Москва - 100,9 FM

«Библейский яхт-клуб». Прот. Андрей Алексеев

* Поделиться
протоиерей Андрей Алексеев
прот. Андрей Алексеев

В нашей студии был настоятель храма благоверного князя Димитрия Донского в Северном Бутово, духовник Олимпийской сборной России, кандидат богословия, кандидат исторических наук, заместитель председателя патриаршей комиссии по вопросам физической культуры и спорта протоиерей Андрей Алексеев.

Мы говорили о библейском яхт-клубе «Восток»: с какой целью его организовывали, что он дает участникам, и как выбирается победитель, которого по итогам «плавания» награждают путевкой на Святую Землю. Также разговор шел о том, чем отличаются между собой паломничество и православный туризм.


Ведущий: Александр Ананьев

А. Ананьев

- Каждый вечер в понедельник в восемь часов я, Александр Ананьев, имею возможность удивительную, за которую я каждый день благодарю Бога, задавать свои вопросы неофита тем удивительным людям, которые приходят сюда и готовы на них ответить. И сегодня я приветствую в светлой студии радио «Вера» настоятеля храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове города Москвы, духовника олимпийской сборной России, кандидата богословия, кандидата исторических наук (простите, но я должен все это перечислить, потому что все это важно), заместителя председателя Патриаршей комиссии по вопросам физической культуры и спорта, моего дорогого гостя протоиерея Андрея Алексеева. Добрый вечер, отец Андрей…

о. Андрей

- Добрый вечер, приветствую вас и также вас, дорогие друзья.

А. Ананьев

- Можно я все-таки вне той темы, которую мы обозначим чуть позже, все-таки поздравлю вас с тем, что вы наконец обрели устойчивое стояние на обеих ногах.

о. Андрей

- Вы знаете, это удивительно. Скажу честно, когда я наблюдал за людьми, которые ходят на костылях, конечно, им сочувствовал, я как-то пытался, насколько это возможно представить, что это такое, но пока сам не оказался в этом положении, я, признаюсь честно, был далек от понимания того, что есть подобное состояние.

А. Ананьев

- Сколько вы провели в таком…?

о. Андрей

- Я провел сутки в гипсе, а потом так удивительно произошло, когда дети нашего центра, их более тысячи, стали молиться о моем здоровье, наутро решили проверить так ли все, как показал вчерашний рентген и оказалось, что можно снимать гипс через сутки, но вот костыли пришлось использовать, сначала два, потом один, все вместе где-то почти полтора месяца.

А. Ананьев

- И вот сейчас, вне эфира за пределами эфирной студии отец Андрей поделился своими удивительными наблюдениями о том, что, как я вас понял, такие испытания, такие ограничения, неурядицы Господь дает нам именно для того, чтобы мы увидели и осознали то, что, будучи здоровыми, успешными, в комфорте мы неспособны осознать.

о. Андрей

- Это правда, я впервые вот в таком положении оказался, а предыдущее, когда это было, какое-то время назад мне делали на мениске операцию, я немножко испытывал состояние, но я не ходил на костылях, хотя операция сложная, но современные возможности медицинские таковы, что можно было довольно-таки быстро вот так встать на ноги и ходить. Но знаете, что интересно: я ехал как-то в машине, груженой полностью, что просто все, что возможно, было занято, я ехал по щебеночной дороге и человек, прихрамывая, идет по ней, а тот, кто испытывал состояние, когда ножки побаливают, по щебеночной дорожке-то идти, я его проехал уже, а потом чувствую – не могу, я вышел, все, что там у меня было, сгреб, чтоб хоть полместа освободить там, в машине, развернулся, взял его подвезти и сказал ему: знаете, если бы это было раньше, я бы проехал дальше, полагая, что, конечно, я же полностью груженый, но я не смог этого сделать. Да, действительно, на многое начинаешь иначе смотреть, более того, понимаешь, что ты получил Божий дар, что это на время, а ты не ценишь и порой даже не понимаешь, от кого ты получил, ну, знаешь как будто бы, но вот там, внутри, не понимаешь глубоко, как же важно к этому верно и правильно отнестись.

А. Ананьев

- И получается, просто я сейчас вижу перед собой абсолютно счастливого и благодарного человека, не только за то, что эти невзгоды закончились, но и за то, что они были. Получается, что и вот эти ограничения, эта боль – это же тоже Божий дар?

о. Андрей

- Безусловно, и возможность еще быть более внимательным и аккуратным, потому что есть то, что ты еще должен сделать и есть то, что могло бы, может быть, и не произойти, если бы, но раз это Господь дает тебе, ты должен принимать и благодарить, и осознавать, насколько важно сейчас все это, постараться верно осмыслить. Но вы не представляете, как же здорово ходить на двух ногах.

А. Ананьев

- Мне очень понравилась та история, которую вы рассказали про прихожанку, которая жаловалась на какие-то неурядицы в своей жизни, и вы предложили ей, чтобы она получила возможность взглянуть на свою жизнь иначе, просто закрыть рукой на пять минут один глаз, а потом просто убрать руку и глянуть на жизнь – это же потрясающе. Есть истории, которые вот так вот западают в душу, отец Андрей, и это навсегда, спасибо вам большое. Хотя поговорить с вами сегодня мне хотелось совсем о другом. Сейчас, дорогие друзья, я хочу представить вам в эфире радио «Веры» то обращение, которым отец Андрей встречает посетителей сайта храма святого благоверного князя Димитрия Донского в Северном Бутове, вот давайте просто мы послушаем это:

Звучит запись обращения отца Андрея:

«Дорогие друзья, у меня есть к вам один вопрос: вы бы хотели совершить кругосветную парусную регату? Я не оговорился, кругосветную парусную регату. Почему кругосветная парусная регата – мы так решили назвать ее, поскольку это путешествие по Божьему Слову. С одной стороны, необычное, а с другой стороны, совершенно естественное, потому что мы священные тексты и с толкованием святоотеческим изучаем Божественный глагол, погружаясь в глубину понимания того, что открывается перед нами потрясающей перспективой: горизонты удивительные и безграничные возможности войти в понимание того текста, который открывается путешественнику по степени его напряжения, а пост Великий – это возможность укрепиться внутренне и внешне. И когда есть такая возможность, мы открываем священный текст и погружаемся в это изучение более глубоко, основательно и серьезно».

А. Ананьев

- Это приветствие гораздо длиннее, мы вот послушали только самое его начало, библейский яхт-клуб «Восток», кругосветная парусная регата 2020 года, сегодня 15-й день эта регата продолжает свое путешествие, и, я так полагаю, уже там почти полторы тысячи человек в ней принимают участие. Что это вообще такое?

о. Андрей

- Вы знаете, действительно, «Восход», а так называется все, что связано с этой темой, оно ведь такое глубокое очень слово, и восхождение, и преодоление, некая вершина, а если в целом, вы знаете, Господь дал такую идею, и да, вы начало прослушали, пятый год кругосветная парусная регата, я помню, как-то на радио «Спорт FM» меня спросил ваш коллега: «Послушайте, яхт-клуб? Я знал священников, у которых есть много разного, а у вас что, есть яхта?»

А. Ананьев

- Это первое, о чем я подумал, когда увидел (смеется)

о. Андрей

- Я сказал: «Конечно, да. Более того, я председатель яхт-клуба. – А что, у вас много яхт в клубе? – Да», сказал я ему, потом была пауза и он пока переваривал, я тоже развеял туман и сказал: «Вы знаете, это необычная регата, необычный клуб». Но да, это клуб изучающих Священное Писание, вместе с тем на этом сайте «dmdonskoy.ru», куда можно зайти и причем присоединиться любому, не просто мы открываем Священное Писание, увы, я скажу так «не просто» почему – потому что сегодня мы в суете настолько, что до этой книги нередко вообще люди не доходят, к сожалению.

А. Ананьев

- Это не единственная проблема, у людей 21-го века, у меня, у моей жены, у моих родителей диагностировано даже расстройство, в результате которого мы не способны читать так, как были способны читать еще десять лет назад. Я не знаю, в чем причина. Кто-то из моих гостей назвал это «цифровой дебилизацией населения», когда мы, окруженные гаджетами, компьютерами, интернетами и форматами, предусматривающими не более двух предложений одного абзаца просто не способны воспринимать книгу – это очень страшно.

о. Андрей

- Вы знаете, в поисках вариантов общения, в поисках мотивации, рычагов воздействия, мы, помолившись, вот эту идею приняли, я рассказываю там в ролике, как я пришел тогда к первому викарию патриарха митрополиту Арсению и получил благословение: «Давай, вперед, а потом еще и книгу пиши через пару лет после начала этого дела», когда география-то расширилась, там в ролике сказано, а сейчас уже 120 городов и 19 стран, народу-то много. Дело все в чем: да, мы имеем некий внешний антураж: регата, рейтинг, яхты, капитаны, сертификаты, награда большая для взрослых, малая для детей, Ветхий и Новый Завет, вместе с тем мы имеем возможность с толкованием, постепенно, шаг за шагом в течение поста, причем можно в любой момент присоединиться, даже сейчас, более того, я предложил бы совершенно спокойно в малую регату входить, у нас семейно плывут столько народу и в ролике вы увидите, как читают вместе с детьми – это наполняет человека. Более того, ведь каждый год мы что-то такое придумываем с помощью Божией, некоторые еще дополнительный элементы и в этом году мы ее назвали «Регатой памяти», она посвящена Юбилею Победы, и мы при чтении Священного Писания в конце молимся о наших героях, героях фронта, героях тыла, военных и гражданских, и священников, и мирян, и малых, и великих, ведь в каждой семье были свои герои, и у меня тоже они были. И вы знаете, вот этот момент важности помнить родство свое – он значим, более того, у этой регаты есть свои особенности: есть великопостный период, есть пасхальный, где в формате «Что, где, когда?» разыгрываются эти самые главные призы и путевки. Это интересно, это клубная атмосфера, это очень качественно, не просто пришел - нет, нет: с гонгом, с замечательным персоналом, белые перчатки, жилетки, ведущие, музыкальные паузы, все это тоже есть, для чего – к сожалению, важен внешний антураж для сегодняшнего человека, ему тяжело в такую войти воду, для него сегодня тяжелую. Но есть еще глубокий такой, важный финал, который состоится 30-го апреля в Богоявленском соборе Елоховском, где мы соберемся членами клуба, кто может прийти, приехать в этот день и после Радоницы в четверг мы отслужим там литургию и сами будем петь, у нас большой хор сводный и это будут и дети, и взрослые, участники регаты и потом панихиду на могиле патриарха Сергия Старгородского – он первым обратился к жителям тогда Советского Союза, будучи местоблюстителем патриаршим с призывом о защите Отечества, вот так важно наполнить, таким содержанием.

А. Ананьев

- Вы слушаете «Вопросы неофита» на светлом радио. В гостях сегодня духовник олимпийской сборной России, настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове города Москвы протоиерей Андрей Алексеев. Разговор мы начали с его блестящей инициативы – Кругосветной парусной регаты 2020 года, когда каждый человек, яко шхуна стремительная, плывет по неспокойным бурным волнам и штормам, и испытаниям Великого поста, ведь правильно я понимаю смысл?

о. Андрей

- Да, это правда, это так.

А. Ананьев

- Я хочу спросить вот что: я, думая об этом, сразу как-то вспомнил, что якорь ведь является одним из символов христианства.

о. Андрей

- Совершенно верно, когда вы к нам в гости придете, вы посмотрите, как у нас сделаны каюты, в нашем центре, где более тысячи детей, и вот там эти каюты со штурвалами, с лавочками, с якорями, с штурвалами, якорями в этих каютах, как часами, сами каюты с иллюминаторами, двери – это ведь тоже символика, имеющая отношение к том, что церковь – это корабль и мы с вами идем к очень важному событию нашей жизни – встрече.

А. Ананьев

- А я все хочу понять, почему якорь наряду с Распятием является символом христианства? Потому что я читал, что чуть ли это не связано с мученической кончиной кого-то из святых.

о. Андрей

- Здесь много символики, вместе с тем она имеет прямое отношение к той тихой гавани, к которой мы свой корабль направляем, потому что мы должны понимать, что как бы мы с вами не торопились, не суетились в этих житейских заботах мы должны понимать, где то прибежище и тот камень – Христос, на который мы опираемся в нашей жизни и к какому берегу мы должны пристать. Опять же, всякая символика корабля имеет глубокие духовные обоснования с точки зрения того, чем мы наполняем по смыслу те или иные предметы и как мы воспитываем человека в этой символике.

А. Ананьев

- Кто капитан?

о. Андрей

- Христос, конечно. Я скажу, что очень важно понимать, кто все это совершает. Признаюсь честно, когда каждый год мы ищем дополнительную мотивацию, мы начинаем молиться и просить Его о помощи, чтобы Он послал идею, потом мы ее, знаете, в мире современном, не только в современном мире, просто и в современном тоже, есть замечательные люди, умные, интересные, профессионалы в своих разных областях, и вот когда Господь посылает тебе таких людей, а вокруг нас в центре таких людей немало, мы собираемся и критикуем какую-то идею, оттачивая ее до момента, когда она начинает нас устраивать, мы чувствуем, что можем ее запустить – это очень интересно.

А. Ананьев

- Но раз каждый человек есть яхта и мы плывем в одном направлении в одной и той же точке, то получается в каком-то смысле, что мы, каждый из нас тоже капитан, кто-то может сбиться с курса…

о. Андрей

- Безусловно, а там и есть, мы про главного капитана корабля, а вместе с тем в каждой яхте есть свой капитан, более того, получает свой сертификат человек, он дает название яхты…

А. Ананьев

- Вот-вот, об этом я и говорю.

о. Андрей

- В этом плане да, у нас сейчас, в прежние годы у нас была такая непременная конфиденциальность, сейчас мы что-то поменяли, но все равно я, допустим, первый год назвал свою яхту так, что ее быстро вычислили, не по названию, а я писал отзывы в бортжурнал, а кто-то знаком с моим стилем и стали меня узнавать, и я решил поменять название, первая была яхта у меня «Ямал» называлась, а вот сейчас не скажу какая.

А. Ананьев

- Хорошо, а в чем смысл вот этой анонимности?

о. Андрей

- Вы знаете, она тоже была таким крючком.

А. Ананьев

- Люди тоже любят игру?

о. Андрей

- Ну конечно.

А. Ананьев

- Ой, как интересно…

о. Андрей

- А там столько всего такого, что связано с этим, а в прошлом году – это же был Пхёнчхан, рейтинг и начало, олимпийские игры, мы оттуда давали старт, из Пхёнчхана, старт регаты. Мы ищем каждый год какие-то сети дополнительные, как можно уловить человека, современного человека, чтобы он встрепенулся, проснулся, мы же все толстокожие, ищем какие-то дополнительные моменты, чем еще тут, через что еще постучать.

А. Ананьев

- Знаете, это неожиданно для меня, попробую объяснить, почему. У меня, неофита, человека с минимальным опытом, человека, постоянно ошибающегося, я даже не могу себе представить в полной мере, сколько иллюзий и заблуждений я сейчас испытываю, есть предположение, ощущение, понимание того, что молитва и Великий пост – это что-то смиренное, уединенное, требующее сосредоточенности и уж никак не соревновательного духа точно, твоя личная келья с маленькой лампадкой, вот я себе это так вижу: келья с маленькой лампадкой, где все только от тебя зависит.

о. Андрей

- Вы абсолютно правы и вместе с тем, если бы так человек сразу был готов, если бы он, сегодняшний, в это так вошел, то мы бы жили в большом монастыре с вами, но это не так. И если мы просмотрим с вами и этот ролик, кстати, профессионально очень сделан

А. Ананьев

- Ролик потрясающий, это правда.

о. Андрей

- Ну, скажу честно, мы не скупимся, это очень дорого стои́т, но это сто́ит того и, в общем-то, мы должны тон задавать и в этом отношении, так вот, там я подчеркиваю, что, конечно, присутствует этот элемент, он несовершенный, безусловно, но как некоторый элемент, он не главный, но он есть, это тоже некоторая ситуация того, что имеет отношение к сегодняшнему нашему состоянию. Я скажу честно, вот к слову о встрече: мы вернулись из паломнической поездки в Святую Землю и в течение какого-то времени я почти каждый день писал стихи. И получилось так, что, бывало, ты предполагаешь об одном написать, а пишешь совершенно о другом, я начал очень академично писать когда-то о встрече, о Сретении и, может быть, соприкасаясь с людьми, которые сегодня в пути и идут к тому, о чем вы только что сказали: о лампадке, о келье своим путем я совершенно неожиданно написал то, в каком стиле не собирался писа́ть, можно?

А. Ананьев

- Да, конечно, конечно.

о. Андрей

- (читает стихотворение) «Сегодня в двенадцать свидание, я к Богу навстречу иду и даже от слов сочетаний покоя себе не найду. Рубашку примерю почище, парадный надену пиджак, букет закажу за три тыщи, а все же здесь что-то не так. Ах, да: к парикмахеру надо на пару минут заскочить, начищу до блеска награды, заеду машину помыть. Ну, запонки, туфли и брюки, конечно, платок носовой, но что за сердечные муки, будто бы сам я не свой? Во вторник поссорился с братом, жену ни за что укорил, ругал подчиненного матом, в субботу сорвался, курил, отцу не звонил две недели, соседа в четверг оскорбил, а мысли такие летели: еще бы чуть-чуть и побил. Ну как мне с такою вот ношей идти на свидание к Тому, Кто быть призывает хорошим, во всем подражая Ему. Взгляну в календарь я церковный, там Сретение - праздник такой, меня ошарашило, словно встряхнуло незримой рукой, конечно, не просто смиряться, гордыня проклятая жжет, однако пора уж меняться, ведь время ответа придет. Сегодня в двенадцать свидание, я к Богу навстречу иду, в подарок несу покаяние, прощения отцовского жду».

А. Ананьев

- Потрясающе. «Однако пора уж меняться» – одна из строчек этого стихотворения, трудно сказать, действительно ли она тут главная, я ее услышал главной. Та парусная регата, которую вы проводите, вся та работа, которую вы делаете в конечном итоге направлена на то, чтобы те, кто следует за вами, им было проще меняться…

о. Андрей

- Постепенно.

А. Ананьев

- Постепенно, однако пора уж меняться. И у меня даже два вопроса, чтобы закончить разговор о парусной регате и перейти к более глобальному обсуждению путешествий и паломничества, о котором вы только что упомянули: каким образом эта регата должна изменить взрослого или юного ее участника? Это важный и сложный вопрос. И вопрос, исключительно технический: а каким образом вы выбираете победителей? Там же есть победители и победителям достаются потрясающие абсолютно подарки: взрослые люди отправляются на Святую Землю, получают такую возможность.

о. Андрей

- Вы знаете, во-первых, в отношении перемены, вот тут за эти, это пятый год уже пошел, третья неделя, ты наблюдаешь за людьми, а вокруг тебя их немало, кто погружается с тобой в эту воду. Знаете, как интересно, мы одну девочку – Вика, мы с ней стояли после того, как она прочитала, непросто маршрут прошла, прочитала немало и вот я общался, ей десять лет было тогда, я общался с человеком, наполненным состоянием, которое вызывало глубокое уважение к ней, к этой маленькой девочке. Другая девочка, которая, ложась спать, сказала маме на то, что они не успели сегодня прочитать, они устали, уроки, она легла по зову мамы, та беспокоилась за ее здоровье: «Сегодня ведь дьявол победил» - маму ошарашило, она вскочила, взяла Евангелие и стала читать, понимая, что они проиграли этот бой. Или в прошлом году я разослал в нашем клубе фотографию второклассницы, которая заснула с толковой Библией в кровати, причем совершенно естественно: такая детская пижамка, с косичкой головка, хорошая кроватка в достаточно таком доме, состоятельном, то есть очень разные плывут. А географию если взять – вот сегодня 19 стран и 120 городов, жители этого пространства участвуют в этом яхт-клубе и я наблюдаю. А разговоры: женщины, о разном могут поговорить, я слышу разговор, у нас есть несколько хоров, своя школа искусств, поэтому хор мальчиков, и женский хор, и дети совсем помладше есть, и вот женщины, их человек 50, у них своя череда, они поют в определенное время, и вот они пришли в трапезную, пост, о чем они разговаривают, когда их никто не слышит - они рассуждают о Священном Писании, они говорят о том, что их потрясло, поразило, потому что все их свободное время сейчас наполнено чтением, они начинают мыслить в этих категориях, они начинают дышать другим воздухом, и это правда и когда ты сам это проходишь – это потрясающе вдохновляет, удивительно. Я в этом отношении скажу, что сейчас я соскучился по посту дома, прошлый год я впервые проводил пост своей церковной жизни вне дома, это была Корея, это были Олимпийские игры, это было время финалов, Пхёнчхан и финальный матч, который пришелся в конце первой недели, недели Торжества Православия и победа 3:2 и потрясающее состояние людей, которые понимали, что Бог им помог, и это не пустые слова за всем этим, ведь тогда мы молились о нашей сборной, о наших спортсменах, это все тоже вдохновляло и окрыляло людей, их объединяло и ты это чувствовал, как тот, кого Господь поставил неким управляющим здесь, на земле этим процессом, не ты…

А. Ананьев

- Рулевым.

о. Андрей

- Скажем так, здесь, на этом земном участке, не более, чем дальше, тем ты больше понимаешь, что ты только инструмент, вот интересно.

А. Ананьев

- Ну, что касается спорта, там я примерно представляю себе, как выбирается победитель, а как в вашей регате?

о. Андрей

- Во-первых, есть те, кто прочитали первыми, ну что ж, они имели свои определенные призы, награды, а что касается главных призов, тогда в пасхальный период, он обозначен, о нем еще будут вестись разговоры после Пасхи, вскорости, в воскресенье в формате игры «Что? Где? Когда?» С ответами на вопросы, которые имеют отношение к этой регате люди собираются и в клубной атмосфере проходят это испытание и там определяется тот, кто и среди детей, и среди взрослых. В прошлом году представьте себе: в малой регате побеждает девочка семилетняя, Сашенька – семилетняя! Я скажу честно, такой маленькой у нас еще не было победительницы, были постарше, но семилетней, но это ответы на серьезные вопросы, понятно, там есть определенная своя градация по возрастным моментам, но тем не менее это правда. Это очень интересно.

А. Ананьев

- Я вот что скажу: если даже одного человека эта регата заставила взять в руки Священное Писание и читать, читать с целью, с интересом, с желанием пройти этот путь от начала и до конца, оно того сто́ит, а у вас сейчас принимает участие свыше полутора тысяч человек уже, и они все читают и оно того сто́ит. Спасибо вам большое, отец Андрей, мы продолжим разговор ровно через минуту. И мне хочется продолжить разговор о тех путешествиях, которые призваны нас изменить. Не отходите далеко, будет интересно.

А. Ананьев

- «Вопросы неофита» на светлом радио задаю я сегодня, Александр Ананьев, как обычно по понедельникам в восемь часов вечера. Сегодня у меня в гостях духовник олимпийской сборной России настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове города Москвы настоятель Андрей Алексеев. Добрый вечер, отец Андрей…

о. Андрей

- Добрый вечер.

А. Ананьев

- Вы сказали буквально минут десять назад о том, что недавно вернулись из паломничества на Святую Землю, которое оставило в вашей душе неизгладимый след такой, что вы, не прекращая, писа́ли даже стихи.

о. Андрей

- Знаете, я по милости Божией езжу каждый год и для меня это огромная радость, а в этом году я, в этом учебном году, знаете, так привыкаешь к учебному году, тот-то уже закончился, который, то есть два юбилея было: 50 лет и 20 лет с матушкой мы отмечали юбилей, я ей подарил поездку на Святую Землю. Мы оглянулись - вокруг нас опять люди, пришлось ехать вместе, но впечатления всегда поразительные, это правда. А стихи – да, писа́л практически каждый день.

А. Ананьев

- Вы помните свою первое паломничество на Святую Землю?

о. Андрей

- Очень хорошо. Я был выпускником богословского университета и это была Пасха, и это был Благодатный огонь.

А. Ананьев

- Как неофит я не могу задать вам тот вопрос, который я задаю себе: я еще не был на Святой Земле за два года, которые я провел в Церкви: а вы ощущали себя готовым ступить на Святую Землю? Потому что я, честно вам скажу: я очень хочу и, наверное, возможность такая есть, но я боюсь, что я не готов, надо пройти еще какой-то путь, надо подготовиться, это огромная ответственность, потому что если я окажусь там, на той самой земле, на тех самых камнях, по которым нес свой Крест наш Господь и вдруг ничего не смогу ощутить, ни почувствовать, окажусь черств и холоден – это будет для меня удар, мне надо подготовиться.

о. Андрей

- Вы знаете, я помню это время, я был студентом, я заработал деньги и пришел посоветоваться с духовником, как мне поступить, мне хотелось поехать на Святую Землю, но я пришел посоветоваться, он благословил, и мы поехали. Знаете, я скажу вот о чем, мы заметили с моей женою, я еще не в сане был тогда, мы в себе перемены обнаружили, то есть друг в друге, мы почувствовали, как мы изменились, мы вернулись оттуда другими, и это правда. Более того, у меня был очень интересный момент в моей жизни: был один автор, который мне очень тяжело давался, я не мог его читать, я открывал его и закрывал, осознавая, что мне тяжело его читать – это был святитель Игнатий Брянчанинов, я открывал и закрывал его раз за разом. Я вернулся со Святой Земли – я оторваться не мог, я читал святителя Игнатия Брянчанинова, вот интересный момент для меня тогда, одно из таких удивительных откровений, тогда я вспоминаю. Я не считаю, сколько раз я был на Святой Земле, это было по-разному, но на каком-то этапе, еще до настоятельства я приезжал с группами, я был старшим в группах, и мы мечтали с моей супругой, что, если Господь управит, было бы, конечно, с близкими совершать поездку хорошо, и мы ездим очень семейно, хотя к нам присоединяются человек 40. И более того, все уже как-то управлено, слажено, мы идем каким-то маршрутом, хотя всегда что-то добавляем еще, связанное с интересными местами, куда, помимо того, что как обычно паломники заезжают, есть те, с кем мы работаем, я требователен в отношении того, как там, потому что должен быть некий тот градус напряжения, который предполагает наше такое единение группы, которое заканчивается потом, по окончании состоянием такого вдохновения. Помню, мы в прошлый раз, когда летели в самолете, нас просто было очень много, самолет был маленький, подошла ко мне стюардесса, говорит: «Вы выпили?» А я ничего не пил. Она говорит: «Простите, это не я, это вот там по соседству». Я показал ей свой стаканчик, там была вода, и все мы были переполнены ощущением, что мы выпили сладкого вина, помните, когда вот это состояние?

А. Ананьев

- Да.

о. Андрей

- Я скажу честно, мы просто не могли для себя эту ситуацию внутри себя только хранить, она была и во вне, мы были в состоянии вдохновения, оно не было каким-то таким, буйным, избави Господь, просто мы были радостными. А потом те, кто интересовался нашим состоянием, увидели, что мы не пьяны, попросили подойти к ним – это были еврейские женщины, достаточно молодые, но с таким, бойким характером чувствуется, она стала общаться со мной, говорит: «Слушайте, знаете, мы вначале были с осторожностью к вам, а потом смотрим: вы таким радостные. Более того, мы наблюдаем порой за вашими собратьями, они бывают хмурые, а вы такие радостные». Говорю: «Слушайте, нам хорошо просто, нам просто хорошо».

А. Ананьев

- Я сейчас попробую сформулировать вопрос так, чтобы он не выдавал во мне уж окончательно неофита: любые путешествия, отец Андрей, меняют человека, как сказал кто-то из великих: «Мы никогда не возвращаемся из путешествий, вместо нас из путешествий всегда возвращается кто-то другой, настолько они нас меняют». Чем паломничество в вашем понимании отличается от путешествия, учитывая то, что Христос ведь везде?

о. Андрей

- У меня есть один мой преподаватель тогда благочинный Московской духовной академии, а потом начальник Русской духовной миссии, а ныне архиепископ Тихон Зайцев, Берлинский архиерей. И вот когда он был начальником Русской духовной миссии я приезжал с группами тоже к нему, и он замечательные слова сказал, пройдя не один год там, в Святой Земле, раз мы об этом заговорили, мы не только на Святой Земле бываем, он сказал так: «Ты с Господом можешь на ушко поговорить», вот на ушко. Мы, к сожалению, не можем находиться долго в состоянии того напряжения, которое мы ищем и должны искать, увы, это в силу нашего несовершенства, и вот эти моменты тоже являются некими стимулами, когда при определенных внешних поставленных уже на определенную платформу маршрутах, когда при определенной программе и уже тех существующих наработках, которые и для тебя являются границами, в которые ты себя вводишь, вместе с близкими тебе людьми ты идешь по земле, по которой проходя ты напрягаешь себя в той степени, которая бывает свойственная человеку, сознательно отказывающемуся от чего-то для чего-то. Вот мы о посте с вами сегодня говорили уже, ведь, казалось бы, звучит Великий пост, ну вот ждет его христианин, понимая, что вот сейчас он сможет подышать немножко воздухом рая, он напряжется поболее, он как-то соберется и будет испытывать другое состояние. Увы, к сожалению, в течение всего прочего года вот такого качества добиваться бывает сложно, очень сложно, а вот на каком-то промежутке времени это бывает легче и вот используются опять же какие-то такие возможности, чтобы напрячься самому и других людей, готовых к этому, тоже привлечь, причем да – это преимущественно прихожане храма, но не только они, всегда кто-то добавляется в эту семью. В этом году мне звонила женщина из другого города, у нас был хороший телефонный разговор, она представилась, я говорю: «Послушайте, я хочу вас спросить: а вы какой человек по характеру? Вы бунтовать не будете, вы не устроите там какой-нибудь скандал?» Я совершенно конкретно, но так, знаете, очень спокойно, легко. И она говорит: «Вы знаете, батюшка, я вообще человек такой, достаточно с характером, но как-то я готова». И вы знаете, как она старалась, будучи человеком, занимающим приличный пост и характером женщина, она так достойно вела себя, причем это ей стоило чего-то, но она попала в ту атмосферу, где мы служим друг другу. Элементарные моменты культуры, у нас женщины не таскают и не грузят, у нас это делают мужчины за женщин, они им руку подают, они дверь держат. Мы не бежим никуда, мы не торопимся, мы не летим, если нужно выходить – колокольчик прозвучал, и все спокойненько вышли. Если что – мы сделали паузу и не поехали куда-то, просто не поехали, понятно, что мы выбираем из чего-то, чтобы тут побольше побыть и уже рассчитываем на это, не самоцель везде-везде, хотя, конечно, есть те ключевые места, куда нужно зайти, а дальше все настраивается, и обращение священника к тем, кто собирается о том, что мы должны быть готовы послужить и готовность преодолеть что-то – это некий путь и люди готовы к этому.

А. Ананьев

- Мы продолжаем разговор с настоятелем храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове протоиереем Андреем Алексеевым, духовником олимпийской сборной России, говорим мы сегодня о паломничестве. И вот что меня беспокоит, наверное, отец Андрей: паломничество в моем понимании – это когда человек берет котомку, в которой ну просто самые жизненно необходимые вещи, без которых он не выживет элементарно, и он босыми ногами, в лучшем случае в лаптях, если декабрь, идет за многие сотни километров пешком через поля и перелески, испытывая невероятные страдания, невзгоды, неурядицы, конечно, ему комфортнее было бы у себя дома в деревне или маленьком Воронеже, но вот он идет в Святую Землю пешком месяц, другой, третий, доходит до Святой Земли и через вот эти невзгоды конечно же меняется. Что происходит сегодня: сегодня 42-летний человек, привыкший к комфорту, что уж тут скрывать, знающий толк в тех или иных отелях, в авиакомпаниях, знаю, где дешевле купить, покупает билет, неплохой, регистрируюсь в отеле, не самом плохом, конечно же, потому что мне и моей семье нужен комфорт и отправляюсь, простите меня, в паломничество – цель-то благая, у меня есть карта, на карте отмечены те монастыри, куда я очень хочу попасть, я знаю, почему я хочу попасть: в этом монастыре служил дорогой моему сердцу человек, здесь покоятся мощи, вот этот Андрей Первозванный, мы в Грецию ездили, здесь храм в Греции Серафима Саровского, основанный Нектарием, я тоже очень хочу послушать самую большую колокольню. Но какое же это паломничество, сравнивая его с тем паломничеством, которое у меня в голове? Это какой-то такой праздник сибаритства, будем откровенны, это путешествие в удовольствие, несущее в себе еще и какую-то благую цель, возможно, но благая цель, она, оставаясь главной, все равно основана на таком мощном фундаменте, который называется «отдохнем, загорим, покушаем», ну, то, что можно, конечно, и вот это меня смущает. Я где-то в интернете, готовясь к программе, обнаружил прекрасное словосочетание, называется «православный туризм» и мне к своему стыду показалось, что чем я занимался всю жизнь, ну как всю жизнь – сознательно, как раз и является не паломничествами, когда мы ездили по православным святыням Европы, причем выбирая такие какие-то хорошие города, по монастырям Греции, когда мы ездили в измученный, истерзанный Византийский Константинополь прикоснуться к замученной Айе-Софии - это не паломничество.

о. Андрей

- Есть два момента, которые позволю себе отметить. Во-первых, как и чем наполнить это путешествие – раз. А во-вторых, знаете, сродни школьной программе: пришел человек в первый класс – он уже учащийся, но он еще школу не закончил, ему, как бы трудно это не было, нужно с чего-то начинать. Ему вначале, чтобы его как-то поддержать, дают легкий портфель, красивую одежду, определенные предметы, которые его вдохновляют…

А. Ананьев

- Оценки не ставят.

о. Андрей

- Хорошие ставят. И еще он уже потихонечку начинает напрягаться, чтобы этой рукой нарисовать, написать что-то. Я проходил эти моменты и более того, все, что вы говорите – это правда, но я хочу к этому еще вот что добавить: я наблюдаю людей, имеющих разные возможности, есть простые, есть очень непростые люди, есть люди, которые могут себе очень многое позволить, очень многое, это люди, которые помогают Церкви, жертвуют, люди, которых можно благотворителями назвать, есть очень простые, есть те, которые никогда сами бы не смогли поехать в такие поездки. И вот эта команда людей отправляется, среди них и те, и другие, есть те, которым помогли те, которые имеют возможность, есть те, которые поехали, потому что им помогли. И вот что интересно: по отзывам тех, которые могут поехать куда угодно, ну в принципе – это самые памятные поездки в их жизни, они могут поехать в такие места, куда другие не могут поехать, но они едут вот в эти места вот с этой командой ради этой атмосферы, обстановки, а еще того, что и как будет произноситься там, как это будет наполняться шаг за шагом в этой программе служения взаимного друг с другом. Вы знаете, мы так на Афон с мужчинами выезжаем каждый год, в эту поездку очередь стои̐т, невозможно всех взять и Афон все-таки такое место… Нас всегда 13, так сложилось, вот оно сложилось и пошло, и вот вы знаете, мы служим друг другу, мы находимся в условиях, когда предупреждаем сразу, что вот мы готовимся к тому, что сейчас мы находимся в тех условиях, где нам нужно будет помочь друг другу, непременно начнутся порывы тех чувств, которые нужно будет гасить, бороть, а еще потерпеть друг на друге обязательно. Мы не летим, не бежим никуда, мы приезжаем, мы садимся, пьем чай, беседуем, мы в начале перед поездкой в Уранополисе снимаем эту одежду, мы не бежим, потом утром мы выезжаем туда и там проходим некий маршрут, требующий от нас определенных усилий, а потом черту́ подводим снова и вот так это раз за разом и там по ходу анализируем что-то и вместе идем. И вот мы этого ждем всегда, это один из моментов, также, как каждый год куда-то мы пытаемся еще поехать, бывает в летнее время, бывают перерывы, но не часто. Прошлый год была Нижегородская митрополия – потрясающая поездка, включающая в себя и духовные, и душевные центры культуры и искусства, богатейшего края, имеющего такое наполнение историей и старообрядчества и вот этой культуры России в разных ее промыслах, это уникально. И вместе с тем во все это стремятся войти люди, чтобы некое состояние испытать, от чего-то оттолкнуться и чем-то наполниться именно эти поездки ожидаемы, люди живут моментом, когда они могут что-то другое позволить себе, но этого не делают, отказываясь ради этого состояния, то есть откуда-то начать и к чему-то прийти, напрячься, взять то, ради чего ты сейчас в этом напряжении можешь получить нечто важное, нужное, теплое, горячее, для тебя полезное и перспективное, может быть, не на этом этапе сразу, но ты ощущаешь это и бережешь и дорожишь всем этим. Вот мы вернулись из поездки – чат не угасал, он жил своей жизнью, люди объединялись и спрашивали друг друга о чем-то, советовались, беседовали, делились чем-то, это момент единства, и мы это ощущаем.

А. Ананьев

- Вы мне, отец Андрей, сейчас глаза открыли на одну очень важную вещь, еще час назад я, если бы меня кто спросил, сказал бы: ну конечно, я поеду и езжу в очень особенные для меня места, но один, потому что вот это вот с людьми, эти автобусы, эти люди все – ну не то, чтобы я их не любил, вовсе нет, но мне легче одному, правда, ну зачем вот это все, туристические группы вот эти все, не люблю я все это, мне легче.

о. Андрей

- Послужить, послужить людям.

А. Ананьев

- Да, сейчас, а потом я сначала слушаю вас, думаю: «так, ну понятно, батюшка хорошо разбирается в командных видах спорта, этот командный дух», а потом до меня вдруг дошло: действительно, это важнейшее духовное упражнение, когда рядом с тобой находятся люди, которые не всегда тебе удобны, не всегда они будут делать так, как тебе надо, не всегда ты пойдешь, куда твои глаза глядят и надо как-то собрать себя в кучу, смириться и, действительно, служить тому, кого ты видишь, может быть, первый раз в жизни, больше не увидишь.

о. Андрей

- Вы знаете, я помню, мы были втроем: я, матушка, сын в Святой Земле, нас встречали, мы проехали везде, но было ощущение, желание, это было еще до моего настоятельства, накануне, вот мы ожидали отдать то, что мы имеем, мы уже столько лет приезжали, были с группами, но не своего храма тогда еще, мы думали, как это было бы хорошо вместе и вот мы служим друг другу, это удивительно, в этом служении радость от соприкосновения в этом единении со Христом и с людьми. Если позволите…?

А. Ананьев

- Да, конечно.

о. Андрей

- (читает стихотворение) «Текут, шумят по улицам твоим людские полноводные потоки и восклицают древние пророки: Пребуди в мире, Иерусалим. Священный град глубок, но постижим. Хранят скрижали сердца правды строки, дай Боже не забыть твои уроки. Пребуди в мире, Иерусалим. Страниц библейских шелест, а за ним Сион и Гефсиманское страданье, Голгофа, Елеон и ликованье, пребуди в мире, Иерусалим. Давай, мой друг, немного помолчим, закрыв глаза и затаив дыханье, мир во Христе, в любви, богопознаньи – вот путь в небесный Иерусалим».

А. Ананьев

- Неужели все, то, о чем рассказывается в этом удивительном стихотворении, возможно лишь вдалеке от Родины, вдалеке от того города, где ты живешь, обязательно надо куда-то ехать? Или можно все это ощутить и пережить там, где ты сейчас находишься?

о. Андрей

- Вы знаете, конечно, да, но вот в том-то все и дело, учитывая наше состояние, вернусь к тому, о чем уже говорили, повторюсь: мы порой ищем его-то вот такого, где это возможно, к сожалению, так в этот момент происходит, если бы мы были более глубоки и совершенны, то, конечно…

А. Ананьев

- Внешнее нам было бы не нужно.

о. Андрей

- Понимаете, да. Я помню, мой духовник говорит: «Иди к преподобному Сергию, все ты получишь у него, вот прямо стой, молись и проси». Но бывают необходимы в силу этого несовершенства те порывы, те позывы, те напряженные моменты, которые сподобляют нас что-то ощутить, потому что сегодня вот так и даже там находясь ты обращаешься к людям и говоришь: «Знаете, друзья мои, мы сейчас подходим к какому-то моменту, давайте тут сейчас соберемся, мы не сможем долго так находиться, но сейчас этот путь – один из таких ключевых моментов». Помню там, в Святой Земле – это Голгофский путь, Крестный путь Спасителя, мы читаем из Священного Писания, мы идем и вот давайте не будем внимание обращать, над нами будут смеяться, может, кто-то будет издеваться, какое-то искушение – пройти это, сосредоточившись, вот сейчас, чтобы что-то получить, наполниться и поберечь все это на этом этапе, пока мы сегодня можем это вот так вместить, дальше что-то будет еще, ну да, оно связано с нашим несовершенством, но это сегодня тоже важно и оно может быть вот так, и здесь тоже нужно это поберечь и эту ситуацию рассмотреть, безусловно, имея ввиду и то, о чем вы сказали, конечно.

А. Ананьев

- Я допускаю, что в своих вопросах я хожу по кругу, заглядывая с разных сторон на то, на что вы уже ответили, но все-таки я здесь подготовил вот какую еще иллюстрацию: в итальянском Ба́ри, как мы все знаем, бережно хранятся мощи Святителя Николая, очень многие стремятся в Ба́ри, в паломничество, чтобы поклониться мощам Святителя Николая Мирликийского, при этом, ну, наверное, половина, не буду говорить сколько, но многие просто забывают или не знают о том, что более, чем в 25 московских храмах есть мощи Святителя Николая Чудотворца, вот они, рядом. Ну если твоя душа просит прикоснуться, побыть рядом со Святителем Николаем – да пожалуйста, московские храмы для тебя открыты, почему же нужно стремиться в Бари?

о. Андрей

- Вы знаете, вот в этом преодолении, в этом небольшом сподвижении себя, может быть, кто-то скажет: какой это подвиг? Вот в чем вопрос: отложить свои дела, собраться, настроиться, прийти к тому, чтобы сейчас что-то потерпеть, вот то самое от людей, порой неудобных, от ситуаций непредвиденных, но для тебя полезных, потому что сейчас ты едешь не просто так, ты едешь со священником, где ты будешь анализировать это, ты будешь приходить к нему за советом, ты будешь исповедоваться и вот там, через это напряжение, определенные неудобства ты что-то ищешь, определенных трудностей, через которые ты, проходя, некую огранку этого алмаза своего сердца приводишь в состояние, может, более близкого к тому бриллианту, которым оно должно стать когда-то и это еще один рубец, это еще одна грань, которую нужно положить на этот камень. И вот здесь столько удивительного я за эти годы видел и очень хорошо знаю вот эту позицию и, разделяя переживания и опасения и, безусловно, те элементы, которые имеют место быть в данном предупреждении с вашей стороны, а это так, я для себя ищу возможности бывать в этих местах, потому что для меня это определенный стимул, еще лично для меня в этом преодолении иметь возможность, напрягаясь, продолжать служение и получать радость, потому что ты видишь, как меняются люди. Знаете, когда пришел, помните этот случай с митрополитом Антонием Сурожским, человек ходил три года: «Хочу креститься. – А что вас сподвигло? – А я наблюдал, как меняются люди, я тоже хочу измениться». Я наблюдаю, как они меняются и там, и после этого, как наполняется их сердце. Вот сейчас были со мной впервые в Святой Земле молодая одна чета, я преподавал когда-то в военном университете Министерства обороны, год, и вот оттуда люди пришли, стали нашими прихожанами, у них двое детей: Марк и Лиза. Знаете, я наблюдал за тем, как на моих глазах эта семья наполняется тем, что они там получали – это было потрясение. И как они потом, вернувшись, здесь это сейчас переживают. Это не пустые слова, я назвал только одну семью, а сколько таких ты наблюдаешь. Более того, когда это молодые люди, молодые семьи, и они заражают подобных себе этим желанием и готовностью, люди едут, возвращаются, и это капелька за капелькой наполняет их сердце, чем-то таким наполняют эту чашу, что потом, сам испив, испытываешь аромат и другого можешь призвать попробовать, и это тоже определенное усилие, маленький подвиг, и ты идешь для того, чтобы, испытав это, вкусив, иметь желание к этому приобщаться.

А. Ананьев

- Ну и чтобы, отец Андрей, срифмовать нашу беседу и закончить фактически тем же, с чего мы начали – правильно ли я понимаю, что вот эта кругосветная парусная регата, 15-й день которой сейчас идет, которая проходит в библейском яхт-клубе «Восход» на сайте храма святого благоверного князя Димитрия Донского в Северном Бутово – это тоже своего рода паломничество?

о. Андрей

- Безусловно.

А. Ананьев

- Причем не требующее того, чтобы собирать чемоданы, получать визы, оформлять загранпаспорта…

о. Андрей

- Это одна из форм диалога нашего друг с другом в Боге, и это работает, и оно потрясающе вдохновляет. Это очень интересно.

А. Ананьев

- Не знаю, как вы, друзья, но я абсолютно уверен в том, что вас рассказ отца Андрея Алексеева вдохновил также, как и меня. Я еще раз подчеркну, к вот этой вот парусной регате, которая проходит на вашем сайте, и которая завершится в пасхальную неделю, можно присоединиться сейчас, несмотря на то, что…хотя придется догонять ведь, наверное?

о. Андрей

- Можно успеть, Малую регату, уверяю вас, вполне можно успеть и обогатиться, да независимо от всего любой день, любая неделя – это огромное богатство, поверьте, это сто́ит того, а тем более еще память о наших покойных героях, они есть в каждой семье, знаете, это важно.

А. Ананьев

- Ну и нельзя забывать о том, что Великий пост – это время, когда нужно открыть Священное Писание и прочитать Священное Писание, может быть, в первый раз, а может быть, и не в первый. И спасибо вам, дорогой отец Андрей, за то, что вы напоминаете нам о том, что это не только труд, но это еще и радость, это может быть прекрасно, это может быть настоящим праздником.

о. Андрей

- Согласен с вами, вдохновенной радостью.

А. Ананьев

- Спасибо вам. Сегодня на «Вопросы неофита» отвечал человек-праздник просто, духовник олимпийской сборной России, кандидат богословия, кандидат исторических наук, настоятель храма святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове Москвы, протоиерей Андрей Алексеев. Спасибо вам, отец Андрей.

о. Андрей

- До свидания.

А. Ананьев

- Я Александр Ананьев, радио «Вера». До новых встреч.

о. Андрей

- Всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Родники небесные
Родники небесные
Архивные записи бесед митрополита Антония Сурожского, епископа Василия Родзянко, протопресвитера Александра Шмемана и других духовно опытных пастырей. Советы праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Силуана Афонского, святителя Николая Сербского и других святых. Парадоксы Гилберта Честертона и Клайва Льюиса, размышления Сергея Фуделя и Николая Бердяева. Вопросы о Боге, о вере и о жизни — живыми голосами и во фрагментах аудиокниг.
Притчи
Притчи
Притчи - небольшие рассказы, наполненные глубоким духовным смыслом, побуждают человека к размышлению о жизни. Они несут доброту и любовь, помогают становиться милосерднее и внимательнее к себе и к окружающим.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.

Также рекомендуем