Москва - 100,9 FM

«Медицина и вера: молитвы о здоровье». Священник Вячеслав Клименко

* Поделиться

Наш собеседник — клирик храма иконы Божией Матери «Целительница» в Краснодаре священник Вячеслав Клименко.

В день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона разговор шел о том, как связаны медицина и вера, откуда пошла традиция обращаться во время разных болезней к определенным святым, и как научиться молиться так, чтобы быть услышанным. Отец Вячеслав ответил, как и в каких случаях молитва может помочь выздороветь, и как связаны между собой телесное и духовное исцеление.

Ведущий: Александр Ананьев


А. Ананьев

— Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Александр Ананьев, я непрофессиональный неофит, задаю свои вопросы тем, кто готов на них ответить. И думаю, мои вопросы будут также интересны и вам. Кто знает, может быть, вы тоже хотели бы их задать. Сегодня 9 августа — день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона, того самого замечательного святого,который на иконах изображается в образе юноши без бороды, кудрявый, в одеянии, традиционном для изображений целителей, с таким ящичком со снадобьями в руках. Говорить о житии и подвижничестве этого святого мы сегодня особенно не будем. Вы сами сможете почитать о его удивительной жизни. А вот поговорить о другом очень важном — об исцелении, о болезнях, о молитве, о святых к которым мы обращаемся с просьбой об исцелении, о том, как связана медицина и вера — вот об этом мне, как неофиту, поговорить очень хочется. Почему мы молимся о здоровье, как это помогает? Помогает это излечиться телесно или же речь идёт о духовном исцелении, как это работает? И вот для этого особенного разговора я пригласил сегодня особенного человека. В Краснодаре есть замечательная Вторая городская больница, на территории которой в 2004 году была выстроена церковь иконы Божией Матери «Целительница». И сегодня там служит замечательный священник — Вячеслав Клименко, который занимается ещё и сбором средств для нуждающихся при епархии. Об этом, я думаю, он тоже расскажет. Добрый вечер, отец Вячеслав, здравствуйте.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Добрый вечер, Александр, здравствуйте, дорогие друзья.

А. Ананьев

— Я хочу начать разговор вот с чего: сразу вот именно вы пришли в голову, когда речь зашла о здоровье. Икона Божией Матери «Целительница», во имя которой построен этот храм, — я так понимаю, не случайно именно эта икона была выбрана, поскольку храм строился на территории именно больницы. Расскажите, пожалуйста, о ней, что это за икона, и вообще, что это за традиция обращаться к особенным иконам во время болезни?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Мы можем, конечно, углубляться в догматику, но я думаю, не совсем интересно это будет нашим слушателям в данном контексте. Но вот как минимум из души и тела человек точно состоит. Болеть может всё: может заболеть тело, а может заболеть душа. И вот и того и другого исцеления, конечно, мы просим. Что за традиция такая называть больничные храмы в честь каких-либо таких особо чтимых чудотворных икон? Понятно, чем занимаются в больницах — в больницах занимаются исцелением. Пришёл человек нездоровый, а уйти должен человек здоровый. И поэтому часто больничные храмы освящают в честь либо тех святых, которые были врачами, которые реально исцеляли людей, которые от Бога на это поставлены, или это их профессиональный род деятельности, либо в честь тех образов, от которых люди действительно получали многократно исцеления. Вот один из таких образов — тот, о котором мы сегодня говорим, образ иконы Пресвятой Богородицы «Целительница». Но это не единственный престол, который освящён в нашем храме. У нас ещё есть малый престол, освящённый в честь святителя Луки Крымского (Войно-Ясенецкого), того самого врача-хирурга, который сделал большой вклад в отечественную науку в советское время. Это и анестезиология троичного нерва, это и гнойная хирургия. И вот этот храм иногда сами врачи, так как мы находимся при краевой больнице, а я скажу, что в сегодняшние дни... вот вы сказали, что Вторая городская больница — она действительно так именовалась, но не так давно она была переименована в Краевую, то есть она приобрела новый масштаб — региональный. И сейчас здесь находится региональный ковидный госпиталь. Это тоже приобретает некий такой символизм, может быть, в сегодняшние дни. Так вот, сами врачи этот малый храм, освящённый в честь святителя Луки называют «храмом святых врачей». Они сами его любят так называть, потому что в этом храме на иконах, их немного, по-моему 9 или 12, на них изображены именно бессребреники, которые известны своими исцелениями. Конечно, это великомученик и целитель Пантелеимон, чью память мы сегодня празднуем, это также бессребреники Косма и Дамиан. Кира, Иоанна, Пантелеимона, Ермолая, Самсона, Диомида, Фотия, Аникиту — вот этих святых врачей изобразили в этом храме.

А. Ананьев

— Вот чего я не понимаю как неофит, отец Вячеслав: есть Богородица, Она одна единственная. При этом мы со своими теми или иными проблемами обращаемся как будто бы к разным Богородицам: к Богородице-Целительнице, к Богородице-Утешительнице, и очень-очень много всяких этих образов. Почему так? Мы же всё равно обращаемся к Ней, а получается, что у нас целый ряд Богородиц, и мы, в зависимости от ситуации, выбираем ту или иную. У меня, как у неофита, это вызывает некоторое смущение. Она же одна единственная. Почему? Мы вот напридумывали себе много разных Её ипостасей.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Первое: корни здесь растут прежде всего от народного почитания, и против народа тоже не попрёшь, нужно народное мнение воцерковлять. Второй момент, и он, мне кажется, более важный чем первый: не так давно была память преподобного Никодима Святогорца, я очень люблю этого святого, потому что в годы, когда я преподавал в семинарии я основывался иногда на его труды. У него очень много трудов по церковному праву. Так вот, недавно, изучая церковные документы, я наткнулся в очередной раз на напоминание, что неправильно в празднование икон Богородицы называть иконы Божией Матери «Целительницы» или иконы Божией Матери «Троеручицы», а правильно называть иконы Божией Матери, именуемой «Целительница», иконы Божией Матери, именуемой «Троеручица» и так далее. То есть мы икону так называем — не Богородицу, а икону, написанную в честь Неё. С чем это можно сравнить? Так как я эти вещи иногда описываю на своей личной страничке в социальных сетях, то давайте сравним с социальными сетями. Вот есть у нас страница какого-то человека, не важно, какого. И этот человек на своей странице публикует собственные фотографии. Будут ли они все одинаковыми? Нет, они будут друг от друга отличаться — эта в профиль, эта в анфас, эту он сделал на море, он был радостный, эту он сделал, когда разлучался с другом и здесь он горевал, здесь он вообще находился в каком-нибудь состоянии, может быть, печали. А вот здесь, на этой фотографии, у него ребёнок родился, и он просто счастье и эйфорию испытывает. И эти фотографии, эти образы этого человека будут отличаться по характеру, внешне. Но разные ли люди находятся на этих фотографиях? Нет, человек один и тот же. Так же и здесь: мы призываем в помощь Пресвятую Богородицу. На иконах она изображается по-разному. Мы, если возьмём с вами разные художественные школы иконописцев, увидим, что иконы друг от друга отличаются. Даже с одним и тем же названием они будут визуально друг от друга отличаться. То есть для чего это сделано — здесь можно сейчас много гадать, предполагать. Однозначно, что это в каком-то смысле удобно. Но это нельзя путать с язычеством, мы не молимся иконам. Мы молимся даже не святым, мы молимся только Господу Богу, мы призываем в помощь Пресвятую Богородицу, а святых мы просим: «Моли Бога о нас». Это очень важно — что наша молитва обращена к Богу. У меня есть друг, который жил среди нас, который знает мои какие-то различные потребности, который понимает, как я живу, который понимает, что мне необходимо. Он сам это всё испытывал. Сегодня у меня, у Церкви, у людей, которые меня окружают, есть стопроцентная уверенность, что он предстоит у Престола Божия. И, конечно, я попрошу его: «Слушай, друг, ты ближе к Богу. Он твою-то молитву точно услышит — помоли Бога обо мне!» И вот стоя перед образами святых, мы с этим обращением и просим у святых их заступничества. Но к Пресвятой Богородице уникальное и очень интересное выражение «спаси нас!» Вот мы всем говорим «моли Бога о нас», а Пресвятой Богородице мы добавляем «спаси нас!»

А. Ананьев

— Я сейчас открыл список на очень авторитетном православном сайте, к которому я часто обращаюсь за какими-то сведениями, и статья называется «Какому святому в каких случаях надо молиться». И дальше, вы знаете, практически медицинский справочник: при зубной боли, в глазной болезни, при болезни желудка, об исцелении грыжи, при болях в ногах, при оспе. Вот это всё, как вы считаете?.. Как бы не обидеть тех, кто действительно молится святым при очень конкретных заболеваниях. Но это «народное православие», с позволения сказать, или же это каноническое? Понимаете, о чём я спрашиваю?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Вполне, мне кажется, понимаю. Есть даже такая... знаете, не хочется устраивать рекламу. Но есть определённый молитвенный сборник, в котором тоже вот так всё по параграфам написано. Мы в семинарские годы в своё время... опять-таки люди какие-то труды понесли, они попытались всё это систематизировать. Но мы, будучи семинаристами, в какой-то мере даже высмеивали такие сборники, называя их таким православным язычеством или сборником православных богов или божеств. А на самом деле языческого отношения к святым не должно быть. То есть есть такие святые, которые особо почитаемые в той или иной семье, и в любых своих жизненных обстоятельствах человек обращается именно к этому святому. Это любимый святой его семьи, это покровитель его семьи, не важно, кто это будет — кто-то из новомучеников российских, может быть, или кто-то из древних почитаемых святых, это могут быть мученики или преподобные. Но так или иначе человек прибегает к такому святому. В нашей семье это святое семейство пророка Моисея. Мы даже сына назвали в честь его старшего брата — пророка Аарона. Так вот, мы знаем, что те или иные святые в своей жизни победили ту или иную страсть. Например, если мы вспомним мученика Вонифатия, то это очень известная история о том, что он был пьяницей и пройдохой, и однажды для своей госпожи, которая сказала, что поезжай туда-то, там мощи святых христиан, и люди получают от них разную благодать, исцеления, поезжай, возьми такие мощи. И он настолько проникся жизнью христиан, что решил вместе с ними пострадать. В конечном счёте, так как этот святой человек был подвержен определённой страсти, люди, страдающие той же самой страстью, обращаются к нему. Где мы находим для этого основание? Основание есть в самом Священном Писании: «Кто сам искушён был, может и искушаемым помочь», — так написано в Новом Завете. Поэтому, когда мы говорим уже о таких мелочах: болит пятка — молись этому святому, а болит правый глаз — молись этому, а, не дай Бог, левый глаз, тогда другому святому надо молиться, вот этого не должно быть однозначно. Но, однако же, мы знаем, что святой победил определённую страсть в своей жизни. Поэтому, если я хочу избавиться от этой страсти, я могу спросить у него, как, посмотреть, как он прожил жизнь, как он победил эту страсть, попросить его, чтобы он Бога умалил помочь мне победить эту страсть. То есть везде должно быть здравое и трезвое отношение.

А. Ананьев

— Просто я ещё один вопрос задам из этой серии и закроем вот эту маленькую тему. Глава этого списка «Кому молиться об избавлении от эпидемий и чумы»: Божия Матерь, в честь иконы Её «Боголюбская», Божия Матерь, в честь иконы Её «Споручница грешных», Божия Матерь, в честь иконы Её «Феодотьевская», Божия Матерь, в честь иконы Её «Смоленская-Новгородская», именуемая «Холерная» и священномученик Харлампий. Скажите, появились ли в народной вере, в народной традиции какие-то святые или обращения к святым, в связи с вот этой бедой последних двух лет, в связи с коронавирусом? Тем более, что на территории Второй краевой больницы в Краснодаре есть и ковидное отделение.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Знаете, я не готов сейчас сразу ответить на этот вопрос, есть ли такие особо почитаемые святые, которым сейчас, в этих обстоятельствах, молятся. Есть молитва, она известна в жизни Церкви. И к этой молитве снова и снова нас обращает священноначалие — молитва при вредоносном поветрии. Но, я скажу, у нас в Краснодаре есть один храм, который можно назвать памятником избавления от вредоносного поветрия. Этому храму по-моему, чуть больше ста лет, если я не ошибаюсь. Это храм пророка Божия Илии. Краснодарцы построили этот храм сто лет назад, когда в Краснодаре было сильное поветрие, многие люди умирали — какая-то из чумных болезней. И когда эта болезнь отступила, люди, в память и в благодарность Богу за избавление от этой болезни, построили вот эту самую Ильинскую церковь. Сегодня этот храм находится в старом центре города, он считается храмом городской интеллигенции. У нас таких храмов немного, их, по-моему, три. Это храм пророка Божия Илии, это храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» при Первой городской больнице и это храм великомученика Георгия Победоносца. Вот храм великомученика Георгия Победоносца вообще никогда не закрывался, он всегда за всю историю своего существования был действующим храмом: во время обновленцев, во время немецкой оккупации, весь советский период, в период богоборчества и гонений, — всегда это был действующий православный храм. Так вот, памятник такой есть — храм пророка Божия Илии, который находится в центре города. Там, в принципе, пророка и продолжают призывать для того, чтобы он исцелил и помог. Замечательно в этом храме то, что в нём находится и сам Отдел социального служения и церковной благотворительности нашей епархии. Поэтому сказать точно, что особо почитаемым сейчас в России или на Кубани стал именно такой святой, невозможно. Но мы обращаемся к каким-то истокам так или иначе. У Церкви уже есть ответы на такие животрепещущие и, я бы даже сказал, судьбоносные вопросы, с которыми мы сегодня сталкиваемся. В жизни Церкви настолько богатый опыт, что мы уже имеем ответы на эти вопросы.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио. Сегодня на них отвечает священник Вячеслав Клименко, клирик храма иконы Божией Матери «Целительница» в Краснодаре, на территории Второй краевой больницы, в этом замечательном южном российском городе. И по сути весь наш сегодняшний разговор, отец Вячеслав, сводится к одному очень простому и очень сложному вопросу: а молитва, правда, лечит? Или лечит аспирин, а молитва отвечает за что-то ещё? Как это работает, почему мы молимся в надежде на исцеление? И какое воздействие имеет молитва на нас, на наши болячки, на наши больные зубы, на наши подслеповатые глаза — как это работает, какое воздействие имеет на нас молитва? Вопрос очень простой. Да, вот я с горячей молитвой обращаюсь к Богу через какого-то святого с просьбой об исцелении, допустим, моей дочери. Моя молитва способна излечить или нет?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Хорошо, потому что весь этот вопрос повторяет евангельский сюжет исцеление дочери Иаира. Как раз сегодня мне приходилось читать этот евангельский отрывок. И интересно, что Христос ответил: «Ничего не бойся, только веруй». Понимаете, молитва такая интересная субстанция, или, как Святейший Патриарх Кирилл говорит, это такое особое состояние человека, в котором в принципе человеку возможно всё. Если подходить к этому с точки зрения исключительно психотерапии или психологии, то мы получим примерно следующее: феномен веры как акта воли имеет своё место быть, он имеет своё влияние. Об этом мне говорит один из моих старших товарищей, прихожанин нашего храма — он доктор философских наук, кандидат медицинских наук, главный врач одной из поликлиник. Он однажды услышал случайно, как я общаюсь с людьми. И я завершаю разговор с человеком выражением «у вас всё будет хорошо, только молитесь». Он говорит: «Батюшка, какой ты молодец! Ты сейчас целый год психотерапии заключил в одну фразу». Я думал, что он это мне саркастически говорит. Он говорит: «Нет, я на полном серьёзе. Я изучал этот вопрос. На Западе этот вопрос изучен намного лучше, чем в России». И он объяснял феномен веры во исцеление людей. Значит, что он мне сказал, какие сведения он сам нашёл, у него, кстати, и диссертация почти на эту тему была написана. Когда человек верит — вот сейчас мы не говорим о вере, как о системе религиозных воззрений, а вера как акт воли, — что лекарство ему поможет, то оно поможет. Когда человек верит, что именно этот врач его вылечит, то он его вылечит. Когда человек верит, что молитва его исцелит, то она его исцелит. То есть были выбраны несколько групп испытуемых людей, как он говорил, это всё касалось онкологических заболеваний. Примерно с одним и тем же диагнозом онкологическим людей поделили на кучу групп, с ними проводили разные тесты, исследования и прочее. И исцеляемость, вне зависимости от способов лечения — то ли это была операция, то ли это были медикаменты, то ли это вообще была... не панацея — я иногда простые слова забываю...

А. Ананьев

— Эффект плацебо, полагаю.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Да, эффект плацебо. Или это были только молитвы, ничего больше. И он говорит, что исследование показало: в тех случаях, когда люди верили, что им это поможет, не важно что из всего перечисленного, им это помогало. А когда не верили, им это не помогало. Вот, в принципе, и всё. А теперь о молитве, что такое молитва. Это, конечно, такая наша попытка пообщаться с Богом, это именно беседа какая-то, разговор. И вот здесь мы можем сравнить... я очень люблю молитву сравнивать... вообще все наши религиозные какие-то моменты я люблю сравнивать с человеческой жизнью. В человеческом мире, общаясь с людьми, мы можем найти таких людей, с которыми нам очень приятно общаться. Может быть, это лучший друг, может быть, это супруг или супруга, родители или дети. И вот насколько хорошо нам с ними общаться, мы можем бесконечно умножать и всё равно это не сравнится с тем, насколько сладкой может быть молитва для человека, потому что это общение с Самим Богом. Бог придумал мир и всё благо, которое есть в мире, и вот с Ним сейчас я пытаюсь пообщаться. И мне очень понравилось выражение, кто его автор я не помню к сожалению, по-моему, это из святоотеческой литературы, где говорится, что есть столько разновидностей молитвы, сколько существует состояний души человека. То есть бесконечно много: тебе печально — ты молишься Богу, тебе радостно — ты молишься Богу, ты злой, а всё равно пытаешься молиться Богу, ты расстроенный — молишься Богу, ты благодарен — молишься Богу, ты каешься — молишься Богу. И вот сколько есть состояний твоей души, столько будет разновидностей молитвы. Поможет ли она? Практика нашего храма показывает... знаете, если бы у нас с вами сейчас было не выступление на радио а мы бы с вами сидели на телевидении, я бы, наверное, попросил нашу икону каким-либо образом показать. На ней есть украшения. И в каждом храме, наверное, можно найти такую икону, на которой есть украшения. Это не просто какие-то побрякушки, которые люди принесли из магазина, это личные вещи каждого человека, у которого есть какая-то личная история, связанная с чудом или исцелением. И человек в свидетельство об этом исцелении оставляет эту личную вещь. Вот у нас на иконе таких украшений очень много.

Я помню историю только одних серёжек. Я люблю очень часто рассказывать эту историю. Мама ребёнка, который не должен был выжить, когда он выжил, они уже уехали домой, но через какое-то время вернулась в храм, принесла мне свёрточек, там были серьги. И она говорит мне: «Батюшка, пусть эти серьги будут на иконе. Это серёжки, которые носила моя бабушка, она подарила маме, мама подарила мне. Это наше семейное такое наследство, реликвия. Пусть они висят на иконе, чтобы люди, которые будут молиться здесь, знали: Владислав жив». Вот оно чудо. Мама никто ничего не обещал. Все были настроены что мальчик не выживет. Мама горячо молилась каждый день. Другой случай: у нас есть прихожанка, девочка, которая потеряла зрение. Она потеряла возможность ходить. Когда мы с ней познакомились, ей было, по-моему, 11 лет. Девочка занималась гимнастикой, в результате аварии всё потеряла. И она мне говорит: «Врачи мне сказали, что я никогда не буду ходить». Я задаю вопрос: «А ты сама как к этому относишься?» Она говорит: «Да врачи просто неверующие. Я молюсь и знаю, что Бог поможет мне ходить». Что вы думаете — сейчас ей, по-моему, 15 лет, и я видел, как она ходит. Да, она передвигается на инвалидной коляске, но она ходит, она занимается верховой ездой. «По вере вашей да будет вам» — вот, мне кажется, Христос всё сказал этим выражением. Веришь — будет, не веришь — ну, о чём тогда разговор, если не веришь? Тогда можно молиться по-другому. Как Христос спрашивает одного из собеседников: «Имеешь ли ты веру?» И что отвечает человек? — «Верую, Господи, помоги моему неверию». Вот тогда молиться, наверное, таким образом.

А. Ананьев

— В традиции Западного христианства есть замечательный обычай, или как уж это правильно называется, на иконах оставлять символические таблички с изображением тех частей тела — ноги, руки, сердца, младенца — которые были исцелены с помощью молитвы тому или иному святому. И некоторые иконы просто увешаны, может быть, одинаковыми, однообразными, ничем не отличающимися друг от друга табличками. Но я каждый раз заворожено смотрю на них и понимаю, что за каждой из этих табличек целая история, целая трагедия и настоящее чудо. Так что я очень хорошо понимаю, о чём вы говорите. Я зацепился сейчас ухом за одну из ваших фраз. Человек, который искренно верит, что исцеление возможно, для него нет ничего невозможного. Для него нет ничего невозможного — для него или для Бога? То есть источник чуда мы сами? Вот по вашим словам, я так понимаю, что это от меня зависит: вот я хочу исцелиться, и от меня зависит, исцелюсь я или нет. А как же Бог? Ведь именно Он источник того, исцелюсь я или заболею ещё сильнее. Я-то здесь ничего не решаю, я Его могу только попросить. От кого исходит сила исцеления в конечном итоге?

Свящ. Вячеслав Клименко

— С одной стороны, я могу быть неосторожен в выражениях, с другой стороны, хочется каким-то образом мою позицию объяснить и отстоять. Власть даётся от Бога, благодать даётся от Бога. Даётся кому? — человеку. И здесь интересен такой момент, что человек имеет свободу волеизъявления. И человеку придётся всё-таки решать, как с этой благодатью, если хотите, условно, распорядиться. Это мы встречаем и в притче о талантах, это мы встречаем в выражении Господа, который говорит: «Я власть даю вам наступать на змеев и скорпионов, и если что ядовитое выпьете, не навредит вам». Конечно, мы тут говорим о благодати апостольства, то есть сегодня, если хотите, современные апостолы — это епископат Церкви. Но удивительный момент здесь должен быть — это момент соработничества. То есть когда апостолы спрашивают Бога о спасении — в моментах, когда Христос осуждает богача, их немного в Евангелии встречается, и именно мы говорим о богатом юноше, когда Господь в каком-то смысле осуждающе, но больше, наверное, со скорбью по Его человеческому естеству говорит, что проще войти верблюду сквозь игольное ушко, чем богатому войти в Царство Божие. И апостолы задают вопрос: «Так кто же тогда спасётся?» Он говорит: «Это невозможно людям, но всё возможно Богу». То есть Богу возможно действительно всё. Вопрос: а ты хочешь этого, а ты веришь этому? Почему Христос задаёт этот вопрос: «Веришь ли ты?»? И ему в ответ: «Верю, Господи, помоги моему неверию». То есть веруй и получишь. Ведь в какие-то моменты мы с вами встречаем, что даже по молитвам святых пророков — вот святой пророк Елисей, ученик пророка Илии, в честь которого освящён тот храм в Краснодаре, о котором я рассказывал, пришёл воскресить умершего ребёнка женщины, которой он пообещал это чадо. Он молится один раз — и ничего не происходит. Он молится второй раз — и ничего не происходит. Он молится третий раз, четвёртый и так до тех пор, пока не воскресло это маленькое дитя — ну, в каком-то смысле, для своей матери. А мать ведь со скорбью пришла, она говорит: «Я не хотела этого ребёнка, не просила тебя о нём. Зачем ты дал такое благословение? Ты дал его ради страдания, потому что я родила это чадо, и это чадо умерло. Вот теперь давай с этим что-то делать». И пророк, которого однозначно слышит Господь, не с первого раза его исцеляет.

Иногда и Христос из-за человеческого неверия, мы видим в Евангелии, как Он совершает чудеса не просто Своим словом. В каких-то моментах просто словом, когда Он говорит расслабленному: «Встань, возьми постель твою и иди». И этот человек встал и пошёл. А слепого как Он исцеляет? Делает брение, наносит его на глаза, и тот исцеляется. То есть в какие-то моменты мы видим, как человек своей волей, своим неверием противится Богу. Вот здесь, наверное, говоря о вере и о молитве, хочется сказать о том, чтобы мы не сопротивлялись Богу. Вот это ещё мы очень часто делаем.

А. Ананьев

— Сейчас мы прервёмся на минуту. У нас полезная информация на светлом радио. А через минуту мы продолжим разговор вот в каком ключе: как правильно молиться об исцелении. В качестве спойлера просто сообщу, что у отца Вячеслава я обнаружил в «Инстаграме» чёткую инструкцию, буквально пошаговую, как правильно молиться, чтобы и Господь тебя услышал, и чтобы ты услышал Его ответ. А также: может ли быть неправильной молитва, если она не сработала; и как обратиться к кому-то, кто знает, как правильно молиться, с просьбой о том, чтобы он помог в исцелении твоего любимого человека или тебя самого. Вот об этом обо всём мы продолжим разговор совсем скоро — не отходите далеко.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио. Я — Александр Ананьев. Сегодня, в день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона, мы говорим о здоровье и молитве — как это связано. Как молитва помогает нам избавиться от самых разных болезней. Помогает ли она излечиться телесно или же речь идёт о духовном исцелении, и вообще как это работает. Сегодня на мои вопросы отвечает священник Вячеслав Клименко, клирик храма иконы Божией Матери «Целительница» в Краснодаре. Если молитва не работает, отец Вячеслав, значит, она неправильная?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Не может не работать — вот у меня такое мнение на сегодняшний день. И моё мнение с моментом моего взросления, может быть, какого-то возрастания либо, наоборот, духовной деформации и очернения через мои личные страсти, мне кажется, будет постоянно преображаться, меняться и так далее. Вот сегодня я считаю, что молитва не может не работать, потому что молитва это общение с Богом — ты с Богом 100% пообщался. Даст тебе Бог просимое, зависит от того насколько тебе полезно это просимое получить. Понимаете, какой момент, мне нравится, как об этом Клайв Льюис писал. Я всё время путаю и забываю, кто из древних учителей Церкви автор этого принципа и автор этих слов, но Клайв Льюис переложил их на наш современный язык, он говорит так: «Бог общается с людьми шёпотом любви. Если человек не слышит этого шёпота, тогда голосом совести. Если человек продолжает усердно не слышать этого голоса, он вынуждает Бога говорить с собой в рупор страданий». То есть иногда бывает так, что человек по-другому к Богу просто не приходит, как через эти страдания. И для того, чтобы спастись, они ему необходимы, они ему полезны. Кому-то они, наоборот, не полезны, они его не посещают. Но представьте, если бы Бог нам подавал всё, чего мы ни попросим, сиюминутно, здесь и сейчас, бах — и дал. Вот попросил дать миллион рублей, они перед тобой появились — пошёл и пропил их, например. Это ведь очень сильно напоминает детей. У меня у самого двое детей, они маленькие, пять лет и два годика, и здесь такой момент: они очень часто просят сладкое. У меня сын уже потерял один зуб из-за этого сладкого. И я понимаю, что если я буду продолжать давать то, что они просят, это будет как минимум к болезни, если не к смерти даже. Поэтому точно так же и Господь: если он будет нам давать всё, что мы просим, а наши просьбы далеко не всегда святы, чисты, бескорыстны. Наоборот, даже когда к Богу мы обращаемся, мы обращаемся со всей своей повреждённой природой к Нему. И вот дерзаем просить кто чего: славы, денег, богатства, успехов на работе, здоровья, благополучия в семье. Зачем оно тебе всё надо? По-человечески понятно: каждому ведь хочется порадоваться, хочется, чтобы было благополучие, каждому хочется накормить семью — всё это хочется каждому. Но Христос даёт два принципа молитвы, первый: «где двое или трое собраны во имя Моё, там посреди них Я есть». И здесь я очень часто люблю, обращаясь к людям, задавать вопрос: а вы сюда пришли ради Господа Бога, в Его имя? Или вы пришли новую машину попросить для себя, новую работу, хорошую невесту сыну? Зачем вы пришли сюда — ради Господа Бога или ради себя любимых?

И второй момент, который говорит Господь: «Что ни попросите у Отца Моего небесного во имя Моё, всё даст вам». А дальше Он продолжает это выражение и обращается к апостолам, обращается с неким укором: «Истинно говорю вам: до сих пор вы ничего не просили во имя Моё». Вот привет, приехали. То есть апостолы находились с Ним, видели Его проповеди, видели Его исцеления, говорили «Ты есть Христос, Сын Бога Живого». И Он говорит: «Я истинно говорю вам: до сих пор вы ничего не просили во имя Моё». А Он сердцеведец, Он знает, что просили апостолы, как просили. Потому что Он же говорит одному из апостолов, пришедших к нему: «Истинно говорю тебе: Я видел тебя, как ты молился под смоковницей». Как, откуда? Ну, значит, Ты — сердцеведец, Господи. Поэтому нельзя сказать, что молитва не работает. Не может являться критерием молитвы исполнение её просьбы. Просьба выполнена, значит, молитва работает. Просьба не выполнена, значит, молитва не работает. Мне кажется, в этом плане нужно немножко побаиваться своих желаний. В каком смысле: иногда люди приходят с такой как бы... это начинается с жалобы, потом человек понимает, что то, что с ним произошло, это благо. Человек приходит с такой историей: я сильно заболел, оказался в больнице, лежу здесь уже две недели. Задаёшь ему вопрос: «Ты, наверное, устал на работе?» — «Да, устал». — «И, наверное, дома в семье сильно хотелось отдохнуть, побыть немножко одному? — «Да, хотел». — «Телефон выключить, чтобы тебе не надоедали?» — «Да, очень. Вот это всё, чего я хотел. А я, вместо этого, в больнице оказался». — «Так ты получил всё, чего ты хотел: тебя никто не трогает, на работу ты не выйдешь, семью ты не видишь. Всё, ты получил то, что ты просил». У человека озарение: ой, оказывается, моя болезнь это радость, ух ты, оказывается, я здесь вообще чуть ли не на курорте, не на отдыхе нахожусь. Я говорю сейчас, конечно, не о тяжёлых заболеваниях, но о каких-то таких моментах. Или женщина, которая страшное дело сделала — обратилась к какому-то ворожею, но обратилась с таким вопросом: хочу, чтобы муж от меня не ушёл. И что случилось? Муж потерял возможность ходить — никогда он от неё не уйдёт, по крайней мере ногами, потому что они у него не работают. Получила она, что хотела? Получила. То есть очень осторожным нужно быть в своих просьбах. «Что ни попросите во имя Моё, то Отец Мой небесный даст вам», — говорит Христос, поэтому просить нужно прежде всего во имя Господне, вот что очень важно.

А. Ананьев

— Отец Вячеслав, меня, признаться, заинтересовало то, что вы сказали относительно наших целей, почему мы приходим в храм. Вы отметили, что в храм надо приходить не ради себя, но ради Бога. Ещё совсем недавно, буквально час назад, я бы сказал, что в храм я прихожу ради себя. Просто потому, что мне страшно было бы не ощущать близость Бога в этой земной жизни, и ещё страшнее было бы оказаться в абсолютной, кромешной темноте по ту сторону земного пути. То есть получается, что я это делаю ради себя, потому что я не хочу остаться один. Что вы имеете в виду, говоря о том, что надо приходить в храм именно ради Бога, но не ради себя?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Вот эту часть ради себя мы всё равно полностью исключить в принципе не можем. И Христос говорит Своим ученикам, ещё раз повторюсь: «Истинно говорю вам: до сих пор вы ничего не просили во имя Моё». И я, может быть, не именно имею в виду приходить только ради Господа Бога, потому что мы приходим и ради ближних в том числе. И Христос нас учит этой любви — возлюби ближнего своего как самого себя. И мы в том числе в молитве эту любовь выражаем. Но очень важный момент, я бы это назвал таким опошлением, что ли, молитвы, потому что на самом деле мы иногда просим... как бы так выразиться правильно, я сейчас пытаюсь... иногда мы просим даже злых вещей у Бога: накажи моего обидчика.

А. Ананьев

— Но это совсем как-то неправильно — о таких вещах просить.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Но тем не менее так случается. И первое, ради чего я могу приходить, то есть помнить или понимать, что домашняя молитва — это одно, а общественная молитва — это нечто другое. Мне в общественной молитве нравится момент осознания — его не всегда уловишь, не всегда осознаёшь, а когда просто посидишь, задумаешься, может быть, в этот момент приходит такое понимание — я в данный момент молюсь обо всех, кто вокруг меня, это выражается в наших молитвословиях. Значит, все, то есть каждый вот этот отдельно стоящий человек, который молится о других, стоящих вкруг него, каждый вот этот стоящий человек молится и обо мне. Такая вот совместная поддержка в этой молитве. Но молитва — мы говорим о нескольких её степенях или о нескольких значениях. Я специально для этого открыл «Настольную книгу священнослужителя», это шестой том, и есть глава, которая так и называется «Молитва». И здесь мне очень нравится раздел, который называется «Сила молитвы». Это то, о чём мы уже проговорили, но здесь изречения из Священного Писания, из святоотеческой литературы о том, какую пользу молитва приносит. Так вот, интересный такой момент, что мы молитву можем поделить на несколько степеней: молитва как покаяние, молитва как прошение, молитва как благодарение, молитва как славословие. То есть с чего мы всегда начинаем? Как правило, человек начинает с просьбы, всегда у человека первая молитва, которая возникает в его жизни, это всегда просьба. И я просто слежу иногда за своим сыном, он говорит: «Я пошёл помолиться». И я люблю подслушать о чём же он молиться, он: «Боженька, сделай так, чтобы родители подарили мне книги», — то есть какие-то такие вещи. Следующее, что придёт, когда он поймёт, что в мире есть зло, что есть грех, что такое грех — вот когда он будет понимать такие вещи, следующая молитва, которая у него возникнет, это молитва покаяния, скорее всего. Но уже сейчас я пытаюсь его учить тому, что мы благодарим Бога: вот у тебя есть ручки и ножки, а не у всех есть, ты же видел такого-то дядю, вот за это надо сказать Богу «спасибо». И он очень часто говорит, тоже я однажды услышал за ним: «Спасибо тебе за маму, спасибо за папу, спасибо за сестричку». Вот я однажды это от него услышал.
И самое важное, самое высшее, что мы имеем — это молитва славословия. Вот славим Бога, хвалим Бога: Ты всё придумал, весь мир, саму жизнь, сам факт бытия, мысли и прочие вещи — это всё придумал Ты, слава Тебе, слава имени Твоему и так далее. И когда эти молитвы пытаешься произносить сам от себя, я это пытался делать во время карантина, пока находились на домашней самоизоляции, я понял, что молиться мы не умеем по факту. Ведь те молитвы, которые мы с вами имеем в молитвословах, которые мы читаем в храмах, которые есть в акафистах очень часто, если мы говорим о древних акафистах, их авторы, как правило, святые. Даже в праздник Всех святых, в земле Русской просиявших, поётся «Земля Русская, Русь святая»... заканчивается стихира всем святым, в земле Российской просиявших, такими словами: «Русь святая, храни веру православную, в ней же тебе утверждение». А человек, составитель этой молитвы, это было на Соборе на 1917-18 годов, тоже теперь прославлен в лике святых. То есть так или иначе практически все молитвы, которые мы имеем, составлены святыми. И тут понимаешь: ого, вот это уровень. То есть было бы по-хорошему, наверное, не то чтобы правильно, а вот попробовать бы помолиться своими словами, а потом сравнить это с тем, что ты имеешь в молитвослове, и понять, что, ой, как мне ещё до этого далеко. И вот хотя бы через это пытаться понимать, что я это делаю во имя Господне, я пытаюсь хотя бы своей молитвой, такой, какая есть — да, я всегда не внимательный, да, я многих вещей не знаю или не понимаю, но я пытаюсь хотя бы через это прославить Бога, — и это тоже было бы, мне кажется, совсем неплохо. И если начинать с покаяния — это тоже хорошо.

А. Ананьев

— «Вопросы неофита» на светлом радио. Сегодня на них отвечает священник Вячеслав Клименко, клирик храма иконы Божией Матери «Целительница» в Краснодаре на территории Второй краевой больницы, в этом замечательном южном российском городе. Но ведь молитва — это не просто слова, это состояние души человека. Если сравнить молитву с «Реквиемом» Верди, от силы четыре человека во всём мире могут исполнить «Реквием» Верди так, как его замыслил даже не сам Верди — Верди ведь тоже здесь проводник, как мне кажется, — как он задуман Самим Богом, потому что когда ты слышишь, как исполняет «Реквием» Верди та же самая «MusicAeterna» Теодора Курентзиса, ты понимаешь, что Верди всего лишь проводник. Но если я, человек, практически без знания нотной грамоты, очень слабо умеющий играть на фортепьяно, попытаюсь исполнить «Реквием» Верди, то никто не получит от этого удовольствие. И он будет бесконечно далёк от оригинала. Разве с молитвой не так же происходит? Мы же не можем, никто из нас не может похвастаться тем, что мы достигли того состояния, в котором пребывали те святые, которые являются авторами этих слов.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Знаете, с одной стороны, это вполне уместное сравнение, с другой стороны, я буду всё-таки возвращаться к пониманию молитвы как общения. Смотря на молитву как на искусство или на искусство молитвы, конечно, мы будем взирать прежде всего на Самого Христа, Который в ответ на вопрос, как молиться, сказал, то молитва не должна быть многословной, молитесь просто: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да приидет Царствие Твоё...» — и так далее, молитва Господня. Как и искусство молитвы, то есть вроде бы там всё есть, и как блаженный Августин писал в одном из своих произведений: «Каждый раз я прошу Господа: „Да будет воля Твоя“. И каждый раз как бы внутри себя добавляю, что только не сейчас». Такое недоверие в нас тоже есть. Но если мы будем говорить о молитве как об искусстве, то мне кажется, мы должны прийти к пониманию следующей вещи. Как мне говорил мой преподаватель по логике и теории аргументации ещё в семинарии на первой ступени образования: «Вы в вузах изучаете великие произведения великих писателей, великие произведения великих композиторов, великие произведения великих художников не для того, чтобы самим стать великими писателями, художниками или композиторами, а чтобы научиться отличать великих от посредственных». Вот, наверное в этом какая-то суть есть. Да, мы изучаем эту молитву, пытаемся её повторять просто для того, чтобы знать — вот они молитвенники. Чтобы в какой-то момент просто понимать, что, наверное, у этого человека есть дар молитвы. Потому что в любом случае мы так или иначе этих людей встречаем в нашей повседневной жизни. Это могут быть как старцы какого-нибудь монастыря, типа Оптиной пустыни или Псково-Печерской лавры, так и может попасться любой мирянин, у которого тоже в жизни есть дар молитвы.

Мне мой духовник рассказывал, что он с таким человеком встречался однажды. А у меня духовник архимандрит, он был игуменом монастыря долгое время, сам тоже уже в годах, достаточно зрелый, взрослый человек. И вот он рассказывал: «Приходит ко мне молодой человек, говорит: „Батюшка, я молюсь, но не знаю, что с этим делать“. И начинает мне рассказывать эту молитву. И я понимаю в какой-то момент, что всё, что написано в учебниках про молитву, всё, что ты читал в святоотеческих трудах, вот это всё в его жизни есть. И я ему дал несколько советов, потому что понимал, что Бог дал ему дар молитвы, но это такой дар, который впоследствии, потом ещё надо заслужить. Нужно ещё сохранять это состояние и прочее», — долго мы с ним о молитве разговаривали. И он говорит: «Что ты думаешь? Он моим советам не последовал и пришёл через какое-то время, спустя продолжительное достаточно время, и сказал, что я был прав, и он теперь всё потерял, нет у него теперь этого состояния». Действительно, молитва — это особое состояние души. Наверное, повторюсь, что если мы сравниваем её с искусством, то мы просто научимся отличать молитвенников от немолитвенников, то есть к кому я обращусь за молитвой.
Я не знаю, прав я буду или нет, но опять-таки, смотря по тем требованиям, которые предъявляются к священнослужителю, в чём заключается суть служения священника, мы можем сказать, что молитва... Вот есть четыре основных направления, по-моему архимандрит Киприан (Керн) об этом писал, что у священника есть четыре типа служения — это учительство, проповедь, совершение жертвы, то есть Таинств, и молитвы. Вот четыре ключевых момента служения священника. Но опять-таки мы с вами православные, поэтому мы верим, что священнику эта благодать и какое-то, может быть, дерзновение или дар молитвы даруется вместе с благодатью священства. То есть он священнику самому по себе не принадлежит, священник ничем таким особенным этот дар не заслужил. Это епископ попросил у Бога, чтобы священнику эта благодать была дана, и всё. И это не зависит от его голосовых качеств, музыкального образования и прочих вещей — вот молится и молится, потому что такая обязанность есть — ты должен молиться. Мне кажется, это можно с врачом в каком-то смысле сравнить. Знаете, можешь или не можешь, а идёшь и лечишь человека, рано или поздно всё равно научишься лечить, так же, наверное, и в жизни священника. Как мирянину с этим быть? Долгим и упорным трудом. Вот только что мне попалась на глаза цитата, которая мне понравилась, из святителя Игнатия (Брянчанинова). Почему мне близок этот человек — потому что он Кавказский святитель, а мы всё-таки живём на Кавказе, и вот такое его изречение: «Проснувшись, направь мысли к Богу, принеси в жертву Богу начатки помышлений ума, ещё не принявшего на себя никаких суетных впечатлений». В принципе, это то, что касается нас с вами в обыденной жизни. Проснувшись, что делает человек? Я недавно об этом писал на своей страничке, делал маленькое видео, в 30 секунд пытался уложить какие-то советы. Мы, проснувшись, большинство, не говорю, что все, большинство людей, с кем я общаюсь, проснувшись, хватаются за гаджет. А это нельзя делать. Что Игнатий (Брянчанинов) говорит? Направь мысли к Богу, сначала Ему жертва твоего ума, а уже потом всё остальное.

А. Ананьев

— Минут через пять, в конце нашей беседы, я, с вашего благословения, приведу все восемь пунктов вот тех советов о том, как подготовить себя к молитве. Они на самом деле очень практические, очень простые и очень замечательные. Я поймал себя на мысли, что семь из восьми пунктов как-то всегда были мимо меня, а вот сейчас надо как-то перенастраивать себя. Однако, прежде ещё один вопрос, который подведёт итог как бы нашей беседе. Я понимаю, что я не великий молитвенник, и это мягко говоря. Но если у меня есть жизненная необходимость попросить о здоровье даже не себя, а близкого человека: родителей, детей, друзей — я, понимая, что эта молитва это не интернет-магазин, где ты дистанционно обращаешься в стол заказов и говоришь, что мне вот этого и этого, и два вот этого. Но я, тем не менее, могу обратиться к человеку, который обладает даром молитвы, чтобы попросить его, чтобы он уже от себя обратился и попросил за меня. Я прав?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Наверное, да. Потому что, вы знаете, в этом плане что нравится — другое уже выражение Священного Писания: «Никто не имеет больше той любви, кто душу свою положит за друзей своих». Пусть в молитвенном подвиге тоже. Знаете, ещё на что я обращал внимание? Когда люди болеют тяжёлыми болезнями, не каждый человек берётся почему-то за них молиться. Вроде бы, с одной стороны, да, мы все имеем благодать крещения, благодать миропомазания, мы не должны ничего бояться, потому что к этому призывает Христос. Но что я вижу практически в жизни — то, что рассказывают люди, сами миряне? Может быть, это некий мистицизм, может быть, какой-то массовый психоз, я не знаю, но тем не менее я встречал такие рассказы, когда просишь людей помолиться, а люди отвечают, что не хотят молиться, в этом конкретном случае за неизвестного человека, так тяжело болящего, потому что «в прошлый раз, когда я молился об очень тяжело болящем человеке, то сам сильно заболел». И вот таких историй я несколько встречал.

А. Ананьев

— Но это разве не какое-то язычество?

Свящ. Вячеслав Клименко

— Вот, может быть, я не знаю. Понимаете, я не знаю, как это всё интерпретировать, просто передаю те слова, которые сказали мне. Но опять-таки почему общественная молитва, церковная молитва важна? Потому что... опять возвращаемся к словам Христа: «Власть даю вам наступать на скорпионов и змеев». Я не встречал священников, которые бы сказали, что не будут молиться. Я не говорю о каких-то из ряда вон выходящих случаях, когда запрещено молиться, например о некрещённых или вот какие-то такие вещи. А именно, что я не буду молиться, потому что я чего-то боюсь. Я среди духовенства таких вещей не встречал. Я буду молиться, потому что Бог хранит Своей благодатью. Это же ведь мы слышим из самой молитвы призывания благодати священства. Как говорят епископы за богослужением: Божественная благодать, всегда немощное врачующая и оскудевающее восполняющая. И дальше там пророчествуют и произносится формула совершения Таинства священства. То есть благодать всегда врачует немощное и восполняет некое убывающее. Поэтому, с одной стороны, да, я согласен, что вот эта... Понимаете, если это правда — то, о чём я говорю, то, что мне пересказывали люди: я помолился и мне тоже стало не особо-то по себе, не особо хорошо — тогда это есть «положил душу свою за друзей своих». И в этой молитве о человеке, для которого просил здоровья, в этой самой молитве исполнил Божественную заповедь, исполнил заповедь Христа. И, с другой стороны, мне кажется, дар молитвы — это, наверное, один из высочайших таких даров, который может иметь человек. Поэтому просить у Бога дара молитвы — это, наверное, самое лучшее, чего можно просить, мне так кажется, но я могу ошибаться. Когда люди просят, знаете, каких-то духовных даров, подвигов, знать помышления... Очень часто в разных патериках встречаются истории и притчи о том, насколько страшно просить у Бога духовных даров, особенно таких, как открытие помышлений других людей. Но насколько благостно просить, например, дар молитвы — не прозорливость, не дар исцеления или какой другой, а дар молитвы. Почему? А это возможность с Богом общаться. Что ещё хочется, что может быть сверх этого?

Ну, и другое, наверное, чего просить в молитве, именно просить, если мы говорим о прошениях, мне кажется, это то, о чём говорил ныне покойный архимандрит Амвросий (Диденко) — служил в Краснодаре такой достаточно почитаемый в народе священник. Незадолго до его кончины мы встречались с ним с нашей воскресной школой в храме, и вот он сказал такую фразу. Причём у него полились слёзы из глаз. Он на самом деле был такой харизматичный человек, но слёзы, на мой взгляд, были очень искренними. И когда его спросили о любви к Богу, он говорит: «Знаете, вот всю жизнь прожил, а любить Бога так и не научился. Это в молодости я думал: „Господи, научи меня любить Тебя“. А сейчас, когда я старый, знаете, как я молюсь каждый день?» И говорит: «Господи, научи меня хотя бы хотеть любить Тебя!»

А. Ананьев

— Замечательно. Как я и обещал, в завершении нашей программы я, с вашего позволения, отец Вячеслав, приведу те восемь пунктов, которые вы очень лаконично и точно сформулировали у себя в социальных сетях. Молиться нужно в одно и то же время — это дисциплина. Для молитвы желательно иметь отдельную одежду — это будет помогать настроиться. Одежду готовить с вечера. Утром запрещено брать гаджет, смотреть сообщения. Проснулся, умылся, оделся. Молиться нужно в специальном месте, где больше ничего не делаешь: не читаешь, не залипаешь в гаджете, не пьёшь чай. Две-три минуты молчания перед молитвой помогут успокоить чувства. Молись благоговейно и спокойно — Господь слушает, что ты у Него попросишь.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Да, потому что это приводит к тому, что, даже находясь дома, часть своих чувств я могу обратить к молитве, потому что чувства — это вспомогательный инструмент. У нас классических пять чувств: обоняние, осязание, зрение и так далее. Как я зрение могу к молитве привести? Поставить икону, зажечь свечу. Хорошо. Как я могу осязание привести к молитве? Совершить крестное знамение. Как я обоняние могу привести к молитве? Зажечь ладан, если у меня он есть дома. Аудиально как? В лучшем случае, если мне позволяет жилплощадь, если я могу попросить своих родных и близких не смотреть в этот момент телевизор, если мне не мешает шум транспорта за окном и прочее, если я читаю при этом молитву вслух, тогда только я могу аудиально себя как-то к молитве привести. Но, как правило, в домашних условиях это не получится, то есть какие-то вещи в домашних условиях обрубаются. Поэтому я всегда говорю, что общественная молитва, молитва в храме, всегда намного лучше, чем молитва домашняя. Они, конечно, совершенно разного характера. Но она с бо’льшим участием человека происходит. Так вот, вот это стояние в определённом месте, где я только молюсь и больше не делаю ничего, или когда я надеваю одежду, в которой я только молюсь, со временем это приведёт к такому результату: человек зажигает свечу, становится перед иконой на то место, где он молится, надевает эту одежду, и ум уже сам настраивается на молитву. Он начинает отпускать всякие второстепенные вещи, внимание наконец-то начинает концентрироваться. Потому что сконцентрировать внимание современный человек практически разучился.

А. Ананьев

— Спасибо вам большое, отец Вячеслав, за этот потрясающий разговор. Сегодня мы, в день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона говорили о связи молитвы и здоровья. Подробнее переслушать этот разговор вы можете на нашем сайте radiovera.ru. Спасибо вам, отец Вячеслав, до новых встреч.

Свящ. Вячеслав Клименко

— Благодарю.

А. Ананьев

— Спасибо. Я — Александр Ананьев. Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Мы в соцсетях
******
Другие программы
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.
Азы православия
Азы православия
В церковной жизни - масса незнакомых слов и понятий, способных смутить человека, впервые входящего в храм. Основные традиции, обряды, понятия и, разумеется, главные основы православного вероучения - обо всем этом вы узнаете в наших программах из серии "Азы православия".
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».

Также рекомендуем