«Проект «Фавор». Николай Бреев - Радио ВЕРА
Москва - 100,9 FM

«Проект «Фавор». Николай Бреев

* Поделиться

У нас в гостях был генеральный директор издательства «Никея», один из основателей проекта «Фавор» Николай Бреев.

Мы говорили о том, как пространство «Фавор» помогает современному активному христианину найти себя, осмыслить свою веру, развить профессиональные навыки и наполнить свою деятельность христианскими смыслами.

Ведущий: Константин Мацан


Константин Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, уважаемые друзья, у микрофона Константин Мацан, в гостях у нас сегодня Николай Бреев генеральный директор издательства «Никея» и основатель проекта «Фавор». Добрый вечер!

Николай Бреев:

— Добрый вечер!

Константин Мацан:

— Мы с тобой давно знакомы, поэтому будем на «ты», наши радиослушатели тоже, я уверен, тебя знают. Далеко не первый раз ты на волнах радио «Веры», и это очень радостно. И в разных программах ты был, и про семью свою рассказывал, про папу твоего, отца Георгия Бреева, Царство ему Небесное, дорогому батюшке и очень известному, уважаемому, одному из самых таких авторитетных московских священников на протяжении многих лет. Ты и про него тоже рассказывал. Сегодня поговорим о проекте «Фавор», основателем которого я тебя и объявил, проект очень важен, мне кажется, с точки зрения миссии, самой своей идеей. Проект посвящён мирянской активности в Церкви. Активности в Церкви не только священников, но и мирян, и даже, может быть, шире, некому возрождению, я бы так сказал, представления о Церкви как не только о людях в рясах. Церковь — это не только священники. А для, я уверен, большинства людей, тех кто в жизнь Церкви не погружён, смотрят на неё со стороны, именно так и кажется. Церковь — это люди с крестами и в рясах, и где-то там есть ещё люди-миряне, которые на богослужение приходят. Вот из чего выросла идея того, что называется площадка «Фавор», платформа «Фавор», что это вообще такое как явление?

Николай Бреев:

— Спасибо, Костя. Действительно есть такая проблема, связанная с тем, что Церковь часто воспринимается извне как мест, где священнодействуют священнослужители, а миряне приходят, и грубо говоря, пользуются тем, что Церковь им предлагает. Отец Алексий Уминский, который тоже на волнах вашего радио бывает в качестве гостя, выразил это так: это такая культура потребления в Церкви. Когда мы приходим в Церковь как в некий комбинат духовных услуг. Проблема есть, нельзя, может быть, преувеличивать её масштаб, в последнее время степень осознанности людей в Церкви возрастает.

Константин Мацан:

— Мы двое мирян сидим в студии общаемся, уже мирянская активность.

Николай Бреев:

— Да. Ну действительно такая тематика обсуждалась последнее десятилетие. И тут проблема в том, что это необходимо обсуждать, а в том, что делать после этого обсуждения. Допустим, миряне готовы переосмыслить всю свою жизнь, не только внутри прихода, но и во вне, как некую целостную жизнь-служение, служение Богу, людям, обществу, реализацию евангельских призывов, но собственно какова поддержка их вне приходов. Потому что если внутри приходов мы не во всех приходах, но в хороших, крепких, развитых мы чувствуем эту поддержку внутри, мы общаемся, мы дружим, мы чувствуем сплочённость приходскую, то уходя из прихода, условно говоря, в мир, в свои «светские заботы», мы будто бы остаёмся один на один с этим миром, и очень часто мы встречали такие вопросы (мы — это я и мои друзья, небольшая ремарка, я, скорее, не основатель, а сооснователь проекта «Фавор»). Часто мы эти вопросы слышали: а не будешь же ты бегать к батюшке за наставлением, а что мне делать, будучи или менеджером, или руководителем, человеком активным в светском пространстве, не будешь же ты каждый день тревожить, консультироваться по каким-то деловым вопросам. И у нас возникла идея создания такой платформы, потому что «Фавор» — это не какой-то один проект, это конгломерат, некое количество мероприятий, активностей и проектов, которые осуществляли бы деятельность активных православных мирян вне прихода. То есть такой надприходской проект, который поддерживает людей с единым мировоззрением из разных приходов на их активном деловом пути. Почему акцентирую на деловом пути? Потому что действительно этот вопрос целостности человека: дух, душа и тело, о чём и святые отцы говорят, невозможность разделения, как в Евангелии: если царство разделится надвое, оно не устоит, множества образов целостности, единства есть в Евангелии. Этот вопрос очень насущный, потому что, когда мы на приходе, мы в храме, мы, скажем так, православные христиане, а выходим в мир, там у нас, допустим, статус предпринимателя, там соответственно с волками вою по-волчьи, это разделение глубоко не христианское, потому что я убеждён, не только я, следуя учению Церкви, христианин должен следовать вдохновенному служению Христу и помнить о предстоянии пред Богом не только когда я прихожу в какое-то место, а всегда и везде. Этот контекст чтобы я мог обменяться опытом с людьми равными со мной по статусу, по служению, чтобы я мог обсудить насущные проблемы, получить поддержку, навыки, в том числе и профессиональные, но осознанные с точки зрения христианской этики, вот это и есть платформа «Фавор».

Константин Мацан:

— Ты сейчас говоришь преимущественно о предпринимателях, из того, что ты сейчас сказал, складывается ощущение, что для тебя основной фокус в данном случае направлен на людей созидательного труда, это так?

Николай Бреев:

— На данный момент так. Мы формулируем так, что поддерживаем тех, кто строит деловую траекторию, имеет в этом некую свободу. Потому что здесь наибольшая опасность и риск, и больше ответственности, и больше всего вопросов. Среди тех, кто посещает наши мероприятия очень много людей, которые трудятся внутри компаний, корпораций, занимая менеджерские должности, будучи встроенные в некую сформированную структуру, у них меньше, с одной стороны, свободы, у них регламентируемая деятельность, но, с другой стороны, там есть поле, для того, чтобы переосмыслить свою деятельность, наполнить её евангельскими смыслами, из просто работы превратить это в служение. Наша задача: развиваться и для тех, кто более самостоятелен в деловом пути, это предприниматели, лидеры социальных проектов. Вот у нас фокус не только на тех, кто работает в бизнесе, но и кто занят в социальных, благотворительных служениях, и для другой группы, кто уже встроен в какую-то систему.

Константин Мацан:

— Ты заговорил о тех, кто работает в социальных проектах, школа доброделателей, один из проектов в рамках «Фавора», что за проект, что за школа, кто туда приходит, чем вы помогаете, с чем человек должен уйти оттуда?

Николай Бреев:

— Проект родился из очевидной потребности в повышении навыков и компетенций тех людей, которые занимаются социальным служением в рамках Церкви, либо кто является православными христианами и руководят, либо благотворительными организациями, либо группами небольшими добровольческими. Проблема есть достаточно серьёзная, в целом мы можем говорить, что церковное сообщество было одним из флагманов возрождения благотворительности в России.

Константин Мацан:

— В 90-е годы ты имеешь в виду?

Николай Бреев:

— Да. Миряне под предводительством священства основывали и фонды, и ходили в больницы, волонтёрили, то есть это такая забытая часть в советское время, которая была вычеркнута, потому что в советское время государство должно было обеспечивать равноправие и достойную жизнь. Ну естественно, в 90-е годы эта система государственная развалилась, и страна погрузилась в некий хаос, но добрые любящие сердца с христианским видением объединялись и создавали разные фонды. Это начало такое. Конечно, потом активно включилась и светская часть, и государство стало активно помогать и развивать некоммерческий сектор. Сегодня существует отставание от церковных организаций, а частных инициатив, которые возникают при храмах по благословению священника или просто у мирян, отстают не с точки зрения самоотверженности, желания изменять мир вокруг, нести добро и помогать людям. А скорее, в профессиональном смысле, потому что вектор служения зачастую идёт вразрез с профессионализмом. Есть некая неустойчивость в этой системе, когда много добровольцев на общественных началах, воодушевлённые, сначала начинают активную деятельность, потом выгораю, сталкиваются с определёнными проблемами, и понятно, что у них есть свои проблемы, нужно кормить семьи, нужно самому развиваться. Здесь отсутствие ресурсов, несистемность служения часто приводит к коллапсу. Есть ряд исследований некоммерческого сектора, которые также показывают, что церковных инициатив много, есть очень развитые, но есть и те инициативы, которым требуется помощь в развитии компетентности, умении выстраивать процессы, становиться более профессиональными, привлекать финансирование, масштабировать свою деятельность. Первый поток школы доброделания был проведён в начале этого года, мы обучили порядка 60 человек. Это 4-модульная система для управленцев в социальной сферы, где выступают ведущие спикеры, действительно эксперты в своей области, топовые имена по менеджменту.

Константин Мацан:

— Например, кто?

Николай Бреев:

— Ну, к примеру, Илья Зибарев, он тоже был на радио «Вера», меценат, человек, который является ментором для многих руководителей светских фондов. Тамара Карташова, очень известный медиатренер, обладательница «Тэфи», собственно легендарное имя в кругу не только телевизионщиков, но и тех, кто связан с публичной деятельностью, отец Антоний Борисов, любимый радио «Вера», он является таким духовным наставником и тех, кто собирает нашу программу с точки зрения соответствия евангельскому посылу. Мария Макарышкина, очень известный тренер-психолог, очень много имён. У нас выступала Наталья Касперская с точки зрения ай ти безопасности, Мария Львова-Белова, которая недавно стала уполномоченная по делам ребёнка, но у Марии очень интересен свой путь построения благотворительной организации с нуля, с её частной инициативы до системного решения проблем детей-инвалидов. Сейчас речь идёт о том, что эти проблемы будут решены не только на территории Пензенской области, но и на территории всей России.

Константин Мацан:

— Мария из Пензы, знаменитый её проект «Квартал Луи» и другие выдающиеся примеры.

Николай Бреев:

— Да. «Новые берега», всё это очень успешно масштабируется. Её опыт бесценен. Армен Попов...

Константин Мацан:

— Тоже был у нас в программе.

Николай Бреев:

— Ну видите, многие имена...

Константин Мацан:

— Сиротством занимается много, семьями приёмными.

Николай Бреев:

— Всего у нас было более 20 преподавателей, и каждый из них обладает компетенцией в определённой области, и вот собственно такая программа, она бесплатна, мы делаем жёсткий отбор, чтобы понять мотивацию участников. Потому что мотивация — это корень всего, если мотивация слабая, или есть личностные серьёзные проблемы, то знания не помогут, нужно разбираться в себе. Три месяца очень активное было обучение.

Константин Мацан:

— Николай Бреев генеральный директор издательства «Никея» и основатель проекта «Фавор» сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Если нас сейчас слушает кто-то, кто заинтересовался проекта школа доброделателей и чувствует необходимость принять участие, как к вам попасть? Что нужно, чтобы пройти отбор и познакомиться?

Николай Бреев:

— К нам можно попасть. Программа строится по принципу сезонов. У нас два учебных сезонов в году. Сейчас заканчивается второй сезон, в следующем году планируем где-то с февраля запуск нового весеннего сезона этого проекта. На нашем сайте, который расположен на общем сайте «Фавора», звучит так: favorplace.ru, на нём можно найти раздел «Школа доброделателей» или просто написано школа, в форуме оставить свои контакты, немножко рассказать о себе, своём проекте, подать заявку на прохождение собеседования. С февраля мы будем рассматривать заявки и формировать новую команду школы.

Константин Мацан:

— Ты упомянул, что одним из наставников школы доброделателей является отец Антоний Борисов, хорошо известный нашим радиослушателям, и дай Бог, мы с ним об этом тоже поговорим, но даже интересней сейчас послушать тебя, как человека, наблюдающего со стороны. Наблюдающего за тем, какое наставничество осуществляет священник в общении с представителями социальных проектов. Что может сказать священник людям, которые, казалось бы, подчеркну, казалось бы, озабочены проблемами где взять денег, как донести информацию, как сделать, чтобы всё работало эффективно, как помочь именно в этой стройке, этому конкретному ребёнку. И вот тут священник, который будет наставлять со стороны. Это картинка, которая рисуется, но, наверное, всё не совсем так. Вот какую практическую пользу, какое значение имеет участие священника в такой школе?

Николай Бреев:

— Отец Антоний, помимо того, что он является священником является доцентом кафедры церковной истории Московской духовной академии. А до этого он осуществлял большие образовательные проекты в рамках Московской духовной академии, Сретенской семинарии. У него есть менеджерский опыт образовательных программ, поэтому здесь у него задача не столько духовная, в принципе, у каждого, кто участвует в нашей школе доброделателей есть священник, который его духовно окормляет, хотя мы не ограничиваем участие в нашей программе только православными и безусловно, если у человека есть вектор не только практического делания, но и духовного осмысления, он стремится к тому, чтобы осознать свой профессиональный путь не только с точки зрения достижений, но и с точки зрения духовных сущностей, конечно, мы тоже берём. Отец Антоний собственно собирает эту программу как менеджер, но также он ведёт отдельный семинар, который рассказывает об опыте церкви, об отношении к мирянам, активным, деятельным, по сути, к лидерам, вводит исторический контекст деятельного мирянства, разбирает современные проблемы и вызовы. Это сопоставление действий, планов, профессиональных надежд с евангельским призывом христианина не может не волновать, мы ученики Христовы, ученику интересно, как на это смотрит Учитель, что Он может сказать, и отец Антоний как знаток Писания, Предания очень здесь полезен.

Константин Мацан:

— Снова мы заговорили о роли христианина в Церкви. Хотелось бы об этом чуть подробнее поразмышлять вместе с тобой. К тому же проект «Фавор» направлен на то, чтобы активный мирянин чувствовал себя неодиноким, на своём месте, чтобы мы все помнили, что Церковь — это не только люди с крестами в рясах, Церковь — это все верующие, которые вместе собраны в большой организм, большое тело вокруг Христа. Конечно, есть разница между священником и мирянином в Церкви, но перед Христом мы в первую очередь все люди и христиане. Вот знаменитые слова из Послания апостола Петра, которые всегда звучать, когда речь заходит о роли мирян в Церкви: «Все вы царственное священство», говорит апостол, подчёркивая, что есть священники как институт, то есть люди, совершающие таинства, в каком-то смысле все христиане представляют собой некое царственное священство. Вот как ты это чувствуешь, как понимаешь? Может, не строго богословски к тебе обращаюсь, чтобы мы сейчас учебник по догматике пересказали, а в личном плане, занимаясь на протяжении многих лет церковными проектами, околоцерковными, так или иначе восходящими к церковной проповеди, евангельской миссии, при этом оставаясь многие годы активным мирянином.

Николай Бреев:

— Конечно, есть такое искушение, услышав такие слова «царственное священство» сразу сказать, что нам нужно некий статус выравнивать со священнослужителями, но здесь, конечно, речь идёт не об этом, здесь речь идёт о внутреннем ощущении себя, как человека, призванного Богом к жизни, благословенного Богом, одаренного Богом. Это самоощущение кардинально отличается от ощущения себя как ничтожества ни на что негодного. Здесь такое христианство, как всегда, парадоксальное и, как всегда, не на крайностях стоит, а выбирает серединный путь. Эта практика самоумаления, которая известна Церкви в лице подвижников благочестия и дореволюционных, и ещё более древних, особенно на монашеском пути, полное самоотречение, самоумаление достигало мистических высот, богообщения, оно, конечно же, для мирянина является очень сложным в достижении, потому что у нас несколько иной контекст существования. Для того чтобы следовать этому самоощущению, и чтобы это не было фантомом, когда я просто говорю: «Господи, я ничто пред Тобою, я хуже всех» или что-то подобное, а в уме думать: в принципе, у меня неплохо получается этот проект или тот, собственно монашествующий, у него нет проектов, нет семейных обязанностей, он достаточно искренне может в духовной борьбе постоянной, в саморефлексии находясь, это чувствовать, понимать. Для мирянина эта балансировка и чувствование себя как человека, которому поручена некая благодать Крещении, безусловно, в рождении даётся благодать, даётся жизнь как великий дар, и в Крещении человек посылается благодать уже как на последователей Христа. Вот это христианское призвание двойное, оно, конечно, налагает ответственность, желание, если ты любим и одаряем, ты тоже хочешь в ответ дать что-то, вернуть, вступить в это общение. Один из путей общения, помимо словесного, мы знаем, что даже молитва, это не всегда словесное общение, это иногда и безмолвная молитва есть, разные виды молитвы. И собственно есть такое бездеятельное, это такой монашеский тип общения с Богом, как собственно и деятельность. Вот для мирян более органична деятельность как способ общения, приближения к Богу. Активное мирянство безусловно должно иметь понимание смирения, что вся эта деятельность, она в любом случае ничтожна с точки зрения вечности, и даже с точки зрения глобальных земных процессов, но, с другой стороны, она ценна для Бога как личная с Ним связь, наша молитва через дела. Молитва через дела, наверное, и есть атрибут этого царственного священства, потому что, если священник предстоит перед престолом, он сфокусирован на этом служении, это главное для него, служение Литургии, других форм богослужений, предстояние перед Богом от лица всего народа, духовное наставление тех, кто к нему приходит, это путь священства. То есть идеальный формат, когда священник сфокусирован на этом. Для мирянина священнодействие проявляется в повседневности, мы были в этом году у одного кипрского священнослужителя, очень заслуженного архимандрита, богослова известного, и он сказал, что Литургия в жизни христианина должна охватывать всю его жизнь, то есть не только, когда мы вместе со всеми предстоим в храме, но и вообще воспринимать всю жизнь как Литургию. Вот это, наверное, есть путь царственного священства. Для меня лично, это такие высоты, которые, можно говорить на радио, когда ты работаешь, запускаешь или завершаешь проекты, это больше рутина. А потом, когда есть время на осознание того, что происходит, ты понимаешь, что это путь. Бог тебя призвал, это некий талант, который есть у каждого человека. У меня они раскрываются вот так, и раскрывается понятие этого царского священства. Оно есть у каждого, и у мужчины, и у женщины, и у старого, и у молодого, вот это самоосознание человека имеет очень большую роль.

Константин Мацан:

— Вернёмся к этому разговору после небольшой паузы.

«Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Ещё раз здравствуйте, уважаемые друзья, у микрофона Константин Мацан, в гостях у нас сегодня Николай Бреев генеральный директор издательства «Никея», один из основателей проекта «Фавор», и мы продолжаем говорить о том, что такое мирянская активность в Церкви и не только в Церкви, о том, что такое активность церковного человека в мире. Мне кажется, даже такая у нас получается тема. Вот эта фраза, которую ты произнёс, что Литургия должна в человеке продолжаться и за пределами богослужения. Я помню, на заре моего воцерковления один священник мне тоже такую фразу сказал. Мне она тоже очень запомнилась, что Литургия должна в твоём сердце продолжаться после окончания богослужения. Хотя тогда речь шла о таком внутреннем настрое, каком-то духовном состоянии. Что молитва в церкви, это не просто время, которое ты отбыл, что-то сделал и дальше пошёл жить, это нечто, что ты внутри переживаешь, и оно становится основой для твоей остальной жизни. А ты, ссылаясь на старца, с которым вы общались, эту мысль дальше расширяешь, что любая социальная активность, творческая, активность в обществе, среди других людей, в проектах, это продолжение богослужения. То есть мы не просто что-то делаем, чтобы что-то сделать, а Богу служим. Круто, что ты это говоришь, потому что часто мы эту мысль, что человек в любом своём деле служит Богу, слышим, но она звучит очень пафосно и общо, без конкретного наполнения. По большому счёту, сказать себе, что я служу Богу, можно про что угодно. Я вот занимаюсь этим делом и служу Богу, а каковы плоды и нужно ли это куму-то кроме себя, и Богу ли ты служишь или своей гордыне, каждый раз на эти вопросы приходится отвечать. Ты вначале сказал, что предприниматель, человек, который занимается делом, бизнесом, общественным проектом, сталкивается со средой, в чём-то ему враждебной. То есть с волками жить по-волчьи выть. Как эту проблему решаешь для себя ты, будучи, ну если угодно терминологически, православным предпринимателем, предпринимателем, который при этом православный человек?

— Достаточно органично для меня это решается, поскольку те проекты, которые у меня складываются, они идут немножко вразрез с теми мотивациями, которым учат, которые должны лежать в основе любого бизнеса.

Константин Мацан:

— А чему учат?

Николай Бреев:

— Капиталистическая грубая модель ещё 2000-х, это собственно только прибыль и ничего личного. Сейчас в секулярном мире тоже преобладает модель ценностного предпринимательства, но очень часто это всё-таки это иллюзии, когда бизнес на самом деле занимается продажей сигарет, ещё чем-то реализует социальные программы, которые ...

Константин Мацан:

— То есть заработали на сигаретах, отдали в детский дом.

Николай Бреев:

— Условно так. Одной рукой где-то ломаем, другой рукой что-то пытаемся строить. Такие иллюзии мне кажутся манипулятивными, для того, чтобы повысить имидж компании, как-то сгладить негативный эффект от деятельности компании. Любой бизнес не может существовать без прибыли, это топливо для организации, но всегда часть прибыли остаётся на развитие компании, а другая часть отчуждается либо собственником, либо инвестором, либо ещё куда-то. Здесь в чём отличие православного, христианского подхода, что собственно, кто является бенефициаром этой прибыли, кто затеял всю эту коммерческую деятельность, получая некий доход, он себя ограничивает, в этом плане отстраивает какую-то аскезу, это важное слово для всех христиан, в любой сфере, начиная от предпринимателя до тех, кто работает по найму, получает достаточно скромную зарплату. Вот эта внутренняя настроенность человека форматирует всё внутри, это и отношения в коллективе, какие-то отношения, связанные с наймом, увольнением. Вот почему я сказал, что мне легче, потому что мои проекты, они каким-то образом органично связаны со служением, собственно и сам этот мотив, создать что-то, чтобы получить прибыль мне как-то не заложили. С точки зрения предпринимателя возможно это минус, но с точки зрения балансирования между обеспечением собственных интересов и вкладом в общественное благо, наверное, это плюс.

Константин Мацан:

— Потрясающе интересную вещь ты говоришь об аскезе, честно говоря, я даже с этой стороны на эту тему не думал. Речь идёт о том, что для тебя как для предпринимателя причём в широком смысле слова, человека, который предпринимает какие-то усилия, проекты, дела, чтобы сделать мир вокруг чуточку другим, лучше, хотя бы в том смысле, в каком ты сам это понимаешь. Получается, в центре, в неком ядре лежат не только бизнес-процессы, какая-то отстройка, сколько личная мотивация человека, его внутреннее духовное ядро. Получается, что всё зависит от тонких внутренних настроек. Это очень трудно интегрировать в бизнес-модель. Из этого не построишь модель работающую, которую можно передать другому.

Николай Бреев:

— Нет, почему? Модель — это одно, это условно некий механизм, в котором есть некие шестерёнки, взаимосвязи, принципы. Если мы посмотрим на такой механизм, по большей части мы не увидим, что противоречило бы христианскому мировоззрению, христианскому мировоззрению, а вот как ты этот механизм будешь направлять и на что, вот это уже вопрос этический. И вот принципы найму сотрудников, взаимоотношений с теми, кто работает в твоей компании, принципы, связанные с поощрением или наоборот, хотел сказать с наказанием, но это неправильно.

Константин Мацан:

— Со взысканиями.

Николай Бреев:

— Эти принципы, конечно, же управляются внутренними установками. Если мной управляет любовь по отношению к людям, то я буду действовать по-иному, нежели я отношусь к людям, как к расходному материалу. И здесь бизнес-механизм ни причём. Не надо на него валить, потому что есть примеры корпораций, которые ответственно подходят к взаимоотношениям сотрудников, помогают им развиваться, не выжигают, не выжимают их. И есть негативные примеры компаний, и это тоже факт.

Константин Мацан:

— Николай Бреев генеральный директор издательства «Никея» и основатель проекта «Фавор» сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Я почему сказал, что, если в центре лежит какое-то духовное человеческое ядро руководителей или менеджеров, это не передашь другому. Как раз ты и говоришь, что процессы можно отстроить по-разному, можно их отстроить хорошо и с уважением к человеку, тут, грубо говоря, руководителю даже не надо быть верующим христианином, достаточно быть просто совестливым человеком. Отдельный вопрос как совесть связана с религией и можно сказать, наше понимание совести корнями уходит в Евангелие, и даже если ты этого не замечаешь и не признаёшь, это так. Но оставим в стороне эту богословскую дискуссию, просто, когда мы говорим о проекте «Фавор», о школе, о площадке, предполагается, что можно создать набор инструментов и вручить его. Делайте так и у вас будет эффективный и при этом ценностно-ориентированный бизнес. То есть вы будете себя чувствовать духовным, моральным человеком, грубо говоря, и это не будет в ущерб прибыли и росту компании. Получается, в основе этого лежит то, что не просчитывается, чему нельзя научить на бизнес-тренинге, какая-то внутренняя воля, по сути, отношения человека с Богом или с бытием, с миром, мирозданием: кто я, зачем я? Про аскезу ты сказал, это личный момент, человека невозможно призвать или заставить быть аскетичным, человек сам только может к этому прийти, причём не со стороны бизнеса, а со стороны духовной жизни. Что ты об этом думаешь?

Николай Бреев:

— Безусловно, у нас нет цели помогать людям делать бизнес более прибыльным или его как-то активно масштабировать. И вообще, «Фавор» — это не про бизнес и не про предпринимателей. Недаром наша первая программа решает конкретную проблему не предпринимателей, а социальных руководителей. В первую очередь мы создаём инфраструктуру поддержки личностного духовного развития вне прихода, и здесь те форматы, которые мы предлагаем, не содержат жёсткого инструментария, там делай вот так, и будет тебе такой-то результат, всё это есть в программах, которые посвящены бизнес-образованию, управленческому образованию, пожалуйста, всё это создано МВА, ведущая мировая программа, ей более ста лет. Трудно придумать что-то более оптимальное с точки зрения бизнес-процессов, их эффективности. А вот с точки зрения самоосознания человека, поиска себя, осознания себя как христианина и реализация себя как христианина, об этом говорится очень мало. Мы говорим об этом с людьми, которые находятся в определённых обстоятельствах. И вот эти вопросы, которые ты задаёшь, мы обсуждаем внутри. В духовной жизни невозможен однозначный ответ, невозможно исчислимое количество вариантов, которые назови, и тебе будет гарантировано спасение, блаженство и так далее. И в этом плане индивидуальность человеческого пути в христианстве раскрывается наиболее полно. Внутри монашеской традиции, традиции, которую нам даёт Церковь, она по большей части монашеская, там таких путей приведено множество. Если мы посмотрим на жизнеописания монашествующих или святителей, или преподобных, мы увидим многообразие, то есть огромное количество различных путей. Каждый индивидуально решает, как ему найти вот эту связь с Богом, как ему выйти на этот диалог, как ему служить, как ему реализоваться как христианину. В рамках монашеской традиции это всё описано досконально, вспомним только «Добротолюбие», огромное количество патериковых историй, которые представляют собой примеры. Тот же Иоанн Лествиничник, когда он пишет «Лествицу» в предисловии говорит, что специально ездил по разным монастырям и смотрел, как бы мы сейчас сказали «кейсы», как люди строят свою духовную жизнь. И дальше сам поражается многообразию, один не ест, другой ест, третий себя закапывает в землю, четвёртый ещё что-то, что только не делают господа-отшельники, чтобы нащупать свой путь. И вот «Фавор» говорит и мирянам, что в рамках той данности и тех благословений, которые вам дал Бог, а что такое благословение? Благословение жизни, благословение Крещения, нам дано, мы выбрали, но нам, в принципе, дан определённый путь. Если я семьянин, значит, я благословлён семьёй, с этого пути я не могу уже свернуть, благословение, которое я должен развивать, или я выбрал путь менеджера и у меня в подчинении какое-то количество людей, какой-то проект от меня зависит. Если это не разрушающий проект, значит это моё благословение, которое Бог мне дал, и я его развиваю. Это моя зона ответственности. «Фавор» говорит, что у каждого свой набор ответственностей, мы не можем копировать с тех примеров, которые есть в истории Церкви, мы их можем взять, но очень немножко. Мы говорим об индивидуальном поиске, это смесь того, что нам даёт Церковь, уже готовые рецепты, это то, что мы слышим от современных священников, рекомендации, это наш личный опыт, это не стоит превозносить, но и не стоит умалять, он ценен. И на основе этого рождается понимание себя, своего пути, в этом задачи «Фавора», а упаковываем мы всё это в рамки встреч, дискуссий, выездов совместных, где мы обсуждаем определённые темы. А образовательная программа, которая больше о компетенциях, потому что здесь есть другая сторона, часто есть духовный кризис, личностный, когда я не знаю, кто я как христианин, а есть чисто навыковый. Часто в церковной среде это встречается. «Фавор» работает в двух этих векторах.

Константин Мацан:

— То, что ты сказал об аскезе, как о некотором принципе, насколько тебе кажется это применимо не только для предпринимателей, не только для людей, которые социальными проектами занимаются, вообще, насколько это остро стоит в психологии современного человека, в том числе верующего. С одной стороны, человек, который читает Евангелие, настроен, что деньги в жизни не главное. Казалось бы, банальная мысль, но в реальности мы живём в такой денежно-центричной цивилизации. И вот человек, ему, допустим, поступает предложение о работе, с одной стороны, логично спросить: а сколько вы мне за это заплатите? С другой стороны, думаешь: как-то неловко об этом спрашивать, с третье стороны, ты понимаешь, что трудящийся достоин пропитания, с четвёртой, ты понимаешь, что внутри что-то говорит, ну не всё же ради денег, и вот, я пытаюсь выразить мысль, что я очень часто в себе это фиксирую, вроде бы в духовном смысле, на словах, ты понимаешь, что деньги не главное, ты декларируешь это, а внутренне всё равно исходишь, что это главное, на самом деле. Ты же не можешь стать монахом, на семью не зарабатывать, а с другой стороны, заповедь об аскезе нестяжании тоже никто для тебя не отменял, как здесь искать равновесие, как тебе кажется? Что ты об этом думаешь7

Николай Бреев:

— Ты знаешь, у нас такая ситуация в стране, что часто речь идёт не о каких-то излишествах, а о базовом уровне пропитания.

Константин Мацан:

— Это правда.

Николай Бреев:

— И вообще, жизни. И когда я говорю об аскезе, она относится не только к деньгам, она относится к твоему времени, что ты готов пожертвовать частью своего времени, но сейчас деньги, конечно, стали для нас мерилом серьёзности. Такой тезис я тоже услышал, мне он кажется истинным. Даже в нашей церковной реальности ты сталкиваешься, что проект какой-то там околоцерковный сделан не очень хорошо, спрашиваешь почему: «Ну мы же это за „спаси Господи“ делали, не за деньги». Такое тоже периодически приходится слышать, получается, что, если ты мне заплатишь, я отношусь к этому серьёзно, если ты не заплатишь, я соответственно сделаю как могу. А если ты мне заплатишь, я сделаю всё, что могу, но и ещё больше постараюсь сделать. И это можно осуждать и говорить, что проблема в жадности, ещё в чём-то, стяжательстве. Но я бы оправдательный приговор бы подписывал, я бы говорил так, что у большей части наших сограждан действительно не хватает на прожиточный минимум, на нормальное медицинское обеспечение, на нормальную одежду, обучение своих детей. Здесь же идёт столкновение нескольких твоих служений. Если у тебя семья, ты глава семьи, конечно же, ты должен радеть, конечно же, ты не должен в излишестве воспитывать детей, но с другой стороны, ты должен их обеспечить необходимым. Но действительно у тебя есть и социальное служение, это такая балансировка и вопрошания самого себя: насколько я здесь не захожу за эту грань, насколько захожу. Здесь нужно разумение, разумение и трезвение, реальное взвешивание фактов: какие на мне обязанности, где я захожу за грань излишества, где не захожу. Это индивидуальный путь и рецепт опять же. В этом нет ничего сложного, это обычная жизнь, просто её нужно относить к духовной сфере. Ещё бы я хотел сказать об аскезе, что это слово, может быть, неправильно воспринимается. Потому что по-хорошему аскеза — это не делание добровольное, но и приятное, потому что если мы вспомним истоки этого слова, то аскеза по-гречески, по-моему, упражнение? И оно восходит к атлетам, которые соревновались друг с другом, для этого соревнования они подготавливались. Мы поймём, что аскеза — это дело любви в первую очередь, если подходить к аскезе как к императиву, который обездушен, который тебя ограничивает, отрубает твои личные хотелки, как образ известный «прокрустово ложе», ты долго не протянешь.

Константин Мацан:

— Который внешне тебе навязан.

Николай Бреев:

— Да. Соответственно аскеза влюблённого человека, который готов пожертвовать часть времени, денег, всё отдать любимому, особенно первая влюблённость, это, конечно, крайнее состояние, но для нас это образ. Если ты возгреваешь в себе эти христианские качества, если ты возгреваешь в себе любовь, открытое сердце, доброту, принятие другого, аскеза будет естественна, ты просто не сможешь не дать своей семье, ещё кому-то частичку любви, оторвать от себя, и тебе будет приятно. То есть это не будет, что я натужно отрываю от себя, и мне больно, я не хочу, но я отдаю. Всё же мой опыт общения, в том числе и с духовными людьми, священниками и с людьми аскетического склада, говорит о том, что эти люди движимы любовью, а не какой-то надобностью: мне нужно быть аскетом, чтобы спастись, бац, я буду себя ремнями истязать, и тогда вопрос начинает сам собой решаться. Если у меня были перекосы какие-то, возрастание в христианстве, оно постепенно этот вопрос решает.

Константин Мацан:

— Спасибо огромное за сегодняшний разговор, на такой высокой и очень радостной ноте мы его завершаем, говоря об аскезе, как о понятии, которое связано не с мучительным выполнением внешне предлагаемых правил, а на самом деле, с освобождением себя для чего-то большого и прекрасного. Николай Бреев Николай Бреев генеральный директор издательства «Никея» и один из основателей проекта «Фавор» был сегодня с нами и с вами в программе «Светлый вечер». Спасибо ещё раз, Коля, за этот разговор. У Микрофона был Константин Мацан, спасибо, дорогие радиослушатели, до новых встреч на волнах радио «Вера», до свидания!

Николай Бреев:

— Спасибо! До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка, а также смотрите наши программы на Youtube канале Радио ВЕРА.

Мы в соцсетях
****
Другие программы
Во что мы верим
Во что мы верим
Литературный навигатор
Литературный навигатор
Авторская программа Анны Шепелёвой призвана помочь слушателю сориентироваться в потоке современных литературных произведений, обратить внимание на переиздания классики, рекомендовать слушателям интересные и качественные книги, качественные и в содержательном, и в художественном плане.
Семейные истории с Туттой Ларсен
Семейные истории с Туттой Ларсен
Мы хорошо знаем этих людей как великих политиков, ученых, музыкантов, художников и писателей. Но редко задумываемся об их личной жизни, хотя их семьи – пример настоящей любви и верности. В своей программе Тутта Ларсен рассказывает истории, которые не интересны «желтой прессе». Но они захватывают и поражают любого неравнодушного человека.
Еженедельный журнал
Еженедельный журнал
Общая теплая палитра программы «Еженедельный журнал» складывается из различных рубрик: эксперты комментируют яркие события, священники объясняют евангельские фрагменты, специалисты дают полезные советы, представители фондов рассказывают о своих подопечных, которым требуется поддержка. Так каждую пятницу наша радиоведущая Алла Митрофанова ищет основные смыслы уходящей недели и поднимает важные и актуальные темы.

Также рекомендуем