошествии нескольких лет после описываемых событий, мы, к сожалению, можем быть почти уверены, что мать Мария никогда не вернется. Он прожил долгую жизнь после ее смерти, до 60-х годов. Многое из того, что начинала мать Мария, продолжал потом Даниил Скобцов.

Священник Илья Соловьев:

— Возвращаясь к вопросу о том, какой мощью и силой обладала мать Мария, я хотел бы привести небольшой отрывок из воспоминаний Мачульского, это довольно известный писатель, деятель русской эмиграции. Он пишет о ней так: «Она не признает законов природы, не понимает, что такое холод. По суткам может не есть, не спать, отрицает болезнь и усталость, любит опасность, не знает страха и ненавидит всяческий комфорт, материальный и духовный. Еще она успевает — когда? — писать статьи, печатать их в „Пути“, в „Новом граде“ о свободе церкви, о евангельской теории творчества, о социальном вопросе и второй евангельской заповеди, о подражании Богородице». Этот ее особый дар, эти силы она тоже, конечно, черпала от Бога. Потому что Господь укреплял ее в ее служении. И это тоже еще одно проявление ее святости. Настолько отрешилась от самой себя, настолько приблизилась ко Христу, что она уже не замечала для себя, как он пишет, ни холода, ни голода, ни каких-то проблем, они ее уже не касались. И в древних житиях святых, мы знаем, что некоторые подвижники тоже удостаивались такого же точно дара. Они не чувствовали непогоды, холода или жары, они получали от Бога росу благодати, которая помогала им в их служении. Здесь есть, конечно, прямая аналогия. И ее бесстрашие, которое она проявила даже до своего монашества, бесстрашие, связанное со стремлением защитить правду, многое для нас говорит. Мне кажется, очень важно на это обратить внимание.

Алексей Пичугин:

— Еще интересная история, что первый муж будущей матери Марии, Дмитрий Кузьмин-Караваев, впоследствии был большевиком. Он активно общался с большевистским движением, подпольем в Петербурге в начале 20-го века. Что уже в 20-е годы — у него тоже были своеобразные религиозные искания, как и у супруги, будущей матери Марии — но в итоге искания привели его к тому, что он тоже стал священником.

Священник Илья Соловьев:

— Да. Многие из них сумели преодолеть марксизм не только на теоретическом уровне, не на отвлеченном пути, но на уровне практическом. Оказавшись там, за рубежом, они поняли всю неправду этого учения, которое захватило Россию и которое господствовало здесь долгие годы.

Наталья Высоцкая:

— Позвольте мне, как женщине, сказать о том, что непросто было матери Марии, она очень страдала и оставляла эти следы в своих стихах. Непросто быть такой сильной женщиной, которая ведет за собой людей, которая полностью отдает себя на служение людям. Мы можем в ее стихах увидеть, как болят ее плечи, как малодушие иногда сковывает ее сердце, но она всегда просит помощи у Бога, и Господь дает ей эту благодать. Эта женщина, которая все время шла, вернее, летела на крыльях благодати. Вы посмотрите, чем начинается эта книга протоиерея Сергия Гаккеля. Давайте прочтем, у вас очки рядом, пожалуйста, прочитайте.

Священник Илья Соловьев:

— Здесь книга начинается с цитаты. Записью матери Марии, сделанной в записной книжке 31 августа 34-го года. Это известные слова, которые воспроизводятся даже и в фильме, который мы сегодня помянули. «Есть два способа жить. Совершенно законно и почтено ходить по суше, мерить, взвешивать, предвидеть. Но можно ходит по водам, тогда нельзя мерить и предвидеть, а надо только все время верить. Мгновение безверия и начинаешь тонуть».

Наталья Высоцкая:

— Вот, представляете, как страшно. «И начинаешь тонуть».

Алексей Пичугин:

— Мы уже, к сожалению, исчерпали время нашей программы. Мы о многом сегодня поговорили. Как мне кажется, о многом поговорили, о важном. Слава Богу, что не ушли в пристальное обсуждение биографических подробностей, а поговорили о смысловых вещах. Мне бы еще хотелось сегодня вспомнить, что мать Мария была мостиком между эпохами. В юности, в детстве она общалась с Константином Победоносцевым, знаменитым обер-прокурором Синода, знаменитейшим государственным деятелем нашей истории второй половины 19-го века.

Наталья Высоцкая:

— Переписывалась с ним.

Алексей Пичугин:

— И не только переписывалась, они лично были знакомы, соседями были.

Наталья Высоцкая:

— Да. И он называл ее другом своим, девочку пятнадцатилетнюю.

Алексей Пичугин:

— Да. Она общалась с Константином Победоносцевым, который в свою очередь приятельствовал с Достоевским, и с кем он только не общался. И сейчас живы люди, которые помнят мать Марию. Да, они уже в возрасте, преклонных лет, но еще есть люди, которые помнят мать Марию.

Наталья Высоцкая:

— Слава Богу, что есть такие люди. И пожалуйста, мне бы не хотелось, чтобы кто-то подумал, что матери Марии было просто. Хотя она была все время под благодатью Божией.

Алексей Пичугин:

— Ей всю жизнь было очень тяжело.

Наталья Высоцкая:

— Ей было очень тяжело. И позвольте мне, я зачитаю ее стихи.

Я «за каждый день отвечу, -

За каждую негаданную встречу, -

За мысль и необдуманную речь,

За то, что душу засоряю пылью

И что никак я не расправлю крылья,

Не выпрямлю усталых этих плеч».

Понимаете? Постоянно, если хочешь идти за Богом, что-то делать, то, с чего я начала — в больницу, и в темницу, то обязательно вот эти плечи будут болеть, потому что без этого никак нельзя.

Алексей Пичугин:

— У меня в руках книжка, о которой мы сегодня говорили отца Сергия Гаккеля «Мать Мария». Мне сейчас отец Илья ее протянул и открыл ее на подчеркнутых словах. Я думаю, Наталья Леонидовна, вы их подчеркнули. Я бы очень хотел, чтобы они в конце программы прозвучали. «Как каждый христианин призван всегда и везде защищать обижаемых, клеймить насилие, отрицать ненависть, мы призваны к свободе и любви». К свободе и любви, это очень важные слова. Они, безусловно, стали девизом жизни матери Марии. Спасибо большое. Священник Илья Соловьев, председатель Общества любителей церковной истории. Наталья Леонидовна Высоцкая, руководитель Общества милосердия в тюрьмах «Вера, Надежда, Любовь» при Космодемьянском храме в Химках были в программе «Светлый вечер». И я, Алексей Пичугин, прощаемся. До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Во что мы верим
Во что мы верим
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.

Также рекомендуем