Москва - 100,9 FM

«Выбор спутника жизни». Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (02.09.2017)

* Поделиться

Артемий ВладимировУ нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, как молодые люди могут строить отношения до брака, как понять, что возлюбленный может стать спутником жизни, и могут ли родители помогать детям сделать правильный выбор.

 

 


Т. Ларсен

— Здравствуйте, друзья, вы слушаете «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, педагог высшей категории, член Союза Писателей, протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей А. Владимиров

— Приветствую вас, дорогие друзья!

Т. Ларсен

— Батюшка, Вы так часто нам рассказываете о своих встречах с детьми, со школьниками, со студентами, с подростками, и мне тоже захотелось сейчас устроить такую встречу Вас с нашей молодежью, которая слушает радио «Вера», и параллельно с родителями, наверное, этой молодежи, потому что, наверное, все вопросы, которые возникают у детей, у подростков, у молодых людей, которые только начинают свою жизнь, они, так или иначе, все равно нас всех касаются, потому что это – наши дети!

Протоиерей А. Владимиров

— Безусловно!

Т. Ларсен

— И, как я понимаю, круг тем, которые Вы обсуждаете с подростками, он всегда достаточно конкретный: отношения с родителями, отношения с Богом, выбор своего пути и выбор спутника жизни.

Протоиерей А. Владимиров

— О, да! Жизнь продолжается, крутится-вертится шар голубой, нас на груди качая, а влюбленные встречаются под луной на скамейках и сегодня, по счастью, многие понимают, что вальс Мендельсона (напевает) и роспись, как юридическая скрепа, благодаря которой супруги наслаждаются общностью имущества, могут защитить права друг друга в суде, не дай Бог, друг против друга устраивать процессы, доказать таможенному офицеру в аэропорту, что они – не случайные люди – это еще не все. Но сегодня к нам возвратилось понимание, что браки заключаются и на земле, и на Небесах, в том смысле, что хочется не ошибиться в выборе, хочется, чтобы Боженька действительно своим перстом прикоснулся к сердцам и соединил их, хочется, чтобы супруги были защищены, равно как и дети, покровом Божьим, хочется не сделать роковой ошибки, а значит, привести к батюшке своего суженого, рассчитывая, что тот священник, как какой-то сверхмощный локатор, скажет: это – твое, это – не твое, и поэтому, безусловно, батюшки, не будучи специалистами в конторе брачных дел, конечно, ежедневно общаются с молодыми и ежедневно погружены во все сложности их сердечных ухаживаний, занимая, впрочем, вполне тактичную роль и нишу, не строя из себя «сватью бабу Бабариху».

Т. Ларсен

— Ну вообще, мне кажется, в принципе, ассоциация между отношениями с противоположным полом и браком у большинства молодых людей сегодня вообще отсутствует, это – совершенно не связанные между собой вещи. Одно дело – это какие-то симпатии, гульки, перемигивания первой влюбленности, и никто не думает о том, что это и есть начало той самой взрослой супружеской жизни.

Протоиерей А. Владимиров

— Во всяком случае, молодые люди, когда произносят слова «I love you», а иные и без этого обходятся, не норовят поставить запятую и, как наши бабушки и дедушки какого-нибудь шахтерского донецкого городка, или Ленинграда послеблокадного, добавить: «Будь моей женой!» Сегодня, к сожалению, я тут улыбаюсь, на самом деле, для меня это – больной вопрос, знак равенства не существует у многих в головах между материнством и отцовством справа, и знакомством и каким-то романом без стихов — слева. Впрочем, оговорюсь, что в большинстве случаев, девушки, если не совсем безбашенные создания, у которых отбило историческую память, таки надеются, приручив какого-либо гостя северной столицы, надеются, что отношения будут развиваться, что они приведут к какому-то знаменателю, уж совсем погасить в себе инстинкт материнства, женскую психологию – трудно. Тут должны в ход идти всякие легкие и нелегкие наркотики и, не знаю еще какие увлечения, чтобы человек уже осознавал себя просто каким-то биологическим видом. Вот у мужчин в этом отношении паралич сознания проник гораздо глубже. В большинстве своем, они превратились в каких-то авантюристов, потребителей. Они все рассматривают в проекции своих удовольствий, своих желаний, иногда, может быть, обманывая себя, однако такие «свободные» в кавычках отношения всегда потом оборачиваются крайней несвободой: для девушки – уныние, депрессия, неудовлетворенность, разочарованность, так что уже всех скопом обитателей планеты мужского пола она готова называть представителями крупного, мелкого рогатого скота. Для мужчины, который устал подсчитывать свои победы, одновременно, поражения, тоже даром не проходит такой беспорядочный образ жизни, и рано или поздно и у тех, и у других все равно в сознании выплывает тот айсберг, тот оселок бытия, который именуется семейным укладом, счастьем, желание материнства, отцовства, и мать-церковь согревает своим дыханием сердца, убеждая вас: не перевелись сейчас и принцы, и Золушки, и Дюймовочки, но и тем совсем нелегко, потому что обрести на дороге жизни единомысленное существо с такими же идеальными понятиями о браке, обрести человека, который хранит себя ради гармонии семейной жизни, становится все труднее. Из этого не следует, что Россия спущена под откос, во всяком случае, наша радиостанция «Вера», а без веры жить нельзя, не зря поднимает такие тонкие, щекотливые, болезненные, но страшно интересные темы, интересные для молодежи.

Т. Ларсен

— Ну вот то, о чем Вы говорите: семья, брак, материнский инстинкт – это все, наверное, признаки уже какой-то относительной зрелости человека, и она наступает явно не в 18 и в 19 лет, а, извините, половозрелость, она, как раз, в этот момент наступает, и вроде бы, как бы хочется влюбиться, хочется общаться, насмотришься кино, начитаешься журналов, смотришь вокруг — все ведут насыщенную жизнь. А с другой стороны, еще совершенно никак у человека не может выстроиться семья: просто опыта такого нет, просто даже понятия об этом нет, а главное – желания нет! Какой брак, какие дети в 18 лет?! Жизнь вся впереди, еще надо доучиться, еще какую-то профессию освоить! И что же теперь? Ходить, опустив глаза долу и сдерживать все свои инстинкты? Так, наверное, думает большинство современных молодых людей.

Протоиерей А. Владимиров

— Большинство не всегда при этом право. Конечно, думаю, многое обусловлено средой твоего обитания. Мне, как батюшке, конечно, везет. Потому что помимо групп риска и беседы с двуногими особями, у которых дыра и в мозгах и на коленке (смеется) и на пятой точке (смеется), действительно, это данность нашего времени…

Т. Ларсен

— Проверила свои джинсы сегодня, сегодня без дыр!

Протоиерей А. Владимиров

— Дыра на коленках еще не означает пустоты в сердце, но я вижу много позитива в современной России, потому что сейчас много многодетных семей, в которых растут девушки, уже привыкшие нянчить своих братиков и сестричек. Вот недавно мне пришлось побывать в Крыму, я общался с несколькими семьями, благополучными, где девочки 17-18 лет чувствуют себя невестами, несмотря на своих родителей, ценят счастье супружеское. По тому, как они модно и стильно одеваются, я вижу, что им не хочется совсем выглядеть серыми перепелочками, они, наверное, хотят быть замеченными, но при этом достаточно избирательные, и понятие о целомудрии, о том, что не следует расставаться с сокровищем невинности только по слепом увлечении у них явно присутствует. Да, я думаю, что это – не абсолютное большинство у нас сейчас в России, тем не менее, у меня оптимистическое восприятие молодежи, как-то я уже об этом рассказывал, потому что сегодня, хочешь – не хочешь, в России возрождается определенная культура приобретения знаний, желание выйти в эту жизнь с какими-то хорошими качественными показателями, там, где есть серьезное отношение к учебе, там, как правило, присутствует определенный сдерживающий фактор в нравственном отношении. И напротив: безделье, возведенное в принцип жизни, поиск сомнительных удовольствий и ничегонеделание, как правило, это – та ряска, ступая по которой, человек проваливается в болото.

Т. Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера», сегодня с нашим гостем, протоиереем Артемием Владимировым говорим о том, как же сегодня молодым людям находить друг друга, становиться женихами, невестами, и при этом сохранять целомудрие. Раньше было все просто: тебе жениха выбирали, в пушкинские какие-нибудь времена, если ты не 20-летняя старуха уже, лет 16, и уже договаривались обо всем взрослые, и молодые потом просто стояли перед фактом.. А иногда и не молодые, ну он, например – все мы помним эту картину «Неравный брак», печальную. Но, в любом случае, вопрос выбора спутника жизни, он был общим семейным делом. А сейчас – наоборот, сейчас наоборот: неприлично взрослым вмешиваться в отношения молодых, они должны сами получать свой жизненный опыт… Но как же его получить?! Как выбрать человека, если тебе 16-17-18 лет?! Ты ничего не знаешь ни о людях, ни о жизни, даже о самом себе! Ты не знаешь своих собственных желаний! Как можно раз и навсегда в этом возрасте выбрать спутника жизни на всю жизнь, вообще ничего в этой жизни не поняв еще?

Протоиерей А. Владимиров

— Да, вот я первую часть Вашей реплики слушая, вспоминаю книгу, которую я прочитал этим летом, замечательный автор, Наталья Горбунова, пушкинистка, она написала исследования о Наталье Николаевне Гончаровой-Пушкиной. У нас принято считать, что это была ослепительная красавица, но несколько легкомысленная. Между тем, подлинные исследования обнаруживают, что это была глубоко религиозная натура…

Т. Ларсен

— Она ведь после Пушкина практически в аскезу ушла..

Протоиерей А. Владимиров

— Она много лет траура выдержала, и потом вышла замуж за Ланского, очень достойного супруга, с которым была счастлива, но свято хранила память о поэте, и Вы действительно правы, Александр Сергеевич и первый, и второй раз сватался, а маменька, тоже мудрая женщина, взвешивала, и довольно сложное имущественное состояние Пушкиных, и реноме, которым пользовался лучший поэт России, однако, должен заметить, что все-таки решали уж не совсем все старички, и к мнению молодежи в пушкинское время в дворянском обществе не просто прислушивались, а все-таки девушка тоже должна была сделать свой выбор, и Наталья Николаевна, прекрасно образованная женщина, домашнее образование тогда в дворянских гнездах стоило двух университетов, это и свободное владение языками, и достаточно хорошее знакомство не просто с французской изящной литературой, с географией, историей – это была развитая по всем параметрам девушка ангельской красоты, которой Пушкин говорил: «Я люблю в тебе не только тело, но и душу». Да, тогда родители, несомненно, принимали очень деятельное участие в подборе кандидатуры, размышлении о том, будет ли этот брак счастливым, или нет, хотя гарантий все равно никто не давал. Сейчас – да, родители, как правило, дают робко какие-то наставления, «девочка, милая моя, милый мой зайчик, не давай поцелуя без любви, не обольщайся, не верь, не верь поэту, дева…» Хотя наши девчонки, егозы и стрекозы, попав в свой кампус студенческий, находясь в своем сообществе, обсуждая темы, среди которых уже нет запретных, часто сами формируют свое суждение, как им быть, как распорядиться дарами невинности, как выстраивать отношения с молодыми ухажерами и, конечно, к нашему недавнему разговору о взаимоотношениях родителей и детей, безусловно, мне кажется, не последняя, а, может быть, приоритетная задача мамы – сохранить дружественные, доверительные отношения с дочкой, чтобы та, по крайней мере, не гнушалась делиться с матерью о своих открытиях, впечатлениях, желаниях… Тут все на запретах не построишь, но дочь, действительно, должна доверять маме, видеть в ней друга, желать с ней, что естественно, поделиться своими разочарованиями, восторгами, так, как Танечка Ларина доброй нянюшке все рассказывала по возвращении со свидания с Онегиным.

Т. Ларсен

— Ну все равно… Хорошо, понятно, что в XIX веке, в XVIII веке все было…

Протоиерей А. Владимиров

— Более-менее упорядоченно….

Т. Ларсен

— Предсказуемо, скажем так. Но сегодня девочка, которая хочет выйти замуж в 18 лет, скорее, обществом воспринимается как блаженненькая такая, немножечко такая неумная, как минимум… Потому что у нас же есть понятие теперь личной успешности. И эта успешность обязательно подразумевает, что ты – развитая личность, ты много путешествуешь, ты учишься, ты образованная, а вот эти все подгузники, пеленки, сопли и весь этот домашний быт – это все очень сильно отодвигается, и зачастую, разговаривая даже с женщинами 30-летними, ты понимаешь, что они еще очень молоды, очень инфантильные, незрелые, неготовые вообще даже не к тому, чтобы быт какой-то построить, а ведь проблема-то именно в том, чтобы отношения построить! Ну просто вот взять и пустить в свою жизнь другого человека, научиться ему уступать, научиться его понимать и как-то вместе строить, потому что сегодня женщина мечтает о том принце, который придет и сразу заполнит собой всю ее жизнь и сразу будет соответствовать всем ее предпочтениям. Никто не знает, и не хочет знать главное, что мужчина, что все люди, грубо говоря, пока они вместе не начали жить, это – полуфабрикаты, и получится у них какое-то вкусное блюдо совместное из их отношений, или нет, это – неизвестно, потому что зависит от того, как готовить.

Протоиерей А. Владимиров

— Да, безусловно! Я возвращаюсь еще раз к своей мысли о том, что наше общество многослойное, и если вести речь о церковном сообществе, я сталкиваюсь с этой молодежью христианизированной, конечно, у девушек идеал супружества на месте, и они

понимают, что 35 лет…

Т. Ларсен

— ...это возраст, когда бабушкой становишься…

Протоиерей А. Владимиров

— Всякое бывает… Да, но не тот срок, когда можно строить на нуле какую-то семейную площадку. То, о чем Вы упоминаете, тоже справедливо, потому что, если мы ведем речь о молодежи еще совсем далекой от Божьего Храма… Я смотрю на школьниц, старшеклассниц в светских школах, видно, что само понятие о женственности у них весьма условно, о достоинстве девичьем, о том благородстве, которое внушает уважение со стороны юношей – почти что отсутствует. Какие-то ложные схемы, как правило, укладывающиеся в русло современной «пан пропал» культуры. Конечно, очень жалко этих девчушек, мальчишек, безусловно, тоже. Они часто не осознают, каким богатством они обладают: это – цельность душевных переживаний, это радость бытия, это, в конце концов, физическое здоровье, которое, простите, не выигрывает от ранних половых связей. Это – те потенции материнства, которые бы нужно хранить и хранить для того, чтобы детки были здоровы, и, безусловно, сегодня и священники, и учителя, не отказавшиеся от своего призвания быть Учителями с большой буквы, и ведущие теле- и радиопрограмм определяются совершенно по-разному. Ну с батюшками все понятно, как бы, а вот относительно взрослых, которые трудятся в массмедиа, демаркационной линией есть… Вот буквально я несколько дней тому назад посетил в Муроме замечательную чету актера Владимира Заманского и его супругу, это люди послевоенного поколения. Большинству наших радиослушателей, наверное, знаком мягкий, исполненный глубокой внутренней правды голос этого замечательного актера, и это, конечно, созидатели, которые оставили после себя замечательную память в тех работах творческих, благодаря которым идеал семейной жизни еще как-то тайно светит и сквозит сквозь поволоку разврата и растления… Но вернемся к нашей милой молодежи, как набраться опыта, как не ошибиться…

Т. Ларсен

— А вот это давайте обсудим через минуту.

Т. Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, педагог высшей категории, член Союза Писателей протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о выборе жениха и невесты. Так вот, как? И можем ли мы, родители, помочь все-таки своим детям сделать правильный выбор, или надо отступить, не мешать, предоставить Господу управить эту ситуацию?

Протоиерей А. Владимиров

— На Бога надейся, а сам не плошай! Я, с Вашего позволения, не забираясь на вселенскую кафедру и не давая совета с высокой колокольни (это, в общем-то, делать очень легко), просто поделюсь какими-то впечатлениями, наблюдениями, «сапиентиса» от «мудрому» будет достаточно. Что ж я наблюдаю: пока девушка или юноша сохраняют свою чистоту нравственную, блюдут свое девство, при влюбленностях, при неравнодушии, при веселом общении друг с другом, вижу, насколько они гармоничны, спокойны, милы, радостны, любознательны. Им присуща некоторая энергия жизни, которая бьет через край, но, если направленно в мирных целях, скажем, учение, делает их действительно динамичными личностями, а главное, этот серебристый девичий смех, такое еще немножко детское, но радостное общение, или вот какая-то история любовная возникла. Девица нашла своего парня, завладела им, или он — ей, вот начинается теневая жизнь, или, можно сказать, открытая, вот сразу наблюдаются изменения, потому что буквально месяц бурных встреч, и потом «мильон терзаний», речь идет, повторяю, не о полнокровном супружестве, а ни к чему не обязывающей «love story», которая воспринимается как нечто вполне собой естественная, не только иными участниками самой истории, но даже современными родителями. Возникают сложности, когда нет опоры на служение друг другу. Нет идеала материнства и отцовства, нет даже убежденности, что мы – «два сапога – пара», а так вот, нашли друг друга на период летней сессии, начинаются терзания, страдания, это муки ли ревности, или жажда собственничества, или какой-то взаимный непонятный разлад, молодые, красивые, интеллектуальные, но при этом простое становится сложным, и короткий период романтической связи вдруг оборачивается бесконечным выяснением отношений, а затем неверность ли, или какая-то отчужденность, депрессия, психологическая несовместимость, раны, страдания, желание забыться, упиться, поменять партнера на другого, и, Вы знаете, слушая эти бесконечные истории, наблюдая их, я всегда, как батюшка, предполагается, что это – существа с таким проницательным сердцем, чувствую присутствие третьего лишнего, какой-то темной демонической энергией. Чем и отличается, собственно, блуд от семейной жизни, освященной желанием сохранять эту жизнь и Божьим благословением. Дьявол реально существует. Он подыгрывает молодым сердцам, сталкивает, соединяет их, но не с тем, чтобы наши аманты-полюбовники выстроили целый жизненный союз, а с тем, чтобы начать их мучить и вместе, и поодиночке. И как тут приходится жалеть этих милых наших, еще совсем в нравственном отношениях неопытных, часто некультурных, часто не знающих даже правила общежития, не говорю о правилах хорошего тона, митрофанушек, что они обжигаются на молоке, они начинают тяжко страдать, не могут найти выхода, идут не к батюшке, а к бабушке, присушивают, приколдовывают, чего только нет в этом мире! А главное – набивают шишки, которых вполне могли бы избежать, будь им присуща бОльшая осторожность, знание французской пословицы «хорошо смеется тот, кто смеется последний», будь им присуще умение держать дистанцию и не спешить, никуда не спешить, «поспешишь – насмешишь людей, да и сам нагрешишь!»

Т. Ларсен

— Ну хорошо, вот мы исходим из все-таки того, что у нас есть молодые люди, которые хотят сохранить свое целомудрие и хотят встретить того самого избранника, с которым они проведут всю свою жизнь, а нам, родителям, кажется, что тот человек, которого они выбрали, это – не оно.

Протоиерей А. Владимиров

— По имущественному цензу.

Т. Ларсен

— Ну, по-разному. Может, он – не нашего круга, или нам не нравятся его манеры. Или мы видим, что у него какая-то странная семья, и, возможно, дурная генетика.

Протоиерей А. Владимиров

— Или в ноздре какая-нибудь шайба…

Т. Ларсен

— Шайба в ноздре, батюшка, поверьте, это – наименьшее из зол! Пусть только этим и ограничилось бы! И, тем не менее, как вот здесь и не разрушить жизнь своему ребенку, и в то же время помочь ему сделать правильный выбор — непонятно. К старцу ехать?

Протоиерей А. Владимиров

— Думается, что… Давайте про старцев! Я вот, знаете, буквально вчера, занимаясь на исповеди, и людей разного возраста принимая, у нас в обители нет недостатка в так называемых «исповедниках» то есть, желающих пообщаться с батюшкой не только на предмет исповеди, но и каких-то жизненных решений, всегда улыбаюсь, когда меня просят «батюшка, может, у Вас есть на примете какой-то старец, который вот мне скажет, разрешит?…»

Т. Ларсен

— Все разрулит!

Протоиерей А. Владимиров

— Да! Я говорю: «поверьте, ни на Небе, ни на земле нет ни ангела, ни человека, который за Вас будет решать Ваши жизненные проблемы». Но это – отдельный вопрос, думаю, достойный отдельной передачи в связи с нашим жанром семьи, любви, верности, обустройства быта и духовной жизни. А вот что я хотел сказать не о старцах…

Т. Ларсен

— …а о выборе! Я просто думаю сейчас, глядя… Поскольку я воцерковилась уже в середине жизни, я как раз в юном возрасте довольно часто впадала во влюбленности в разных мужчин, я понимаю сейчас, что мне сейчас 43 года, не дай Бог!...

Протоиерей А. Владимиров

— Вы ошиблись, у Вас путаница с метрикой! У Вас на 10 лет меньше!

Т. Ларсен

— (смеется) Спасибо, спасибо, батюшка! Но не дай Бог, я бы вышла замуж за кого-нибудь из тех мальчиков, которые мне нравились в 16 лет!

Протоиерей А. Владимиров

— И привлекали Ваше внимание…

Т. Ларсен

— Это просто катастрофа была бы! Вся жизнь бы под откос, понимаете! Вот я об этом!

Протоиерей А. Владимиров

— Я думаю, что в этой сложнейшей проблеме один из важных подходов – помочь моему ребеночку, который быстро стал привлекательной девушкой или юношей, не стесняться родителей и вести предмет, их интересующий, в домашний контекст, чтобы они не боялись прийти попить чайку, чтобы встретить приветливо такого друга или подругу родителям, и чтобы максимально открыто протекали их взаимные отношения. Речь идет, конечно, не о тех безобразиях, когда родители какой-нибудь абитуриентки, еще не успевшей аттестат зрелости получить, предоставляют возможность проводить ночь у себя за стенкой, мне это трудно понять, хотя о таких ситуациях я тоже знаю. Но нужно как-то уметь приручить мальчишку, на которого посматривает дочка, и разговорить его, мы об этом часто беседуем, что современным родителям зачастую не хватает ни времени, ни сил вот так вот через словесное общения натягивать струночки взаимного доверия. Чем больше будет открытости в их дружбе, чем ненавязчивей и приветливей будут родители, какие-то все-таки установки и границы, по возможности, очерчивая, тем лучше. Худо, когда мы сразу обзовем «дебилом» этого мальчика, строчащего SMSки, худо, когда мы вынудим ребенка по водосточной трубе сбегать на свидания. Я, по-моему, рассказывал: у меня были такие школьники: девочка по трубе решила за мальчиком спуститься, кусок трубы оторвался, обе ноги переломаны, потом этот фрагмент трубы они принесли в храм, стали уже мужем и женой, у нее все быстро поправилось, но это был, конечно, один форс-мажор. Худо, когда родители не будут уважать в ребенке личность, которая родилась, чтобы мыслить и страдать, дружить и любить, но еще лучше, я думаю, в подростковый период уже начать окучивать сознание ребенка, потому что сегодня, к сожалению, ситуация такова, что о взрослых вещах помышляют пятиклассники, шестиклассники, еще вовсе даже не проклюнувшись сквозь скорлупу взрослости, они уже сочиняют себе чувства, и тут важно не опоздать.

Т. Ларсен

— А мне кажется, что здесь есть и другая сторона у этой медали: пятиклассники, шестиклассники начинают об этом размышлять и этого жаждать в силу того, что им родители об этом ничего не рассказывали. То есть, есть такое, знаете, в православной у нас среде, в христианской нашей, такое «фэ!», типа, мы о половом воспитании с детьми не говорим, вырастут, в 16 лет сами все узнают. Но, к сожалению, я, например, помню наш разговор с моим старшим сыном о том, что и как происходит, как зачинаются дети, который возник именно из-за того, что он начал мне задавать вопросы, исходя из которых я поняла, что у него уже какая-то информация есть, она почерпнута от сверстников, она неверная, она окружена таким флером обсценности, порочности, стыда и, мне кажется, что здесь, я почувствовала, что моя задача – очень важно это сейчас – вынести это в такое бытовое поле, вынести это из-под этого…

Протоиерей А. Владимиров

— Спуда затаенного интереса….

Т. Ларсен

— Непристойности, грязи, порока, и объяснить, что все это происходит в рамках семьи, по любви, во имя рождения детей, и так далее, и тому подобное… Но очень часто родители этой темы не касаются вообще и тем самым тоже создают у детей нездоровый ажиотаж.

Протоиерей А. Владимиров

— Это может быть еще наследие советского периода, а советское время отличалось таким странным пуританством, что считалось…

Т. Ларсен

— У нас в стране этого нет! (смеется)

Протоиерей А. Владимиров

— Что у нас бесполые существа учатся в школе (смеется), хотя зачастую в комнате пионервожатого могло твориться неизвестно что. И, конечно, слушая Вас, я трижды согласен: кто, как не родная мама, отец, предупреждая вторжение в психику ребенка каких-то информационных кумулятивных зарядов, вообще с возрастной психологией не состыкованных, должны действительно эту деликатную тему открыть, именно в контексте идеала, созидания, притом, чтобы ребенок понимал: да, есть какая-то тайна, он должен иметь о ней высокое суждение, но понимать: всему свое время, и не рвался бы к запретному плоду всеми правдами и неправдами. Да, действительно, думаю, что нашим родителям – сейчас нас многие слушают – конечно, совсем не худо приобрести какие-то книжечки, многие священники пишут на эту тем, о том, что нужно знать каждому мальчику, что нужно знать каждой девочке, сегодня на прилавках магазинов православных можно найти хорошую и высокую литературу православных психологов, учитывающих возрастную психологию, и, безусловно, чем мудрее мы подойдем к этой интимной стороне жизни, тем лучше, и дай Бог, чтобы и батюшки наши, которые сегодня все-таки не в диковинку, как индийские слоны, и вольно-невольно православные семьи соприкасаются с теми священниками, кому они доверяют по образу их жизни, дай Бог, чтобы священники тоже на эту тему размышляли и помогали родителям наших буйно растущих подростков, как бамбук, часто за ночь отрастающих на 1,5 см, вводить в эту тему и семейственности, и целомудрия, и я очень рад, что мы сегодня коснулись ее, потому что она заслуживает, я думаю, даже особенной передачи, к которой, безусловно, надо бы подготовиться, я имею в виду, воспитание воспитанию рознь, половое воспитание. И в этом смысле, у меня первая даже книга, которую я посвятил своей маме, условно она называется «Учебник жизни», была рекомендована и отделом дополнительного образования к изучению в школе, начинается главой «Жизнь в утробе матери», посвящена тайне рождения на свет Божий, и опробована среди первоклашек, когда эта тайна жизни, с одной стороны, приоткрывается, но, с другой стороны, ничего гнусного и пошлого и скабрезного там нет, а только благоговение перед даром жизни.

Т. Ларсен

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Мы говорим о том, как выбирать жениха и невесту.

Ну вот уже мы приняли этого нового в нашей семье человека как, вероятно, будущего спутника нашего ребенка. И начинается некий период знакомства…

Протоиерей А. Владимиров

— Адаптации…

Т. Ларсен

— Адаптации, но это же еще не брак, ну девочке 18 лет, она только поступила в университет. Как нам выстраивать отношения с этим новым человеком, и как ребенку с ним выстраивать отношения? Что это? Походы в кино и театры? Когда мы будем говорить о браке? Когда мы закончим институт, когда мы будем работать или все-таки надо срочно выдавать замуж, пока, не дай Бог, сами чего-нибудь не наворотили?

А.Владимиров Единого ответа, безусловно, нет, хорошо, если девочка не в положении оказалась, когда необходимо уже запрашивать определенные государственные организации в виде исключения выдать нам лицензию на брак, и, безусловно, хотелось бы, чтобы молодежь, прежде всего, обрела дружеский союз и испытала его в трудах, совестливое отношение к учению. Плохо, когда крутится-вертится любовь-морковь, пусть даже платоническая, но съедающая львиную долю времени, которое нужно отводить на подготовку к сессии. Я благодарю Господа Бога, что не замечал свою избранницу до 4 курса, хотя она меня заметила на первом, уже, по-моему, рассказывал радиослушателям, но вот матушка моя слушает иногда радиостанцию «Вера» и сейчас уже не так критично относится к моим откровениям, еще раз повторю, что я принял для себя какое-то внутреннее желание: «нужно жениться, такого упустить нельзя». Это было когда моя будущая супруга слепым методом на печатной машинке под мою диктовку писала мой диплом, и безотрывно смотря на меня, такого, можно сказать, гуся лапчатого, она быстро-быстро играла на клавишах пальчиками, и я вдруг понял, что такая чудовищная работоспособность, умение на лету схватывать еще незавершенную фразу – это судьба! И в этом смысле я помогал впоследствии уже своей супруге спустя диплом очень трудный делать по филологической части, а она помогала мне писать мой диплом, точнее, печатать, и мама моей будущей супруги нисколько не подозревала, что вот это наша взаимопомощь, этот симбиоз каким-то окрашен романтическим флером. В этом отношении хорошо бы испытывать женишков, Лелей современных, вот у меня перед глазами одно очень счастливое, кажется, венчание, многодетная семья приняла в лоно будущего жениха, они уже поступили в высшее учебное заведение, и папа невесты, в котором такая мужская харизма, он, действительно, редкий, по-моему, типаж мужчины, который отвечает наименованию главы семьи, он и кормилец, он и верный супруг, и добрый отец, все намекал жениху, и помог ему устроиться на работу, потому что важно понять, кто это, не трутень ли это, не шмель, который только летает над Божьим лугом, как он умеет выстраивать отношения с людьми, есть ли у него психология будущего кормильца. Вот иногда действительно в этом отношении какая-то полная атрофия и инфантильность наблюдается у современных молодых людей. Они, вроде бы, желают семейных радостей, делают предложение, но при этом у них нет еще здоровой психологии середняка, батрака, как хотите, человека, который готов «Эх, ухнем!» тянуть лямку совсем не легкой баржи, потому что любовь любовью, а все-таки муж – это, прежде всего, человек, который берет на себя ответственность за семью, поэтому проверить по этому критерию жениха, увидеть, есть ли у него качества трудяги, приучил ли он себя к трудам, которые, может быть, его не совсем вдохновляют – дело очень важное, потому что уж совсем было бы обидно постфактум, когда уже все свершилось, понять, что хрупкая девочка двадцатидвухлетняя, с красным дипломом и начинающая только свою практику врача в ординатуре или там, в поликлинике, теперь взвалит на правое плечо такой бурдюк с перекисшим вином, или мешок с рафинированным сахаром, и не сможет оторвать от компьютера своего принца, чтобы, по крайней мере, выгулять его в парке ближайшем – вот такого бы не хотелось.

Т. Ларсен

— Но ведь помимо работоспособности нам бы хотелось, чтобы у избранника или избранницы нашего ребенка были какие-то другие качества, какое-то душевное благородство, эмпатия, что называется, умение заботиться, холить-лелеять, потом, чтобы он стал хорошим отцом, или хорошей матерью – как это все можно разглядеть в 18 лет?

Протоиерей А. Владимиров

— Приглядываться, присматриваться и это, действительно, важнейшая составляющая – в чем она? – видит ли молодой человек чуть дальше собственного носа? Не проецирует ли он на себя всю вселенную, превращаясь в какой-то темный квазар-пульсар, втягивающий в себя галактики? Я вновь вспоминаю период как раз преддипломной практики, общения с супругой будущей – нас объединила пожилая женщина, которая вскоре ушла в мир иной после нашего супружества, я ухаживал за ней, помогал ее транспортировать до храма и обратно, в коммунальной квартире, и мне рассказывала моя Лена, когда она пришла к внутренней убежденности, что я могу быть достойным кандидатом для ее самоопределения. Вы знаете, коммунальная кухня, у каждого свой столик, клееночка, не дай Бог, Вы брызнули во время мытья посуды на чужой столик, не дай Бог, оставили какой-то развод на клеенке – это как родильное отделение, или хирургический блок, и вот, когда моя будущая супруга увидела, как я тщательно мокрой тряпочкой замываю эту клеенку на общем столике, она потом мне призналась: «Артемий, тут-то я, наверное, поняла, что это – ты», потому что в этом маленьком каком-то жесте, который говорил о моей адекватности, то есть, я правильно воспринимал жизнь коммунальной кухни, и я старался не давать повода ищущим повода, проявил какие-то пустяковые качества человека аккуратного, почему-то ей хватило этой жанровой сценки, чтобы ее сердце удостоверило, что Артемий – это ее судьба. Очень интересное психологическое, на мой взгляд, замечание.

Т. Ларсен

— Если наши дети нашли друг друга, и мы отметили их бракосочетание, должны ли они жить своей отдельной семьей, или все-таки в наши обязанности родительские входит их поддерживать, и обеспечивать, наверное, даже, пока они сами на ноги не встанут?

Протоиерей А. Владимиров

— Поддерживать, но не превращать их в каких-то двух морских свинок, которым в клетку закладывают зернышки, в поильницу – водичку, так что они там милуются и бед не знают, да еще за ними выносить в поддоне отходы их производства. Я думаю, что, конечно, правы те родители, которые все-таки мыслят об отдельном гнездышке, где дети должны самоопределяться. Вот только вчера меня везет молодой папа, преуспевающий папа, у него подрастают детки, он думает о свое будущности: продолжать ли ему вкалывать на 120% или выбрать для себя такую в своей сфере фармацевтической такой уклад, чтобы у него было время больше для детей, и о будущности мы детей заговорили, он как раз нашей темы коснулся, говорит, «Вы знаете, батюшка, я смотрю на своих старших друзей, тех, которые обустроили гнездышко для детей поженившихся, и те уже вошли на все готовое, уж как дети расслабляются, печали не зная!» И по его суждению, здесь нужна какая-то тоже мудрая сдержанность, но, с другой стороны, поженились, повенчались, давайте, братцы, ищите счастья на стороне, мы свое дело сделали: миллионную свадьбу вам сыграли, как хотите. Я думаю, все-таки, это было бы экстремально, большинство родителей понимают: без крыши над головой трудно создать все условия для гармоничного брака, но не подменять собою, свою голову к молодым не приставлять. Когда у тех продолжает потребительская детская психология работать, а между тем как они должны уже арбайтен – вкалывать, и не без каких-то самоограничений, лишений потихонечку выстраивать свою жизнь, — дело худо. На мой взгляд, родители должны, как какие-то миротворческие войска, вежливые зеленые человечки, сидеть в кустах, с тепловизорами, внимательно присматриваться, что там происходит, вовремя какую-то подачку, бонус, потом вновь выйти в тень. Нужно молодой семье все-таки давать развиваться, проявлять себя, проявлять определенные трудности и ни в коем случае не вываливать из хрущевского рога изобилия всю полноту материальных благ, под которым может быть похоронена молодая семья.

Т. Ларсен

— Последний вопрос, а то, к сожалению, поджимает нас время нашей программы: сердцем выбирать или умом?

Протоиерей А. Владимиров

— Человек – это не искусственный интеллект, и человек – это не сгусток эмоций, но Бог даровал нам и ум, и сердце, и рациональное, и такое проникающее интуитивное начало, поэтому я на этот вопрос для себя однозначно отвечаю: и дом Ростовых, и дом Болконских. Целостное восприятие личности предполагает, что и сердце отзывается на Ромео, он не должен быть противен, но и умом я должен взвешивать его качества и таким образом сердце – вещун, а ум – капитан на капитанском мостике, а главное – не спешить, семь раз – отмерь, один раз – отрежь! Почаще, дорогие радиослушатели, будем потенциальных женихов и невест приглашать к нам домой – и на чашечку чая и на английский пятичасовой обед, чтобы смотреть как кандидат — готов ли блюдо предложить соседке, или все, как Собакевич, проецирует на самого себя, как обращается с салфеткой, как он может поддерживать разговор, развит ли он не только как личность жующая, поедающая и обладающая здоровым завидным аппетитом, но как человек, который умеет выстраивать общение… Ах, тема настолько обширна, а времени, как всегда, мало, я был бы рад, как батюшка, если бы наши радиослушатели, хотя бы наши робкие штришки и наметки восприняли как какой-то ориентир и думали сами. Все-таки как мы с Вами тут не умны и не широки в познаниях, жизнь проживать радиослушателям самим.

Т. Ларсен

— Спасибо огромное! Вы слушали «Семейный час» на радио «Вера», у нас в гостях был протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей А. Владимиров

— До скорых встреч!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Богослужебные песнопения
Богослужебные песнопения
Программа о богослужебной жизни Церкви раскрывает историю, смысл и богослужебный контекст песнопений, которые звучат в православном храме.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Первоисточник
Первоисточник
Многие выражения становятся «притчей во языцех», а, если мы их не понимаем, нередко «умываем руки» или «посыпаем голову пеплом». В программе «Первоисточник» мы узнаем о происхождении библейских слов и выражений и об их использовании в современной речи.
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем