“Праздники в семье” – Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (14.01.2017)

«Праздники в семье» (14.01.2017) - Часть 1
Поделиться
«Праздники в семье» (14.01.2017) - Часть 2
Поделиться

Артемий ВладимировУ нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шел о том, как отмечать праздники, как светские, так и церковные, чем праздники могут стать для семьи и важны ли семейные праздничные традиции.


Т.Ларсен 

— Здравствуйте, друзья. Вы слушаете программу «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях духовник Алексеевского женского монастыря в Москве – протоиерей Артемий Владимиров. Добрый вечер, батюшка! 

А.Владимиров 

— Приветствую Вас. Как же я соскучился по вам, дорогие радиодрузья.  

Т.Ларсен 

— Сейчас у нас какая-то нескончаемая череда праздников прошла и заканчивается, я надеюсь, у Вас достаточно праздничное настроение? 

А.Владимиров 

— Вы знаете, ноги несут на радиостанцию «Вера», как будто бы за спиной раскрываются крылья. Может быть потому что все мы в детстве были немножко романтиками и читали «Алые паруса» Александра Грина.  

Т.Ларсен 

— Ну вот, поэтому хотелось бы, наверное, резюмируя прошедшие праздничные дни, поговорить сегодня о том, что вообще такое праздник и отличается ли это понятие для православного христианина от того, как к празднику относятся все остальные люди? И насколько праздник способен помочь человеку укрепляться в вере и может быть как-то в любви к ближнему, или наоборот от этого нас отвлекает и уводит? 

А.Владимиров 

— Давайте для начала вдумаемся в этимологию этого замечательного русского слова, которое у всех на слуху, но от этого не перестает быть менее таинственным. Праздник, праздный… 

Т.Ларсен 

— Бездельник.  

А.Владимиров 

— Нет – это всего лишь обертон, производное значение. «Упразднитесь и уразумейте, яко аз есмь Бог», – находим такое изречение в Псалтири. Служение Богу, возвышение к нему ума и сердца не терпит суеты житейской. Соответственно в самом глубоком, стало быть религиозном значении слова, праздник есть такое время препровождение, когда мы оставляем в стороне что-то поверхностное, что-то приходящее и напротив сосредотачиваем наши помыслы, устремляем наши мысли, как говорил поэт, во области заочны. Праздник – то время, когда неприлично перебирать старые газеты, откуда-то извлеченные, но, когда мы можем собираться вместе, «Возьмемся за руки друзья, чтобы не пропасть по одиночке». Для того, чтобы насытиться, утешиться взаимным общением, беседой, может быть даже молитвой. Во всяком случае, наши православные праздники предполагают, как раз начало дня в Божьем храме, скажем, 19 декабря – Никола Зимний. Мне, как священнику, было удивительно видеть в будний день, кажется народ в воскресенье уже отвел душу, обновился, освятился, но и вечер воскресного дня накануне, и понедельник 19 декабря отличался замечательным многолюдством. Потому что у нас каждая Каштанка на Руси знает Николу Чудотворца, и мы знаем по опыту, что даже войти в храм и поставить свечу перед его образом и строгим, и милостивым одновременно – это дело немаленькое. Настолько этот святой близок к сердцу, настолько он внимает, слышит нашим просьбам. Таким образом праздники по необходимости входят в череду будней и я, например, часто для себя повторяю такой девиз, относясь к нему совершенно серьезно: «Мы должны будни превращать в праздник» – уметь приподнять не только собственные крылышки, но и вдохнуть какую-то искру бодрости, радости в душу близкого мне человека. Это большое искусство и такова уж наша природа человеческая, она не терпит однообразия, но обязательно должна быть осциллограмма и будников, и праздников, и трудов, и отдыха и это поистине Божественное учреждение.  

Т.Ларсен 

— Но ведь праздников у нас в течение года огромное количество и все-таки для христианина праздники делятся на светские и духовные. И получается иногда, довольно часто даже, что эти праздники противоречат друг другу и находятся в каком-то контрапункте. Вот у моего супруга именины 22 марта – 40 Севастийских мучеников, день памяти, всегда приходится на Великий пост. Никогда нельзя сделать из этого прямо настоящий праздник с бурным отмечанием, или дни рождения, что даже еще… ладно именины – это все-таки такой праздник тоже религиозный. А день рождения, вот приходится всегда на пост и не отметишь толком. Или те же елки, которые были в течение всего декабря и тоже приходились на пост. Получается, что православному человеку все-таки надо делить праздники – светские праздники различать от духовных, или как-то аккуратненько… 

А.Владимиров 

— Иногда, по счастью, делить не нужно. Например, вместе дня угрюмой Великой октябрьской социалистической революции мы имеем нынче 4 ноября День всенародного единства – любимый в народе праздник Казанской иконы Божьей Матери и вместе с тем тот день, когда все наше общество должно переживать некоторым образом свое единство, единство любви к отечеству. Но это действительно не каждый раз бывает. Если говорить о Великом посте, то конечно неплохо вспоминать и традицию наших благочестивых предков, которые не отказывались от дня рождения, или именин, но коль скоро на пост выпадал ваш юбилей, он заблаговременно переносился, либо на Масленицу, накануне Великого поста, либо переносился туда поближе к Пасхе. А я считаю, что возможен и компромисс. День Севастийских мучеников – тоже особый день страданий древних святых, которые, как прекрасно помнят наши радиослушатели, не отреклись от Христа и в этом Севастийском озере зимой терпели страдания до тех пор, пока Сам Господь Бог не прикоснулся Своим перстом и не согрел воду в озере. Это действительно образ единства, мужественного стояния за истину, взаимной поддержки. Ну как не пригласить единомысленных нам друзей, все-таки супруг тоже человек, ему умная женушка заранее испечет… 

Т.Ларсен 

— Жаворончка.  

А.Владимиров 

— Точно, Вы угадываете мои мысли. Ему любящая супруга заранее испечет жавороночков, которые являются символом легкой души, а вместе приближающегося весеннего дыхания. Думаю, что и папа, и дети еще могут как-то обменяться этими постными чижиками, все это мило, все это очень симпатично, интересно не только детям, но и взрослым. Ну а откройте госпожу Елену Малаховец, вы найдете там в этой поваренной книге такое разнообразие постных блюд, что супругу мало не покажется. Я, например, помню, из своего детства, наша бабушка тогда еще не ходила в храм, да и нас не водила, но готовила нам какую-то удивительную икру с закрытыми глазами. Я сейчас затрудняюсь дать рецепт, помню, что туда входила картошка, какая-то может быть еще кабачковая икра, еще что-то. Но, когда, закрыв глаза мы чайными ложечками уплетали три братца кролика эту икру, было полное впечатление, что перед вами паюсная осетровая икра. Тут уж любовь должна подсказать, какие кулинарные изыски мы можем нашему любимому принцу приготовить. Ну и конечно все-таки не к еде, и не к жратве все сводится, но к роскоши человеческого общения. И даже постное время вовсе не препятствует взрослым вспомнить Александра Сергеевича Пушкина: «Поднимем бокалы, содвинем их разом», – великопостное время не исключает в праздники употребление хорошего виноградного вина.  

Т.Ларсен 

— Но тем не менее, Вы говорите, что не будем все сводить к жратве, но очень часто праздник конечно начинается со стола. И хозяйки друг перед другом, или перед гостями всегда стараются блеснуть своими кулинарными талантами, накрыть как можно красивее все это, или как можно более изысканные какие-то блюда подать – какие-нибудь сложные, хитрые холодцы, салаты и прочее-прочее. Но ведь по большому счету, праздник – это… неужели он становится менее праздничным, если ты купил салаты в кулинарии, или просто сел попить чаю? Или все-таки степень, скажем так, вовлечения что ли, да, то есть это насколько сильно ты отдал себя этому празднику, его подготовке – это тоже имеет значение. Если хозяйка идет за салатом в магазин, то она уже не очень-то и хозяйка? 

А.Владимиров 

— Я не буду засуживать насмерть современную бизнес-леди, которая успевает в кулинарии какие-то контейнеры приобрести, в конце концов бывают и очень качественные, но как мужчина, которому присуще все, относящееся к сильному полу, я готов сейчас дать достаточно необычное определение счастья. Еще со школьных лет мы писали: счастье – это когда вас понимают, счастье – это когда ты нужен, счастье – каждый по-разному толкует. У меня есть своя гипотеза и своя рабочая формула счастья: счастье – это когда вас встречают хорошо накрытым столом. И Вы знаете, уже будучи почти столетним батюшкой, который вращается в водовороте народной жизни, я утверждаю: прекрасен Рафаэль, и Микеланджело в своем роде и жанре искусства, но домашняя готовка и умение все приготовить и сервировать для любимых людей – это тоже искусство. И безусловно частица души, едва лишь только она перекочует из вашего сердца в какое-нибудь лобио, или в какую-нибудь селедку, заботливо укутанную под винегретной шубой, мы мужчины это очень хорошо чувствуем, понимаем и для нас – это совсем не пустячок. Во всяком случае из таких милых домашних мелочей незаметно, но ткется ковер жизни. И я хотел бы только чуть-чуть еще подкорректировать Ваше слово, обратим внимание на русское «обедня» – литургия и «обед» – трапеза. Все-таки, нельзя не признать, что праздник обретает особую возвышенность, полновесие, какая-то весна в душе цветет священная, когда удается утром милого мужа, лишь бы он не упирался рогами и копытами, все-таки свозить в храм Божий, усадим его на заднее сидение, сами сядем на руль. И довезти его до батюшки, желательно, чтобы батюшка был в какой-то мере психологичен и не дал бы отворот поворот супругу за то, что он не дочитал канон Ангелу Хранителю, но безусловно после очищения души – исповеди, причащения святых Христовых Тайн, возвратясь домой, мы приносим с собой эту сокровенную радость о воскресшем Христе и тут уже сбываются слова царя Соломона. А в его глубокомысленных притчах мы находим такое изречение: «Лучше зелень с любовью домочадцев, чем зажаренный бык с раздражительностью».  

 

Т.Ларсен 

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, говорим о семейных праздниках. Вы сказали о том, что обязательная роль женщины – это красивый стол и праздничная атмосфера. А какую роль мужчина играет в генерации атмосферы праздника, в его устроительстве? 

А.Владимиров 

— Я думаю, что здесь может быть не придерживаться особенно гендерной классификации, но душа каждого из нас – мужчины, или женщины, в разной степени раскрыта навстречу друг другу. Чем духовно просвещеннее человек, чем он культурнее, чем богаче его внутренний опыт, тем более он готов какими-то лучиками приветливости, улыбки, доброго ласкового слова, делясь с домочадцами, созидать эту атмосферу, которая у нас в обыкновении именуется счастьем домашнего очага. Но все-таки присутствие папы дома – это уже праздник.  

Т.Ларсен 

— И не говорите.  

А.Владимиров 

— И если он милый и на время отложит в сторону свои два спутника – гаджет и планшет и соблаговолит пообщаться с архаровцами – детишками, если милый не будет никуда торопиться и на его интеллектуальном лице не будет признаков крайнего нетерпения, или усталости от роли воспитателя и ментора. Но папа, как чеширский кот расслабится, улыбнется, да еще расскажет что-нибудь из собственного детства. Вы знаете, я как мальчик, который прошел с детских лет все системы коллективного воспитания скажу, это ослепительное счастье. От папы требуется совсем немного, только бы он не витал где-то в облаках и снизошел до нас – ребят-козлят, потрепал нас за ушко, сделал нам саечку за испуг – это уже просто многоценно.  

Т.Ларсен 

— Бывает так, что сам праздник, его внешняя часть становится более важной, перевешивает чашу весов и как-то вместо того, чтобы объединить семью, наоборот ссорит людей. Например, женщина готовится к новому году, допустим, или даже к Рождеству. И ей очень хочется, чтобы этот праздник был такой вот… 

А.Владимиров 

— На уровне.  

Т.Ларсен 

— На уровне, заметный, чтобы салфетки и скатерть были одного цвета, чтобы фарфор блестел, хрусталь сиял, чтобы у нее была прическа и макияж, чтобы эти блюда все стояли. И вот ребенок какой-нибудь начинает подходить, совать пальчик в салат, она кричит: «Отвали», – и бьет его по руке. Она ничего не успевает, она носится, она нервничает и в итоге, когда она уже все сделала и уже приготовила все. Во-первых, вся семья от этого стола 30 раз пинками отогнана, она со всеми уже перессорилась, она на всех рычит, потому что никто ей не помогает так, как ей бы хотелось. И эта атмосфера праздника, она уже ей и совершенно не нужна, она измотана. Да, она красивая, но она злая и вся семья в печали.  

А.Владимиров 

— Из Вас получился бы прекрасный кинорежиссер, Вы просто сейчас создали такую картинку, по которой можно уже проводить кастинг, то есть определять роли и выбирать актеров. Да, конечно, я с детских лет помню эту картинку, где на одной странице примерно 10 маленьких квадратиков и изображено именно то, что Вы описали. Последняя картинка – мама в полном изнеможении, руки, как плети висят долу, она заснула, гости даже не решаются приступить к столу, потому что хозяйка в ауте. Интересно, что на последнем епархиальном собрании, которое вел совсем недавно патриарх 22 числа, он упомянул беседы о пастырях, об устроении жизни, упомянул, я это запомнил, что мужья обязательно должны уметь брать на себя часть женских хлопот и в этом нет ничего уничижительного, несоответствующего их высокому призванию. И безусловно, та подготовка хороша, которая все-таки пронизана духом взаимопомощи и любви. Мне вспоминается замечательный современный писатель, впрочем, известна только одна его книжка – это «Письма» отца Никона Беляева. Он связан с Оптиной Пустынью, в 1960-х годах жил практически на нелегальном положении и в этих письмах духовных он часто пишет парадоксальные вещи – лучше повредить делу, чем поссориться. Лучше не достичь намеченного результата, чем потерять мир. В этом смысле выплеснуть водой на ребенка, превратить подготовку к семейному празднику в какие-то египетские казни – это и смешно, и грустно. Для того то мы и должны эти любви прекрасные моменты запоминать и генерировать, чтобы дети учились у нас – взрослых – семейственности. А уж если вспомнить, что наши рождественские, новогодние праздники имеют место тогда, когда где-то в Ираке и в Сирии рвутся бомбы, в Дебальцево в серой зоне взрываются снаряды и гибнут люди, все-таки, никогда, мне кажется, не нужно отождествлять себя с текущим моментом. И всегда мудрый человек, по крайней мере христианин должен как бы с птичьего полета, со стороны смотреть на свою земную жизнь, чтобы не заражаться этими страстишками, ну досталась нам строгая мамочка, дети должны тоже как-то уметь ее умягчать: «Мамочка, ну прости меня, что я попал указательным пальцем в оливье, просто ты готовишь так вкусно, так прекрасно все, что сходит с твоих рук – у меня не было сил удержаться». Пойми психологию ребенка и прости. Так, или иначе, но умение эту атмосферу тепла и уюта, и любви сохранять – это и есть главное искусство, перед которым всякое нарушение сервировки – сущий пустяк.  

Т.Ларсен 

— Вот мне тоже кажется, что смысл то праздника, особенно, если мы говорим о празднике светском – это правильная атмосфера и всегда объединение семьи, а не ее разгон.  

А.Владимиров 

— Не приносить главного в жертву проформе.  

Т.Ларсен 

— Просто я помню какие-то праздники своего детства и это конечно всегда были очень такие радостные, объединяющие застолья, когда детей пускали тоже к столу. У нас как-то всегда к детям очень относились с уважением в семье, поэтому дети были частью праздника, и у всех были какие-то обязанности, и дети пели, и читали стихи. Но сегодня все сложнее и сложнее делать праздники именно таким большим семейным делом, потому что кто-то куда-то все время уезжает, кто-то чем-то очень занят и праздник, как смысл объединения семьи, тоже становится условностью. Потому что люди долго-долго не видятся, потом встречаются за столом, быстренько наедаются, напиваются, делятся какими-то очень тоже поверхностно своими новостями, расходятся и вроде бы как бы и повидались, а вроде как бы и не общались толком.  

А.Владимиров 

— Я вчера получил смс сообщение от одной прихожанки, которая живет в Швейцарии, она привезла мужа своего, оправославила, они венчались у нас в храме, я крестил их двух, или трех деток. И вот она мне написала, как раз к нашей теме, я кстати не знал, что у нас сегодня будет за каталог тем, сообщение, которое меня искренне удивило: «Батюшка, как всегда мы разругались в пух и прах с родственниками, – которые приехали к ним в благополучную Швейцарию – это родители, и, по-моему, еще сестра, – Как мне поступить? Я не чувствую себя реально виноватой, но ситуация такая, что мы в преддверии Христова Рождества друг на друга смотреть не хотим». Для меня это конечно удивительно, потому что я совершенно с Вами соглашусь в том отношении, что уметь созидать эту атмосферу, конечно главное и овчинка выделки не стоит, если предположим, из России ко мне приехали (я сейчас ставлю себя на место швейцарского мужа) какие-то зараженные статическим электричеством родители, может быть уже пожилые и их даже красота альпийских гор не восторгает, и на Женевское озеро они смотрят с кислой миной, но есть какие-то не писанные правила. Если я хозяин и собираю людей, они конечно все разные – разные меры воспитанности, культуры – нужно безусловно каждому из нас стараться быть либо заземлителем, в который уходят эти разряды чужих сердец, либо губкой, которая впитывает в себя какие-то инвективы, но не позволяет ответной молнии коротить ближних. Сегодня, наверное, хочется пожелать нашим радиослушателям, чтобы они умели поддерживать разговор. Действительно, первое, второе и третье блюдо, и что дальше… я вот, например, могу Вам спеть одно маленькое песнопение.  

Т.Ларсен 

— А давайте это сделаем буквально через минутку.  

 

Т.Ларсен 

— Вы слушаете «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров – духовник Алексеевского женского монастыря в Москве. Говорим о семейных праздниках и о том, как сделать их радостными, объединяющими, полными любви в самом, что ни на есть христианском смысле слова. Отец Артемий обещал нам спеть.  

А.Владимиров 

— Деваться некуда. Дело в том, что наши бабушки и дедушки всегда пели, когда собирались вместе. У кого душа поет, тот сам, как цветочек, распускает свои лепестки и аромат радости и мира проникает при этом в души окружающих нас. Хочу просто напомнить, или научить наших радиослушателей прекрасному маленькому русскому песнопению. Представьте себе, вот уже третье блюдо подано, уже съели последний кусок торта, дальше хода нет – жизнь дороже. Ну, что делать… 

Т.Ларсен 

— Дышать уже тяжело.  

А.Владимиров 

— Неужто ругать, хромую утку, уходящего за кулисы политической жизни американского президента? Я думаю, что ему достаточно достается уже от Трампа. А вот оно песнопение – это песнопение касается каждого, из сидящих за столом, потому что обращено к его святому. Вот у Вас кто святая покровительница? 

Т.Ларсен 

— Татиана.  

А.Владимиров 

— Татиана – это и мне близкая святая, постольку, поскольку университет находится под ее особым покровительством. Вот это песнопение, но после Татианы, мы помянем Вашего супруга, а его? 

Т.Ларсен 

— Валерий.  

А.Владимиров 

— И так обойдем всех-всех-всех, не забудем любимую свекровушку, не забудем свекра и будем петь до тех пор, пока на их лицах не появятся блаженные улыбки. И только напеваю мелодию. К сожалению, не кончал Миланской оперы, и не Карузо, но считаю, что всякий Робинзон Крузо должен уметь что-то спеть. Вот это песнопение: 

«Благодатный дом,  

Святая мученица Татиана в нем.  

И Спаситель пребывает,  

Яко с нами Бог» 

Ну, и для закрепления: 

«Благодатный дом,  

Святый мучениче Валерий в нем. 

И Спаситель пребывает,  

Яко с нами Бог» 

Т.Ларсен 

— Чудесно.  

А.Владимиров 

— Обошли всех гостей, предположим, их 25 и закончили:  

«Благодатный дом,  

Пресвятая Богородица в нем 

И Спаситель пребывает, 

Яко с нами Бог».  

Вы знаете, Ангел Божий снисходит, умиротворение. Дети, которые тут у вас шалили, как ошалелые бегали вокруг стола, уже спят по креслам вповалку. А у нас появляется готовность еще о чем-то побеседовать, тем паче тема далеко не исчерпана.  

Т.Ларсен 

— Да, и я вот хотела, знаете, о чем спросить, я вспомнила, что мне моя бабушка рассказывала, что, например, ей сейчас 87 лет, у них в доме не было принято отмечать дни рождения – вообще никогда, ничьи. Папа с мамой не отмечали свои и не отмечали детские. И бабушка говорит, что папа мог подозвать ее и сказать: «Ну что, Татьяна, десять тебе сегодня стукнуло? Как ты учишься? Какие у тебя отметки?» И это был единственный.  

А.Владимиров 

— Это какие годы могли быть? 

Т.Ларсен 

— Бабушка 1929 – 86 ей, значит, соответственно это 1930-1940-е годы.  

А.Владимиров 

— 1930-е годы может быть не самые веселые были в нашей истории, даже елки запрещали в 1920-х. да, Вы знаете, я сталкивался, как священник с глубоко пожилыми людьми общаясь, и выспрашивая что-то из крестьянского быта еще дореволюционного времени, действительно дни рождения не обставлялись такой пышностью, и важностью, и торжественностью, как это бывает сейчас. Думаю, что тогда праздники религиозные, которые входили в государственную программу на Пасху целую седмицу никто не работал. На Рождество целую седмицу никто не работал. Были еще царские дни и их совсем немало.  

Т.Ларсен 

— Это какие-то именины царской семьи? 

А.Владимиров 

— Именины, дни рождения, появление наследника – вся страна палила из пушек, фейерверки. Были такие радости, до которых нам сейчас даже трудно подняться умом и сердцем. Короче говоря, действительно дни рождения оказались как будто в тени. Хотя, положа руку на сердца, я всегда жду свой день рождения – 21 февраля. Почему? Сейчас, когда мне уже почти 95 лет, я понял, что лучший способ праздновать день рождения – это людям что-то подарить, чем богаты, тем и рады. Вот, заранее приглашаю наших радиослушателей, у меня будет 22 февраля вечер, буду представлять свою новую книгу «О высокой любви в стихах и прозе». И конечно батюшке есть, что вынуть из-за пазухи, поделиться каким-то добрым светлым словом, а праздники нам так нужны. Нам очень важно собираться вместе, хорошенечко приодевшись, ожидая антракта между первым и вторым отделением, посмотреть друг на друга, на наши светлые возвышенные лица и в день рождения, Вы знаете, главное, на мой взгляд – по утру встал, еще прежде, чем ты смотришь, нет ли в твоем шлепанце от заботливой мамы подложенного подарка, а вот обратись мыслью к Тому, кто тебя воззвал к бытию, мог бы сотворить тебя камнем, или тритоном, зайчиком – тоже неплохо, мышка полевка, но на всякую полевку есть и сова. А вот Бог даровал мне душу, вложил в меня Свой образ, я считаю, что главной героиней на мой день рождения является моя мама – это она в слезах и тугах производила меня на свет Божий и конечно так просто безучастно… ну стукнуло мне 10, стукнет и 10 раз по 10 – бабушка надвое еще сказала. Все-таки, я думаю, мы должны отзываться на всякую такую маленькую веху нашей личной жизни и радостью, и благодарностью, а главное еще бы от полноты этой радости делились бы с окружающими нас людьми – пустячок, а приятно. Представьте себе, я сегодня вхожу на территорию нашего Андреевского монастыря, где располагается редакция программы «Вера» и вдруг подходит ко мне дама, она вроде бы как не родственник мне, но мы знакомы хорошо и говорит: «Вот вам, батюшка, Крымское Цимлянское». Я говорю: «Мне? За что? Как я могу принять от Вас такой дефицитный сосуд без консервантов, без серы». Она мне так мило улыбнулась и говорит: «Батюшка, Вы знаете, я за свои 31 год поняла, чем искреннее дашь и чем больше раздашь, тем больше получишь». И Вы знаете, я теперь обречен до позднего вечера, просто, как Мэри Поппинс не ходить, а летать над поверхностью земли.  

Т.Ларсен 

— Вы сказали о том, что в прежние времена праздники возносили людей к какой-то очень высокой и духовной, и эмоциональной ноте. И дни рождения не отмечать – это может быть действительно как-то жестко, особенно, если это детские дни рождения.  

А.Владимиров 

— Безусловно.  

Т.Ларсен 

— Но, тем не менее, ведь у нас понятие праздника очень сильно девальвировалось сегодня. Смотрите, сколько у нас праздников – каждый день, какой-нибудь праздник – день семьи, день земли, день отца, день матери, день научного работника и день объединения объединений.  

А.Владимиров 

— День филателиста.  

Т.Ларсен 

— Да, я уже не говорю про те западные праздники, которые к нам пришли – все эти Хэллоуины, Святые Валентины и прочее-прочее, мы их отмечаем просто неистово. Особенно в этот сейчас сезон, начиная с 1 января и до практически майских праздников что-то все время происходит и какие-то постоянно мы должны отдавать дани этим праздникам. Здесь сердечки отправлять, здесь цветочки покупать, здесь наших защитников родины поздравлять и прочее-прочее. И мне кажется, что уже к каким-то праздникам, особенно к семейным, люди начинают относиться, я по себе сужу, гораздо менее трепетно что ли. Мы, например, с моим супругом – это конечно ужасно, наверное, сейчас будет признание с моей стороны, но мы забыли отметить пятилетие супружеской жизни. Мы вспомнили о том, что у нас круглая дата спустя пару месяцев только. Причем оба, не то чтобы он был такой черствый и бездушный, а я трепетно все важные даты семьи отмечала. Но вот, забыли, просто как-то не придали значения, без должной ответственности видимо как-то подходим к нашим личным семейным праздникам, при этом отвлекаясь на праздники, которые вокруг всякие общественные бурлят. Может быть как-то фильтровать все-таки нам, особенно православным? 

А.Владимиров 

— Безусловно, без каких-то фильтров сегодня воду из крана пить опасно.  

Т.Ларсен 

— То же 8 марта, например, которое мы не отмечаем, или день матери, но невозможно просто, потому что все равно кто-то обидится, что ты не поздравил, мама позвонит и скажет: «А ты знаешь, что сегодня день матери? Почему ты меня не поздравила?» Обязательно цветочки в детский садик отнеси, в школу отнеси, потому что ты может и не отмечаешь, а они то отмечают.  

А.Владимиров 

— Ну если говорить о дне матери, или вводимом постепенно дне отца, в Германии кстати очень в чести этот прекрасный праздник – Vatertag у них празднуется в день Вознесения, восхождения Христа к Отцу в небесные обители. Конечно есть такие учреждение праздничные, которые говорят уму и сердцу. И безусловно, наверное, нужно вести речь о степени нашего вовлечения. Ну, скажем, профессиональные праздники. Не буду скрывать, не могу лукавить перед радиослушателями нашего портала «Вера» – я филолог, пусть недоучившийся, пусть иногда допускающий ошибки в правописании двух «н» в страдательном причастии прошедшего времени – сложная тем, там есть и очень трудные случаи, но, когда кто-то вспомнит обо мне и скажет: «Батюшка, сегодня день учителя, позвольте преподнести Вам миндальные печенья, как дань Вашему нелегкому труду», – пустячок, а приятно. Я думаю, что мелочей в нашей жизни не бывает, как мы уже сказали и в ту меру, в какую у вас хватает внимательности, в ту меру, в какую широк круг вашего общения, можно пользоваться такими пустяшными поводами, чтобы дать человеку понять – ему есть место в нашем сердце. Я, например, не люблю ходить по врачам, но есть у меня одна милая знакомая, которая оказала мне существенную пользу лет 10 тому назад. Что-то трыкнуло, крякнуло, а мы мужчины, сами знаете, чуть только нас что-то уколет, чуть только что-то забурчит – и жизнь уже не светла. Короче говоря, обезноженный я попал в свое время, защемился нерв, попал к одной опытной даме компетентной и так сложились уже дружеские отношения, что, встав через две недели после того, как она меня попользовала, я стараюсь раз в два месяца к ней приехать и получить от нее какие-то специфические врачебные наставления, все-таки возраст уже не 12 лет. И вчера думаю, четыре месяца я не заявлял о своем присутствии, ну дай-ка пошлю маленькую смсочку и пишу ей: «Ирина Николаевна, простите заблудшего отца, помню о Вас, благослови Вас Господь. С наступающим Рождеством Христовым». И назад получаешь, уже глубокой ночью: «Батюшка, как же приятно, что Вы не забыли обо мне. Батюшка, такой праздник, у меня слезы навернулись на глазах, я прошу Вас – берегите свое здоровье для всех нас». Ну, батюшкам, знаете всегда пишут такие ласковые – ваша жизнь нужна России, пожалуйста, не выходите без шарфа на мороз. И повторяю, что если мы будем культивировать все-таки эту внимательность без всякой задней мысли, я вам, вы мне и в маленьких таких черточках, в маленьких каких-то рукопожатиях, или подарочках, или в добрых словах мы напоминаем о себе, то не рождались бы и фразы печально остроумные: «Если друг вам не звонит, значит у него все хорошо».  

Т.Ларсен 

— О, да. Но все-таки праздник – это не всегда ведь время для какого-то неистового веселья. Иногда говорят, что вообще праздник – это не время для такого беспечного времяпрепровождения. Это время добрых дел, не сиди за столом, а займись чем-нибудь полезным – навести больного, или престарелого, съезди к детишкам в детский дом, сходи куда-нибудь в медицинское учреждение, отправь открыточки кому-нибудь в колонию.  

А.Владимиров 

— Мы все сейчас с вами скорбим, дорогие друзья, и молимся о цвете российского общества – о певцах, актерах и о Елизавете – доктор Лиза. Я думаю, что в полной мере мы сможем оценить величие и значимость этой простой русской, хрупкой, маленькой, напоминающей Эдит Пиаф по строению женщины, которая наверняка начала с того, о чем Вы сейчас сказали, она чувствовала себя нужной там, где людям тяжело, там, где нет особенной надежды на здоровье. А посмотрите, ее деятельность развернулась и концентрическими окружностями стала захватывать уже не город, не губернии, а страны. Почему и самолет то, как я догадываюсь, не сумел взлететь – он был перегружен этой гуманитарной помощью. Конечно еще сейчас предстоит узнать, кто-то говорит, что в фюзеляж птицы залетели, бывает и такое. Но перед нами абсолютная героиня, только-только она получила от президента знак внимания и как сказала, словно предчувствуя свою смерть, говорит: «Каждый раз я лечу на Донбасс, или в Сирии, с живым пониманием и убежденностью, что могу оттуда не возвратиться». Но как она прекрасно сказала: «Любовь, которая соединяет людей, стремление помогать тем, кто не может помочь себе сам – это абсолютная победа над мировым злом, над дикостью этих войн, развязанных империалистическими интересами». И конечно нам может быть не суждено подняться на такую высоту, однако опыт подсказывает, что твоя душа ощущает праздник только тогда, когда она отщипывает от себя, отколупывает какую-то маленькую частицу и вкладывает эту частицу в сердце ближнего. Я даже убежден, как батюшка, что всякие депрессивные явления, какая-то вечная хандра, иногда разочарованность, вот видишь сейчас людей, как разочарованных странников – они идут по жизни, не жалею, не зову, не плачу, неуютной жидкой лунностью. Но именно эта апатичность и это угасание, мне кажется, часто бывает признаком болезненного индивидуализма и излишней сосредоточенности на своих и мнимых, и действительных бедах. А вот выйти из скорлупы своего «я» и постараться сделать из ничего маленький праздник своему соседу – великая вещь и подлинно христианское служение, на путях которого Сам Бог приближается к человеку.  

 

Т.Ларсен 

— Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров. Вы сказали очень важную вещь о разочаровании. Очень часто праздник превращается как раз в такое горькое похмелье, какое-то такое послевкусие нерадостное. Ты столько сил ему отдаешь, ты его так ждешь, ты так к нему готовишься, и наряжаешься, и созываешь гостей и создаешь может быть даже какие-то сценарии, как это все должно происходить, но праздник закончен, ты просыпаешься на утро и ничего в жизни твоей не изменилось. Вроде бы вчера было столько ожиданий, даже подарки, наверное, какие-то подарили, а сегодня опять серые будни и вчерашний праздник не только не принес радости, а наоборот какое-то опустошение после него остается. Почему так бывает? 

А.Владимиров 

— Да, Вы знаете, я всегда об этом помышлял, когда еще в отроческие юные годы, такой милый симпатичный праздник советского времени – Happy new year – новый год советского образца с Голубым огоньком и хлопушками, игрушками. Но чем больше побдишь в ночное время, тем потом как-то тягостнее бывает на следующий день – пустынные улицы города, никого нет, Москва спит вповалку, а что изменилось, когда перевернулась страничка календаря из 1968 года мы перешли в 1969. Вы знаете, затем уже, проторив дорогу в храм и празднуя, так сказать, и душой, и телом Пасху, Христово Рождество я всегда сличал, сердце помнит все, эмоциональное состояние тех новогодних ночей и того удивительного обновления, которое мы чувствуем, когда приветствуем друг друга: «Христос Воскресе» – «Воистину Воскресе». Что-то меняется к лучшему. Сейчас то я знаю, что этот новый год есть конец финансового старого года, начало нового финансового года. Он немножко некстати врывается в последние дни Рождественского поста, некстати, потому что мы все-таки от Рождества Христова ведем наше летоисчисление, и безусловно советская власть знала, что делала, когда первым делом она втемяшила этот новый год, убрав его с места, ему причитающегося – это как раз недельку спустя Рождества. Петр Великий установил по западному образцу новолетие гражданское, но после Рождества Христова. Так я хочу сказать, что сегодня мало-помалу конечно Христово Рождество, которое стало и национальным, и гражданским праздником, а удельный его вес все больше и больше растет в нашем сознании. А вот о традициях. На приходе, сейчас уже в обители в Красном селе, где я служу, первое января у нас именуется праздником русского богатырства – день Ильи Муромца. Какой же был прекрасный праздник, да и многие из вас дорогие радиослушатели, уже повадились в новый год по ночам прятаться в обителях и приходах Москвы, с обновленными силами, придя домой баю-бай, а утром вы как раз ни похмелья, ни головной боли не чувствуете, а чувствуете, что свет Христова Рождества уже как будто вас посетил. Так вот я очень был доволен, что и в этом году к нам со всей Москвы великой на праздник русского богатырства столько пришло детей и родителей, как яблок после бури. Особенно было занятно смотреть, как папы тянут канат, а мамы перетягивают папин канат, потому что современная женщина – это просто холмогорская порода. А что сказать о глинтвейне для взрослых после спортивных состязаний на свежем воздухе, взрослые получают профессионально приготовленный глинтвейн, а дети толпятся у огромного самовара – два ведра по десять литров, сушки, конфетки, бараночки. И конечно еще русские залихватские озорные мелодии. Праздник русского богатырства действительно наполнил своим сущностным содержанием условный новый год, когда дети заработали румянец на щеках, когда взрослые подняли иммунитет от глинтвейна и остается совсем-совсем немного времени до Рождества, а теперь уже мы все ждем с затаенным сердцем Крещения Господня. И мне было бы очень интересно спросить у наших радиослушателей, кто серьезно собрался нырнуть в прорубь? 

Т.Ларсен 

— Мой супруг ныряет каждый год.  

А.Владимиров 

— Да, вы что? 

Т.Ларсен 

— Но не ночью, они ездят на следующий день.  

А.Владимиров 

— Это можно сделать и в праздничное время, нужно сказать, что сейчас вся Россия уже пробудилась и может быть с разными намерениями, но в это святое время от какого-нибудь Минусинска, я только в этом году понял, почему город называется Минусинск – минус 60 градусов. До Бреста и Калининграда, но это погружение трижды в прорубь, причем нужно еще сказать: «Господи, спаси мою душу грешную. Во имя отца, – погрузился и как пробка из воды по закону Архимеда выпрыгиваешь, – и Сына, и Святого Духа». Вы знаете, в аптеку можно забыть дорогу лет на 15 после такого мероприятия.  

Т.Ларсен 

— Да, это удивительно конечно. Мне удалось все один раз вот так зимой ночью окунуться, впечатления конечно мощнейшие. Но действительно ни разу в жизни никто у нас не заболел, если с молитвой, мне кажется, прямо, и с верой… Хотя говорят, что и в ванне можно, в теплой водичке, не обязательно в прорубь погружаться.  

А.Владимиров 

— Да, как сказано: «Немощного в вере принимай без спора о мнениях». Можно и в ванне погрузиться, главное не нахлебаться воды.  

Т.Ларсен 

— Я вернусь к теме того, как праздник может объединить семью. Вот Вы рассказали, как у Вас замечательно в Красном селе отмечают 1 января – богатырскими и кулачными, и всяческими боями. А ведь, наверное, если подготовиться и к своему домашнему празднику с какой-то игрой, с каким-то креативом, может быть с каким-то домашним спектаклем, то и праздник этот приобретает какие-то новые черты и значение другое. Может быть этого разочарования и перегорания этого праздничного состояния и не будет? 

А.Владимиров 

— Необходим творческий креативный элемент. В этом смысле в России начала XX столетия, домашние спектакли были неотъемлемой черточкой праздничных собраний от дворянских гнезд, до студенческих капустников. Я, например, до сих пор помню, как мы собирались в отроческие годы у наших ближайших родственников и эти детские шарады, и выдумки, и какое-то артистическое искусство, и какой-то декор, а самое главное – беззаботное веселье. Насколько это лучше, чем компьютерные посиделки и какое-то вечное ловление электронного яичка из-под электронной курочки.  

Т.Ларсен 

— И, может быть подскажете сценарии какие-нибудь праздничные? 

А.Владимиров 

— Безусловно, Вы знаете, я тут книжечку свою переиздал, буквально страничек 15 в ней, хорошо иллюстрированная, называется “Алмазинка, жемчужинка и бисеринка» – это о трех снежинках. И когда представлял другую свою более серьезную книгу «Сказки для детей и взрослых» – сказки в поэтической форме, «Красная шапочка», «Золушка», некоторые оригинальные, то зная о воздействии рекламы в хорошем смысле слова, сказал: «Дорогие радиослушатели, до сих пор наука ничего не сумела толкового сказать о феномене женщины. Женская природа, как была, так и остается загадкой, начиная от Евы до Вашего сиятельства Тутта Ларсен. И одним из редких трудов, который посягнул раскрыть тайну женской психологии, является сказка протоиерея Артемия Владимирова «Алмазинка, жемчужинка и бисеринка». У меня там речь идет о мальчике, который переживал, что на Рождество не будет снега, он молился и ночью увидел сон про трех снежинок, которые прежде чем упасть покровом на землю, перессорились, передрались, но слава тебе Господи, посетило их раскаяние, они вновь обрели красивые свои одеяния. И Вы знаете, чуть только я сказал: «Феномен женщины, психология женщины», – народ, не завершив еще второго отделения, бросился к прилавку: «Где здесь про феномен женщины?» Мужчины брали по пять экземпляров и Вы знаете эта сказочка во многих школьных заведениях и детских дошкольных учреждениях, сегодня она имеет уже лет 10 своего бытования в Москве и в России, очень хорошо может быть поставлена в домашних условиях и конечно есть, чем поделиться. Я сейчас не имею возможности пересказывать эту сказочку, а вот, кто будет у нас проездом в Красном селе, спрашивайте, про «Бисеринку, жемчужинку и алмазинку», или книжечку «Сказки для детей и взрослых» – там есть другие не менее интересные сюжеты. Хочу только сказать, что сегодня обязательно нужно оживлять эти семейные традиции. Раньше это так и называлось «Домашний театр». А нынче у народа только домашний кинотеатр. Потому что опыт подсказывает, только то, в чем ты принимал деятельное участие, только та фактура, которую ты созидал собственными руками, раскинув фосфор, раскинув свои мозги – это и наполняет, это и окрыляет, и подлинно сплачивает людей, желающих достойно провести время, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.  

Т.Ларсен 

— Спасибо, батюшка. Вы сами, как жемчужинка, алмазинка и бисеринка нашего семейного часа. Было очень приятно поговорить с Вами о праздниках. Друзья, мы очень надеемся, что сегодняшняя беседа поможет вам как-то выстраивать свои праздники таким образом, чтобы они запоминались.  

А.Владимиров 

— Главное, что эта беседа помогла реально уже нам и у меня сейчас просто чешутся руки, хочется как-то культурно попраздновать праздник Крещения.  

Т.Ларсен 

— Да, а мне очень хочется с детьми попробовать поставить домашний спектакль. Это был «Семейный час». У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве – протоиерей Артемий Владимиров. Всем доброго вечера! 

А.Владимиров 

— До свидания! 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...