Москва - 100,9 FM

«Проповедь Православия в современном мире». Светлый вечер с Дмитрием Захаркиным и Даниилом Булавиным (21.12.2017)

* Поделиться

Дмитрий Захаркин (слева), Даниил Булавин (справа)

У нас в гостях были руководитель миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского Дмитрий Захаркин и ответственный за катехизацию и информационное служение этого братства Даниил Булавин.

Разговор шел о проповеди Православия в современном мире и о миссионерских Германовских чтениях, которые проходят при Московском Подворье Валаамского монастыря.


А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели! Меня зовут Алексей Пичугин, приветствую вас здесь, в студии светлого радио. С удовольствием представляю наших гостей, этот час вместе с нами и с вами проведут: руководитель Миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря Дмитрий Захаркин. Здравствуйте!

Дм. Захаркин

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— И Даниил Булавин — ответственный за катехицазию и информационное служение братства. Добрый вечер!

Д. Булавин

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Мы с вами сегодня поговорим и про Московское подворье Валаамского монастыря, потому что оно находится в центре Москвы, и там какая-то совершенно своя, особенная жизнь. Кстати, я у вас ни разу не был, лично я. Был в самом монастыре больше уже 10 лет назад, так сильно больше, там тоже что-то изменилось. Но у меня всегда было ощущение, что жизнь подворья немного отделена от самого Валаамского монастыря — понятно, что это подворье, но жизнь какая-то своя, особенная, обусловленная и тем, что он в самом центре Москвы, на Тверской улице, и ещё какими-то факторами, про которые вы расскажите, наверное, сегодня. Поговорим про братство, поговорим про сам, наверное, Валаамский монастырь немного. Давайте по порядку: братство во имя преподобного Германа Аляскинского с чего всё началось, давно ли оно существует, и какие у вас цели и задачи? Дмитрий, пожалуйста!

Дм. Захаркин

— Братство наше существует с 2014 года. Это инициатива мирян: прихожан подворья и людей, которые обучались на миссионерских курсах в Москве. В общем-то, решили каким-то образом свою миссионерскую активность проявлять и за пределами тех занятий, которые люди посещали — миссионерских занятий. И решили вот создать некую такую группу людей православных, которые могли бы проповедовать, нести весть об Иисусе Христе людям. Несмотря на то, что мы братство, в него входят не только собственно братья, но и сёстры, то есть это женщины. Братство наше вне возрастов, вне каких-то ограничений. Единственным ограничением является только исповедание православной веры и участие в Таинствах Церкви.

А. Пичугин

— У нас очень много сейчас братств: и внутри приходов, и внутри монастырей, и просто межприходских. И почти каждое, если так спросить у членов этого братства, ставит перед собой какие-то миссионерские цели. Но я знаю, что вы это как-то совсем по-своему реализуете — вы чуть ли не на улицы выходите с проповедью.

Дм. Захаркин

— Но не чуть ли, а выходим. Дело в том, что сейчас под миссией много чего понимается, на самом деле. Хотя наши документы, церковные, и понимание миссии — так, как её всегда понимала Церковь — это именно проповедь навстречу. Об этом же говорит и Святейший Патриарх Кирилл — о том, что нужно выходить навстречу к людям. А всё, что касается того, когда человек приходит в храм, приходит на какие-то занятия, приходит на библейский кружок — мы относим это всё-таки к сфере катехизации. То есть когда человек, будучи уже заинтересованным верой, приходит и получает необходимые знания для того, чтобы стать практикующим христианином. Что касается миссии, то это непосредственно служение, связанное с выходом навстречу людям, которые находятся либо за пределами Православной Церкви, либо которые отпали по каким-то причинам от Церкви, будучи крещёнными.

А. Пичугин

— У вас это происходит именно на улице, в центре города?

Дм. Захаркин

— По-разному.

А. Пичугин

— Просто за последние много лет, прошедших со времени Перестройки, мы уже в мегаполисах привыкли к тому, что на улицах периодически подходят странные люди и предлагают поговорить о Боге. Чаще всего, почти всегда, к Православной или Католической Церкви они отношения не имеют, и каким-то основным христианским конфессиям. Это могут быть Свидетели Иеговы, это могут быть кришнаиты, это может быть кто угодно. Соответственно, за это время у людей выработалась такая стойкая неприязнь к такой форме взаимодействия. Вот вы чувствуете этот негатив на себе?

Дм. Захаркин

— Давайте я сначала всё-таки расскажу, какие у нас формы используются, и кратко поясню.

А. Пичугин

— Да, давайте, конечно.

Дм. Захаркин

— Мы используем различные формы миссионерского служения, это не только проповедь на улицах, хотя это одна из самых регулярных форм — по воскресеньям. Также у нас есть возможность проводить диспуты с различными представителями сект и лжерелигий. У нас есть возможность выступать в различных образовательных учреждениях. Вот недавно мы начали осваивать такую форму, как тюремная миссия, то есть это общение с заключёнными. И все эти формы как бы логично соединяются с нашей основной задачей: цель — это донести слово Божие до людей; часто очень — самим вступить в контакт с человеком. Это то, что, собственно требует от нас Сам Христос: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Непосредственно идти и научить — это дело миссионера. А вот встретить, принять — это дело катехизатора. Мы, конечно, учитываем, что к нам приходят люди, поэтому у нас есть трёхступенчатая система, по которой мы проводим нашу работу. Это, собственно, миссионерское служение, когда мы выступаем навстречу к человеку. Катехизаторское служение — это когда человек уже здесь, внутри Церкви, проходит огласительные беседы. Кстати, наше подворье отличается тем, что у нас беседы перед крещением длятся 40 дней. И люди, кстати, охотно на это идут и соглашаются. Это, в общем, соответствует святоотеческой практике.

А. Пичугин

— А это не ведёт, кстати, к тому, что люди идут просто креститься в другие храмы?

Дм. Захаркин

— Бывает. Но очень часто люди... Вот, Даниил, скажи!

Д. Булавин

— Да, согласен. Вы знаете, у нас огласительные беседы проходят каждую среду. И приходят люди, которые уже узнают от нас, что у нас определённое время, которое требуется этим людям, чтобы пройти их. И они подстраивают свой график для того, чтобы приходить. И после первого, после второго занятия они в этом убеждаются.

Дм. Захаркин

— То есть к нам идут именно люди, которые хотят глубоко узнать о вере; крёстные, которые хотят получить полные знания, чтобы подойти ко крещению. Это сознательный выбор человека. Естественно, если человеку это не нравится, он может обратиться в другой храм. И просветительское служение — это когда мы уже работаем с людьми, которые пришли в Церковь, воцерковились, получили основы какого-то воцерковления, и дальше с ними тоже нужно проводить работу. Это экскурсионная работа, работа с паломническими поездками, просмотр фильмов, обсуждение каких-то тем злободневных, евангельский кружок — масса всего.

А. Пичугин

— Вот это всё здорово, только всё-таки мне очень интересно: как вы сами идёте навстречу людям. То есть когда не к вам приходят, а когда вы выходите . Вот такая форма, наверное, практикуется только вами.

Дм. Захаркин

— Нет, я бы так не сказал. Есть масса объединений, центров, которые практикуют такую форму, даже в Москве.

А. Пичугин

— А как это выглядит?

Дм. Захаркин

— Выглядит это следующим образом... Давайте приведу пример уличной миссии, раз уж зашёл на эту тему разговор. Мы выходим из храма, у нас есть благословение священноначалия, мы молимся, призываем Господа на помощь, чтобы Он просветил людей, которым будем проповедовать, идём в ближайший сквер — мы в основном проповедуем рядом с подворьем, там есть Миусский сквер. Подходим к людям, сразу представляемся, мы говорим, что мы из Православной Церкви — тут сразу снимаются все вопросы по поводу сектантов, потому что некоторые, знаете, переживают, что нас будут воспринимать как-то странно. Очень часто у нас бейджики висят, которые также указывают, что мы из Православной Церкви, являемся православными миссионерами. И задаём очень часто простой вопрос. Бывают разные формы — можно и с праздником поздравить человека. Очень простой вопрос: «Хотите ли вы поговорить о Боге?» — то есть желаете вы что-то узнать о Боге? Какие-то можно вопросы задать, и если человек желает...

А. Пичугин

— А часто человек желает?

Дм. Захаркин

— Часто желает, но не всегда.

А. Пичугин

— В ритме большого города, когда все спешат, с чашечками кофе идут...

Дм. Захаркин

— Здесь нужно выбрать правильно место, время, аудиторию: воскресный день, сквер, где гуляют люди, где очень часто ходят мамочки с колясками, которым нужно как-то тоже убивать время — простите за такое сравнение. Но тем не менее есть много людей, не сказать, что праздно шатающихся, но это люди, которые могут просто находиться там и, в общем-то, особо ничем не заниматься: сидеть, например, на лавке и читать книгу. Там достаточно интеллигентный район — центр Москвы...

А. Пичугин

— Это между метро «Белорусская» и метро «Маяковская», где-то там, да?

Дм. Захаркин

— Да, совершенно верно. Очень много, кстати, иностранцев. Вот нам, кстати, помогает знание английского языка одного из членов нашего братства, который здесь сидит — это как раз Даниил, который может свободно с ними пообщаться на английском.

А. Пичугин

— Сейчас знанием английского языка мало кого удивишь, у нас, по-моему, большая часть города, кроме Лёши Пичугина, знает английский язык.

Дм. Захаркин

— В церковной среде это, к сожалению, не так распространено.

А. Пичугин

— Вы знаете, часто я бываю в каких-то ситуациях церковной среды, общения в церковной среде, и люди периодически просто раз, и переходят на английский язык. Так что всё меняется.

Дм. Захаркин

— Слава Богу! И если человек желает, мы рассказываем ему. Вот здесь тоже важно не путать, потому что сейчас многие присылают отчёты, например: раздали листовки, раздали тысячу листовок; раздали сколько-то там тысяч Евангелий. Это, конечно, к миссии имеет очень опосредованное отношение. Мы вступаем в личный контакт с человеком — это вот то, что прямо описано в Евангелии, прямо повелено Богом: вступать в непосредственный личный контакт с человеком. Причём этот личный контакт может обернуться чем угодно — это прекрасно мы знаем, понимаем. Мы готовы к различным поворотам событий. Да, вы правильно отметили, что некоторые могут не согласиться, но для нас важны именно те, кто согласились, то есть те, кто ищут истину. И наша задача какая? Не заставить человека изменить какое-то своё мировоззрение — наша задача засвидетельствовать истину. Мы свидетели слова Христова, мы свидетельствуем то, чем мы хотим поделиться, будучи православными людьми, той радостью, которую мы сами в своём сердце содержим, естественно, догматически точно.

А. Пичугин

— А вы насильно никого не заставляете? Вот когда человек говорит: «Не хочу я говорить о Боге!»

Дм. Захаркин

— Ну что ж — простите, до свидания!

А. Пичугин

— А! То есть нет такого: «А вы читали Евангелие? А, может быть, вы всё-таки уделите нам пару минут?»

Дм. Захаркин

— Если человек сомневается — вступить ли с нами в общение, потому что есть люди, которые очень так настороженно вообще к любому общению на улице относятся, — в этом случае можно какой-то вопрос такой как бы кинуть в сторону человека. И это может действительно «зацепить» — у нас такие случаи были, — и потом разворачивается дискуссия на полтора часа. Но если человек прямо говорит, что не хочет, мы сразу, естественно, уважая свободную волю человека, не пытаемся с ним заговорить.

А. Пичугин

— У меня, например, есть очень хороший друг, который с удовольствием бы с вами пообщался, сразу бы при этом оговорившись, что он атеист. И он бы, наверное, часа два вам свою позицию пытался бы отстаивать. Такое часто бывает?

Дм. Захаркин

— Да, такое бывает очень часто. Вот в связи с тем, что мы находимся в таком достаточно благополучном районе, это как-то, каким-то образом связано с исповеданием вот именно близким атеистическому, или непосредственно атеистическим исповеданием. И очень много молодёжи, которая сейчас исповедует атеизм, по крайней мере, хотят исповедовать. Потому что очень часто всё-таки у людей не сформирована... Вот почему важна уличная миссия? У многих людей есть некое представление о религиозности, есть некое представление об атеизме. Вот они пытаются эти представления как-то сформулировать, даже благодаря нашим беседам. Потому что часто человек даже наедине сам с собой не может это прояснить — в чём, собственно, суть. И выясняется, что человек, даже будучи атеистом, верит в некое Высшее существо, условно говоря.

А. Пичугин

— Это «гностицизм» называется.

Дм. Захаркин

— Вот. И тут всё перемешано. Очень часто, когда мы расставляем всё по полочкам, стараемся, мы видим, что «стерильных атеистов», скажем так, очень мало — их практически нет.

А. Пичугин

— Это ещё Ричард Докинз, самый главный атеист на планете, рисовал эти графики, где он там писал, что «настоящих атеистов нет, и я не принадлежу к их числу. Вернее, они есть, но это какой-то минимальный процент людей со своими, довольно странными убеждениями. Все остальные — это от крайней степени отрицания, до практически полного, но оставляющего (это научный подход) какой-то процент того, что наука когда-то докажет; до, соответственно, абсолютно верующего человека». Это ещё, собственно говоря, Докинз в своё время, давно в книге «Бог как иллюзия» писал. Да, наверное, сложно здесь поспорить.

Дм. Захаркин

— В общем-то, есть технология общения с каждым, скажем так, типом объекта нашей миссии. Если атеист — это одна технология общения; если маловерующий — другая; если человек — христианин, но не ходит в храм, например, крещённый, или посещает храм раз в год — это третья модель. Все эти модели применяются с учётом именно понимания, с кем мы общаемся, нет какого-то универсального подхода. Именно поэтому мы сами всегда учимся на наших объектах миссии и видим, в чём мы можем неправильно подойти к человеку. Это такой процесс — практика обучения. В теории невозможно изучить миссионерское служение — это всё пустота.

А. Пичугин

— Дмитрий Захаркин — руководитель Миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря; и Даниил Булавин, который отвечает за катехизацию и информационное служение этого общества, этого братства сегодня здесь, в программе «Светлый вечер». Даниил, а в чём ваша состоит работа, служение — как правильно это назвать? Информационное служение у меня тут указано. Это именно информационное служение, это как один из видов служения рассматривается?

Д. Булавин

— Да, это непосредственно то, что мы представляем нашим читателям — информацию как о самом братстве, так и какие-то определённые афиши по программам. Например, сейчас у нас готовится очень большая программа Германских чтений, и мы опубликовываем эту информацию.

А. Пичугин

— Об этом поговорим, да.

Д. Булавин

— Кроме всего прочего, участвую в уличной миссии. И говоря о том, что сейчас было поставлено, вот буквально на прошлой неделе мы встречали людей разных, в том числе и православных, которые говорили о том, что в душе они имеют Господа, в храмы они не желают пойти, ибо в храм заходят, но ставят только свечи и выходят. Поэтому мы когда говорим с ними, и они задают нам вопросы, на которые мы даём им ответ, они видят то, что действительно могут подойти к этому вопросу более ответственно. Поэтому рассматривают нас уже как тех, кто могут им помочь в этом вопросе.

Дм. Захаркин

— Да, потому что люди очень часто задают вопросы какие-то, это очень важно — встретиться с православным человеком, задать ему вопрос.

А. Пичугин

— А вы встречали людей, к которым вы когда-то подходили на улице, потом в храме?

Дм. Захаркин

— Да, встречали, такие ещё были. У нас есть несколько таких свидетельств, когда мы проповедовали человеку и потом видели его на нашем подворье. Но надо здесь подчеркнуть такой момент: во-первых, наша цель — это свидетельство. То есть мы не можем, даже это физически невозможно, провести статистику. И во-вторых, мы приглашаем в Церковь как в Тело Христово, мы не приглашаем в конкретный храм, находящийся на улице 2-я Тверская-Ямская, дом 52.

А. Пичугин

— Но обычно прийти, если такие интересные ребята из этого храма, то хочется всегда прийти туда.

Дм. Захаркин

— Вот именно для таких людей, которые интересуются, мы часто очень предлагаем как раз посетить у нас есть беседы по основам православной веры и библейский кружок. Для таких как раз — да, они с интересом эту информацию воспринимают и, собственно говоря, используют.

Д. Булавин

— Конечно же есть те люди, которые считают, что каждый человек, которого вы встретите на улице, примет вас за сектанта или еретика, если вы заговорите о Боге, и не желают участвовать в таких вопросах. Поэтому мы ещё раз можем получить каждый раз после миссии подтверждение, что эта уличная миссия важна и она несёт действительно доброе. И люди, с которыми мы встречается, рады этому диалогу.

Дм. Захаркин

— Очень многие даже удивлены, говорят: «Где же вы были раньше?»

Д. Булавин

— Мы даже встречаем сектантов, самих сектантов мы встречаем — это такое бывает.

А. Пичугин

— Ещё раз напомните: сколько вы этим уже занимаетесь?

Дм. Захаркин

— С 2014 года. Но регулярные уличные миссии именно по воскресеньям — это приблизительно с лета 2016-го.

А. Пичугин

— А что вас в своё время, каждого из вас, какая-то личная история, подтолкнуло к тому, чтобы заняться таким миссионерством?

Дм. Захаркин

— Могу сказать, что мой духовный опыт начался со знакомства с проповедями священника Даниила Сысоева. И поскольку батюшка был известным миссионером — это убиенный священник, которого застрелили в храме... мусульманин, который был обескуражен вот этой проповедью, потому что батюшка обратил в своё время порядка 80-и мусульман. И вот его призыв к Церкви, призыв к нам, к православным людям, выйти на улицу, пожалуй, наиболее сильно повлиял на моё мировоззрение. Он вообще растолковывал миссию как проповедь Евангелия людям, которые находятся за пределами Церкви. Чтобы проповедовать Слово Божие, нужно знать догматику Церкви. У нас правило — регулярное причастие, еженедельное, без которого проповедовать очень сложно действительно, мы даже практически это знаем.

А. Пичугин

— А вы это чувствуете?

Дм. Захаркин

— Это чувствуется конечно же. И очень хорошее знание основ веры — это безусловно.

А. Пичугин

— А евангельского текста? То, на чём очень часто, кстати, выигрывают ваши...

Дм. Захаркин

— Вот это тоже очень важно. Потому что наш ум должен действительно плавать в слове Божьем — «говоришь ли что, говори как Слово Божие». Это действительно тот принцип, который тоже очень важен. Поэтому миссионеры ежедневно читают Библию, что, в общем-то, должны делать все православные христиане. Но мы особенно углублённо изучаем, например, Слово Божие на наших Библейских беседах, и в том числе с точки зрения именно миссионерского подхода. Вот у нас по воскресеньям проходят занятия для тех людей, которые желают проповедовать. Они так и называются: «Основы миссионерского служения». Мы разбираем аспекты, которые встречаются при проповеди различным адептам различных культов и религий, и рассматриваем, какие аргументы можно привести в том или ином случае. Базируемся в основном, если это касается, конечно, тех религий, которые основывают своё учение на Библии, на библейском тексте — умение правильно, действительно, подобрать цитату. Слово Божие ведь действует не только на людей, которые признают Библию. Мы знаем, что Слово Божие на острие обоюдоострого меча, которое пронизывает человека до составов мозгов. И даже когда мы говорим открытое Слово Божие человеку, бывает, что человеку, не признающему Слово Божие, даже нечего ответить в ответ, то есть он как бы принимает это как некую истину.

А. Пичугин

— У меня знакомый в своё перешёл из такого постпротестантского прихода, общины — все прекрасно знают, что в маленьких подмосковных городах до недавнего времени и до сих пор сохраняется очень многих таких молитвенных зданий с крестами. Естественно, они там к классическому протестантизму отношения не имеют — понятно, о чём я говорю. Вот он оттуда пришёл в православный храм, и что его удивило, и что нас, наверное, сейчас не так удивляет — то, что он практически наизусть знал Библию, Новый Завет по крайней мере, синоптический текст. А те люди, к которым он пришёл, так хорошо его не знали. А вы раздаёте на улице Библию?

Дм. Захаркин

— Да, если человеку требуется, то мы ему выдаём Библию, безусловно. Новый Завет, во всяком случае, Псалтырь — вот очень хорошее издание сейчас распространяется, но это на всех приходах, такое — объединённое.

А. Пичугин

— Карманное?

Дм. Захаркин

— Нет, оно в таком твёрдом переплёте как раз — достаточно известный вариант.

А. Пичугин

— А вот прямо рядом с вашим подворьем, буквально на соседних улицах, в районе РГГУ, ко мне недавно подошли — кстати, «Гедеоновы братья», по-моему, которые на протяжении уже, наверное, нескольких десятилетий раздают очень удобную карманную Библию Синодального перевода. И в этом, кстати говоря, их успех — потому что они-то раздают издание карманное, которое всегда можно взять с собой, положить в портфель, в карман, куда угодно.

Дм. Захаркин

— Цель миссионера — это приведение человека в Церковь как Тело Христово. Для нас недостаточно, если человек будет просто читать Библию, для нас недостаточно, если человек поверит в Бога. Понимаете? Мы как православные миссионеры ставим задачу приведение человека именно в Церковь, внутрь Церкви. Мы знаем, что Библию читают очень многие люди, которые, даже прочитав Библию, начинают толковать её на свой вкус и лад, вне Православной Церкви и так далее. Но вот ещё раз повторю: задача миссионера — это не просто дать человеку Слово Божие, а дальше он пусть занимается, как хочет; задача — привести человека в Тело. Потому что Христос, сказано в Библии — Спаситель. Тот, кто находится за пределами Церкви, спасения не наследует. Наша задача...

А. Пичугин

— Подождите! Сейчас прервёмся — у нас небольшой перерыв. А потом об этом очень интересно поговорить. Дмитрий Захаркин — руководитель Миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря; и Даниил Булавин, который в братстве отвечает за катехизацию и информационное служение. Вернёмся через минуту.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: Дмитрий Захаркин — он руководит Миссионерским братством во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря; и Даниил Булавин, который отвечает за катехизацию и информационное служение в братстве. И мы закончили на очень интересной и очень спорной теме: а как это нет спасения вне Церкви? То есть получается, что люди, которые живут в других странах, где нет христианских церквей, где другая культура, люди, которым даже просто невозможно было проповедовать это, после смерти не спасаются?

Дм. Захаркин

— Всё дело в том, что если ситуация та, которую вы обрисовали, то миссия не нужна. Мы выходим на проповедь почему? Потому что нам жалко людей, которые погибают.

А. Пичугин

— А как — погибают?! Смотрите, вы приходите, с вами не захотел разговаривать некий гражданин Н.

Дм. Захаркин

— Это его личный выбор.

А. Пичугин

— Гражданин Иван Петрович Н. не ходит в церковь, он не христианин, у него прекрасная семья, у него замечательная жена, он даёт прекрасное воспитание своим детям. Они живут гораздо более (простите за такую высокопарность, банальность) по-христиански, чем многие из христиан. Но что же — они не спасутся?

Дм. Захаркин

— Что касается людей, которые живут, как вы говорили, стараются жить по совести, исповедовать какой-то такой позитивный настрой в жизни, то здесь важно понять: человек всё-таки хочет получить счастье здесь или получить счастье в вечной жизни? Если мы говорим о соединении с Богом, о получении блаженства, как говорит Господь, то к чему Он призывает — Царство Небесное, — то мы должны сказать, что путь здесь только один — этот путь называется Православная Церковь. Сам Господь установил этот путь, Он устроил все возможности для спасения. Если человек, вот как вы говорите, в какой-то там другой стране — во-первых, Православие достаточно сильно распространено по земле. Но если вдруг человек где-то на планете решит найти истинного Бога, истинный путь к Богу, то Бог ему предъявит все возможности для того, чтобы он Бога истинного нашёл. Мы не можем говорить до тех пор, пока человек жив, спасётся он или нет. Понимаете? Так же как мы не можем сказать про себя, православных христиан, спасаемся мы или нет: мы спасаемся в надежде. Чтобы не утерять спасения, нам надо устоять в доброделании, в надежде в заповедях Господних и в вере. То есть здесь, понимаете, вопрос такой...

Д. Булавин

— Вы знаете, мы всё больше и больше встречаем на уличной миссии людей, которые сами уверовали и хотели бы, чтобы и их родственники, их дети также смогли узнать больше об основах Православной веры. И мы как раз с ними говорим об этом. Мы сейчас также молимся об укреплении их веры на акафисте (который проходит у нас в храме по пятницам в одно время — в 19.30) нашему святому покровителю — преподобному Герману Аляскинскому. И они также могут могут прийти вместе с нами почитать непосредственно акафист нашему святому покровителю, либо мы это выполним по их подтверждению.

А. Пичугин

— Кстати, мы вот так не договорили про личные истории. Даниил, а у вас какая история, как вы пришли в братство и что вас сподвигло вообще на проповедь?

Д. Булавин

— Вы знаете, в братство я пришёл, войдя в храм и увидев миссионера из братства, который находился в это время на службе приходского консультирования. И он мне рассказал о братстве, я смог поучаствовать в первом вечере, когда в братстве был вечер основ православной веры. И я увидел, что действительно могу узнать больше о вере и укрепиться.

А. Пичугин

— То есть это относительно недавно было?

Д. Булавин

— Это было уже около года назад. И за это время... думаю, что необходимо предоставлять информацию, поэтому и занимаюсь информационным служением, чтобы больше и больше людей знали о том, что в братстве происходит, какие мероприятия. И в этом плане эту информацию предоставляем как на нашем интернет-ресурсе, так и на странице братства.

А. Пичугин

— То есть у вас есть отдельно сайт Валаамского подворья и отдельно страница вашего братства?

Дм. Захаркин

— Да, это такой сайт-визитка братства. Вы можете просто набрать в любом поисковике «Миссионерское братство во имя преподобного Германа Аляскинского» или даже просто «Миссионерское братство». Вот вы говорили, что братств много — на самом деле их не так-то много, особенно миссионерских. И мы сразу попадём на страницу в «ВКонтакте» нашего братства, где в описании можно найти сайт, ознакомиться с нашими проектами. И наша страница тоже содержит в себе и структуру братства, то есть где всё рассказывается о том, чем мы занимаемся, какими проектами.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что у вас в скором времени «Германовские чтения», вернее, «Вторые миссионерские Германовские чтения» — так это правильно называется. Расскажите, что это за форум.

Дм. Захаркин

— Это такая миссионерская конференция, можно так её назвать, которая проходит в этом году уже во второй раз. Организованы Чтения Московским подворьем Валаамского монастыря и нашим Миссионерским братством. И, как и в прошлом году, чтения у нас проходят в течение трёх дней. Основная тема Чтений — это миссионерское служение, то, чем мы, соответственно, занимаемся. Поэтому приглашаем на эти чтения миссионеров, богословов, публицистов, людей, которым интересна миссия, людей, которые хотели бы заняться миссией; начинающих проповедников; священников, которым интересна эта тема; руководителей миссионерских отделов различных епархий. И наша задача, в общем-то, пообщаться на тему миссионерского служения. У нас для этого существуют две такие секции крупные. В эту субботу 23 декабря у нас состоится круглый стол на тему «Миссия в современном мире». А в воскресенье 24 декабря у нас пройдёт съезд ассоциаций миссионерских общин. То есть наше братство является одной из общин. И в рамках «Германовских чтений» мы планируем собрать руководителей ассоциаций, которые по преимуществу находятся в Москве. У нас сейчас готовится Устав нашей ассоциации, определяются планы на 2018 год, и определяется стандарт миссионерской общины, то есть что можно считать миссионерской общиной. Что касается других мероприятий, то это выступления, лекции и беседы различных богословов, публицистов и священников. Вот у нас, например, на различных секциях будет выступать клирик храма Святой Великомученицы Екатерины на Всполье — это подворье Православной Церкви в Америке — протоиерей Христофор Хилл.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что у вас вообще хорошие связи с Православной Церковью в Америке...

Дм. Захаркин

— Скажем так, они налаживаются сейчас, да.

А. Пичугин

—У вас настоятель отец Иосиф Крюков, который не один год служил в Соединённых Штатах, который там закончил университет в Каролине, через него всё это происходит, да?

Дм. Захаркин

— Да. Он, например, расскажет о преподобном Германе Аляскинском. У нас будет тема, посвящённая православной миссии в Греции, будет тема, посвящённая миссионерской аскетике; тема, связанная с миссионерской полемикой, организацией методико-миссионерской образовательной программы на приходе — расскажет об этом известный миссионер Андрей Солодков. И будет тема организации и проведения реабилитации лиц, пострадавших от деятельности нетрадиционных религий — это будет сообщение миссионера, публициста протоиерея Олега Стеняева.

А. Пичугин

— Отца Олега Стеняева мы хорошо знаем — он часто бывает в той же программе, где сейчас вы выступаете. Чем вы занимаетесь помимо вашей прямой миссии? Насколько я знаю, у вас есть ещё какая-то деятельность, но мы её ещё пока не обсудили.

Дм. Захаркин

— Да, я вот ещё единственное забыл сказать по поводу миссии: у нас совершаются ещё миссионерские поездки. Это тоже очень важно. Можно тоже два слова буквально?

А. Пичугин

— Да, конечно!

Дм. Захаркин

— У нас была такая крупная миссионерская поездка в Башкирию, именно с миссионерскими целями: мы проповедовали на улицах Уфы и помогали организации приходской жизни на одном из приходов башкирских — в Аургазинском районе, село Андреевка. Наверное, известно слушателям и вам, Алексей, что это район мусульманский Башкирии. И там есть определённые сложности, связанные с проповедью о Христе, несмотря на то, что там много церквей православных и, в принципе, всё достаточно мирно, мирно достаточно люди уживаются. Тем не менее существует тоже очень такое достаточно предвзятое отношение к Православию. Вот то село, где мы находились, там стоит уникальный храм. Пользуясь случаем, хотелось бы рассказать тоже и о этом храме. Это храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», который построен по проекту архитектора Константина Тона, который строил Храм Христа Спасителя. Представляете, вот в селе, где население 200 человек, стоит такой, уровня кафедрального собора, храм громадный?

А. Пичугин

— Представляю, потому что проект Тона был стандартным проектом, по которому потом по всей России строили церкви.

Дм. Захаркин

— Да, причём очень похож, действительно, на этот храм. И самое интересное, что по этому проекту построены всего два храма в мире, и один из них в России — вот там. Вот мы, собственно, поехали туда, нас пригласил настоятель. Мы проводили там подготовку к совершению Литургии, то есть занимались чисто такими практическими делами: топить храм. Там есть проблема такая, что храм с печным отоплением. Приглашали людей на Литургию и проводили так называемую домовую миссию, то есть ходили по домам, рассказывали о Христе и приглашали на богослужение. Это тоже было частью нашей миссионерской поездки.

А. Пичугин

— И как люди местные на это реагируют?

Дм. Захаркин

— Вы знаете, очень хорошо. Некоторые говорят, что если ты постучишься в дом к человеку, он может как-то негативно отреагировать. Вот не было человека, который бы нас не принял. Даже если люди не очень хотели слышать или, может быть, были чем-то заняты, они, семьи, не пускали всё равно в дом, мы что-то могли им сказать. Если просто видели, что у человека нет интереса или он занят какими-то делами, мы просто уходили и переходили к следующим людям. Были люди, которым это было очень интересно, которые с радостью узнали, что за долгое время в храме будет совершена Литургия — это было после Рождества. И, естественно, удалось действительно собрать людей, люди пришли помолиться, была совершена Литургия, те, кто желал, мог причаститься. Я считаю, что это, может быть, самый главный миссионерский итог вот этой поездки. Что касается других наших направлений, о которых вы спросили, то мы занимаемся, как я уже сказал, предкрещальной подготовкой, то есть проводим беседы среди крёстных и родителей, которые собирают крестить деток, и взрослых, которые сами собираются креститься. И ещё у нас есть ряд таких просветительских проектов.

А. Пичугин

— Ну, например?

Дм. Захаркин

— Например, у нас есть экскурсионная служба. Наше подворье достаточно известное, историческое, поэтому мы приглашаем туда людей, которые хотели бы больше узнать об исторической православной Москве, узнать о нашем подворье. У нас проводится лекторий братский на различные темы. Темы могут быть очень разные, касаться и миссии, и просто каких-то вещей. Например, недавно у нас прошёл лекторий, посвящённый евангельским кружкам: о том, как их организовать, какая статистика евангельских кружков. Кстати, интересная была очень озвучена статистика: в России 125, по-моему, если не ошибаюсь, евангельских кружков. Представляете — на всю Россию! Из них до недавнего времени три существовало на нашем подворье — у нас очень такая разветвлённая сеть православного просвещения. А это и просмотр фильмов, и приглашение различных интересных людей тоже выступить в рамках наших просветительских занятий. И, конечно, тайноводственные беседы: то, что мы называем «тайноводственными» — это беседы по основам веры, более углублённые, это то, что посещают уже люди, будучи внутри Церкви, крещённые люди. Основы веры, которые мы изучаем по «Катехизису» святителя Филарета. И Евангельский кружок — это разбор мест Священного Писания по толкованию Святых отцов. Сейчас мы изучаем Евангелие от Матфея.

А. Пичугин

— Я напомню, дорогие слушатели, что в гостях у нас сегодня: Дмитрий Захаркин — руководитель Миссионерского братства во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря; и Даниил Булавин — он отвечает за катехизацию и информационное служение в этом братстве. А вы помните, какая самая негативная была реакция на вашу такую уличную проповедь? Может быть, Даниил вспомнит?

Д. Булавин

— Вы знаете, проповедь бывает всегда разной. И как раз мы выходим в воскресный день, мы поздравляем людей с этим праздником и также с праздником наших святых. Вот, например, в это воскресенье был праздник священомученицы Варвары и мученицы Иустины. И мы вышли, когда мы могли непосредственно говорить с людьми, мы встретили первым делом человека, как, например, в Евангелии дня о десяти непосредственно больных, мы встретили также человека, который был с недугом физическим. Мы встречаем всегда, каждый раз, совсем разных людей. Он опять-таки главный момент это то, что мы говорим с ними о вере, и они задают вопросы. Некоторые, конечно, сразу же отстраняются от дальнейшей дискуссии, и мы переходим уже тогда к другому человеку, с которым мы можем обсудить и понять его вопросы.

Дм. Захаркин

— То есть обычно никаких таких форс-мажорных обстоятельств не происходит. Вы спросили про самую недоброжелательную реакцию — я даже не припомню, чтобы нас как-то обозвали или побили нас, такого, конечно, никогда не было. Хотя мы знаем, что такое, в принципе, бывает. Мы общаемся с разными группами миссионеров — бывает очень неадекватная реакция, причём человек просто фактически только спросил, и может быть ответ, действительно, весьма неадекватный. Мы видим, что, в принципе, если мы достаточно честны с аудиторией, то человек тоже старается быть честным. То есть он либо прямо ответит, что ему неинтересно — таких, как понимаете, большинство, как правило, хотя не всегда, вы знаете, в разные дни по-разному. Но есть человек, который просто задаст какой-нибудь вопрос. Потому что у многих, особенно среди молодёжи — кстати, тоже очень интересно — у них вопросы к Православию. Это тоже одна из таких актуальных на самом деле, и это вопросы, которые, естественно, они не могут задать, потому что они вне храма, они не общаются обычно с православными людьми и их интересуют разные вопросы церковной жизни, вопросы понимания Слова Божия, вопросы вообще, Кто такой Бог, то есть вопросы спасения, святости. Причём вопросы бывают такие достаточно глубокие, и у людей появляется такая возможность.

А. Пичугин

— А вот у людей появилась такая замечательная возможность задать абсолютно поверхностный вопрос про попов на «Мерседесах» и про...

Дм. Захаркин

— Это самый частый вопрос.

А. Пичугин

— Да, я понимаю. Что вы отвечаете?

Дм. Захаркин

— Знаете, здесь надо понять нашу основную задачу опять же. Наша основная задача — приведение людей в Церковь — она базируется не на том, чтобы выяснить какой человек плохой в Церкви, какой хороший, потому что какой бы мы ни взяли, условно говоря, светский институт, мы видим, что везде есть разные люди. Так вот, наша задача — именно говорить на тему Священного Писания: признаёте ли вы Библию или не признаёте; признаёте ли вы существование Бога — не признаёте, соответственно, нужно вам предоставить аргументы существования Бога или, как называют их, доказательства существования Бога. Если человек начинает отклоняться в сторону, на какие-то вопросы...

А. Пичугин

— Человека интересует — он встретил тех, у кого наконец можно спросить: почему священники ездят на машинах за три миллиона. Ему сейчас неинтересна ваша догматика, неинтересно говорить про Евангелие, ему интересно спросить: почему вот так?

Дм. Захаркин

— Я всегда отвечаю на это словами Патриарха Сербского Павла. Он однажды прибыл на какое-то мероприятие крупное, где собралось множество архиереев. И ему задали вопрос: почему так много там стоит таких машин разных — красивых, дорогих? Он говорит: « А чтобы было бы, если бы Христос не дал заповедь о нестяжании?» То есть, если бы Христос не дал такой заповеди, чтобы было бы в обратном случае? Поэтому мы должны это воспринимать, как некую...

А. Пичугин

— У меня, кстати, дома есть его икона. Я недавно был в одной из епархий Сербской Церкви, на территории Хорватии, где он прославлен как местночтимый святой. И почти в каждом храме, вернее в алтаре, висит икона Патриарха Павла.

Дм. Захаркин

— Да, человек этот действительно был примером для многих людей. То есть здесь мы должны действительно повернуть этот вопрос, эту тему, что есть вещи, которые напрямую не связаны со святостью Церкви. Есть вещи, которые касаются личного, например, духовного состояния того или иного человека. Не грешно быть богатым, понимаете, в чём дело — грешно прилагать сердце к богатству. Пророк Давид был очень богатым, тем не менее — как он молился Богу! Вот те псалмы, которые мы читаем — это удивительный образец такого душевного раскаяния перед Господом. Здесь именно важно отделить вопрос личного благосостояния человека от, собственно, святости Церкви. Потому что Церковь наша свята, несмотря на то, что мы даже здесь можем встречать какие-то проявления, которые, может быть, действительно коробят наши представления о святости. Но я вам хочу сказать, что множество священников — и тех, к которым мы ездили, например, батюшка, который живёт в Башкирии, — которые действительно показывают пример евангельской жизни. И таких мы встречаем очень много. Кстати, когда нас люди спрашивают: а где найти, например, священника? Мы можем, да, действительно, пригласить в наше подворье — у нас есть очень много достойных пастырей, которые образцом своей жизни, да даже что говорить — даже внешним видом выражают Образ Христов. Поэтому здесь просто этот вопрос нужно переключить, здесь нельзя зацикливаться на нём — это, пожалуй, будет очень большая ошибка.

А. Пичугин

— У вас в нескольких улицах от подворья — большой костёл Непорочного Зачатия. А вы как-то контактируете с католиками?

Дм. Захаркин

— Нет, никак не контактируем. Дело в том, что я вот, например, за опыт своей миссии никогда не встречался с ними ни на улице, ни в какой-то неформальной обстановке.

А. Пичугин

— Неужели? Как это?

Дм. Захаркин

— Мы, единственное, только встречали обычных католиков — ну вот людей, — которые почему-то отвергали догматы Католичества, например, примат Папы. И им сложно было давать какие-то аргументы против Католичества, потому что это были чисто номинальные, скажем так, католики...

А. Пичугин

— Вы же помните, как где-то около года назад был проведён опрос исследовательским обществом «Среда», который показал, что у нас немалый процент воцерковлённых людей, которые постоянно ходят в храм, приступают к Таинствам, примерно католических воззрений.

Дм. Захаркин

— А что там имеется в виду? Простите, я не знаком с этим исследованием.

А. Пичугин

— Совсем недавно было исследование, которое провела служба «Среда» исследовательская. Они выяснили, что очень многие люди, которые регулярно ходят в Церковь, приступают к Таинствам, они ответили на какие-то базовые вопросы о православной догматике, например, что Святой Дух исходит не как у нас, например, в Символе веры указано: «Иже от Отца исходящий, Иже со Отцем и Сыном спокланяема...» — а и от Отца и от Сына, например, — соответственно, признание филиокве. И ещё какие-то такие пункты, которые явно противоречат православному учению. Но это люди, которые много лет, десятилетиями уже, ходят в храмы.

Дм. Захаркин

— Это проблема православного просвещения крещённых и так называемых воцерковлённых христиан. С этой проблемой Церковь активно борется, в частности, у нас сейчас везде есть огласительные беседы. То есть в какой храм мы ни пойдём, перед крещением человек обязательно проходит огласительные беседы. У нас практически на каждом приходе есть какая-то форма воскресной школы. И те люди, которые желают узнать, они, конечно, в результате узнают. Другой вопрос, что если человек, например, является номинальным христианином, потому что я не знаю, где спрашивали: в храмах или на улицах — где конкретно вёлся опрос. У нас есть просто статистика — статистика, например, посещения людей на Пасху. Мы знаем, что по России эта цифра составляет приблизительно 3%. Эта цифра очень показательна: мы видим, если мы возьмём общероссийские цифры, то те люди, которые пришли освящать куличи — это все вместе — они составляют очень малую долю, и те, кто остались на богослужение. Ещё из них, скорее всего, половина либо не дошли до богослужения, либо постояли только первую часть ночной службы. Что касается Москвы, то здесь ситуация получше: там цифры порядка 7—8%, но тем не менее ситуация точно такая же — эти цифры можно смело поделить на два, скажем так, по нашим ощущениям. И мы видим, что это реальные цифры воцерковлённости людей в России.

А. Пичугин

— Да, безусловно! И просто к тому, что стоит ли удивляться, что у католиков такая же ситуация примерно — в Католической Церкви, по крайней мере, здесь, в России. То есть мы не знаем, что у нас, в Римо-католической Церкви не знают, что у них — с точки зрения догматики.

Дм. Захаркин

— Безусловно, мы видим свою задачу в том, чтобы эти цифры менялись. Поэтому сейчас, даже в пасхальный период, особенно в Великую Субботу, у нас идёт такая мощная кампания по всем приходам по изъяснению Православия, по раздаче Евангелия. Очень часто дежурят в Великую Субботу перед Пасхой миссионеры, которые могут лично пообщаться с человеком. У нас, например, на подворье организовано посменное дежурство как в храме, так и на улице. Мы также общаемся с людьми, раздаём какие-то информационные материалы. Есть возможность в ту же Великую Субботу прийти к исповеди, потому что многие откладывают, откладывают. Мы призываем человека, что он может прийти, назвать свои злые дела, освободиться от грехов. И в такие моменты, в такие праздники человек очень охотно воспринимает слово, потому что он именно за этим и приходит, собственно. Его душа тянется к Богу, она себя реализует, даже пусть в таких минимальных каких-то обрядовых вещах, и вместе с тем она ещё желает получить нечто большее. Поэтому здесь существует огромная недоработка и нашего миссионерского поля. Ну что вы хотите? Например, в Москве регулярно — на большой, многомиллионный город — проповедует по воскресеньям, если взять все общества и центры, и братства, порядка 20 человек. То есть в воскресенье выходит проповедовать порядка 15—20 человек — на весь город. Там есть и священники, и диаконы, но в основном православные миряне, которые несут весть людям. Это очень мало, то есть «жатвы много, а делателей мало», — об этом ещё говорил Христос.

А. Пичугин

— Несколько минут у нас ещё остаётся. О подворье — буквально пару слов: помимо того, чем вы занимаетесь, вашего братства, у подворья же ещё очень много направлений деятельности. Кроме богослужений, что там есть?

Дм. Захаркин

— У нас есть воскресная школа для детей, для взрослых, где преподаются основы веры, жития святых. У нс есть на подворье хоровой кружок, где можно освоить азы пения церковного. У нас проводится по субботам так называемая народная Литургия — это когда все верующие в храме поют какие-то особые места из богослужения. И специально раздаются такие листовки с чинопоследованием и с евангельским чтением дня, чтобы можно было, следуя этим листовкам, участвовать непосредственно, петь на богослужении. Это происходит по субботам. Из таких крупных проектов — у нас есть ещё паломническая служба, которая занимается организацией путешествий на остров Валаам для желающих. Одним из основных наших проектов, конечно, является наше братство, которое реализует многое из того, что я сейчас перечислил, в том числе участвует в других проектах.

А. Пичугин

— А что за «Православный христианский дискуссионный клуб», который по-английски «Orthodox Christian Discussion Club»?

Дм. Захаркин

— Это клуб, где люди могут прийти, общаться, те, кто знают английский язык, общаться на христианские темы, развивать таким образом свой язык и опять же поддерживать свой духовный уровень. Это такой проект, который помогает людям с бо'льшим интересом изучать православную веру, применять навыки в языке, обучаться языку параллельно и общаться на христианские темы.

А. Пичугин

— Спасибо! Время наше подошло к концу. Напомню, что Дмитрий Захаркин, который руководит миссионерским братством во имя преподобного Германа Аляскинского при Московском подворье Валаамского монастыря; и Даниил Булавин — он отвечает за катехизацию и информационное служение в братстве. Спасибо большое!

Д. Булавин

— Спасибо!

Дм. Захаркин

— Спасибо! Ещё раз приглашаю вас на наши «Германовские чтения», которые пройдут с 22-го по 24 декабря на Московском подворье Валаамского монастыря. Спасибо!

А. Пичугин

— А мы прощаемся, я — Алексей Пичугин. Будьте здоровы!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Моя Вятка
Моя Вятка
Вятка – древняя земля. И сегодня, попадая на улицы города Кирова, неизбежно понимаешь, как мало мы знаем об этом крае! «Моя Вятка» - это рассказ о Вятской земле, виртуальное путешествие по городам и селам Кировской области.
Псалтирь
Псалтирь
Андрей Борисович – увлеченный своим делом человек. А дело всей жизни нашего героя – это изучение Псалтыри, библейской книги царя Давида. Вместе с Андреем Борисовичем мы попадаем в различные житейские ситуации, которые для нашего героя становятся очередным поводом поговорить о любимой книге.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.

Также рекомендуем