Москва - 100,9 FM

«Медали Российской Империи». Исторический час с Дмитрием Володихиным

* Поделиться

Гость программы: кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала Sammlung/КОЛЛЕКЦИЯ Михаил Тренихин.

Разговор шел о разных видах медалей в Российской империи: от чего зависели их форма и материал, а также за какие заслуги их выдавали. Михаил рассказал о необычных наградах того времени: в частности, о медали поборника православия.

Ведущий: Дмитрий Володихин.


Д. Володихин

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и сегодня мы с вами продолжим разговор на темы, связанные с фалеристикой, то есть с разного рода наградными знаками, который у нас начал когда-то Михаил Михайлович Тренихин, кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала для коллекционеров сетевого «Sammlung» и сам страстный фалерист. Вот мы когда-то сделали несколько передач об орденах Российской империи и Советского Союза, несколько упустили из виду, что помимо орденов есть такое замечательное собрание наградных знаков, которые называются медалями, у них довольно сложная судьба, интересная, необычная и чрезвычайно богатая, поэтому сегодня мы вновь пригласили Михаила Михайловича к нам в гости и говорить будем о медалях Российской империи, поверьте, не обо всех, их море разливанное и только очень хороший специалист сможет в течение трех наших передач перечислить и кратко охарактеризовать буквально все, что там выходило и то, может быть, собьется, я думаю, но так или иначе, мы постараемся представить то, чем награждала Российская империя помимо орденов, чинов и почетных званий с помощью Михаила Михайловича Тренихина, который сегодня у нас в студии, максимально полно. Итак, здравствуйте.

М. Тренихин

— Здравствуйте.

Д. Володихин

— Начнем с того, что было пред медалями, с того, что существовало до Имперской России еще в Московском царстве, там ведь были некие аналоги наградных знаков, еще не медали, не ордена, а вот, скажем так, нечто очень своеобычное.

М. Тренихин

— Я думаю, что здесь это как раз предметы, которые попадают в поле зрения интересов как фалеристов, так и нумизматов, как раз эти предметы интересны тем, что это такой переходный период, и вы правильно сказали, что, по сути, это некие протомедали, а что же это такое: дело в том, что любой сегодня наградной знак — орден, медаль мы понимаем, как награду, но если мы возьмем этот термин не как награждение, а вознаграждение, немножко другая коннотация, как мы видим, то вручение денег за боевые заслуги, за отличие на поле брани, вручение золотых может считаться именно вознаграждением, но, с другой стороны, вручение соответственно определенным заслугам массы монет, значит, соответственно, заслуженный военачальник получит большую монету, офицер среднего ранга чуть поменьше, младший офицер еще меньше, ну и какой-нибудь рядовой состав, может быть, небольшую монету, но тем не менее.

Д. Володихин

— Ну, тут очень сложная история, дело в том, что, конечно, использовали зарубежные наградные монеты, у нас их почти не чеканили, английские использовали, например, монеты, так называемые «корабельники» — «но́бли», португальские золотые монеты использовали...

М. Тренихин

— Венгерские.

Д. Володихин

— Да, и, видимо, считалось, что выдача таких монет — это действительно нечто среднее между награждением и вознаграждением, можно было, конечно, взять и растратить, разменять золото на серебро и потратить деньги, но был обычай, что эти, как честь государева, выданные золотые монеты вешают на головной убор и носят их, как некую почесть. Были, конечно, некие полумонеты, полумедали, даже не скажешь, вот представьте себе: маленькая, с ноготок мизинца серебряная монета Московского царства, которая отчеканена в золоте, сейчас же, конечно, ее стоимость в десятки раз увеличивается, ее можно использовать, как награду, а, может быть, ее используют во время какого-нибудь торжества: свадьбы государевой или коронации, осыпая народ или осыпая жениха и невесту, порой спорят, где все это применялось. Были некие, связанные с самозванцем Лжедмитрием Первым, а потом с совместным правлением царей, Петра Первого и Иоанна Пятого в конце XVII века, изображение государей на вот этих монетах медалей, на них нет никакого ушка и они вроде бы монеты, ими можно наградить, можно выдать, они вроде бы медали, потому что их можно повесить на шапку или на одежду, это нечто неопределенное, очень самобытно-русское, это нельзя назвать ни медалью, ни орденом, ну вот, скажем так, это существовало. Но всему приходит конец, и конец пришел с Петром Первым, он решил навести порядок и в этом тоже.

М. Тренихин

— Вы как-то однажды заметили, опровергая, несколько корректируя фразу о том, которую мы знаем часто по учебникам, что Петр рубил окно в Европу, и вы совершенно верно сказали, что, скорей, не окно прорубил, которое еще и при батюшке его было, а просто стены напрямую сломал и начал оттуда заимствовать.

Д. Володихин

— Ну да, и Европа хлынула холодным морем в пределы нашего дома.

М. Тренихин

— Совершенно верно, но тут хочется в защиту России Петровской сказать как раз с точки зрения фалеристики, потому что медали, о которых мы говорим, как раз при Петре начали вручать за военные сражения всем, от генералитета, от высших руководителей до рядовых...

Д. Володихин

— То есть это уже не монета, это уже в чистом виде медаль.

М. Тренихин

— Да, как раз это у нас самое начало XVIII века, и тут мы, конечно, можем гордиться, это такой прямо настоящий демократизм и отметка всех, кто участвовал, к чему в Европе придут уже только через сто лет, фактически ко времени наполеоновских войн, даже после.

Д. Володихин

— Ну, допустим. Мы понимаем, что выдают и нижним чинам, не только офицерам, но что выдают, как выглядит петровская медаль и когда появились первые из них?

М. Тренихин

— Это очень интересный вопрос с точки зрения нумизматики и фалеристики, на самом деле, можно сразу сказать, что первые медали похожи на монеты, монеты у нас появляются регулярного выпуска, то есть уже более современного понятного нам вида, они, как минимум, просто уже круглые и хорошо прочеканенные...

Д. Володихин

— То есть, условно говоря, у нас до Петра Первого серебряного рубля, как крупной такой полновесной серебряной монеты не существовало, Петр вводит в начале XVII века серебряный рубль, и медали, которые при нем отчеканивались, были похожи по размеру, видимо, по весу на этот самый серебряный рубль, новинки для населения.

М. Тренихин

— Да, «рублевики» и здесь важно отметить, что как раз появляются портретные рубли, портретные монеты, где мы видим профиль императора правящего, соответственно, вначале Петра, причем Петра молодого, потом постепенно мужавший, и на портрете мы это видим, и что самое интересное: мы сегодня привыкли, я бы сказал, к таким суховатым, скучноватым медалям зачастую, на которых есть какая-то госсимволика, есть, конечно, легенда, то есть надпись, за что награда вручалась, петровские награды в этом плане чрезвычайно интересны, потому что если мы говорим о каких-то сражениях, то на обороте, на реверсе всегда указаны большие сцены именно сражений, сухопутных или морских и, наверное, можно это сравнить с гравированными листами, то есть это очень сложные, композиционно многодельные, я бы сказал, вещи, которые очень интересно рассматривать: стреляющие фрегаты, бегущие в атаку штыковую войска, где-то скачущая кавалерия, набрасывающаяся друг на друга, так что прям где-то слышны на заднем плане звуки битвы.

Д. Володихин

— Ну да, все в артиллерийском дыму густом, все очень красиво, такая мини-картина, которая напоминает о героическом столкновении войска, за которое эта медаль и получена. Но вот ради интереса: да, допустим, она появляется, эта медаль, и появляется она как раз в связи с боевыми действиями в Северной войне, но сразу ли, в первый год она появляется, петровская медаль вот такого вида, в связи с какими событиями петровская медаль, условно говоря, родилась, какие там были самые ранние?

М. Тренихин

— Наверное, самым ранним можно назвать 1702 год, октябрь, это взятие крепости Шлиссельбург, собственно говоря, на тот момент, если не ошибаюсь. это был Нотебург...

Д. Володихин

— Но шведы ее называли Нотебург.

М. Тренихин

— Совершенно верно, а старое русское название: «Орешек».

Д. Володихин

— И даже еще древнее есть, более уважительная: «град Ореховец».

М. Тренихин

— Так мог сказать только специалист по русскому средневековью. Ну так вот, как раз эта медаль изображает на аверсе профиль совсем юного Петра, причем я бы сказал, даже в духе, наверное, ренессансных итальянских медалей, то есть такой просвещенный юнец, но тем не менее государственный муж, а на реверсе уже присутствует легенда и строй войск, который штурмует крепость, мы действительно видим крепостные стены, артиллерийские залпы, в общем, такой немножко голливуд, прямо эти все военные атрибуты присутствуют.

Д. Володихин

— Атрибуты батального полотна. Дорогие радиослушатели, поскольку в основном, мы говоримо о военных медалях, но, конечно, поговорим и о тех, которые даются за заслуги, связанные с совершенно другими сферами, тем не менее, в основном, военных, потому что их было гораздо больше в Российской империи, чем в любой других, то звучать сегодня у нас будет военная музыка, и первым в эфире прозвучит Марш Лейб-гвардии гусарского полка.

Звучит марш

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», вы слышали исторические барабаны на заднем фоне и исторические духовые инструменты, поэтому это точно «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы обсуждаем медали Российской империи, с нами в студии специалист Михаил Михайлович Тренихин, кандидат искусствоведения, научный сотрудник музея-заповедника «Царицыно», зам.главного редактора электронного журнала для коллекционеров «Sammlung». И мы сейчас говорим о древнейших медалях Российской империи, назвали всего только одну, связанную со взятием Шлиссельбурга, вот честное слово, вернул бы древнее название русское: «Орешек или Ореховец», ну ладно, что есть, то есть. И, собственно, за этой медалью до завершения царствования Петра Первого последовала целая россыпь других медалей, насколько я понимаю, они все до одной связаны с успехами в боевых действиях.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно и здесь как раз в дополнение к прослушанному маршу хочется добавить звук бряцания медалей на груди заслуженного ветерана. Действительно, при Петре было достаточно много наград: это медаль «За битву при Калише» 1706 год, уже чуть попозже, 1708 — «Битва при Лесной», 1709 — «Полтавская баталия», но тут, я думаю, название, которое больше знакомо.

Д. Володихин

— Насколько я понимаю, медалей «За Полтавскую баталию» вручили наибольшее количество, там были события не столь крупные, их выдавали не так много, а тут ведь тысячи и тысячи медалей пришлось вручить.

М. Тренихин

— Ну, тысячи и тысячи, в общем, отчасти правильно, потому что действительно, для того, чтобы отчеканить тираж медалей было выделено аж 20 пудов серебра и было отчеканено больше 4 тысяч 600 медалей, то есть это уже серьезная битва, даже можно сказать, небольшая военная кампания.

Д. Володихин

— Там участвовали десятки тысяч людей, очевидно, был какой-то отбор, не всем вручили.

М. Тренихин

— Просто вручали медали двух видов, так называемые «урядничьи», можно сказать, унтер-офицерские весом в 19 золотников ценою 3 рубля 74 копейки.

Д. Володихин

— Ооо...

М. Тренихин

— «Против двухмесячной дачи», так называемая в кавычках. И «солдатские», весом в 10 золотников, то есть почти в два раза меньше, ценою в 1 рубль.

Д. Володихин

— В три раза меньше?

М. Тренихин

— Нет, те были в 19 золотников, а это в 10. И этот 1 рубль — 10 золотников равнялись двум средним месячным солдатским жалованьям, поэтому здесь мы, конечно, напоминаем, что это уже награждение, но еще и вознаграждение, то есть продолжается эта старорусская, старомосковская традиция.

Д. Володихин

— Ну, если я правильно понимаю, то все-таки вручили не всем участникам сражения, а тем, кто отличился, вероятно, был какой-то выбор, да?

М, Тренихин

— Да.

Д. Володихин

— Ну, пожалуй, самые интересные медали Петровской эпохи — это медали, которые вручались не за битвы на суше, а за битвы на море, кстати, вручались они гораздо меньшему количеству участников в силу того, что просто в морских сражениях их действительно было гораздо меньше.

М. Тренихин

— Любите вы наши флотоводческие операции XVIII века, да и вообще, я смотрю, историей флота и регалиями его в последнее время очень заинтересовались.

Д. Володихин

— Ну вот люблю, да, в конце концов, это же красиво, в конце концов, это же, как говорили барышни в XIX веке: «Как это романтично!» Боевые парусники с парусами, полными ветра, дым от орудийных залпов...Конечно, когда это ядро прилетает в борт твоего корабля — в разные стороны разлетаются щепки, которые ранят и убивают, само это ядро может кого-нибудь просто разорвать на части, и палуба будет залита кровью, и эту палубу будут посыпать песком, чтобы не поскользнуться на алом соке, это, конечно, не весело и не романтично.

М. Тренихин

— Действительно, лучше читать книжку или смотреть какой-нибудь хорошо снятый фильм, отстраняясь, оно, конечно, гораздо романтичней.

Д. Володихин

— А с другой стороны, есть такая профессия: Родину защищать. И тут вопрос, собственно, чисто фалеристический: сколько их вышло, этих морских медалей?

М. Тренихин

— Мы точно знаем, сейчас так, на память: «Взятие трех шведских фрегатов», это 1719 год, и также выходила медаль «За битву при Гренгаме», вот так, сходу вспоминаю как раз из тех наград...

Д. Володихин

— «Гангутская» вроде медаль была.

М. Тренихин

— Совершенно верно, это уже чуть-чуть попозже, 1714 год.

Д. Володихин

— Ну, битва Эзерская, видимо, так условно называется «Взятие трех шведских фрегатов», на самом деле, взяли линейный корабль, фрегат и яхту, это было первое сражение русского флота, выигранное не в шхерах, не во фьордах...

М. Тренихин

— ...и без применения абордажных боев.

Д. Володихин

— Ну, фактически да.

М. Тренихин

— Только благодаря искусственному маневру.

Д. Володихин

— Совершенно верно и, кстати, победил Синявин — человек, от которого идет очень длинный насыщенный старшими морскими офицерами и адмиралами род, из этого рода будет происходить впоследствии Дмитрий Николаевич Синявин, действовавший при Александре Первом и разгромивший турок в Лемносско-Афонском сражении, в общем, что его предок — знаменитость, что он сам — знаменитость.

М. Тренихин

— Белая косточка русского флота...

Д. Володихин

— Наверное. Вот хотел спросить: был эпизод, когда Петр Первый участвовал в абордаже двух шведских кораблей, это, по-моему, 1703 год, то есть уже после взятия Шлиссельбурга, на Неве это происходило и взяли два небольших судна: «Астрельд» и «Гидан». Не помню, сейчас, была на это дело сделана медаль?

М. Тренихин

— Честно говоря, вот так, сходу не вспомню.

Д. Володихин

— Ну, может быть, она и была четвертая, мы тут, хоть и сидим рядом со специалистом, а призываем вас в данном случае сходить в Яндекс и посмотреть, может быть, их было четыре морские медали. «Небываемое бывает» — вот лозунг, который характеризовал этот бой, когда шлюпки путем абордажного боя, облепив вражеские корабли, взяли две крупные боевые единицы.

М. Тренихин

— Мы забыли одну важную историю о том, что наградная медаль, так, как мы ее сейчас понимаем, она имеет ушко, петельку для крепления, потому что, собственно, кругляшок медали, хотя далеко не всегда медали были круглой формы вот эта петля и дальше крепеж к колодке или раньше к ленте. Так вот, интересная особенность: многие коллекционеры-фалеристы видят медаль с подвесом, медаль на ленте, на колодке — вот наша вещь, понятная, а вот нет у медали ушка, и она напоминает монету или настольную медаль — вот что-то уже не то, как-то уже не цепляет

Д. Володихин

— Ну вот медаль за взятие Шлиссельбурга, она была без ушка, то есть первые петровские медали выходили без ушек.

М, Тренихин

— Нередко да, хотя встречаются, если посмотреть фотографии как музейных собраний, так и частных коллекций, встречаются немножко разные варианты по штампу и нередко видно, что ушки напаяны, но просто по их расположению видно, что это уже частное изготовление, частная инициатива, кто-то просто их припаивал...

Д. Володихин

— То есть изначально ушка не было, а впоследствии кто-то приделал?

М. Тренихин

— Да, да, а непосредственно чеканить начали все равно уже с ушками как раз при Петре, но это вводилось постепенно, так сказать, что одномоментно, мне кажется, нельзя, постепенно этот процесс отхода от нумизматики к фалеристике, выделение, он происходил некоторое время....

Д. Володихин

— От монеты к медали. Ну хорошо, давайте вспомним иное славное время в истории России: Екатерининская эпоха, вторая половина XVIII века. Насколько я понимаю, это время чрезвычайно обогатило наградную систему Российской империи медалями, которые попадали на грудь героев-солдат, героев-офицеров.

М. Тренихин

— Вы знаете, да, одна из любимых тем, потому что как раз при Екатерине Второй, при матушке Екатерине мне, как сотруднику Царицыно, опять же, это, конечно, особенно приятно, потому что Екатерина Вторая являлась основательницей и нашей усадьбы императорской, но при ней был учрежден, наверное, культовый для России орден Святого Георгия — высшая военная награда...

Д. Володихин

— Высшая награда за военную доблесть.

М. Тренихин

— Да, мне было очень приятно, что в прошлом году Государственный исторический музей меня пригласил с этой темой выступать на лекциях, поэтому пришлось много материалов перебрать, тем более все-таки Красная площадь, дом 1, главный исторический музей страны, ну а с точки зрения медалей, с появлением ордена многие медали за военные отличия стали носиться как раз на георгиевской ленте, на ленте ордена Святого Георгия.

Д. Володихин

— Что за медали?

М. Тренихин

— Ну, например, «За храбрость на водах Очаковских» или «Храбрость, оказанную при взятии Очакова».

Д. Володихин

— Но они отличаются тем, что «Взятие Очакова» — это взятие крепости, а «На водах Очаковских» — это затянувшееся на много дней морское сражение в лимане между крепостями Кинбурн и Очаков, и оно действительно требовало изрядной храбрости и много народу погибло, не только со стороны турок.

М. Тренихин

— Совершенно верно, но они, кстати, отличались друг от друга, потому что морская медаль «За храбрость на водах Очаковских» имеет круглую форму и, как мы уже говорили, как раз портрет правящего монарха, в данном случае монархини, императрицы, а на реверсе в несколько строк имеется надпись-легенда, как говорят нумизматы-фалеристы, надпись, которая говорит о том, за что давали. А «Храбрость, оказанная при взятии Очакова» имеет форму овала, причем такого, сжатого с боков, практически каплевидной формы, и вместо профиля туда очень аккуратно вписан вензель Екатерины Второй: витая буковка «Е» и, соответственно, цифра «2» под императорской короной.

Д. Володихин

— А вот эти замечательные живописные полотна батальные, они остаются или вензель и надпись их вытесняют?

М. Тренихин

— Да, идет некое, я бы не сказал, что это упрощение, это изменение скорее, потому что все равно символика имперская, она достаточно богатая, вензеля и портреты еще, можно сказать, отчасти такие барочные, достаточно украшенные, вензель всегда, наверное, до времени Александра Второго достаточно витой, только при Александре Третьем уже появляется такой более строгий, лаконичный русский стиль, а до этого всегда это какие-то растительные элементы, черенки цветов, которые образуются в буквы имени царя-императора.

Д. Володихин

— В целом, насколько я понимаю, тенденция такова, что медаль, по сравнению с петровской, при Екатерине стала чуть-чуть проще, потом еще чуть-чуть проще и так далее.

М. Тренихин

— Тенденция эта общемировая, но мы это видим и сегодня, даже если мы сейчас возьмем знаки, награды, допустим, советских 50-х годов, потом 60-80-х или современные уже компьютерные вещи, мы также видим это упрощение, но оно было и в те годы, действительно. А что касается таких сложных композиций, о которых мы говорили в начале, как раз, как те, которые были характерны для Петровского времени, они переходят большей частью на медали настольные, которые, кстати, до революции очень любили собирать, на тему сражений, на тему истории, но это совершенно отдельная тема, это те вещи, которые складывали страстные коллекционеры и патриоты в бюро, а периодически, выдвигая полочки и, наверное, сдувая пыль и восхищаясь, восторгаясь славными предками отцов.

Д. Володихин

— Я бы сказал, что на некоторых екатерининских медалях все еще эти батальные живописные панно есть, ну, например, в честь Чесменского сражения 1770 года вышла медаль, на которой как раз видно, как турецкий флот, подожженный русскими кораблями, полыхает, и всего одно слово лаконично резюмирует суть дела: «Был». Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, мы ненадолго расстаемся, чтобы буквально через минуту вновь встретиться в эфире.

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера», в эфире передача «Исторический час», с вами в студии я, Дмитрий Володихин, и мы беседуем с страстным фалеристом, человеком, который является заместителем главного редактора электронного журнала для коллекционеров «Sammlung» и одновременно он еще и научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно» в Москве, с Михаилом Михайловичем Тренихиным, и беседуем мы о медалях Российской империи. Мне хотелось бы вот о чем спросить: да, действительно, некоторые медали были круглыми, а некоторые нет, и форма овала уже у нас проскользнула в нашем обсуждении, какие же они еще-то могли быть?

М. Тренихин

— Ну, и овалы были разные, потому что вот «Храбрость, оказанная при взятии Очакова», как я сказал: очень сжатый овал, вытянутый вертикально. Допустим, за «Отменную храбрость при взятии Измаила» тоже чрезвычайно важная битва, она имела такой овал, попузатее немножко, хотя похожий «За труды и храбрость при взятии Праги», но это не Прага, которая столица Чехии, а пригород Варшавы, она имела форму ромба с закругленными краями, а еще при Екатерине и при Александре Первом бывали медали, например, и восьмиугольной формы, но это уже не за военные заслуги, а несколько другие.

Д. Володихин

— Я вот вспоминаю только одну такую, возможно, вы, как специалист, помните большее количество: при Александре Первом была медаль вытянутой восьмиугольной формы, которая вручалась участникам кругосветного путешествия Крузенштерна и Лисянского, вот она была такой действительно экзотической формы с портретом государя-императора и выглядела на мундирах, очевидно, как нечто, чрезвычайно экзотическое, обращала на себя внимание.

М. Тренихин

— Действительно, медаль такая, достаточно, можно сказать, из ряда вон, хотя у нас бывали в наградной системе медали единичные, даже именные, но этой медали было вручено всего 32 экземпляра, насколько я помню, то есть это вещь чрезвычайно редкая, на аверсе портрет императора Александра Первого, на реверсе написаны буквы «За путешествие кругом света» и изображение парусника. Действительно, вот этот вытянутый восьмиугольник, так издалека мне даже показалось, что он на марку почтовую похож чем-то, но не на традиционно понимаемую медаль, хотя еще и при «бабушке», все-таки есть же фраза «все будет, как при бабушке», при бабушке-то были медали тоже восьмиугольной формы, например, медали «За полезное».

Д. Володихин

— Что это значит?

М. Тренихин

— Медаль за некую пользу, за различные заслуги, но вот конкретно медаль «За полезное» с профилем Екатерины точно не установлено, за что, но есть указание на то, что предназначена она была для награждения жителей порубежных казачьих поселений, ну и другие различные услуги.

Д. Володихин

— Насколько я понимаю, это медаль не военная, не за военные услуги, а, скорее, за заслуги мирного времени?

М. Тренихин

— Да, совершенно верно. То есть, по большому счету это некий протоаналог медалей за усердие, которые появятся позднее.

Д. Володихин

— А что это такое?

М. Тренихин

— Медали «За усердие» вручались вплоть до Николая Второго и это были медали гражданские, например, если мы смотрим уже XIX век, то нередко это получали нижние чины, гражданские служащие, были и награды военных, кстати, к примеру, военные делегации, которые приезжали к нам, если это был кто-то из руководителей стран, предположим, какой-нибудь немецкий князь, при нем были всегда генералы, высшее командование, но был и некий обслуживающий персонал, который нижних чинов, рядовых унтеров и им, этим делегатам, также в дипломатических целях вручали...

Д. Володихин

— Ему высокий орден, им поменьше, а остальным медали, генералам поменьше, а обслуге медали.

М. Тренихин

— Да, тем не менее мы знаем, такие сопровождающие рядовые, они были в разных странах: и в Великобритании, и в различных немецких княжествах, да и, например, в Японии, и мы видим у них в колодках множество иностранных медалей, которые как раз дипломатично выдавали при таких визитах, это очень интересно, то есть по таким наградным колодкам даже безымянного человека можно тем не менее определить путь, где он сопровождал какую-нибудь важную особу, в каких участвовал мероприятиях.

Д. Володихин

— В России очень много получали такие наградные знаки, ордена и медали морские офицеры, заходили с визитом вежливости в Англию, Францию, Италию, и там им выдавали такие ордена и медали. Ну вот «За усердие» — это универсальная медаль, которая говорит о том, что можно выдавать награды, не только связанные с какими-то конкретным военным подвигом, не «За взятие Праги» и не «За чрезвычайно кровопролитную страшную, высокоценившуюся, поэтому победу войсках за взятие Гянджи́» на Кавказе при Александре Первом, и там медаль эта показывала, что ты храбрец, потому что ты там выжил и участвовал в этом. Но можно вручать и за какие-то совершенно гражданские вещи, мне кажется, меценатам, бывало, вручали «За усердие».

М. Тренихин

— Конечно, меценатам, купцам. Но, знаете, у меня есть медаль «На последнее царствование», я очень рад тому, что она у меня на ленте ордена Святого Станислава, они были как раз на разных лентах и Станиславовская лента была младшей из них, то есть, получается, были отличия по старшинству лент, по старшинству орденов, были они, «На последнее царствование» двух видов: поменьше — та, которую носили на груди, и почти в два раза больше — на шее, но, опять же, были разницы в серебре и в золоте, но, кстати, если мы посмотрим на некоторые купеческие портреты, нередко купец имел такие награды на шее.

Д. Володихин

— Отметим этот важный момент, не хочется его пропускать. Значит, мы знаем, что медаль вешали на грудь, медаль в ранние времена при Петре Первом могли принять, как вознаграждение и донести ее ровно до корчмы, но ситуация, когда медаль, не орден, заметим, а именно медаль носят на шее, что это за ситуация, с какими медалями она связана: именно «За усердие» специфическая такая медаль или вообще был такой обычай?

М. Тренихин

— Нет, такой обычай был и с медалями «За храбрость», но это как раз такие общие медали, как гражданского, так и военного назначения, то есть такие прецеденты были, хотя, конечно, медали шейные, большого диаметра, они встречаются, конечно же, реже на порядок, но тем не менее можно их встретить иногда даже и с родными лентами муаровыми, и даже, что еще реже — в наградных коробках, но это вообще для коллекционера самое желанное в родном сборе. Тут я начал нервно ерзать, сглатывая слюну от удовольствия и предвкушения...

Д. Володихин

— Тут я свидетельствую, что даже пальцы затряслись. Но в принципе, ведь на шее носили гораздо реже, чем на груди, лишь в некоторых случаях. Теперь хотел бы обратить внимание еще на одну деталь: медали Российской империи были очень разные по объему, мы сейчас привыкли к тому, что есть определенный медальный стандарт: диск, у которого, несмотря на то, что выпущен он 30 лет назад, 10 лет назад, 50 лет назад из меди, серебра, из другого металла, примерно одинаковый диаметр, есть определенные различия, но, в принципе, они стандартизированы в России.

М. Тренихин

— Ну, я бы здесь поспорил, потому что, например, медаль «За отвагу» и советского образца, начиная с военного времени, даже довоенного, и в современной России, повторяющая композицию, но без надписи: «СССР», она крупнее других медалей и в царское время было также.

Д. Володихин

— Насколько я понимаю, сейчас они более стандартизированы, да, крупнее, но именно, что несколько крупнее, а в Российской империи они различались очень основательно по размеру.

М. Тренихин

— Я бы сказал, что все-таки в правление Александра Первого после наполеоновских войн все же у нас идет уже больше стандартизация, и как раз формируется уже окончательно такая, более знакомая нам имперская наградная система.

Д. Володихин

— Ну вот, скажем, «За усердие», вы сказали, что она очень крупная, шейная, насколько она крупная, какого размера?

М. Тренихин

— Ну, порядка, сейчас так точно не скажу: 5 сантиметров, наверное, в диаметре, такой серьезный кругляшок, а которая была нагрудная — ну, допустим, 30 миллиметров, то есть 50 или 30, мы понимаем, что почти в два раза меньше. На самом деле, это очень хорошо видно, даже если вы видите изображение, смотрите, музейные или частные коллекции, если ушко у нее крупнее, то видно, что это пропорционально это медаль нагрудная, а если это по сравнению с самим телом медали ушко маленькое, то это та, которая носилась на шее. Но при этом надо напомнить, что медали еще ухудшали качество, как это бывало с монетами, вы как раз занимаетесь этой темой, в Первую мировую войну, например, медали «За усердие» те же самые шли в начале 30 миллиметров, потом стали в течение буквально одного года 28 миллиметров, серебра стали просто меньше в связи с военными нуждами, с лишениями военными использовать, а потом и вовсе серебро начали заменять на белый металл, потому что уже затянувшаяся война вводила страну в кризис.

Д. Володихин

— Ну да, это совершенно понятно, но в принципе, даже вы говорили, что при Петре Первом были медали покрупнее и поменьше, солдатские, унтер-офицерские.

М. Тренихин

— Там были разные, здесь как раз еше, скорее, приравнивание к денежному эквиваленту, как раз, когда это еще было больше вознаграждением.

Д. Володихин

— Если эта медаль шейная, то создается впечатление, что в очень большой степени, конечно же, она хорошо соответствовала задаче сделать портрет с человека, который получил такую медаль и портреты с шейными медалями, они очень такие, как бы это сказать...эстетичные, видно, что умудренное опытом лицо у мужчины, который носит эту медаль, она еще украшена таким серебряным овалом снизу крупным...

М. Тренихин

— ...или золотым, что тоже нередко.

Д. Володихин

— Это как-то призывало к себе художника. Дорогие радиослушатели, я прерываю нашу беседу только для того, чтобы в эфире прозвучал Марш Лейб-гвардии Измайловского полка.

Звучит марш

Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». Мы тут все уже стали строем и приняли стойку смирно, потому что марш нас чрезвычайно дисциплинировал, напоминаю, что это был марш Лейб-гвардии Измайловского полка. И тем не менее мы все же продолжим в рамках передачи «Исторический час» обсуждение медалей Российской империи вместе с кандидатом искусствоведения Михаилом Михайловичем Тренихиным, замечательным фалеристом и знатоком наградных систем И хотел бы задать вопрос, который вытекает из того, что было только что сказано: вот медаль «За усердие», медаль «За полезное» — это медали не за воинскую кампанию, не за сражение, а за какие-то заслуги, которые могут быть самыми разнообразными, но это значит, что в какой-то момент при Петре Первом этого не было, а при Екатерине Второй уже появилось, в какой-то момент начали давать медали не за подвиг, совершенный на поле боя, а за определенные, может быть, душевные качества, за качества характера, за усердную службы, и вы обмолвились, что появилась медаль «За храбрость», но она ни с какой кампанией не связана, что это такое и действительно, за что ее давали? Понимаю, за храбрость, но в каких условиях проявленную?

М. Тренихин

— В данном случае «За храбрость» давали уже при разных военных кампаниях и, наверное, начинает она более-менее внедряться при Николае Первом, причем интересно, вы, как нумизмат, должны это знать: император действительно мужает, и с ним мужают и медали, меняются портреты, нередко портреты при этом меняли направление, профиль влево или профиль вправо, сразу мы понимаем, что один из них более ранний, второй попозже или наоборот, но такие медали давали, например, и регулярным войскам, которые участвовали в сражениях. Мой любимый период — это Русско-турецкая война 77-го-78-го годов и как раз так называемый «поздний профиль» Александра Второго, где он уже украшен такими богатыми бакенбардами, очень блестяще совершенно выполненный рельеф, и это медали, которые имеют, мне кажется, очень высокий медальерный уровень. Кстати, также можно охарактеризовать медали периода правления Александра Третьего, тоже блестяще выполненные портреты, но император сам все-таки имел внешность колоритную, поэтому здесь я бы обратил внимание еще и на художественные достоинства именно портретные и в отличии от монет, которые, в принципе, тоже были очень высококачественные, лучшие медальеры делали на Петербургском монетном дворе, все-таки монеты всегда имеют более плоский рельеф, а то, что нравится фалеристам — рельеф объемный, уже более скульптурный.

Д. Володихин

— Более выпуклый. Если я правильно понимаю, медаль «За храбрость» могли давать не за участие в сражении, то есть, в принципе, медали, которые чаще всего в самом начале медальной системы Российской империи вручались, они вручались за какой-то крупный бой, а в данном случае боя могло и не быть в виде крупного сражения, перестрелка, разведка, взятие какой-нибудь небольшой деревушки, то есть большой баталии нет, но тем не менее храбрость проявлена и, значит, можно вручить медаль.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно, вот как раз участники пограничной стражи и получали нередко такие медали, кстати говоря, медаль «За храбрость» в систему ордена Святого Георгия была введена ведь только статутом орденским 1913 года, то есть это уже последнее царствование, это уже, извините, год до начала Первой мировой, то есть до этого она не была встроена в систему, когда есть четырехстепенной орден, появляется Георгиевский крест, который до этого был знаком отличия ордена Святого Георгия ЗОВО, а здесь появляются еще и четыре степени медали, то есть она разделена и вписана именно в общий воинский статут ордена Святого Георгия.

Д. Володихин

— А до того она была сама по себе?

М. Тренихин

— До того — да, хотя вручалась при этом на Георгиевской ленте, но такой стройной системы не было, и она появилась уже прямо в самые поздние годы Империи, 1913 год.

Д. Володихин

— Насколько я понимаю, эту медаль уважали, то есть она была тем наградным знаком, который заставлял людей видеть в человеке смельчака.

М. Тренихин

— Уважали, но тем не менее был солдатский Георгиевский крест, который имел более высокий статус и все-таки издалека был виден, особенно если бы не один крест...

Д. Володихин

— Иными словами, вот есть смельчак на крест, а вот есть смельчак, но чуть поменьше, на медаль.

М. Тренихин

— Да. Но здесь часто возникали определенные сложности, мы знаем героев Первой мировой, а потом многие из них воевали в рядах Белого движения, у кого было по четыре медали, четыре креста и Крест с лавровой веткой, который давали офицерам, а потом некоторые дослуживались до офицерских чинов, но потом гражданская война способствовала такому продвижению, действительно убыль была большая, вообще трагические дела, поэтому награды здесь являлись отражением тех кровопролитных историй, которые уже были между русскими людьми.

Д. Володихин

— Ну а, допустим, вы сказали, что медаль могла быть и золотой, это что за невидаль такая?

М. Тренихин

— В какой-то момент, это просто разные степени, то есть золотая имеет более высокий статус, серебряная меньше, не за такие серьезные заслуги, но вообще изготовление медалей из разных металлов появилось во время Крымской войны как раз медали были из светлой бронзы для участников боевых действий и из темной бронзы для тех, кто обеспечивал — это медперсонал, подвозы, вооружение и так далее....

Д. Володихин

— Интендантская служба...

М. Тренихин

— Да. В Русско-турецкую войну 77-78-го года появилось три медали: серебро за самые кровопролитные бои: за Плевну, Шипку и Карс, крепость Карс на Кавказе, светлая бронза для всех участников, тоже неважно, рядовой ты был, унтер или генерал, и также темная бронза для тех, кто как-то помогал, но не на передовой.

Д. Володихин

— Ну а золото встречалось часто или это, скорее, исключение?

М. Тренихин

— Нет, это, скорее, исключение, конечно.

Д. Володихин

— Ну хорошо. Насколько я понимаю, время от времени в медальной системе встречались экзотические случаи, были медали, которые вручали представителям народов, недавно присоединенных к России, там особая была медаль для чукчей при Екатерине Второй, например, были медали коронационные, которые вручали просто в честь светлого события — венчания на царство очередного государя, но были и вещи необычные, как, например, при той же Екатерине Второй была медаль «Ревнителю православия», что бы это такое было и с чем это связано?

М. Тренихин

— Ну, если быть точнее: «Поборнику православия». Вам, как человеку, интересующемуся военной и флотской историей нашей страны, будет приятно то, что эта чрезвычайно редкая награда готовилась тайно к Архипелагской экспедиции, наверное, для слушателей надо пояснить, что под архипелагом имеется ввиду Греция...

Д. Володихин

— Имеется ввиду Эгейское море, россыпь островов и архипелагов, которые в целом в этом море образуют один общий огромный архипелаг, так его называли.

М. Тренихин

— Да и вот действительно, втайне медаль готовилась, причем обратим внимание: все награды, в основном, которые мы упомянули, за отдельные крупные баталии или за военные кампании, они готовились уже по факту, чеканились по результатам события, а тут произошла ситуация совершенно необычная, когда были отчеканены медали загодя и выданы в экспедицию, хотя еще было неизвестно, как все это окончится и не потопят ли наши корабли, а ведь турецкий флот в то время представлял собой серьезную силу.

Д. Володихин

— А вот кому их выдали, Спиридову, который шел с флотом и кого он этими медали должен был награждать: русских моряков или союзных славян, греков, для кого предназначались эти наградные знаки?

М. Тренихин

— Предполагалось, что, в основном, для греков и была надежда на то, что они поднимут восстание и удастся взять Константинополь, давняя мечта о проливах, о Царьграде...

Д. Володихин

— Но восстание было и, в общем, даже довольно масштабное, но как-то вот с Константинополем не задалось.

М. Тренихин

— Да, ну вот интересно, я говорю о том, что это все готовилось тайно, эти медали в документации Императорского Петербургского монетного двора значились, как «медали на нынешний случай», то есть практически медаль для «вежливых людей» того времени.

Д. Володихин

— Ну что же, и много ли их выдали?

М. Тренихин

— Точно данных о том, сколько их выдали неизвестно, но практически всего несколько экземпляров, хотя изготовлено их было порядка 10 тысяч серебряных медалей весом против рублевика, то есть фактически аналогичные рублю. Очень интересная там композиция: монархиня на аверсе и на реверсе мечеть разрушающаяся, в которую бьет молния, а в среде облаков реет наверху православный крест, так что это символ победы империи православной над империей магометанской, и это, действительно, такая мечта, которая так и не была осуществлена.

Д. Володихин

— Но во всяком случае, победы в этой войне Россия добилась, причем добилась победы по истине блистательной.

М. Тренихин

— Совершенно верно, но мы знаем о том, что Архипелагская экспедиция была не одна, они были достаточно сложные, там менялся состав флота, какие-то корабли выбывали, какие-то добавлялись, собственно, брали моряков иностранных на службу.

Д. Володихин

— Вот здесь это, кстати, интересно, очевидно, достаточная сложность, тяжесть, интенсивность боевых действий привела к тому, что думать, кому повесить на грудь металлический диск, в общем, было, мягко говоря, некогда, и награждение поэтому производились нечасто, но мы знаем, что греков награждали другим способом, то есть очень большое количество офицеров Российского военно-морского флота, да и нижних чинов поступило на российскую службу именно в архипелаге, присоединившись к русской эскадре, целые команды брали, фрегаты греческие становились российскими и человек получал возможность, командир этого корабля получал возможность сделаться офицером военно-морской службы государыни императрицы Екатерины Второй. Ну вот это, в общем, наверное, лучше, чем медаль, хотя и медаль тоже красивая. Дорогие радиослушатели, время нашей передачи постепенно подходит к концу, я хотел бы от вашего имени поблагодарить Михаила Михайловича Тренихина, который сегодня просвещал нас по поводу медалей Российской империи, сказать вам спасибо за внимание и попросить музыкантов, которые будут играть вам блистательный Егерский марш, попрощаться за нас. До свидания.

М. Тренихин

— Всего доброго. Империя патриа ностра.

Д. Володихин

— И марш.

Звучит марш

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Беседы о Вере
Беседы о Вере
Митрополит Волоколамский Иларион – современный богослов, мыслитель и композитор. В программе «Беседы о вере» он рассказывает о ключевых понятиях христианства, рассуждает о добре и зле, о предназначении человека. Круг вопросов, обсуждаемых в программе, очень широк – от сотворения мира, до отношений с коллегами по работе.
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.

Также рекомендуем