Москва - 100,9 FM

«Главный храм Росгвардии». Светлый вечер с прот. Максимом Беликовым, Алексеем Кузнецовым и Николаем Савенко

* Поделиться

В нашей студии были: настоятель строящегося храма святого равноапостольного князя Владимира в Балашихе протоиерей Максим Беликов, представитель компании, строящей храм, Алексей Кузнецов и майор Росгвардии Николай Савенко.

Разговор шел о строительстве храма князя Владимира, который станет главным храмом Росгвардии, а также о том, насколько сегодня важна для военнослужащих возможность участия в церковной жизни.


Лиза Горская

- В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер».  

Здесь, с вами, в студии Лиза Горская. Сегодня у нас в гостях протоиерей Максим Беликов, настоятель собора святого равноапостольного великого князя Владимира города Балашихи… 

О.Максим

- Очень приятно! 

Лиза Горская

- … как мы привыкли говорить, а на самом деле – Балашихи, извините меня, по правилам русского языка, который только строится, и о нём мы будем говорить. Также здесь Алексей Маратович Кузнецов, представитель компании, которая занимается проектировкой и строительством храма, и майор Росгвардии Николай Иванович Савенко, офицер отдельной дивизии оперативного назначения Росгвардии – он отвечает за работу со СМИ, и вот, он к нам пришёл. Мы будем говорить про храм святого равноапостольного князя Владимира. 

Я так понимаю, что строящийся храм будет главным храмом Росгвардии. Что это значит? Почему именно там – я думаю, и так понятно: дивизия Дзержинского, рядом – храм. Почему именно князя Владимира? Вот, расскажите, в каком порядке? 

Н.Савенко

- Князь Владимир – он является небесным покровителем войск национальной гвардии, и поэтому именно в честь него возводится сейчас храм. 

Само решение о том, что храм нужен – оно не ново, сама необходимость этого храма, и обсуждалось уже давным-давно. Но только в 2016 году наш директор Федеральной службы войск национальной гвардии, генерал армии Виктор Васильевич Золотов и Святейший Патриарх Кирилл приняли решение о том, что этот храм будет возведён, и будет возведён в городе Балашиха, рядом с нашей прославленной дивизией. 

Лиза Горская

- На каком этапе сейчас находится строительство – это, наверное, к Вам вопрос, Алексей? И как, вообще… не знаю… познакомились… как вот так сложилось, что вы сейчас втроём в этой студии, и втроём участвуете в создании этого храма? 

Ну, сразу два вопроса в одном. Начнём с этапа строительства, чтобы нашим слушателям было понятно, о чём речь. 

Н.Кузнецов: 

- Я хочу сказать, что в 2016 году было совещание у Виктора Васильевича Золотова – он инициировал это совещание – о строительстве храма. Там собрались все заинтересованные лица, включая священников. Там присутствовал Балашихинский епископ Николай Погребняк, там присутствовал сам Виктор Васильевич – вёл это совещание, и присутствовал наш владелец и генеральный директор Добашин Алексей Алексеевич. 

И Виктор Васильевич сказал о том, что есть очень большая потребность в строительстве, действительно, главного храма Росгвардии, и он хотел бы, чтобы мы, в частности – концерн «Крост», осуществили проектирование и строительство храма. 

Мы показали, на тот момент, отработанные планшеты, макет даже был храма, и всё это всем понравилось, и в этом же 2016 году был освящён Крест и закладной камень уже на территории строительства храмового комплекса. 

Почему я говорю «храмовый комплекс» – потому, что всё-таки это храм и плюс – приходской дом. 

Лиза Горская

- А проект – он разрабатывался специально для этого храма, или взяли существующий уже какой-то проект? 

А.Кузнецов

- Нет. Я должен сказать, что «Крост» - это большая организация, которая на протяжении более 25 лет проектирует и строит храмы. Сначала это было небольшое участие, а последние годы, фактически, мы проектируем и строим храмы. И каждый храм является индивидуальным. 

Первоначально, проект отрабатывается, естественно, архитектором. В данном случае, архитектором, автором проекта этого храма является Колосов Александр Борисович, архитектор, который… в чьей голове, собственно, родился этот храм. 

Мы сначала делаем, отрабатываем эскизы храма – это может быть совершенно несколько вариантов, после этого мы делаем техническое задание на храм, на проектирование храма, а потом уже делаем архитектурно-строительный буклет. Но данный храм когда мы делали, мы отрабатывали очень чётко вопрос, связанный с владыкой – епископом Николаем. Потому, что – он же заказчик, он – инициатор со стороны Церкви этого храма, он несколько лет… даже, может быть, десяток лет думал о том, чтобы там был храм, владыка Николай…  

Он сейчас, владыка Николай, является главным редактором Издательства Московской Патриархии, а тогда, когда мы начинали строительство, он был, естественно, епископ Балашихинский, и он вёл все вот эти вопросы. Поэтому… не сразу появляется храм. Храм появляется вначале в голове, потом это обсуждается. Вот этот храм – 39-й, можно так сказать, который мы проектируем и строим. 

В данном случае, он родился в голове Колосова Александра Борисовича, но, когда мы сделали уже буклет и его утвердили, и сделали техническое задание, он насыщается, естественно, соборностью. То есть, принимают участие в проектировании и строительстве храма – все мы.  

Вот, мы здесь собрались: это – настоятель храма, это – представитель Росгвардии, здесь нет архитектора, но я, как бы, могу ответить за него, потому, что мы… 

Лиза Горская

- Так, Вы и отвечаете – уже про проект столько интересного рассказали, я Вас ещё спрошу потом… 

А.Кузнецов

- Да… ну… дело в том, что я курирую всё это направление, и мне это всё близко и понятно. Поэтому, вот – Вы спросили, и я постарался ответить Вам максимально понятно. 

Лиза Горская

- А сейчас – что там? Там – фундамент, там – стены, есть ли там свод, ведутся ли там службы – но это уже к батюшке сейчас будет вопрос? 

А.Кузнецов

- Ну… я бы хотел сказать, что – что с 2016 года мы только закладной камень…  начали мы общестроительные работы весной 2017 года. На данный момент выполнен конструктив храма – то есть, возведены стены, монолитные перекрытия, сделаны, фактически, работы, связанные с храмом – то есть, конструктив храма завершён. 

В настоящее время ведутся работы по строительству причтового дома, то есть – приходского дома. 

То есть, выполнен определённый комплекс работ.  

Летом этого года – вот, мы сейчас обсуждали, пока настраивалась аппаратура, что у нас 29 июля первая служба была – проводил её митрополит Ювеналий, в храме. Храм ещё строился, ещё не было, так сказать, крыши, в полном объёме. Сейчас крыша уже смонтирована, но не до конца докончена, но уже металлоконструкция всей крыши есть. 

Лиза Горская

- То есть, снег уже туда не попадает? 

А.Кузнецов

- Снег туда не попадает. Но сейчас ведутся работы внутренние. То есть, инженерные сети прокладываются, технические, вентиляционные, электромонтажные работы, делаются фальш-своды, и, естественно, мы сейчас заканчиваем работы, связанные с устройством главки храма. Крест уже изготовлен, главка сейчас облицовывается, покрывается нитритом титана, нержавейкой покрыта – нитритом титана, и… 

Лиза Горская

- А что это значит? Вот, Вы говорите «нитрит титана»… я так понимаю, что всем здесь, кроме меня, понятно, что это… 

А.Кузнецов

- Ну, нержавейка… давайте, мы просто скажем, что это – нержавеющая сталь. То есть, покрытие нержавеющей сталью. 

Лиза Горская

- Что это? Это – лёгкий, прочный сплав? 

А.Кузнецов

- Это – лёгкий, прочный… нержавейка. Это тот материал, который не ржавеет, и будет работать много лет, сохранится много лет.  

А, вообще, я хотел сказать, что… раз уж тема пошла… я хочу сказать, что вот этот храм, который мы сейчас проектируем и строим, он отличается от предыдущих, которые мы построили, тем, что мы очень серьёзно отнеслись к техническому заданию. Мы, практически, собрали – вместе с проектировщиком, с настоятелем, с владыкой Николаем – собрали все возможные варианты каждого элемента храма – как сделать так, чтобы он был – лучший, главный, чтобы получился храм, где недостатки, которые мы видели на разных этапах в разных храмах – их убрать, чтобы выбрать оптимальный, красивый, хороший вариант. Это же – главный храм, торжественный храм. 

Отсюда, естественно, было качественно сделано техническое задание, и качественно выполнен проект. 

Я думаю, что храм получится многогранный, интересный – и с архитектурной точки зрения, и с технической точки зрения.  

Наверное, нельзя, чтобы я только один выступал… я, наверное, потом более подробно расскажу. Просто, здесь много… 

Лиза Горская

- Ну, я так чувствую – Вам есть, что сказать! Вы можете – и один… 

А.Кузнецов

- Да. Я хотел сказать, что просто здесь отработаны многие инновационные решения, архитектурные решения и традиционные решения, и отсюда – он получится, действительно, очень качественным храмом.  

Но я хотел бы ещё раз сказать, что, на мой взгляд, в проектировании храмов три составляющие очень важны.  

Первое – это, чтобы храм был функциональным. То есть, мы техническое задание делаем так, чтобы он выполнен был по канонам, и удобен, функционален, иначе – это неудобно. Он, действительно, храм – это здание для Бога, но – и для людей. Поэтому – это первое, что здесь важно – функциональность храма. 

Второе – это, конечно, прочность храма, прочностные характеристики, чтобы он стоял много лет. 

И третье – это красота.  

Вот, это… вы знаете, древний архитектор Витрувий – он собрал как бы вот… всё, как здание строится, и вот эти три принципа – они очень характерны. 

Вот, когда это всё объединяется в одном здании, тогда… есть очень хороший результат. 

Лиза Горская

- На сколько он человек рассчитан? 

А.Кузнецов

- Храм, по проекту, рассчитан на 500 человек, 500 прихожан. Но реально, поскольку, здесь же – два храма… вот… я думаю, что настоятель более подробно расскажет… два храма у нас – верхний храм и нижний есть храм. В нижнем храме будет купель. Поэтому, реальное количество людей, которое там может находиться на службе, конечно, безусловно, больше. 500 – это верхний храм. 

Лиза Горская

- К Николаю вопрос: а кто эти люди? Кто эти 500 человек? 

Н.Савенко

- Здесь нужно учесть, что помимо дивизии, которая дислоцируется в непосредственной близости от храма, рядом дислоцируется и военный городок. 

Построены целые комплексы общежитий для военнослужащих по контракту, где живут не только военнослужащие, но и их семьи. Поэтому, очень много людей проживает именно причастных к дивизии, причастных к военной службе. Я имею в виду не только военнослужащих, но и членов их семей. 

Сам по себе городок – тоже у нас очень большой. И поэтому, 500 человек для такого храма, я думаю, задача сверхвыполнимая. Я думаю, будут и очереди желающих посетить службы. 

Лиза Горская

- Ну, нам обещали, что всё равно всем будет удобно! 

Н.Савенко

- Ну, конечно. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Мы говорим о строящемся храме святого равноапостольного великого князя Владимира, который станет главным храмом Росгвардии. 

И вот, у меня, отец Максим, к Вам будет вопрос. Ведь, сейчас же, всё равно, на территории дивизии ведутся службы – там есть храм, да? Я так понимаю, что храм святителя Луки был одним из первых новых храмов, возведённых на территории… как, кстати, правильно сказать про Росгвардию… что это – воинская часть?… Извините меня, я настолько плохо разбираюсь в градациях наших силовых структур… вот… я, может быть, Вас потом ещё отдельно попрошу рассказать, в чём особенность Росгвардии, какова её роль в структуре МВД, чем она отличается от полиции, от ОМОНа… вы меня простите… я просто думаю, что я не одна такая. 

Н.Савенко

- Обязательно об этом поговорим, но чуть-чуть попозже. 

Лиза Горская

- Да-да-да… Батюшка, прошу… 

О.Максим

- Что можно сказать? Что – да, на самом деле, на территории дивизии, в медсанбате, есть храм в честь святителя и исповедника Луки Крымского. Но также пояснить нужно, что этот храм был построен, в общем-то, инициативой самых военнослужащих, и, конечно, на этот храм никаких бюджетных денег не выделяется – так же, как и на наш, сейчас строящийся храм. То есть, это были деньги именно тех людей, которые видели вот именно в этом храме определённую задачу. 

Конечно, для своего времени, в то время, этот храм был очень востребован. Он и сейчас востребован, но потому, что территория, всё же, дивизии – это закрытая территория, пропускная система, и не все могут прийти в этот храм. В основном, в этот храм ходят или солдаты срочной службы – в основном посещают, ну, и, также посещают те, у кого есть пропуск на территорию дивизии, в этот храм. 

Поэтому, конечно, то, что храм князя Владимира сейчас строится вне части – это очень хорошо. Потому, что люди могут все, не только те, кто живёт на территории городка военного или служит в части, могут его посетить, но и все желающие. Зона эта – не закрытая. То есть, можно приезжать – никакой пропускной системы там нету. 

Также… что нужно сказать? Что, конечно, служба идёт и в храме святителя Луки, и идёт она регулярно, эта служба, и также и мы, в нашем храме, хотя ещё строительство, в общем-то, не закончено, практически, год назад, стали совершать службу во временном храме. 

Нужно сказать, что динамика очень хорошая по посещаемости храма. То есть, изначально приходило, там, может быть, 10 человек… 5 человек… сейчас на Воскресное Богослужение приходит порядка 50-60 человек, а то – на большие праздники – и до 100 человек даже приходит. На такие, как Рождество, например. Поэтому, я думаю, что у храма есть будущее. 

Тем более, что храм будет, всё же, главный храм Росгвардии. То есть, все какие-то мероприятия, связанные с Росгвардией, связанные с какими-то датами, юбилеями будут проводиться здесь, и, конечно, храм очень востребован. 

Лиза Горская

- А вот, Вы сказали, что храм – первый – был возведён по инициативе военнослужащих. Как это, вообще, произошло? Просто попросили… или… как, да… 

О.Максим

- Ну, понятно… Конечно. То есть, те военнослужащие офицеры, которые совершали своё служение на территории ОДОНа, вышли вот с такой инициативой – о строительстве на территории дивизии храма. 

Нужно сказать, что на территории дивизии – не один храм. Есть ещё несколько домовых храмов, но этот храм – именно отдельностоящий. Это очень важно отметить, что он – отдельностоящий. То есть, это именно храм, с главкой, с крестом, который очень хорошо видно именно по дороге, когда едешь, по шоссе Энтузиастов, его видно. 

Ну… то, что… в общем-то… может быть, архитектура очень простая – это просто связано с тем, что не было таких средств, и, на тот момент, всё же, да – это, буквально… ну… по кирпичикам строилось. Поэтому, это, конечно, была для всех радость, когда вот этот храм построили. Его освятили, по-моему, или в 2001, или 2000 году. 

Лиза Горская

- Прямо сами военнослужащие, из своих средств, строили храм? 

О.Максим

- Ну, да… большинство – из своих средств, конечно. 

Лиза Горская

- А… что за мотивация? Вот… я хочу про это подробнее поговорить, потому, что – шутка ли, действительно, организовать, инициировать и довести до конца ( мы сейчас говорим про первый храм ) строительство храма? И потом снова перейти к… там… сейчас строится гораздо больший храм… что за мотивация у людей? 

О.Максим

- Ну… видите, как… что если нам посмотреть, например, в прошлый век – в 90-е года – какая мотивация у людей была к подъёму духовной жизни? Когда… в общем-то… вот это рухнуло… железный занавес… 

Лиза Горская

- В 90-х – чего только не было… 

О.Максим

- Поэтому, с другой стороны… вот эта тяга к религиозной жизни, и к Церкви, в общем-то, искание Бога – оно было повсеместным. Поэтому, это, в общем-то, оживление было – повсеместное тогда. И мы же помним, что в 1994 году, как раз, к Святейшему Патриарху Алексию II тогда обратились военнослужащие о том, чтобы заключить соглашение между Русской Православной Церковью и… получается… Министерством обороны. Это, в общем-то, также было принято… вот… двухстороннее решение. Потому, что сами военнослужащие, в общем-то, к этому были готовы – это принять. Это – с одной стороны. 

А, с другой стороны, конечно, на территории дивизии ( наверное, лучше, конечно, скажет Николай ) служат не только православные христиане. Среди них есть и мусульмане, есть и… не знаю… других религий… поэтому, конечно… но на тот момент – на тот момент – всё же, было большинство, как раз, православных, которые это строительство, всё же, восприняли очень адекватно и очень… в общем-то… для них было это важно – именно, чтобы отдельно стоящий храм стоял. 

Н.Савенко

- Со своей стороны, хочу, конечно, добавить, что военная служба – это не только выполнение каких-то там нормативов, не только боевая подготовка – это, конечно, всё нужно, и это для каждого военнослужащего – очень важно: быть физически готовым, и быть профессиональным в обращении с оружием, там, со специальными средствами, и так далее. 

Но немаловажный и тот факт, что военнослужащий должен быть всесторонне развит. И, помимо развития тела, гармонично развитый человек – он развивает и свой дух. А развивать дух без Бога, без того места, куда ты можешь прийти поговорить с Ним, тяжело. В этом была, я думаю, даже основная потребность именно нашей дивизии, нашей… 

Лиза Горская

- Удивительно! Давайте, сейчас, всё-таки, расставим, может быть, вот эти «точки над i» в отношении Росгвардии. Всё-таки, это, сравнительно, казалось бы, новая структура. А если она не новая, то расскажите, почему она не новая? 

Н.Савенко

- Сама по себе, наша структура – Росгвардия – она преемница других структур, которые существовали в определённые исторические периоды нашего Государства. 

Всё началось в 1811 году, когда войска внутренней стражи были основаны Александром I. Это было повсеместное явление, и вызывалось оно, прежде всего, тем, что полицейские функции, которые выполняли на тот момент органы правопорядка, они просто не охватывали весь тот объём задач, который стоял перед Россией того времени.  

И Александр I – он учредил войска внутренней стражи, которые пришли на помощь, прежде всего, органам полицейских структур. 

Ну, вот… далее они развивались, преображались, меняли свои названия, и непосредственным приемником Росгвардии были Внутренние войска Министерства внутренних дел Российской Федерации. 

Тогда мы относились к Министерству Внутренних Дел, были частью именно этого ведомства. Но, в настоящий момент, Росгвардия – это отдельный орган исполнительной власти, наряду с Министерством обороны, наряду с Министерством внутренних дел. Мы являемся отдельным органом исполнительной власти, который имеет свои задачи, во многом схожие с задачами непосредственных преемников – с внутренними войсками. Но и отдельные задачи, когда нам сформировали новое ведомство, конечно, тоже добавились. 

Лиза Горская

- А в чём именно особенность, уникальность – то, чем вы отличаетесь и от МВД, и от Министерства обороны? 

Н.Савенко

- Ну, скажем так, Росгвардия, на мой взгляд, является более универсальным инструментом.  

Если, допустим, Министерство обороны – главной его задачей является оборона России от всех угроз, в том числе, и, прежде всего, наверное, от внешних угроз, а Министерство внутренних дел, прежде всего, отвечает у нас за поддержание порядка внутри страны, то Росгвардия – во многом, универсальное ведомство.  

Основными задачами Росгвардии являются: охрана общественного порядка, обеспечение общественной безопасности внутри России при проведении различных мероприятий, носящих массовый характер – всякие концерты, митинги, шествия. Кроме того, основными задачами ещё являются: охрана важных государственных объектов, охрана специальных грузов, борьба с терроризмом, с экстремизмом. 

С преобразованием, к нам теперь стала относиться вневедомственная охрана, лицензионно-разрешительная система теперь тоже относится к полномочиям Росгвардии. 

Лиза Горская

- А откуда – кадры? У вас есть свои училища отдельные? 

Н.Савенко

- Конечно, конечно! У нас есть свои 4 института, которые готовят кадры для… офицерские кадры для Росгвардии. Это – Саратовский военный институт, Санкт-Петербургский военный институт, Пермский военный институт и Новосибирский военный институт. Вот – 4 института, которые готовят непрерывно кадры для Росгвардии. 

В чём универсальность? Чтобы Вы меня правильно поняли – Вы говорили о том, что… вот… где-то там мы… не знаю… за горами, за долами, там… воюем – у нас, понимаете, есть ещё такая задача – оказание содействия пограничным войскам, охране Государственной границы. То есть, непосредственно, оборона страны – тоже, в таких вот масштабах, она входит в перечень наших задач. В этом, на мой взгляд, и универсальность нашей структуры. 

Лиза Горская

- Я напоминаю, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». Оставайтесь с нами, мы вернёмся через минуту. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- «Светлый вечер» в эфире радио «Вера». Мы говорим о строящемся Князь-Владимирском храме города Балашихи, который будет главным храмом Росгвардии.  

И я хочу поделиться своим вопросом, который мы обсуждали при подготовке программы с коллегами. Он такой… мне кажется… ко всем гостям сразу… и, может быть, даже к слушателям. 

То есть, есть в обществе определённый стереотип про то, что… вот… христианство и силовые структуры – как это сочетается? Ну, казалось бы… христианство – это религия, которая проповедует смирение. Выражение «ударили по левой щеке – подставь правую» – чуть ли не из самых… вообще… расхожих и известных в народе цитат. Как это сочетается с отстаиванием интересов, с обороной и прочими функциями силовых структур? 

У нас очень бурная дискуссия была, пока мы к программе готовились. Вот, я сейчас вам задаю этот вопрос. Начнём с батюшки… 

О.Максим

- Если посмотреть по истории, мы ещё в Евангелии встретим ( это Евангелие от Марка ), как к Иоанну Крестителю приходили воины, и спрашивали, что им делать. Иоанн Креститель им дал чёткий ответ, что им делать: не обижать, быть довольными тем жалованьем, которое они получают. 

То есть, не было сказано о том, чтобы… «не воюйте», там, «не вступайте в какие-то… горячие точки», как у нас их сейчас называют, «не убивайте». Этого не было сказано. 

Лиза Горская

- Очаги напряжённости. 

О.Максим

- Да… этого не было сказано. Было сказано конкретно, применимо к твоей чисто нравственной… опять же… к человеку: что хорошо, а что – плохо, конкретно. 

Поэтому, и задача сейчас, на данный момент, Церкви – показать военнослужащему… ну, как… знаете, есть такая поговорка, что «война всё спишет», да? Вот, как бы, всё так спишет война, всё, так сказать, уйдёт… и всё забудется. Ан, нет. Вот здесь важен очень личный и моральный облик самого солдата. 

Если мы помним, когда наша армия вошла во Францию, французы были очень удивлены… или суворовская армия, да… и прочее… очень были удивлены той дисциплиной и моральным обликом, вообще, нашего русского солдата. 

Если посмотреть, параллельно, как поляки себя вели, например, у нас, в России, или те же французы, когда были в Москве – совершенно другой нравственный облик. 

Поэтому, задача – опять же, нынешняя наша задача – это воспитать такого солдата-воина, морального, так сказать, солдата. 

Если мы знаем, что на протяжении, в общем-то, всей истории России до 1917 года ( а в январе 1918 года был вот этот подписан уже… даже не декрет… о том, что разрывались отношения между Церковью и государством ), были священники – военное духовенство. Целое ведомство было военного духовенства, которое, как раз, этим и занималось – воспитанием морального облика военнослужащего. 

Вот, и сейчас, на данный момент, у нас так же есть военное духовенство, которое выполняет эти задачи, и, нужно сказать, конечно, есть свои трудности. Эти трудности… я думаю, об этом мы поговорим попозже, но вот, если общее посмотреть, то вот – так. 

То есть, даже есть, в принципе, книжица – сейчас такая брошюрка вышла – «Библия и война», где собраны разные цитаты из Священного Писания, из святоотеческой литературы, где эти моменты более подробно освящаются. 

Лиза Горская

- Извините… сейчас – короткая очень ремарка. Моральный облик человека – он разве не с детства воспитывается? 

О.Максим

- Дело в том, что в армию приходят различные совершенно люди, из разных слоёв населения, если мы посмотрим. И я думаю, что здесь, как раз… со мной согласится офицер, что армия – она воспитывает, как раз, человека. Особенно, когда человек… вот, сколько примеров таких было, что до армии… там… мальчишка был, а из армии уже возвращался – мужчиной, уже мужественным человеком. Потому, что тот режим, та структура – она его организовывала, она его собирала, и он, вот именно, становился таким… уже… возмужалым человеком. 

Лиза Горская

- Ну, да… честно скажу, людей, которые не служили в армии, и не ходили в какие-то серьёзные походы, их, в трудных ситуациях, очень легко становится видно. 

Теперь вот Вас, Николай, хотелось бы послушать. Сейчас хочу попросить Вас ответить на вопрос про сочетание христианства с задачами силовых структур. 

Н.Савенко

- Ну, если вы обратите свой взор к истории – к любому учебнику… вот, открываем мы «Древнюю Русь» – и с чем стояли воины? Первыми флагами были иконы.  

Это вопрос… даже я не знаю… стоит ли его обсуждать? 

Лиза Горская

- Ну, стоит! Мы его очень живо обсуждали… ну… правда! 

Н.Савенко

- Армия неотделима от духовности. Просто… я говорю… солдат, любой военнослужащий – это сосуд, а вера его, и его устои моральные – это вот… содержание этого сосуда. Вот, задача, как раз, Церкви наполнить его правильным содержанием – гуманистическим, любви к Родине, любви к ближнему своему. 

Это не задача противопоставлять, допустим, учение Церкви «не убей» и так далее, это задача обороны своей и своей семьи. 

Наверное, не секрет, что, в общем-то, очень много сейчас именно в военных структурах именно неоязычества. Это – отдельная, на самом деле, очень большая проблема, с которой сейчас мы сталкиваемся, с которой Церковь пытается сейчас как-то вот… работать. Опять же – почему? Потому, что… да… вот эти «роды», эти язычники, «они более сильные, их бог – это сила, это – оружие…», то есть, это – понятно. Это понятно, что – вот, «мы черпаем силы от тех наших предков, родов…», и прочее, и прочее. 

Это, на самом деле, сейчас очень серьёзной является проблемой, которая, наверное, и деструктирует, в большей степени, военнослужащих. 

Но, повторяю, что это – на фоне того, что… опять же… мы не можем как-то донести людям, что христианство – это не религия слабых. Если воспринимается, что язычество – это религия сильных ( посмотреть, там… викинги, ещё там кто-то ), что на фоне них христианство, как бы… как вот Вы сказали – когда тебя ударили по правой, подставь левую щёку – нет, ни в коем случае! У нас – целый ряд… да откройте вы святцы наши православные, и увидите, сколько мучеников было – именно воинов, именно солдат, именно тех, которые отказались приносить жертвы идолам, потому, что они были христиане! Значит, уже тогда, в Римской армии – в языческой армии… вот… просто задуматься… где Императора обожествляли, где Император был божеством, служили христиане. 

Так они… подождите… значит, они тоже ходили в бой, они показывали свои личные какие-то качества, они проявляли мужество… подождите… это значит – опять же – религия не слабых! 

И вот, как раз, одна из наших таких вот задач – напоминание об этом. Мы решили посвятить в Князь-Владимирском храме нижний храм, крестильный, в честь 40 мучеников Севастийских. То есть, как раз, вот этого христианского взвода, 40 человек, которые показали верность Христу, которые были, как раз, в языческой армии, но проявили, показали свою веру, и, в конце концов, мы знаем, как они мученически скончались в озере Сиваш в Севастии, в Армении. 

Поэтому… опять же… вот такими, где-то вот… маленькими шажками нужно просто показывать, что – да, христианство – это не религия слабых, это не то, что люди сами себе придумали где-то в голове. 

Лиза Горская

- Алексей Маратович, а как вот по Вашим наблюдениям – Вы же с ребятами сталкиваетесь, и не только структуры Росгвардии – сталкиваетесь, и имеете дело… наверняка, у Вас собственное впечатление уже сложилось? 

А.Кузнецов

- Я бы хотел сказать в данной связи, что Вы подняли вопрос… что главное в Церкви? Это – прихожане, это – люди. Что главное в войсках Росгвардии или других силовых структур? Это – люди. 

И вот, самое главное, что многие эти структуры – через людей, фактически – они возвращаются в православие. И для них храм – это их личное дело становится. 

Я хотел привести пример. Мы строили главный храм ФСБ России – это храм Иверской иконы Божией Матери, он на Мичуринском проспекте – и я должен сказать, что думать о том, что ФСБ России – это прямой наследник КГБ, который, в конечном итоге, очень много погубил священников, ну, и, вообще, православных – это не так. Сейчас другие люди совершенно в этих структурах работают, и это их потребность возникла – построить храм.  

И вот, я несколько раз – не только на службе, но и был когда в самой Академии ФСБ, инициаторами, собственно, строительства были служащие – я был поражён, когда меня спрашивали все, практически, когда мы закончим, построим «их храм»! Я воспринимал, что это «наш» храм… как бы… общий, а они воспринимали его как свой храм.  

Поэтому, сравнивать… вот, иногда сравнивают… людей, которые губили всё это дело, с нынешними – нельзя. Это – прихожане, которые верят в Бога, и это – их потребность. 

Вот, недавно было Крещение. Я был, опять-таки, там же, на Иверском храме. Кто стоит в очереди за водой? Курсанты. Значит, у них – это потребность жизненная возникла. И значит – не просто они ходят сюда. Это – их храм. Это – их жизнь будет. 

Поэтому, сравнивать эти силовые структуры со старыми – очень сложно. Задачи совершенно разные стоят. Всё-таки, защита, обороноспособность Родины требует – абсолютно верно, я согласен – требует высокой духовности. А духовность даёт Православие. 

Я хочу сказать вот… здесь уже, как бы, хотел переключиться… что когда были общественные слушания по храму, когда вопрос возникал… общественные слушания обязаны быть, приходят все, кому не лень, и кому лень – все приходят туда для того, чтобы высказать своё мнение… там было несколько обращений жителей соседних – частного сектора, который будет примыкать, которые были против первоначально строительства храма. Они выступали, писали письма, что «у нас свой сектор, зачем здесь храм» и так далее. Когда мы с ними встретились ( просто удивительно: храм никому не мешает здесь, наоборот – он только помогает ), показали документы – что мы проектируем, что мы хотим делать, какой храм – и это было, может быть, час какой-то, и вопрос о необходимости строительства храма отпал. Потому, что они поняли… люди-то поняли, что здесь создастся не какая-то там… здание, которое никому не нужно, а это нужно Росгвардии, нужно людям, которые туда приходят, и, в конечном итоге – им это нужно будет.  

И когда были общественные слушания, мы собрались, готовы были, так сказать… ну… более активно работать – ни одного человека, который бы выступил против, не было. Все понимали, что храм – нужен всем там. 

Мало того, там вообще анекдотичная ситуация… Когда я рассказал о том, какие мероприятия при строительстве храма мы делаем для того, чтобы та вода, которая весной скапливается у них на дороге… чтобы её не было, мы её забираем – они поняли, что мы пришли сюда не для того, чтобы… а чтобы им было лучше. 

Лиза Горская

- Но они боялись, наверное, стройки, в первую очередь. 

А.Кузнецов

- Они боялись стройки, они думали, что мы эту территорию загубим. Ничего мы не загубим, мы делаем храм и приходской дом на свободном участке – это болото, фактически, было. Наоборот – мы благоустраиваем эту территорию. 

Лиза Горская

- Может, кто-то за грибами ходил? 

А.Кузнецов

- Никто там за грибами… там, к сожалению, в основном, люди ходили шашлыки жарить – это ж территория открытая. Это – территория войсковой части, но, тем не менее, она – открытая. 

Поэтому… вот… здесь совершенно это разные люди. И я должен сказать, что такая служба у многих из них – она опасная, и, во многих случаях, я должен сказать, что их защищает, как раз, православная религия. 

И я не хочу все рассказывать случаи, но… с тем же Иверским храмом много связано историй, когда, фактически, икона помогала выжить людям. И вот здесь вот мы говорили о храме, который на территории дивизии сейчас Дзержинского – это уже существующий храм, но ведь это… уже правильно сказали о том, что когда его ввели, он стал освящён и стал функционировать, количество смертей в госпитале – уменьшилось. На несколько десятков процентов. Это представляете о чём говорит? Построили храм, и… 

Лиза Горская

- … и людям захотелось жить! 

А.Кузнецов

- … людям захотелось жить, и это – помогло им выжить. 

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА» 

Лиза Горская

- Я напоминаю нашим радиослушателям, что в эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». 

Отец Максим, хотела Вас спросить. Вообще, тяжело служить в храме… как бы так, корректно, сформулировать… отличается ведь, наверняка, служение в храме на территории дивизии… тяжело ли это? 

О.Максим

- На данный момент, храм только строится, у нас – временное помещение, нужно сказать. Но… да, перед этим у меня опыта, в общем-то, такого большого не было в общении с военнослужащими. Было больше опыта… так сказать… с такими… штатскими людьми. 

Но скажу, что… общаться легче! С военнослужащими. 

Лиза Горская

- Почему? 

О.Максим

- Не знаю. Легче. Легче найти общий язык, легче, в общем-то, что-то донести. Люди – очень адекватные… в общем-то, очень расположены слушать.  

Дело в том, что сейчас, на данный момент, наш приход – это, в основном, люди молодого и среднего возраста. Почему? Потому… ну, вот… 25, может быть, 30 лет – вот так вот. Это, в основном, и сами военнослужащие, и их семьи, дети. То есть, это люди, которые интересуются, люди, которые ищут. То есть, с ними можно разговаривать, и интересно разговаривать. Поэтому, мне вот, как пастырю, как священнику – наоборот, это радостно! Радостно. Не то, что тяжело, а мне – радостно! 

Да, бывает… так сказать… понятно, что… как и у всех людей бывает, что – физическая тяжесть, но радостно от того, что люди – тянутся, что люди – хотят слушать, они ищут, они – хотят понимать. То есть, очень живые люди! 

Тем более, что… я скажу, что большинство, всё же, тех, кто живёт вот в этом городке, люди с разных регионов. То есть, совершенно… это не только, там… с Московской области, с Москвы… совершенно это… это и со Ставрополья, и откуда только людей, в общем-то, нету! И с Калужской области, и с Липецкой области, и с Тамбовской… то есть, люди совершенно… совершенно… приехавшие с разных наших регионов, и, понятно, каждый привёз что-то своё, у каждого – какое-то своё понимание. 

И вот, мне, как раз… я вижу свою задачу как пастыря – именно какую-то основу положить общую. Понятно, что уже за наше небольшое время –количество времени, когда я совершаю службу – уже несколько семей… ну, как сказать… передислоцировалось, переехало в другие части… служба… кто – куда, но разъезжаются – и вот что-то у нас вот остаётся. Какие-то очень добрые отношения. То есть, люди – помнят, люди вспоминают. И ещё раз скажу, что моя задача – я так вижу свою задачу – положить вот этот вот фундамент, на котором дальше можно было бы людям строить свою духовную жизнь. 

Потому, что люди, понятно… приезжают, ещё раз скажу, что с разных регионов, и разные у них случаи соприкосновения со священниками, с Церковью – есть и положительные, и отрицательные – это как у всех, в общем-то, я думаю, бывает. Но здесь очень хочется, чтобы они обрели вот этот покой внутренний, чтобы обстановка была именно домашней, подчеркну – домашней.  

Потому, что в армии – понятно, что дисциплина, понятно, что всё регламентировано Уставом, и не хочется, чтобы вот храм тоже был вот таким – только Устав, только по Уставу всё действует. Нет, наоборот – чтобы люди… для них это была некая отдушина, некое отдохновение, чтобы люди приходили в храм, и чувствовали, что они приходят как домой, где они могли бы открыться. 

Лиза Горская

- А вот, кстати, в строящемся приходском доме – там что будет? 

О.Максим

- Будет и Воскресная школа, и большой зал для мероприятий – то есть, в принципе, очень такая… ресурс храма хороший. Ресурс храма именно как миссионерского храма. Потому, что я вижу задачу храма – именно как миссионерскую. Потому, что люди приезжают и уезжают, и вот то, что они здесь в себя воспримут, они дальше уже будут это нести в своём сердце. 

Лиза Горская

- Николай, теперь Вас, наверное, спрошу: что Вы и другие росгвардейцы ждёте от Церкви, от священников? Легко ли вам с отцом Максимом общаться? 

Н.Савенко

- С отцом Максимом – очень нам легко общаться, и я скажу так… Я сам живу на территории общежития, комплекса общежитий, который стоит рядом с, собственно, нашей дивизией, и не давнее, как в последнее Воскресенье, я был на службе во временном храме у отца Максима. Очень положительный батюшка, очень нам с ним легко, и я считаю, что нам повезло очень – конструктивные отношения складываются! 

И батюшка не только проводит службы у себя в храме, но периодически участвует в наших мероприятиях, которые проводятся внутри дивизии, говорит с солдатами.  

Не каждый солдат по призыву имеет возможность выйти и пойти в храм сходить. А тут – батюшка может прийти к нам и с солдатом поговорить. Поэтому… очень… 

Лиза Горская

- Востребовано это? 

О.Максим

- То есть, мы… знаете, что… конечно, востребовано. Почему? Потому, что накапливается у человека какой-то негатив внутренний. Понятно, что человек хочет какой-то отдушины, да, ещё раз скажу, вот от этого Устава, от этого регламента. То есть, ему где-то хочется… ну… выплеснуть свою какую-то мысль, эмоцию, прочее, прочее, прочее… 

Вот, я опять вернусь к нашему устрою. То есть, мы организуем после службы – прямо вот так, стихийно – расставляем столы, там, чай люди пьют. Для того, чтобы, опять же – общаться, чтобы люди могли общаться друг с другом. 

Потому, что, во время Богослужения, такой возможности нету – общения друг с другом, а вот за чашкой чая – и дети общаются друг с другом, и взрослые – мамы начинают знакомиться друг с другом, то есть, начинается вот это соприкосновение, начинается вот такой… ну… можно выразиться так – как кулак такой становится приход, костяк прихода формируется. 

Потому, что, конечно, изначально, хоть община и была зарегистрирована, но службы не было. И вот я говорю, свидетельствую о том, что сейчас, всё же, потихоньку, потихоньку формируется костяк прихода. Это очень важно. Чтобы храм наполнялся не только, как это называют, «прохожанами» и «захожанами», а чтобы это были именно прихожане. 

Для того, чтобы вот это было, мне думается, что люди должны друг с другом общаться, находить точки соприкосновения. Когда это будет, тогда будет формироваться здоровая атмосфера в приходе. 

Лиза Горская

- Удивительное дело, что… идёт ли речь о каких-то районах Москвы, или регионах, мы постоянно в этой студии приходим к тому, что Церковь и храм остались чуть ли не единственным сейчас местом, где люди общаются непосредственно, общаются вживую, и… просто общаются.  

Даже соседи – сколько у нас случаев было, когда люди живут в одном подъезде, на одной лестничной клетке, и вообще даже не знают, как друг друга зовут, приходят в храм – и начинается… Значит, и на территории воинской части – то же самое. 

Мало у нас времени осталось. Хотела вернуться к строящемуся большому храму святого равноапостольного великого князя Владимира, который… кстати, он уже считается основным, главным храмом Росгвардии, или когда будет освящён – станет главным храмом? Как правильно сказать? 

А.Кузнецов

- Он строится, и он уже главный! 

Лиза Горская

- Понятно. Когда запланировано… хотела сказать «сдача в эксплуатацию»… Великое освящение? 

А.Кузнецов

- Значит, мы планируем… мы – это все участники этого строительства – и проектирования, и строительства, и всего – мы планируем, всё-таки, в 2020 году завершить его строительство, то есть, сдать его, получить разрешение на ввод в эксплуатацию, а потом провести чин Великого освящения храма. 

Но предварительно… я ещё раз хочу сказать – предварительно мы планируем на июль 2020 года. 

Но здесь вот самый больной вопрос у нас сейчас – это, конечно, финансирование. Я хочу сказать, что «Крост» и Добашин Алексей Алексеевич, как владелец нашего концерна, вкладывают сейчас свои средства, но жертвователей – не хватает. Поэтому, получается так, что нам нужно построить очень много – средств явно не хватает. 

Поэтому, рабочая группа, которую возглавляет Ресин Владимир Иосифович, советник Патриарха, Добашин Алексей Алексеевич, вот мы все, естественно, Росгвардия – прилагаем все усилия, чтобы, всё-таки, вот на данный момент, жертвователи реально помогли, чтобы мы могли в июле 2020 года сдать храм в эксплуатацию и освятить. Это вот – самая главная причина. Не в том, чтобы построить – по технологии, качественно и хорошо, а чтобы мы могли это физически сделать. Для этого – нужны средства. Поэтому, мы все вместе просим, конечно, помочь нам храм построить. 

Мы делаем очень просто всё здесь – я хотел ещё раз просто пояснить – все средства, которые жертвуют, они переводятся на счёт прихода. То, что мы вкладываем – это наши жертвования, которые идут от концерна «Крост». Любой жертвователь, переведя деньги на храм, он помогает строительству храма. Другого никакого расчётного счёта – нету. Всё сосредоточено на храме. 

Отчётность, если кто-то переводит – не один жертвователь есть, мы также делаем потом отчётность, показываем – куда, какие деньги потрачены были. 

Никаких здесь выгод каких-то в этом во всём ни у кого нету, здесь задача –построить храм. Деньги тратятся только на строительство храма и его благоукрашение. 

Я хотел сказать, что здесь вот храм – мы посчитали, как говорится, я не хочу скрывать, что 455-500 миллионов нужно на строительство храма. Мы, на данный момент, выполнили работ на сумму порядка 140 миллионов рублей. Вот, это – основная проблема. 

И я хотел сказать, что чин Великого освящения требует, и необходимость в этом есть, не только строительную часть и так далее, но уже и благоукрашение. То есть, в чине Великого освящения должно быть – естественно, должен стоять иконостас, престол, жертвенник, церковная утварь, бра, паникадила, и иконостас, естественно, с иконами. Без этого чин Великого освящения – на временном – невозможен. То есть, не только сдать, но и освятить. 

Поэтому, вот, задача наша общая – в 2020 году, в июле, сдать храм в эксплуатацию. Это – непросто. Я вот сейчас, буквально, ещё раз смотрел, отрабатывал график производства работ: в 2019 году мы должны выполнить работ на сумму не менее 200 миллионов рублей. То есть, это и дом приходской, и храм, и благоустройство, и наружные сети – работы очень много. 

А из основных вех таких, которые сейчас мы планируем коллективно с Росгвардией, со священнослужителями, в марте – практически, смонтировать и освятить главку, в марте – организовать колокольный звон, повесить колокола… ну, по колоколам мы отдельно здесь… это дело… и в апреле – как раз день, после Дня войск Росгвардии ( 27 марта у нас День войск Росгвардии ), после этого события можно было бы смонтировать и Крест уже. То есть, у нас будет храм с главкой ( с куполом, то есть ) и с Крестом. 

Лиза Горская

- Отец Максим, а если кто-то захочет помочь, как можно найти Вашу общину? 

О.Максим

- Ну, во-первых, у нас есть группа «В Контакте». Вот, у них такая живая группа – в общем-то, мы, в основном, через соцсети общаемся. Поэтому, можно, в общем, найти «Князь-Владимирский храм, город Балашиха». 

Лиза Горская

- Пообщаться? 

О.Максим

- Да. Да, пообщаться всегда, в общем-то, я думаю, можно. 

А.Кузнецов

- И можно я вот… буквально… раз уж это… в прошлый раз я не успел это просто сказать.  

Я хотел сказать, что там вот… ну… я по своему опыту говорю, по нашему концерну… вы даже не представляете себе, когда храм освящён чином Великого освящения, как он меняет образ! 

Вот, мы построили храм в Строгино – вы даже вот, слушатель… даже не понимают, как он облагородил, как создал атмосферу! Мы построили храм в Химках – он сейчас стал основой городской жизни, основой! 

Лиза Горская

- Это вот большой вот этот… новый… в Химках… 

А.Кузнецов

- Большой, Богоявления Господня.  

Я несколько лет назад смотрел – была выставка детей-художников, которые рисуют в художественных школах: 30% работ посвящены нашему храму. То есть, город… а храм – один. 

Лиза Горская

- Я смотрю, Вас воодушевляет этот род деятельности! 

А.Кузнецов

- Безусловно. Конечно. 

Лиза Горская

- А Вас, Николай? 

Н.Савенко

- Что Вы имеете в виду? 

Лиза Горская

- Воодушевляет ли Вас то, что храмы строятся? 

Н.Савенко

- Конечно, воодушевляет! Мы все с нетерпением ждём, когда же уже, наконец, его построят! 

Лиза Горская

- Ну, что же… закончился наш светлый вечер!  

Я напоминаю, что в этой студии были протоиерей Максим Беликов, настоятель Князь-Владимирского собора в городе Балашиха, Алексей Маратович Кузнецов, представитель компании, которая строит этот храм и проектирует его, и майор Росгвардии Николай Савенко.  

Всего доброго! 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Дело дня
Дело дня
Каждый выпуск программы «Дело дня» — это новая история и просьба о помощи. Мы рассказываем о тех, кому можно помочь уже сегодня, и о том, как это сделать.

Также рекомендуем