Москва - 100,9 FM

«Святыни Переславля-Залесского». Светлый вечер с игуменией Евстолией (Афониной) и прот. Александром Смирновым (25.09.2017)

* Поделиться

Протоиерей Александр Смирнов и игумения Евстолия

У нас в гостях были настоятельница Переславского Свято-Никольского монастыря и Подворья в селе Годеново игумения Евстолия и клирик этого монастыря протоиерей Александр Смирнов.

Разговор шел о святынях Свято-Никольского монастыря, о жизни подворья в селе Годеново, об обретении чудотворного Креста и о том, как меняется «православный облик» Переславля-Залесского.

 

 

 


А. Пичугин

– Здравствуйте, дорогие слушатели, «Светлый вечер» на светлом радио. Лиза Горская...

Л. Горская

– И Алексей Пичугин в студии радио «Вера».

А. Пичугин

– А вместе с нами и с вами этот час ближайший проведут игумения Евстолия, настоятельница женского Переславского Никольского монастыря и подворья этого монастыря в селе Годеново. Здравствуйте.

Игумения Евстолия

– Здравствуйте.

А. Пичугин

– И протоиерей Александр Смирнов, клирик этой обители, то есть Переславского Никольского монастыря. Здравствуйте, отец Александр.

Протоиерей Александр

– Здравствуйте. Господь вас всех благословит.

А. Пичугин

– Мы встречаемся с вами в преддверии, правда, на этой неделе, по крайней мере, мы отмечаем большой праздник – Крестовоздвижение. И как раз подворье в селе Годеново, оно, думаю, многим известно как место, где находится знаменитый Годеновский Крест. Об этом мы тоже сегодня обязательно поговорим. Но давайте вначале несколько слов и про обитель, и про город, в котором монастырь находится, Переславль-Залесский. Все-таки такое удивительное место – на берегу огромного озера, и сколько там было событий исторических, связанных с нашей страной. И Александр Невский здесь родился, и Юрий Долгорукий его основал, и флот Петр I тут начал свой развивать. И несколько монастырей до сих пор действующих в городе. Ну вот я уже так пунктирно наметил. Ваш монастырь, Никольский монастырь... Надо напомнить нашим слушателям, кому-то рассказать, матушка Евстолия уже была у нас в программе, это было, наверное, года полтора назад. Мы тогда подробно говорили и про Никольский монастырь, и про Годеново, что-то меняется, конечно, в жизни монастыря. Давайте про историю обители.

Игумения Евстолия

– Да, очень с большой радостью. Ну наша обитель древняя, ее основал преподобный Димитрий Прилуцкий, сомолитвенник преподобного Сергия Радонежского. Их образы даже путают удивительным образом, часто мы видим, что образ преподобного нашего Димитрия подписан как образ преподобного Сергия Радонежского. Но их можно не путать, потому что, хотя они жили и одновременно, и даже преставились в один год, в 1392-й, но, тем не менее, это два отдельных, разных подвижника. Но нам очень всегда тоже трогательно, что наш Преподобный один из таких подвижников очень высокой духовной жизни. Жил он, родился в городе Переславле и основал вот этот самый Никольский монастырь, называется он «что на болоте», в истории назывался. И вот нашей обители уже исполняется более шестисот там лет, таким образом.

А. Пичугин

– А был большой перерыв в советское время. Я думаю, что многие... Все храмы в Переславле были закрыты или какой-то действовал?

Протоиерей Александр

– Нет, один в городе оставался, Покровский, открытый, остальные были закрыты, да.

А. Пичугин

– И я думаю, что, как это часто бывает, монастыри использовались как какие-то ну там, я не знаю, моторно-тракторные станции...

Л. Горская

– Ты имеешь в виду, монастырские стены.

А. Пичугин

– Монастырские подворья. Ну естественно. Как могли работать монастыри в 20-е годы – очень часто создавали трудовые артели. И когда монахов записывали сотрудниками этой артели, это была одна из немногих возможностей как-то продолжать монашескую жизнь. У вас такого не было, да?

Игумения Евстолия

– Нет, что-то подобное было. Но, тем не менее, в 1923 году монастырь прекратил свое существование. После этого некоторое время еще действовали храмы как приходские, но в 30-х годах основной собор нашей обители, Никольский, был взорван, также была взорвана колокольня. И, естественно, остальные здания и сооружения отошли под различные бытовые нужды.

А. Пичугин

– Вы настоятельница монастыря с какого года?

Игумения Евстолия

– С 1994 года.

А. Пичугин

– То есть уже больше 20 лет с момента открытия.

Игумения Евстолия

– Представляете себе? Почти 24 уже.

А. Пичугин

– С момента открытия вы стали?

Игумения Евстолия

– Да.

А. Пичугин

– А вы, отец Александр, сколько там служите?

Протоиерей Александр

– Ну я где-то начал служить, еще будучи священником приходским, и помогал. Матушка приглашала, я с радостью помогал там – это с 2007 года. А потом уже, вот с 10-го года уже так более-менее на регулярной основе тружусь, по благословению тогда еще владыки Кирилла, меня перевели в штат именно монастыря Никольского, да.

А. Пичугин

– А как вообще в Переславле с церковной жизнью? Потому что не так давно появился епископ Переславский и Угличский, а в 90-е годы, ну даже не то что кафедра была, а викариатство такое Переславское. Храмов много, все ли они открыты?

Протоиерей Александр

– Нет, конечно. Далеко еще не все открыты. Но надо сказать, что многие из тех, которые были закрыты, их уже физически просто не существует, остались только поминальные кресты на их местах кое-где. А те храмы, которые физически существуют, идет работа по их либо передаче Церкви, либо их уже, так сказать, обустройстве. Вот один из храмов, в частности, храм Сергия Радонежского, имени Сергия Радонежского с помощью казаков местных пытаются привести в такой надлежащий вид, чтобы можно было в нем служить. Вот появление опять кафедры Переславской было принято всей православной общественностью с большим воодушевлением. И очень большие надежды возлагаем мы все на то, что этот город начнет жить более полноценной, более такой глубокой христианской жизнью, конечно.

А. Пичугин

– А чем вообще город сейчас живет? Когда-то в советские времена были торфоразработки, была узкоколейная железная дорога, которая через город шла. Сейчас ее уже нет, остался только небольшой музей этой железной дороги в Талицах, неподалеку от Переславля. Есть несколько фабрик. Но город-то большой, это сколько, около 50 тысяч там?

Протоиерей Александр

– Нет, меньше. Где-то 36-37 тысяч, наверное, населения.

А. Пичугин

– Но все равно.

Протоиерей Александр

– Ну надо отметить, что, к великому нашему сожалению, несмотря в целом на такой как бы некоторый подъем в жизни страны и экономики, в нашем городе пока перемены к худшему, можно сказать. Потому что единственный университет, который имел как бы неплохую репутацию...

А. Пичугин

– Да, в центре города, я знаю.

Протоиерей Александр

– Он фактически сейчас на грани закрытия.

А. Пичугин

– Но пока работает.

Протоиерей Александр

– Ну буквально уже вот, можно сказать, уже практически не работает. Поскольку сначала аккредитацию не продлили, потом лицензию. И сейчас уже там, я не знаю, пошел счет на дни его существования, к сожалению. Потому что молодежь и так все время оттекает в нашу столицу славную, и город потихонечку вымывается, становится все более и более такой как бы город пенсионеров и отдыхающих, приезжающих из Москвы.

А. Пичугин

– Да. Я часто бываю в Переславле и наблюдаю, конечно, последние годы, что я там проезжаю мимо, очень сильно все изменилось. По берегам Плещеева озера коттеджи вырастают, столичные дачи. Я не знаю, но это же, наверное, с другой стороны, все как-то довольно благотворно влияет и на церковную жизнь, и на состояние храмов, монастырей, потому что московские деньги приходят вместе с тем.

Протоиерей Александр

– Ну вот не знаю. Матушка лучше знает что-нибудь про московские деньги.

Л. Горская

– Кто-нибудь видел московские деньги?

Игумения Евстолия

– Ну наш монастырь очень известен сейчас тем, что у нас вновь построен Никольский собор, вновь построена колокольня, вообще ансамбль монастыря фактически возрожден, благодаря московскому меценату, милостью Божией. Его зовут Виктор Иванович Тырышкин. Это известный человек не только в церковной среде, но и в общественной жизни. Так что вот. Но это не потому, что Виктор Иванович построил коттедж на Плещеевом озере, представляете.

Протоиерей Александр

– По-моему, у него нет коттеджа.

Игумения Евстолия

– Да. Просто он мимо проезжал на завод железобетонных конструкций и увидел нашу разруху.

А. Пичугин

– Завод железобетонных конструкций я тоже видел в Переславле.

Л. Горская

– Сколько раз возрождался монастырь? Я же, насколько помню, его Тамерлан сжигал где-то в XIV веке, 1380...

А. Пичугин

– Ты помнишь?

Л. Горская

– Ну да, мы тут многое вспоминаем в наших программах, и про XIV век, иногда даже про VI, когда жители спаслись на лодках на середине озера.

Протоиерей Александр

– Не просто жители, а спаслась как раз преподобная Ефросиния, в миру Евдокия, супруга как раз небезызвестного Дмитрия Донского князя. Она была спасена чудесным образом. Действительно лодки на центр озера, и такой вот неожиданно опустившийся туман или облако покрыло ее от глаз тех, кто хотел ее настичь. И по ее обету, она дал обет ради того, чтобы была спасена, был построен даже храм, такой обыденный храм (обыденный – это значит по обету, за один день построенный) Божией Матери «Знамение». Тогда он, кстати, был Иоанна Предтечи, поскольку, говорят, что это было в день Рождества Иоанна Предтечи. Сейчас он больше известен как «Знамения», потому что чуть позже, когда его уже переделали из деревянного в каменный, основным приделом стал придел Знаменский.

Игумения Евстолия

– Очень знаменательно, что еще основан был монастырь, что на Горицех.

Протоиерей Александр

– Да. Надо сказать, что вообще вот, кстати говоря, о московских деньгах. Вот эта великая княгиня, она очень-очень много приложила усилий для того, чтобы построить и монастыри, и храмы, и их благоукрасить и возвеличить. Она очень любила Переславль-Залесский. Говорят, что она, если не путаю, была дочерью суздальского князя, и часто летом проводила время в Переславле-Залесском в детстве еще и очень любила этот город. И позже уже с маленькими детьми своими тоже приезжала туда. И многие храмы, монастыри обязаны именно этим московским деньгам своим существованием.

Л. Горская

– Сейчас до Переславля ехать два часа, по-моему.

Протоиерей Александр

– Сейчас ехать полтора часа.

А. Пичугин

– Ну да, без пробок полтора.

Л. Горская

– А тогда сколько?

Протоиерей Александр

– Ну тогда это двое суток.

А. Пичугин

– Считай, дневной переход это примерно...

Протоиерей Александр

– 60 километров, 70.

А. Пичугин

– Меньше, 40-50, максимум.

Протоиерей Александр

– Двое-трое суток, наверное.

А. Пичугин

– От Суздаля до Переславля – это я точно знаю, хорошо знаю, – порядка 120 километров.

Игумения Евстолия

– Больше. 160, наверное, даже.

Протоиерей Александр

– От Суздаля?

Игумения Евстолия

– Да.

А. Пичугин

– Так что это дня три пути.

Л. Горская

– То есть это не на уикенд с детьми, вообще-то говоря. Это только неделя дороги в обе стороны.

Протоиерей Александр

– Ну во всяком случае, это было событие, большое событие. Достичь Переславля – надо было потратить много времени, да.

А. Пичугин

– Там несколько крепостей по пути было, где можно... Ну там же как это все было устроено: дневной переход и обязательно есть какая-то крепость, где можно передохнуть, где люди с соответствующим статусом могут сменить коней, отдохнуть, переночевать, набраться сил и продолжить путь. Вот так Юрьев-Польской, например, город нынешний Юрьев-Польский, как его еще называют официально – вот вам половина дороги примерно от Суздаля до Переславля. Там еще несколько таких мест было.

А. Пичугин

– Напомним, дорогие слушатели, что в гостях у радио «Вера» сегодня игумения Евстолия, настоятельница Переславского женского Никольского монастыря. Протоиерей Александр Смирнов, клирик Переславского Никольского монастыря. Мы говорим про Переславль, про монастырь, про Годеново будем обязательно говорить, это подворье Никольского монастыря неподалеку от Переславля, где хранится удивительный, известный, наверное, многим жителям, православным жителям нашей страны Крест, о нем мы обязательно поговорим. Матушка, а когда вы в 94-м году пришли в Никольский монастырь, что, как он выглядел, это руины были? Собора, как я понимаю, не было.

Игумения Евстолия

– Да, вы знаете, даже из путеводителей это место исторически было вычеркнуто. То есть что был там вообще монастырь всячески уже память стиралась. Это была какая-то дорога, на которой стояли два старинных храма XVIII века – это надвратный храм Петра и Павла, храм Благовещения Пресвятой Богородицы и очень заброшенное строение келейного корпуса. Трудно было представить, что это действительно был некогда знаменитый Никольский монастырь.

А. Пичугин

– И как приходилось первые годы? 94-й год, денег в стране нет. Вроде церкви начали возрождать, открывать, но те церкви, которые в 94-м году открывали, они зачастую только крышу получали к началу 2000-х, я имею в виду, крышу -кровлю.

Игумения Евстолия

– Ну да, время было такое непростое. Но, тем не менее, вот я была прислана из Толгского монастыря, где с 88-го года в качестве насельницы пребывала, и мы видели еще большие руины, если так сказать, в сравнении. Ну то есть разница была не очень большая. Но, правда, не было стены, не было ограждений, не было теплых келий. Все это пришлось восстанавливать, все это пришлось создавать. Но Господь не без милости. Мы сами удивляемся, что на самом деле из просто пустого места, совершенно непригодного для существования вообще-то людей, он превратился в живой монастырь, деятельный, который еще обращает на себя теперь внимание.

А. Пичугин

– Много паломников?

Игумения Евстолия

– Да. Мы сами удивляемся, но поток паломников, он не уменьшается, а даже увеличивается.

Протоиерей Александр

– На глазах растет, честно говоря.

Игумения Евстолия

– Но особенно, надо сказать, что поток паломников через Переславль увеличивается благодаря значимости Годеновского Креста. Мы сами не думали, что Переславль со столь многими святынями, со столь многими историческими местами и монастырями будет как бы интересен благодаря тому, что находится на дороге в Годеново.

А. Пичугин

– Но это речь о православных паломниках. Так обычно люди, которые катаются по Золотому Кольцу как туристы, в выходной день, они проезжают Переславль, едут в Ростов Великий.

Протоиерей Александр

– Можно я здесь вставлю. Интересно, у меня супруга моя заметила: когда мы заходим в храм, ну не в храм, а в монастырь, говорит, сразу можно понять, православные приехали паломники или туристы. Говорит, православные приезжают в своей одежде, а туристы все в желтых юбках, которые сверху одевают, которые у нас выдают. Если весь монастырь забит желтыми юбками, значит, приехали туристы. Ну таких тоже немало. То есть людей вообще как бы немножко, как бы сказать, растерянных и необычно чувствующих себя вот в этих стенах. Но они приезжают, смотрят, заходят даже на службу. И нас это радует, и слава Богу, так хорошо.

Л. Горская

– Давайте, может, отдельно поговорим об истории Креста Годеновского.

Игумения Евстолия

– Уже начинаем?

Л. Горская

– Да. Как он вообще появился?

А. Пичугин

– А потом к Переславлю вернемся.

Игумения Евстолия

– А потом вернемся к тем пяти монастырям, которые существуют сейчас уже на территории древнего Переславля.

Л. Горская

– Да, просто мы так говорим: он известный сейчас, да, но он же не всегда таким был.

Игумения Евстолия

– Конечно.

Л. Горская

– Я помню еще времена, когда по какому-то бездорожью редкие люди к нему пробирались.

Игумения Евстолия

– Да. Вот это чудо, как сказать, нового явления Креста для нашего народа, оно происходило, на самом деле, на наших глазах, с нашим участием. Вот мы сами удивлены. Потому что когда в 97-м году, а в этом году как раз исполнилось 20 лет нашему подворью в Годеново, мы приехали в столь отдаленное место, где увидели на горе стоящий храм, вокруг поля, леса, болота, непротоптанная даже, можно сказать, дорожка к этому храму, еле там можно было проехать. И, честно сказать, увидев святыню, изумившись ее величайшей такой, как бы сказать, значимостью, мы вообще думали, что просто там будет у нас сельскохозяйственное подворье, где можно будет покосить сено, вырастить картошечку и сходить в лес по грибочки. Вот таким образом. И вот изменилось ситуация совершенно на противоположную. Нам некогда ходить ни за грибочками, отчасти некогда ни сеном заниматься, ни картошкой заниматься, потому что мы только и делаем, что осуществляем фактически богослужебное свое служение.

А. Пичугин

– У вас сколько сестер в обители сейчас?

Игумения Евстолия

– У нас 26 сестер.

А. Пичугин

– 26 сестер и все равно не хватает для того, чтобы и хозяйством сельским заниматься, и картошечку выращивать, и грибы солить и вот помогать в самом Годеново.

Игумения Евстолия

– Нет, ну в определенных масштабах хватает. Но наши масштабы же, так сказать, гораздо больше. Потому что когда приезжают паломники, мы тоже стареемся кого-то накормить, кого-то принять – вот это все необходимые хозяйственные хлопоты, которые тоже требуют сил, рук, времени и так далее. А хочется чтобы ну эта деятельность расширялась. Потому что тот поток людей, которые сейчас нуждаются, которые обретают для себя крест как свой смысл своего существования, надо сказать, то поток этот увеличивается. И для этих людей, конечно, хочется создать условия, к сожалению, которые мы еще не создали. Ну я имею в виду паломнические гостиницы, какие-то возможности для проживания. Потому что только приехать одним днем, помолиться и уехать, например, там за 200 километров, за 600, за 800 – конечно, это очень трудно для людей. Поэтому мы чувствуем на себе такую ответственность, которой мы тоже вот хотели поделиться, что перспектива вот этого паломнического центра нас очень сейчас волнует.

Л. Горская

– Вы же его отреставрировали, Крест.

Игумения Евстолия

– Да.

Л. Горская

– Вот расскажите про это подробнее.

Игумения Евстолия

– Да, вот передо мной лежит реставрационный паспорт, который мы вот получили от реставраторов. Реставрация осуществлялась в 2002-2003 году, специалистами Государственного Русского музея. Эти подвижники – это Михаил Бушуев и Рудольф Александрович Кесарев, они исполнили наши пожелания – они не выносили Крест из храма, и реставрация проходила на наших глазах. Это была очень подробная, очень капитальная такая реставрация, которая дала очень замечательный результат. Сейчас, когда специалисты московские приезжают, искусствоведы такой высокой квалификации, они изумляются, какое качество реставрации было произведено. Это действительно не просто реставрация, это была спасенная реликвия. Потому что не только красочный слой нуждался в реставрации, но и древесина, и слои. И, в общем, сама конструкция Креста, она была фактически, ну как сказать, рушилась на глазах.

Л. Горская

– Вот я так понимаю, что он сильно пострадал в советское время, да?

Игумения Евстолия

– Очень сильно.

Л. Горская

– От чего? От условий хранения или его специально разрушали?

Игумения Евстолия

– И от того, естественно, и от другого.

А. Пичугин

– А расскажите вообще, давайте вот с истории просто Креста начнем и постепенно дойдем до советского времени. Потому что ну чтобы была последовательность. Ведь ничего неизвестно о том, где он был сделан, как он был сделан, он просто вот появился в XV веке, за 30 лет до падения Константинополя, где-то в этих лесах, недалеко от вас.

Игумения Евстолия

– Не просто появился, а он появился с неба – вот это очень существенная деталь. Это небоявленная святыня. Одна из многих, надо сказать, которые мы знаем в нашей истории. Толгская икона Божией Матери – небоявленная святыня. Также чудесным образом примерно в это же время находится Тихвинская икона Божией Матери в северных пределах Руси. И вот является Крест, история которого нам доносится в письменных источниках даже, как сказать, в точном измерении дня. Мы знаем, что это было 29 мая по старому стилю, 11 июня в 1423 году.

А. Пичугин

– А откуда такая точность?

Игумения Евстолия

– Ну есть свидетельства дореволюционные, записанные в книге. В частности, есть такое издательство 1898 года под названием «Чудеса святителя Николая в России».

Л. Горская

– «Житие и чудеса святителя и чудотворца Николая в России».

Игумения Евстолия

– Да. А почему именно святителя Николая, потому что вместе с Крестом явился еще образ святителя и чудотворца Николая, который до нашего времени не дошел. Ну и обращает внимание на себя дата, что это именно 30 лет, день в день, до падения Константинополя, Византийской знаменитой империи. И современные уже историки, как сказать, богословы современные непосредственно связывают явление этой святыни с таким промыслительным путем России как преемницы Византии.

Л. Горская

– Там же было, я помню, предание слышала, что пастухи, которые где-то там неподалеку находились, увидели на востоке свет – это все как раз из этой книги, да?

Игумения Евстолия

– Да, да.

Л. Горская

– Это там зафиксировано было.

Игумения Евстолия

– Ну существует, видимо, еще более древняя книга, которая находится в государственной библиотеке московской, мы тоже имели с нее распечатку. Но более таким известным тиражом идет вот эта вот книга «Явление и чудеса святителя и чудотворца Николая».

Л. Горская

– И что дальше происходило? То есть люди пошли в сторону этого света и они обрели этот Крест, который где-то там в болоте...

Игумения Евстолия

– Пастухи обрели Крест, и был голос Божий: на этом месте стройте церковь.

Л. Горская

– Прямо на болоте?

Игумения Евстолия

– Да. Ну пастухи изумились, построили, стали возводить деревянное основание, как вот сегодня упоминалось уже, обыденную церковь, три венца возвели. И просыпаются утром, а их строение перенесено именно на место явления. Но там Господь, значит, это, потоп посылает, место осушается, наметается холм. И таким образом именно на месте явления Креста выстраивают церковь. Ну таково явление. Но само место явления, надо обязательно уточнить, оно не в Годеново, оно находится в восьми километрах от Годеново. Место это сейчас имеет название Антушково или село Погост, Ивановской области. Дело в том, что в 36-м году были проведены границы и вся Ярославская земля, это раньше была все Ярославская земля, Ростовская даже, она была разделена. И вот три километра нас разделяют сейчас, Годеново, от границы Ярославской, Ивановской области. И такое искусственное разделение сейчас вот имеет место быть.

Л. Горская

– А как он попал в Годеново?

Игумения Евстолия

– А в Годеново оно попало в результате опять же богоборческой вот этой вот жестокой машины, которая стала уничтожать все святое на своем пути. М на месте явления, вот в этом селе Погост, Никольский Погост, разместилась такая богоборческая коммуна, которая фактически взорвала соборный храм, уничтожила колокольню и, естественно, безжалостно обращалась со всеми реликвиями, и в том числе с Крестом. Крест пытались уничтожить – спалить, разрубить. Но Господь очень жестко наказывал все кощунственные поползновения. Ну и есть свидетельство, что годеновские прихожане во главе со священником выкупили Крест у вот этой вот коммуны, и Крест был перенесен в действующий Иоанно-Златоустовский храм.

А. Пичугин

– Где и находится теперь.

Игумения Евстолия

– Где находится теперь.

А. Пичугин

– Он не закрывался никогда.

Игумения Евстолия

– Он какое-то незначительное время был под закрытием, ну как многие храмы, но, тем не менее, староста храма очень, так сказать, вовремя закрывала храм, прятала ключик, убегала в леса. И храм остался фактически нетронутым, что является самым удивительным чудом.

Протоиерей Александр

– Неразоренным.

Игумения Евстолия

– Да.

А. Пичугин

– Кстати довольно распространенная история для Ярославской области, где даже в самые там суровые годы гонений на Церковь довольно много открытых храмов оставалось в Ярославской области. Есть даже статистика специальная, по ней Ярославская область на первых местах.

Л. Горская

– А с чем это было связано?

А. Пичугин

– А я не знаю, я даже историкам Церкви задавал этот вопрос. Но, видимо, все-таки...

Л. Горская

– С какой-то властью на местах, с частными людьми.

А. Пичугин

– Да, с архиереями ярославскими. Все-таки это не так близко от Москвы, вроде бы области соседствуют, но...

Л. Горская

– Ну знаешь, Тверская область тоже не очень близко к Москве, но там другая совсем судьба.

А. Пичугин

– Да, но вот почему-то там, вот в Ивановской области тоже довольно много храмов было открыто. Ну вот как-то так вышло. Есть такой очень хороший фильм, он подразумевался как один из фильмов атеистической пропаганды, «Конец света» называется. Там показана история маленького села Пречистое в Ярославской области, недалеко от Переславля, кстати. Это первая роль в кино Станислава Любшина, он играет молодого священника, отца Михаила. Фильм-то, конечно, атеистическая пропаганда, наверное, но именно в этом фильме показано богослужение, показано, как прихожанки, еще настоящие прихожанки, потому что массовка вся сыграла – это местные старушки, как они молятся в этом храме. Понятно, что священника актер играет, но вот они ходят, молятся, церковь еще открыта была. После, кстати, съемок фильма церковь закрыли на 20 лет, это 61-й, по-моему, год.

Л. Горская

– Это как-то связаны эти два события?

А. Пичугин

– Не знаю, наверное, не связаны. Я это к чему рассказываю, к тому, что вот как раз можно очень хорошо посмотреть в этом фильме антураж Ярославских сел в середине XX века, когда вот был открыт, например, Иоанно-Златоустовский храм в Годеново. Вот что-то похожее там происходило, потому что Пречистое от Годеново ну, может быть, километров 20 по прямой. Напомним, что в гостях у светлого радио сегодня игумения Евстолия, настоятельница Переславского женского Никольского монастыря и подворья этого монастыря в селе Годеново. И протоиерей Александр Смирнов, клирик Никольского женского монастыря. Лиза Горская, я Алексей Пичугин. А через минуту мы в эту студию вернемся.

А. Пичугин

– Возвращаемся в студию светлого радио, где сегодня у нас в гостях игумения Евстолия, настоятельница Переславского Никольского женского монастыря и подворья этого монастыря в селе Годеново. И протоиерей Александр Смирнов, клирик монастыря. Говорим мы про Переславль, про историю монастыря, про Годеновский Крест. Кстати, как ехать от Переславля в Годеново и сколько примерно километров?

Протоиерей Александр

– Ну если точно, то где-то километров 65, из них 40, там чуть больше, это по трассе до Петровска, прямо по самой основной трасе, которая М-8, по-моему, называется. А уже внутри Петровска, там в центре прямо самого этого населенного пункта есть указатель, поворот направо, и остается там 20 с небольшим километров до храма, в котором находится чудотворный небоявленный Крест. Но, слава Богу, сейчас кругом стоят указатели. И вообще трудно сбиться с пути, потому что кругом есть указатели.

А. Пичугин

– Интересно, что – ну эта информация, наверное, для тех, кто решит поехать в Переславль и в Годеново, и кто еще не ездил в Переславль – на машине-то все просто: по Ярославскому шоссе, никуда не сворачивая, из Москвы выехали и через полтора часа вы, если без пробок, то в Переславле. А вот если машины нет, то в Переславль добраться довольно сложно. Потому что железная дорога прошла мимо...

Л. Горская

– Автобус ходит туда.

А. Пичугин

– Автобус ходит, но он то ли один раз, то ли два раза.

Игумения Евстолия

– Нет, нет.

Л. Горская

– Они каждый час ходят.

Игумения Евстолия

– Автобусов очень много.

Протоиерей Александр

– Вы видели на карте, как железная дорога проходит мимо? Ровно по полуокружности она обходит.

А. Пичугин

– Она прямо практически заходит в Переславль и обходит его.

Протоиерей Александр

– И, оказывается, было собрание там дворянское или, не знаю как там, купеческое, и жители горда Переславля в свое время, когда вот строились эти дороги железные, в XIX веке, приняли решение, что им не надо засорять экологию города железной дорогой. Железная дорога тогда ассоциировалась со всякой такой вот, неустройством что ли.

Л. Горская

– Так интересно. А жители года Талдом, они наоборот потребовали провести им железную дорогу. И через Талдом железная дорога проходит только благодаря инициативе жителей.

Протоиерей Александр

– А здесь наоборот. И поэтому смешно смотреть на карту, когда прямая, как стрела, дорога должна была пронзить прямо Переславль, и ровно диаметром 20 километров она по полуокружности обходит. Так что действительно сейчас, конечно, многие жители захотели бы тоже, чтобы там была железная дорога, но пока только автобусное сообщение.

А. Пичугин

– И туристы. А соответственно, если нет машины, то в Переславль можно добраться на автобусе. А в Годеново? В Годеново еще сложнее. Потому что ходил паровозик в конце 80-х – в середине 90-х, который шел каким-то хитрым маршрутом из Александрова в Ростов, рабочий поезд, и он как раз проходил через Петровск. Теперь уже, насколько я понимаю, всего этого нет...

Протоиерей Александр

– Нет, в Петровске есть станция, железнодорожная стация. И можно из Москвы, с Ярославского вокзала сесть на электричку, которая останавливается в Петровске. Не электричка, это будет поезд скорей всего....

А. Пичугин

– Который останавливается в Петровске.

Протоиерей Александр

– Нет, в Ростове все-таки, извиняюсь.

А. Пичугин

– В Ростове. Потому что он через Петровск идет... Из Петровска-то тоже километров 20 надо тоже как-то проехать.

Игумения Евстолия

– Ну там 16 километров, на самом деле, трудно их преодолеть, приходится людям просто брать такси. Потому что тот автобус, который ходит там три раза в день, это очень тяжело под него подстроиться.

Протоиерей Александр

– Там автобусы есть, но редкие очень.

Игумения Евстолия

– Это да, к сожалению, такое есть неудобство.

Л. Горская

– Что представляет собой Годеновский Крест? Это распятие, примерно там высотой с человеческий рост из дерева, и по-гречески там на нем написано «образ Креста».

Игумения Евстолия

– Именно так. Только распятие на Кресте, которое больше двух метров, два шестьдесят сантиметров – по вертикальной части, метр девяносто – по горизонтальной части. Это такое очень большое, полноразмерное такое распятие, выполненное из дерева. Какое именно дерево, мы не исследовали, что это за дерево.

А. Пичугин

– А пытались исследовать?

Игумения Евстолия

– Нет, мы не пытались исследовать.

А. Пичугин

– Я потому что опять же, возвращаясь к любимой всеми Википедии, читал, что Годеновский Крест...

Л. Горская

– Из липы.

А. Пичугин

– Да, из липы сделан. И здесь написано, что сам образ вырезан из липового дерева, многие детали указывают, что Крест был создан в ромейской грекоязычной среде.

Игумения Евстолия

– Ну это искусствоведческое мнение, которое мы не опровергаем. Но когда спрашивают, исследовали ли мы дерево – я имею в виду, что не давали ли мы на какой-то специальный анализ, – вот этого мы не делали. А так, да, действительно говорят, что вот, возможно, это липа, но точного свидетельства такого вот, как сказать...

Протоиерей Александр

– Сертификата нет такого.

Игумения Евстолия

– Да. Ну и самое удивительное, что, конечно, этот образ сохранился, расписанный образ. Расписанный, рельефный деревянный вот он образ. И самое-то удивительное, что он чудотворит. Как он расписан, чем он расписан, из чего он состоит – это как бы, конечно, все интересно. Но самое-то удивительное, что люди к нему приходят, и он меняет судьбы людей. Вот это самое удивительное.

Л. Горская

– Вот и статья из Википедии, которую ты цитировал, она как раз, по-моему, начинается словами, что Годеновский Крест один из самых знаменитых чудотворных крестов.

А. Пичугин

– Чудо, кстати, немалое еще что он сохранился в XIX веке, когда активно боролись со всякими деревянными скульптурами в храмах. А на Севере, в Ярославской области их было много, которые не сохранились. Вот это не Ярославская область, конечно, а Подмосковье, село Дубровицы под Подольском, и у меня там друг был настоятелем этого храма какое-то время, довольно долгое. И вот там, например, Крест, распятие тоже очень известное, он его просто в сарае, если не ошибаюсь, нашел. А выбросили его из храма в XIX веке, когда боролись с проявлениями язычества в церковной культуре.

Л. Горская

– Хорошо, что выбросили, а не сожгли.

А. Пичугин

– Ну и сожгли тоже там порядком.

Л. Горская

– А есть какие-то, может быть, примеры, как эта святыня меняет судьбы людей? Или это не для радиоэфира истории?

Игумения Евстолия

– Вы знаете, мы опубликовали в 13-м году очень даже крупную книгу, на шестистах страницах, называется она «Беседы в Годеново», где был собран такой материал, как раз высказывания людей о Кресте, как в человеческой судьбе он какое значение имел. Ну личные впечатления, так сказать, кто-то, значит, смог откровенно рассказать об этом. Но эта книга вообще-то поражает. Поэтому ну вот что я имею в виду, когда говорю, что, так сказать, человек может изменить свою позицию. Бывает, что приезжают верующие люди, но приводят с собой своих, как сказать, малоцерковных родственников, родных, близких. И очень часто бывают такие истории, когда вот человек не может войти в храм. Вот не может войти в храм, но каким-то образом, значит, все-таки он заходит в храм, и с этого момента жизнь его действительно реально меняется. Вот для нас это, я думаю, что проявление очень значимого события. Не только когда мы просим у Бога, что у нас там что-то болит, какие-то там не ладятся обстоятельства жизненные. А когда конкретно вот из неверующего человека, в котором, ну как мы говорим, вот присутствует иной дух, вдруг он поворачивается и говорит: а я ведь плакал, я плакал пред Крестом, что это со мной было?

Протоиерей Александр

– Вообще ну если вот если дополнить эти слова тем, если когда исповедь в Годеново... Ну то есть есть у нас как бы невольное сравнение, вот в Переславле-Залесском, в монастыре, где более-менее стабильный состав прихожан, сестер, ну и как-то публика в основном, так сказать, воцерковленная. И Годеново, которое действительно к себе притягивает огромное количество людей ищущих и запутавшихся в жизни. То есть это удивительнейшее место, где очень трудно на самом деле священникам, по-человечески трудно просто исповедовать. Потому что люди очень сложных судеб, очень переломанных приходят именно туда, они почему-то доверяют именно этому месту, именно туда хотят прийти и изложить то, что вот, чем болит их сердце. И это стало каким-то таким, не знаю, как сказать, но всероссийским таким местом покаяния, всероссийской своеобразной Голгофой можно даже сказать, потому что там множество слез, множество воздыханий, множество надежд, множество молитв произносится, которых в других местах в таком количестве нет. Это действительно удивительное место. И там и тяжело, и благодатно, и трепетно. И благодать эта как бы вот там присутствует, безусловно.

Л. Горская

– Поэтому в геометрической прогрессии число паломников растет, как вы думаете?

Игумения Евстолия

– Ну конечно, неутешенные люди не уходят от Креста. И даже есть такие высказывания, что вот если человек один раз побывал у Креста, его снова начинает туда тянуть. То есть такая сила притягательная у этой святыни, что он сам как бы вступает в этот разговор с сердцем человека и его не отпускает.

Л. Горская

– Сейчас в среднем, я даже не знаю, как это считать, но вот сколько людей приезжает поклониться Кресту, сколько людей там, может быть, останавливается в монастыре или на подворье пожить и помолиться?

Протоиерей Александр

– К сожалению, негде сейчас особенно остановиться, особенно в подворье. Только сейчас в планах наших это.

Игумения Евстолия

– Только строим планы, чтобы...

Протоиерей Александр

– Надеемся, что найдутся люди, которые нам помогут создать эти места, где можно было паломнику остановиться. Просто действительно иногда тяжело даже смотреть, когда люди вынуждены ночевать в автобусах, жалко.

А. Пичугин

– И такое бывает.

Протоиерей Александр

– Да, довольно часто.

А. Пичугин

– Просто мы с вами, матушка, когда в прошлый раз встречались, вот я не помню, полтора года там прошло, как раз говорили о том, что очень хотелось бы построить какую-то гостиницу или место.

Игумения Евстолия

– Да, у нас уже готовое есть проектное решение, архитекторы уже проработали в деталях даже варианты. Ну вот пока что не нашлось еще тех желающих, которые готовы были бы осуществить.

Л. Горская

– А как вам кажется, там строительство, гостиница, она не нарушит уединенность этого места? Или вы так как-то спланировали, что она в сторонке, ну где-то так. Такой вопрос.

Протоиерей Александр

– Вы знаете, мне кажется, что сам этот чудотворный Крест формирует какую-то такую особенную мистическую что ли уединенность этого места. И, несмотря на толпы людей, которые, например, в праздники там собирается не одна тысяча людей, то есть храм не вмещает. Множество людей, причастников стоит на улице, мы причащаем, иногда до десяти Чаш выносим на улицу, причащаем, потому что не помещаются люди.

Л. Горская

– Потрясающе.

Протоиерей Александр

– И вы знаете, все равно вот это чувство предстояния перед этой великой святыней... То есть святыня настолько велика, насколько она вот касается неба, что все мы чувствуем себя перед ней как бы одинокими.

Л. Горская

– Теряемся.

Протоиерей Александр

– Да, предстоим вот как бы одиноко пред это. И эти люди не мешают они друг другу, как-то не знаю, как это выразить. Там этого не чувствуется. Там чувствуешь, что все пришли вот сюда к Кресту. И Крест доминантой является, такой мощнейшей духовной доминантой, которая поглощает сердце, и внимание, и души людей, которые там присутствуют, как будто бы они один на один стоят с этим Крестом.

Л. Горская

– Он в храме находится.

Протоиерей Александр

– Он в храме, да.

Л. Горская

– А в монастыре можно остановиться? Как там – паломники, не паломники, есть же какие-то варианты там, может быть? Или в монастыре тоже еще предстоит гостиницу построить?

Игумения Евстолия

– Тоже предстоит построить гостиницу.

Протоиерей Александр

– Очень скромные возможности. Очень скромные.

Игумения Евстолия

– Да, тоже предстоит. Ну в городе Переславле, как все-таки в населенном пункте, есть гостиницы, где можно переночевать. Вот люди этим пользуются. Но не всегда у всех есть такие возможности, скажем так.

Л. Горская

– Ну у кого нет, приходится там в машинах, в автобусах.

Игумения Евстолия

– Да. Подвижнический дух наш очень велик.

Протоиерей Александр

– Вот сейчас будет праздник скоро, Крестовоздвижение, это будет несколько автобусов, которые приедут ночью и будут ночью там ночевать.

Игумения Евстолия

– Да, из каких-нибудь отдаленных уголков.

Протоиерей Александр

– А вообще вот в этот именно праздник собирается удивительное количество людей.

А. Пичугин

– А есть мысли, как эту проблему можно хотя бы начать решать. Потому что ну, с одной стороны, понятно, что в Переславле есть дорогие гостиницы. Есть люди, которые могут себе это позволить. Но среди паломников много людей небогатых, строительство... Вот ту гостиницу, которую вы задумали, она бесплатная должна быть по вашим замыслам?

Игумения Евстолия

– Как в других монастырях. Какое-то минимальное, конечно, минимальная какая-то плата вносится, поскольку обеспечение всех, как мы знаем, этих живых построек, оно тоже немало стоит. Но все это решаемо. Как вот в Оптиной тоже есть большие помещения. Вот мы интересовались в Дивеево, например, там в одновременном размещении могут расположиться полторы тысячи человек.

Л. Горская

– Ничего себе.

Игумения Евстолия

– Ну это все осуществляется, конечно, не за один день, но, тем не менее, осуществляется. И мы верим, что если есть воля Божия, то все будет осуществлено. Как нашелся же у нас ктитор, Виктор Иванович, который на месте взорванного собора воздвиг великолепный новый собор Никольский, который сейчас является гордостью города Переславля.

А. Пичугин

– А похож? Или такой же как был?

Игумения Евстолия

– Он лучше.

А. Пичугин

– А вы же старый не видели.

Игумения Евстолия

– Извините нас, но он лучше.

Протоиерей Александр

– Нет, фотографии существуют. Интересно, что люди, которые впервые видят его, уверены абсолютно, что это тот самый старый собор. И не сразу люди соглашаются с тем, что это новопостроенный, настолько удивительно хороший.

А. Пичугин

– Напомним, что в студии светлого радио игумения Евстолия, настоятельница Переславского Никольского монастыря, протоиерей Александр Смирнов, клирик этого монастыря. Мы говорим о городе Переславле, о Никольской обители и о подворье в селе Годеново, где знаменитый Годеновский Крест находится. Так вот, возвращаясь к вопросу о размещении паломников, все-таки хотя бы какие-то возможности у монастыря есть кого-то разместить?

Игумения Евстолия

– Вы знаете, до 20–25 человек.

А. Пичугин

– Это, конечно, да...

Л. Горская

– Капля в море.

Игумения Евстолия

– Увы.

Л. Горская

– Ну то есть мест никогда не бывает.

Протоиерей Александр

– И то в корпусе, который, вообще-то говоря, на ремонте стоит. То есть это полкорпуса без окон без дверей, а полкорпуса, в общем, как-то...

Игумения Евстолия

– И мы нуждаемся в поддержке в этом отношении очень существенной. И надеемся, что у кого-то расположится сердце к этому большому делу.

Протоиерей Александр

– К тому же вот я хочу обязательно обратить внимание, может быть, многим это будет интересно, что мы действительно все настолько сосредоточены на Кресте вот этом небоявленном, Годеновском, что и сами иногда порой себя ловим на мысли о том, что мы забываем, что в самом монастыре есть еще один Крест, тоже весьма и весьма примечательный и знаменитый. Это Корсунский Крест.

А. Пичугин

– А расскажите про него.

Протоиерей Александр

– Может, матушка немножко расскажет.

Игумения Евстолия

– Ну, батюшка, так хорошо начали и продолжите, пожалуйста.

Протоиерей Александр

– Мое сердце он очень сильно трогает еще и потому, что ну есть все основания верить этому церковному преданию, что это один из тех крестов, которые в качестве трофея Владимир святой равноапостольный принес из Корсуни в Киев, и которые участвовали в крещении киевлян, новгородцев, и вообще всей Руси. Он их как бы принес как реликвию, как трофей, как знак того, что он принял это православие от ромеев в Корсуни, и он это православие разносил по городам и весям, в том числе и с помощью этих крестов. Это удивительный крест. Он действительно большой. Это выносной крест, который, скорее всего, участвовал в крестных ходах. То есть там и специальные приспособления, на растяжках которые, видимо, его держали, когда его носили на носилках, ходили вокруг городов. Но еще удивительней то, что мало того, что он имеет такую немалую историческую, художественную ценность, матушка лучше даже расскажет об этом, но он еще и является фактически...

Игумения Евстолия

– Реликварием.

Протоиерей Александр

– Реликварием, да, сказать правильней.

А. Пичугин

– Очень много мощей.

Протоиерей Александр

– Множество мощей, да, причем и древних, и не очень древних святых. И видно, что туда вкладывали многие князья великие и другие известные люди самое дорогое, что у них было, потому что, видимо, получили тоже немалую помощь вот такую благодатную от него. И этот крест находится вот в самом монастыре, в Переславле-Залесском. Причем под охраной даже государственной, поскольку считается государственной ценностью немалой. Не так давно он был с помощью вот усилий, немалых усилий, в том числе и матушки, он был передан на хранение, пока только на хранение в монастырь. И туда тоже имеет смысл приехать и приложиться, и попросить помощи у этой великой тоже святыни. То есть два креста фактически известных и знаменитых. И вот э тот Корсунский Крест тоже великая святыня.

Игумения Евстолия

– Ну надо сказать, что наш монастырь как бы посвящен фактически в какой-то степени Кресту, потому что у нашего основателя, преподобного Димитрия, тоже был знаменитый крест, который он получил в подарок от Дмитрия Донского, духовным наставником которого он являлся. И с этим крестом он ушел в Вологду. Этот так называемый Киликийский Крест находится сейчас в Вологодском музее.

Протоиерей Александр

– То есть как-то Крест все время сопутствует нам, как и каждому из нас по жизни, так и вот нашей обители Крест везде сопровождает ее, и на подворье, и в монастыре. Причем такие Кресты очень благодатные и очень древние.

А. Пичугин

– Какие еще святыни есть в обители?

Игумения Евстолия

– Ну, в нашей обители еще двое мощей. Это мощи святого благоверного князя Андрея Смоленского, святого XIV столетия. Тоже удивительного подвижника, который, будучи великим Смоленским князем, оставил княжение и в чине простого человека пришел к воротам Никольской церкви, к южным воротам города Переславля и поселился у них в качестве пономаря, служки там, сторожа и так далее. И до своей кончины сохранил такую свою безвестность. Только после его блаженной кончины обнаружили у него гривну и грамоту, в которой перстень еще был княжеский, да, который впоследствии был отдан в палаты Иоанна Грозного, что он князь Смоленский. Оставил княжение, чтобы не участвовать в распрях своего рода. И второй – преподобный Корнилий, который прославился подвигом затвора, святой XVII столетия, он преставился в 1693 году. И удивительным образом уже в 1704 году он был фактически прославлен. И святитель Димитрий Ростовский, знаменитый написатель Миней, Житий святых, составляет ему тропарь при закладке Смоленской церкви. Вот такие два святых являются еще нашими небесными покровителями.

Л. Горская

– Сколько всего церквей на территории монастыря? Шесть или меньше сейчас?

Игумения Евстолия

– Пять.

Л. Горская

– Пять. Это Никольская, Смоленская...

Игумения Евстолия

– Петра и Павла, Благовещенская и Сергиевская, домовый храм. Ну еще у нас в колокольне Иоанновский храм, но он еще не осуществлен.

Л. Горская

– Это вот Усекновения главы Иоанна Предтечи.

Игумения Евстолия

– Да, в перспективе.

Л. Горская

– То есть вы полностью восстановили монастырь, но вот осталось вот этот храм еще, и хорошо было бы гостиницу. Потому что действительно странная ситуация, что такое количество паломников, кто-то там с детьми, может быть, и так далее...

Игумения Евстолия

– Конечно.

Л. Горская

– Я, конечно, понимаю, что раньше люди и на земле спали, но сейчас все-таки мы хилые стали.

Протоиерей Александр

– Сейчас и трудно найти землю, где можно поспать-то, в городе тем более.

Л. Горская

– Да в том-то и дело. Ну есть подвижки какие-то, что-то изменилось со времени нашей прошлой программы, за полтора года?

Игумения Евстолия

– Я думаю, что несомненно, что-то меняется. Во всяком случае, уверенности у меня в том, что у нас будут осуществлены эти необходимые миссионерские труды, все-таки у меня прибавляется.

Протоиерей Александр

– Матушка, во всяком случае, плотно работает над проектами.

Л. Горская

– Матушка оптимист.

Протоиерей Александр

– Да. Потрясающий проект Софийского храма в селе Годеново, где вмещать до трех тысяч человек планируется. Где действительно могли бы вместиться все, кто хотел бы поклониться Кресту. И там в комплексе, конечно, и места, где можно расположиться паломникам, и просветительский центр. В общем, гигантские интересные планы, только бы еще, конечно, чтобы Господь благословил еще и помощников.

А. Пичугин

– Хорошо, что есть сайт radiovera.ru. Я здесь посмотрел у нас на сайте – 23 июня прошлого года мы с вами встречались, действительно почти уже полтора года прошло.

Л. Горская

– А есть сайт монастыря.

А. Пичугин

– Есть сайт монастыря.

Игумения Евстолия

– Ну нам приятно, что вы нас вспоминаете.

А. Пичугин

– А сайт монастыря дайте тоже назовем www.nikolskii.ru.

Л. Горская

– Это правильный сайт?

Игумения Евстолия

– Да. И www.godenovo.ru. У нас два сайта посвящены.

А. Пичугин

– И отдельно сайт подворья в Годеново.

Л. Горская

– Что у вас еще происходит? У вас хозяйство?

Игумения Евстолия

– У нас хозяйство. Но у нас, я думаю, что более значимым является сейчас вот такая тенденция, что это святыня настолько касается душ людей, что они хотят иметь копию этой святыни в своем храме, в своем монастыре. И у нас получилось, уже 20 таких инициатив осуществлено, 20 копий Годеновского Креста – разного размера, в разном материале, но они уже присутствуют в разных регионах страны. Как вот первый крест у нас был отправлен в Севастополь, по просьбе наших благотворителей, потом в Екатеринбург, в Луганскую епархию. И в такие даже трудно отдаленные места, вот предпоследний крест был отправлен в Сирию по просьбе тоже нашего благотворителя, на военную базу, где он сейчас укрепляет наших военнослужащих на служении родине.

А. Пичугин

– Спасибо большое, что пришли к нам сегодня. Напомним, что игумения Евстолия, настоятельница Переславского Никольского монастыря, город Переславль-Залесский, да, соответственно, и подворья этого монастыря в селе Годеново – это тоже Ярославская область, ну там относительно недалеко от Переславля, около 60 километров. Протоиерей Александр Смирнов, клирик Никольского монастыря также был в гостях у светлого радио. Лиза Горская...

Л. Горская

– Алексей Пичугин.

А. Пичугин

– Мы с вами прощаемся, желаем вам всего самого хорошего, до новых встреч.

Игумения Евстолия

– Храни Господь.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Стихи
Стихи
Звучат избранные стихотворения поэтов 19 – начала 20 веков о любви и дружбе, о временах года и праздниках, о лирическом настроении и о духовной жизни, о молитве, о городской жизни и сельском уединении.
Семейные советы
Семейные советы
Чем живет современная семья? Как научиться слушать и слышать друг друга? Какие семейные традиции укрепляют семью? Об этом и многом другом расскажут авторы программы — опытные родители, священники и психологи.
Чтение дня
Чтение дня
Часть речи
Часть речи
Чем отличается кадило от паникадила, а насельник от местоблюстителя? Множество интересных слов церковного происхождения находят объяснение в программе «Часть речи».

Также рекомендуем