Москва - 100,9 FM

«Неделя о Страшном суде». Священник Стахий Колотвин

* Поделиться

У нас в студии были настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митино священник Стахий Колотвин.

Мы говорили о ближайшем воскресении, в которое вспоминается притча о Страшном суде, а также о празднованиях в честь обретения мощей блаженной Матроны Московской и первого и второго обретения главы Иоанна Предтечи. Разговор шел о памяти святителя Тарасия Константинопольского; святителя Порфирия, архиепископа Газского и священномученика Арсения, митрополита Ростовского. Отец Стахий также раскрыл смысл празднования в честь Собора всех преподобных отцев, в подвиге просиявших.

Ведущая: Марина Борисова


М. Борисова

— Добрый вечер, дорогие друзья. В эфире наша еженедельная программа «Седмица». С вами Марина Борисова и наш сегодняшний гость — настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин.

Свящ. Стахий Колотвин

— Добрый вечер.

М. Борисова

— И с его помощью мы постараемся разобраться, что ждёт нас в церкви завтра, в воскресенье о Страшном Суде, и на наступающей последней подготовительной неделе перед Великим постом. Обычно мы стараемся понять смысл наступающего воскресенья, исходя из апостольских и евангельских чтений, которые мы завтра услышим за Божественной литургией. И вот отрывок из Первого послания к Коринфянам апостола Павла, из восьмой главы, начиная с восьмого стиха, и заканчивается этот отрывок уже в девятой главе вторым стихом. Я позволю себе обратить внимание всего на две мысли, хотя их, естественно, у апостола гораздо больше в этом отрывке, но они как-то сразу смещают угол зрения привычный. Вот девятый стих восьмой главы: «Берегитесь однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных». То есть речь идёт о том, что верующий человек может соблюдать пост, может не соблюдать, суть не в этом. Но при этом апостол обращает внимание, что главная задача — не стать источником смущения для других людей. Почему на самом деле это так важно? Ведь мы всё время говорим, что важно то, что у тебя в сердце, Господь видит видит твоё сердце. То есть важно твоё персональное внутреннее устроение. Почему так важно обращать внимание на то, как оно влияет на других людей?

Свящ. Стахий Колотвин

— Действительно, это место неоднократно разбиралось в отношении того, как кушать при ком-то постное, как не кушать постное, как об этом говорить. Но хотелось бы, правда, сместить акцент немножко на другое — что человек-христианин, который свою веру выстраивает осознанно, на святоотеческом богословии или хотя бы на его некотором, можно сказать, квинтэссенции святоотеческого богословия, которое так пропускается через соковыжималку радио «Вера», и человек получает некоторый такой уже готовый продукт, пусть и не то, что ты прочёл святоотеческие труды, но изрядно расширил кругозор. И ты приходишь в храм, а там люди слушают действительно стандартную проповедь. И если ты будешь хвастаться какими-то своими познаниями о том, что «ой, вот этот праздник был так-то основан, поэтому мы можем сделать то-то. А здесь такая-то богословская мысль, на самом деле у нас все привычки неправильные, а богословски будет правильно с другой стороны» и так далее. То есть даже своими богословскими знаниями порой не нужно особо сильно хвастаться. Это не значит, что мы берём и светильник, как Господь говорит, что не нужно его ставить под кровать, а всё-таки нужно ставить на свечницу. Но вот как светильник, что ты не ставишь под кровать, а ставишь на свечницу, однако ты не подносишь этот светильник и не поджигаешь волосы своему ближнему.
Точно так же нам богословские знания даны не для того, чтобы надмевать над другими, что вот у меня широкий христианский кругозор, я не такой, как вы — простые, тёмные прихожане. А я вот такой уже интеллигент православный, который много чего знает и может вас как-то уколоть чем-то. Нужно этими знаниями точно так же любовь проявлять. Недаром это апостольское чтение идёт уже не в начале подготовительного периода к Великому посту, а уже, можно сказать, в продолжение. Потому что за спиной уже осталась Неделя о мытаре и фарисее, когда ты понял, что ошибка фарисея, что, да, есть какие-то преимущества, есть какие-то знания, есть какие-то склонности просто даже к телесному, пищевому посту — молодец, хорошо, возьми и скрой их, не показывай никому. И если ты удачно прошёл через эту подготовительную седмицу, которая начинается Неделей о мытаре и фарисее, то есть с некоторым смирением, то и здесь ты сможешь правильно воспринять апостола Павла, его поучение. Ты поймёшь, что то сокровище — его действительно нужно собирать. Господь говорит, что где сокровища ваши, там и сердце ваше, собирайте те сокровища, которых тля не тлит и вор не подкапывает и не крадёт. Но вот их собрав уже в себе, не нужно ходить, и если у тебя есть горсть золотых монет, не кидать их в глаз кому-то, чтобы фингал поставить. Если ты видишь, что можно своему брату помочь своей вот этой золотой монетой, которая в душе у тебя есть — знаний каких-то богословских, понимания Евангелия, — то поделись с ним. Если ты понимаешь, что перед тобой простая старушка, или перед тобой человек, который, может быть, и высокообразованный, но его какие-то житейские обстоятельства озлобили, или просто человек недавно для себя веру открыл и какие-то самые азы постиг, поэтому для него будет слишком сложно какое-то богословское рассуждение, то не нужно эту тяжесть, вот эти «бремена неудобоносимые» на человека возлагать. Постарайся изложить ему что-то попроще.
На самом деле, как Господь относится к нам, как к своим детям, и мы даже к своим родным детям относимся, к малышам — мы берём и какую-то сложную вещь стараемся упростить. Да, когда мы упрощаем, мы её не описываем точно, но тем не менее ребёнок может воспринять информацию и здорово развиваться. А если мы просто ему выкатим какую-то формулу, он на неё посмотрит, ничего не поймёт. Поэтому, дорогие братья и сестры, старайтесь и не только в эти предшествующие недели Великого поста, но и в течение Великого поста не только не сражать окружающих силой своего таланта диетического, но и своими богословскими знаниями. Хотя напоминаю и другую крайность, что всё-таки светильник должен стоять на свечнице. Поэтому, когда это удобно, когда слушатели готовы слушать, обязательно с ними своими знаниями поделитесь.

М. Борисова

— Я позволю себе немножко как бы заземлить эту тему. Приведу одно собственное личное воспоминание, когда мне эта фраза вспомнилась уже в абсолютно житейской ситуации. Когда я только начинала привыкать к церковной жизни и для меня внутренне важно было досконально соблюдать всё, что предписано, и жила я с родителями, которые не только не веровали, но и вообще любые разговоры о Боге вызывали в семье только очередной скандал. И вот проблема — начинается Великий пост, я хочу поститься, у меня есть внутренняя потребность. А делать это так, чтобы не провоцировать очередной скандал, совершенно невозможно. Вы не поверите, я половину поста при закрытой двери питалась исключительно консервированным зелёным горошком из банки, потому что его не нужно было подогревать. Но я просто почему об этом вспомнила в связи с этой фразой апостола Павла, потому что я тогда держала её всё время перед носом, как морковку. То есть это было то, к чему мне хотелось стремиться, чтобы своими этими усердиями неофита не провоцировать на раздражение людей, для которых это не свято и далеко.

Свящ. Стахий Колотвин

— Тем не менее тоже не нужно думать об окружающих хуже, чем они есть, потому что даже статистика показывает, что бывают самые разные интересные варианты Великого поста, когда человек, который, например, любит выпивать, берёт и говорит: «Так, Великим постом я не пью!» — или: «Я не пью в будние дни, только в выходные». И в принципе напоминание о том, что Великий пост есть, он идёт, может людей на что-то сподвигнуть. Даже знаю людей, которые берут и... как норму своей жизни ставят те или иные грехи достаточно тяжёлые, но они говорят так: «Сейчас Великий пост, я этот Великий пост без таких-то грехов продержусь». Конечно, это немножко кажется странно и абсурдно, но для человека, который находится дальше от Христа, в силу своего какого-то меньшего к Нему стремления, для него тоже напоминание о том, что Великий пост есть и рядом, если оно сделано мягко, если оно сделано с любовью, не начётнически, а просто как обмениваются люди: «Как у тебя дела?» — «У меня Великий пост — вот какое дело, как мне радостно». Возможно, это кого-то из наших ближних на что-то хорошее, доброе сподвигнет.

М. Борисова

— Обратимся теперь к отрывку из Евангелия от Матфея из 25-й главы, стихи 31-46. Это достаточно часто встречающийся в церковной жизни по разным поводам отрывок, который повествует о Страшном Суде. Где «...соберутся перед Господом все народы. И отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую». Вот митрополит Антоний Сурожский задаётся вопросом: «Почему наше последнее предстояние перед Богом мы называем Страшным Судом? Разве мало на земле ужаса и без этого? Человеческая жестокость, ненависть, страдания, физическое и умственное насилие человека над человеком. Можно ли помыслить что-либо страшнее этого?» И сам же отвечает: «Можно. Потому что Последний Суд не тем так страшен, что жжёт нас, как огонь. Самое страшное — не наказание, не страдание и не насилие. Страшно то мгновение, когда мы вдруг увидим, что весь смысл жизни заключался в любви, и мимо прошли мимо неё. Страшно мгновение, когда мы окажемся лицом к лицу с Богом, Который так возлюбил мир, что отдал за его спасение Своего Единородного Сына. Нам была предложена вся любовь Божия, и мы её отвергли».

Свящ. Стахий Колотвин

— Тут очень хорошо и гармонично с мыслью владыки Антония перекликается роман Достоевского «Преступление и наказание», всем хорошо знакомый, который неоднократно разбирался, и даже в советской учебной программе не был исключён. Выбирали из романов Достоевского, какой такой вроде наименее религиозный роман. Выбрали «Преступление и наказание». А как раз он настолько религиозный и настолько показывает вот эту идею Страшного Суда. В чём же наказание? Не в том, что главного героя берут и куда-то там ссылают по этапу. Наказание для него в том, что он осознал свой грех, ему больно, его душа из-за этого болит и страждет. Причём это осознание идёт постепенно, поэтому ему это легче перенести, легче раскаяться, есть люди, которые могут его поддержать. Страшный же Суд — когда время останавливается, время тварного мира, потому что новое небо, новая земля появляется. И в этот момент ты осознаёшь действительно, насколько ты от Бога далёк, насколько ты действительно сам себе своим грехом повредил. А уже исправить нет возможности, и главное, что нет сил и желания, потому что, собственно, к чему ты шёл, к чему стремился, того и добился. Когда мы смотрим на Страшный Суд, то мы должны, конечно, вспомнить, что в Западной культуре Страшный Суд чаще называется просто Последний Суд. Это более справедливое именование, потому что, во-первых, для всех праведников и людей, которые рады видеть Христа, этот Суд совсем не страшный — это радостное событие, это итог, к чему они стремились. Точно так же, как и грешники, просто они неосознанно, а праведники осознанно. И праведники, приближаясь ко Христу, конечно, радуются, что наконец-то свершится этот Суд и добро восторжествует, любовь восторжествует, не останется в мире места для зла, зло будет изгнано в небытие. Потому что, прежде всего, конечно, ад — это не какие-то котлы кипящие. Ад — это место, где нет Бога, потому что Бог — это бытие.
Помним вот эти слова, которые ещё в Ветхом Завете сказаны: «Аз есмь Сущий». Господь — это источник бытия, ад — это максимальное небытие. И поэтому зло, можно сказать, перестаёт существовать, потому что пребывание во аде — это не существование. И для каждого человека, который всё-таки стремится к тому, что «ой, как бы хорошо, чтобы зла бы не было», причём даже и оправдывая себя: «Я бы и был бы лучше, если бы зла вокруг не было», — для него Страшный Суд — это момент торжества. Торжества не в том смысле, что грешникам как-то отомстится, а торжества такого, что вот я теперь могу жить и стремиться ко Христу и о грех не спотыкаться. Потому что надо понимать, что... вот можно сказать: «Ой, батюшка, вы сказали, что праведники возрадуются. Ну, праведники — вот сколько в календаре святых, а мы все люди грешные. Точно ли нам так радостно будет?» Так нет, Господь ждёт каждого, кто хочет к Нему прийти. И мы, пока просто живём, обязательно о грех будем спотыкаться. И величайшие святые точно так же, пока жили здесь, на грешной земле, о те или иные грехи, не телесные, так словесные, не словесные, так мысленные, они спотыкались. И вот наступает момент, когда ты достигаешь Христа, причём не только душой, но и телом, потому что и тело воскресает. То есть ты всецело с ним объединяешься и уже не можешь с Ним разделиться, потому что ничего тебя больше не отделяет — только грех может отделить от Христа. Вот этот момент наступает.
Поэтому наша задача — вот как мы готовимся к встрече какого-то любимого человека, и он приезжает из далёкой командировки или возвращается со службы в армии, ребёнок у взрослых родителей, и хотят подготовиться к его встрече: убраться в доме, приготовить что-то вкусное. Люди трепещут, их сердце трепещет не от того, что им кажется, что придёт недовольный человек, какой-то непривычный, со своими какими-то новыми интересами, возможно, он нас подзабыл или вообще озлобленный придёт человек. Ну, призывная армейская служба — как она может на нервной системе человека сказаться? Нет, люди не из-за этого переживают. Они трепещут лишь от волнения, что наконец-то этот момент сбудется, и как же он пройдёт? Точно так же и мы должны ожидать Второго пришествия Христа. Этот Суд страшит и заставляет трепетать наше сердце, но этот трепет должен быть радостным, в предвкушении долгожданной встречи с нашим любимым Человеком — Богочеловеком Христом.

М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, что сегодня, как всегда по субботам, программа радио «Вера» «Седмица». С вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин . И мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и будущей недели. Вот будущая неделя предлагает нам повод подумать, почему Церковь так особо чтит память об обретении святынь и обретении мощей. Мы будем праздновать обретение мощей блаженной Матроны Московской 8 марта — международный женский день. Очень вовремя...

Свящ. Стахий Колотвин

— Неслучайное совпадение.

М. Борисова

— И будем праздновать первое и второе обретение главы Иоанна Предтечи — 9 марта. Вот что это за такой удивительный православный праздник обретения мощей? Не так, как мы привыкли — не день кончины физической на земле, когда человек рождается в вечность, а обретение мощей.

Свящ. Стахий Колотвин

— Господь нам говорит: «Возлюби ближнего, как самого себя». Потому что понимает, что себя-то мы любим всё равно сильнее, чем любого из ближних. Увы, это так, и ничего уже с этим не поделаешь. Именно поэтому Святая Церковь... Конечно, память номер один — это день памяти самого святого. Вот он умирает, неважно — в безвестности, в мучениях, где-то в далёком монастыре в пустыне, может быть, оклеветанный умирает, — а вот всё, он умер и со Христом соприкоснулся. Это и для него праздник. Совершенно неважно, вспомнит о нём Церковь, прославит, будут ли ему величания петься, будет ли икона написана, он уже торжествует. Вот этот день — день его праздника, день смерти, день рождения в вечность. А обретение мощей — это уже праздник для нас, для любимых, что вот теперь у нас такая святыня есть. А то хорошо святому — он наш мир покинул, душой вознёсся ко Господу, ему-то там хорошо, а мы-то как здесь, бедные, несчастные. А здесь для нас некоторый такой знак, что, нет, святой по-прежнему с нами, что он с нами пребывает, что мы можем подойти и с ним пообщаться. Конечно, нашу молитву святой услышит в любом уголке земли, совершенно безотносительно нашего такого территориального расстояния от раки с его мощами. Однако, мы люди простые. Как нам тоже, конечно, приятно будет поговорить с нашим другом или с нашим любимым человеком по телефону или, возможно, по видеосвязи, но значительно приятнее будет увидеть человека вживую. Значительно приятнее будет взять его за руку, обняться при встрече. Нам куда приятнее и легче будет общение. Точно так же мы радуемся возможности, что вот святые мощи Господь взял, которые сохранил частично (или мощи плохо сохранились, их порой уничтожали — мы помним, что в самые древние, языческие времена гонений мощи специально уничтожались), что тоже святой и телом рядом с нами, что он с нами пребывает. Потому что в том, что он пребывает с нами душой, мы не сомневаемся. Точно так же, как не сомневаемся в часы разлуки или в дни разлуки, годы разлуки, что любящий нас человек всё равно о нас душой помнит. Но вот то, что и телом с нами он тоже пребывает — для нас двойная радость. То, что мощи блаженной Матроны были обретены на 8 марта, на самом деле в этом был тактический такой умысел. Потому что, конечно, так представить заранее, что такое будет почитание и что столько людей захочет добраться в Покровский женский монастырь, заранее было нельзя.

М. Борисова

— Так ведь даже и прославление было только через год. Было местное почитание, когда на Даниловское кладбище десятилетиями люди ходили к ней на могилку. Но общего прославления не было, оно только через год состоялось.

Свящ. Стахий Колотвин

— Вот когда я служил дьяконом в Покровском женском монастыре, помню, что как раз 8 марта, государственный выходной. И то, что люди вспоминают не о Кларе Цеткин, не о Розе Люксембург, а вспоминают всё-таки о блаженной Матроне — это величайшее милосердие Божие. Потому что у нас герои другие. Герои, которые приближают нас ко Христу. Потому что настоящая волевая женщина — блаженная Матрона. И она заслуживает того, чтобы внимание людей, в том числе далёких от Церкви. Да, у блаженной Матроны есть некоторое полуязыческое, гипертрофированное почитание среди людей, далёких от Церкви, но и это благо, потому что на безрыбье и рак рыба. Так бы люди вообще не вспомнили о Боге, о Церкви, а так: «О, блаженная Матрона, она святая, она помогает. Ну ладно», — и человек идёт к мощам, а заодно и Богу помолится. Так я знаю, что многие люди ходили-ходили к мощам, а потом раз и всё-таки думают: «А что это-то я только к святой Матроне иду? Я же могу к Самому Христу придти — пойти поисповедоваться, причаститься». Сколько таких людей, которые просто случайно на исповедь впервые в жизни в Покровский женский монастырь заходили. Я, слава Богу, священником там не служил, но общаясь в тот год моего дьяконского служения в монастыре с батюшками, конечно, я представляю, какая для них это, с одной стороны, тяжесть — сколько людей в первый раз подходят на исповедь. Зато какая радость — радость, что человек всё равно дошёл. Кроме того, мы должны понимать, что даже тогда, хоть святая блаженная Матрона была не прославленна, но за её мощи была самая настоящая борьба. Патриарх Алексий, когда матушку Феофанию благословил, что мощи будут в Покровском женском монастыре, то это действительно ничего не предвещало. Потому что блаженная Матрона при жизни с Покровским женским монастырём была вообще никак не связана — это был мужской монастырь, который, уже в годы пребывания блаженной Матроны в Москве, в советские годы, был давно закрыт. И то, что её мощи там очутились — просто это некоторое такое стечение обстоятельств. Что тоже показывает нам, что важны не стены какие-то монастырские, не какая-то локация, не какое-то особое кладбище, нам важен сам святой человек. Где святой человек будет, там мы точно так же к нему можем приблизиться. Другое дело, что и здесь нам нужно не сбиться. Потому что прежде всего святой человек — это его святая душа, а не его тело многострадальное, которое здесь, на земле, почивает, пусть и какими-то чудесами прославляется. Потому что если мы будем только вместе с телом святого, то, как Господь говорит, «земля еси, в землю и отыдеши». А если мы будем стремиться туда, где душа святого человека — со Христом, — если каждый человек, который хоть немножко уважает и почитает блаженную Матрону, не будет пропускать месяцы без принятия Святых Христовых Тайн... Поэтому, дорогие радиослушатели, если среди ваших близких есть люди, которые почитают блаженную Матрону, но почему-то не причащаются Святых Христовых Тайн, подбодрите их, скажите, что у святой блаженной Матроны ножек не было, глазки не видели, а она всё равно шла, звала, и несмотря на годы гонений, она могла регулярно причаститься Святых Христовых Тайн. Поэтому и вы, дорогие друзья, раз её почитаете, сделайте, как она, и тоже будете под её защитой, не только телесной, но и духовной.

М. Борисова

— Если мы рассматриваем всё, что происходит с мощами и с другими святынями, как нечто промыслительное, чем объяснить тогда такой удивительный, запутанный детектив, связанный с главой Иоанна Предтечи? Целых три обретения — целая череда передаваний из рук в руки и захоронений, потом снова нахождений. В чём для нас урок вот этого калейдоскопа событий, связанных с главой Пророка и Предтечи Иоанна?

Свящ. Стахий Колотвин

— В том, что святыне ещё нужно соответствовать. Вот как люди приходят к мощам блаженной Матроны и думают: «Я рядом очутился, постоял в очереди, выстоял, потратил кусок дня, прикоснулся, и вот теперь я стал более святым, и я стал более совершенным, и как-то больше благодати на мне». Это фатальная ошибка, потому что мы помним, как глава Иоанна Предтечи была в руках страшных еретиков, которые Христа не почитали — в руках ариан. То есть вот арианин, который не признаёт Христа истинным и совершенным Богом, во всём подобным Отцу, то арианин, обладая этой святыней, как раз показывает: «Смотрите, какие чудеса происходят. Приходите ко мне. Видите исцеления, видите и как-то земная жизнь улучшилась?» А люди душой в погибель идут. Именно поэтому Господь попускал, чтобы вновь и вновь глава величайшего из всех святых, тут мы не должны сомневаться — святитель Николай и блаженная Матрона, конечно, скромно стоят дальше, потому что Господь Сам в Евангелии сказал и это абсолютная истина, что «среди рождённых женами нет больше Иоанна Предтечи и Крестителя». Так вот, главу величайшего святого, можно сказать, Господь постоянно изымал из поклонения верующих, чтобы люди, которые гонятся за простыми земными вещами, точно так же, как они ко Христу приходили — Господь исцелял, воскрешал, бесов изгонял, и к Нему же толпы шли именно за этим.Господь говорит, что «вы не потому Меня слушаете, что хотите что-то узнать о Царстве Небесном, а потому, что вот Я вчера хлеба умножил, и вы ели, насытились и думаете, что, может быть, и сейчас нас здесь бесплатно как-то накормят».
Поэтому точно так же каждый человек, который вспоминает празднование Иоанна Предтечи и вспоминает обретение святой главы, должен думать: «Я вот сейчас молюсь Иоанне Предтече. А достоин ли я его милосердия, достоин ли его помощи? Даже если какое-то чудо по молитвам у мощей святых у меня произошло, а не придётся ли мне за него расплатиться, раз я так неблагодарно отношусь к духовной стороне вопроса?» И тоже должен задать себе вопрос: «А иду ли я и молюсь святому только о земных вещах, или я всё-таки о душе немножко вспоминаю? А рад ли я, когда мне испытания какие-то посылаются, которые помогают мне свой грех остановить, или, наоборот, мне куда приятнее, когда житейские обстоятельства складываются комфортно, и я могу грешить в своё удовольствие?» Когда все эти вопросы себе задашь, то уже можешь понимать, что либо ты святыни недостоин, и ты её лишишься. Как раз не так обидно её лишиться — глава Иоанна Предтечи снова пропала, снова сокрыта, снова её нет для поклонения. А очень обидно будет лишиться — вот как раз у нас Неделя о Страшном Суде, — что ты пришёл на Страшный Суд и думаешь, что вроде и постился, молился, к мощам ходил. Подходишь, а Господь говорит: «Святыни ты лишаешься, недостоин. И что толку, что ты ко всем чудотворным мощам, иконам приложился? Я тебя не знаю, иди во тьму кромешную, идеже плач и скрежет зубов», — и тогда уже будет совсем поздно. А пока ещё не поздно. Поэтому, дорогие братья и сестры, тоже идём и поклонимся святым мощам, и обязательно, конечно, просим с молитвой о каких-то своих простых земных делах, но при этом обещаем святым, что и над душой своей поработаю, и ту свою страсть, которая больше всего задевает окружающих, — может быть, про которую домашние напоминают, говорят, что сильно ленишься или какой-то гневливый, — постараюсь исправить, чтобы гнев Божий на меня не излиялся.

М. Борисова

— В эфире радио «Вера» программа «Седмица». С вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. Мы ненадолго прервёмся и вернёмся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

М. Борисова

— Ещё раз здравствуйте, дорогие друзья. Продолжаем программу «Седмица». С вами Марина Борисова и настоятель храма Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. И, как всегда по субботам, мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. Хотелось отметить два важных момента. У нас начинается Масленица, которая в нашем сознании, хоть и без мяса, но это последняя такая «жирная» неделя, когда люди пекут блины, ходят в гости, приглашают в гости к себе, много обильно едят. Хотя Церковь подразумевает, что смысл этой недели совершенно другой, поэтому она уже и без мяса. И ещё больше акцентируя наше внимание на этом смысле, у богослужений Сырной Недели есть такая особенность — Литургия в среду и пятницу уже не служится, и, начиная с вечерней службы, совершаются службы так же, как великопостные: читается молитва Ефрема Сирина и кладутся поклоны. Вот почему так важно не забывать о том, что в разгар этого масленичного объедения есть среда и пятница — вот такие?

Свящ. Стахий Колотвин

— Мы должны помнить, что в русском языке смешались в одном слове «пост» два разных церковно-славянских слова, термина «пост» и «говение». Потому что говение — это как раз ограничение в пище, а пост — это действительно такая литургическая особенность, что мы признаём, что недостойны соприкоснуться со Христом, и даже Литургия не совершается. Собственно, почему только Великий пост по-настоящему является постом с большой буквы? Если мы открываем труды святых отцов древности и видим там просто «пост», то мы должны понимать, что речь идёт именно о Великом посте. Так что Великий пост — у нас в течение всей седмицы не совершается Божественная евхаристия, и даже та Литургия Преждеосвященных Даров, которая совершается в среду и в пятницу, хоть даёт нам возможность и причаститься, укрепить свои духовные и телесные силы через соединение с Дарами Тела и Крови Христовыми, но теми, которые были освящены в предшествующий праздничный воскресный день, который является исключением из поста. Вот собственно среда и пятница Масленицы — это нам напоминание, что наступает не просто говение, а наступает настоящий пост. Что мы и рады бы прийти, причаститься Святых Христовых Тайн — да, речь не о том, что у нас пятидневная рабочая неделя и в принципе мы всё равно бы в будний день не добрались до храма, а речь о самой возможности. Но вот нет. Вот уже среда, и вроде в эти среду и пятницу ты не ограничен в непостной пище, за исключением мяса, с которым уже вроде расстался, вроде ты точно так же можешь съесть блинчик со сметаной, со сгущёночкой, рыбки красной покушать — всё вроде у тебя это есть, но тем не менее говение ещё целиком не началось, а пост уже начался. Начался пост в богослужении — Литургии нет, вот эти покаянные поклоны, покаянные молитвы. Можно сказать, Масленица, таким несовпадением поста и говения, когда ты можешь ещё до конца не говеть, не ограничивать себя в пище, а при этом уже начинать жить и молиться на великопостный лад — это и нам такое напоминание, что в посте есть две составляющих.
Кулинарная составляющая — конечно, сейчас уже считается хорошим тоном говорить, что мы выше этого, мы без кулинарной составляющей, без ограничений в пище такие совершенные христиане. Нет, это важная ступенечка, с помощью которой нам проще хоть в чём-то, в таких банальных, элементарных вещах приблизиться ко Христу. Но всё-таки следующий куда более важный шаг — это наше осознание того, что от Христа мы отделены, что мы недостойны приобщиться Святых Христовых Тайн, никогда не достойны: ни в день, когда Литургия есть, ни в день, когда её нет — в любой день мы недостойны. Но всё равно Господь нас делает достойными, всё равно Господь нас любит, всё равно Господь за нас умирает на Кресте. И поэтому, уж раз Господь нас всё равно принимает, то остаётся этому соответствовать.

М. Борисова

— Вот следующая неделя, помимо всего прочего, благодаря календарным датам церковного календаря, даёт возможность даже в мыслях как-то собраться перед Великим постом. Так на следующей неделе у нас будет повод вспомнить два примера того, какими трудами и как долго приходится добиваться успеха, даже если человек служит во славу Божию. Мы будем вспоминать святителя Тарасия Константинопольского 10 марта и святителя Порфирия, архиепископа Газского — 11 марта. Вот эти два епископа, мне кажется, удивительно подходят к тому, чтобы нас задуматься о том, что мы предпринимаем какие-то усилия, в общем правильные, но не видим результата долго. Иногда так долго, что кажется, что его не будет уже никогда. Но если остаться верным этому стремлению, в результате дождёшься — Господь всё-таки пошлёт тебе увидеть результат твоих трудов, как это было с тем же святителем Тарасием, который, собственно, попал в самый критический момент иконоборчества на Константинопольскую кафедру. И благодаря неимоверным усилиям... то есть он поставил вообще условие императору, что он будет епископом, если будет созван Собор, посвящённый разбору этой трагической истории с иконоборчеством. Но это нужно какую силу духа иметь — император всё-таки есть император.

Свящ. Стахий Колотвин

— Для нас очень важен пример святителя Тарасия, потому что очень много прославлено епископов, священников — если мы посмотрим в процентном отношении в календаре относительно общего числа епископов, священников и мирян, то куда больше, чем мирян. И если мы посмотрим на практику Константинопольской Церкви, там вообще до турецкого времени, пока Византийская империя была ещё жива, если Константинопольский патриарх умирал не еретиком, то его автоматически прославляли в лике святых. Насколько эта практика оправданна — это другой вопрос. Тем не менее святитель Тарасий для нас пример настоящего праведного мирянского житья. Потому что нам очень сложно... вот у меня иногда люди задумываются и говорят: «С кого мне реально брать пример, с какого святого? К моей жизни не применим тот или иной святой. Ну да, косвенно, символически, а кто жил, как я могу жить? Я бизнесмен, я чиновник, я преподаватель, кто может стать мне примером?» Вот как раз примером для любого чиновника, верующего христианина, который является винтиком системы и который говорит, что он рад бы поступить не так, но законы таковы — законы формальные и неформальные, — вот является святитель Тарасий. Потому что нужно не забывать, что святителя Тарасия избрали в патриархи, хотя он не был даже дьяконом...

М. Борисова

— Был мирянином.

Свящ. Стахий Колотвин

— Да, был мирянином. И можно сказать, что Господь его к этому патриаршеству призвал. И уже это патриаршество стало моментом его некоторого духовного торжества и безболезненной жизни. Да, были искушения, были тоже потом проблемы, но весь тот путь, который он прошёл до патриаршества, просто на госслужбе, можно сказать, — вот это путь... Потому что опять же очень важно, когда мирянин поддерживает Церковь и помнит, что я — Церковь, когда вокруг слабые священники, слабые епископы. У нас было советское время, и тоже всех лучших священников расстреляли. Те священники, которые были, кто-то из них, может быть, был образованным, но при этом сотрудничал с органами госбезопасности. Кто-то, может быть, не сотрудничал ни с кем, а при этом был из какой-то глухой деревни, потому что образованных не давали рукополагать в советские годы. И очень важно стало, как люди, именно миряне, могут поддержать: поддержать и общинную жизнь, поддержать как-то своим примером, поддержать просветительскими усилиями. Потому что даже порой мне в соцсетях люди пишут: «Ой, у нас на приходе батюшка пожилой, он ни евангельскую группу не собирает, нет никаких курсов, он на проповеди примерно одно и то же всё время говорит. Что нам делать? Мы батюшку любим и не хотим с прихода уходить. Но вот нам охота тоже приходской жизни, чтобы прям, как в храмах московских, было — так всё насыщенно». Я говорю: «Так зачем это нужно?» Каждый кузнец своего счастья. Возьмите сами, возьмите литературу, подготовьтесь, побеседуйте, скажите: «Батюшка, благословите нас чаю вместе попить, побеседовать!» Батюшка придёт, благословит, помолится с вами, может быть, даже посидит, чайку попьёт, а вы сами поговорите, побеседуете о Священном Писании«.
Как раз задача православного мирянина, который не просто пришёл и получил некоторый набор духовных услуг в храмовом здании и потом ушёл, а который, правда, старается стать частичкой Тела Христова, Церкви Его, быть, как святитель Тарасий. Потому что святитель Тарасий, если мы посмотрим, то это времена иконоборчества. Все святые исповедники, епископы Церкви, которые защищали почитание икон, тех просто вырезали, сослали на отдалённые острова, голодом там уморили. Все священники, все храмы городские — оставили только тех священников, которые соглашались с иконоборчеством. Единственное, что некоторые почитаемые монастыри боялись трогать из-за популярности просто этих обителей, из-за их древности, святости, чтобы не возникло народного восстания.

М. Борисова

— Собственно, как и стал епископом Тарасий. Ведь Патриарх Павел просто в отчаянии ушёл, он уже ничего не мог сделать с этой ситуацией, которая в крутую такую воронку завертелась. Монахов там и пытали, и изгоняли из городов, непонятно куда. И он просто ушёл со своего патриаршего поста.

Свящ. Стахий Колотвин

— Да, тут, конечно, не то что надо копировать полностью и сказать: «А, ну ладно, я сейчас мирянин, я сейчас чиновник, я предприниматель — вот поставьте меня Патриархом, и я проблемы Церкви разрешу», — нет, речь не об этом. Но всё равно нужен свой какой-то ресурс. Почему патриарх Тарасий смог выжить в этой круговерти, когда и стал патриархом? До потому что, он, конечно, был опытный политический игрок, он действительно знал все плюсы и минусы, он знал, что не бывает какого-то единого фронта зла, что у каждого человека есть свои добрые стороны, кто-то среди иконоборцев просто из каких-то своих карьерных соображений, а кто-то, может быть, искренний иконоборец, но зато в принципе добрый и хороший человек, просто сатана его разум помрачил. Как раз это византийский двор со всеми интригами, он смог даже какие-то свои слабые стороны политического деятеля поставить на то, чтобы Церкви было очень хорошо. Потому что сейчас тоже порой любят попенять, что Церковь как-то и с политиками общается, с какими-то чиновниками братается. А что в этом плохого? Если ты служишь Христу, ты должен служить везде. Какие тебе Господь дал таланты, какие возможности — ты везде должен послужить тому, чтобы Церкви было хорошо, чтобы верующим было хорошо, чтобы Церковь Христова была хранима не только Господом Богом — её такая духовная сущность, — но и мы, земные люди, чтобы Церковь Христова смогла твёрдо здесь стоять на своих ногах, не поступаясь истиной. Именно как раз вот эта тонкая грань — где же нам взять и что-то делать для какой-то абстрактной пользы, а где же нам всё-таки чего-то не делать, чтобы истиной не поступить — в этом нам как раз очень сложно разобраться. И здесь как раз следует просто молиться святителю Тарасию: «Святитель Тарасий, помоги!» Это не только про какие-то масштабные государственные проекты, церковно-государственные отношения, это просто каждый на своём рабочем месте сталкивается с такой ситуацией — когда надо правильно поступить вот так, а эффективнее будет поступить так. И где же найти вот эту золотую середину? Без Господа не разберёшься, и без молитвы таким святым, как святитель Тарасий.

М. Борисова

— Вот что касается примера, который мы можем почерпнуть из жития святителя Порфирия, архиепископа Газского: там, для нашего современного восприятия есть очень сложный момент. Попав в город, где постоянно бушевали противохристианские погромы, где языческие храмы осуществляли широкую благотворительную программу, потому что они даже идоложертвенное мясо раздавали нищим, чтобы их подкормить, и были очень популярны у населения. Вот там появляется христианский епископ, который добивается разрешения разрушать эти храмы.

Свящ. Стахий Колотвин

— Очень важно понимать исторический контекст. Я тоже над этим неоднократно думал, и у меня такой пример перед глазами. Ты приезжаешь в Японию и в Таиланд и видишь, что свастика везде на буддистских святилищах, и люди ходят и покупают амулетики со свастикой, и в принципе никого это не смущает. А для европейца, конечно, это страшно — как же можно со свастикой ходить, пусть и в другую сторону развёрнутой? Потому что свастика, древний солярный символ, который и в раннехристианском искусстве обильно фигурировал, за XX век, благодаря фашистской Германии, стал совершенно недопустимым знаком, знаком того, как под ним действительно творились страшные злодеяния. Точно так же мы смотрим на языческие храмы. Конечно, и вроде широкие массы населения это поддерживали это приношение жертв, эту раздачу благ, но точно так же мы видим, как и в фашистской Германии сотни тысяч людей выходили поддерживать фашистов, находящихся у власти, были там тоже масштабные программы поддержки, раздачи земли, экономические успехи. То есть для кого-то от этого действительно польза была, но за этим скрывалась боль разрушений, гонений, убийств. Точно так же и с ситуацией в Газе во времена Порфирия Газского. Да, были величественные храмы, величественные языческие процессия, большая благотворительность, но это был настоящий уничтожающий фашизм того века, который действительно следовало разрушить. Конечно, спустя тысячу лет тоже, может быть, будут вспоминать эту Вторую мировую войну как некоторый локальный конфликт, и тоже подумают: ну, что такое свастика? И тоже она вернётся в какой-то культурный обиход. Но на тот момент невозможно было допустить языческих жертвоприношений и давать рукам язычников, которые были по локоть в крови христиан, дальше их приносить. Точно так же, как невозможно и сейчас людей, разделяющих фашистскую идеологию, допустить к власти, пусть даже они и будут заниматься некоторой благотворительностью.

М. Борисова

— Напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире программа «Седмица». С вами Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. И мы говорим о смысле и особенностях богослужений наступающего воскресенья и предстоящей недели. Предстоящую неделю завершает такой мощный аккорд в субботу 13 марта. Во-первых, это Собор всех преподобных, в подвиге просиявших — это переходящее празднование в субботу Сырной седмицы. И очень такой парадоксальный, что ли, святой. Мне кажется, что он чрезвычайно актуален в наше время. Так получилось, что в этом году совпало празднование переходящего вот этого дня памяти всех преподобных и календарный день памяти одного из таких удивительных русских святых — Арсения Ростовского. И мы знаем много святителей, которые поддерживали верховную светскую власть в разные исторические периоды, даже порой отдавая себе отчёт во всех её пороках. Как недавно мы вспоминали святителя Ермогена, Патриарха Московского и всея Руси. Это как раз тот самый случай, когда он прекрасно понимал, что царь Василий Шуйский никуда не годится, но он жизнь свою положил на поддержание вот этого священного царского трона. Здесь как бы другой пример — это святитель, который из принципиальных соображений десятилетиями противостоял верховной власти, причём в православной, казалось бы, Российской империи. И вот мне хотелось бы потом подробнее о нём поговорить, но сначала давайте разберёмся, почему конец Масленицы, конец подготовительных недель Великого поста посвящен памяти именно всех святых монахов.

Свящ. Стахий Колотвин

— Когда монах собственно начинает свой монашеский путь, то он должен подтвердить и утвердительно ответить на вопрос: жаждешь ли ты жития постнического? Вот при монашеском постриге говорится не о нестяжании, не о послушании, главной монашеской добродетели, а о некотором постничестве. Как раз о постничестве не кулинарном, а в самом широком смысле слова. Вот это показатель того, как Господь говорит тому же богатому юноше: «Оставь всё, раздай своё имение нищим и следуй за Мною». Или апостолы, которые говорят Христу: «Господи, вот мы оставили всё и последовали за Тобой, что же нам будет?» И Господь говорит: «Воссядете на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых». Мы же день памяти празднуем не только чтобы порадоваться за тех святых постников, которые действительно Христа достигли, но и заодно в день их праздника, день их торжества попросить у них помощи, сказать: «Дорогие святые наши покровители, вы специализировались на посте как методе приближения ко Христу. Мы не можем всю нашу жизнь посвятить посту, в самом широком смысле слова. Мы — люди простые, городские, семейные, которые любят как-то и хорошо покушать, и развлечься поярче, но мы всё равно хотим хотя бы вот эти предстоящие сорок дней прожить, как вы. Помогите нам продержаться. Помогите продержаться и чтобы потом не обратно в какую-то пучину суеты и страстей мы свалились, а помогите нам сохранить то, что вы смогли для себя приобрести. Причём сохранить хоть маленькую толику, хоть один процент вашего такого духовного, постнического богатства дайте нам возможность получить у Господа». Потому что у Господа главная награда, как Господь в конце дня в притче о работниках в винограднике всем даёт одинаковую награду. И вот мы тоже говорим, что стараемся Господу послужить как-то иначе. Но лучший отдых — это смена деятельности. Поэтому приближаясь ко Христу через какие-то свои добрые дела, через где-то терпение, смирение, через какие-то свои инициативные начинания, которые мы в мирской жизни проявляем, мы точно так же хотим в качестве отдыха от этой суеты, отдыха для нашей души, поработать своим телом, послужить им через пост Христу. «И без вашей помощи, дорогие преподобные отцы, мы не справимся».

М. Борисова

— И ещё один святой монах, житие которого можно читать, как приключенческий роман, несмотря на то, что оно достаточно трагично в финале. И всё-таки, мне кажется, его опыт чрезвычайно актуален, хотя бы как тема для осмысления, именно в наши дни, потому что очень много противоречивых событий, в которых нам порою бывает очень трудно ориентироваться, и не только светских событий, но и внутрицерковной жизни. И есть ни на кого непохожие святые, которые нас тормозят и заставляют нас задавать самим себе очень сложные вопросы, и с их помощью искать на эти вопросы ответы. Кто такой священномученик Арсений, митрополит Ростовский? Для начала, это очень образованный человек, участник 2-й Камчатской экспедиции Беринга, ещё не будучи в сане епископа. Потом его хиротонисали в епископа Сибирского и Тобольского. Почему так далеко? — это же задворки Российской империи в XVIII веке. Всё очень просто — это было время, когда при младенце Иоанне Антоновиче регентство было передано Анне Леопольдовне, а присягать нужно было, как её соправителю, что ли, герцогу Бирону. И Арсений отказался это делать по принципиальным соображениям.
Ну, хорошо, понятно с Бироном — отношение к нему вообще в нашей истории довольно неприязненное. Но дальше на трон воссела Елизавета Петровна, государыня набожная, православная, дочь Петра Великого. Но владыка Арсений отказался присягать и ей, и тоже по принципиальным соображениям, но другого рода. Он заявил, что в словах присяги, где сказано «исповедаю же с клятвою крайнего судию Духовная сея коллегии быть самую великороссийскую монархиню, государыню нашу», он справедливо заявил, что выражение это неправильное, так как единственный «крайний Судия» и Глава Церкви есть Христос. Слава Богу, что Елизавета Петровна была действительно женщина набожная, она это дело прекратила и никаких преследований не последовало. Но он же не остановился на этом, он начал писать государыне письма о том, что синодальное устройство Церкви тоже неправильное. Но на смену Елизавете Петровне пришла Екатерина Великая, у которой отношение к Русской Православной Церкви было совершенно неоднозначное, и, памятуя все предыдущие скандалы с этим странным епископом, его даже не позвали на коронацию, чтобы скандала не вышло, но, в общем, галочку поставили. И дальше началась вот эта его Голгофа. Потому что всякое лыко было в строку, каждый донос на него использовался как политическое обвинение. Закончилось это плачевно, когда государыня, призвав его на допрос к себе, не смогла с ним спорить, велела закупорить ему рот кляпом, сослала... в общем, посыпались, как из рога изобилия, всевозможные гонения. Причём они не становились легче, а с каждым витком они только усугублялись и усугублялись.

Самое для меня загадочное, что последней каплей, что ли, для императрицы был слух. Когда епископа отправили в ссылку, он упросил его допустить до церкви, и конвоиры, заглянув в церковь, увидели там святителя в полном облачении, хотя он был в арестантской одежде. В результате его по приказу императрицы лишили сана, обозвали Андреем Вралём, запретили разговаривать и сначала просто заточили в башню в Таллине, а потом замуровали его. И допустили священника только перед смертью его поисповедовать и причастить. И он был похоронен как мирянин. И только Поместный Собор 1917-18 годов вернул ему епископское достоинство. И через 80 лет он был причислен к лику святых. Вот что это за удивительная судьба?

Свящ. Стахий Колотвин

— У нас порой бывают некоторые такие представления радужные, что было какое-то святое время — что вот была святая Византийская империя. Оглядываемся, а там, что ни император, то еретик, а что православный, то жён только меняет и тоже ссылает каких-то епископов. Оглядываемся на Российскую империю — нам тоже кажется, что вот святое царское время, богоустановленная монархия. Однако нам не следует забывать слова Христа: «Царство Моё не от мира сего». И мы должны отсчитывать все свои поступки не от служения государству, не от служения тому или иному политическому режиму, тому или иному политическому деятелю. Да, бывают политические деятели, которые больше о Церкви заботятся, бывают те, которые меньше. И мы, как христиане, естественно, выбираем того человека, который больше к Церкви расположен, чем того, кто меньше. Но тем не менее, как святитель Арсений, мы должны выбирать всегда крайним Судьёй каждого своего поступка, каждого своего предпочтения Христа и Спасителя нашего. Очень уместно вспоминать всегда будет, когда мы начинаем немножко обольщаться тем, что власть как-то заботится о Церкви, что больше монастырей, чем при Ленине, Сталине, при Хрущёве, было закрыто как раз при императрице Екатерине Великой. Это не отрицает её внушительных внешнеполитических успехов, не отрицает того, что многие народы и люди, территории были освобождены от иноверного владычества и на них стали строиться церкви, храмы созидались — не только закрывались монастыри. Действительно, мир несовершенен и неоднороден. Для нас очень важно не видеть в этом мире только белое или только чёрное однозначно, но видеть, что всё есть в полутонах.
Кроме того, очень важен для нас вот этот личный пример, который не только церковные деятели, а каждый христианин может вынести. Когда кажется, что вот я сейчас поступлю по совести и я не смогу принести ту пользу, которую я бы смог принести на своём месте — Господь обязательно даст эту пользу принести. Мы видим, что императоры менялись, а святитель Арсений продолжал оставаться и Богу и Церкви служить. Скольких он пережил: одного правителя на троне, второго. Но вот третий правитель его всё-таки уже заточил и мучениям предал. Но тоже же до этого он смог пронести своё служение и много пользы именно своим публичным служением принести. Точно так же и когда мы поступаем по совести, мы не должны боятся. Нам кажется, что вот есть какой-то злой начальник, вот есть человек, который какие-то добрые начинания гасит на корню. Если я сейчас против него пойду, то я не смогу эту пользу приносить. Нет, надо быть чуть решительней. Господь, возможно, даст, и этого злобного начальника ты переживёшь, ты будешь дальше Господу служить. А посчитает, что нет, что уже пора немножко послужить Господу втайне, чтобы явную награду на Страшном Суде получить, тоже Господь это пошлёт. Но, возможно, не сейчас, а как в случае со святителем Арсением, через 20, через 30 или через 40 лет.

М. Борисова

— Спасибо огромное за эту беседу. В эфире была программа «Седмица». С вами были Марина Борисова и настоятель храма Воздвижения Креста Господня в Митине, священник Стахий Колотвин. Слушайте нас каждую субботу. До свидания.

Свящ. Стахий Колотвин

— Божией помощи.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Сюжеты
Сюжеты
Каждая передача состоит из короткого рассказа «современников», Божием присутствии в их жизни.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.

Также рекомендуем