Москва - 100,9 FM

«Семейные традиции встречи Нового Года и Рождества». Священник Николай Бабкин

* Поделиться
Александр Ананьев и Алла Митрофанова

Наш собеседник — клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном священник Николай Бабкин.

Накануне Нового Года и Рождества мы говорили о семейных традициях их празднования. Отец Николай ответил, живую или искусственную ёлку он предпочитает наряжать, какова история елочных украшений, чем новогодняя ель может отличаться от рождественской, откуда пошла традиция обмена подарками в эти праздничные дни, а также какой может быть встреча Нового Года в непростой период пандемии. Наш собеседник поделился, как он готовится к праздникам со своей семьей, и каким образом раскрывает их значение детям.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова


А. Ананьев

— Здравствуйте. Вы слушаете программу «Семейный час», в студии ведущая Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

— ...и Александр Ананьев.

А. Ананьев

— И Александр Ананьев считает самой трагической в истории культуры российской песню «В лесу родилась елочка».

А. Митрофанова

— Почему? (Смеется.)

А. Ананьев

— Ну потому что она росла, «зеленая была», «метель ей пела песенку». Ну, то есть жила обычной прекрасной жизнью — до тех пор, пока не пришел мужчина и не срубил ее под самый корешок. И почему-то в детстве мы пели ее, не вникая в подробности этой драмы. А сейчас я понимаю, что это действительно трагедия — срубил ее под самый корешок. И мы, так помню, радовались, когда пели. А сейчас я понимаю, что это какой-то кошмар.

А. Митрофанова

— Почему? Она же теперь «нарядная, на праздник к нам...»

А. Ананьев

— Будем откровенны: ее срубили и принесли. Прийти она уже не могла, ее срубили.

А. Митрофанова

— «И много-много радости»... (Смеется.)

А. Ананьев

— А вот о «много-много радости» мы как раз и поговорим с нашим сегодняшним замечательным собеседником. Мы представляем вам клирика храма Николая Чудотворца в Отрадном, главу большой и дружной семьи, популярного онлайн-проповедника, будем так вас величать, дорогого священника Николая Бабкина. Добрый вечер, отец Николай, здравствуйте!

Священник Н. Бабкин

— Добрый вечер, дорогой Александр, дорогая Алла, дорогие радиослушатели!

А. Ананьев

— Да, в отличие от Аллы Митрофановой, я по-прежнему считаю себя неофитом и до сих пор не знаю, стоит ли поздравлять с наступающим Новым годом священника Русской Православной церкви.

А. Митрофанова

— Поправка: мы все неофиты в том или ином смысле, на мой взгляд. (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Нет, почему? Зачем вы так плохо о себе отзываетесь? Ведущие радио «Вера» уже давно никакие не неофиты, передача «Вопрос неофиту» поднимает, скорее, острые проблемы, на мой взгляд. Но вы уже далеко ушли вперед. Просто вы не знаете, что обычно спрашивают у меня люди, вплоть до того, можно ли мыться по праздникам и чистить зубы перед причастием, и семечки лузгать. А здесь...

А. Митрофанова

— А можно? (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Кхгм! Алла — скромный человек и решила поддержать людей, которые не так давно пришли к вере, и у них еще есть вопросы, связанные с правилами благочестия.

Кстати, насчет Нового года тоже есть две стороны вопроса. Первое — это уместно ли праздновать сельские праздники вообще, и второе — можно ли праздновать праздники в пост. Так вот, светские праздники мы периодически празднуем, в том числе и в дни поста, гражданские праздники. Это может быть связано и с воспоминаниями Великой Отечественной войны, это может быть день рождения или Новый год, как сейчас предстоит. И каждый год возникает дилемма, и каждый год раздаются споры о переходе на новый, Григорианский календарь вместо старого, Ново-Юлианского. И вместе с этим, наверное, это бы действительно упростило и сняло бы этот вопрос вообще. С другой стороны, Церковь, вернее, несколько поместных церквей придерживаются старой ново-юлианской традиции, и получается так, что Новый год мы празднуем перед Рождеством и, соответственно, стол у большинства людей постный. И на этот вопрос священники отвечают по-разному. Один священник скажет, что всем нужно срочно идти на Божественную литургию, и никаких празднеств, потому что Новый год — это все придумало безбожное общество, припомнится Советский Союз и большевики даже, и подмена Рождественской елки новогодней елкой. И в этом есть своя доля правды — действительно, секуляризация, или расцерковление, общества — это печально, очень грустно, и Церковь должна стоять за сохранение традиций. А другой священник, который, может быть, более человечен в этом вопросе — не сам по себе, а вот именно в этом вопросе, — скажет, что Новый год — это просто праздник, наряду с другими светскими праздниками, отмечаемыми на протяжении всего года. Поэтому нет никакой проблемы для христианина отпраздновать обыкновенный светский праздник, если он этого хочет. Или даже так: если есть такая традиция в семье. То есть если с детства ты привык, что Новый год — это обязательно, у тебя семья была советская, и ты в Церковь пришел достаточно поздно, то я не вижу никакой проблемы в постном оливье и спокойной встрече Нового года.

С другой стороны, я бы предложил всем нашим радиослушателям замечательный альтернативный вариант, который сейчас проходит во всех, ну, практически во всех храмах, — это встретить Новый год в храме, а потом прийти и продолжить праздник в кругу семьи. Потому что не всегда среди наших домочадцев все люди воцерковленные, верующие. Одна женщина мне даже как-то похвасталась, говорит: «В прошлом году я так и сделала — я пошла на службу, быстренько сходила, там полтора часа, храм рядом с домом, и вернулась обратно. И села со всеми за стол. Стол был один для всех, общий». Ну, она говорит: «Он был все равно постный. Просто мы хорошо постарались, чтобы было вкусно. И вкусно, и без нарушения устава». Потом наутро родственники спросили: «А как же так? Ты же поститься должна! Почему ты ела вместе с нами?» Она говорит: «Так ведь на столе ничего не постного не было». То есть вот настолько она хорошо и вкусно все приготовила, что люди, которые праздновали с ней, они не почувствовали разделения между ними. То есть все радовались, все были единодушны, и все были в рамках приличия.

Сегодня же Новый год превращается в праздничную попойку, и поэтому священники часто восстают против праздника Нового года вообще. И здесь, наверное, нельзя быть таким категоричным — нужно смотреть на каждую ситуацию в отдельности и предлагать пастырский ответ, индивидуальный ответ на этот вопрос. Чтобы не быть чересчур жестоким и не получалась ситуация, как часто бывает у последователей сект, когда человек, уверовав, например, в какую-нибудь сектантскую идеологию, постепенно начинает отделяться от своей семьи, потому что она не верит или не хочет переходить на его сторону, и получается разделение. Церковь не призывает человека отделиться от своих домашних, даже если они неверующих. Наоборот, мы должны быть светом этому миру, и за новогодним столом христианин может напомнить и даже сотворить молитву перед предстоящим Новым годом. А если он еще в этот день и на литургию ходит, причастится, или с утра сходит, или хотя бы на молебен сходит на новогодний, то это вообще будет прекрасно и замечательно. И я не думаю, что здесь его вера от этого каким-то образом серьезно повредится. Но самое главное — сохранятся добрые отношения на весь праздник. И я просто не представляю себе, когда одна часть семьи празднует, а кто-то там, кто-то один из родителей — там, или бабушка, или дедушка, значит, просто уходят в этот момент из дома, когда вся семья собралась за праздничным столом. Потом про верующих говорят, что мы какие-то фанатики и ненормальные, которые считают себя лучше других. Вот, к сожалению, мне кажется, такие поступки тоже на это влияют. И мы должны понимать, что есть люди немощные, и немощные в вере — вот те самые неофиты, с которых мы начали разговор, для которых вот эти светские праздники представляют большую ценность, и они, даже придя к вере, не могут от них так легко и просто отказаться.

А. Ананьев

— Хоу, хоу, хоу! Как вы поняли, дорогие друзья, слушатели радио «Вера», сегодня мы говорим, как обычно, наверное, да...

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— ...как обычно за несколько дней до Нового года (мы каждый год так или иначе поднимаем эту тему) говорим о семейных традициях встречи Нового года. Это, конечно же, праздник, к которому, конечно же, у нас много вопросов. Но поскольку все равно праздничное настроение — оно есть, несмотря ни на что и вопреки всему, мы вот решили с отцом Николаем поговорить вот в первую очередь о семейных традициях, которые они бережно хранят у себя в семье. А это и новогодняя елочка, и подарки, и какие-то сюрпризы, и традиции. Вот об этом в первую очередь хочется поговорить. А причиной, по которой мы решили поднять эту тему именно в компании отца Николая, стала его замечательная публикация, что называется, «от создателей туалетных ершиков» — «Искусственная елка, первый шаг к ненатуральному питанию и фальшивым отношениям». Вот отец Николай признался, вот буквально на днях, в том, что уже много лет искусственным елкам, похожим на туалетные ершики, он предпочитает елки настоящие. И, в частности, вот вы написали, отец Николай: «Не люблю водить хороводы вокруг нефтепродукта с зеленым красителем». Вы знаете, вот тут я несколько смутился. Водить хороводы вокруг елки — ну это-то уже, получается, вообще язычество? Или я опять нагнетаю?

Священник Н. Бабкин

— Махровое! Махровое язычество! Нет, ну это ирония, не нужно воспринимать ее буквально, что я собираюсь водить хороводы. У нас нет такой семейной традиции — водить хороводы, если честно. Речь немножко о другом — об отношении к елке. И каждый год, когда у меня в ленте появляется елка, раздаются крики экологических защитников природы. Недавно мне одна даже написала и спросила так. Говорит: «А почему священники сами едят мясо, рубят деревья и не проповедуют о том, что это зло, это неправильно?» А я чего-то был не в настроении — бывают не в духе священники, — прочитал ее вопрос и написал так: «Вы знаете, мы правда едим мясо. Ну потому что оно очень вкусное». Это был всплеск негодования в ответ и ненависти в мой адрес. (Смеется.) Да, я, конечно, извинился, объяснил, что нет никакого запрета на то, чтобы рубить деревья, и в отношении елок тоже. К сожалению, когда говорят про новогоднюю елку, рождественскую елку, представляется какой-то страшный браконьер, который бродит по лесу и кровожадным образом вырывает с корнями, рубит топором маленькие, никем не защищенные елки, вот совершается это ужасное насилие над Матушкой Природой. Я хотел бы обратиться ко всем тем, кто так думает. Вы же когда едите свой салат, его же тоже из земли вырывают, он же тоже, получается, прекращает свое существование, чтобы жизнь жительствовала, чтобы жизнь продолжалась далее. Ну тем, кто против елок, ну ешьте камни тогда — они неживые, если не хотите вы быть источником, значит, прерывания жизней растений и животных, то тут уже, не знаю, надо быть даосскими монахами, бояться наступить на каждого таракана и на каждого комарика, чтобы, не дай Бог, не стать убийцей. Вот крайности в этих взглядах очень вредны. Библия вообще во многом говорит об экологии. Там говорится про юбилейные года, про отношение к природе, чего не было у язычников, кстати. То есть Библия предписывает людям заботиться о Природе. Это с самой первой главы начинается — Адам заботился о Рае. Он был там не потребителем, который, значит, сосал нефть из недр земли — он заботился о Рае, о животных, это изначально было так. Но после грехопадения мир изменился, мы живем в иных условиях, в иной реальности. У нас появились хищники, у нас появилась смерть в мире, и мы тоже, как и до грехопадения, так и после употребляем в пищу растения. А елочки выращиваются в специальных питомниках именно для продажи. И благодаря тому, что люди покупают живые елочки, «легкие» планеты очищаются, потому что елочка эта растет не один год. Люди, которые эти елочки выращивают, получают рабочие места, что тоже немаловажный факт.

А вот искусственная елочка — от нее отходов получается гораздо больше. Если живую елку можно потом утилизировать и даже деньги за это получить, кстати — не на свалку выбросить ее, не воткнуть в сугроб у подъезда, а благочестиво утилизировать, чтобы потом из нее сделали бумагу какую-нибудь, например, то это будет очень цивилизованный и экологический подход к празднованию Нового года. Поэтому я за живые елки — вот по ряду всех этих причин.

Но я не против искусственных елок, я бы хотел поставить себе хорошую искусственную елку. Но хорошая искусственная елка стоит больших денег. Это не 10 тысяч, это будет гораздо больше, в несколько раз, именно хорошая елочка. И у нас такая дома стояла раньше искусственная елка. Но потом папа с мамой стали приносить домой живую, и я оценил разницу. Я думаю, все понимают разницу между искусственной елью и живой красавицей, которая стоит у тебя дома, источает аромат приятный, наполняет дом жизнью. Да, она сыплется, да, после нее иголки валяются потом не один месяц по дому, но зато это настоящий праздник — и для детей, и для кошки, если она у вас есть.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Она очень радуется обилию мишуры, ест ее с огромным удовольствием (что ей крайне вредно), прыгает на вашу елку с огромным удовольствием. И на искусственную, наверное, не так радостно прыгается, как на живую. Так что все, по-моему, на мой взгляд, выигрывают в этой ситуации, когда дома стоит живая елка, не искусственная.

А. Митрофанова

— «Семейный час» на радио «Вера» продолжается. Напомню, что сегодня наш собеседник — священник Николай Бабкин, клирик храма святителя Николая в Отрадном, в Москве. И говорим мы о праздничных семейных традициях — новогодних и рождественских, которые у кого-то успели уже в семье сложиться, кто-то сейчас на этапе формирования этих традиций. Они, конечно же, очень важны, и не только для детей как для тех людей, ради кого мы в первую очередь готовы праздник создавать, но и для нас, для взрослых. Потому что — ну как вот?.. Сейчас изоляция, и продолжается так или иначе, и не самые, скажем так, благополучные времена, хотя когда они были благополучными? Если мы сами себе не научимся праздники создавать, то для нас, наверное, никто их и не создаст.

А. Ананьев

— Ой, а помнишь, в минувшие новогодние праздники впервые за нашу семейную историю мы встретили Новый год в Москве? И возвращались с праздничной литургии, и так...

А. Митрофанова

— ...ночной.

А. Ананьев

— Да. И то ли в шутку, то ли всерьез говорили: «Вот как встретишь Новый год, так и проведешь! Трудно представить себе, чтобы мы провели этот год в Москве!» И на тебе пожалуйста!

А. Митрофанова

— Целиком и полностью.

А. Ананьев

— Целиком и полностью этот год мы провели в Москве!

Священник Н. Бабкин

— Так это из-за вас пандемия началась! Понятно!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— Не исключено.

А. Митрофанова

— Вы знаете, отец Николай, да, возвращаясь... Просто буквально еще несколько слов хотелось бы сказать по поводу елочки — живая или искусственная, и так далее. Я помню, как мои родители для себя решили этот вопрос. У нас действительно много лет... Ну, сначала, там, когда я совсем еще маленькая была, приносили с елочного базара такую самую настоящую елку, а потом у нас появилась искусственная, потому что вообще был какой-то период — это были 90-е, и все как-то сложно, и базаров этих уже как-то и не было... Ну, видимо, зависит еще от региона, от места, где вы живете. И тогда у нас появилась искусственная елка, и как-то тоже мы подумали: ну правда, и вырубать елочки не будут таким образом, или меньше будут вырубать, мы лес сбережем, и так далее. А потом...

Священник Н. Бабкин

— Не-не-не, они в питомнике растут, они не в лесу. Питомник бывает при лесе, но это отдельно выращивают — именно для вырубки, специально сажают. То есть эта елка...

А. Митрофанова

— Я понимаю.

Священник Н. Бабкин

— Да-да-да. То есть это... В лесу, я говорю, это обычно по разрешению, это нужно у лесника получать разрешение, чтобы идти в лес и срубить елку. Это сейчас очень сложно, сложная тема. Простите, что я перебил...

А. Митрофанова

— Так вот это сейчас. Это сейчас так. Потому что было время, когда елки вырубались, ну как... таким, можно сказать, браконьерским образом. И опять, вот те же самые 90-е... Сейчас уже изменились времена. И если речь идет действительно о питомниках, которые обновляются ежегодно и подсаживаются новые елочки, и так далее, то, на мой взгляд, это действительно благо. Ну, помимо того, что это и кислород, и очищение воздуха, и для экологии это хорошо, это действительно еще и рабочие места, в то время как одна утилизация искусственной елки, когда она уже весь свой срок годности изживет и ее нужно будет выносить на помойку, вот это будет по экологии удар. В этом смысле я с вами абсолютно согласна. Времена меняются. И мне кажется, что вот очень важно и детям тоже объяснять, почему вот так или иначе. Если у нас искусственная елка, почему мы сделали такой выбор? Если и живая — опять же, тоже — почему?

Священник Н. Бабкин

— Потому что она красивее! (Смеется.) Просто она красивее.

А. Митрофанова

— Ну, по-разному бывает. По-разному.

Священник Н. Бабкин

— Да, если красивая искусственная елочка, почему нет?

Кстати, есть хороший вариант еще — если кто вот хочет живую, но не хочет рубить, можно купить елку в горшке, например, а потом высадить ее где-нибудь после праздников.

А. Ананьев

— Отец Николай, хочу спросить вас как человека осведомленного: а почему украшенная елка со звездой на макушке стала символом Рождества?

Священник Н. Бабкин

— Вифлеемская звезда. Елочка была рождественская всегда у нас. И вообще ель в России века, по-моему, с XIX стала появляться. Это традиция европейская, благодаря Петру Первому, кажется, впервые она стала... стали появляются елочные украшения.

А. Митрофанова

— Но тогда не прижились они.

Священник Н. Бабкин

— Да, не прижились, да.

А. Митрофанова

— Елки-палки получились! (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Да, в XIX веке елки-палки получились, да. То есть это не были елки, это были какие-то веточки, то есть какие-то отдельные такие украшения. Но распространение получила, когда во дворце стали ставить елку... А у нас же все смотрят на царя... Соответственно, раз во дворце стали ставить елку, стали ставить ее и в других местах. То есть традиция ставить елку — она не такая уж какая-то сильно уж древняя. Елка была рождественская, она украшалась именно звездой всегда. Там никакой вершины. А потом — да, в советское время, конечно, праздник остался с елкой, Рождество отодвинули в сторону, а елку стали ставить на Новый год. Совсем недавно у нас, кажется, Рождество стало выходными днями. По-моему, раньше, насколько я помню, там был некий период после Нового года — люди выходили на работу, и потом 6-го, 7-го опять были выходные дни. А потом решили объединить. И сейчас у нас новогодние и Рождественские праздники в головах большинства людей представляют собой нечто единое целое. Ну мы вот ставим елку на 19 декабря, на Святого Николая, как это было принято. Вот. И украшаем ее, стараемся заранее подготавливать детей к этому празднику. У нас не получается какого-то такого различия — новогодняя елка, рождественская... Потому что елка — рождественская, а Святой Николай — не Санта-Клаус. И традиция ставить елку на 19 декабря — она отлично помогает разобраться в этой мешанине. Потому что очень грустно бывает — в магазин захочешь сейчас, там одни коровы. Ты ходишь и думаешь: «Причем тут коровы вообще и мы? Зачем нам китайский календарь?» Тут мне сегодня подписчица написала, что, значит, нельзя корову есть на этот Новый год, потому что Год Коровы. Вот. (Смеется.) Понимаете? То есть люди уже начинают придумывать какие-то новые ритуалы, связанные не только с елкой, но вообще с праздником Нового года. И доходят до такого вот абсурда.

А. Митрофанова

— Ну, корову действительно лучше не есть — все-таки постное время пока еще. Отец Николай, а как вы готовите детей к Новому году и Рождеству Христову? Вот вы сказали — 19 декабря вы елочку устанавливаете, все вместе, как я понимаю, и — ну какие-то разговоры у вас есть при этом, что-то вы рассказываете детям, когда звезду, например, водружаете на макушку?

Священник Н. Бабкин

— Вообще, даже украшение, кстати, рождественской елки — оно сильно отличается от новогодней. И здесь тоже могут быть свои традиции. Можно выделить пять групп украшений елочки Рождественской. Это могут быть подарки Христу. Можно купить на ярмарке игрушки ручной работы, на елочку повесить их. Заодно поможете благотворительным фондам, и дом украсится к празднику. Можно повесить подарки домочадцам, украсить рождественскими пряниками или украшениями, которые дети сами сделают. Ну, и, конечно, огоньками. Обычно это свечи, ангелы, символы Вифлеемской звезды, овечки, коровки. Ну, мелочи какой-нибудь ярмарки, сладости.

Из традиций — вот когда елочку ставим, матушка печет имбирное печенье, дарим деткам. Можно это делать на приходе. На 19 декабря, на Святого Николая, мы обычно или накануне, либо в сам день праздника монетки раздаем. Когда я служил на прошлом приходе, мы это делали для учащихся в школе, в детский садик ходили. Они были очень рады. А в прошлом году мы ходили к детям-сиротам.

Ну, Дед Мороз у нас непопулярен. Мы помним о том все-таки, чьим символом он является, и празднуем Святого Николая, подражаем в добрых делах, а потом празднуем Святого Спиридона 25-го числа. Сочельник, кутья или сочиво тоже имеются, конечно.

На само Рождество у нас с матушкой проблемы с традициями, потому что мы обычно устраивали праздник для храмовых детей-инвалидов, и мы сейчас немножко растеряны, что делать дальше, потому что сейчас я клирик, а не настоятель. Но стараемся изо всех сил, чтобы в сознании детей все-таки елочка оставалась рождественской, чтобы там был не Санта-Клаус, а Святой Николай. И соответственно подбираем даже мультфильмы и сказки в этот день, то есть где изображаем... Можно, например, найти в Интернете те же открытки или красивые картинки Святого Николая именно в архиерейском облачении или в одежде странника, который ходит по ночам и делает добро. Это замечательный пример ведь для детских душ, и его образ — он абсолютно не секуляризован и не опошлен, в отличие от Санта-Клауса. Вот. Ну, вот, в общем, как-то так.

Вообще в декабрьские вечера мы с матушкой стараемся переходить на свечи, гирлянды, поем рождественские катавасии, русские, украинские песни, Христославы. Есть замечательная книжечка «Маленький ослик Марии» с красивыми картинками. Ну, такие вот мелочи, которыми стараемся заполнить повседневную жизнь, они остаются таким теплым приятным воспоминанием в детском сердце, и я думаю, если наполнить вот эти дни ожиданием Рождества, в сознании ребенка на первое место выступит не Новый год, не Санта-Клаус, не какая-нибудь там корова, или Год Дракона, или Год Змеи, или Год Свиньи, а всегда это будет Святой Николай, это будут рождественские подарки, это будет добро и теплая любящая семейная атмосфера, которая будет передаваться из поколения в поколение.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, отец Николай, я знаю семьи, где наряжают сознательно елку не на Новый год, а на Рождество. Но вот если, скажем, как в вашей ситуации, 19 декабря елочку поставить, вспомнить о святителе Николае, это правда замечательно. А, к примеру, Новый год встретить с новогодней елкой, а потом — мне просто сейчас такая идея в голову пришла — почему бы просто не разделить елочные игрушки на две части? И те, в которых есть символика именно Рождества Христова, добавить их уже после Нового года, ближе к Рождеству, к елке и рассказать детям, что вот это, например — это волхвы, это, скажем — животные, которые окружали Богомладенца-Христа, когда он в яслях лежал в пещере. Ну, и так далее. Ведь так тоже можно. Здесь, что называется, пространство для творчества — оно ничем не ограничивается!

Священник Н. Бабкин

— Да, ничем не ограничивается. Но изначально-то почему родился образ Святого Николая применительно к празднику Рождества? Потому что Святой Николай как покровитель мореплавателей... К его празднику как раз заканчивались морские путешествия. То есть корабли возвращались в бухты, и жены встречали вместе с детьми своих мужей. И, конечно, а те возвращались с подарками, они обменивались подарками. То есть вообще традиция была привязана к Дню Святого Николая. Поэтому, мне кажется, весьма уместно ставить елку на Святого Николая — хотя бы. Можно, конечно, и раньше, но лучше на Святого Николая. И оставлять ее именно как рождественскую ель, как елочку, которая вот-вот сейчас, так сказать, служит неким предзнаменованием праздника Рождества. И вот Алла замечательную идею предложила — дополнять ее какой-то рождественской символикой. Да почему бы и нет? Например, звездочку восьмиконечную можно на Сочельник, например, водрузить вместе с детьми. Спеть Тропарь Рождеству Христову, отправиться на богослужение, к примеру, или утром сходить на службу. Будет прекрасно, когда дети вернутся со службы и утром проснутся, смогут прийти и увидеть звездочку, увидеть рождественские подарки, вместе прославить родившегося Христа. Замечательно, если вся семья сделает вертеп рождественский — прямо своими руками, из бумаги можно сделать, из прочих материалов.

Мне в прошлом году подписчица за 700 километров привезла вертеп. Вот ей очень сильно хотелось вертеп для нашего храма. Она там вместе с детьми сделала огромущий, огромный вертеп из бумаги и привезла его сама в храм- для того, чтобы подарить радость.

Мне кажется, очень важно будет, если это будет не просто мишура — хлопушки и подарки, а чтобы это все имело смысл. Потому что сейчас мир настолько опошлен, и это уже превратилось в такой бизнес, в такой рынок, что люди уже не понимают, как радоваться-то. И когда наступает Новый год, у нас что в голове? У мужской половины — это «выпить что-то покрепче», у женской — забыться обо всех проблемах и закрыть уже этот год как тяжелое воспоминание.

И из года скорее всего год мы делаем одно и то же. Я бы предложил прислушаться к совету Алла и все-таки наполнить хотя бы, может быть, этот год чем-то другим, каким-то иным смыслом. Чтобы он стал запоминающимся. Не то, что было сейчас из-за пандемии — все эти проблемы финансовые, кто-то работу потерял... А чтобы этот год оставил приятные воспоминания в сердце — ну хотя бы не он сам, не весь, а последние дни, праздничные дни. Мне кажется, это замечательный повод приблизить праздник Рождества и наполнить его радостью ожидания в мир Господа нашего Иисуса Христа.

А. Ананьев

— Золотые слова! На этих словах мы прервемся ровно на минуту. У нас полезная предпраздничная информация на Светлом радио. А через минуту мы вернемся к разговору с клириком храма Николая Чудотворца в Отрадном священником Николаем Бабкиным в программе «Семейный час».

А. Ананьев

— Считанные дни остаются до Нового года, встрече Нового года посвящена наша сегодняшняя программа «Семейный час». Здесь Алла Митрофанова в костюме Снегурочки, практически...

А. Митрофанова

—...Александр Ананьев... (Смеется.)

А. Ананьев

—...Александр Ананьев и клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном священник Николай Бабкин.

Отец Николай, не могу вас не спросить об особенностях праздника в этом непростом году. Сейчас — ну, я видел кривую, вот буквально сегодня утром... У меня уж каждое утро начинается с информации о положении в стране, и в Москве, и в городе в отношении эпидемии коронавируса. Понимаю, что ситуация сейчас сложная. Вносите ли вы коррективы в традиции встречи Нового года в семье и в храме вот в Рождественские праздники? Что будет иначе?

Священник Н. Бабкин

— Да у меня ничего не будет иначе, потому что, я думаю, эта проблема связана, скорее всего, для людей, которые привыкли праздновать Новый год в общественных местах — например, там, в каком-нибудь клубе, в ресторане, в огромной компании друзей. А мы всегда празднуем Новый год дома, и Рождество тоже в храме. То есть у нас нет такой проблемы. И, слава Богу, я очень сильно надеюсь, что нас не закроют, как было с Пасхой. Потому что очень несправедливая ситуация, когда закрывают храмы, закрывают школы, закрывают культурные заведения, театры, где проходимость людей гораздо меньше, чем в тех же торговых центрах. Получается, людям торговые цетры нужнее, чем образование, культура и духовность, так, что ли? Вот я очень сильно надеюсь, что в этом году не будет на Рождественские праздники, как было с Пасхой. Потому что тогда мы, конечно, попытались отнестись с пониманием, но видишь, как ситуация дальше складывалась — этого понимания уже вот с моей стороны как христианина нету абсолютно. И если, не дай Бог, опять будет какое-то закрытие, я лично очень негативно к этому отнесусь и боюсь, что даже не смогу смолчать в этот раз. Потому что в Новый год, в новогодний праздник, например, на Божественной литургии собирается не так уже много людей в большинстве храмов. Многие люди проходят этот праздник с семьей. И даже если кто-то захочет прийти на новогоднюю службу, это будет небольшое количество людей. Хотя, конечно, в разных храмах ситуация может быть иная.

Так что я не думаю, что этот праздник каким-то образом сильно ударит по тем, кто празднует Новый год в кругу семьи. В кругу семьи — ну, в кругу семьи. Ну что от этого изменится? Будут закрыты какие-то развлекательные заведения? Ну ничего, можно выйти во двор, снежками покидаться, можно на площадке поиграть. Не обязательно таскаться в новогодние праздники по торговым центрам. И я даже думаю, что лучше, наоборот, в эти дни побольше времени вместе провести и уделить внимание не развлекательной программе, а именно семейной — вместе книжки почитать, вместе хорошие фильмы посмотреть, погулять, в лес съездить, например. То есть выходные все-таки наполнить общением с семьей, а не привычным походом по магазинам за вкусняшками, за подарками, там, за развлечениями. И я думаю, это будет полезно и с точки зрения пандемии, потому что людей будет меньше в магазинах, и для семьи будет лучше — времени больше вместе проведем. Мы постоянно куда-то спешим, вечно не успеваем. А сейчас праздники — это то самое время, когда и стоит обратить внимание на свою семью.

Я вот, как отец, постоянно себя укоряю за это — за то, что мало времени все равно остается на семью. То там, здесь, то тут... Ты домой приходишь — и дома тоже работаешь, и уже... Я себя уже насильно отрываю от работы, чтобы больше времени детям уделять. Жертвуя рабочим процессом, какими-то вещами. И в праздники я не собираюсь отдавать это время магазинам и каким-то развлекательным мероприятиям в общественных местах. Лучше...

А. Митрофанова

— Отец Николай, тогда поделитесь, пожалуйста, секретом. Для многих сейчас огромная проблема. и весной это все началось, когда в одном пространстве, фактически, оказались заперты все члены семьи. И детям пришлось переходить на онлайн-обучение, и они тоже постоянно дома. И у родителей — напряжение, связанное и с их удаленной работой, и с тем, чтобы обеспечить нормальные условия для занятий ребенку. И, в общем, ну как-то вот, знаете, у нас есть чат однокурсников, с кем мы учились вместе в институте. Практически у всех дети, семьи, и то, как это тяжело дается людям — вот у меня там просто тысячи сообщений на эту тему.

И вот сейчас, получается, мы оказываемся в ситуации, когда, ну, принципиально, конечно, не сильно что-то изменилось, ну да, была возможность передохнуть от этой изоляции летом как-то, худо-бедно — не у всех, опять же, да? А сейчас — снова. И, в общем-то, пандемия как-то нарастает, и никуда не сходишь, и разнообразия какого-то нет, и детские утренники в урезанном формате проходят, и спектакли детские тоже все в урезанном формате — попробуй еще достань билеты в театр, где 20 процентов — наполняемость зала сейчас максимальная. И родителям, получается, очень важно и между собою удерживать какую-то теплоту в отношениях, хотя люди ну действительно устают, и еще при этом для детей находить какой-то внутренний ресурс для того, чтобы детям создавать атмосферу праздника, хотя кажется, что фантазия уже иссякла. Как вы это делаете, расскажите, пожалуйста. И где вы эти силы находите у себя, для себя? Или у вас в принципе не стоит такого вопроса?

Священник Н. Бабкин

— Ну, все началось с того, что я в какой-то момент решил стать Дедом Морозом...

А. Ананьев

— Ничего себе!

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Купил себе специализированный костюм, так сказать, да... И каждый год... В прошлой квартире мы жили на первом этаже, поэтому мне было достаточно просто залезть...

А. Митрофанова

— ...в окно?

Священник Н. Бабкин

— Сейчас я живу на третьем... В окно. Сейчас я живу на третьем этаже, вот. Поэтому придется что-то другое придумывать. (Смеется.) Потому что так хорошо лазить я не умею, у меня нету специального снаряжения, чтобы это сделать. И я прихожу и поздравляю, собственно, детей — с мешком, с подарками. Вместе гуляем, вместе смотрим любимые сказки. Вот «Рождественская сказка», например, про злого богача. И «Один дома», к примеру, есть такой... Что-то из популярного, что все, наверное, знают. «Иронию судьбы» — нет, не смотрим.

В театр — да, мы старались раньше детей на какой-нибудь утренник, в какой-нибудь театр. Но кроме того, что я наряжаюсь Дедом Морозом, обычно и детей пытаемся как-то принарядить. Ну, я думаю, это все родители делают. К примеру, сына я в этом году решил сделать богатырем. Сейчас тут ищу подходящие вещи для этого. Старшая у меня очень любит мультик «Холодное сердце» — вот там, где Эльза поет. И, в общем, нашли для нее костюм Эльзы специализированный. В общем, я не против хороших западных фильмов, которые учат красоте любви. Они у меня и русские народные сказки смотрят с большим удовольствием. То есть мы фильтруем, что давать детям, потому что понимаем, что то, что они смотрят, что они воспринимают, это их формирует.

Ну, Валентина пока маленькая еще. Поэтому там что-то на нее... не знаю... какое-нибудь платьице тоже будет нарядное. И там можно поиграть, уже дома что-то устроить. Когда надоест играть дома, можно на улицу пойти поиграть. Конечно, утренники сейчас запрещены, и как будут школы выкручиваться в этой ситуации, я слабо представляю. Но я думаю, торговые центры наверняка что-то придумают. И если родители привыкли устраивать какие-то интересные представления, то кинотеатры пока что, насколько я знаю, открыты, и какие-то... и театры, по-моему, тоже. Только там, насколько я знаю, ограниченность заполняемости есть и адские очереди, но мы никогда себе не ставили какой-то такой цели пробиться, потому что и до пандемии были громадные очереди, все было забито, и получить какое-то место, сводить ребенка на представление было довольно сложно. Поэтому какие-то праздники мы всегда старались организовывать в кругу семьи. Потом можно съездить к бабушке, к дедушке, их поздравить — там еще тоже время провести. Ну у всех же есть родственники, в конце концов. Ну хорошо, не попадете вы в театр — в кинотеатр сходите. Пусть... можно... оденьте детей в красивое платье. С одноклассниками можно встретиться погулять, в конце концов. Я понимаю, что для многих важно, чтобы был какой-то утренник. Ну, мы с детства это помним — было какое-то представление, а потом была фотография, где ты стоишь под елкой, весь такой нарядный и красивый. У нас это есть, наверное, в нашем сознании, в нашей голове. Но сейчас это не только школы проводят и не только театры. Сейчас масса заведений, которые предлагают подобные услуги. Если сильно хочется, то, я думаю, можно и это придумать. В конце концов, найти какой-нибудь сценарий кратенький в том же Интернете и сделать представление дома. Я не думаю, что для того, чтобы поиграть с детьми, нужен особо большой душевный ресурс. Нужно лишь немножко фантазии и на время самому впасть в детство — это тоже полезно — и поиграть с собственными детьми, если они еще маленькие. Вот для подростков, мне кажется, это сложнее — что-то придумать. Потому что... Ну, у меня дети маленькие. Я, честно говоря, слабо представляю, как подростки, действительно, время проводят, как они развлекаются. Мне кажется, здесь проблема больше для взрослых детей — что им делать в эти дни. Потому что они, в общем-то, да, наверное, страдают больше, чем...

А. Митрофанова

— Ну да, с родителями им уже неинтересно, а со сверстниками они еще пока не могут встречаться, и, в общем, довольно опасно их отпускать в какое-то свободное плавание. Действительно, вопрос. Ну вот, отец Николай, судя по тому, что вы говорите, я понимаю: у вас удивительное свойство — вы всегда были включены вот в эту самую семейную работу. И поэтому для вас сейчас, в принципе, не проблема, что нужно самостоятельно придумывать и какие-то сценарии, и создавать атмосферу праздника, и так далее. Мы зачастую... ну, я прошу прощения, конечно, за это слово. Но мы, наверное, отчасти привыкли, особенно вот в последнее время, к такому немножко потребительскому, что ли, отношению — что праздник организуют либо в садике, либо в школе, а потом можно будет ходить в театр. И мы, таким образом, свою задачу выполняем — отведем туда, отведем сюда. А теперь надо придумывать самим. И, наверное, не все мы к этому готовы оказываемся.

Священник Н. Бабкин

— Так обидно же, обидно! Ты пришел... Да, вот, к примеру... У меня старшая ходила на балет, и там им что-то организовали. Я привел ее на этот балет, я посмотрел, как они танцуют. Но я как зритель был, я не участвовал в этом. То есть мне-то невесело самому. Я понимаю, что у нас есть лень, у взрослых. Нам, конечно, хорошо, чтобы нас никто не трогал — мы спокойно сели бы у телевизора, взяли бы оливье, бокальчик шампанского — и, в общем, все прекрасно. Но если у тебя есть дети, ты же хочешь как-то и с ними тоже в процесс включаться. Мне кажется, проблема в том, что мы сами от этого удовольствия не получаем. Я почему купил себе костюм Деда Мороза?

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Священник Н. Бабкин

— Потому что во мне есть какое-то вот актерское начало — слабое, неразвитое, да, но оно есть во мне. (Смеется.) То есть... Ну вот люблю я похулиганить иногда. Может быть. недохулиганил в детстве, я не знаю. Но мне нравится. Пошел-ка я и надел костюм Деда Мороза. Поздравил детей, там. Они, конечно, узнали, поняли, что это я сразу. Не нужно придумывать потом никаких легенд про Деда Мороза — что с ним стало, существует он или не существует. Потому что когда в школе поднимается вопрос про Деда Мороза, они говорят, что «Дед Мороз — это наш папа».

А. Митрофанова

— То есть проблемы нету никакой?

Священник Н. Бабкин

— Да, это многих детей повергает в шок. Нет, да... А проблема в чем? В том, что мы, родители, сами не хотим в этом участвовать. В этом вы правильно сказали, что потребительство какое-то есть. Конечно, здорово, когда профессионалы организуют праздник. Это интересно, и нам с ними интересно это посмотреть. Конечно, и здорово, и хороший фильм вместе посмотреть — это тоже хорошо. Но надо и самому как-то в процесс включаться, чтобы и ты чувствовал от этого удовольствие и радость. Ведь Господь сказал быть как дети, быть простыми, и, мне кажется, вот Рождественские празднички — они помогают и самому стать проще, и к вещам относиться проще. Здесь не нужно какой-то фантазии особенной. Я вот, как мужчина, атмосферу не создаю. То, что я вам рассказываю про овечек, про барашков, про украшение елки, все эти дореволюционные традиции — это мне жена все интересно вот рассказывала. (Смеется.) Я раньше так сильно этой темой не заморачивался. Но благодаря тому, что она хотела создавать в доме праздничную атмосферу и меня к этому подготавливала, и я стал очень сильно интересоваться. И из года в год этот интерес у меня с возрастом повышается. И не потому, что я старею, — потому что мне интересней становится самому принимать участие во всем этом процессе. А мы, взрослые, мы обычно отстранены от собственных детей. Мы считаем, школа должна воспитывать, значит, театр, там, или утренники должны развлекать. А мы сами? Почему мы сами не хотим воспитывать, мы сами не хотим развлекать, и мы сами не хотим во всем этом участвовать и получать удовольствие? Ведь это ж здорово — напялить бороду на себя, или костюм Снегурочки, и поиграть с собственными детьми! Это же интересно! Ведь взрослые тоже нуждаются в том, чтобы играть. Мы тоже — конечно, в меньшей степени, чем дети, играем, но ведь играем! Это же замечательно! Когда, например, даже просто мужчина со своей любимой общается в шутливой форме, он же тоже с ней играет! Просто у нас уже взрослые игры, а у детей свои игры. Но мы можем играть и в их игры тоже. Нам просто кажется, что нам будет скучно и неинтересно, так просто мы не пробовали. Мы не пытались окунуться в весь этот процесс и получить от него удовольствие. Даже если ты по натуре интроверт, и ты не привык к тому, чтобы бегать с детьми, играть и подарки из мешков вытаскивать, все равно ты можешь попробовать себя проявить в той среде, которая тебе будет интересна. Может быть, это будет строительство каких-то снеговиков во дворе — со стороны отца. Может быть, вы скворечник захотите вместе с детьми сделать и мишурой его украсить. Можно же придумать что ты хочешь. Я думаю, каждый родитель может вспомнить, что он хотел в детстве сделать сейчас папой и мамой — вот в дни Рождества, в праздничные дни. И что, может быть, у него не получалось, потому что у них времени не было, они устали, там — ну, не сложилось. Вот просто вспомнить, поворошить свои воспоминания и постараться сделать то, что не успел в детстве, сейчас, пока ты взрослый. Иначе это никогда не будет. Иначе это никогда не будет сделано. Почему бы и нет — в дни Рождества немножко самому не впасть в детство?

А. Ананьев

— «Семейный час» на радио «Вера». Здесь Алла Митрофанова и Александр Ананьев и клирик храма Николая Чудотворца в Отрадном священник Николай Бабкин.

За что я раньше очень любил Новый год? Даже не за то, что происходило накануне, и даже не за то, что происходило во время боя курантов, и даже не за поздравления президента с большого экрана. Я любил новый год за то. что оставалось в холодильнике ближе к полудню 1 января, — остывшая курица с пюре, холодный салат оливье, полбутылки остывшего, выветрившегося, но отчего-то очень вкусного, как рассказывал Евгений Гришковец, шампанского. И все это доставляло такую радость, что мне все это очень нравилось.

Я хочу сейчас... Я даже не буду спрашивать вас о том, что чудесная матушка Алиночка готовит...

А. Митрофанова

— Постное, причем.

А. Ананьев

— Ну да, безусловно... Готовит именно вот ко встрече Нового года. Я не сомневаюсь, что с ее фантазией — она человек-праздник — она придумывает нечто невероятное. Но я хочу с вашей помощью, отец Николай, заглянуть к вам в холодильник 1 января. Что 1 января у вас находится в холодильнике?

Священник Н. Бабкин

— Ой, все это тяжелый случай...

А. Митрофанова

— (Смеется.) Почему?

Священник Н. Бабкин

— Ну потому что пост... Вот в детстве, например, ну, так как бабушка у меня украинских корней, она всегда переживала насчет всей этой истории, будучи глубоко верующим человеком, и пыталась изобрести, что же приготовить на Новый год. И поэтому это был постный оливье, это были какие-то вареники с картошечкой, с вишней. Рыба была, да... Поэтому обычно это были рыбные блюда, рыбные закуски. А вот на Рождество она уже старалась по полной — для нее... Новый год мы уже потом не воспринимал. И мы тоже — мы особого стола не накрываем на Новый год. Я думаю, многие люди даже суши покупают на Новый год. (Смеется.) Вот. Как-то у нас что-то такое было даже. А я вот сейчас пытаюсь припомнить.

Ну, у нас видите как? Ситуация-то другая с новогодним столом. Обычно я со службы возвращаюсь поздно. И пока дети были маленькие, они со мной не ходили. Ну, их много, и уставали. А сейчас они большие, и когда уже возвращаешься, соответственно, курантов уже нет, президента ты пропустил. Ты был на службе, ты молился, и потом садиться за стол уже как-то не особо интересно, потому что все спать хотят. Поэтому у нас новогодний стол — это обычно утром, когда уже все наконец-то проснулись после Новогодней службы. И каких-то особых традиций у нас, новогодних, нет. Мы всегда акцент все-таки на Рождественских делаем. Ну, я говорю — как-то было такое, что и суши...

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— Да, бегал я за ними...

Священник Н. Бабкин

— То есть помню — как-то да, вот утром я проснулся вот после этой новогодней службы. Рыбку можно было. Ну, и вот я пошел, значит, в какой-то магазин, там будут сидеть бедные, несчастные, сонные продавцы. Взял какие-то суши, и вот мы с детьми уплетали эти суши. То есть ну вот каких-то особых разносолов и новогодних традиций — у нас таких вот нету. У нас это богослужение и какой-то простенький поздний завтрак — после того, как все проснулись. Ну, а потом уже игры с детьми. Вообще, мы в этот день стараемся дома находиться. Мы если выходим, это на улицу, и это ненадолго. То есть как-то стараемся в этот день быть вместе. Потому что устали еще после службы. Да и пост не закончился. Вот, так сказать, особой мотивации нету веселиться и радоваться, потому что приближается праздник Рождества, есть вещи гораздо более интересные. И дети знают, что главные подарки, самые интересные будут именно на Рождество.

А. Ананьев

— Но все равно тот момент, вот именно то мгновение, когда 2020 превращается в 2021, и у тебя возникает пусть иллюзорное, но все равно ощущение, что это твой новый шанс, новая возможность. Поблагодарить, попросить прощения, начать что-то заново, бросить какую-то дурную привычку, приобрести ты последних навык... Все равно это есть. И очень важно, чтобы вот этот момент — он как-то остался в памяти, запомнился. Ну, по крайней мере, и для меня это важно. Думаю, то в какой-то степени, наверное, и для каждого, кто так или иначе вырос в культуре, где Новый год имеет значение и считается, обществе, одним из самых главных праздников — ну, после 23 февраля, конечно.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев А я хочу спросить вас вот о чем. Наверняка, за вашу жизнь была какая-то встреча Нового года, которая вам особенно запомнилась по тем или иным причинам?

Мы с Алечкой хотим попросить вас рассказать о самом ярком, запомнившемся — может быть, не самом прекрасном, но самом запавшем в душу празднике.

Священник Н. Бабкин

— Я у родителей всегда что-нибудь просил на Новый год, когда маленький был. Папа тогда еще не была глубоко религиозным человеком. Она вот как раз к Новому году отнеслась — ну, так, не особо — с энтузиазмом. И у меня отец только-только в храм начинал, ходить, приобщаться, помогать. Это как раз была эпоха первых таких... сегодня это уже, наверное, раритетные фильмы, там, по человека-паука какого-нибудь. Что-то западное стало впервые появляться, и какие-то такие вот игрушки я просил — ну, родители к этому относились довольно скептически. Кроме того, эти самые 90-е — были времена довольно непростые, и поэтому мы с братом знали, что у родителей сейчас, конечно, проблема с финансами, как и у многих, когда увольняли. И мы старались вообще ничего не просить, зная, что в какой-то момент у папы с мамой не будет возможности нам подарить. Но самый яркий момент — вот сейчас Александр спросил меня — у меня всплыл в голове, когда мы с братом проснулись на Новогодний праздник... Мы знали, что всегда под подушкой что-то будет. А потом будет что-то еще, вот. (Смеется.) Обычно под подушкой была такая новогодняя закуска — с мандаринками, с конфетками, с чем-то таким, что в обычные дни года не было, именно вот новогоднее. Это были какие-то красиво упакованные подарки, которые всегда были под подушкой. У родителей был талант их класть в тот момент, чтобы никто из нас не проснулся и этого не увидел. А потом уже мы с братом бежали под елку и искали того робота, о котором ты очень долго мечтал, или... Ну, вот я просто свои помню подарки. Брат, помню, как раз хотел того самого человека-паука. И нам, кстати, его подарили, вот, было дело! (Смеется.) Да... Ему очень радовались. Но подарили одного на двоих. Не помню, сколько мне было лет — то ли пять, то ли еще меньше. Ну вот совсем я маленький был. Вот помню робота, о котором давно мечтал, о «Тетрис», дело было... И вот тот самый паук, которого, наверное, сегодня многие бабушки называли бы бесом. Ну, для детского сознания это был герой, который спасает мир. Не думаю, что моя история самая трогательная и достойна подражания, но это классно — что-то положить ребенку под подушку.

А. Митрофанова

— Самое интересное, отец Николай, что то, о чем сейчас вы рассказываете уже применительно к своим детям, это пример того, как вы, не столько даже подарками, сколько своими собственными силами вкладываетесь в создание атмосферы праздника. А ведь что дети запоминают? Да, подарки — это, конечно, очень хорошо и круто. Но гораздо порой ценнее бывает, или очень важно, чтобы помимо подарков было вот это качественное время с родителями, когда можно просто вместе погулять или попеть, или, не знаю, поиграть в какие-то сумасшедшие игры, где папа, может быть, там, нарядится конем, например. (Смеется.) Ну, и так далее. Вот эти вещи — они, на мой взгляд, не менее важны, чем и материальные вложения. Они требуют, да, наших душевных затрат, и этих душевных сил порой может не остаться. Но мне кажется, что вот важно время от времени задавать себе вопрос: а если на это уже сил не остается, а ради чего были наши всякие пахоты на работе, если на самое главное, получается, ну, сил уже нет? И вот эта причинно-следственная связь и, как это принято говорить, иерархия приоритетов, она может помочь, наверное, какие-то силы сэкономить. Вот сейчас несколько дней еще есть... Как же это все-таки важно, чтобы и время, и желание было провести несколько дней вместе друг с другом!

Священник Н. Бабкин

— И деньги, и деньги чтоб были.

А. Митрофанова

— Да.

Священник Н. Бабкин

— Потому что всем кажется, вот как в 90-х, так у многих из-за этой пандемии сейчас вот эта ситуация финансовая сложная. И мы поэтому, зная, что Новый год — это большие финансовые вложения, всегда начинаем заранее к этому готовиться, заранее что-то прикупать к праздникам, планируя семейный бюджет так, чтобы потом не сесть в лужу перед детьми, чтобы, там, они что-то попросили, а ты не мог это исполнить. Мои дети знают, что нужно помолиться Святому Николаю и что-то у него попросить. Я потом подхожу, спрашиваю, что помолились, что попросили. Вот. (Смеется.) Ну мне же нужно исполнить, прийти с этим, так сказать! (Смеется.) И, получается, ожидание совпадает с реальностью. Это очень укрепляет детскую веру. И вот очень потом приятно слышать от ребенка, что он хочет не только сам в этот праздник что-то получить, но и что-то подарить. Я поэтому думаю, что важно вот, про те духовные ценности, про которые вы сказали, поддерживать в детях, чтобы в Рождественские праздники не только они получали подарки, но они их и дарили тоже. Они могут сами смастерить эти подарки, сами сделать, поздравить своих друзей в школе, одноклассников, там, не знаю, на сэкономленные какие-то карманные деньги сделать поделки своими руками — ну, придумать что-то, что могло бы порадовать других, может быть даже, самое простое. И чтобы это был не просто смайлик в соцсетях, а что-то реальное, от души, от тебя. Это гораздо важнее, чем просто получить подарок на Новый год или на Рождество.

А. Ананьев

— Спасибо вам огромное, отец Николай! Спасибо вам большое, особенно вот от меня лично низкий вам поклон за очень простую и понятную, но почему-то не приходившую мне раньше в голову идею, как пригласить на Новый год святителя Николая и при этом не поссориться с Дедом Морозом.

А. Митрофанова

— (Смеется.)

А. Ананьев

— Спасибо вам большое! Сегодня мы беседовали накануне Нового года с клириком храма Святителя Николая Чудотворца в Отрадном священником Николаем Бабкиным. С вами была Алла Митрофанова...

А. Митрофанова

—...Александр Ананьев!

А. Ананьев

— Хоу-хоу-хоу! С Наступающим Новым годом!

Священник Н. Бабкин

— С праздником, дорогие братья и сестры! Спасибо за эфир! А если нет денег на подарки, скажите детям, что Дед Мороз не пережил пандемию.

А. Ананьев

— (Смеется.) И на этой светлой ноте — до Нового года! Прощаемся с вами! Пока!

А. Митрофанова

— До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Имена милосердия
Имена милосердия
Эти люди посвятили свою жизнь служению близким: не просто жертвовали на благотворительность, а посвящали всех себя добрым делам. Чьи-то имена мы помним до сих пор, чьи-то нет, но их стоит вспомнить.
Радио ВЕРА из России на Кипре
Радио ВЕРА из России на Кипре
По благословению митрополита Лимассольского Афанасия (Кипрская Православная Церковь) в эфире радио Лимассольской митрополии начали выходить программы Радио ВЕРА. Популярные у российского слушателя программы переводятся на греческий язык и озвучиваются в студии Радио ВЕРА: «Православный календарь», «Евангелие день за днем», «Мудрость святой Руси», «ПроСтранствия», «Частное мнение» и другие.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».

Также рекомендуем