«Италия и Россия: культурные и религиозные связи». Татьяна Шумова - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Италия и Россия: культурные и религиозные связи». Татьяна Шумова

* Поделиться

У нас в гостях была заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена за заслуги перед Итальянской Республикой, почетный гражданин городов Бари и Флоренция, президент центра кинофестивалей и международных программ Татьяна Шумова.

Мы говорили о том, какие культурные и религиозные связи есть между Италией и Россией, какие православные святыни особенно почитаются на итальянской земле, как итальянцы относятся к русским паломникам, и что прежде всего привлекает итальянцев в нашей культуре и вере.

Ведущие: Константин Мацан, Алла Митрофанова


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, уважаемые друзья. У микрофона моя коллега Алла Митрофанова —

А. Митрофанова

— Константин Мацан —

К. Мацан

— Добрый вечер. С трепетной радостью нашу сегодняшнюю гостью представляю: Татьяна Владимировна Шумова, заслуженный деятель искусств Российской Федерации. Дальше какие-то фантастические регалии: кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», почётный гражданин города Бари — правильно?

А. Митрофанова

— И города Флоренции.
К. Мацан

— И президент Центра кинофестиваля и международных программ. Добрый вечер.

Т. Шумова

— Добрый вечер.
А. Митрофанова

— Татьяна Владимировна, когда нам с Костей сказали, что вы придёте к нам в эфир, мы, по-моему, оказались в ситуации, когда нервно бьющееся сердце услышали все вокруг. Мы нежно любим Италию. Не были очень давно в этой стране по целому ряду причин, в первую очередь в связи с пандемией, конечно же, как думаю, и многие, кто Италию любит и путешествуют, и имеет такую возможность, и тоже отрезан от этой страны. У нас сейчас такой очень странный диагноз, который называется «недоиталин». А вы человек, занимающийся культурными связями между Россией и Италией, только что вернулись из Бари.

Т. Шумова

— Сейчас не совсем из Бари. Это была поездка — Венеция и озеро Гарда, где также проходят наши проекты, которые непосредственно связаны тоже с течением православной реки на территории италийской. Поэтому, да, к сожалению, а к моему счастью, вот у меня «недоиталина» нет на настоящей момент. Но я готова поделиться радостью встречи с этой страной и передать тепло, солнце и тепло сердец итальянцев, потому что итальянцы нас очень любят, уважают и сопереживают вот этой ситуации.

А. Митрофанова

— Вполне возможно, что для кого-то неожиданно прозвучит: какие могут быть связи с православием между Россией и Италией? То есть в России — понятно. А каким образом Италия причастна к нашей религиозной культуре? И думаю, что здесь стоит, может быть, подробнее объяснить. Действительно, на территории Италии много общих христианских святынь, святынь неразделённой Церкви, как мы их называем, или ещё иначе называем святынями православными. Можно посмотреть справочники, можно открыть интернет и почитать об этом, есть фильмы, об этом рассказывающие и так далее. А вот что касается связей человеческих, то здесь, наверное, нужно иметь ваш опыт, чтобы говорить об этом подробно. Вы упомянули Венецию. На мой взгляд, самый прекрасный город на свете. И многие туристы знают его вот с этой фасадной стороны. А зафасадная сторона открывается глубоким путешественникам типа вас. Расскажите, пожалуйста, о зафасадной Венеции и её связи с нашим православием.

Т. Шумова

— Ну, по количеству святынь, я даже не знаю, какой город Италии может сравниться с этим городом. Это же ещё исторически связано с тем, что, из походов возвращаясь, крестоносцы и представители Венецианской республики, соответственно, собирали как сокровище в первую очередь святыни со всех мест. И, конечно, вот уже упомянули о том, что я почётный гражданин города Бари, и очень тесно моя жизнь связана со святынями этого города Николая Чудотворца, а вот вторая часть мощей — мироточивая глава у нас находится в городе Бари и часть мощней именно там, в крипте центральной базилики, — а вот вторая часть мощей Николая Чудотворца находится на острове Лидо в Венеции. И этому свидетельствуют и исследования, есть специальные книги, которые мы тоже с собой привозим и просвещаем, как распространители. И именно вот на этом острове находится вторая часть мощей. Мне очень приятно, что в рамках наших проектов мы осуществили передачу православной иконы святителя Николая в этот храм на остров Лидо. И, с благословения и при участии настоятеля этой базилики, были вложены мощи в мощевичок этой иконы для того, чтобы православные паломники могли уже, согласно нашему обычаю, прикладываться к иконе со святыми мощами и служить акафисты в одном из приделов. А установлены они в приделе святителя Спиридона Тримифунтского, что тоже промыслительно — как братьев и соратников по Первому Вселенскому Собору. Конечно, мы согласовывали все наши действия, были договорённости. Но вот теперь православные паломники, приезжая в Венецию, следуя в базилику на остров Лидо, уже акафисты, молебны осуществляют около этой православной иконы.

А. Митрофанова

— Остров Лидо, который в основном нам известен по Венецианскому кинофестивалю, в данном случае раскрывается совершенно с новой стороны. Так мне нравятся такие перевёртыши.

Т. Шумова

— Да, это действительно как и удивительно, так и промыслительно. Но, вы знаете, я уже упомянула о том, что невероятное количество святынь. Вот совсем недавно мы чествовали Иоанна Милостивого, а именно в Венеции в одном из храмов находятся его мощи. Православные паломники, также во главе с пастырями, которые возглавляют наш приход православный, приход жён-мироносиц, который...

А. Митрофанова

— Отец Алексей Ястребов.

Т. Шумова

— Уже нет. Хочу вам сказать что, постоянно вот такие молебны служатся. И наши пастыри, которые возглавляют этот приход, постоянно осуществляют вот это вот движение наших паломников, контролируют его и помогают приложиться к тем или иным святыням. У нас очень хорошие отношения с Венецианским Патриархатом, и всегда идут навстречу, и позволяют у мощей в соборе святого Марка. Конечно, сейчас тоже осуществляют службы. И в период наших фестивалей, когда приезжали православные хоровые коллективы известные: хор храма Христа Спасителя, Синодальный хор и студенты Санкт-Петербургской духовной академии, семинарии — службы были праздничные, интересные, и параллельно, конечно, концерты хоровых коллективов. Вот я должна порадоваться и поделиться своей радостью, что с Венецианским Патриархатом у нас никогда не было отсутствия взаимопонимания. И наш приход уже довольно-таки взрослый, более 10 лет ему. Поэтому уже поколение прихожан выросло, поэтому радостно, отрадно. Конечно, сейчас был перерыв вот в этой активности. И ни для кого не секрет, почему.

А. Митрофанова

— И как по Италии ударила пандемия — мы тоже все это слышали и переживали, конечно. Мне кажется, весь мир молился в этот момент, особенно за север Италии — вот Бергамо, Брешиа, ну и Венеция. Я попала в тот период, когда как раз был объявлен первый день карантина. Это было два года назад. И мы находились с проектом «Российская культурная миссия». Приехали оперные солисты, балетный коллектив. И нам удалось осуществить только мастер-классы в первый день нашего приезда. А вот уже спектакль был отменён, потому что введён был карантин.

К. Мацан

— Вот вы так начали рассказывать про знакомство итальянской публики с современной российской культурой, в том числе с какими-то коллективами, проектами, связанными с русским православием. А в чём фокус интереса для итальянцев к этой части российской культуры? Что для них, условно говоря, православие — это какая-то экзотика, странная такая, которой интересно полюбопытствовать, посмотреть, или что-то более глубокое? Как они воспринимают то, что вы привозите и показываете?

Т. Шумова

— Ну, уже, конечно, это не экзотика. И я должна сказать, что, по моему опыту, это глубокое уважение к нам, в первую очередь, за силу нашей веры, за именно глубину нашей веры. Вот это отмечалось мной везде, где бы то ни было, и в Бари, где для нас очевидно, что это великий святой. И когда ты приезжаешь в этот город у тебя все мысли посвящены тому, чтобы пойти приветствовать святителя Николая, благодарить, обращаться с какой-то просьбой каждый день. И потом обязательно попрощаться и поблагодарить за тот путь, который всё-таки оказался возможен. А у итальянцев, конечно, немножко другое уже отношение, потому что для них он свой, как свой. Кто религиозен, тот, естественно, осуществляет такой же путь, как и мы, а кто менее религиозен — сначала такое удивление: вроде бы приехали в Италию, надо радоваться красивым ресторанам, весёлой жизни, красотам моря. А вот такие странные православные — они всё время к святителю Николаю. А потом начинается уже процесс осознания: это же надо так верить, это надо так любить нашего святого! И от этого уважение к русским просто беспредельно. Это не только в Бари, это так же и в Венеции. Когда мы начинаем говорить о тех святынях, которые находятся в этом городе, то сами, будь то католические священники, будь то деятели культуры, будь то профессора университетов, они сначала с удивлением смотрят, а потом просто с беспредельным уважением. И не только к знаниям, а именно к нашему благоговейному отношению и, по сути, к нашей вере.

К. Мацан

— Татьяна Владимировна Шумова, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер».

А. Митрофанова

— Татьяна Владимировна, не знаю, правда или нет, но слышала от практически местных жителей историю, как русские паломники повлияли на внутренний мир в городе Бари. Воровали ведь очень много. Было много карманников — горячих барийских парней на мотоциклах. И, когда в городе проанализировали чистоту жалоб от приезжих, ведь святитель Николай для нас, для русских паломников, это магнит, который притянет из любой точки света. И мы готовы на последние деньги, когда была такая возможность, надеюсь, в скором времени снова откроются границы, и она появится, из любой точки света на последние деньги поехать к святителю Николаю. Да, русские паломники сделали Бари эпицентрам паломнической жизни на карте Италии, как мне кажется. И вот приезжают эти паломники, и ложка дёгтя со стороны барийцев, что вот есть какие-то карманники, которые могут обчистить. И всех этих карманников, насколько мне рассказывали, их собрали однажды, ну или их патронов собрали, не знаю, и сделали им очень строгое внушение, что «вы испортите нам международный туризм, вы сократите приток паломников, вы городу наносите такую травму, что где же ваш патриотизм, и итальянцы вы или нет?» После чего грабежи прекратились, ну, или, во всяком случае, уменьшились. Вот такую историю рассказывают, не знаю, справедливо она или нет, но, зная итальянский темперамент, могу предположить, что какая-то доля правды в этом есть.

Т. Шумова

— Может быть, я, так сказать, не берусь правдивость этой истории, как бы очевидность того факта, что кто-то кого-то собирал, подтверждать или опровергать, не знаю. Но атмосфера, действительно, очень благоприятная, и к паломникам отношение уважительное, гостеприимное. Бари вообще удивительный город в плане смены менталитета. Согласна с тем, что вы сказали, что барийцы поменялись сами и со временем меняются. Достаточно вспомнить тот факт, что Бари был единственный, наверное, город, который отличился тем, что когда почил наш Святейший Патриарх Алексий, мэр города Бари, господин Микеле Эмилиано, отменил праздник города — это было накануне католического праздника святителя Николая Чудотворца. И в этот день всегда фейерверки, народные гуляния. И мэр города обратился к горожанам с тем, что он принял такое решение, в знак вот такой душевно-духовной солидарности с русским народом, объявить траур в городе, отменить вот такие пышные торжества, фейерверки. Это был поступок невероятный. Мы в этот момент были в Бари. Мы готовились к приезду Президента и к церемонии передачи ключей от нашего подворья православного — уже нам, России, для того, чтобы осуществлялась реконструкция помещений. И это был уже окончательный акт передачи этого подворья. И когда к нам пришёл господин Эмилиано, который теперь губернатор области Апулия, и сказал о своём решении, знаете, просто слёзы были на глазах, потому что эта сила солидарности и сила изменения в этом человеке, потому что господин Эмилиано, мы знали это давно, он такой рьяный коммунист был в определённый период. И с той поры он не расстаётся с маленькой нательной иконкой Николая Чудотворца, которую мы подарили ему в знак нашей благодарности, дружбы. Это был поступок, это вот как раз, наверное, такое яркое свидетельство смены менталитета в результате вот этого потрясающего уважительного отношения к нашей вере, к нашим чувствам и к нам, православным, вот таким, которые несут в этот город добро, приезжают, стремятся, на последние деньги, как вы правильно сказали.

А. Митрофанова

— Иными словами, жизнь Бари изменилась, даже на наших глазах, за последние вот эти лет 20, когда стали паломники из России туда приезжать. И это, конечно, объяснимо. Знаю, как это бывает. Стоит в углу какая-то вещь не очень понятная: зачем она и прочее. Ну печка какая-то осталась там, не знаю. Купили дом XIX века постройки, вот там керамическая печь. Ну, выбросить или отреставрировать — непонятно. И внезапно приходят искусствоведы, начинают интересоваться. Выясняется, что эта печь такая художественная ценность. «А давайте-ка, может быть, мы её действительно тогда никуда отдавать не будем, отреставрируем её. Вот будет в нашей квартире такое украшение», — размышляет хозяин квартиры. Мне кажется, отчасти мы вернули итальянцам интерес к их святыням. Знаю, что святителя Николая в Бари почитали и до того, как там стали массово появляться русские паломники. Однако вот это наше горячее к нему отношение и наша любовь, как мне кажется, и итальянцев очень сильно встрепенули. Встрепенули настолько, что... Не знаю, продавали ли там раньше в лавочке при базилике, где мощи святителя Николая находятся, и миро, и иконки в таком количестве, как сейчас. Было ли это вообще востребовано? Вот сейчас, как мне кажется, приглядываются к нашим традициям. И порой даже видишь, как и итальянцы подходят, хотя у них этого нет, как правило, поскольку католики не прикладываются к святыням, но могут подойти приложиться вслед за православными паломниками. И вот такой обмен опытом, что ли, мне кажется, это так замечательно. Это углубляет наши культуры. И нам что-то новое открывает, когда мы видим мир вот этого самого католического Запада, который тоже по-своему чтит свои святыни. И для них тоже наша традиция становится таким свидетельством, что ли, важным о том, что христианство — это очень живая вера. Простите, разболталась. Для меня это так всё дорого. И так мы любим тоже и Бари, и другие итальянские города. А Рим чего стоит?

Т. Шумова

— Да, конечно. Но дело в том, что я всё-таки хочу сказать, что святыни почитают и католики. Вот в городах у каждого есть свой патрон. И вот эти праздничные дни, которые посвящены своим святым, будь то в Путиньяно святой Стефан, где глава первомученика находится. И когда праздничные торжества, то поднимается весь город. Или святой Вит в Полиньяно, либо Косма и Дамиан в Альберобелло.

К. Мацан

— Красивые названия такие очень.

Т. Шумова

— Традиция таких праздников не останавливалась. Но тем более они нас уважают, когда мы приезжаем в эти города и служится наша Литургия. И спасибо им большое, что они позволяют это делать. И порой, вот как, например, в нашу бытность, впервые с разделения наших Церквей, именно в базилике Путиньяно на алтаре, где глава святого Стефана, была наша православная Литургия. И это было настолько торжественно, что пришли старейшини этого города, мэр города, говорили прекрасные слова. Знаете, вот эта вот торжественность Литургии в этот день запредельно, наверное, благоуханной и благозвучной была. Поэтому вот всё-таки традиция почитания своих святых, она свята. Другое дело, что вот мы ещё содействуем тому, что молодёжь обращает на это внимание. Потому что, если приезжают русские, а всё-таки к нашей стране относятся уважительно, и к нам, к русским, и к великой России, потому что, однозначно, все считают Россию великой страной, во всяком случае в Италии это 100%. И благодаря тому, что у нас в наших паломнических делегациях находятся молодые люди... и сначала с удивлением молодёжь местная смотрит, а потом начинает уже задумываться. И вот приток молодёжи в католические храмы к своим святыням — вот здесь вот тоже, скажем так, мотивирован ещё и нашими приездами.

К. Мацан

— Мы вернёмся к этому разговору после небольшой паузы. Я напомню: сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер» Татьяна Владимировна Шумова, заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», почётный гражданин города Бари и Флоренции, президент Центра кинофестивалей и международных программ. В студии моя коллега Алла Митрофанова. Я — Константин Мацан. Не переключайтесь.

А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Константин Мацан, я — Алла Митрофанова. И с радостью напоминаю, что в нашей студии Татьяна Владимировна Шумова, заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», почётный гражданин городов Бари и Флоренция, президент Центра кинофестивалей и международных программ. Говорим мы сегодня о российско-итальянских связях, о наших общих святынях, о паломничествах, вообще о том удивительном мире, который Господь создал, люди назвали его Италией, и о нашем взаимопроникновении друг в друга. Италия и Россия какими-то особыми связями отмечены, как мне кажется. Там сейчас, к примеру, открываются выставки, посвящённые двухсотлетию Фёдора Михайловича Достоевского. Это для нас тоже колоссально важно, потому что Достоевский для нас одна из ключевых фигур, для нашего менталитета. И то, что в Италии открываются выставки, посвящённые ему, значит, что и для итальянского менталитета он, не знаю, насколько близок, но, безусловно, интересен.

К. Мацан.

Я как раз тоже про это хотел спросить, даже более того: Достоевский великая фигура, но я слышал, что за последние годы именно в Италии вышло самое большое число научных монографий по отцу Павлу Флоренскому. Вот фигура намного в этом смысле менее знаковая в мировом масштабе, чем Достоевский, но почему-то именно в Италии за короткое время — для научного мира это очень много, — там 3-4 монографии, посвящённых именно вот этому русскому философу, вышло именно на итальянском языке. То, есть пример действительно не поверхностного, а именно глубокого проникновения. Что вы об этом думаете?

Т. Шумова

— Да, конечно. Дело в том, что не только монографии, но и были конференции, посвящённые Павлу Флоренскому, и не только в католических университетах, но в качестве примера могу привести наш университет Ка-Фоскари в Венеции. Я говорю «наш», потому что уже 11 лет тому назад созданный Центр изучения культуры России очень успешно действуют и по сей день, и очень активен. Это и выставки, и конференции, и уже знаменитый кинофестиваль «Рускино в Ка-Фоскари». Очень интересный проект, когда итальянские студенты участвуют в конкурсе перевода текстов фильмов, изготовления субтитров итальянских к нашим российским фильмам. И затем показываются эти фильмы, у нас бывают режиссёры, обсуждения и прочее. И в рамках деятельности нашего Центра очень активные были чтения Павла Флоренского, конференции. Ну, а возвращаясь к Достоевскому, могу сказать, что этот год — и мы посвящали его Достоевскому, вы знаете, и отходя от итальянских проектов в прошлом году, естественно, невозможно было осуществлять вот это вот двустороннее движение. А мы всегда рассматриваем сотрудничество с Итальянской республикой как улицу с двусторонним движением, и наряду с тем, что мы делаем фестивали и программы российского искусства в Италии, у нас также есть и обратные проекты, когда итальянцы приезжают к нам. И мы, соответственно, демонстрируем силу и красоту итальянской культуры. И вот в тот год мы создали такой интересный проект — "Русская классика: читаем, слушаем, смотрим«.И в этом году мы его продолжили. И если в прошлом году этот проект шёл вместо проектов в Италии, то теперь он идёт вместе. И в этом году мы посвятили как раз его Достоевскому. И итальянским сегментам было участие фильма Висконти «Белые ночи» — знаменитого, легендарного.

К. Мацан

— Да, легендарный фильм Лукино Висконти.

Т. Шумова

— Вот вы видели, слышали, знаете. А когда мы приезжали в регионы нашей необъятной, потрясающей родины, то, конечно, уже молодое поколение не видело, не слышало и не знает об этом фильме.

А. Митрофанова

— И Висконти, скорее всего, тоже.

К. Мацан

— И может быть, не читали первоисточник.

Т. Шумова

— Да, может быть, может быть и так, но это было встречено потрясающе, тем более фильм этот вообще относится к шедеврам искусства кинематографического, и задействованы там знаменитые актёры: Марчелло Мастроянни, и появляется Жан Маре — это всё знаковые киногерои, принадлежащие мировому киноискусству. И, естественно, в Италии мы также посвящаем проекты этого года Достоевскому. И в Риме сейчас будет интересная выставка музея Льва Николаевича Толстого, связанная как раз тоже с Достоевским — вот эти параллели интересные. В Бари в рамках конференции, которые инициировал университет города Бари, будут показаны наши фильмы. Также мы привозим выставку, которую оставляем в подарок университету. У нас есть традиция: мы не возвращаем такие научные интересные выставки обратно в Россию, мы передаём её в дар — в Риме она будет передана в дар нашему Центру российской культуры, Россотрудничеству, с тем, чтобы этот центр уже показывал в других русских центрах, которые находятся в Милане, в Бари, в Генуе — в общем-то, вот это по сети нашего движения Россотрудничество и центров изучения культуры России.

А. Митрофанова

— Могу сказать только, что одна из глубочайших монографий о связи текстов Достоевского с текстами Исаака Сирина написана итальянским учёным. Это замечательный труд, есть в сети, можно поискать. Особенно кто из наших слушателей постоянных знает Максима Калинина, исследователя сирийских мистиков. Он часто на эту работу ссылается, особенно в этом году, в связи с двухсотлетием Достоевского, естественно, тоже. Да, вот такая прям волна поднялась интереса, и слава Богу, что это так. А меня потряс этот факт. Меня потряс факт, что самые глубокие открытия о связи Исаака Сирина и Достоевского сделаны были итальянкой. Низкий поклон этому учёному, и замечательный труд. А что касается интереса к творчеству самого Достоевского, вот эти чтения, Татьяна Владимировна, на итальянском всё-таки читаете или на русском с переводом? Как это происходит, расскажите? Ведь чтения сами по себе — это явление для XXI века интереснейшее.

Т. Шумова

— Вы знаете, чтения здесь — в смысле конференции идут. Есть чтение как сегмент конференции, ведь Достоевский переведён, поэтому в переводах тоже читают и молодые актёры. Это идёт уже как программа чтений, естественно доклады, кинопросмотры, есть титрованные фильмы наши и есть титрованные фильмы исторические, которые находятся в собрании Мосфильма, Госфильмофонда. Есть и современные фильмы, которые у нас режиссёр Хотиненко сделал несколько серий, они тоже титрованные. И это расширяет аудиторию: не только знатоки, носители языка нашего посещают мероприятия, но и наша цель — познакомить более широкий всё-таки спектр и привлечь в наши проекты и молодёжь. Почему мы обязательно, работая в городах, привлекаем студенческие аудитории в первую очередь.

А. Митрофанова

— Ещё, конечно, поражает Италия своим трепетным отношением к Туринской плащанице. Сейчас немножечко перескакиваю, но просто вспоминаю 2010-й, по-моему, год, когда впервые за очень долгое время была открыта эта святыня. Есть целый институт, занимающийся изучением Туринской плащаницы, следящей за климат-контролем, за тем, чтобы эта реликвия историческая — помимо того, что это христианская святыня, это ещё и исторический артефакт, — чтобы всё соблюдалось там, с точки зрения условий сохранности, максимально скрупулёзно. И открывают эту святыню не часто, в связи с тем, что всё-таки ей уже 2000 лет. И вот когда её открыли в 2010 году, поразило, конечно, посчастливилось там бывать, даже сопровождать группу паломников, поразило, насколько вся жизнь города как будто бы перестроилась для того, чтобы со всего мира паломников с максимальным комфортом принять. Перестроилось уличное движение, перестроилась работа каких-то лавочек, магазинчиков и так далее. Вход в базилику Иоанна Крестителя, где Туринская плащаница находится, был продуман настолько до мельчайших деталей, что ни один человек, а там часами надо было стоять в очереди, потому что там, по-моему, порядка трёх миллионов человек приехало за то время, когда плащаница была открыта. Несколько часов стоишь в очереди и не испытываешь никакого дискомфорта — всё продумано до мельчайших деталей. И когда ты оказываешься уже у самой плащаницы, на нескольких языках там звучит молитва, и можно побыть в тишине, можно как-то примкнуть к какой-то группе паломников, которые тихонечко читают акафист или, может быть, «Отче наш», или что-то ещё. И это всё сделано и организовано с таким трепетом и с такой любовью и к Туринской плащанице, с пониманием её важности для мира, для всех христиан, и с любовью к людям. Когда мы это всё увидели, мы были, конечно, потрясены до глубины души, тронуты и бесконечно благодарны городу, который сумел вот так свою жизнь подстроить под великую святыню.

Т. Шумова

— Да, это действительно так в Турине происходит. Мне просто вам вторить, потому что в Турине тоже наши проекты постоянные, и мы бываем в Турине. И даже вот в то время, о котором вы говорите это, конечно, было великое паломничество, когда она была представлена и была возможность всем поклониться и прикоснуться. Тем не менее сейчас все приезжают с молитвой, обращаются и вот этот замечательный ряд в месте, где все молятся, в этот ряд входит и молитва на русском языке. Это тоже из знака уважения к нашим паломникам, которых также бесчисленное множество в Турине. Надо сказать, что, действительно, вот этот институт по изучению Туринской плащаницы довольно-таки активен, постоянно идут выставки в музее, которые открыты для посещения всем. Они меняются. Есть постоянная выставка, постоянная экспозиция, а есть сменные экспозиции, которые рассказывают об историях, новинках, которые появляются в процессе этого изучения. И трепетное отношение, и жажда познать что-то новое и донести это до максимального количества приезжающих в Турин. Это, да, заслуживает уважения. И я один из тех счастливых людей, которые общаются и с профессорами этого университета, и дружим мы с его главой. Нам так повезло. Ну, мы со своей стороны также приезжаем с нашими кинофестивалями, потому что есть ещё и масса светских интересных учреждениях там — знаменитой на всю Европу Музей кино, гигантское здание, где есть и также уголок нашего российского киноискусства..

К. Мацан

— В Турине тоже?

Т. Шумова

— Да, в Турине, что тоже приятно.

К. Мацан

— Интересно, я не знал, надо поехать.

Т. Шумова

— Это, вы знаете, многоэтажное огромное здание, где на каждом этаже вы знакомитесь с историей мирового кинематографа. И, конечно, когда ты встречаешь знакомые афиши советского периода, кино России, это очень приятно. И мы делаем там интересные программы и показываем наши фильмы.

К. Мацан

— Татьяна Шумова, заслуженный деятель искусств России, сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Мы говорим о российско-итальянских связях, культурных, культурно-религиозных. Мы сейчас заговорили про кино, я почему-то вспомнил про фильм Паоло Соррентино, «Великая красота», в котором такой взгляд на Рим представлен. И вы все знаете, что одна из частей саундтрека к этому фильму, это музыка российского композитора Владимира Мартынова. Причём это не просто музыка Владимира Мартынова, а это его знаменитая музыка «Заповеди блаженств». Меня всегда восхищало, что в этом фильме, я не знаю, я не могу судить, закладывал ли это режиссёр, но фильм, в котором, в общем-то, представлена судьба человека, потерявшего смысл жизни и пытающегося его как-то обрести в современном Риме, — такой отзвук «Сладкой жизни» Феллини — в нём финальная музыка «Заповеди блаженств», под них заканчивается фильм. То есть такой какой-то намёк на то, что иных смыслов глубинных, кроме евангельских, в принципе в жизни не найти. Самый последний смысл именно там. Я повторюсь: я не знаю, насколько это режиссёр закладывал.
А. Митрофанова

— Что-то мне подсказывает, что Соррентино это закладывал, Костя, правда. Зная некоторые его работы, могу предположить.

К. Мацан

— Но я, собственно, что хотел спросить — уже не про кино. Мы говорим достаточно длительное время про ваши проекты в Италии. А что было самым ярким, самым важным для вас по-человечески в личном плане из всех этих вот встреч событий, что-то, что запало в сердце глубоко-глубоко, стало каким-то важным опытом о вере, о жизни, о том, что такое человек перед Богом? Что первое приходит на ум как самое сильное личное такое впечатление от всего, что связано для вас с проектами в Италии?

Т. Шумова

— Здесь трудно что-то выделить, потому что, во-первых, начнём с того, что я глубоко воцерковлённый человек, и генетически, потому что я из рода, который непосредственно связан с Церковью, в моей семье были священники. И моё стремление в Италию было давним, ещё когда это невозможно было осуществить. И 30 лет с лишним назад, когда я приехала в эту страну, так получилось, что первый город был Милан. И прилетела я в день своего рождения. Это так интересно, символично и промыслительно было. И такая интересная история, которую я рассказываю всем, кто со мной оказывается в Милане. Мы поднялись на крышу миланского собора, и я настолько была потрясена этим воздухом Италии невероятным. Вот для меня этот воздух Италии христианский. Потому что до этого... естественно, каждый знает житие своего святого покровителя. И моя покровительница римлянка. И это неразделимое в душе и в сердце твоём это вот христианское пространство, которое распространяется на весь мир и соединяется с какой-то точкой, которая тебе особо близка. Вот именно тогда, больше 30 лет тому назад, я почувствовала, что вот эта точка моего христианского ощущения мира, именно там, где моя покровительница, где она совершала свои подвиги, где она прославилась и, соответственно, была причислена уже Господом к тому престолу, у которого стоят наши мученики, великомученики и все святые наши покровители. И тогда у меня первое слово, которое было обращением к Господу, что я бы очень хотела, чтобы каждый человек ощутил вот такое благодатное состояние, в котором я тогда находилась. В первую очередь это было обращение к тому, что я бы хотела, чтобы мой сын оказался бы причастен к этой радости христианского общения со святынями италийской земли.
И потом второе очень яркое ощущение этого чувства было, когда я уже попала в Рим. Это был 91-й год. У нас были интересные проекты в Ватикане, тогда был Иоанн Павел II папа Римский. И мы устраивали представления оркестров, мы были на приёмах. Но у меня был главный вопрос к теологам: скажите, а где места святой Татьяны? На меня посмотрели с большим уважением и удивлением одновременно и говорят: «Вы знаете, она не так в католичестве почитаема. Это такой узкий, специальный вопрос». И мне не могли что-либо порекомендовать. Ну, тогда мы берём в руки своё спасение и налагаем житие нашей святой на историческую карту Рима: где находились те места, где совершались вот эти вот подвиги. И уже, скажем так, ненаучным методом, а методом своих проб и ошибок находишь вот эти вот самые места. И вот когда я начала их посещать, знаете, это совершенно необыкновенное чувство, когда просто мурашки идут по коже, и ты кожей ощущаешь чистоту и силу этого места, где была много веков тому назад твоя святая покровительница. Наверное, это самые яркие мои ощущения. Но с тех пор те места, где осуществляются наши российские культурные проекты в Италии, мы всегда посещаем, естественно, святые места. И надо сказать, что очень чтятся и прекрасно оформляются паломнические делегации в места, где были явления Божьей Матери. Например, вот я только сейчас вернулась с озера Гарда, там три таких места: явление Божьей Матери в ясеневом лесу, явления на горе в городе Теньяле, затем Мадонна делла Корона — это на горе Монте-Бальдо. И когда приезжаем мы и посещаем эти места, даже нам удаётся небольшие концерты осуществлять в этих местах, естественно, с благословения католических священников, с разрешения либо акафист отслужить, либо просто молитвы пропеть. Потому что, как правило, мы и всех участников приобщаем к этому движению. И я обратила внимание, что, конечно, очень много делегаций со всей Италии приезжает в качестве паломников. Это отрадно констатировать, это очень приятно.
И очень интересная история, я об этом же рассказывала на заседаниях — а у нас есть ещё часть, которая ведётся по связям между православным и католическим миром в рамках форума-диалога гражданских обществ России и Италии, где я веду культурный сектор. И когда я на конференции стала рассказывать в присутствии католических священников и деятелей Ватикана, а мы работаем в этом направлении через такой институт — Итальянская конференция Римская Ватикана, так как форум России-Италия, а не Россия-Ватикан — есть некоторые нюансы. И когда я стала рассказывать о наших культурных проектах, об этих местах, о местах, где были явления Божией Матери, какие святые, на меня также посмотрели с удивлением, потому что часть мест впервые было озвучено и для них. И тогда было отмечено: какие интересные православные.

А. Митрофанова

— До всего докопаются — в этом смысле?

Т. Шумова

— Как же они... и вместе с тем, как они почитают те места, о которых мы даже не знаем, потому что они считали, что это какие-то местночтимые, хотя это, в общем-то, общепризнанные для католического мира. Вот такие интересные истории бывают в нашем движении.

А. Митрофанова

— Потрясающе.

К. Мацан

— Дорогие друзья, — сейчас к нашим радиослушателям обращаюсь, — если ли у вас сейчас ощущение такое, что, «эх, что же они говорят про Италию? Бередят раны, потому что туда невозможно поехать», — или из-за пандемии, или из-за каких-то других причин, то у нас тоже такое же ощущение: очень жалко, что нельзя поехать.

Т. Шумова

— Ну, пройдёт, пройдёт это время, возобновится двустороннее движение. Надо сказать, что итальянцы, когда приезжают вот на ответные проекты, с большой радостью воспринимают программы, когда есть паломничество в Троице-Сергиеву лавру, когда мы предлагаем им посетить наши монастыри Москвы или знаменитые святые места Дмитрова, где у них проходят концерты, либо Звенигород и наш прекрасный Саввино-Сторожевский монастырь. Придёт это время. Я верю, я знаю, что оно настанет, и, во всяком случае, мы для этого делаем всё возможное и в глобальных масштабах, я имею в виду нашей страны, руководства нашей страны, но и каждый, наверно, вносит свою лепту, чтобы или на расстоянии, или когда есть возможность приехать, чтобы тебя увидели, чтобы с тобой переговорили, когда есть возможность что-то представить. Я счастлива, что в этом году нам удалось всё-таки осуществить проекты в Италии, и на озере Гарда, куда мы привезли наших студентов и художественные коллективы из Хакасии; и в Неаполе, где были в программе наши артисты молодые и именитые из Республики Марий Эл, где Карену Шахназарову вручили знак «Солнце Неаполя». Сейчас мы с Божьей помощью, надеюсь, осуществим проект в Риме. И закончим наш сезон нашим уже шестнадцатилетним фестивалем российского искусства в Бари.

К. Мацан

— Спасибо огромное за нашу сегодняшнюю беседу. Татьяна Владимировна Шумова, заслуженный деятель искусств России, кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой», почётный гражданин городов Бари и Флоренции, президент Центра кинофестивалей и международных программ, сегодня была с нами и с вами в программе «Светлый вечер». У микрофона была моя коллега Алла Митрофанова. Я — Константин Мацан. Спасибо, до свидания.

А. Митрофанова

— Спасибо.

Т. Шумова

— Спасибо вам, до свидания.

К. Мацан

— Ариведерчи. (Смеются.)

Т. Шумова

— И а престо.

К. Мацан

— Грацие, синьоре.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Живут такие люди
Живут такие люди
Программа Дарьи Виноградовой Каждый из нас периодически на собственном или чужом примере сталкивается с добрыми, вдохновляющими историями. Эти истории — наше богатство, они способны согревать в самое холодное время. Они призваны напоминать нам, что в мире есть и добро, и любовь, и вера!
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Утро в прозе
Утро в прозе
Известные актёры, режиссёры, спортсмены, писатели читают литературные миниатюры из прозы классиков и современников. Звучат произведения, связанные с утренней жизнью человека.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.

Также рекомендуем