Москва - 100,9 FM

«Медали советского времени». Исторический час с Дмитрием Володихиным

* Поделиться

Гость программы: кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала Sammlung/КОЛЛЕКЦИЯ Михаил Тренихин.

Разговор шел о разных видах медалей советского военного и послевоенного времени: кому и за какие заслуги их выдавали, какова их история и символика. Михаил рассказал о самых известных советских наградах, в том числе, о медали к 800-летию Москвы.

Ведущий: Дмитрий Володихин.


Д. Володихин

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И сегодня мы продолжаем небольшой цикл передач, посвященных отечественным медалям. У нас уже был в гостях кандидат искусствоведения, заместитель главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция», Михаил Михайлович Тренихин, он рассказывал нам о медалях Российской империи. И сегодня мы вновь позвали его на продолжение, он нам сегодня расскажет о медалях советского времени. Здравствуйте, Михаил Михайлович.

М. Тренихин

— Здравствуйте.

Д. Володихин

— Ну что же, прежде всего хотелось бы отметить, что в какой-то степени наша сегодняшняя передача строится на противопоставлении с передачей предыдущей. Медали советского времени достаточно поздно станут обретать некую преемственность с наградами Российской империи, ведь изначально, если я правильно понимаю, они своей символикой скорее противостояли медалям, как тогда говорили, старого режима. Медали времени Российской империи в значительной степени были основаны на символике христианской, на символике имперской русской государственности, на русской традиции в своем оформлении. И когда мы беремся за награды нового мира, мы видим, то что там символика будет совершенно иная и действительно она противопоставлена предыдущей эпохе. Что скажете, Михаил Михайлович, как выглядели первые древнейшие медали и какие символы они на себе несли?

М. Тренихин

— Ну древнейшие в данном случае, говоря о наградах даже первых лет советской власти, наверное, не совсем правильно. Хотя я понимаю, да, талант историка и талант писателя, здесь противоречит один другому, наверное.

Д. Володихин

— Слово «стариннейшие» не подошло.

М. Тренихин

— Ну первые, ранние медали первых лет советской власти и первые послереволюционные, если угодно, награды — во-первых, действительно вы правы, потому что тезис о том, что «отречемся от старого мира», он существовал. И существовал как, например, в борьбе с памятниками царям и их слугам, и в сносе в том числе замечательных произведений искусства, как мы знаем. Ну для меня, например, самое яркое, то что приходит на память, это снос памятника Скобелеву, который только незадолго до этого был поставлен. Ну это нонсенс, потому что даже если ты борешься с режимом, с точки зрения политики, ну уж Скобелев — это уж ну такой стопроцентно народный генерал был, который и солдат берег, и славу Отечества составлял. Ну на тот момент, как мы понимаем, об этом, конечно, не думали, в таком пьяном революционном угаре. И действительно первые награды, они, конечно, отличались от того, что было в Российской империи. Ну надо сказать, вообще с отменой наград Российской империи и временного правительства, вообще традиция была прервана. Вначале же предполагалось, что награды не нужны, это все пережитки старого мира, буржуазное явление и так далее.

Д. Володихин

— То есть, иными словами, мы говорим о том, что достаточно быстро после вооруженного переворота октября 1917 года старые награды были отменены в двух смыслах — во-первых, их перестали выдавать, а во-вторых, их перестали собственно и рассматривать как награды.

М. Тренихин

— Ну да, и даже этой такой некий маркер тех, кто эти награды имел — значит могли подвергаться преследованиям. Причем это могли быть как и высокопоставленные чины — мы знаем, что действительно многие погибли в гражданскую, многие эмигрировали, а с другой стороны, были и там не только генералитет, министры и так далее, были же и простые служаки. Не знаю там, ну вспомним в фильме «Белое солнце пустыни» Верещагина, да, который на таможне всю жизнь прослужил добросовестно и который тоже имел награды, насколько я помню, там Георгиевские кресты у него, были.

Д. Володихин

— Ну благотворитель тоже мог быть награжден в Российской империи.

М. Тренихин

— Ну безусловно. Купцы, меценаты.

Д. Володихин

— Пограничники.

М. Тренихин

— Да, в том числе. Поэтому вначале все это было отменено и предполагалось, что награды не нужны. Но как мы знаем, уже, в общем-то, в самые первые годы, в 1917 году был учрежден Орден Красного Знамени, который был вначале РСФСР и в некоторых союзных республиках потом, с объединением СССР.

Д. Володихин

— Там был еще в Бухарской социалистической республике.

М. Тренихин

— Был, был — Закавказская, Белорусская, Украинская — но это все-таки ордена. А коль скоро мы говорим именно о медалях, то они-то были восстановлены уже ближе прямо к предвоенному времени.

Д. Володихин

— То есть достаточно поздно они появились. И какое-то время обходились вообще без них, с крайне незначительным количеством орденов. Сначала он фактически один, потом к нему, по-моему, орден Ленина добавился. А вот медали появились весьма поздно.

М. Тренихин

— Ну давайте скажем так, что все-таки для нас основной рубеж, который мы, как мне кажется, все уже сейчас, даже несмотря на довольно большой срок, но все понимают и чувствуют — это Великая Отечественная война.

Д. Володихин

— Да, конечно.

М. Тренихин

— То есть война и после войны мы просто ну генетически что ли лучше ощущаем, а 20–30-е, они, в общем, во всех отношениях более сложные для понимания, для восприятия, противоречивые. Ну вот к началу Великой Отечественной войны советская наградная система включала в себя пять орденов и семь медалей, которыми награждали, соответственно, за военные, трудовые, ну и особые заслуги перед государством.

Д. Володихин

— Давайте перечислим, во всяком случае назовем наиболее известные из них.

М. Тренихин

— Ну самый известный, я думаю, для всех — это медаль «Золотая Звезда», соответственно, это знак отличия, знак особого отличия, высшая степень отличия в СССР, которая давалась Герою Советского Союза. Причем надо отметить, что самое звание Героя Советского Союза было учреждено 16 апреля 1934 года. А медаль «Золотая Звезда» появилась в 39-м, то есть, в общем, спустя пять лет.

Д. Володихин

— А Герой Социалистического Труда еще тогда был, его отмечали какой-то особенной медалью или такой же?

М. Тренихин

— Герой Социалистического Труда, также он похож по дизайну. Но если медаль «Золотая Звезда», она просто золотая звезда рельефная, то у «Гертруды», как иногда говорили, героя соцтруда, еще, собственно говоря, есть по центру изображение рельефное серпа и молота, поэтому и медаль так называется — золотая медаль «Серп и Молот». Он был учрежден тоже до войны 22 мая 1940 года.

Д. Володихин

— Это такие медали, которые, в общем, ценились повыше орденов.

М. Тренихин

— Безусловно. Ну к ним и давался дополнительный еще, соответственно, документ, грамота и орден Ленина, то есть сами по себе они не вручались. Но тем не менее, что интересно, медали — я просто хочу обратить внимание на интересный казус. Вот у нас есть три высших степени отличия СССР. Медаль «Золотая Звезда» — ну в основном для военных, для героев там, для летчиков и так далее. А для полярников первое, соответственно, награждение — медаль «Серп и Молот», для самых выдающихся...

Д. Володихин

— Передовиков.

М. Тренихин

— Передовиков, героев труда. Но орден «Мать-героиня» — тоже высшей степени отличия. Но первые две — мы говорим, что это медали, они так и прописаны как медали, а «Мать-героиня», которая приравнивалась, соответственно, к первым двум, почему-то все-таки сделали орден. Хотя медали материнства тоже есть, но мы о них можем потом уже сказать несколько слов.

Д. Володихин

— Ну а медали в традиционном смысле этого слова, которые уж точно ниже орденов и имеют традиционный дизайн?

М. Тренихин

— Да, медали, которые больше похожи на медали, соответственно, это металлические кружочки, которые подвешены к колодкам. Конечно, среди них самая-самая, наверное, важная и знаковая награда — это медаль «За отвагу». Награда чрезвычайно уважаемая, безусловно, то есть, мне кажется, здесь это как такой непререкаемый авторитет, была учреждена 17 октября 1938 года.

Д. Володихин

— Что там на ней изображено?

М. Тренихин

— А на ней изображен танк, летящие три самолета, ну и внизу залитые эмалью буквы — СССР. Ну, кстати говоря, она сейчас сохранена, только без СССР уже и в современной наградной системе, ну о которой, я думаю, мы еще тоже потом поговорим

Д. Володихин

— Там, помнится, танк Т-28 трехбашенный. Какая-то такая громада.

М. Тренихин

— Как бы ни «КВ».

Д. Володихин

— Как бы ни «КВ». Ну я могу ошибаться. Медаль «За боевые заслуги»...

М. Тренихин

— Ну вот, кстати, я хотел еще просто про медаль «За отвагу» сказать. Интересно, что за все время существования — с 38-го по 91-й, то есть до конца Советского Союза, то есть мы говорим про Великую Отечественную войну и про локальные конфликты, про Афганистан, конечно, — ей было награждено больше четырех с половиной миллионов человек. Но что интересно, ей могли награждать и два раза, и три, и есть герои, которые были награждены четыре раза — то есть, как правило, это рядовые, сержанты, старшины, то есть действительно героические люди.

Д. Володихин

— Это медаль для отважного солдата.

М. Тренихин

— Да. То есть действительно для рядовых и сержантов. Но есть единственный уникальный случай, когда один человек был награжден шестью медалями «За отвагу». То есть мы можем себе представить, если мы говорим полный Георгиевский кавалер до революции — это было четыре креста, а тут шесть медалей за отвагу. Ну это уникальный случай — Грецов Семен Васильевич, сержант медицинской службы был награжден, уроженец Курской области, и его шесть медалей хранятся в Старооскольском краеведческом музее. Но это вот совершенно, герой из героев, то есть вот, мне кажется, в данном случае, я не знаю, дважды или трижды Герой Советского Союза мог бы поспорить еще. К вопросу о восприятии — то есть если такого ветерана увидишь, который идет, грудь полна наград, с глухим позвякивающим звуком, это, конечно, внушает, безусловно, уважение.

Д. Володихин

— Еще медали. Я упомянул «За боевые заслуги». Она, мне кажется, стояла немного ниже, но тоже выдавалась ведь отважным людям.

М. Тренихин

— Медаль «За боевые заслуги» была тем же указом учреждена, также в октябре 38-го. А ей, кстати, тоже за все время существования был награждено порядочно, побольше, правда, чем «За отвагу» — больше там пяти миллионов двухсот с лишним тысяч человек. Но в данном случае медаль эта была несколько более расплывчата, потому что заслуги могли быть действительно боевые — в опасной обстановке, под огнем и так далее. А могла быть и за такие, в общем-то, более хозяйственные дела, административные в армии, поэтому она, конечно, не так ценилась.

Д. Володихин

— Скажем так, за заслуги в зоне боевых действий или при подготовке боевых действий.

М. Тренихин

— Ну да, совершенно верно.

Д. Володихин

— Ну что же, а я хотел бы напомнить, что все эти медали, они несли уже символику нового мира — это звезды, это серпа, это молота и то, чем Страна Советов пыталась противопоставить себя прежним временам. А именно, было сказано, боевая техника — самолеты, танки. На «За боевые заслуги» — там, по-моему, сабли и стрелковое оружие.

М. Тренихин

— Да. совершенно верно. Перекрещенное.

Д. Володихин

— Какие бы то ни было воспоминания о том, что у России было полно святых, что она христианская изначально страна, в общем, были в этом смысле утрачены.

М. Тренихин

— Ну здесь также, как и программные в изобразительном искусстве, в архитектуре. Мы посмотрим московское метро — ведь то же самое шло, да: довоенное, военное, послевоенное. В общем, эти ж тенденции, они и в наградной системе были, также как вот у нас.

Д. Володихин

— Ну самое древнее метро, оно вообще без символики шло, то есть программа чистого прагматизма.

М. Тренихин

— Да, совершенно, то есть отреклись от всего, вот мы такие, с нового листа.

Д. Володихин

— Мы технологисты, мы прогрессисты. Ну что ж, мы сейчас войдем в зону боевых действий, в Великую Отечественную войну — медали сейчас же станут вручаться в больших количествах и за дела действительно героические и страшные. Поэтому я думаю, правильно будет, если в эфире сейчас прозвучит замечательная песня, созданная в военные времена. Композитор Константин Яковлевич Листов, «Землянка».

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, напоминаю вам, что это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. И мы обсуждаем советские медали, а у нас в гостях замечательный специалист в области фалеристики, Михаил Михайлович Тренихин, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно» и зам главного редактора «Sammlung/Коллекция». Итак, когда мы говорим о медалях военного времени, мы должны понимать, что у них была предшественница — я не имею в виду медаль «За отвагу», я не имею виду медаль «За боевые заслуги», а медаль, непосредственно связанная со службой в армии, вне боевых действий, в целом.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно. Это медаль достаточно интересная. С одной стороны, она вроде как юбилейная, потому что медаль «XX лет РККА» или же Рабоче-Крестьянской Красной армии, конечно, тоже на аверсе эмалевая красная звезда, то есть серебро, покрытое эмалью — очень красивая, эффектная, видно издалека. А на реверсе изображен боец, боец в буденовке и боец с винтовкой. Ну мы говорили о пропаганде новой современной техники, но тут интересно, что он стоит с «мосинкой» — винтовкой Мосина образца 1891–30-го годов, но, соответственно, мы знаем, ее модернизировали.

Д. Володихин

— Ну несколько видоизмененная, но основа XIX века.

М. Тренихин

— Ну тут в принципе та же самая винтовка калибра 7,62. Но интересно, что мой коллега Алексей Сидельников некоторое время назад, как раз к юбилею этой медали, к юбилею учреждения медали раскопал интересный факт. Ну просто внимательно посмотрел на то, на что никто не обращал внимания, что изображен, по сути, снайпер. Потому что по тому, как рука снизу поддерживает магазинную коробку, вот то есть располагаясь максимально вертикально относительно ствола, по отсутствию прицела, по затвору — то есть можно предположить, что это действительно изображен снайпер, которых обучали в соответствующих снайперских школах. Потому что снайперские винтовки в РККА были прияты на вооружение в начале 30-х годов. Так что такое описание ну, в общем, можно найти у нас в журнале, почитать. Оно не противоречит как бы возможности действительно просто рассмотреть и внимательно описать изображение. Так что награда эта, как я сказал, вроде бы юбилейная — в 38-м году, казалось бы, для тех кто прослужил 20 лет, начиная с гражданской войны, но мы знаем случаи награждения и тех, кто вступил в ряды Красной армии в начале, середине 30-х — те кто воевал в Испании, те кто воевал на КВЖД. То есть теоретически даже, если бы случилось, что учредили на несколько месяцев там пораньше, то и тех, кто воевал на озере Хасан могли бы награждать. Поэтому просто мои коллеги, сравнивая наградные листы, смотря, значит, указы о награждении, говорят, что, наверное, есть вероятность, что такой был аналог медали «За отвагу» действительно для тех, кто непосредственно принимал участие в боевых действиях. Хотя в статуте указано о том, что, значит, давали тем, кто защищал Родину, ну фактически под это же могли вписывать и тех, кто участвовал, например, в гражданской войне в Испании против Франко. Ну в том числе да, поэтому надо отметить, правда, что многие награжденные этой медалью были и репрессированы перед войной. И мы знаем, были это большие кадры.

Д. Володихин

— Ну тогда репрессировали и орденоносцев, не глядя, сколько у них на их одежде орденов. И ордена это — Ленина, Красного Знамени, или чего бы то ни было еще, а человек отправлялся к стенке со всеми этими орденами. Мы подошли к теме гражданской святыни, Великой Отечественной войны. И хорошо известно, что военное время породило огромное количество новых медалей и породило оно их ходом боевых действий. Вот что, собственно, появилось в войну?

М. Тренихин

— В войну появилось большое количество наград. Но, наверное, к таким интересным стоит отнести именные медали.

Д. Володихин

— Ну интересны они все, потому что, повторяю, часть гражданской святыни.

М. Тренихин

— Нет, безусловно. Но интересны с точки зрения как раз возвращения старых имен и в некотором роде возвращения дореволюционной уже, имперской историографии. Ну потому что ввести медаль Ушакова или Нахимова — это как раз то, что было немыслимо...

Д. Володихин

— Которые оба дворяне.

М. Тренихин

— Да, безусловно, то есть это было немыслимо с точки зрения там 20-х годов, и трудно представимо в 30-х. А вот во время войны, как мы говорили, действительно это важный момент пропаганды патриотизма — патриотизма отнюдь не красного, не революционного, а восходящего к историческим русским корням. И, конечно, здесь вспоминались русские герои, которые прославляли Россию. Ну как мы говорили об ордене Александра Невского и ордена полководцев времен Отечественной войны 12-го года, Крымской войны. Вот, соответственно, как раз Ушаков и Нахимов, медали которых были учреждены 3 марта 44-го года — то есть уже все-таки перелом в войне, но важно, что ими награждали выдающихся моряков за...

Д. Володихин

— Офицеров или матросов?

М. Тренихин

— Матросов, мичманов. А, значит, естественно, мы не можем забыть не только регулярную армию, но и масштабнейшее партизанское движение, которое развернулось на территориях Украины, Белоруссии, Молдавии оккупированных. Ну и, собственно, уже русских частей...

Д. Володихин

— Русских частей Советского Союза.

М. Тренихин

— Да, европейской части России, которые были также оккупированы. И для партизан была сделана специальная медаль, кстати, в двух степенях — «Партизану отечественной войны».

Д. Володихин

— А когда она появилась?

М. Тренихин

— Она появилась еще раньше, чем медаль Ушакова и Нахимова — 2 февраля 1943 года. Кстати говоря, медаль редкая: I степени было вручено чуть больше 56 тысяч, и II — чуть больше 70 тысяч. Но учитывая количество воевавших, мы понимаем, что это ничтожная совершенно цифра.

Д. Володихин

— Ну а что касается медалей, которых появилось очень значительное количество, медалей, связанных с боевыми действиями в какой-то конкретной местности. Что там появилось первым? Насколько я помню, «За оборону Сталинграда», «За оборону советского Заполярья» и так далее. «За взятие Кенигсберга».

М. Тренихин

— Медалей было много, и медали были, собственно говоря, вот только те медали, о которых вы говорите, классифицируются таким емким названием, значит, медали «За оборону», «За освобождение» и «За взятие» городов. Соответственно, оборона — это города и области России, Советского Союза, за освобождение — это, соответственно, уже Европа — мы говорим о союзниках, ну которые на тот момент стали союзниками. Ну и взятие — понятно, это уже города неприятельские. Но если подробнее, были учреждены медали «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За оборону Одессы», Севастополя, Сталинграда, «За оборону Кавказа» — знаем важнейшие тоже битвы за нефтеносные районы. «За оборону Заполярья», которую вы совершенно верно вспомнили. И далее «За взятие Будапешта», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Вены», конечно же, «За взятие Берлина». Ну а что мы освобождали, за что было учреждено — за Белград, Варшаву и Прагу — за освобождение трех городов.

Д. Володихин

— Ну а вот здесь хотелось бы поинтересоваться, а что из этого широкого списка появилось в первую очередь и когда? То есть я очень хорошо понимаю, что действующая система медалей, она давала очень незначительный простор для идей патриотических. «За отвагу», «За боевые заслуги» — понятно, но человека, который вроде бы не совершил никакого геройства, но честно стоял на своем посту, честно оборонял какой-то рубеж, его необходимо наградить и его необходимо прославить. Вот отсюда появляется идея — «За оборону» «За взятие», «За освобождение». И вот когда это появилось и что было первым?

М. Тренихин

— Ну начиная с конца 43-го года такие награды учреждаются, соответственно, в 44-м и в 45-м годах. Но, правда, тут есть одно исключение. Потому что 21 июня — внимание! — 1961 года — через 20 лет после начала Великой Отечественной войны учреждается медаль «За оборону Киева», который действительно все-таки столица Украинской ССР...

Д. Володихин

— По тем временам.

М. Тренихин

— Который участвовал в крупнейших боях, который также город-герой. Но награда учреждена уже в правление Никиты Сергеевича Хрущева.

Д. Володихин

— Ну а древнейшей медалью вот из разряда «За оборону»?

М. Тренихин

— «За оборону Ленинграда».

Д. Володихин

— И позднее будет «За оборону Москвы», позже?

М. Тренихин

— Да.

Д. Володихин

— Ну понятно.

М. Тренихин

— Ну вот интересно, что композиционно, конечно, тоже они сами по себе тоже очень динамичные — то есть это идущие вперед войска строем, либо же «За оборону Москвы» это танк, который едет. То есть также мы видим о том, что как бы все настраивалось на то, чтобы отбить врага, двигаться вперед и довести все до победной точки. Ну вот интересно, кстати, еще не назвал я три награды вот таких подытоживающих — это «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», аналогично ей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» — с портретами Иосифа Виссарионовича, который смотрит, значит, на запад. И не будем забывать о том, что была учреждена медаль и «За победу над Японией». Потому что Советский Союз участвовал и...

Д. Володихин

— И боевые действия в некоторых местах были напряженные.

М. Тренихин

— И да, боевые действия в Манчжурии.

Д. Володихин

— И Сахалин тоже.

М. Тренихин

— Безусловно. Поэтому ну просто, кстати, надо отметить, что там уже армия была обстрелянная, и там были действия, безупречные с военной точки зрения.

Д. Володихин

— Ну что ж, поскольку вы вспомнили медали, которые давались во время Великой Отечественной войны морякам, я думаю, будет правильным, если сейчас в эфире прозвучит музыка из кинофильма «Командир счастливой «Щуки». Композитор Александр Сергеевич Зацепин.

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы обсуждаем медали советского времени — их символику, их историю, кого ими награждали. И у нас в гостях Михаил Михайлович Тренихин, кандидат искусствоведения, научный сотрудник Государственного музея-заповедника «Царицыно», зам главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция». Мы завершаем разговор о медалях советского военного периода времени Великой Отечественной войны и переходим к периоду послевоенному. Несколько десятилетий, как иногда иронизируют, зрелой и поздней империи, должны были породить достаточно большое количество медалей, но вот, насколько я понимаю, в действительности их появилось не так уж много, меньше, чем в военные годы.

М. Тренихин

— Ну я думаю, что как раз приблизительно столько же, сколько в военные годы.

Д. Володихин

— Но там было четыре года, а тут несколько десятилетий.

М. Тренихин

— Ну в этом плане — да, но как раз по количеству добавлялись они, то есть там было достаточно много наград юбилейных — какие-то юбилеи, соответственно. Вот интересно, что «30 лет Советской Армии и Флота» — мы говорили о том, что было «XX лет РККА» — Рабоче-Крестьянской Армии и Флота, теперь Советской Армии и Флота — название сменилось. А дальше 40, 50, 60 и 70 лет — уже «Вооруженных Сил СССР». Смысл один, но уже наименование менялось Советской Армии.

Д. Володихин

— Ну, скажем так, медали юбилейные и, по большому счету, видимо, в глазах народа они имели меньше цены, чем те, которые были заработаны за некие героические деяния.

М. Тренихин

— Вы знаете, те которые вручали за «30 лет Советской Армии и Флота» — как раз это послевоенный 48-й год — тут еще было отношение достаточно уважительное, и это награды которые получали в основном фронтовики. Напомню, все-таки не ветераны, а фронтовики — разница существенна, те кто действительно пороху понюхал. А вот дальнейшие юбилеи действительно уже схлынули на нет, и вручались они и тем, кто вступал уже и после войны, молодому поколению. Понятно, что это некое поддержание традиции, но вот этого духа действительно боевого, истинно боевого в них уже, конечно, не было. Ну и уж последние совсем, к концу советской власти — там «70 лет Вооруженных Сил», ну в общем, это уже такая подвеска была, достаточно мало котировавшаяся.

Д. Володихин

— Хотел спросить о медалях, которые вручали не за военные дела и не за присутствие в Вооруженных Силах, а за то, что относится к понятию советского времени «мирный труд».

М. Тренихин

— Ну мирный труд здесь важен как раз, последствия Великой Отечественной войны, безусловно, это медали для награждения за заслуги, как тогда говорили, в решении народно-хозяйственных задач. Таких медалей был ряд, то есть целый комплекс — «За восстановление предприятий черной металлургии юга», «За восстановление угольных шахт Донбасса», «За освоение целинных земель» — соответственно, это уже земли Казахстана в основном. «За строительство Байкало-Амурской магистрали».

Д. Володихин

— Это уже поздняя. Уже последние годы существования.

М. Тренихин

— Ну не совсем последние.

Д. Володихин

— 70–80-е годы.

М. Тренихин

— 70-е, да. «За преобразование Нечерноземья РСФСР» и «За освоение недр и развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири». То есть это такой комплекс наград, который, собственно говоря, с одной стороны, ликвидация последствий, потерь в Великую Отечественную войну, с другой стороны, освоение все-таки своих территорий уже на Востоке. Но была еще категория наград очень важных — для награждения за заслуги при исполнении служебного и гражданского долга, а именно это три медали. «За отличную службу по охране общественного порядка» — раз. «За отвагу на пожаре» — два.

Д. Володихин

— «За спасение утопающих» знаменитая.

М. Тренихин

— Совершенно верно. Причем как раз это награды-то достаточно серьезные. Потому что понятно, что людям за такие подвиги не давали медали «За отвагу», что совершенно верно, потому что все-таки это награда действительно для военных, но если ты кого-то вытащил из огня или спас там, чтобы человек не утонул, или опять же действительно охрана общественного порядка, помощь ну собственно это милиция, либо помощь милиции.

Д. Володихин

— Дружинники.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно. Хотя у них было много и своих наград, и там комсомольских оперативных отрядов и так далее, но это был тоже награда, достаточно котировавшаяся у людей, и которая давалась за какие-то очень правильные дела, мне кажется.

Д. Володихин

— Ну что ж, я хотел бы вспомнить о медали, которая была, по-моему, за все годы послевоенного периода самой красивой. Но ее давали вовсе не за какие-нибудь деяния, она была юбилейной. И мы сейчас перейдем к вопросу о возвращении государственнической русской исторической символики.

М. Тренихин

— Наверняка это «Москва».

Д. Володихин

— Ну не Москва, а медаль к 800-летию Москвы.

М. Тренихин

— Совершенно верно. Нет, я так и думал, что такой знатный москвовед, любитель и певец образ Москвы не мог не вспомнить о такой.

Д. Володихин

— Спасибо на добром слове. Но расскажите, ведь она действительно хороша, эта медаль, которую приятно в руках подержать.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно. Образ основателя столицы Юрия Долгорукого, который опять же действительно, вы правильно заметили, это возвращение имен и воспоминание о том, что у нас советское, собственно, государство начиналось не только там с 17-го года, с революции, а что-то было и до того. Оказывается, у нас были города, которые могли и 800-летие отпраздновать, да, в 1947 году. Ну опять же из этой плеяды награды — медаль в память 200-летия Ленинграда — помоложе, но все-таки опять же, значит, у нас имперский период до этого был, какая-то история своя была и какие подвиги. Полторы тысячи лет Киева.

Д. Володихин

— И, кстати, насколько я помню 800-летия Москвы была сделана еще из особо красивого металла — это такая медь, притом медь темная.

М. Тренихин

— Ну она была разная. У них есть еще и отличия по цвету ленты на самом деле, исследователи выделяют немножко там оттенки.

Д. Володихин

— За что же их давали, кому?

М. Тренихин

— А давали за разные заслуги. Ну в том числе, кстати, и тем, кто оборонял Москву, то есть и военным, и гражданским, тем кто, например, зажигалки тушил, бомбы зажигательные на крышах Москвы. То есть те, кто был награжден медалью, например, «За оборону Москвы», они автоматически получали и такую награду. Но, в принципе, давалась она и деятелям культуры и науки, что для нас с вами особенно приятно, и ученым — то есть достаточно широкому кругу лиц. Но опять же эта награда сразу послевоенная, и это награда, которая еще была действительно награда.

Д. Володихин

— То есть она из тех, которые были овеяны пороховым дымом уже ушедших сражений. Битвы канули в прошлое, кровь принята землей, но в воздухе еще звучит гул последних раскатов боевых действий.

М. Тренихин

— Ну я бы, наверное, охарактеризовал это иначе. Это такая медаль сталинского ампира, это медаль победивший действительно империи, победившей лютого врага. И в данном случае я бы такую награду отнес скорее, если сравнивать с наградами александровского и николаевского времени, после победы над Наполеоном — это действительно ампир, большая империя, которая утвердила себя ценой больших потерь, но при этом вот страна колоссальных размеров и колоссальных подвигов, и все-таки, что важно, колоссального культурного наследия.

Д. Володихин

— Ну что ж, очень важно понимать, что символика этих медалей также варьирует в очень широких пределах. Насколько я понимаю, она становится, как бы это правильно выразиться, то более советской, то менее советской. Вот что там изображали?

М. Тренихин

— Ну уже медали разные бывали. Потому что можно вспомнить, если мы уж говорим о медалях юбилейных — к 100-летию Ленина, которая, с одной стороны, была такая достаточно неказистая, вроде бы некрасивая, но тут интересно о том, что надписи на реверсах — потому что давали и военным к юбилею — соответственно, «За воинскую доблесть» как раз надпись, «За доблестный труд». А есть медаль без надписи — почему я как раз и вспомнил, казалось бы, непримечательную внешне медаль, которая для искусствоведа не представляет никакого интереса. А медаль без надписи — для иностранцев. Ну представьте: девять миллионов медалей за доблестный труд, те кто служил в тылу, два миллиона для военнослужащих и пять тысяч всего лишь без надписей каких-либо — для иностранных делегатов. То есть вот это как раз для исследователей наиболее интересно.

Д. Володихин

— Там, по-моему, были годы 1870–1970. Или это я путаю с рублем?

М. Тренихин

— Да, путаете с рублем. Хотя композиция очень близка к профилю. Но нам-то с вами все равно ближе такие награды как 800-летия Москвы или 250 лет Ленинграда. Хотя тут тоже казус, потому что все-таки 250 лет — правильнее было бы сказать Петербургу. Но на тот момент город назывался Ленинградом. Но мы-то понимаем, что Петр I Ленинград не основывал, поэтому в этом есть некий такой исторический анекдот.

Д. Володихин

— А что там было изображено, на этой юбилейной медали?

М. Тренихин

— Как раз таки памятник Ленину.

Д. Володихин

— Причем до советского времени. И ну, в общем, слава Богу, что этих причуд уже нет. И однако вот в следующей передаче, я думаю, мы продолжим этот цикл и в следующей передаче мы поговорим о медалях Российской Федерации, того что появилось у нас с 90-х годов — их много, они разные, такое количество, что даже трудно все перечислить. А сейчас в эфире прозвучит еще одна песня военного времени, наверное, самая созвучная сердцу солдат, которые повоевали на фронтах Великой Отечественной войны — «Эх, дороги», композитор Анатолий Новиков.

Д. Володихин

— Дорогие радиослушатели, это светлое радио, радио «Вера». В эфире передача «Исторический час». С вами в студии я, Дмитрий Володихин. Мы обсуждаем медали советского времени. В гостях у нас кандидат искусствоведения, научный сотрудник государственного музея-заповедника «Царицыно», заместитель главного редактора журнала «Sammlung/Коллекция», Михаил Михайлович Тренихин. А мы должны бы сейчас уже завершить советскую эпоху и перейти, скажем так, к жизни советских наград после существования самого советского государства. Но вот Михаил Михайлович машет мне рукой, мигает и всячески старается сказать, что-то мы важное забыли, надо все-таки упомянуть еще что-то такое упущенное. Прошу.

М. Тренихин

— Да, мы говорили, конечно, о наградах военного времени и, важный момент опять, о восстановлении имен и так далее. Но самое яркое с точки зрения символики — это восстановление в 43-м году, в разгар войны, пятиугольной колодки — как раз возвращение опять к имперской стилистике. И это та пятиугольная колодка, чуть измененная относительно имперской...

Д. Володихин

— Что такое пятиугольная колодка? Вы лучше подробнее расскажите. Колодка —это то, на что крепится медаль.

М. Тренихин

— На что подвешивается сама медаль.

Д. Володихин

— Сам диск, да.

М. Тренихин

— И как раз это тот современный вид, который дошел и до нас и используется сейчас и в Российской Федерации. И это как раз произошло в разгар Великой Отечественной войны — то есть когда колодочки с красной лентой прямоугольные на орденах и медалях, которые на тот момент были учреждены, сменились на пятиугольные — это как раз современный, хорошо узнаваемый всеми вид наград. Так что к вопросу о возвращении к имперскости.

Д. Володихин

— В общем, получается так, что Советский Союз потихонечку брел к тому, чтобы перестать быть самим собой и преобразиться в новую Российскую империю. Но вот тем не менее постоянно тащил за собой следом — как там в фильме «Офицеры» сказано — красные революционные шаровары.

М. Тренихин

— Да, совершенно верно.

Д. Володихин

— Но вот для нас важно то, что медали советской эпохи частично прекратили свое существование в 90-е, частично сохранили свой статус и некоторые продолжают в преобразованном, несколько измененном виде выдаваться. И самое главное, существует еще деятельность поисковиков, которые эти медали находят на местах сражений и стараются вернуть их в семьи тех, кто погиб с этими медалями. Давайте поговорим об этом. Собственно, что от медалей советской эпохи сохранилось в багаже наградной системы России?

М. Тренихин

— Ну как бы все медали те, которые кавалеры получили в советское время, если у них есть еще и награды современной России, они могут соседствовать на груди вместе. Но сейчас вначале идут награды сначала российские, потом советские. Вот поэтому в данном случае они не теряли своего статуса, то есть их не отменяли. Хотя фактически ими уже не награждают и страны той уже нет, но кавалеры еще оставались.

Д. Володихин

— Ну вот а, допустим, вы говорили о медали «За отвагу», медаль «За боевые заслуги»?

М. Тренихин

— Ну медаль Ушакова осталась тоже, с несколько измененным видом. Но ряд наград сохранился.

Д. Володихин

— Ну что, медаль Ушакова, медаль «За отвагу». Еще что-нибудь сохранилось?

М. Тренихин

— Да. Ну вспомним опять же высшую степени отличия медаль Герой России, которая фактически повторяет собой...

Д. Володихин

— Медаль Герой Советского Союза.

М. Тренихин

— Медаль Герой Советского Союза, только вместо колодки с красной муаровой лентой теперь с триколором российских цветов бело-сине-красных.

Д. Володихин

— Если обнаруживается то, что медаль советского времени была не вручена кому-то, ну в силу каких-то объективных причин — человек находился в госпитале, человек, ну просто сложно было его найти так или иначе, и теперь выясняется то, что медаль вручена не была, ему выдадут эту медаль или все?

М. Тренихин

— Ну вы знаете, иногда награды находят героев, и в военкоматах ветеранам могут вручить то, что до него не дошло. Правда, здесь интересный момент, то что медаль из запасов может быть вручена советского времени, а вот корочка, собственно, сам документ, свидетельство о награде будет уже не с гербом и надписью «СССР», не с советским гербом, а с двуглавым орлом и, соответственно, наименованием Российской Федерации. Потому что нет уже той страны, но есть преемник уже именно в виде Российской Федерации.

Д. Володихин

— Ну, собственно, скажем так, страна-то у нас все равно одна.

М. Тренихин

— Страна одна, а политический строй...

Д. Володихин

— И эстетическое оформление сменилось.

М. Тренихин

— Ну эстетическое оформление, да, пытается вернуться к дореволюционному, частично сохранить советское. И, в общем, иногда получается удачно, иногда не очень, но по крайней мере какой-то процесс еще идет. Вот интересно, что у нас просто недавно коллега один смог добиться, несколько лет добивался подтверждения, как раз вот получения такой книжки на своего деда. И через военкомат, вплоть до писем на президента страны, на администрацию президента, добился-таки книжки о вручении ему, его деду медали подтверждения, которую получил в 44-м. А в 45-м, еще в конце войны, он погиб, то есть он не получил. Но внук, проявляя такой гражданский, да и семейный патриотизм и нормальное родственное отношение, интерес к своему предку, сумел, несмотря на все сложные бюрократические процедуры, такое подтверждение получить. Правда, саму награду, медаль он не получил, но теперь с гордостью говорит, что могу передать детям свидетельство, память вот материальную о том, что их уже, получается, прадед воевал и, собственно, был награжден и потом героически погиб.

Д. Володихин

— Ну что ж, государство выполнило свой долг перед своими гражданами.

М. Тренихин

— К сожалению, нехотя. К сожалению, я говорю, много лет. Но тем не менее здесь зависит от человека.

Д. Володихин

— Но все же сделал он.

М. Тренихин

— Да, все же сделал, с одной стороны. Ну опять же мы можем там ругать или хвалить государство, и мы знаем и положительные, и отрицательные примеры, но заметим лишь, что этот человек сам еще добивался и интересовался. Многие ведь не интересуются. Хотя, конечно, есть и те, кто старается раскапывать и гордится своими предками. И, в общем, мне кажется, вот это как раз самое важное.

Д. Володихин

— Ну вот о тех, кто раскапывает не бумаги, а землю. Насколько я понимаю, находят медали, и иных наград на полях сражений довольно много. В Российской Федерации существует закон, который запрещает под угрозой серьезных наказаний какую бы то ни было торговлю наградами советской эпохи и времен Российской империи.

М. Тренихин

— Нет-нет, вот Российской империи как раз разрешено. Все что до 1917 года — пожалуйста, без проблем. И в этом как раз есть определенный казус. Потому что ну что же, получается, если коллекционер собирает награды там наполеоновских войн, Крымской войны, русско-турецкой, русско-японской, Первой мировой —значит, он собирает награды героев Отечества, он их пропагандирует, сохраняет память о них, и это хорошо. А после — как бы нет. То есть, получается, коллекционировать уже нельзя, согласно статье этой 3.24. Вопрос, что...

Д. Володихин

— Не коллекционировать, торговать.

М. Тренихин

— Ну совершенно верно, да, то есть покупка, продажа, обмен, принятие в дар. То есть это как раз большая проблема. С одной стороны, понятно, для чего это вводилось — чтобы не было того, что происходило в 90-е годы, когда...

Д. Володихин

— Людей просто грабили, убивали за награды.

М. Тренихин

— Ну за высшие награды действительно, за полковые ордена или там полные кавалеры ордена Славы — то есть то, что действительно было редкое, —действительно, мы знаем, было много уголовщины, с одной стороны. А с другой стороны, маятник как раз государства по отношению к коллекционерам, которые сохраняют память, которые отнюдь не рецидивисты, не какие-то сомнительные люди, а они, больше того, в отличие от родственников, которые многие продавали или выкидывали — и таких случаев, это неприятно, но, к сожалению, такого тоже было много, — коллекционеры просто иной раз находили на помойках целые архивы. Мне просто рассказывали случай, когда нашил полный архив Героя Советского Союза — человек, просто пойдя на помойку, нашел в нескольких коробках. Он нашел родственников — потому что, как это так, уточнить. А ему сказали: все, нам это не нужно, это вот действительно. И он был в шоке. То есть, к сожалению, такие случаи бывают. И в данном случае надо бы поддерживать тех, кто такую память сохраняет в виде коллекционеров и исследователей. Но на сегодняшний день мы знаем, да, есть такой закон. А закон есть закон.

Д. Володихин

— И закон есть закон, и мы его придерживаемся, мы законопослушные граждане. Однако все же то, что приходит из земли, ведь это тоже особая статья — каждый год обнаруживают медали, ордена, иные наградные знаки.

М. Тренихин

— Да не только из земли и действительно и в архивах. Вот я как раз говорю, что мои коллеги зачастую находят так и возвращают родственникам. Причем, может быть, там один родственник продал, к сожалению, да, там по пьянке, а другой будет это хранить и передаст детям. А из земли — действительно, это отдельная история, это копатели. И вы знаете, несколько лет назад, ну уже даже достаточно, в 2012 году один мой коллега по форуму «Фалеристика» написал замечательное стихотворение про найденную награду. Причем не боевую, а трудовую — «За трудовую доблесть». И стихотворение это было основано на реальных событиях. Начинается все о том, как это было вручено, еще Калининым, в торжественной обстановке учителю за трудовую доблесть, соответственно, по воспитанию молодежи. Потом некие сцены мирной жизни сельской. А потом строки о том, как этот человек уходит на войну и погибает, собственно, унеся с собой четырех немцев, подбив танк, он сам погибает. И рассказ в этом стихотворении идет от лица медали — медаль как свидетель, как памятник, значит, который все зрел.

Д. Володихин

— Ну, может быть, несколько срок из этого стихотворения.

М. Тренихин

— Да, оно длинное, но я, пожалуй, зачту как раз тот момент, когда уже медаль выкопали, и это очень пронзительные строки:

И долго для тех безымянных костей

Шел поиск в архивах пяти областей,

На номер медали — отписки властей,

Что им неизвестен такой...

Но имя нашлось... и обшарпанный дом, —

Квартира, в ней дед, он казался знаком.

Ну да! Я же помню его малышом

Тогда, перед самой войной.

Старик от волненья губу закусил,

И вдруг разрыдался, — уж не было сил,

Держал он меня, и о чем-то просил,

И «папой» меня называл.

Но что я отвечу? Я только медаль,

Мне чужды волнение, страх и печаль,

И мне никого совершенно не жаль, —

Я просто холодный металл...

Д. Володихин

— Ну что ж, время нашей передачи подходит к концу. А мне хотелось бы прежде, чем мы завершим, сказать несколько слов о медалях, да и вообще о наградах советского времени. Дорогие радиослушатели, Карен Шахназаров сравнил советский период русской цивилизации с некоей исчезнувшей империей, растворяющейся, и человек, который там жил или изучает этот период, становится переводчиком с мертвого языка. То, что сохранилась до наших дней на монетах, медалях, орденах, предметах того времени — это символика, которая отжила свой век и уходит в прошлое, будущего у нее уже нет. Но во всяком случае надо помнить, что она связана с судьбами тех людей, которые сражались за Родину, которые честно трудились, которые получали эти медали не по протекции, не по родственным связям, за то что они когда-то погибали в окопах, за то что они когда-то восстанавливали заводы, за то что они когда-то честно работали — и об этом забывать не нужно. Мне осталось от вашего имени поблагодарить Михаила Михайловича Тренихина за его просветительские труды сегодняшние. И сказать вам, дорогие радиослушатели, спасибо за внимание, до свидания.

М. Тренихин

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Жития святых
Жития святых
Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Невский и многие другие - на их жизнь мы стараемся равнять свои жизни, к ним мы обращаемся с просьбами о молитвенном заступничестве перед Богом. Но так ли много мы знаем об их земной жизни и о том, чем конкретно они прославили себя в вечности? Лучше узнать о земной жизни великих святых поможет наша программа.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху
Частное мнение
Частное мнение
Разные люди, интересные точки зрения, соглашаться необязательно. Это — частное мнение — мысли наших авторов о жизни и обо всем, что нас окружает.
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем