«Любовь в семье — дар Бога или результат кропотливого труда?» Прот. Александр Никольский - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Любовь в семье — дар Бога или результат кропотливого труда?» Прот. Александр Никольский

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Нашим собеседником был настоятель храма Трех святителей в Раменках, отец 10 детей протоиерей Александр Никольский.

Мы размышляли о том, является ли любовь в семье даром Бога, или же это результат кропотливого труда. Отец Александр поделился своим мнением, насколько христианину стоит доверять своим чувствам при вступлении в брак, или же стоит руководствоваться преимущественно разумом с надеждой на то, что любовь придет с годами, а также можем ли мы управлять любовью; что делать, если она с годами проходит; как поступать супругу, если в отношениях нет взаимности; и как вера может влиять на семейные взаимоотношения.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А.Ананьев:

- Добрый вечер, дорогие друзья!

В очередной раз – зимняя холодная суббота, в очередной раз – заварим чай с бергамотом, и печеньки – в центре стола!

В очередной раз, вас приветствует ведущая Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … ведущий Александр Ананьев.

А.Ананьев:

- И сегодня у нас, в очередной раз, в гости приглашён дорогой собеседник – настоятель храма Трёх святителей в Раменках протоиерей Александр Никольский.

Добрый вечер, отец Александр! Здравствуйте!

О.Александр:

- Добрый вечер!

А.Ананьев:

- Начну с общего вопроса, который будет таким… эпиграфом к нашему очень конкретному разговору, построенному на очень конкретных примерах. Два примера сегодня прозвучат – первый сейчас, второй – во второй половине программы.

В какой степени тот факт, что Бог есть любовь влияет на отношения между мужчиной и женщиной? В какой степени это влияет на тут любовь, которая возникает между мужем и женой?

О.Александр:

- Да, глубокая тема! Такая… богословская, я бы даже сказал.

А.Ананьев:

- Да, да, да! Богословская… вот, мне очень важно понять… потому, что те примеры, которые я приведу – они… такие… очень двухмерные, на самом деле. Вот, чтобы придать им трёхмерность, я хочу начать именно с этого вопроса.

А.Митрофанова:

- Ты хочешь, чтобы отец Александр нам сейчас объяснил, в какой степени…

А.Ананьев:

- Да…

А.Митрофанова:

- … то, что Бог есть любовь…

А.Ананьев:

- … насколько это возможно…

А.Митрофанова:

- … влияет на отношения между нами?

А.Ананьев:

- Да… да… да…

А.Митрофанова:

- Мне кажется, в той степени, в которой мы позволяем Богу в нашей жизни проявляться. Ну… наверное, так…

Нет, отец Александр?

О.Александр:

- Да, совершенно верно.

На самом деле, мы знаем, что брак – это от Бога. И брак – ну, в идеальном случае – должен быть направлен к Богу. Это – путь к Богу. Это путь – через стяжание, как раз, христианской божественной любви.

Поэтому, по идее, семья – она… то есть, то, что Бог есть любовь – это, вообще, определяющий принцип семьи христианской. То есть, чтобы эти чувства – душевные, плотские – в конечном счёте, в процессе семейной жизни, на протяжение… там… двадцати… тридцати… сорока… пятидесяти… шестидесяти лет брака, они претворились, вот, именно в то, что… как это Господь и задумывал, когда создавал брак… то есть, именно – в любовь божественную, которая потом, с этой парой, уйдёт в Вечность.

А.Ананьев:

- В какой степени любовь зависит от нас, и в какой степени она зависит от Бога? Ну, от Бога она зависит… там… на все 100%, я понимаю. В какой степени она зависит от нас?

Просто, мы же – несоизмеримо меньше Бога. Мы – несоизмеримо меньше божественной любви. В какой степени мы можем… как-то… ею… ну, не знаю… управлять… или…

Мы можем принять её, или не принять её. Вот, пожалуй, что и всё. Но – управлять ею, создавать её… разве мы способны?

О.Александр:

- Нет, ну… управлять Богом – нельзя. Потому, что Он – Бог.

А.Ананьев:

- Вот… вот… вот…

О.Александр:

- Но мы можем, как Вы правильно сказали эту фразу – мы можем её принять. Вот, это полностью зависит от нас.

Бог хочет любовь дать каждому человеку. Ради этого Он пришёл – воплотился, вочеловечился и распялся. И воскрес. Чтобы мы имели этот путь. И мы имели возможность принять Его любовь.

А дальше – от нас зависит, насколько мы захотим это принять. То есть, если мы захотим это делать – а для этого требуется, конечно, напряжённая работа, как и во всяком, вообще, деле в этой жизни, а в этом деле тем более – да, мы это примем, и для нас будет это весьма хорошо.

А.Митрофанова:

- Просто, знаете… мне кажется, я понимаю, к чему Александр Владимирович ведут…

А.Ананьев:

- Да, ладно… неужели ты меня понимаешь, женщина?

А.Митрофанова:

- Не знаю… может быть, это моя иллюзия, что я понимаю тебя.

Есть расхожее представление, что любовь – это… ну… такой… это – дар. И если, к примеру, любовь ушла – то есть, дар утрачен…

А.Ананьев:

- Дар… или даже – испытание. Потому, что идёшь, идёшь, идёшь по улице – раз, и на тебя свалилась любовь! И ты, такой: «А-а… что ж мне делать?» – потерял аппетит, ничего не хочешь, ничего не можешь до тех пор, пока не обнимешь эту женщину, и не отведёшь её к Алтарю, и не станет она твоею женой… вот, только тогда ты немножко успокоишься.

А.Митрофанова:

- Ну… не знаю, как у вас, мужчин…

А.Ананьев:

- У нас – только так, только так…

А.Митрофанова:

- Может быть. А смысл в том, что отношение к любви, зачастую у нас сейчас, не как к тому, что можно умножать, или пытаться умножить, над чем можно попытаться как-то потрудиться, а… вот… либо она есть, либо её нет. И, вот, если она ушла, к примеру, то… ну… насильно мил не будешь – надо расходиться, начинать какие-то новые проекты, и так далее. Вот, всё-таки, мы способны повлиять…

О.Александр:

- Вот, замечательная фраза Ваша: «Начинать новые проекты» – это просто… знаете… сногсшибательная… многообъясняющая…

А.Митрофанова:

- Ну… может быть. То есть, наше восприятие нашей жизни – там, в карьере, к примеру, – начинает влиять на наше восприятие семьи: «Не получилось здесь, значит, начну новый проект…» – условно говоря. Всегда есть какой-нибудь запасной аэродром, куда, если что, можно…

О.Александр:

- Да. Знаете…

А.Митрофанова:

- … сбежать.

А.Ананьев:

- Некоторые даже приводят другой пример. Если лошадь сдохла, стегать её не имеет смысла – надо распрягать, и запрягать новую.

А.Митрофанова:

- Ну, или так. Вот, пожалуйста – тоже, да, иллюстрация.

Иными словами, мы на любовь, в общем-то, повлиять каким-то образом – можем? Или она… вот… от Бога, и Бог может дать – и забрать, и всё?

О.Александр:

- Ну, конечно, мы… в этом смысле, мы, конечно, очень можем повлиять. И преумножить её, и преуменьшить. Это полностью в нашей власти. Зависит это от нашей решимости это делать.

На самом деле, то, что… вот, описал ситуацию Александр – так и делают. Ну… чаще всего, конечно, не Алтарь, не Престол, не Венчание, а ЗАГС. И вот – раз семья, два семья, три семья, четыре семья, пять семья… ну, там она может быть и гражданским браком, но это – всё равно, как семья это организовано. И каждый раз – всё как-то быстрее. С первой жил – пять лет, со второй – три года… там… с третьей – два… с четвёртой – на месяц хватило… всё по уменьшающейся часто бывает. Именно в силу того, что люди – не ищут любви.

Вот – зажглось. Ну, хорошо. А почему вы думаете, что это любовь? Если это любовь, почему… вот, оно зажглось, а через несколько месяцев – угасло? Если это любовь, то это так не бывает. Значит, это не любовь. Значит, это – какое-то более естественное чувство.

Вот, я хочу есть – я поел. Не скажешь, что это… такая… великая любовь моя к пельменям, так сказать… никто так не формулирует.

Поэтому…

А.Ананьев:

- Я формулирую… у меня – великая любовь к пельменям!

О.Александр:

- Я тоже…

А.Митрофанова:

- Это прекрасная любовь – к пельменям! Александр Владимирович поэтизируют… и… это правда.

А.Ананьев:

- Стихи пишу…

О.Александр:

- Вот. Поэтому… знаете… то есть, на самом деле, есть естественные чувства. Естественное чувство – оно… такое… больше… ну… плотского, что ли, характера… оно душевно-плотское. Да, вот… что-то… как-то… и зажглось. Ну и хорошо. Греха-то большого нету. Грех начинается тогда, когда это не твоя невеста, а когда это чужая жена. Вот, это уже будет грех. Или, может быть, девушка… а у тебя там жена ещё дома сидит – тоже ожидает твоих чувств. Поэтому… ну, это – душевно-плотской формат.

А, вот, дальше – от тебя зависит, захочешь ты это претворить потихоньку в духовное чувство – то есть, именно, в любовь настоящую, или не захочешь. Или, когда это у тебя отгорит, то ты начнёшь искать, а где бы, вот, ещё бы зажглось бы. Тогда это будет… знаете… всё больше, больше, больше… и, кстати, всё меньше и меньше глубины, наоборот. И – всё быстрее, быстрее… и кончится это, может быть, совсем… достаточно циничными такими очень вещами. Что часто и бывает.

А.Ананьев:

- Спасибо Вам большое за ответ, отец Александр. Вот, на этом наша часть, которая называется «эпиграф», заканчивается…

А.Митрофанова:

- Теоретическая…

А.Ананьев:

- … теоретическая, да, умозрительная, и мы переходим к очень конкретной ситуации. Мы ещё, опять-таки, не придумали. Единственное, что мы поменяли – это какие-то детальки, и, конечно же, имена главных героев.

Итак, Элеонора – умница, красавица, высшее образование – МГИМО закончила, успешная карьера, 42 года, незамужем. Встретила – Эдуарда. Нормальный мужик, невысокий, два несложившихся брака, 46 лет, живот, лысина, два ребёнка от предыдущих отношений и одышка. Но – добрый, хороший человек, прекрасный собеседник, талантливо играет на балалайке.

Элеонора его не то, чтобы любит – она его не любит, но ей с ним хорошо. И потом – 42 года. Мужиками в этом возрасте не разбрасываются. И она думает выйти за него замуж. Но сомневается крепко. Симпатия, или, вот, добрые дружеские отношения – это не любовь. Можно ли на этом построить крепкие отношения?

Её логика такова. «Как говорит отец Александр, – отвечает она, – любовь есть результат кропотливого душевного труда, и её можно вырастить, она обязательно придёт со временем – через пять, десять, а, может быть, и пятнадцать лет. Может быть, на это уйдёт больше времени, чем ипотека на приобретение московской квартиры.

И вот вопрос – любовь, вот, в этом контексте – это дар, без которого нельзя построить отношения, дар свыше, дар Бога, или – результат кропотливого… причём, я даже не думаю, что Эдуарду это надо. Потому, что Элеонора – она красивая, умная… Господи… ну что…

А.Митрофанова:

- А он её любит, кстати?

А.Ананьев:

- Он?

А.Митрофанова:

- Да.

А.Ананьев:

- У него – два брака. Я думаю, что он вообще… не способен на это. Ну… мне так кажется.

А.Митрофанова:

- У-у…

А.Ананьев:

- Я просто смотрю на эту парочку… я даже не знаю. Я не знаю его… просто, у меня есть такая гипотеза. Не важно. Но она считает, что она способна… создать любовь.

Она – глубокая христианка, мы знакомы с ней по приходской жизни нашего любимого храма. Я не знаю, что ей посоветовать, и обращаюсь к Вам, отец Александр. Выходить замуж за Эдуарда, надеясь на то, что она способна вырастить, создать эту любовь, впустить Бога в их отношения, или – не строить брак, не строить семью на таких зыбких основаниях?

О.Александр:

- Вы знаете… вот… из моего опыта – пар, которым уже за семьдесят, счастливых пар, хороших пар, у которых состоялась их семейная жизнь… они нашли понимание, они родили детей… там… ну, в общем, всё у них хорошо, дай Бог каждому… там мужья, как правило, раньше умирают, я у женщин спрашивал уже знакомых… такой, маленький соцопрос делал: «А как вы познакомились? Как у вас всё это состоялось?» – конечно, священнику очень это интересно… ну… и как такому человеку, у которого, конечно, не всё впереди, но, всё-таки, вот…

И они все отвечали однозначно. Это была, обычно, послевоенная ситуация – 40-50-е годы. «Ну, – говорит, – смотрю – хороший парень. Не то, чтобы я его очень сильно любила – прям, «ах-ах-ах… жить без него не могу» – нет. Хороший парень – приличный, приличная семья, без вредных привычек, что называется… ну, конечно, он мне нравился». Всё-таки, конечно, мужчина должен нравиться, как мужчина, совсем вот это – плотское и душевное – нельзя сбрасывать со счёта, иначе будет трудно жить, мы не святые. Но, вот… такое… симпатия была, но какой-то особой… такого… глубокого чувства «прямо жить без него не могу» – и быстрей, быстрей под венец, что называется – такого не было. И, вот, как раз, у этих пар была счастливая жизнь, полная взаимной любви и уважения.

И знаю другие пары, которые были… знаете… в ноябре – венчаться. «А в сентябре – нельзя?» И потом проходит, буквально, несколько месяцев, и люди ко мне приходят, и говорят: «Батюшка, а у нас какой-то обряд развенчания есть? Нет?» Вот… понимаете? Всё это горение – оно… как-то, вот… кончилось ничем.

Поэтому, вне всякого сомнения, надо, прежде всего, посмотреть, что… а приличный это человек? А способен ли он другого человека просто – видеть? То есть, он… какое-то… на уровне, хотя бы, уважения, внимательности какой-то определённой, да? То есть, с ним жить-то можно? С ним можно создать общежитие? Потому, что, как бы ни была сильна любовь – вот, то, что обычно любовью называют – без вот этого – она очень быстро сходит на нет. Она, вообще, в принципе, сходит на нет – если, вот, чисто душевное такое чувство. Психологи современные говорят – 5-7 лет, обычно. И дальше – ищите, пожалуйста, «другой проект». Они вот так и говорят: «Не надо, всё! 5-7 лет – это нормально! Ну, вот… такие законы природы, что называется. Поэтому, 5-7 лет – и ищи другой проект. Всё нормально». Но это – совершенно не христианский подход.

А христианский подход – да, если ты начинаешь человека активно любить – жизнью, не просто, там, эмоциями, то возникают потом и эмоции. Возникают потом и эмоции, неизбежно. Потому, что человек о тебе заботится, человек к тебе приходит в трудных случаях жизни, человек тебе оказывает поддержку, у вас – общая жизнь, у вас – общие проблемы, которые вы вместе решаете… там… с переменным успехом, и тем не менее – и это всё… и, главное, ты к нему стараешься относиться хорошо, и любишь его – и словом, и делом, что называется. И он так же – к тебе. И эмоции – они, на самом деле, в этом смысле – вторичны. Вот, мы их ставим в первичное положение, а они, на самом деле, вторичны. Если есть правильная духовная жизнь, то они и возникнут – они не могут не возникнуть. Как и, наоборот, если они… вот… самые бурные, но нету… так сказать… нормальных взаимоотношений, они, естественным образом, разрушаются. Потому, что они не имеют подкрепления.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Семейный час» на светлом радио.

Алла Митрофанова, Александр Ананьев и настоятель храма Трёх святителей в Раменках протоиерей Александр Никольский – говорим сегодня о любви, в частности, любовь – дар это свыше, дар Бога, или результат нашего с вами кропотливого, не всегда успешного, труда.

Как говорит святитель Иоанн Златоуст, кто любит, тот не разбирает внешнего вида ( Эдуарда ). Любовь не смотрит на безобразие ( Эдуарда ) – потому она и называется любовью, что часто любит и безобразное ( Эдуарда ).

Мы сегодня разбираем этот вопрос на примере гипотетическом – Элеоноры, которая думает, выходить ей замуж за Эдуарда или нет. Любить не любит, но надеется любовь вырастить.

И ответы отца Александра – они… ну… вот, для меня лично – они немножко неожиданные. Они прекрасны, они логичны, но… я, честно говоря, был уверен, в целом, что жизнь устроена как-то иначе.

А.Митрофанова:

- Во-первых, отец Александр сказал, что, всё-таки, должна быть симпатия – потому, что физиологию, всё равно, никто не отменял, это важно. А, во-вторых, если позволите, я бы хотела рассказать, как я вышла замуж. За Александра Ананьева.

А.Ананьев:

- Да, да, да… это будет долгая печальная история о молодой, прекрасной женщине, которая поцеловала чудовище, и стал он прекрасным принцем… Мы тебя слушаем.

А.Митрофанова:

- Благодарю!

Дело в том, что мы поженились уже людьми ментально взрослыми, и, к моменту создания нашей семьи, я понимала… ну, вернее, к моменту нашей встречи, я понимала, как важно увидеть проявление мужчины в делах. Потому, что бабочки в животе… там… какие-то красивые слова, песни – это всё… это может быть хорошо… там… в 15-16 лет, но мы не Ромео и Джульетта уже. Мы уже взрослые люди. И для меня было важно, как мужчина в отношениях будет проявляться.

И что я увидела? Я увидела человека, который взял меня на руки, и понёс. Который начал решать задачи, которые передо мною стоят, участвовать в моих каких-то делах, меня куда-то возить… там… не знаю… брать на себя какую-то тяжёлую работу… то есть, он включился в мою жизнь деятельно, заинтересованно, и не только, как сторонний наблюдатель, смотрящий на экзерсисы вот этой любопытной ему гражданки – нет. Он включился – делами. И, мне кажется, это очень важный критерий – смотреть на то, как мужчина в твоей жизни проявляется делами.

Может быть, там, действительно, Элеонора в такой ситуации, что она, вот, не готова в омут с головой – ну и хорошо! Но если… как, вот, Саша, ты сказал, Эдуард – он довольно индифферентно в этих отношениях проявляется…

А.Ананьев:

- Ну… мы этого не знаем. Просто, опускаем это за скобки. Мы допускаем, что…

А.Митрофанова:

- Ну, ты же видел, что там у них происходит-то, у этой пары?

А.Ананьев:

- Я даже не знаком с ним, нет… она просто…

А.Митрофанова:

- Ну, короче… если мужчина проявляется таким образом – заинтересованно и включённо – на мой взгляд, здесь есть какая-то перспектива. А если Элеоноре придётся всю жизнь тащить на себе любовь – и за себя, и за того парня, то… а ему от неё нужно только… там… постель, извините, и чтобы у него… ну… как-то с комфортом была устроена жизнь, то… по-моему, ничего не получится. Какой бы духовной Элеонора ни была. Хотя, могу и ошибаться.

О.Александр:

- Часто у нас брак, с двух сторон, понимается именно так – комфорт. Туда входит и постель эта самая, и… там… ещё что-нибудь… притом, с двух сторон. Иногда это кончается… вот… гостевыми формами брака… там… люди приходят друг к другу в гости на выходные… всё вот это… комфорт , так сказать, снимать сливки с этого комфорта, и потом расходятся работать. А иногда даже, вот, к своим родителям возвращаются. Это… естественно, чувства угаснут. Вот, такие чувства, они – 5-7 лет – и угаснут. Это может быть, кстати, и в рамках общежития – то есть, в одной квартире… но, всё равно, угаснут. Потому, что люди – не видят друг друга, люди рассматривают друг друга, как только источник комфорта. Поэтому, здесь нельзя сказать, что... только мужчины, или только женщины.

Женщина – она… поскольку, нередко… так сказать… рожает ребёнка – естественно, у неё немножко включается больше вот это… естественная материнская любовь, и она, может быть, немножко глубже в семье ситуацию начинает воспринимать… а так… и то, не всегда, к сожалению.

Поэтому… на самом деле, вот, это то, что сейчас осознанные браки возникают после 30-ти, скажем так… это – следствие инфантилизма нашего времени. Раньше всё то же самое было в 18 лет. Просто люди были духовно более грамотные, более развитые.

Ну, мы знаем, что Александр Невский стал Александром Невским – в 18 лет. Или в 19. Александр Македонский… пусть, он не святой человек, но, всё равно, значимая историческая личность – пошёл завоёвывать Персию тоже где-то в 19, и командовал гигантскими армиями, по тем временам, и так далее… страной там…

Это… просто раньше было взросление – в том числе и психологическое – оно было намного раньше. А сейчас и в 50 лет – ребёнок. И отношение к нему, со стороны мамы, там… как к ребёнку такому… знаете… лет 12-13 – ранний подростковый период. Даже не 18. И у него, внутренне, тоже так… знаете… такое отношение совершенно к жизни… ну… детское совершенно.

Это… это следствие какой-то такой глобальной… глобальная проблема! Следствие нашей современной цивилизации. И здесь не только то, что мы, там, учимся, чуть ли не до 30-ти лет… там… пока, значит… бакалавр, магистратура, аспирантура… потом, ближе к 30-ти – вышел на рабочую стезю, что называется. Это нередко сейчас бывает. Вроде, так… учился, учился – почти до 30-ти лет.

И даже не в учёбе дело. Люди есть и в 20 лет – взрослые… а в 25 лет – подростки… полностью подростки, с совершенно подростковыми реакциями! И потом, конечно, когда они… так сказать… начинают жить, их жизнь начинает немножко бить, они начинают немножко… так… размышлять – ну, лучшие, по крайней мере, из них – вот, у них… где-то к 30-ти с лишним годам… у них возникает какое-то… немножко более правильное сознание – а зачем им жениться? То есть, они дозревают до этого. И это, на самом деле, очень большая проблема.

Поэтому, сейчас у нас ранние браки часто бывают… такие, вот… не очень устойчивые. А потом уже, даже после уже не одного брака, человек, наконец, созрел до правильного понимания брака, и уже свой брак строит на каких-то более духовных основаниях, чем просто эмоции и постель.

А.Ананьев:

- Не слишком ли это… утилитарно и практично – вот, такая вот трезвая оценка экстерьера, трезвая оценка, что называется, тактико-технических характеристик друг друга: «Так… вот, здесь он так поступает, здесь он так поступает… выглядит – так… ну, что ж… нормально всё...» По-моему, это как-то – слишком утили… Вот, между прочим, Алла Сергеевна, вот это было обидно – то, что ты рассказала по поводу нашего знакомства! Потому, что я…

А.Митрофанова:

- Ну, я же только часть рассказала…

А.Ананьев:

- Я же, всё-таки, надеялся, что это были, действительно, бабочки в голове и безумная любовь, а оказалось – нет, трезвая оценка!

А.Митрофанова:

- Нет, всё было! Всё было, Сашенька! Всё было…

А.Ананьев:

- Трезвая оценка поведения! Я возмущён, на самом деле…

А.Митрофанова:

- Я просто говорю, что бабочки… когда тебе не 16, и не 20, бабочки… ты уже понимаешь, что это – не показатель, и смотришь – на другое. И смотришь на включённость, на…

Ну, условно говоря, мы, женщины, выросшие и воспитанные в России, в принципе, в большинстве своём, склонны к тому, чтобы… там… отдавать… там… и так далее… вот. И, поэтому, часто так бывает, что женщина – отдаёт, а мужчина – с благодарностью сначала принимает, потом – привыкает к этому.

Поэтому, мне кажется, женщине очень важно – смотреть, а что… на сколько готов вкладываться в отношения и мужчина? Вот, я ровно об этом. Что… бабочки не могут здесь быть ориентиром! Важны – поступки.

И, вообще, любовь – это, говорят, глагол. Есть такое выражение. Мне кажется, что оно – недалеко от реальности.

О.Александр:

- Ну, знаете… женщины… мужчины больше склонны к романтике, как это ни странно. Вот, они такие – рационалисты, ну, как это считается… женщины, наоборот, такие – эмоции, эмоции, эмоции… а, во многом, как раз, мужчины больше склонны к романтическим отношениям, к романтике. А женщины – более трезвомыслящие.

И когда мне…

А.Митрофанова:

- Ну, им же – детей растить, естественно… женщине – рожать и растить!

О.Александр:

- Вот, и когда молодые люди приходят и говорят: «А, вот, как же… очень уж она, моя невеста, практически подходит к некоторым вещам…»

А.Ананьев:

- Меркантильная…

О.Александр:

- Да-да… я говорю: «Конечно, главное, конечно, не зарплата, но… а как ты будешь детей своих кормить, если у тебя зарплаты не будет? Это же – твоя любовь к семье. То есть, ты зарабатываешь деньги жене, которая сама, когда рожает детей, естественно, работать в полную силу не может… ну, конечно, сейчас разные есть женщины… некоторые в роддом едут прямо с работы, из-за компьютера, и потом, из роддома, возвращаются опять за компьютер, на работу – для них это домашний способ… такой… работы… но, всё равно, это – не та работа, так сказать, с маленьким ребёнком. И, поэтому – а кто будет её кормить? Если она сама себя кормить не может – просто по ситуации. Это – твоя любовь!»

Поэтому, тут – не меркантильность, а любовь к будущему ребёнку. Это – любовь к будущему ребёнку. Она, как мать будущая – в неё это заложено Богом – она не может не любить своих будущих детей, и, поэтому, она, любя своих будущих детей, начинает… немножко, так… трезвомысляще подходить к своему мужу. «А он-то моих детей… вот, я его люблю, буду ему рожать, а он моих детей – будет, вообще, любить-то? Или он… так… на гитаре побрянчал и пошёл… там… к друзьям… так… романтикой заняться…»

Поэтому… поэтому, я думаю, что… просто любовь – любовь – настоящая любовь – это не мечтания, это не мечтания! Любовь – куда более глубокое действие… тут я согласен… чем просто какие-то… знаете, вот… как Вы говорите, бабочки в голове…

А.Ананьев:

- Сейчас у нас – минута полезной информации на радио «Вера». Мы прервёмся на 60 секунд, и, после короткой паузы, вернёмся к разговору о любви с нашим сегодняшним собеседником – настоятелем храма Трёх святителей в Раменках протоиереем Александром Никольским. И… признаюсь в плагиате… как в программе «Парсуна» Владимир Романович Легойда в финале предлагает поставить запятую в нужном месте, так и мы предложим отцу Александру поставить запятую во фразе «любить нельзя расстаться».

Присоединяйтесь к нам через минуту. Мы скоро вернёмся.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Семейный час» на радио «Вера».

С вами – Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Александр Ананьев.

И, как-то, я прокручиваю фразу всё это время в голове…

А.Ананьев:

- Какую?

А.Митрофанова:

- «Любить нельзя остаться» – ты хочешь поставить там запятую где-то?

А.Ананьев:

- А… не «остаться»… «любить нельзя уйти»…

А.Митрофанова:

- А, вот… всё.

А.Ананьев:

- Да. Но я не Владимир Романович, уж прости! Я не могу сформулировать задачу так же ясно и точно, как мой уважаемый коллега, друг и начальник.

А сегодня мы беседуем с настоятелем храма Трёх святителей в Раменках протоиереем Александром Никольским. И, прежде, чем я нарисую вам небрежными широкими мазками ещё одну картину из жизни гипотетических Элеоноры и Эдуарда, вопрос к Вам вот какой.

Может быть, мы, вот здесь, сидя в студии радио «Вера» с Аллой Митрофановой, вообще, переоцениваем чувства? Ведь святые говорили, если я не ошибаюсь, о вредоносности ощущений – нельзя опираться на ощущения, нельзя опираться на чувства. Всё должно быть трезво, целенаправленно, осознанно, нельзя руководствоваться эмоциями, твой разум должен быть холодным и трезвым, твоё сердце должно…

А.Митрофанова:

- Но мы же не буддисты!

А.Ананьев:

- … а?

А.Митрофанова:

- Мы… это какой-то… я не знаю… какой-то буддистский идеал описываешь – человека, который абсолютно уже лишён всех – не только страстей, но и чувств!

А.Ананьев:

- Почему? Они… вот, насколько я понимаю, святые – они тщательно избегали всяких вот таких вот… вспыхивающих страстей – хороших, плохих, позитивных, негативных… они просто их старались сгладить, и, со спокойным сердцем, идти к Богу.

Вот… отец Александр, ошибаюсь я или нет? По-моему, вот, так всё всегда происходило…

О.Александр:

- Нет, ошибаетесь, конечно! Как-то мне стало… я поёжился от Вашей картины духовного мира… и как-то туда не хочу!

На самом деле… возьмите Евангелие… у Христа – не было чувств? Там они описаны – и совершенно яркие человеческие чувства!

А.Митрофанова:

- Ой… да, конечно… и сострадание, и гнев…

О.Александр:

- И гнев даже – но не на людей, конечно, а на их грехи, но – тем не менее. Он возмущался… Он… «доколе буду с вами?»… и так далее… то есть, у него всё человеческое…

А.Митрофанова:

- Да… «и столы меновщиков опрокинул» в Храме, сказал: «Во что вы превратили Дом Моего Отца?»

О.Александр:

- Да… то есть, там… всё было! Всё человеческое, что человеку присуще, Христу было не чуждо. А Христос – это наша цель. Это – абсолютный совершенный Человек, поскольку Он – Бог и Человек в одном лице.

Поэтому, действительно, эта картина… такая… немножко буддистская картина. Просто… вопрос, что…

А.Ананьев:

- Ну, я поясню, отец Александр…

Это, вот… помните, в Древнем Патерике была фраза ( по-моему, это там было ): «Если видишь юношу, взбирающегося не Небо… – по сути, испытывающего вот эти яркие чувства – прекрасные, духовные, – … сдёрни его оттуда за ногу!»

А.Митрофанова:

- Там не совсем же про чувства-то речь шла…

О.Александр:

- Дело в том, что… понимаете, чувства – они имеют разные основания, разную природу.

Вот, чувство мести. Вот, меня обидели, и я хочу отомстить. Я злюсь. Это чувство? Чувство. Это – греховное чувство.

А чувство человека, который… не знаю, там… бежит, и закрывает своей грудью амбразуру пулемёта, чтобы не погибли его товарищи во время наступления? У него – тоже чувство! Это же не просто так, знаете… как робот: «Так… 40 метров мне пробежать…» – естественно, там… так сказать… чувство всепоглощающее! Чувство любви! Просто, любовь – она выше чувства. Вот, любовь – провоцирует чувство… и проецирует. А не наоборот.

Мы часто любовь и чувство – путаем. То есть, мы за любовь принимаем чувство. А это – не любовь, это только чувство. А настоящая любовь – она тоже имеет, естественно, своё… так сказать… чувственное сопровождение. И это естественно – потому, что человек – он не бесчувственное существо.

Поэтому, просто чувства должны иметь основанием – любовь. А не греховные страсти.

И все страсти, как мы знаем от святых отцов, как раз – это извращённые действия души, силы души. Если их поставить, через стяжание любви, на место, то будут – очень такие хорошие чувства, как были и у Христа.

Поэтому… но если мы стяжаем любовь – вот, мы с вами об этом говорили, – возникнут естественные чувства. Потому, что любовь – она не бесчувственная.

А.Ананьев:

- Отец Александр, вот, Вы, не в первый раз за время нашей беседы… не только в этой программе, но и в предыдущих… произносите выражение «стяжать любовь». А, давайте, развернём… поясним – а что это такое? Стяжать любовь.

О.Александр:

- Ну, это… по большому счёту, соединиться с Богом. Это – совсем главное сказать. Каким образом? Через покаяние уничтожить все страсти греховные: гневливость, раздражительность, мстительность, чревоугодие, блуд, которые, кстати, очень мешает браку, как ни странно… потому, что если вдруг блуд развивается, он становится бесконтрольным, естественно, человек начинает блудить направо и налево… вот… ну, и так далее. Вот, это всё, что убивает любовь, и, таким образом, убивает брак… потому, что основанием истинного брака, как раз… я полностью согласен с тем, как это обычно формулируют – что основанием брака должна быть любовь… подписываюсь и руками, и ногами.

Но… какая любовь? Не просто чувства… вот, знаете… такие… острые чувства… которые могут быть совершенно… на основе, там… так сказать… гормонов, что называется… а – настоящей любви.

Вот, если мы начинаем исполнять заповеди, нам данные в Евангелии, по отношению друг ко другу в браке, стремимся к той любви, которая описана в Послании к Коринфянам – любовь милосердствует, не ищет своего… как очень важно в браке не искать своего, чтоб полюбить своего ближнего, свою жену, или мужа… не мыслит зла… и так далее… надеется на лучшее… и так далее – вот, если мы к этому стремимся, и, при этом, понимаем, что всё это в руках Божиих, а Бог нам это может дать, то Бог нам это и даёт. У нас возникает, действительно, настоящая любовь.

Мне очень нравится общаться с семьями, которым по 50 лет брака, у которых этот брак благополучный, естественно. Какое там понимание! Какая там настоящая любовь! Настоящая! Спокойная, но очень глубокая.

Так сказать… это, знаете, можно сравнить с такой… знаете… резиновой лодочкой – это любовь молодых людей, чисто чувственная. И у них эта лодочка… знаете… волнами – туда, сюда, раз – перевернулась, и потонули. И – линкор… или, там, какой-нибудь танкер, там… знаете… 100000 тонн тоннажа, который просто идёт… он эти бури даже не замечает особенно! Ну, так… конечно, заметит, но, в общем, ничего страшного… так, знаете… чуть поболтало, и дальше поехали.

А.Ананьев:

- Сегодня в программе «Семейный час» мы с ведущей Аллой Митрофановой пытаемся найти ответ на очень простой вопрос: любовь – это дар, или результат кропотливого труда? Дар свыше, дар Бога…

А.Митрофанова:

- Или – и то, и другое.

А.Ананьев:

- Да… вот, в первой части, мы привели одну иллюстрацию, а в этой части программы приводим другую.

Для стройности повествования, пусть героев тоже зовут Эдуард и Элеонора, хотя понятно, что это – совершенно другая пара, совершенно другие люди и другая ситуация.

Итак, Элеонора – умница, красавица, высшее образование, успешная карьера, 42 года. Замужем, муж – Эдуард.

Когда выходила за него замуж 16 лет назад, любила безумно. Любила крепко, и надеялась, что это навсегда. Была уверена, что это навсегда.

Сейчас, на излёте зимы 2022 года, она вынуждена констатировать, что любовь ушла – совсем, собрав вещи, к маме.

Совместная жизнь её с Эдуардом, по её собственным признаниям, и вот здесь я цитирую дословно, «напоминает ЗАО – закрытое акционерное общество» – не то коллеги, не то соседи, не то партнёры, и их объединяет только общая ипотека, дети и собака.

Она думает разводиться – потому, что она ещё молода, и, в общем-то, рождена для счастья и любви. И, вот, раз помидоры завяли и лошадь померла… ну… вот, зачем быть несчастной?

Я спрашиваю: «Погоди, Элеонора… а как же твои дочки? Ты о них-то подумала?» Она сказала очень правильную, на мой взгляд, фразу… но есть в ней какой-то изъян, который я не могу сформулировать. Она говорит: «Подожди… а разве дочкам не нужно, чтобы мама была счастлива? Ты же понимаешь, что когда они вырастут, они повторят все мои ошибки, и тоже будут несчастливы в браке. Я хочу, чтобы они видели, что мама счастлива, и следовали за мной и моим счастьем».

И, вот, здесь мы ищем тот же самый ответ на тот же самый вопрос: любовь – это дар, или результат кропотливого труда? И, если ситуация зашла вот в такой тупик – это фиаско, или же это… ну… Эдуард и Элеонора, в данной ситуации, просто жертвы обстоятельств?

О.Александр:

- Это… жертвы их собственных решений. Я с ней полностью согласен, с нашей Элеонорой, что основа воспитания детей – основа – это любовь мужа и жены друг к другу. Если этого нету, то с детьми тоже будут большие трудности. И, при этом, это не… знаете… что такое… очень елейное… как в мыльных операх, или в каких-то… там… нет. Это может быть спокойно, но, всё равно, это – чувствуется – и людьми, и детьми, особенно. Это считывается душою. Какими-то… там… третьими чувствами… пятыми…

Поэтому… я с ней полностью согласен. И, поэтому, её задача – эту любовь восстановить. Это возможно. Просто, когда-то человек начал принимать помыслы, когда-то человек какие-то вещи не прощал окончательно. То есть, оно, вроде бы, забылось, но как-то… знаете: «Ну, да… мой муж… он, конечно, да… такой человек – не очень хороший…» В общем, как-то это копилось, копилось, и, в конечном счёте, чувства – угасли. Потому, что они постоянно были убиваемы… ну… друг по отношению к другу… там, конечно, понятно, что каждый какое-то основание давал для этого – своим поведением, словами, делами… но и – нашей такой безалаберностью, невнимательностью. Потому, что я знаю, что люди бывают весьма несовершенные, но их, при этом, жёны, или мужья, очень любят. Очень любят! И, вообще, мы все несовершенные. Если так подойти, мы всегда будем знать, чем можем друг друга уколоть. Если быть невнимательным к себе, то… и с этой нелюбовью в себе, развивающейся нелюбовью в себе не бороться, то, в конечном счёте, эта любовь уйдёт, конечно, и будет тяжело жить. Люди живут, ради детей, что называется: «Да, я не люблю, но дети… детей жалко…» – не все, правда… но, вот, иногда так бывает. Это неправильно! Всё это правильно, что люди не разводятся, но люди поставили крест на своей любви – вот это неправильно!

Поэтому, да – бывают трудные ситуации в любой семье, даже в самых благополучных семьях, я знаю, бывают очень сложные ситуации, когда не хочется идти домой, что называется. Вот, когда в семье всё хорошо и любовь – тебе хочется идти домой, тебя это греет – сама мысль прийти домой. А когда у тебя всё плохо, то думаешь, где посидеть бы… там… может, на работе подольше… там… поработать… ещё что-то… ещё что-то… только поменьше чтобы дома быть. Вот, если такая ситуация возникает, надо всё бросить, что называется, и направить все свои силы души на восстановление этого.

Ну, конечно, лучше не доводить до этой ситуации, а… ну, нормальные супружеские пары, когда возникают такие острые ситуации, они начинают, действительно, делать всё, чтобы эту теплоту отношений восстановить – прежде всего, в себе самом. Обычно, мы требуем в отношении другого: «Ты меня люби! Ты меня не любишь, и я поэтому тебя не люблю!» А правильное отношение: «Я должен в себе восстановить эти тёплые внутренние чувства к своему партнёру по браку».

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

- «Семейный час» на светлом радио.

Сегодня мы пытаемся найти ответ на вопрос, дар ли это Божий, или результат нашего человеческого, не всегда простого, труда, любовь.

Настоятель храма Трёх святителей в Раменках протоиерей Александр Никольский сегодня помогает нам найти ответ на этот вопрос.

Я – Александр Ананьев. Также здесь, в студии радио «Вера», ведущая Алла Митрофанова.

А.Митрофанова:

- Отец Александр, а…

О.Александр:

- Сейчас… я немножко мысль закончу ещё…

А.Митрофанова:

- Конечно.

О.Александр:

- Дело в том, что, действительно, это – дар. Вот, мы все много раз об этом говорим. Это – дар, который нас ждёт.

Вот, я недавно в передаче участвовал, а со мной вместе сидел психолог. Он говорил, что, вот, есть такие люди, с такими сильными нарушениями психики – они неисправимы.

Я, когда мне дали слово, сказал: «Да, они неисправимы – с естественной точки зрения. Но есть Бог. И Бог, если человек захочет исправиться, Он его исправит. И даже мы можем молиться за другого, и о собственном исправлении».

Так, вот… если мы с вами… если у нас это ушло, то, всё равно, это – рядом с нами. Потому, что Бог с нами, этот дар – рядом с нами. И мы можем его взять. Вот это надо чётко знать.

А.Ананьев:

- То есть… смотри, как красиво получается, Алла Сергеевна…

Любовь… ну, это, мало того, что глагол, как ты верно заметила…

А.Митрофанова:

- Дар.

А.Ананьев:

- … это ещё и глагол всегда в будущем времени. Никогда не в прошедшем.

А.Митрофанова:

- А… ну… в настоящем, может быть, мне кажется, тоже…

А.Ананьев:

- Но любовь – это то, к чему мы стремимся.

А.Митрофанова:

- То есть, если она закончилась, это была не любовь. Скажем так. В прошедшем времени её нет. А в настоящем и в будущем, мне кажется, всё-таки, это… вполне себе…

А.Ананьев:

- Я всё-таки настаиваю на том, что в настоящем его тоже нет. Потому, что… ну… если любовь в настоящем - всё, о`кей, приехали, достигли того, что надо, ура, ура, ура! Давайте, отметим всё…

Нет! Любовь – это то, что тебя ждёт потом. Любовь – это встреча с Богом. Понимаешь?

А.Митрофанова:

- Но мне кажется, что…

А.Ананьев:

- Куда мы идём в семейной жизни.

А.Митрофанова:

- Не знаю… Ты, по-моему, теоретизируешь как-то сильно!

А.Ананьев:

- А я обожаю тео… тео… вот, как ты сказала!

А.Митрофанова:

- А у нас практический вопрос есть, между прочим.

А.Ананьев:

- Да, слушаю тебя.

А.Митрофанова:

- Нет… на самом деле, огромное количество ситуаций, подобных тому, что мы описали на примере наших Элеоноры и Эдуарда! И понимаете… отец Александр, Вы говорите – человек может вернуть…

О.Александр:

- С Божьей помощью.

А.Митрофанова:

- … снова… так сказать…

О.Александр:

- Конечно.

А.Митрофанова:

- … разрастить, с Божьей помощью, свою любовь, если будет предпринимать усилия. Подскажите, в каком направлении эти усилия предпринимать? И – что конкретно можно сделать, если вот такой вот… простите… швах – всё закончилось?

А.Ананьев:

- Да, я даже немножко перефразирую вопрос Аллы Митрофановой, в контексте ситуации с Элеонорой. Расскажите, как же можно вот этим решетом воду-то перенести?

А.Митрофанова:

- Ты имеешь в виду – решетом – тем, что осталось от отношений?

А.Ананьев:

- Да.

А.Митрофанова:

- Как можно что-то такое натаскать, чтобы цветочек любви полить?

О.Александр:

- Я даже вам… ситуацию ещё усугублю и усилю до невозможности.

А вот эта женщина – Элеонора – она ещё и влюбилась, и очень сильно, в какого-то своего, там, коллегу по работе…

А.Митрофанова:

- Ого…

О.Александр:

- … или там ещё что-то… и без него жить не может, без этого своего возлюбленного. Ну, не мужа, естественно, в нашей ситуации, да? Вот, она без него жить не может. То есть, у неё все мысли – о нём. При том, женщина, действительно, уже, может… там… к сорока… не молодая девчонка, школьница, а вполне такая уже… женщина с жизненным опытом. И – тем не менее. Сорок… сорок пять лет… и что делать?

Ну… она, как человек православный, благочестивый, любящий детей – она, конечно, не всё бросает… типа, вот… «спасибо тебе, муж, взяла детей – и ушла к любимому человеку». Тем более, что и у любимого человека тоже бывает семья – и жена, и дети, и он, как раз, не особенно хочет тоже всё это ломать там. Ради детей, опять же, хотя бы. Там бывают и взаимные чувства. Вот. И что делать? Вот, совсем уже ситуация сложная… и такая, вот… потому, что чувства, как раз, очень за то, чтобы, вот… то есть, как говорят: «Да я раньше и не жила! Я раньше… я и не знала, что такое бывает! Я не могу больше жить со своим мужем, потому, что… я не вижу смысла… потому, что – то, что сейчас я имею, это такая полнота жизни, что… как я могу от этого отказаться? Это – отказаться от жизни…»

А.Митрофанова:

- Это – с любовником у неё?

О.Александр:

- Да-да-да… чувство к любовнику. Ну, он не любовник – потому, что они, там… не согрешают плотским образом, но чувства имеют. Вот…

А.Митрофанова:

- Общаются.

О.Александр:

- … общаются. Ну, понятно… они признались в любви, там… эта ситуация – совершенно классическая. А иногда, к сожалению, кончается и какими-то уже плотскими даже действиями, но… иногда это бывает и у людей православных… вот… на уровне таком… чисто эмоциональном. И… а как? А, вот, просто…

Я всегда начинаю рассказывать, что знаю, чем это кончится. Это не потому, что… только теоретически я подкован – и из святых отцов, и из Евангелия, прежде всего, которое запрещает развал семьи и заключённого брака, ради сторонних чувств. Я просто знаю из опыта священнического других людей, которые так делали – у них ничего хорошего не получилось. Потом, они… ну, там разные варианты есть… но если… так… их суммировать…

Те женщины, которые, всё-таки, с собой справились, справились со своей сильнейшей влюблённостью, они, примерно, одно и то же говорят: «Господи, когда я очнулась от обморока…

А.Митрофанова:

- А… очнулась… то есть, это воспринимается, как помутнение сознания…

О.Александр:

- … да… где были мои глаза? Муж, по всем параметрам, лучше этого человека, в которого я влюбилась!»...

А.Митрофанова:

- Естественно… конечно, муж лучше!

О.Александр:

- Нет… нет… я говорю, что… кстати, я допускаю, что, в ряде случаев, не лучше – разные же люди бывают. Но, вот, многие говорили, что – по всем параметрам лучше… «Как я могла влюбиться в этого человека? Как я в него могла влюбиться? Просто, стыдно за себя!» – понимаете? Но…

А.Митрофанова:

- И что же это было? Искушение такое?

О.Александр:

- Да! Соблазн, искушение… чувство… взрыв чувств! Так сказать. Но – они прошли. Иногда они прошли… я даже рассказывал… давным-давно, лет двадцать назад, что…

Она бросила мужа, они были ещё молодые, вышла замуж вот за этого своего возлюбленного. Прожила с ним несколько лет, у них уже общие дети возникли… они поженились, всё у них… так сказать… в этом смысле, благополучно кончилось. И, когда у них пять лет прошло где-то, она мне сказала: «Знаете… я поняла, что мой первый муж был, по всем параметрам, лучше теперешнего. Но, поскольку я уже человек православный, у нас общие дети…» – и у того тоже… тот уже женился, у него своя семья.

А бывает так, что люди… вот, я даже знаю один случай. У них… они так все поступили, женились, и потом они не могут друг с другом встречаться, хотя у них даже есть общие дети – от первого брака. Потому, что они настолько друг к другу тянутся… настолько, что они просто боятся, что они сейчас бросят свои семьи, и опять соединятся. Но так уже прошло-то уж лет десять… уже… там… несколько детей родилось. Поэтому, понятно, что люди… люди…

А.Митрофанова:

- Как всё сложно!

А.Ананьев:

- Я вспомнил это, классическое, из любимой комедии: «И я, ради этого человека, бросила святого мужа со всеми удобствами!»

О.Александр:

- Вот… поэтому… понимаете… вот, этим чувствам, как Вы правильно, Александр, сказали, надо очень осторожно доверять. Они нас могут так подвести – всю жизнь перечеркнуть… всю жизнь перечеркнуть! Потому, что эти чувства – сильные, яркие, кажется, вот… сама жизнь! Они могут перечеркнуть нашу жизнь! И ты будешь потом всю жизнь жалеть – и уже ничего сделать нельзя. Потому, что… ну… поезд ушёл. Есть какие-то вещи, которые… ну… невозможно изменить.

А.Ананьев:

- Ну… то есть, идеальная схема действий достойного человека – мужа, жены, неважно…

О.Александр:

- Начать любить другого.

А.Ананьев:

- … вообще… не обращать внимания на чувства, составить список того, что ты должен сделать, прийти с этим списком – так, на всякий случай – к духовнику, и сказать: «Батюшка, давайте, почитаем сейчас, вот, вместе то, что я должен сделать…» Он скажет: «Так… вот, на это я тебе обращаю внимание – это обязательно, в первую очередь, а вот это вычеркни – это вообще тебе не на пользу…»

И потом ты, абсолютно не слушая своих чувств и своего сердца, с холодной головой, трезвым рассудком – идёшь и делаешь всё по пунктам. Потом выдыхаешь, исповедуешься, Причащаешься – и живёшь дальше. Правильно? Класс! Мне нравится!

А.Митрофанова:

- Опять что-то…

А.Ананьев:

- Я люблю простые выходы!

О.Александр:

- Нет, ну, так просто не будет… дело в том, что… ещё раз говорю, тут нельзя так к духовнику идти. Ты придёшь с тетрадочкой формата А4 – 96 листов исписано, и ещё немножко приколото… это бывает иногда у людей… таких… очень активных… даже не всегда у филологов, пишущих, а – просто людей. Он может так сказать: «Ну, я почитаю на досуге, сейчас времени нету».

Дело в том, что надо просто над собой работать. Надо над собой работать… начать любить… Ведь, вот… сейчас браки-то по расчёту – редко бывают. Не знаю… может быть, там, в высших сферах… олигархи, там… миллиарды… может, там, монарших домов… но, по-моему, даже в Европе уже этого не бывает – по расчёту и по политическим соображениям. Все люди женятся по любви. По взаимной склонности, в больше степени – по влюблённости… там… и так далее. Всё, так сказать, свободно.

Так, вот – надо просто начать любить этого человека, за которого ты вышла когда-то замуж по любви! С которым у тебя – общие дети. Начать его любить! Дело в том, что если ты любишь человека – активно, жизнью, то эти вот твои действия – они в тебе любовь-то и формируют.

То есть, мы любим человека не за то, что он нас любит. А мы любим человека тогда, когда мы его любим – делами. Если мы его делами не любим, то мы его не любим в принципе, как бы он нас ни любил.

А.Митрофанова:

- В общем, вкладываться с обеих сторон… желательно.

О.Александр:

- С обеих сторон, конечно. Конечно, тут надо ещё посмотреть, что… ну, может, там есть какие-то вещи, которые… вот, мы тогда даже, в какой-то передаче, вопрос с вами поднимали… ну… когда очень сильно раздражает, и которого… не обязательно молча терпеть, а, может быть, попробовать поговорить. Человек, может, просто не знает, что он делает какие-то вещи, которые раздражают его вторую половину.

А.Ананьев:

- Да. У меня, вот… отсутствие… отсутствие вот этой взаимности…

О.Александр:

- Нет, без взаимности не будет…

А.Ананьев:

- Я примерно представляю…

О.Александр:

- Мы просто немножечко упрощаем. Любой разговор – это определённая модель…

А.Ананьев:

- Конечно, конечно…

О.Александр:

- Даже есть такое понятие – «модель поведения». Но это и есть модель поведения – это не есть сама жизнь.

Поэтому, мы, чтобы какие-то подходы выработать, мы немножко упрощаем жизненную ситуацию. Конечно, в жизни ситуации реальные – там, конечно, всё сложнее. Но вот этот подход…

А.Ананьев:

- Вот…

О.Александр:

- … что, вот, если у меня эмоции уходят – это не значит, что – всё, жизнь закончилась. Что ничего хорошего в жизни не будет. Это не так! Это абсолютно не так! А дальше уже – да, уже надо смотреть… тут и… беседовать, может быть… и что-то обсуждать, естественно…

Потому, что человек – просто он… он, вообще, считает, что – то, что он делает, вызывает большое удовольствие его супруги! А на самом деле – всё наоборот. А он субъективно считает…

А.Ананьев:

- Слушайте… у меня… у меня, лет двадцать пять назад, был автомобиль – старый «жигулёнок», и там, как у всех старых «жигулей», проблема в топливной системе… и мне приходилось туда столько масла доливать… и каждое утро проверять щуп… и там всегда было на донышке. И, в конечном итоге, я сказал: «Всё… нет, я не могу больше вкладываться в эти отношения с этой машиной, мне просто надо её…» – и, в итоге, я, по-моему, её даже подарил… не продал… и купил себе новую машину.

Если нет взаимности в отношениях, если ты добавляешь, как потерпевший, масло в горловину… добавляешь, добавляешь, добавляешь, а оно всё в какие-то дырки уходит… может быть, действительно, не мучиться?

О.Александр:

- Да, согласен. Если бы Вам за это… за эксплуатацию «жигулёнка» доплачивали бы по 20000 долларов каждый месяц…

А.Ананьев:

- Ну, да, да, да… нету практики такой…

О.Александр:

- … то я бы сказал: «Давайте, ещё… сколько там…» – вы бы так на него не дышали, так бы его лелеяли, чтобы он как можно дольше бы продержался! И всячески его… там… собственноручно перебирали бы каждые… там… два месяца… лишь бы он только ездил. Понимаете? Бог-то есть. Бог есть!

Мы, всё время… ну, это понятно, что мы такие – люди современные, рационалисты… мы подходим к жизни психологически. То есть, выносим Бога за скобки, и вот… вот, я, она… и мы, между собой, как-то пытаемся построить отношения. А отношения всегда – это три: я, она и Бог. Если Бога исключить, и она… она… просто… это просто невозможно становится. Даже у людей неверующих. Потому, что люди неверующие – они тоже голосуют за добро. Пусть… и таким образом – за Бога.

А.Ананьев:

- И это – прекрасный финал программы «Семейный час» на радио «Вера». Не выносите Бога за скобки – и тогда всё будет возможно.

А.Митрофанова:

- Приглашайте Бога в семью!

А.Ананьев:

- И ваш старый сорокалетний «жигулёнок» будет исправно служить вам долгие годы.

А.Митрофанова:

- Он у тебя ещё и ромашками зацветёт – вот, увидишь!

А.Ананьев:

- Вот это меня и пугает больше всего! Хуже нет, когда твоя машина начинает цвести ромашками...

А.Митрофанова:

- Ну, ладно… ну, хорошо… ну, выйдет на гонки «Париж-Даккар»…

А.Ананьев:

- Без меня.

Спасибо Вам большое, отец Александр!

Сегодня мы беседовали с настоятелем храма Трёх святителей в Раменках протоиереем Александром Никольским.

Несмотря на какую-то… такую… проблематику нашего разговора – всё равно, он превратился, благодаря Вам, в какой-то праздник и душевное семейное застолье. Спасибо!

А.Митрофанова:

- Спасибо, отец Александр!

О.Александр:

- Можно я… маленькое добавление? Раз про «жигулёнок»…

У меня был один знакомый, и он на «Жигули» поставил какой-то очень мощный мотор, чуть ли не от «Мерседеса». Он любил… знаете… на автобанах перегонять «Мерседесы». Вот такой «Жигулёнок»: раз - и ушёл в отрыв! Шофера «Мерседесов» были просто в шоке – они не могли понять, что происходит!

А.Ананьев:

- С высоты своего небогатого духовного опыта, отец Александр, констатирую в вашем этом знакомом гордыню! Надо быть последним в гонках… не на пользу – обгонять «Мерседесы»!

О.Александр:

- Ну, почему же…

А.Ананьев:

- Скромнее надо быть, скромнее… скромнее…

С вами была Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

- … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

- Слушайте эту беседу на сайте radiovera.ru, делитесь ею с друзьями – может быть, в вашем окружении тоже есть Эдуард с Элеонорой, которым очень на пользу послушать ответы отца Александра!

До следующей субботы!

О.Александр:

- До свидания!

А.Митрофанова:

- До свидания!

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА».

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Актуальная тема
Актуальная тема
Актуальными могут быть не только новости! Почему мы празднуем три новых года и возможен ли духовный подвиг в самой обычной очереди? Почему чудеса не приводят к вере, а честь – важнее денег? Каждый день мы выбираем самые насущные темы и приглашаем гостей рассуждать вместе с нами.
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Истории старого звонаря
Истории старого звонаря
На территории Андреевского монастыря в Москве, где находится Радио «Вера», можно встретить скромного, почти неприметного человека, спешащего подняться на колокольню. Но стоит ему забраться туда, как окрестности оглашаются неземным звоном. В этот момент вы с замиранием сердца останавливаетесь и думаете: «Надо же, какой талант! Талант от Бога!» И вы абсолютно правы: Петр Алексеевич Колосов — один из лучших звонарей столицы, а, может быть, и России. Но искусство звонаря — это лишь одно из многочисленных его дарований. Ведь Петр Алексеевич ещё и изумительный рассказчик! И в этом вы легко убедитесь, слушая программу «Истории старого звонаря»
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.

Также рекомендуем