Москва - 100,9 FM

«Путь к священству». Протоиерей Сергий Поперечный

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель храма Святого пророка Илии в селе Барково Пушкинского района Московской области протоиерей Сергий Поперечный.

Наш гость рассказал о том, как и почему он, будучи двукратным чемпионом России и обладателем Кубка мира по греко-римской борьбе, в раннем возрасте принял решение оставить большой спорт ради служения Богу в сане священника.

Ведущие: Константин Мацан, Кира Лаврентьева.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, дорогие друзья. В студии моя коллега Кира Лаврентьева...

К. Лаврентьева

— Добрый светлый вечер.

К. Мацан

— И я, Константин Мацан, а в гостях у нас сегодня, внимание, сейчас буду перечислять: мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира и двукратный чемпион России по греко-римской борьбе и все это — протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма пророка Илии в селе Барково, это в Пушкинском районе Московской области. Добрый вечер.

о. Сергий

— Добрый вечер.

К. Мацан

— Я неслучайно ваши спортивные регалии сейчас в виде исключения поставил на первое место, потому что в этой программе с Кирой мы говорим со священниками о пути к священству, о пути в вере человека и в этом смысле ваш путь постороннему наблюдателю представляется парадоксальным: чемпион России, мастер спорта по такой дисциплине, как греко-римская борьба, вот вы священник, настоятель храма, как одно с другим сочетается, как одно другому, может быть, помогает, вот обо всем сегодня в программе поговорим.

К. Лаврентьева

— Отец Сергий, хочется начать с вашей цитаты: " В 25 лет я знал, что не проживу без веры, возможно, это стало косвенной причиной ухода из спорта" — действительно, отец Сергий, вы достигаете определенных высот, больших высот в спорте, вся жизнь открыта, все возможности, молодой человек, живи, радуйся, занимайся, тренируйся, и вдруг у вас что-то происходит, каким-то образом чудесным вы попадаете на остров Залит, встречаетесь с отцом Николаем Гурьяновым, он вас благословляет служить Богу, вы спокойно уходите и начинаете готовить себя в пастыри, предстоять перед Богом уже в алтаре — что это, как это вообще могло быть, что повернулось в вашей душе к таким выразительным духовным жизненным переменам?

о. Сергий

— На самом деле просто в спорте всегда ограниченные возможности, а в Боге они уже становятся неограниченными, потому что Бог, Он сам бесконечный и неограниченный, и движение к Нему безгранично и бесконечно, вот так как я максималист по природе своей, то, наверное, мне это стало более интересным, но это не шутка, в которой доля правды, но отчасти это и правда. На самом деле, вера наша, она в любой области, где бы человек не развивался, в этой области она не будет никогда помехой, она будет помогать человеку, потому что через веру нашу человек себя может познавать, себя открывать по-другому, смотреть на себя по-другому и правильно смотреть на себя, что самое главное, потому что мы все на себя смотрим, мы все себя оцениваем, мы все себя переоцениваем иногда, пытаемся переоценить, посмотреть на себя периодически и это полезно и нужно делать, но под каким соусом мы на себя смотрим, каким образом, с кем мы себя сравниваем, с чем мы себя сравниваем, какие идеалы мы выстраиваем для себя? И вот когда человек, если можно сказать, обретает веру, то тогда у него формируется правильная оценочная шкала вот эта, по которой он на себя может смотреть, вот это наиболее важно, наверное, потому что, конечно, с приходом к вере и я себя тоже начал пересматривать, себя переоценивать и шкала ценностей, конечно, у меня поменялась, если в начале все мои мечты были о чемпионстве, если я спал и видел себя чемпионом, если я к этому стремился всем своим существом, можно так сказать, потому что максималист по своей природе и не жалел ни своих сил, ни своей психики, ни времени, тренировался по пять, по шесть часов в день, и я думал, что в этом и смысл моей жизнь есть — быть чемпионом и потом, как вы сказали, развиваться в этом направлении — это и есть, наверное, то, что мне нужно в жизни, это есть моя радость, это смысл моей жизни, но дело в том, что как я пришел к вере и помог ли мне спорт в этом или нет, то здесь скорее всего я пришел к вере от противного, причем я уже начал в 14, 15 лет об этом размышлять, на самом деле, когда были мои маленькие победы, маленькие успехи.

К. Мацан

— А спортом вы со скольких лет занимались, греко-римской борьбой?

о. Сергий

— С 11 лет начал заниматься и в принципе сразу начал заниматься так, что окунулся туда с головой, поэтому был какой-то небольшой мой детский успешный такой путь, где я радовался каждой победе, каждым соревнованиям и считал, что это как раз то, чем я живу, то, для чего я живу, это было первостепенно для меня — так реализоваться, но почему я говорю: пришел к вере от противного — потому что я думал, что это должно наполнить мою душу и осмыслить ее, а когда побеждал особенно, ну, когда проигрывал, понятно, что там надо побеждать, а вот когда наконец-таки я побеждал, то как раз смотрел на себя и видел, что вот она, победа, а где же то счастье, которое я ждал, если это смысл моей жизни, где же тот полет, та радость, всецелый захват себя, который я ждал от этой победы, потому что там в газетке написали, там говорят, там поздравляют, и этого все равно недостаточно, вот не хватало нечто такого, что я потерял, а я чувствовал, что я что-то потерял, потому что я помнил то состояние, когда я был маленьким ребенком, который еще нигде не занимался, а просто жил, и я чувствовал какую-то детскую благодать и детскую радость, и я думаю, что эта благодать, безусловно, есть у каждого ребенка, пока не наступает то время, когда начинает в осознанном возрасте грешить, вот как у нас есть, с семилетнего возраста начинается исповедь, почему с семилетнего возраста, ну некоторые с шестилетнего — потому что ребенок начинает себя как-то осознавать и за свои поступки должен, в принципе, начинать уже отвечать, соответственно, если можно так сказать, уже грехи как бы записываются, таким простым языком сказать, грехи уже запечатлеваются на душе, за них надо давать ответ, если ответ, значит, уже они имеют значение для души человека, для души ребенка. И я вот чувствовал, что от меня год за годом уходит радость жизни, несмотря на то, что я в принципе еще отрок 14, 13 лет, несмотря на то, что успехи есть, а радость эта не возвращается, через спорт, через успешную какую-то спортивную деятельность она не возвращается ко мне, я потерял, и я не знаю, как ее вернуть, и я искал, как я могу вернуть то состояние детской радости, той благодати, наверное, которая вот присуща детям, где, как? И почему говорю, что от противного — потому что я полностью познал, что через спорт она не возвращается, она не возвращается через успехи, через первые места, через почет, через славу, да хоть весь мир будет у тебя лежать у твоих ног, хлопать тебе, давать тебе трибуну, не знаю, что еще можно сказать, но она не вернется и вот поиск, как ее вернуть, он привел меня к вере в Бога, привел меня к Богу, и когда я пришел к Богу, я понял, что я вот нашел, потому что я потерял, когда начал расти, расти, вышел из детского возраста, я нашел, все, я нашел без всяких огромных усилий, без каких-то подвигов, без каких-то изнемогающих, по 2-3 килограмма пота с тебя сливается на тренировке, болят все мышцы, ломаешь что-нибудь себе, растягиваешь это все, перебаливаешь радио чего — ради победы, а здесь просто это нашел, и оно пришло к тебе через веру в Бога, поэтому таким образом спорт привел меня к вере, если можно сказать, пришел от противного. Наверное, сложно, да?

К. Лаврентьева

— Нет, замечательно, но то, что вы описываете — это же колоссальная тренировка воли, это же труд, упорство, это же сила характера, она же так и воспитывается, вы, с одной стороны, говорите о том, что победа — и я ничего не чувствовал, но за этими победами стоит труд, каждодневный труд, отказ полностью от всех развлечений практически, отказ от всех юношеских увеселений — это ведь тоже определенное подвижничество.

о. Сергий

— Да, вы правы, конечно, если брать в том смысле, что я был удовлетворен, я прошел определенный путь тренировок, страданий таких, пота, работы над собой, и когда я занимаю какое-то место: 1-е, 2-е, 3-е, то, конечно, я удовлетворен, безусловно, радость победы, она есть, потому что ты тренировался, ты прошел путь и вот твоя награда, но это не ставится в сравнение с тем, что человек обретает в Боге это вот мой личный опыт, которым я просто делюсь, который я рассказываю, то есть есть вещи, которые несравненно выше земных удач, побед, и они вровень с ними не встанут, но, безусловно, ты трудился, ты заработал какое-то место, ты получил какое-то звание, конечно, это с тобой останется на всю жизнь, и ты понимаешь, что ты трудился, ты над собой работал, ты познавал себя и, конечно, это останется с тобой и это помогает и в христианстве, кстати, и работа над собой, и самоанализ, и послушание тренеру, и уметь терпеть боль, уметь терпеть страдания различные и идти, выходить с этими болями и не обращать на них никакого внимания, конечно, это будет помогать в христианской жизни безусловно, вы правы, но если сравнивать, конечно, то вера наша, она дает тот полет души, то осмысление жизни, наполняет душу той благодатью, которую Господь просто дарует всем, что это не может сравниться ни с какими земными успехами, это если в сравнении, но никак мы не умаляем те труды, отказа, как вы правильно сказали, от каких-то ущемлений себя в чем-то, это все полезно, я думаю, особенно сейчас это полезно нашим детям, потому что слишком много вседозволенности и такой распущенности, вот неплохо было бы прижать чуть-чуть и поставить их в русло трудолюбия и труда над собой.

К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на светлом радио, уважаемые радиослушатели, у нас в гостях протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма Илии пророка в селе Барково Пушкинского района Московской области и что немаловажно — мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира и двукратный чемпион России. Отец Сергий, вы это радикальное решение (я все же вернусь к своему первому вопросу) приняли в 25 лет, наверняка это была просто трагедия, цунами, стихийное бедствие для ваших родных, которые чаяли и надеялись на то, что вы будете по жизни идти по восходящей в спорте.

о. Сергий

— Я думаю, была скорее всего эта трагедия больше всего для моего любимого тренера, может быть, даже это была катастрофа, он мне когда-то и сказал такие слова, что, может быть, когда-нибудь ты будешь настоятелем, но вот сейчас пока надо еще этот путь определенный пройти, ну я и должен был его, конечно, проходить, потому что я ему тоже обязан, не только он как тренер мне был, но и как отец, воспитывал меня и много времени мне уделял и, конечно, я должен был пожертвовать собой, отдать определенную дань ему его труда надо мною, обязан был это сделать, я это делал.

К. Мацан

— Вам 25 лет было, когда вы приняли решение не продолжать спортивную карьеру?

о. Сергий

— 25 лет, да.

К. Мацан

— А вот для греко-римской борьбы это расцвет, это много еще впереди лет было выступлений на тот момент?

о. Сергий

— У каждого свой пик, но я скажу, что я был на пике, но в то же время и чувствовал, что я уже перетренировался чисто физически, нужно было немножко подлечиться, нужно было заняться собой, но я уже не жил борьбой, и тренер меня понял, понял, и он сам пришел к вере, и понял, что есть вещи, которые выше, и просто уже так складывается жизнь, вот она так просто складывается, потому что меня уже всецело захватывает нечто другое и развитие вот в этом меня всецело поглощает.

К. Мацан

— Как вы к вере пришли? Расскажите нашим слушателям, которые не знают. Вы сказали, что когда вы пришли к вере, то вы поняли, что та радость, которая есть в Боге, она не идет ни в какое сравнение с радостью от побед, это вот то детской чувство благодатной наполненности в жизни, которое вы так хотели снова найти, наверное, нам всем внутренне понятно, что такое вот эту детскую радость искать, будучи взрослыми. Как ваше знакомство с Богом произошло?

о. Сергий

— Ну конечно, в начале моей жизни, я помню, как меня бабушка водила в храм, и она меня причащала, и я бы сказал, что это очень-очень важно, когда именно с самого детства родители или бабушки заботятся о том, чтобы приводить детей в храм причащать, потому что они там уже познают эту благодать через эти святые таинства, и запоминает душа те состояния, которые испытывает ребенок, это покой, это радость, это какое-то необъяснимое иногда бывает и очень важно, чтобы родители, а то сейчас знаете как: покрестить и вырастет когда-нибудь потом, главное, мы тебя покрестили — нет, вот как раз причащать детей это очень важно — это первое. Потом у меня был какой-то отход от веры, потому что требовалось понимание уже ума, где Бог, как, что, почему, зачем это, потому что я же расту и соответственно требуются осмысленные ответы, ну, бабушка не могла мне дать эти ответы на мои вопросы и поэтому на какое-то время у меня приостановилось это вот развитие духовное, но внутри в душе я всегда чувствовал, понимал, что Бог есть. А потом уже, как я и сказал, годам к 14, к 15 уже начался сознательный поиск потерянного детского счастья, который и привел меня к вере в Бога, и тут я вернул себе то, что я потерял, даже больше вернул, безусловно больше.

К. Мацан

— А как? Что называется, просто раз проснулся утром человек и решил: все, я возвращаюсь в Церковь?

о. Сергий

— Вы знаете, я был на сборах в Свердловске, как сейчас помню, у нас там был один парень, правда, он был сектант, но тем не менее он рассказывал о Боге, он Евангелие дал почитать, меня это заинтересовало, я уже, когда приехал к себе, там, где я занимался спортом, были другие ребята, не только борцы, но боксеры и как-то так сложилось, я с ними, а они: «вот мы ездим в Свято-Данилов монастырь, поехали». Вот взял, поехал, на службе побывал, потом начал думать, что это со мной было, как это, вот в этот мир пытался окунуться, понять и так начал уже потихонечку систематически окунаться, и пошла работа над собой в этом плане и переоценка ценностей и просто окунулся в этот уже великий и прекрасный мир духовный, мир нашей веры, настоящей веры, можно сказать, сладкой веры, крылатой веры и так далее, можно много всего здесь говорить, но это действительно полет, это правда полет души, это действительно возможности не спортивной ограниченности, а уже, как сказать...пожалуйста, работай на максимум.

К. Мацан

— А старец Николай Гурьянов, который, если я правильно понимаю и ничего не путаю, благословил вас на священство, если это не вопрос, касающийся совсем каких-то интимных вещей, что он сказал, вот что говорит старец человеку, благословляя на священство: тебе это нужно, это твой путь? Или ничего не сказал, просто сказал: делай, потом поймешь, почему? Вот какова была мотивация духовного наставника?

о. Сергий

— Вы знаете, старцы — это же особая тема, и они говорят так, чтобы это было только для тебя, потому что они понимают тебя, понимают твою душу и видят, как это преподнести. У меня, на самом деле, был выбор: либо священство, либо монашество, потому что я уже видел себя в этой теме, что я буду развиваться, в теме духовной, а вот кем быть, конечно, я не знаю, какая воля Божия и поэтому, когда я подходил к нему: «А что мне делать, жениться или монашество?» Он отвечал словами апостола Павла, что монашество лучше. Я второй раз подошел, а потом что-то все-таки он вроде и говорит, а вроде и до конца никак не могу понять, что это такое, потому что он говорит словами апостола Павла, но не говорит четко, что для меня это все, точка. Мне один потом подсказал: «Ты подойди, спроси: а какая воля Божия?» И вот когда я подошел третий раз и спросил: «Батюшка, а скажите, воля Божия какая?» Он сказал: «Жениться и священство» тогда, однозначно, и все, то есть то, как мы зададим вопрос — тоже важно, какой мы получим ответ, и когда я задал правильный вопрос я получил четкий касательно меня и ответ.

К. Мацан

— Это, видимо, еще и к вопросу деликатности старцев и конкретно отца Николая, который вот именно ждет вопроса и не навязывает свое мнение, пока ты не явишь готовность это мнение услышать.

о. Сергий

— Это великий человек был, потому что Господь сподобил меня видеть его не один раз и даже жил там какое-то время, когда в себя приходил после спортивной жизни в этой всей такой переоценке вот этого всего, что со мной происходило и что дальше будет, и много раз видел, конечно, это великий человек, к которому приезжали люди со всего мира и серьезные духовные особы окормлялись у него, и настоятели монастырей, и Пюхтицкого монастыря, и в Иерусалиме матушка тоже у него окормлялась, приезжали к нему оттуда, и многие другие. Очень был деликатный человек, никогда не давил, не передавливал, готов ты, тогда он говорил тебе эти вещи.

К. Мацан

— А чему он главному вас, если угодно научил в вере и по-человечески? Вот вы с ним общались, вы у него окормлялись, наверняка каждый, кто к нему приезжал, что-то свое в нем видел, важное для себя о вере узнавал, как урок на всю жизнь дальнейшую, вот что для вас было таким важным в общении со старцем Николаем Гурьяновым?

о. Сергий

— Вы знаете, это очень многогранный был старец, есть такие люди, у которых можно многому поучиться, вот там, пожалуй, нельзя было выделить что-то одно, настолько человек был богат духовно, что, пожалуй, можно было выделить и поучиться многим добродетелям: жертвенности и самозабвенности, и преданности, и настоящей вере, и любви высочайшей к людям, и состраданию, много можно перечислять, поэтому не просто так люди приезжают, тратят свое время, средства, силы на то, чтобы быть хотя бы рядом и пообщаться с таким человеком, но, кстати, очень важно, что и многие вопросы решались там у него чудесным образом, это правда. Один из моих знакомых, он священник, он приезжал, сколько лет уже никак не могли они родить ребенка — он выносит ему детские трусики — на тебе, просто так, и уже трое детей у человека и так далее, то есть вроде как просто так, а он же вымолил, получается, то есть можно ходить по врачам, лечить бесплодие, можно огромные деньги вкладывать, ездить, делать разные операции, консультирования, лечиться, а так далее, а можно вот так вот, раз — и все, и трое детей, и как будто открылись какие-то двери, и у людей трое детей родилось, ну надо же. И я думаю, что множество людей решило там свои вопросы, в том числе, и я, конечно, безусловно.

К. Лаврентьева

— Сейчас время, когда старца Николая Гурьянова, когда архимандрита Иоанна Крестьянкина уже нет и православные христиане, вообще люди даже не регулярно посещающие богослужения, они все равно тянутся к святости, они все равно осиротевшие и хотят получить духовное утешение, хотят, чтобы их по головке погладили и сказали, как поступить. И очень много сейчас говорится о том, что не нужно перекладывать свою ответственность на духовников, не нужно перекладывать свою ответственность на Бога, что все равно от нас ждут личного выбора, от нас ждут конкретного решения, но так иногда хочется к кому-то приникнуть и понять в этом море житейском, где действительно жемчужины, а где просто ил и тина, и где сейчас искать православного человека, где сейчас искать христианину вот такого духовного утешения, когда, казалось бы, что вот отца Николая, отца Иоанна уже нет, нет прекрасных монахинь, которые наставляли людей в начале 2000-х, матушка Сепфора, они ушли в мир иной, может быть, сейчас есть какие-то святые, о которых мы не знаем, может быть, они сокрыты, время сложное в этом смысле.

о. Сергий

— Безусловно есть и будут, может быть, просто нет такой огласки, как было у этих великих людей, но святые угодники Божии, люди великой жизни, они будут всегда, другое дело, что вы задаете вопрос, что нам делать, если нет огласки, то, значит, и не знаешь, куда ехать, но у Бога еще в Ветхом Завете пророк Давид говорил, Псалтирь мы читаем, что «Оскуде преподобный яко умалишася истины от сынов человеческих». Мы тогда это читаем и получается, что все же оно и крутится все вот таким образом, ну, во-первых, кому надо, тот найдет, безусловно, Господь подскажет, если надо кому-то обязательно поехать, что ищущий, молящийся, просящий, просите и будет вам, просто одно дело: человек так раз, попросил так вяло и уныло, а другое дело — человек действительно в этом нуждается, вот бывает, что не то, что переложить ответственность, а бывает, что надо решить вопрос и ты точно не понимаешь, как это решить и что тебе делать, вот эту паузу ты берешь, через какое время, я думаю, будет разрешение вопроса, потому что у Бога путей-то много, как человеку помочь решить его задачу сложную, тем более Господь-то любит безмерно каждого из нас и Ему не жалко ничего для нас, на самом деле, поэтому если человек в труде и молитве просит, он обязательно получит разрешение своих вопросов.

К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели, у нас в гостях протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма Илии пророка села Барково Пушкинского района Московской области, мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира, двукратный чемпион России. С вами мой коллега Константин Мацан и я, Кира Лаврентьева. Мы вернемся после короткой паузы.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается, еще раз здравствуйте, дорогие друзья, у микрофонов Кира Лаврентьева и я, Константин Мацан В гостях у нас сегодня протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма пророка Илии в селе Барково, это в Пушкинском районе Московской области, отец Сергий — мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира и двукратный чемпион России по греко-римской борьбе, и мы продолжаем наш разговор о пути отца Сергия к священству, о пути в вере.

К. Лаврентьева

— Отец Сергий, в первой части программы мы с вами говорили о вашем поворотном моменте в карьере, когда вы оставили спорт и через какое-то количество лет стали священнослужителем, а также знаковая встреча со старцем Николаем Гурьяновым на острове Залит, и не просто так я спрашиваю у вас про старцев, я ни в коем случае не призываю людей сейчас бежать срочно искать каких-то старцев, разных людей, которые им предскажут будущее, ни в коем случае не призываю заниматься и неким таким язычеством, поиском ответов на вопросы: какие обои мне купить и куда дочку отдавать учиться, это безусловно, я немножко другое имела ввиду. Понятно, что самое главное для христианина — это евхаристическая жизнь, это причастие, это молитва, это живое какое-то общение с Богом, это самое основное, через это Господь нам уже показывает, куда нам идти и как нам поступать, но вы совершенно правильно заметили, что бывают ситуации, когда нужно действительно получить именно духовное утешение, не заниматься гаданием, не заниматься любопытством, какими-то вопросами, на которые и так Господь тебе даст ответ, но действительно получить духовное утешение, встретиться с человеком, который на какой-то момент жизни тебя подхватит и это изменит тебя на всю оставшуюся жизнь, вот такие ситуации бывают, они единичны, они не для каждого, но я уверена, что среди наших радиослушателей есть люди, которые задают этот вопрос, не бегать по старцам, а действительно получить нужный совет в нужное время, и здесь возникает вопрос: как отличить истинную святость от лжестарчества? Это ведь очень важно, потому что ведь многие люди тоже могут прикрыться иконами, лампадами и говорить очень правильные вещи.

о. Сергий

— Да, на самом деле, это очень непростой вопрос и такого вот ответа, сразу прямо поставить такие рамки и границы, сказать: «вот так вот ты определишь», наверное, очень сложно, потому что когда человек верующий, ему свойственно тоже и верить, и доверять, но сейчас время, в которое мы живем, оно очень непростое и всегда люди были в прелести, Игнатий Брянчанинов так и говорил, что самая большая прелесть — это когда человек считает себя вне прелести, а опознать, что человек имеет такую полноту смирения, что он истинен и правилен во всем, как, например, отец Николай, вы знаете, даже и от великих святых, бывает, сокрываются какие-то вещи, вот просто Господь не открывает, а в то же время он может и простому скромному духовнику открыть какие-то вещи, которые касаются его духовных чад, потому что советуются всегда, когда подходишь за советом к духовнику своему, к батюшке, которого ты уважаешь и которому доверяешь — помолись, чтобы Господь через него открыл волю Божию, которая о тебе. Какой совет здесь единственно можно дать — это не торопиться, потому что совет — это не значит, надо все бросить и тут же бежать, потому что я был и у отца Кирилла Павлова как-то и сподобился быть у него на исповеди, конечно, это что-то необъяснимое, у меня такое ощущение было, что он, я ему смотрю в глаза, и он мне смотрит в глаза, и я вижу, как он в глаза мои ныряет, туда, и в самую мою душу, я рот просто открыл, на самом деле, я был тогда просто спортсменом и для меня был вопрос, уже когда заканчивать, уже в 20 лет, на самом деле, у меня вопрос встал о том, что я в принципе хотел бы сменить образ жизни окончательно, и вот как раз попал на исповедь к нему, и как он нырнул ко мне в глаза, я больше никогда в жизни такого не ощущал, и я понял, что он нырнул туда, и он все там сейчас увидит, и настоящее, и прошедшее, и будущее и потом, когда я его спросил, что мне делать, может, тренером уже, хотя я поработал в итоге немножко тренером после спортивной карьеры, и он сказал: «Учи детей Евангелию». Вот скажите, вот «учи детей Евангелию» — это такой глубокий ответ, как ты его поймешь до конца, да? А я, кстати, параллельно уже тогда и группу набрал, я и спортсменом был, потихонечку детей тренировал, и в храм они со мной ходили, ездили. И вот я как бы ставлю вопрос, что надо сменить, вообще полностью поменять то, чем я занимаюсь, на духовные рельсы встать окончательно, а он говорит: «Учи детей Евангелию» — вот как ты поймешь? Есть такие ответы, которые в процессе времени только до конца откроются.

К. Лаврентьева

— И этот открылся вопрос?

о. Сергий

— Ну да, учить детей Евангелию — это, в принципе, и есть путь священства отчасти самый прямой такой. Поэтому, понимаете, иногда старец может так ответить, что нужно время и даже если человек ошибается, духовный человек, потому что и такое тоже бывало, что он может ошибиться, а время уже покажет, поэтому я такой совет бы дал самый простой: даже если вы получили ответ какой-то надо, наверное, какую-то паузу выждать, потому что когда ты кардинально что-то меняешь надо это сделать правильно, своевременно, наверное, так. Бывает, конечно, сразу и все окончательно, а иногда просто нужно правильно выйти из одного состояния, войти в другое состояние и здесь как бы правильно закончить определенные дела свои, передать их правильным образом, на это время тоже нужно, а заодно как раз в это время ты полностью осознаешь, переосмыслишь, то ли это, твое ли это, я бы дал, наверное, такой совет, потому что так трудно сказать конкретно общим ответом.

К. Мацан

— А занятия спортом профессиональные, ну или просто увлеченные занятия спортом сопряжены с большими эмоциями разными, есть, например, такой термин, как «спортивная злость», я слышал его от спортсменов профессиональных, вы принимаете вообще такое понятие, вообще такая форма отношения к сопернику — спортивная злость, вроде как это просто о соревновании, но в то же время злость и, наверное, если это злость, то каким-то образом в душу и сердце она проникает и как это сочетается, допустим, с православным мировоззрением, если вы детей учите спорту, при этом учите относиться к жизни по-христиански как одно с другим может быть сочтено?

о. Сергий

— Знаете, спортивная злость — это такой, аллегорический, что ли, термин, его нужно еще что ты сюда вкладываешь. Безусловно не надо вкладывать ненависть к сопернику, потому что всякая ненависть, она же тебе и будет мешать, это те эмоции, которые тебя могут ослеплять, это те эмоции, которые как раз тебя замыкают, ты не можешь правильное решение принять, здесь наоборот нужно такое трезвение ума холодное, ты должен видеть ситуацию, ты должен быть в покое, на самом деле. Спортивная злость — это тренера применяют по отношению к детям, когда те выходят, знаете, такое равнодушное, ни рыба, ни мясо называется и злость — это не в плане разозлиться на соперника, а на себя самого, что ли, чтобы мобилизовать себя, потому что ты должен выйти и ты должен выложиться, а чтобы выложиться, ты должен всего себя вложить и вот это, конечно, спортивная злость, это и есть выложить самого себя, всего себя вложить, а не так: вышел там — ну выиграл, ну проиграл, ну не получилось, вот это, конечно, в спорте неприемлемо, тут нужна мобилизация, тут нужна максимальная концентрация и скорее всего вот это подразумевается под спортивной злостью, а не той злобой, которая у нас в христианстве, мы именуем и ненависть, и злоба, и агрессия, и прочее, наоборот, я считаю, что это будет мешать, на самого себя позлиться: ну что ж я такой, надо же собраться, за Родину, за город свой, за тренера, вот это, наверное, полезно я так думаю — уметь мобилизоваться, потому что в жизни это может пригодиться и нужно это.

К. Мацан

— Говорят, что, опять-таки, спортсмены профессиональные, которые еще при этом верующие люди, признаются, что в духовном смысле поражения для них иногда важнее побед, вот вы понимаете, о чем речь, как вы это объясняете?

о. Сергий

— Безусловно, потому что ты растешь на поражениях иногда больше, чем на победах, потому что поражение, если ты проиграл, они показывают твои слабые стороны, и ты начинаешь видеть то, над чем тебе надо работать, потому что если ты выиграл, то ты выиграл, все, победителей не судят и даже если что-то у тебя там прослаблено, ну ладно, ничего страшного, потому что я и так могу побеждать, но когда ты попадаешь на человека, который тебе это не простит, твою слабость и который тебя просчитает, просканирует и правильно выстроит свою тактику поединка с тобой, это можно говорить про любой вид спорта, правильно выстроенная тактика, которая учитывает слабые стороны тебя, и тогда ты понял: вот да, действительно, это очень важно, что у меня эти стороны слабые, надо над ними работать, надо подтягивать, надо дорабатывать, надо закрывать свои плеши или пробоины, вот усиливать их или уметь так их закрыть, чтобы соперник не мог на них сыграть, поэтому в этом план — да.

К. Мацан

— Но вы говорите сейчас именно о спортивной такой, именно технической стороне вопроса, а ведь очень тяжело иногда смириться с поражением в моральном, духовном смысле, это же какой удар по гордыне.

о. Сергий

— Вот мы о чем и говорим, что христианские ценности, они как раз настолько приходят на помощь, что мы даже не представляем, вы задали очень важный вопрос, на самом деле, это как раз, знаете, ребенку, который не христианской настроенности и тренеру, педагогу не христианской настроенности очень тяжело будет сохранить психику ребенка, потому что я сам себя в начале помню спортивного пути — ну, слезы рекой текли, потому что было обидно, когда тебя бросают, особенно когда тебя поставят на того, кто на три головы сильней тебя в начале, только пришел и просто слов нет, обидно, поэтому если в ребенка вкладывать, что ты через это растешь, что наоборот ты за год три года пройдешь, эти поражения не надо воспринимать, как оскорбление и унижение, но наоборот ты воспринимай это как моменты, через которые ты будешь расти, вот если правильно корректировать ребенка, где вот эта шкала ценностей будет присутствовать и очень полезно смирять свою гордыньку через поражения, но просто важно правильно это осмыслить, если этого осмысления нет, а просто ты себя чувствуешь униженным, оскорбленным, обиженным, неудачником, если ты чувствуешь себя, что жизнь не пошла, все наперекосяк, у тебя ничего не идет, ты ныряешь в эту сторону, то тяжело от этого выбираться, могут сформироваться такие наклонности нежелательные в душе, что ты будешь чувствовать себя неполноценным, такое тоже может быть, поэтому когда есть шкала христианских ценностей, то это я думаю, что поможет очень сильно и тренеру, и родителям, и самим детям не перерасстраиваться от неудач и не слишком быть восторженным от побед, это тоже очень важно, потому что очень много людей не добилось никакого результата, особенно дети, которые вот выигрывали в детском возрасте, все выигрывали, выигрывали, а потом вдруг начали проигрывать, какая-то смена, переходный возраст, какие-то еще моменты и дети бух — и руки опускают: как же так, я все время выигрывал, я такой, самый лучший, а тут вдруг, как это принять, я это пережить не могу — и уходит, и такое тоже было, то есть он не просто ушел, а он немножко сломался.

К. Мацан

— Меня в этом смысле всегда поражало, как в молитве Оптинских старцев есть слова: «Дай мне встретить с душевным спокойствием все, что принесет мне наступающий день», то есть и плохое — не надо слишком огорчаться, и хорошее — слишком радоваться так вот экзальтированно тоже не полезно.

о. Сергий

— Вот такой интересный случай из житий святых, который потрясающий, на самом деле: был такой монах в одном монастыре, когда люди приходили к нему, просто прикасались, то они исцелялись от любой болезни, и настоятель монастыря подзывает его к себе и говорит: «Я никак не могу понять, что такое, как это так может быть?» Тот говорит: «А что? — Ну как так люди прикасаются к твоей одежде и исцеляются от болезни? Вот я смотрю на тебя — ты особо не молитвенник, в храме ты не первый и уходишь не последний, на трапезе я бы сказал, что ты не особый постник там, подвижник что ты прямо, откуда у тебя вообще такая сила в тебе, сила Божья так через тебя действует, почему? Ты нигде не замечен особым подвижником, ни в каких областях и добродетелях». Ну, он был смиренный, он сказал: «Я ничего за собой не знаю». Тот до него допытывался: «Что ты делаешь, расскажи про тайные подвиги твои, которых я не знаю, открой мне их, это на пользу братии послужит». Тот говорит: «Я правда ничего не делаю, честно. — Не может быть, ну давай, рассказывай, что так действует благодать Божья в тебе?» Тот тогда рассказал, какой секрет, говорит: «На самом деле я все принимаю равно одинаково, как и то, что меня огорчает — я не огорчаюсь, а на все воля Божия, если Богу угодно так, что со мной произошло, значит, буди воля святая, буди Бог благословен, как многострадальный Иов говорил: «Если я от Бога принимал благое, я что же, не могу принять скорбное?» И в то же время, когда что-то случалось приятное, он тоже восторжен не был, а: Слава Тебе, Господи, за все, и вот в таком устроении духовном он находился и такие чудеса с ним происходили, поэтому то, о чем вы сказали — это, на самом деле, очень важно: ни в одну сторону расстраиваться, ни восторженно в другую сторону, потому что за восторгом бывают, как мы знаем, падения.

К. Лаврентьева

— «Светлый вечер» на светлом радио, уважаемые радиослушатели, в этом часе с нами протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма Илии пророка села Барково Пушкинского района Московской области, мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира и двукратный чемпион России (каждый раз перечисляю и думаю: Господи, не перепутать бы что), путь к священству сегодня наша тема. Отец Сергий и мне очень хочется рискнуть, попросить себе пространство для маневра, чтобы задать такой незамысловатый женский вопрос, с одной стороны, и очень важный для меня, как для матери, с другой стороны: вы уже много лет священник, но тем не менее прошлых заслуг никуда не спрячешь и у вас однозначно есть весомое конкурентное преимущество по сравнению с большинством мужчин в нашей стране и вообще в мире, потому что столько наград имеют, наверное, в жизни единицы. Наверняка у вас в вашей священнической жизни были ситуации, когда просто необходимо остановить человека физически, если так выражаясь интеллигентным языком, а выражаясь жаргоном: «дать в бубен» и отец Сергий, во-первых, я как понимаю, священнику физическую силу применять нельзя, но были ли у вас случаи, когда реально надо человека останавливать? Почему я это спрашиваю — потому что у меня три сына, старший из них как раз в том возрасте, когда он начинает активно выстраивать отношения со своими сверстниками и каждый раз он спрашивает: «Мама, ну вот когда нужно щеку подставить, а когда нужно как бы толкнуть человека или ему по башке дать, если он реально берега теряет?» И я каждый раз теряюсь, и папа тоже теряется, потому что мы же христиане, мы же не должны учить его давать сдачи, а с другой стороны, мне кажется, что мальчик должен это уметь и знание того, что он это умеет уже будет важным для него, или я ошибаюсь, отец Сергий? Вот два вопроса в одном, не очень грамотно, но времени остается мало, спросить хочется все.

о. Сергий

— Вот слава Богу, за священническую деятельность не возникало таких случаев, я не знаю, как, почему, но правда, может быть, на грани что-то было где-то, но все решалось достаточно спокойно, мирно и беспроблемно.

К. Лаврентьева

— Может, потому что все знали, кто вы, поэтому все мирно и решалось (смеется)

о. Сергий

— Нет, на лбу же не написано, просто обычный человек, слава Богу, не было. А по поводу вашего сына — ну, тут, конечно, точно то, что прозвучал и ответ в вашем вопросе, что ребенок должен знать, что он может за себя постоять и может за других постоять и когда надо однозначно защитить кого-то, вот тогда он может применить физическую силу, это правда, когда нужно других защитить и постоять, тогда он может смело не стоять в стороне, а просто подойти и помочь, сначала словом, потом, может быть, и делом, потому что требует этого ситуация, потому что кого-то унижают, кого-то оскорбляют и прийти заступиться за другого это никак не будет грехом, другое дело, что нужно применить такие разумные рамки, чтобы тоже не покалечить, не травмировать, не нанести ущерба здоровью, об этом тоже надо думать, потому что неаккуратные действия какие-то повлекут за собой определенные скорби. Но касательно себя надо смотреть, наверное, по ситуации, есть силы и мужество стерпеть что-то — ну стерпи до какого-то, у каждого свой предел, здесь нет окончательных инструкций, иногда и помогает грамотно остановить человека, это его тоже поставит на место и поможет ему дальше не вести себя так неадекватно. Каждый конкретный случай — это особо.

К. Мацан

— Мы сегодня говорили о шкале христианских ценностей, которые должны помогать в жизни вообще и в спорте в частности, а вот что это за шкала и какая ценность там самая важная? Вот человек, который приходит заниматься спортом, ребенок, например, что родителю ребенку доносить, ради чего это — ради самовоспитания, ради того, чтобы научиться, допустим, самодисциплине, ради того, чтобы ты сегодня был лучше, чем вчера и ты таким образом приучаешь себя расти над собой и это полезно будет в спорте, в учебе и в жизни, во всем или цель все-таки такая, достаточно понятная: не посрамить своего города, своего клуба, своей страны, вот какова здесь эта шкала, что на ней на первом месте?

о. Сергий

— Да, такой широкий вопрос, если вы задали для родителей, то научиться ребенку трудиться — первое, вот сейчас мы живем в то время, когда вот это просто беда, дети не хотят трудиться над собой, они хотят развлекаться, они хотят отдыхать уже, не потрудившись отдыхать.

К. Мацан

— Они хотят, чтобы их развлекали и чтобы им обеспечивали отдых.

о. Сергий

— Да, это гаджеты, и компьютеры, это легкие какие-то победы в виртуальном мире, когда на самом деле ты ничуть не становишься лучше, но растет гордыня через эти какие-то победы или расстройство через какие-то мнимые поражения. Когда я ушел со спорта, я прям думал, что действительно тяжелый путь у меня был, лично мой тяжелый путь был и думаю: наверное, спорт не полезный, а потом я стал приходить к такому мнению: оружие, им надо правильно уметь пользоваться, ножом можно отрезать хлеб, можно ножом много чего хорошего, полезного сделать, а можно нанести беды страшной, поувечить себя и других, также и здесь, спорт — это некий инструмент, которым надо умело пользоваться, на это должна быть отдельная тема, отдельная передача, может быть, потому что есть подводные камни, есть айсберги, есть своя беда в спорте, а есть и свои огромные плюсы, один из плюсов — это то, что ребенок учится трудиться — раз, и над собой трудиться, и два — то, что он трудится в послушании тренеру, он преодолевает свой какой-то эгоизм, свои желания, тренер говорит, что так надо, и он его слушается и выполняет — эта добродетель послушания, она очень важна, она вообще очень важна в жизни, потому что где бы ты не был, ты должен кого-то всегда слушаться, и я думаю, даже Патриарх, это его послушание, даже президент страны, это его послушание — он служит народу, он должен так себя ощущать, так о себе мыслить, то есть куда ни глянь — мы все несем свое служение и послушание, и когда ты так подходишь к этому вопросу — это совсем по-другому тогда, поэтому родители должны трудиться над собой, быть лучше в смысле через послушание, через труд ты будешь расти и это действительно так и происходит, а подводные камни — это отдельная тема, наверное.

К. Лаврентьева

— Я просто хочу вернуться к лейтмотиву нашего разговора сегодняшнего: в тот момент, когда вы поняли, что вам нужно стать пастырем, когда вас благословили на пастырское служение, вы спокойно восприняли эту новость, мирно, просто пошли и спокойно начали пономарить где-то, потом дьяконствовать, потом вас рукоположили? Или это все-таки был путь такой тернистый?

о. Сергий

— Я, когда пришел спрашивать отца Николая, я тогда и хотел быть либо священником, либо монахом, я так вопрос и задавал, то есть это было мое желание, но я не знал ответ, угодно ли Богу это, чтобы я был либо тем, либо другим, потому что когда это не угодно Богу, а ты это делаешь, то в любом случае какой-то катастрофой это обернется, потому что ты идешь не по тому пути, который для тебя, на самом деле, поэтому я одно дело — хотел, желал, другое дело — не знал я, хочет ли этого Господь, вот это для меня был самый главный вопрос, а как уже это пошло, сложилось по воле Божьей, когда нужно было, это все сложилось и срослось, если есть на то воля Божья, то оно все срастется, правда ведь?

К. Мацан

— Вот лучших слов для завершения разговора не найти, чем слова о том, что если есть воля Божья, то все срастется. Я очень благодарен вам за нашу сегодняшнюю беседу, спасибо огромное.

о. Сергий

— Спаси Господи, благодарю вас.

К. Мацан

— Напомню, сегодня в студии радио «Вера» с нами и с вами был протоиерей Сергий Поперечный, настоятель храма пророка Илии в селе Барково, Пушкинский район Московской области Отец Сергий — мастер спорта международного класса по греко-римской борьбе, победитель кубка мира и двукратный чемпион России по греко-римской борьбе. У микрофонов были также моя коллега Кира Лаврентьева, я Константин Мацан, до свидания.

К. Лаврентьева

— Спасибо, до свидания, всего доброго.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Апостольские чтения
Апостольские чтения
Апостольские послания и книга Деяний святых апостолов – это часть Нового Завета. В этих книгах содержится христианская мудрость, актуальная во все времена. В программе Апостольские чтения можно услышать толкование из новозаветного чтения, которое звучит в этот день в Православных храмах.
Мой Крым
Мой Крым
Алушта и Ялта, Феодосия и Севастополь, известные маршруты и тайный тропы Крымской земли. «Мой Крым» - это путешествие по знаменитому полуострову и знакомство с его историей, климатом и достопримечательностями.
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем