Москва - 100,9 FM

«Русская фольклорная музыка». Алексей Вульфов

* Поделиться
Алексей Вульфов
Алексей Вульфов

У нас в гостях был музыковед, член Союза композиторов России, Председател общества любителей железных дорог Алексей Вульфов.

Мы говорили о о возрождении и сохранении сегодня русской фольклорной музыки.


А. Пичугин 

– Здравствуйте, дорогие слушатели. «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин, рад вас приветствовать в этой студии. С удовольствием представляю гостя. Этот «Светлый вечер», ближайший час здесь вместе с нами и с вами проведет Алексей Вульфов, член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». Добрый вечер. 

А. Вульфов 

– Здравствуйте. 

А. Пичугин 

– На самом деле у нашего гостя очень много разных регалий. Я до сих пор вспоминаю и буду вспоминать и очень надеюсь, что мы еще с Алексеем Вульфовым в этой студии будем на тему железных дорог говорить. Потому что многие знают его как председателя Общества любителей железных дорог. Можете найти в архиве нашей радиостанции программу, которая была посвящена железным дорогам России. Но так как Алексей Вульфов композитор и человек, который, в общем, всю жизнь занимается музыкой, мы сегодня будем говорить именно о музыке. И взяли такую тему, на которую всегда интересно поговорить, и я думаю, что многим есть что сказать, она часто всплывает в разных совершенно компаниях, по-разному интерпретируется – поговорим сегодня о народной песне. Ну и коль скоро о народной песне мы будем говорить, давайте же с нее и начнем. 

А. Вульфов 

– Да, сейчас прозвучит всем известная песня, которую, я думаю, представлять не нужно. 

А. Пичугин 

– Вот песня, которую все знают, прекрасная. 

А. Вульфов 

– Только есть одна особенность: песня эта не просто народная, а что глубоко поразило меня, когда я это понял, песня эта современная. 

А. Пичугин 

– Абсолютно. 

А. Вульфов 

– Я эту песню не знал, мне поведала о ней наша певчая, с которой мы поем в храме вместе там у нас, под Костромой, Ксения. Кстати, хочу сказать несколько слов о ней, о Ксении. Православие и вообще мир православия содержит удивительных, я бы сказал, непохожих людей, как бы и из нынешнего и не из нынешнего, из какого-то стороннего мира, наполненных содержанием души, какой-то свой глубокой одинокой тайной, вторым дном, в хорошем смысле этого слова, посвященными Богу. Ксения не исключение. Это удивительный человек, она обладает стихийным даром слова, какой-то мгновенной неброской мудростью в понимании вещей, она дает немедленную абсолютно точную оценку явлениям.  

А. Пичугин 

– А простите, как понять, вы не знали эту песню, если, мне кажется, она отовсюду звучит последние там 30 почти лет? 94-го года она. 

А. Вульфов 

– Вот так получилось. Это от моего академического некоторого снобизма, как я теперь понял. Потому что нужно интересоваться всем. И Ксения, когда стали мы эту песню с ней учить, она сказала: вы, наверное, единственный, кто ее не знает. И была права. 

А. Пичугин 

– Это правда. 

А. Вульфов 

– И была права абсолютно, потому что как же можно ее не знать. Да я, знаете, ее как-то по-снобистски пропускал. Мне казалось, ну компилятивный мотив, ну так сказать, народная, да, ну что-то такое. Потом как музыканту в ней там какие-то моменты казались: «Выйду ночью в поле с коне-е-ем...» – два, три, четыре – тянется нота. «Только мы с конем по полю идем», – четыре раза нота повторяется. Думаю, ну в народной песне, где вы слышали это: мы с конем по... – как-то будут повторять четыре раза ноту или что-то там, какие-то вот такие мелькали мысли, я ее как-то пропускал. Потом она звучала из эстрадной стихии такой, знаете.  

А. Пичугин 

– Она, мне кажется, звучит абсолютно везде, в любых застольях. она уже вошла плотно... Если вдруг кто-то не знает, это песня из репертуара группы «Любэ», автор музыки Игорь Матвиенко, а стихи Александра Шаганова. 

А. Вульфов 

– Да, совершенно верно. И вот Ксения, значит, мне говорит, что вот хотели бы наши родные, чтобы мы ее выучили, спели там на каком-то застолье. Ну пожалуйста, стали учить. И, короче говоря, стали мы ее петь, и тут доходит до меня, что это, собственно говоря, шлягер (я в хорошем смысле произношу сейчас это слово, а не в плохом) и замечательная народная песня, которая родилась-то при нас. 

А. Пичугин 

– Совсем при нас. 

А. Вульфов 

– То есть совсем при нас. Вот, например, присылает Ксюша Пелагею свою любимую – церемония награждения клуба ЦСКА, и там есть так момент, который я сейчас хочу прослушать. Вот это момент, о котором мечтает каждый композитор в мире. Давайте сейчас прослушаем этот момент. 

И вот в этот момент, который сейчас вот был в эфире, становится понятным мечта любого композитора – она состоит даже не в титулах и званиях народных и заслуженных, а она состоит в том, чтобы вот так вот люди, не зная, кто это и когда это писал, запели эту музыку.  

А. Пичугин 

– Как когда-то кто-то сказал: слова народная, музыка народная, у микрофона автор. 

А. Вульфов 

– Вот именно так. И, кстати, между прочим, хочу вот что заметить, что на Руси очень часто мы поем народные песни, которые считаем народными, ну это такие как там «Среди долины ровныя» или «Во поле береза стояла» – такого знаменитейшего плана, да, и забываем, что, между прочим, у этих песен есть авторы. У этих потрясающих песен слободской культуры XIX века знаменитых есть авторы. Например, вот я упомянул «Среди долины ровныя», у нее есть автор слов – Алексей Федорович Мерзляков. 

А. Пичугин 

– Вот буквально один момент, пока мы далеко от «Коня» не отошли. Для меня было в свое время особенно приятно, когда к нам Александр Шаганов приходил сюда, на радио «Вера», узнать (все уже, по-моему, выучили, много раз рассказывал, что я там частично работаю иногда, в Суздале, для меня Суздаль и окрестности – это какое-то очень важное место лично для меня), и выяснилось, что всегда, когда я слышал эту песню, «Выйду ночью в поле с конем», все годы, что она существует, мне казалось, что там речь идет о южнорусских, южно-украинских степных бесконечных пространствах. А выясняется, что просто у Александра Шаганова бабушка жила под Суздалем, а там знаменитое Суздальское ополье, и песня эта как раз про суздальские поля. 

А. Вульфов 

– Ах, вот как! 

А. Пичугин 

– И для меня это было очень приятно. 

А. Вульфов 

– Здорово, это очень интересно. И мне тоже это очень интересно узнать. Спасибо большое. Вот видите, какая штука получается. «Что стоишь качаясь, тонкая рябина» и «Степь да степь кругом» – это песни на слова Ивана Захаровича Сурикова. Между прочим, он же написал и знаменитое со школы стихотворение «Вот моя деревня, вот мой дом родной». 

А. Пичугин 

– Ну это все знают. 

А. Вульфов 

– А между прочим, одну фамилию Сурикова-то, я думаю, не сразу вспомнят. «Однозвучно гремит колокольчик» – это музыка Сидоровича, на слова Ивана Макарова. Я имею в виду не романс Брылева, а именно эту песня, именно этот вариант переложения на музыку. «Дорогой длинною» – это музыка Фомина, слова Подревского и так далее. То есть мы даже уже не помним, кто создатели, но... 

А. Пичугин 

– Мы даже не знаем порой про этих людей ничего. 

А. Вульфов 

– Ничего. Например, Сидорович – я не смог узнать имени. Ни в энциклопедии музыкальной, шеститомной, нигде я не мог узнать имя этого гениального композитора. 

А. Пичугин 

– Но часто бывает, что композитор той песни, которая впоследствии уже начинает считаться народной, или автор слов, он либо гармонизирует какую-то известную мелодию, уже много лет существовавшую до него, до этого композитора, поэт, может быть, причесывает и приводит к какому-то единому знаменателю слова, которые в разных частях страны по-разному пели. Ну то есть песня действительно старая народная, уже не узнаешь ее автора, но вот взял какой-то поэт разрозненные ее части, сложил, чуть-чуть пригладил – и получился тот вариант, который мы все с детства знаем. 

А. Вульфов 

– Совершенно верно. И вот такая вот штука получается. Конечно, я уже вначале там, что называется, пошумел. Песня «Конь», конечно, она компилятивна, нечего стесняться этого слова, и вот почему. Сегодня, мне кажется, ни один композитор-мелодист, работающий в русской традиции, в полной мере не может обойтись без компиляций, а лучше сказать, по-русски, без прямого заимствования интонации. Это неизбежно почему, потому что собственно фольклор как таковой, увы, к сожалению, крестьянский фольклор просто уже не существует. 

А. Пичугин 

– И не возродится в обозримом будущем.  

А. Вульфов 

– Ну, как говорится, на все Божия воля, но не видно пока, чтобы возродился. Непонятно, откуда он должен возродиться, потому что параллельно с крестьянским миром губят еще заодно и мир Божий, мир земли – рубят леса, ужасная экологическая ситуация, поэтому действительно очень трудно себе представить, оттуда. Хотя как мы видим на примере песни «Конь» – я ради этого здесь сейчас в студии, чтобы это сказать во всеуслышание, – может, тем не менее, Господь возродить в лице Игоря Матвиенко и Игоря Шаганова народную песню «Конь». 

А. Пичугин 

– Ну тот же «Конь» занимает 32-е место в хит-параде самых популярных в России стихотворных строк, опередив гимн Советского Союза. 

А. Вульфов 

– Да, Никон Жила говорит, что в их концертах хора Сретенского монастыря самая популярная.  

А. Пичугин 

– Самая популярная. 

А. Вульфов 

– Вот видите, какие феномены потрясающие. Но дело не в том, заимствования или не заимствования, а дело в том, на что ориентируется при этом человек. Здесь в данном случае Матвиенко ориентируется на русскую протяжную традицию, вот за этим стоит знание автором этой традиции и любовь к ней. Я прошу особенно, так сказать, отметить в памяти слово «знание». Ну прихожу на Волгу, как специально прямо, прихожу – компания подгулявших (у нас последнее время в России отвыкли любоваться пейзажем без бутылки) поют: «Выйду ночью в поле с конем...» Думаю: нет, это что-то потрясающее просто. Стал интересоваться... 

А. Пичугин 

– Пускай поют. 

А. Вульфов 

– Ну конечно, это лучше, чем что-нибудь другое.  

А. Пичугин 

– Чем пьяные в Волгу падают. 

А. Вульфов 

– Да, чем «Восемнадцать мне уже», это конечно лучше. Думаю: нет, надо изучить. Стал изучать, смотреть песни «Любэ»... 

А. Пичугин 

– Кстати, про «Восемнадцать меня уже». Вы знаете, что песня «Выйду ночью в поле с конем» изначально писалась Шагановым и Матвиенко не для «Любэ», а для «Иванушек International»?  

А. Вульфов 

– А вот это, про это и хочу сказать сейчас. Вот это-то меня и поразило. Дело в том, что и «Конь», и «Дорога», знаменитые песни «Любэ» – «Дорога, дорога, осталось немного», «Конь» написаны в 94-м году – начнем с этого. Это достаточно давно, хоть мы и говорим, что это появилось при нас. Да, конечно же, это при нас с вами, например, а для поколения Ксении, которой 20 лет сейчас, и она, в общем, ее и на свете еще не было, когда появилась эта песня. Поэтому не так уж, во-первых, она и при нас.  

А. Пичугин 

– Видите, но мы говорим, подождите, тут давайте уточним. Песня «Весна на Заречной улице», которая тоже уже приобретает все свойства народной песни... 

А. Вульфов 

– Давно уже. 

А. Пичугин 

– Да, она появилась до нас с вами, в 50-е годы, ну уж до меня так точно, и, в общем, мы ее считаем песней современной. 

А. Вульфов 

– Ну мы это считаем по старой нашей памяти, вот о чем я и хочу сказать, что еще близки были года великой советской песенной культуры – 50-е, 60-е, 70-е, 80-е годы – великой советской, тогда еще национальной, тогда еще почвенной песенной культуры. И, конечно, это не могло повлиять на то, что «Конь» и «Дорога» были написаны тогда. Кроме того, великих людей еще было очень много живо на свете – Распутин, Астафьев, Гаврилин еще были живы. 

А. Пичугин 

– Свиридов был, безусловно. 

А. Вульфов 

– Да, Свиридов. То есть это тоже очень сильно, конечно, влияло на атмосферу жизни, потому что присутствие этих людей в жизни очень важно, что тут говорить, да, что они живы, что они с нами. И вот я выяснил одну закономерность вот, идя сегодня на программу, что все вот эти знаменитые вещи, да, сейчас еще другую покажу, они связаны с двумя вещами. Первое – они так или иначе связаны с миром православия, эти люди, которые их создавали, и второе – так или иначе они имеют серьезное музыкальное образование.  

А. Пичугин 

– Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Алексей Вульфов, член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». А остановились мы на том, что они имеют два корня: люди, которые писали эти песни, они православные и они имеют музыкальное образование. А как это сочетается, соотносится и почему мы на этом делаем акцент? 

А. Вульфов 

– Я стал думать: ну что это такое? Неужели это какой-то самородок, вообще какой-то человек, вот кто же он такой, Матвиенко, что вот взять, написать народную песню на твоих глазах – ну как это? И я стал читать о Матвиенко. И узнаю, что, родившись 6 февраля 1960 года в Москве, в 1980 году он окончил музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова по специальности хормейстер. 

А. Пичугин 

– Ну а что в этом такого удивительного? Человек, который всю жизнь пишет музыку. Кстати, «Коня» он написал в 33–34 года, на секундочку. 

А. Вульфов 

– Вот это тоже важный момент. Но он музыкант, Матвиенко. Просто так ничего не бывает. Я думаю: ну как же так, неужели Господь, Святой Дух вот этот, от Которого рождается вот эта классика, нетленка, ну неужели Он дал какому-то постороннему дворовому музыканту. Смотрю, ну какой же он, да это же настоящий музыкант, к тому же хормейстер, это что говорит, о чем? Он огромное количество народной хоровой музыки через себя пропустил, когда учился. То есть это строится не на каком-то витающем в воздухе подарке Божием, а на труде, на знании музыки. 

А. Пичугин 

– Ну я вот сейчас рискую быть, наверное, непонятым многими, но тем не менее Высоцкий или Окуджава, не имевший музыкального образования, или, простите, Аркадий Северный, чьи песни тоже там или, по крайней мере, песни, введенные им в оборот, поет вся страна и они уже считаются народными, да. Если мы говорим о Высоцком, то некоторые песни Высоцкого не все помнят, что им написаны, они просто ушли в народ. Ну это все написали люди без музыкального образования. Люди, тот же Окуджава не считал себя православным, он крестился ближе к концу жизни.  

А. Вульфов 

– Совершенно точно. 

А. Пичугин 

– И там про Высоцкого, у нас вообще отдельная программа будет на эту тему. Но что касается музыкального образования, то вот здесь как раз с этим довольно сложно все. 

А. Вульфов 

– Видите, какая штука. Вот именно, что Окуджава и Визбор тогда вообще, если называть гениев... 

А. Пичугин 

– И Визбор. 

А. Вульфов 

– То тогда уже называть Визбора, Окуджаву, тогда какие-то песни там отдельные Городницкого, Кима, с гениальной песней «Думы окаянные», между прочим, тоже ставшей народной. 

А. Пичугин 

– Кстати, да. 

А. Вульфов 

– Да, конечно, у них не было музыкального образования. Но это так называемый фольклор, как мне когда-то рассказал в Костроме ректор костромского университета, Николай Михайлович Рассадин, старый замечательной друг нашей семьи, мой в каком-то смысле второй отец, он сказал: Леша, эти песни – это фольклор городской интеллигенции. А это означало то что да, музыкантами они не были, но они имели такой запас, такой багаж опыта слушания музыки, самой разнообразной, в том числе академической, что, обладая Богом данным музыкальным талантом, умножая, так сказать, в умножении на это они и получали те феноменальные действительно, я с вами абсолютно согласен, музыкальные результаты. И я очень рад, что вы упомянули и Высоцкого, которого часто упрекают в том, что у него там музыкально, ну ничего подобного, у него замечательные, музыкальные песни. 

А. Пичугин 

– Ну вот это следующий вопрос. Городницкий – безусловно, Ким – безусловно, Аркадий Северный даже тоже городской абсолютно фольклор. Но Высоцкий – я не знаю, может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что он примерно равнозначный для города и для села в свое время. 

А. Вульфов 

– Абсолютно. Но, понимаете, все равно отзвук, все равно. Высоцкий да, всенародный был бард, конечно, и его не хочу называть бардом, он был поэт в первую очередь. Да, он действительно хрипел, да действительно у него гармоний там три аккорда и все прочее, но у него есть интонационно замечательные песни. Там, например, все эти альпинистские песни из фильма «Высота» знаменитые и так далее. Почему, у него музыкально очень точно всегда выстроены вершинки интонационные в песнях, выведены кульминации, куда нужно. Почему, он музыкально не такой уж несостоятельный, как его пытается выдавать. И вот дальше, что касается православия. Дальше узнаю интересную вещь про историю песни «Коня». Вот рассказывает сам Игорь Игоревич Матвиенко, он говорит, там должны были быть барабаны, но потом почему-то мы из этого сделали песню для хора. А, я вспомнил почему – потому что, Царство Небесное, покойный Анатолий Кулешов у нас работал, это он предложил, он в церкви пел, он был хормейстером и репетировал все хоровые партии. И мы решили сделать такой хор, и получилось акапельное произведение. Вот, видите как, вот вам и связь с православием, которую я искал. Думаю: она должна быть, она где-то должна проявиться – точно, она и проявилась. Вот у нас с вами программа сегодня началась вот с этой самой акапельной музыки. Ну идет время, вдруг присылает Ксюша еще песню, которую тоже я не знал и тоже вначале и внимания, честно говоря, музыке не придал никакого, восхитился только аранжировкой и чистотой пения. Вообще я бы никогда не узнал бы даже о существовании этих песен, повторяю, будучи ориентированным только на академическую музыку – как говорится, долой штампы, да, вывод из этого. Но дело в том, что все хорошее в России, вот такого рода концерты Патриаршего хора, как вот такие вот группы, о которых сейчас пойдет речь, «Калина фолк», оно идет не то что бы так, в загоне, так уж не надо говорить, как бы особняком. Может быть, в каком-то смысле это хорошо, что не трогают, люди творят что хотят. Особенно не трогают. Живут как монах, знаете, в скиту. Монах никого к себе не зазывает, монах рекламу не вешает на дверях: заходите, всех просвещу, грехи отпущу. К нему идут. Это в этом смысле хорошо. Но тем не менее, понимаете, сказать, что группа «Калина фолк» прославлена в СМИ, увы, я отнюдь не могу. Да, Белинского и Гоголя с базара не скоро понесет. Я был совершенно поражен вначале чистотой пения. Спросил у Ксении, которой на тот момент было 19 лет, спросил: скажи, а вот твои однокашники, однокурсники в училище знают, слушают, такая группа есть, «Калина фолк»? На что она покачала головой и сказала: нет, такое слушают мало. Это тоже показательно. И тут не грех вспомнить, что вообще всегда великое искусство было поощряемо государством и было, что называется, пропагандировалось. Начиная с тех времен, с которых мы знаем о существовании великого искусства – с Древней Греции и с Древнего Египта. Это к вопросу о том, что пропагандируется. Итак... 

А. Пичугин 

– Вот я здесь смотрю, тут же пока вы рассказываете, зашел на страничку группы «Калина фолк» ВКонтакте – среди участников (кстати, 10 тысяч участников – тоже немало) вижу своих знакомых хороших. Ну среди тех, кто, значит, слушают. Не такие уж они и неизвестные.  

А. Вульфов 

– Не такие, нет, я этого не сказал. Во-первых, это сейчас просто одна из любимейших моих групп. Я не сказал, неизвестная. Я сказал, не столь известная, как, например, та же Пелагея. То есть нет у них вот такого, что называется, все слова эти современные, негодные – раскрутка, такое слово есть. У нас на железной дороге это слово означает раскрутка колен вала дизеля. Раскрутка. 

А. Пичугин 

– У тепловоза. 

А. Вульфов 

– У тепловоза, да. Вот понимаете как, раскрутки такой нет. Я был совершенно очарован тем, как чисто и здорово они поют. И пели они вот такую песню, давайте ее сейчас послушаем в исполнении группы «Калина фолк».  

А. Пичугин 

– Так, мы сейчас послушаем песню. У нас небольшой перерыв. Я сразу напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Алексей Вульфов, член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». И хотя мы говорим сегодня о музыке, а не о железных дорогах, но я не устаю с удовольствием повторять, что Алексей Вульфов еще и председатель Общества железных дорог, что очень ценно, потому что я сам очень люблю железные дороги. 

А. Вульфов 

– Спасибо. 

А. Пичугин 

– Спасибо вам. Мы продолжим через минуту. Никуда не уходите и слушайте песню. И маленький перерыв. 

 А. Пичугин 

– Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня у нас в гостях Алексей Вульфов, член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». Говорим о феномене народной песни, народных песен. Казалось бы, все уже на эту тему сказано, все народные песни знают, за столом поют, но все не так просто. Во-первых, мы так очень подробно разобрали в первой части программы, как минимум, одну песню, совсем не народную, так как у нее есть автор, но уже ставшую за последние 25 лет глубоко народной, это песня «Выйду ночью в поле с конем». Вы можете сказать, что мы все про нее знаем, что мы ее знаем наизусть уже там, многие с детства из наших молодых слушателей. Но вот так, как Алексей Вульфов нам про нее рассказывал и разбирал, ее, пожалуй, знают мало. 

А. Вульфов 

– А сейчас мы послушали песню «За тихой рекою». 

А. Пичугин 

– «Калина фолк» называется коллектив. 

А. Вульфов 

– «Калина фолк» – группа, если кто-то не слышал первую часть программы, я скажу, когда я первый раз это услыхал, я просто сказал: ну здорово, чисто поют, меня поразила аранжировка, вязь такая голосов, такая полифония красивая. Эта группа, забегая вперед скажу, сама аранжирует, и ее руководитель Елена Комарова, это замечательеый совершенно, конечно, музыкант, совершенно замечательная, и группа эта очень полюбилась мне. Я саму песню как-то вначале было пропустил не то что мимо ушей, ну мне тоже показалось, ну мотив: «За тихой рекою в березовой роще, распустится первый весенний цветок...» Думаю: ну мы много раз это слышали уже эти интонации и, так сказать, все. Потом, чем больше стал слушать, тем больше стал понимать – чудес не бывает. Опять стал копать, кто автор. Выясняется: автор Сергей Вячеславович Трофимов. Стал выяснять, кто это. Ну всем известный певец Трофим – понятно, ну а какая у него, так сказать, история, какая у него биография? 

А. Пичугин 

– А это его песня? 

А. Вульфов 

– Да, и выясняется, что с 73-го по 83-й год Сергей Вячеславович был солистом Московской государственной хоровой капеллы мальчиков при институте имени Гнесиных. В 85-м году учился в Московском государственном институте культуры и в Московской консерватории, где на кафедре теории и композиции в 85-м же году дипломант XII Всемирного фольклора молодежи и студентов в городе Москве. Потом пошел по пути рок-барда и так далее, и стал записывать группы и все. Стал искать, где же христианская тема-то здесь. 

А. Пичугин 

– Ну у Сергея Трофимова она абсолютно ясна, и ее явно человек везде, по-моему, по всех интервью признается в своей церковности. И долгое время, там десять лет подряд после всех его таких полушансонных историй, он был известен как раз, как такой православный исполнитель.  

А. Вульфов 

– Так он как православный исполнитель пел в хоре, выясняется, в церковном. Так, это тоже нашли подтверждение. В самой песне:  

Молитва святая слезами прольется, 

Христовой любовью исполнится грусть,  

И в это мгновенье душа прикоснется  

К великой вселенной по имени Русь. 

 Вот возьмите песню «Выйду ночью в поле с конем». Вот давайте посмотрим ее с точки зрения современной достоверности. «Золотая рожь и кудрявый лен» – вот у нас под Костромой покажите мне золотую рожь и кудрявый лен. 

А. Пичугин 

– А кудрявый лен вам мало кто сейчас покажет. У нас сейчас целые, правда, возрождаются в некоторые областях центральной России институты, которые льном занимаются, вот показывают, что вроде как про лен вспомнили. А вообще у нас лен искоренялся, как пережиток буржуазной культуры, дореволюционной упаднической культуры, повсюду заменяясь картошкой и чем-нибудь еще, из чего можно спирт гнать дешевый. 

А. Вульфов 

– «Выйду ночью в поле с конем». На юге коней много, не спорю, что южнее Москвы много коней – там Липецкая область, Воронежская, попадаются. У нас на севере коней – вот так чтобы шел человек с конем, очень редко. 

А. Пичугин 

– А я вам напоминаю, что песня про северо-восточную Русь написана.  

А. Вульфов 

– Да, вот видите, в поле, поля заросли борщевиком, кустарником. Я не нагоняю уныние, я говорю правду. Поэтому, а почему же людям так это нравится? И я задался вопросом: почему еще такой феномен песни «Конь»? Да потому что она говорит о том, чего люди хотят, чтобы было, осознанно или неосознанно.  

А. Пичугин 

– Неосознанно. 

А. Вульфов 

– К чему душа их стремился, что во сне они видят. 

А. Пичугин 

– То что в генах укоренилось. 

А. Вульфов 

– То что в генах у них все равно есть, несмотря на воздействие на эти гены, ну условно назовем, попсы всякого рода. А что такое есть попса, попса – я условно под этим словом называю всякую пошлость, с которой так боролся Антон Павлович Чехов, пошлость. А пошлость есть плесень души, разъедающая душу, кислота негодная, разъедающая душу. Вот сквозь эту плесень и пошлость все равно в людях стремление к истинному, к родине, вот именно что как там в песнях у него: «Дальних деревень огоньки». Да милые мои, зимой то уж, особенно на севере, там области, никаких огоньков-то уже не увидишь, прости Господи, сколько пропало. 

А. Пичугин 

– Уже сейчас нигде не увидишь. 

А. Вульфов 

– Это мечта, но она светлая, а человек сердцем к свету стремится. 

А. Пичугин 

– Да, понимаете, но ее слушаешь, эту песню – извините, мы почти целый час все про «Поле с конем», но мы к ней неосознанно возвращаемся, потому что это замечательный пример и этой песни, вот мы еще об этом ни разу не сказали, – этой песне веришь. Этой песне веришь, и ты чувствуешь это, и ты оказываешься в этом поле вместе с героем. 

А. Вульфов 

– Да. 

А. Пичугин 

– И я думаю, что любой человек, который ее поет, ее поют почти все так или иначе, можно любить, не любить, она может считаться уже надоевшей или наоборот, но так или иначе ты оказываешься в этом самом поле, видишь этого коня, дальних деревень огоньки и кудрявый лен, и золотую рожь, и все на свете.  

А. Вульфов 

– Веришь ты ей душой. А почему, потому что песня эта «Конь» есть все-таки художественное произведение. Мы не должны забывать: музыка есть музыка – это сфера эстетики, слова это есть поэзия, в данном случае слова Шаганова. А здесь в исполнении «Калины фолк» вот эта песня «За тихой рекою», это опять же это художество чистой воды – и музыка, и слова, и исполнение великолепнейшее этой группы «Калина фолк». Вот в песне «Родина», я сказал бы так, меньше музыки, но на слова хочу обратить внимание. Вот смотрите, тоже пример своего рода борьбы за родину, во всяком случае в современном контексте уж точно. Посмотрите, как он изложен, я специально прочитаю: «Золотые маковки церквей над рекою», – ну как же, образ России себе представить без этого, ну понятно. Последнее время очень много стали рисовать, знаете, на шоколадках церкви. Потом вот покупают люди шоколадку и думают, то ли вот эту вот обложку шоколадки с изображением храма выкидывать куда или что с ним делать. Много стали, скажу, спекулировать – нехорошее слово, но так пользоваться этим: тут нарисуют, там нарисуют, как Россия – так золотые маковки церквей. Ну ладно, куда же без них действительно. 

Земляника спелая 

С парным молоком... 

Я бегу по скошенной траве, – тогда еще косили сейчас уже почти не косят, скотину мало кто держит.  

Я бегу по скошенной траве,  

А надо мною 

Небо голубое высоко... 

Я еще мальчишка лет пяти, – то есть все это еще было, –  

И радость моя поет, 

И счастье мое летит... 

И дальше мне очень нравится: 

Бабушкины сказки 

Про любовь и отвагу, 

Где добро и правда 

Белый свет берегут. 

Дедовы медали 

«За Берлин» и «За Прагу», 

И весенний праздничный салют... 

Знаю, что все вместе мы – народ! 

И счастье мое летит, 

И радость моя поет. 

 Радость – православное слово. Счастье летит, – он абсолютно точно, с точки зрения Ирзабекова трактует понятия. Счастье сейчас – счастье мое летит. Радость вечная – радость моя поет. Давайте послушаем. 

А. Вульфов 

– Все-таки Трофимов православный человек. Правда, замечательно. Это вот такая вот замечательная песня. И понимаете, какая штука, ведь и в сфере православия появились тоже вот такие негласно необъявленные гимны, неофициальные гимны. Я считаю, что один из них – это музыка Дмитрия Гаркави, «Земля святая». Я ее услышал... 

А. Пичугин 

– Тоже, мне кажется, я не слышал и не знаю.  

А. Вульфов 

– Вы знаете, она вот стала в кругах православных певчих просто уже, конечно, своего рода действительно неким таким гимном России. Я об этом подумал на замечательном Рождественском концерте Патриаршего хора, который был в январе 2019 года в Зале церковных соборов храма Христа Спасителя, это всегда замечательный выдающийся православный праздник. И я в очередной раз подумал, послушав – а эту «Землю святую» поют вообще и большие хоры там, и большие ансамбли, и по три, и по четыре человека. Кстати, вот в группе «Калина фолк» их четверо всего. Кстати, обратите внимание, вот мы послушали фрагмент песни «Родина», там ведь на рояле сопровождение. «Калина фолк» не стремится в данном случае какой-то попсовый состав туда – ударников там, эхо какое-то туда запускать, там какого-то электрогитариста. То есть вот это мне тоже показалось очень таким знаковым, что им этого достаточно, и слушателям достаточно, слушатели ударника не ждут. И вот я послушал эту «Землю святую», повторяю еще раз. Поет ансамбль народный песни «Уралочка», Пермский краевой колледж искусств, руководитель заслуженный работник культуры Лариса Белецкая. И подумал, слушай, на моих действительно глазах, это я прекрасно помню, фестивали Георгия Георгиевича Поляченко, Царствие ему Небесное, фестивали православной музыки. И там помню, как «Светилен» первый раз представлял эту песню «Земля святая». Давайте послушаем.  

А. Пичугин 

– И мы продолжаем. Алексей Вульфов у нас в гостях, член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». Мы говорим про народную, русскую народную песню. Как вы думаете, будущее какое у народной песни? Возможно ли, что будут появляться какие-то произведения? Или «Конь» это, простите, лебединая песня уже этого направления? 

А. Вульфов 

– Опять же я скажу так: на все Божия воля. Ну такое я сказать не могу. Это как Господь захочет. Дело в том, что в истории искусства никогда впрямую не сочеталось, не сплеталось создание шедевров искусства с тем временем, с тем, что происходило в миру.  

А. Пичугин 

– А давайте по-другому на это посмотрим. Есть ли какие-то предпосылки к тому, чтобы фольклор развивался вообще в мире? Смотрите, мир достаточно динамичен сейчас, мир XXI века, достаточно атомизирован. И причем я не скажу, что мне это не нравится... 

А. Вульфов 

– Мощнейшие предпосылки, к счастью. 

А. Пичугин 

– Вот смотрите, я как житель большого города, вы как житель большого города, мы с вами привыкли к этому бешеному ритму, который все ускоряется и ускоряется. И вот в этом ритме очень мало остается пространства для народного творчества. Мы постоянно сталкиваемся с какими-то музыкальными открытиями, проявлениями, все время кто-то что-то пишет, презентует, выпускает, но вот чтобы это происходило, чтобы мы могли говорить о современной народной культуре, русской народной культуре или там, скажем, французской народной культуре, а я не дерзну сказать, что это есть или это в ближайшем будущем может вновь развиваться.  

А. Вульфов 

– А вы знаете, я думаю, один раз лучше услышать, чем сто раз рассказать. Мне прислала жена моя, Лена, ссылочку на исполнение песни «На речке, на речке, на том бережочке». Я подумал: мы знаем эту песню уже давно. И когда я увидел этот клип и когда я услыхал качество – я хочу вот привлечь наших радиослушателей к качеству исполнения этой песни, как это было решено, – вот я как раз именно вот сейчас отвечаю на ваш вопрос: я не то что, я уверен, что будущее у фольклора есть, и будущее у русской песни есть. Потому что то, как они это делают, с какой любовью и качеством они это поют. Это ленинградская группа «Отава Ё», которая сложилась в 2005, заметьте, году – уже не в XX веке, уже в XXI, которая специализируется вот на исполнении в таком ключе народных песен, поет песню «На речке, на речке». Посмотрите, как она сделана. 

А. Пичугин 

– Группа «Отава Ё», «На речке, на том бережочке» – песня, которую все знают. Ну песня-то всем известная. Я спрашивал вас о том, возможно ли появление новых песен, которые родились в народной среде. Пускай у «Коня» есть авторы, но мы говорим о том, что она ушла в народ. И она в народе уже по-своему переживается. 

А. Вульфов 

– Пожалуйста, еще один пример. На мой взгляд, с музыкальной точки зрения не положительный, но он отвечает, я считаю, на ваш вопрос. Например, еще одна из таких знаменитых сегодня, как я выяснил, песен, есть ее даже версия для духового оркестра, это песня «Косари на лугу». Посвященные ее знают. Я ее услышал в исполнении Симона Хорольского. Давайте послушаем куплет.  

Вы, понимаете, какая штука, вот что я хотел сказать в этой связи, вот повторить вашу мысль в данном случае. Искренне поет человек-то, что говорить, хорошо поет, и песня людям полюбилась, и отзывы в интернете сумасшедше прекрасные все. А вот музыкально-то она не слишком богата. Все-таки надо искать в глубинах народной музыки, больше интересоваться музыкой. Кстати, я это желаю и группе «Калина фолк» моей любимой – больше смотреть аутентичного фольклора и вообще больше и разносторонне интересоваться музыкой. Вот мелодия этой песни, «Косари на лугу», на мой взгляд, это уже не просто там компиляция или заимствование, это просто какая-то уже, знаете, отдает дворовым каким-то, бродяжным, а то и вовсе еще, так сказать, определенным фольклором, на который, на мой взгляд, слова богословского предназначения ложиться вообще не должны. Если в таком ключе пойдет развитие народной так называемой музыки, неважно, кто ее сочинил, есть у нее автор, нет у нее автора, кстати, автора так мне и не удалось понять, кто же автор этой песни, то это будет не очень хорошо, на мой взгляд. Почему, потому что каждый раз новая народная песня должна обогащать своей красотой мир Божий. А если это просто опять же декларация, что мы поем про Бога демократично, всем понятно, на трех аккордах (в моем детстве про это говорили: одна палка, три струны, я хозяин всей страны) – такое будущее, я не думаю, что желанно, да и вряд ли Господь попустит. Хотя я ничего не имею против и не хочу ни в коем случае обидеть тех, кто любит песню «Косари на лугу», очень искреннюю, как вы сказали, я с этим не спорю. А может быть песня, как, например, песня, вот не думаю, что ее многие знают, Елены Флоровой. Я ее услышал тоже на концерте Рождественском Патриаршего хора. Вот такое будущее, на мой взгляд, абсолютно точно будет – это именно сочетание одухотворенной музыки – почвенной, национальной, яркой при этом, написанной автором, но абсолютно в высшем смысле слова демократичной, входящей... 

А. Пичугин 

– Это какая песня? 

А. Вульфов 

– Это песня называется «Дороженька». 

А. Пичугин 

– У Лены Фроловой есть потрясающая песня, которую многие знают, может быть, даже независимо от того, знают Елену Фролову или нет, песня «Слышишь ли ты в роще детское пенье», на стихи Бродского. 

А. Вульфов 

– С удовольствием послушаю, очень интересно. Спасибо вам огромное. 

А. Пичугин 

– Да, мы слушаем другую. 

А. Вульфов 

– А в чем же причина-то? А причина в двух вещах. Первое – в таланте, конечно, создателей, дар Божий у них присутствует. Второе – в музыкальном умении, повторяю, вот то самое, что в них заложено, что заложено в словах песни Трофимова:  

Это все мое родное,  

Это где-то в глубине,  

Это самое святое 

Что осталось во мне. 

Это то, что нас хранит и лечит, 

Как Господня благодать 

Это то, что не купить и не отнять. 

Вот если это будет, то вечно будут радовать нас народные новые песни, родившиеся уже при нас, промыслом Божиим, вопреки всей мути, всей темноте всем тяготам нашего века. Я выражаю глубокую благодарность Ксении Алексеевне Метельковой за помощь неоценимую в подготовке этой передачи. 

А. Пичугин 

– Спасибо и вам. Как же без такого удивительного, замечательного рассказа Алексея Вульфова. Мы сегодня как никогда много музыки слушали, по-моему, в первый раз в рамках нашей программы «Светлый вечер». Ну а как можно говорить о русской народной песне, не приводя примеры. Даже, наверное, хорошо, что мы там полотном таким слушали, не все подряд, а выдержками, цитатами, куплетами. Спасибо.  

А. Вульфов 

– Спасибо вам за возможность напомнить людям, что добро было, есть и будет, и прекрасная музыка была есть и будет. Спасибо.  

А. Пичугин 

– Алексей Вульфов, Член Союза композиторов России и член жюри Патриаршего фестиваля «Песнопения христианского мира». Еще раз напомню все равно, что композитор и председатель Общества любителей железных дорог, о чем мы как-нибудь обязательно в этой студии еще раз поговорим. А я Алексей Пичугин. Мы прощаемся с вами. Всего хорошего, до новых встреч. 

А. Вульфов 

– Спасибо. До свидания. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Исторический час
Исторический час
Чему учит нас история? Какие знания и смыслы хранятся в глубине веков? Почему важно помнить людей, оказавших влияние на становление и развитие нашего государства? Как увидеть духовную составляющую в движении истории? Об этом и многом другом доктор исторических наук Дмитрий Володихин беседует со своими гостями в программе «Исторический час».
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.

Также рекомендуем