Москва - 100,9 FM

"Фонд "Белый Ирис". Ольга Шитова, Екатерина Уварова, священник Николай Кущ

* Поделиться

У нас в гостях были директор благотворительного фонда "Белый Ирис" Ольга Шитова, архитектор и реставратор Екатерина Уварова и настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области священник Николай Кущ.


Мы говорили о восстановлении и спасении храмов от разрушения в удаленных деревнях и городах по всей России, и о том, каким образом фонд "Белый Ирис" содействует этому. Ольга поделилась, как пришла идея создания фонда, и что повлияло на её решение помогать восстанавливать храмы. Наши гости рассказали, как они находят единомышленников и помощников, как выбирают материал для строительства, что для них важно при реставрации, и как каждый может принять участие в этом богоугодном деле.


Ведущая: Алла Митрофанова

А. Митрофанова

– «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели. Я Алла Митрофанова. И сегодня у нас в гостях удивительные люди, которые посвящают свою жизнь тому, чтобы восстанавливать или во всяком случае спасать от полного разрушения храмы в удаленных деревнях, в маленьких городах и храмы, на которые, может быть, если бы не они, никто бы и внимания не обратил. Директор благотворительного фонда «Белый Ирис» Ольга Шитова. Ольга, здравствуйте.

О. Шитова

– Здравствуйте.

А. Митрофанова

– Екатерина Уварова, архитектор, который плотно сотрудничает с фондом «Белый ирис». Добрый вечер.

Е. Уварова

– Добрый вечер.

А. Митрофанова

– Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области. Отец Николай, здравствуйте.

Иерей Николай

– Добрый вечер, братья и сестры.

А. Митрофанова

– Вы как раз настоятель одного из тех храмов, который возрождается благодаря благотворительному фонду «Белый ирис», так?

Иерей Николай

– Да, так и есть.

А. Митрофанова

– Поскольку мы о вашем фонде в эфирах радио «Вера» упоминали, но подробно, наверное, вот так, как сегодня, еще не говорили, хочется начать, наверное, с самой идеи возникновения – 2016 год, если я правильно понимаю, это год основания фонда. Наверное, Ольга, это вопрос к вам: как и с чего началась вся эта история? Простите, если часто задаваемый вопрос. Но у нас вы действительно впервые.

О. Шитова

– Ну на самом деле это действительно очень часто задаваемый вопрос, поскольку всех это интересует. Ну все достаточно очень просто. Как всегда, к каким-то делам нас приводят наши мечты. Вот и у меня была, наверное, еще жила и живет мечта, чтобы в моей деревне появился хотя бы маленький храмик или часовенка.

А. Митрофанова

– А ваша деревня где?

О. Шитова

– В Брянской области. Поскольку в нашей стороне храмов очень мало и все люди ездят в город. И в 2014 году как-то случайно своей мечтой я поделилась со своей подругой, а она в ответ поделилась своей мечтой о восстановлении храма в своем селе, в Пермской области. И вот, в принципе, это стало первой точкой задуматься о создании фонда по восстановлению храма. Ну тогда вот мы думали, восстановления ее храма. Но в 2014 году у нас не получилось создать фонд. И в этот период я познакомилась с организацией, которая занималась восстановлением храмов и стала у них просто добровольцем. И как бы в эту тему я погружалась все больше и больше, и понимала, что мне это как-то вот близко, нравится, хочется этому как-то помочь, потому что о проблеме аварийных храмов, заброшенных храмов до 2014 года, если честно, я не знала. Для меня это было как бы...

А. Митрофанова

– Открытием стало.

О. Шитова

– Открытие, новое совершенно. Ну я и жила, в принципе, в той местности, поскольку там у нас мало храмов, то соответственно практически разрушенных тоже не было, а в городе храмы у нас восстановили. И в том же 2014 году я в Фейсбуке встретила увидела Казанский храм села Курба Ярославской области, который мне очень понравился. Но в тот момент у меня не возникло мысли, что мне нужно взяться за его восстановление, то есть у меня была мысль, чтобы его кто-то спас. А поскольку он действительно такой необычной формы, таких храмов до этого мне не встречалось, и я им просто залюбовалась.

А. Митрофанова

– А какая там форма, расскажите тогда сразу, что обратило на себя внимание особенно?

О. Шитова

– Обратила внимание круглая форма.

А. Митрофанова

– А, то есть он ротонда.

О. Шитова

– Да, но тогда я не знала, что он 16-лепестковый, но очень запало в душу вот его круглая форма с правильными, красивыми такими, гармоничными куполами. И он такой мне напомнил, как пасху, как пирожное, вот что-то такое прямо...

А. Митрофанова

– А он это что, барокко, классицизм, какого периода, что это за храм?

О. Шитова

– Это храм XVIII века, но, как считается, есть фрагменты нарышкинского барокко.

А. Митрофанова

– А, вот я так и подумала, что скорее всего туда уходит, в нарышкинские времена, любил он ротонды.

О. Шитова

– Ну там в какой-то период храм принадлежал роду Нарышкиных, возможно, как-то это было взаимосвязано. Но пока прямое участие Нарышкиных никак документально не подтверждено, но в любом случае в литературе эта присутствует информация.

А. Митрофанова

– Но вот вы сейчас поделились рассказом о трех храмах. Ну то есть это такое, как сказать, в одном месте вы увидели, почувствовали, что хотите этим заниматься, в другом, в третьем. От желания до системной работы, как правило, все равно тоже очень большой путь человек проходит. И что стало главным толчком что ли на пути к созданию фонда?

О. Шитова

– В 2015 году, через год, мне в очередной раз, но уже знакомая сбросила в сообщениях в Фейсбуке опять статью на Казанский храм села Курба.

А. Митрофанова

– И вы поняли, что это судьба.

О. Шитова

– И я зашла в этот пост, его посмотрела, и вроде бы пост отца Димитрия Смирнова, и он также этот пост гулял в Фейсбуке с 2014 года, там уже более двух тысяч просмотров, столько же перепостов, около трех тысяч. И я думаю: дай, посмотрю комментарии, что люди пишут. Вначале люди, как всегда, возмущаются, что такая красота в заброшенном состоянии, что никто не занимается. Ну потом думаю: дай, почитаю, что люди пишут в конце. Конец – это май 2015 года. И там люди уже пишут: давайте объединимся, чтобы что-то сделать для спасения этого храма, там я готов поучаствовать, там я готов пожертвовать. И последний комментарий был: сделайте кто-нибудь пост... не пост, а сделайте кто-нибудь группу в Фейсбуке, а то я не знаю, как это делать. Это был комментарий Марианны Модестовой. И вот этот комментарий меня сподвиг, чтобы создать группу в Фейсбуке и дальше уже продолжить, как сказать, работу по этому храму. То есть дальше начали звонить, узнавать, кому храм принадлежит, как отнесутся местные и органы власти, и жители к тому, если мы возьмемся им помогать в его восстановлении.

А. Митрофанова

– Удалось? Вот на данный момент в каком состоянии сейчас этот храм?

О. Шитова

– Ну на сегодняшний день мы уже проводим консервационные работы. В принципе проделана очень большая работа, поскольку храм является объектом культурного наследия, а у него не было собственника. Но для того, чтобы привлечь, так сказать, необходимые ресурсы для его восстановления, для того чтобы провести реставрационные работы, необходимо было оформить, найти собственника и его оформить. Ну с помощью Божией и с помощью добрых людей нам удалось его оформить в федеральную собственность, получить разрешение на проведение противоаварийных работ и разработку проекта реставрации. И сейчас у нас, вот прямо сегодня продолжают вестись консервационные работы на этом памятнике. Сейчас мы делаем временную кровлю, хотим, то есть не хотим, а закроем храм от атмосферных осадков, чтобы он начал просыхать. И дальнейшие наши планы – это надеемся, что в этом году сможем разработать проект реставрации, и уже в дальнейшем привлекать средства на настоящие, уже серьезные работы по реставрации этого объекта.

А. Митрофанова

– А помимо этого храма, сколько сейчас у вас еще проектов, которые ведет фонд «Белый ирис»?

О. Шитова

– Еще такие у нас серьезные наши объекты это в селе Аксиньино храм Спаса Нерукотворенного образа – это памятник федерального значения, там, правда, зарегистрированный приход, и памятник находится в федеральной собственности соответственно. Это тоже очень уникальный, красивый памятник. Наверное, его изюминка в том, что его купол венчается белокаменной фигурой Архангела Михаила, такой очень трогательный и брутальный, но тем не менее он такой страшный символ, который освящает, охраняет и местность, и местных жителей. И соответственно у местных жителей надежда не теряется, что со временем все-таки тоже этот храм будет возрожден, и их село обретет новую жизнь. И еще один у нас объект – это в селе Гурьево, вот отец Николай настоятель этого храма, храм Николая Чудотворца, на котором также уже ведутся работы по восстановлению шатра. И надеемся, что с Божией помощью сможем на праздник, престольный праздник Николая Чудотворца, 22 мая, установить золотой крест.

А. Митрофанова

– Потрясающе. Отец Николай, тогда к вам вопрос. У вас несколько храмов, как я понимаю, где вы настоятель, и один из них вот в таком плачевном состоянии. Благодаря фонду «Белый ирис» там сейчас ведутся работы, но тем не менее, когда вы его впервые увидели, этот храм, что это было, как он выглядел?

Иерей Николай

– Я бы изначально хотел бы вас поправить: у меня все храмы в таком состоянии.

А. Митрофанова

– Все.

Иерей Николай

– Все храмы в таком плачевном состоянии, которые требуют консервации для начала и потом дальнейшего восстановления.

А. Митрофанова

– А как же вы там служите?

Иерей Николай

– Я служу в храме Флора и Лавра, еще который до меня был организован приход, в 2012 году. Силами местных жителей было это все очищено от мусора, грязи, был сооружен алтарь – в колокольне, не в самом храме, потому что сам храм находится в очень аварийном, плачевном состоянии. В колокольне было это все организовано. И я настоятелем в этом храме с мая предыдущего года.

А. Митрофанова

– 2019.

Иерей Николай

– 2019, да.

А. Митрофанова

– А вот когда речь идет о восстановлении храма, в городе, как правило, настоятель кидает клич, обращается к прихожанам, и люди, которые ну там более или менее состоятельные, кто-то там, не знаю, две лепты принесет, уже очень много, Господь их умножит на сто там, на тысячу и так далее. Кто-то может помогать крупными суммами. Но тем не менее да, люди есть, они ходят в этот храм, они хотят, чтобы его восстановили, и они готовы на него жертвовать. В селах ситуация все-таки несколько иная. Потому что не секрет, сейчас у нас не пустеют, наверное, те села и деревни, где есть дачники или люди, построившие себе там загородные дома. А у вас там какая ситуация?

Иерей Николай

– Благодаря, скажем так, жителям города Москвы, которые имеют там дачи, это и города Санкт-Петербурга, жителей Твери, мы так и, скажем так, существуем на сегодняшний день. Помогают, кто чем может. К сожалению, именно местные жители как таковые не являются прихожанами ни одного из наших храмов.

А. Митрофанова

– То есть в основном те, кто построили там себе дома.

Иерей Николай

– Основная масса это, да, скажем так, дачники все. Почему так – годы безбожия дали свои ростки, которые мы в данный момент выкосить пока на сегодняшний день не можем, они очень так укрепились. И самое страшное то, что все-таки наше поселение является одним из лучших в Тверской области, у нас имеется самая лучшая школа среди сельских поселений Тверской области, в которой обучается 75 учеников,

А. Митрофанова

– Ну это вообще немало.

Иерей Николай

– Это немало, для нашего поселения это немало. И 25 детей дошкольного возраста. Глава администрации, Ольга Николаевна, принимает все меры для того, чтобы наше поселение возрастало, чтобы какие-то открывались предприятия, чтобы удержать молодежь, потому что миграция молодежи из села в город...

А. Митрофанова

– Ну это понятно, да.

Иерей Николай

– Это для всех понятно на сегодняшний день, нехватка рабочих мест. И мы должны понимать, что каждый человек хочет создать свою семью и прокормить ее.

А. Митрофанова

– И реализоваться тоже, естественно.

Иерей Николай

– Ну и реализовать свои, хотя из нашей школы, с беседы с директором, с завучем, у нас очень высокие показатели поступления именно на бюджетной основе в высшие учебные заведения.

А. Митрофанова

– Это прекрасно, кстати.

Иерей Николай

– А это я спросил у них, а чем это является. Говорят, прежде всего тем, что педагог, доступность педагога и ученика – классы маленькие, до десяти человек, и поэтому преподаватель уделяет очень много внимания каждому из учеников.

А. Митрофанова

– Как это важно.

Иерей Николай

– Очень важно.

А. Митрофанова

– Это просто прекрасно, то что есть такая возможность. К сожалению, да, сейчас у нас система образования настроена на оптимизацию и расширение классов, и в каждом там по 30, по 40 человек. А когда десять человек – это уже совсем другой уровень контакта личностного с педагогом.

Иерей Николай

– Да, прежде всего личностного.

А. Митрофанова

– А это в процессе обучения, может быть, один из самых важных факторов.

Иерей Николай

– Ну если, скажем, при большом скоплении людей в классе, учеников, это является как преподавание, как в институте: преподали – и все. А здесь уже идет обучение, то есть больше внимания каждому ребенку уделяется со стороны учителя.

А. Митрофанова

– Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Ольга Шитова, директор благотворительного фонда «Белый ирис». Екатерина Уварова, архитектор, сотрудничающая с этим фондом. Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области. Мы говорим о деятельности фонда «Белый ирис», которая включает в себя консервацию и восстановление храмов, в плачевном состоянии находящихся в данный момент в малых городах, сельских поселениях по всей России, география самая широкая. Вот, в частности, храм отца Николая, святителя Николая, как раз в Степуринском сельском поселении в Тверской области – это один из тех храмов, которые благодаря фонду сейчас имеют возможность, ну как сказать...

Иерей Николай

– Снова возродиться.

А. Митрофанова

– Да, по кирпичу буквально.

Иерей Николай

– Да, буквально по кирпичу, мы на сегодняшний день так и работаем. И только, скажем так, кирпичную кладка и успели закончить в предыдущем году. А в этом году мы уже планируем проводить плотнические работы по возведению шатра и восстановлению храма, установлению креста, который уже отреставрирован, позолочен и уже находится у одного из местных жителей. Ну опять скажу...

А. Митрофанова

– Дома?

Иерей Николай

– Не местного жителя, жителей Москвы, которые являлись в свое время инициаторами восстановления этого храма.

А. Митрофанова

– Ой, дай Бог здоровья людям.

Иерей Николай

– Да, это являются Татьяна и Игорь Локшины. И вот у них дома.

А. Митрофанова

– Вот поклон этим людям.

О. Шитова

– Да, они играют очень большую работу и по возрождению жизни в селе. Они вот благодаря их инициативе отремонтирован клуб, проводятся различные праздники, все государственные отмечаются и православные праздники отмечаются достаточно так очень, с насыщенной программой, там с концертами. То есть они большие молодцы, и музей там уже в клубе возрождают.

Е. Уварова

– День села.

О. Шитова

– День села.

А. Митрофанова

– Мы об этом поговорим обязательно еще чуть подробнее, каким образом возрождение храма способствует возрождению жизни, вот этому кипению, градусу интенсивности проживания жизни в селе или в маленьком городе. Сейчас я у Екатерины хочу спросить. А все-таки, мне кажется, для архитектора это невероятно важная творческая задача, да, восстановление храма. Но вместе с тем и, наверное, концентрация внимания на его первоначальном облике, чтобы постараться максимально близко к авторской задумке храм восстановить. Вот для вас что самое главное в этом процессе и вообще, с чего все начинается? Вот вы получаете, как архитектор, задачу: хотим восстановить храм. А дальше что?

Е. Уварова

– Ну а дальше в зависимости от ситуации. Ну я сейчас в основном работаю так, что как скорая помощь: то есть ты приезжаешь и смотришь, что в первую очередь нужно сделать, да, на этом памятнике. Ну в принципе, да, вы правы, конечно, основная задача реставратора, в принципе нас сравнивали в институте с врачами, то есть только врачи лечат людей, а мы лечим здания, да. То есть минимальное вмешательство, но при этом здесь важно не только понять задумку автора, но еще и здание не обеднить – то, чем сегодня очень многие страдают, памятники страдают.

А. Митрофанова

– А поясните пожалуйста, что значит обеднить и не обеднить соответственно?

Е. Уварова

– Ну вот, например, вы когда едете по провинции (я сейчас, конечно, опускаю вопрос финансовый, я понимаю почему обедняются памятники в том числе – первая причина, потому что мало денег) – люди пытаются из подручных материалов делать первоочередные работы, поэтому кровля у храма может быть голубого цвета, хотя она никогда у него не была голубого цвета.

А. Митрофанова

– И он не вписывается ни в ландшафт, никак не соотносится этот цвет. Да, поняла.

Е. Уварова

– Да, он штукатурится годами. И люди штукатурят одну сторону, красят ее. Через два года другую, красят ее. Через три года штукатурят третью, красят ее. И вы понимаете, через пять лет как выглядит этот храм, какого он цвета, да.

А. Митрофанова

– Разного.

Е. Уварова

– А вставляют пластиковые окна – это боль, это просто наша боль. Хотя я не верю в то, что невозможно найти людей, которые изготавливают деревянные окна. Это первая причина – все говорят, что ну кто мне сделает деревянные окна? Деревянное окно – это очень дорого. Но бывает, что памятник обедняют и из-за большого количества денег, потому что тогда уже к этому начинают относиться как к евроремонту. То есть, знаете, а я люблю голубой цвет, а я люблю, не знаю там, много позолоты. И то, что много позолоты вполне допустимо для барокко, а не знаю там, для эклектики не факт, это никого не интересует. Есть какие-то тенденции, что вот сейчас там все любят Андрея Рублева, и фрески хотят делать, вот как делал Дионисий или Андрей Рублев. А то что опять же это памятник XVIII века...

А. Митрофанова

– И они были совсем другими.

Иерей Николай

– И его не расписывал Андрей Рублев, да. И то есть мне нужно постоянно, понимаете, когда храм строили, его строили люди того времени и они мыслили по-другому. И когда реставратор, ну честный реставратор занимается памятниками разного времени, он каждый раз должен пытаться, безусловно, на сто процентов это не получится, но он должен пытаться думать, как думали тогда, вот влезть в ту шкуру. Это вот, представьте: писать, как писал Пушкин. А ну сейчас же это невозможно. Сейчас все пишут так, как они живут, в сегодняшних каких-то рамках культурных. А вот у реставратора рамки культурные, они должны быть невероятно широкими. И поэтому реставратор должен иметь большой опыт, большой кругозор, много читать, много смотреть, много ездить. Постоянно об этом думать. И ты можешь закончить реставрацию, а через десять лет понять, что ты тогда вообще-то ошибся. Сейчас твой уровень повысился, и ты уже видишь совсем по-другому. Но это счастье, когда реставратору удается вести объект на протяжении нескольких лет. Ну многих лет вернее. Например, мой учитель, Владимир Игнатьевич Якубени, он ведет один храм около двадцати лет – то есть вот вы представляете, как это, насколько он погружен уже в эту тему. А в сегодняшних реалиях самый большой дефицит это время, и все хотят все быстро. Мечтают отреставрировать храм за два-три года. Хотя я считаю, что это неправильно, потому что люди не меняются за два-три года. И я поняла, сначала я пришла как реставратор вот тоже на храм, а потом я поняла, как это меня муштрует в моей нравственной жизни. Потому что храм это да, это здание, но за зданием стоят люди. И я сталкиваюсь постоянно с человеческими проблемами – мы общаемся с батюшками, мы общаемся с прихожанами, с рабочими. А рабочие – это люди там из народа, да, они могут быть верующие, могут быть неверующие, они обижаются, они, не знаю там, видят это иначе, чем ты. То есть это такая мясорубка, что ты уже никогда не будешь другим. И поэтому как бы для меня, конечно, работа и нравственная жизнь, они неотделимо связаны, хорошо это или плохо. Но это и тяжело очень. Я не могу прийти домой, отдохнуть, это всегда крутится в моей голове. Но, с другой стороны, мне кажется, в этом есть Божия благодать, что Он мне дал такую возможность – расти духовно и понять, что здание это не только здание. Все-таки мы это делаем для людей.

А. Митрофанова

– Отец Николай, вы с Екатериной работаете?

Иерей Николай

– Да, работаем все вместе, конечно.

А. Митрофанова

– Вот я так понимаю, что вот эта боль реставратора, что невозможно прорасти в проект, в замысел создателей храма очень быстро, там за два-три года, на это требуется больше времени, это истории логичная, понятная и красивая очень по-своему, ответственное отношение. А с другой стороны, есть настоятель, которому ведь важно служить в этом храме. И если через два-три года не появится место, куда можно приглашать все новых и новых прихожан, то как же быть?

Иерей Николай

– Можно к этой проблеме подойти немножко с другой стороны. Разработать ту программу, чтобы закрыть, скажем так, крышу, окна и поставить двери. И тогда уже в этом храме мы можем проводить литургии.

А. Митрофанова

– Постепенно проводя и реставрацию, не спеша.

Иерей Николай

– Постепенно проводя реставрацию. Одно другому мешать не будет.

А. Митрофанова

– Вот в таких ситуациях...

Иерей Николай

– На что мы, конечно, и в этом году еще посмотрим, как нам в этом году уже отслужить первую литургию, на 19... 22-го.

А. Митрофанова

– 22-го. 19-го – это в декабре, зимой.

Иерей Николай

– Да, я иногда путаю числа.

А. Митрофанова

– Я тоже.

Иерей Николай

– Чтобы нам уже отслужить первую литургию в этом храме. И мы с отцом Дмитрием Каспаровым – это благочинный нашего округа Старицкого, – уже запланировали эту службу. Это все-таки приход назван в честь Николая Чудотворца, и поэтому престольный праздник, и хотелось бы служить первую литургию. Потому что мы знаем, что когда начинается служба, либо возобновляются литургии, тогда и возрождается жизнь снова.

А. Митрофанова

– Совсем другая жизнь.

Иерей Николай

– Она просто меняется, очень колоссально меняется.

А. Митрофанова

– Вот в таких ситуациях как раз приходит на помощь фонд «Белый ирис», о котором мы сегодня говорим и продолжим еще разговор. Ольга Шитова, директор этого фонда, сегодня у нас в студии. Екатерина Уварова, архитектор, работающая с фондом «Белый ирис». Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области. И помочь, поддержать благотворительный фонд «Белый ирис» можно очень просто: отправить СМС на короткий номер 7715, и в содержании сообщения написать слово «наследие» и через пробел ввести любую сумму пожертвования. 7715 – это короткий номер для СМС, и в содержании слово «наследие» и через пробел любая сумма пожертвования. Мы продолжим этот разговор буквально через минуту. Я думаю, что наши сегодняшние гости расскажут нам еще очень много интересного о своей работе и своем служении таком.

А. Митрофанова

– «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, я Алла Митрофанова. И с удовольствием напоминаю, что в гостях у нас сегодня Ольга Шитова, директор благотворительного фонда «Белый ирис». Екатерина Уварова, архитектор, сотрудничает с фондом «Белый ирис». Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области. И мы говорим о очень важной части нашей сегодняшней жизни. У нас, в общем-то, XX век так здорово исколесил в разных смыслах. И вот то, что стало с храмами за 70 лет, пока советская власть не занималась ими целенаправленно, они где-то разрушались, приводились в упадок, это, конечно, очень большая боль. Но, слава Богу, сейчас времена другие, и во многом, конечно, от нас, людей, сейчас 2020 год на дворе, вот что мы сделаем, как мы вложимся в эту задачу, то после нас и останется. И в этом смысле то, что делает фонд «Белый ирис», вот еще у нас замечательные есть друзья, фонд «Общее дело» – они занимаются возрождением деревянных храмов Русского Севера, ну это немножко другое направление с архитектурной точки зрения. Я все думала, когда мы с ними разговаривали, встречались: ну а много каменных храмов в других уголках России, которым тоже помощь нужна. Но вот у фонда «Общее дело», понятно, там своя специализация, люди, которые виртуозно уже сейчас овладели плотницким мастерством, они немножко про другое. А здесь нужны новые специалисты, новые руки, новые люди, волонтеры и прочее. Вот все это есть благодаря фонду «Белый ирис». И, Ольга, вы рассказали нам в начале нашего разговора, что все начиналось с идеи возрождения одного храма, сейчас их уже несколько. И я так понимаю, что это тоже только начало. Можно же присоединиться к вам, поддержать работу фонда. И если волонтеров будет больше, то и проектов будет больше.

О. Шитова

– Все верно. Если будет больше как бы единомышленников, больше соратников, то, конечно, можно будет брать под свою опеку и другие объекты. Поскольку обращений очень много нам поступает из разных уголков нашей страны, но, к сожалению, в силу ограниченности все-таки наших ресурсов, как и физических, и финансовых, то пока мы не можем так расшириться и в основном сосредоточены пока на тех объектах, которые есть, чтобы ну их довести до конца. Конечно, иногда как бы по какой-то, наверное, Божией воле все-таки откликаешься на какие-то объекты, это трудно дать этому объяснение, почему. Как вот, например, в селе Новое, тоже Ярославской области, там мы откликнулись на просьбу местных жителей помочь им сделать церковную ограду, то есть вокруг кладбища. Поскольку они своими собственными силами не могут с этой проблемой справиться, и они пробовали, там даже делали кирпичную кладку, пытались восстановить забор, но у них ничего не получилось. И они решили...

А. Митрофанова

– Обратиться к профессионалу.

О. Шитова

– Да, обратиться, найти себе помощь. Ну это тоже очень интересный объект культурного наследия. Там великолепный сохранился барочный иконостас. На сегодняшний день, наверное, большая редкость в нашей стране.

Е. Уварова

– В принципе, да.

О. Шитова

– Потому что там совершенная резьба по дереву. Ну в принципе со временем там тоже нужно проводить реставрацию иконостаса и живописи в самом храме.

Е. Уварова

– Там вообще весь интерьер прекрасно сохранился, не один иконостас, и росписи, и полы чугунные, и вся столярка.

О. Шитова

– То есть это даже вот в московских храмах не встретишь той красоты, которая сохранилась в этом вот маленьком селе, в этом храме, даже на удивление.

А. Митрофанова

– Вы знаете, хочу сейчас вернуться к жизни в таких небольших поселениях. И вот обмолвились вы уже, Ольга, что проявление храма или восстановление храма, возрождение жизни вокруг него способствует тому, что и в селе что-то начинает тоже просыпаться. Отец Николай, вот если обратиться к тем храмам, в которых служите вы, как там выглядит эта ситуация? Местные жители, каким образом они, ну не знаю, как это меняет их мир, их обиход какой-то, появление храма, вернее возрождение, восстановление?

Иерей Николай

– Ну во-первых любое возрождение храма это объединяет людей, они становятся одним целым, единомышленниками.

А. Митрофанова

– Потому что общее дело появляется.

Иерей Николай

– Это общее дело. Это как литургия, общее дело. Поэтому люди стараются вносить свою не только финансовую лепту, но свою душу в то, чтобы этот храм работал, служил, чтобы они могли здесь обращаться за помощью к Богу, чтобы они могли каяться в своих грехах. А мы знаем, что через покаяние только мы будем иметь спасение. К сожалению, скажем, если мы возьмем наше село Гурьево, то здесь молодого населения очень мало. В основном, как и везде, наверное, во всем поселении преобладает уже пенсионный возраст, люди, которые, выходя на пенсию, переезжают с городов, с мегаполисов в деревни и стараются найти себя уже поближе к земле. И, понятное дело, что к этому возрасту у людей меняется мировоззрение.

А. Митрофанова

– Они начинают задумываться, наверное, о каких-то вещах, которые раньше были неактуальны.

Иерей Николай

– Задумываться о душе, о спасении своей души, да.

А. Митрофанова

– Да, есть такой момент.

Иерей Николай

– И вот я вернусь еще к тому, что, конечно, рабочие места очень много дают свою значимость в этом.

А. Митрофанова

– А вот, кстати говоря, восстановление храма это не может быть одним из примеров таких вот рабочих мест? Или все-таки нет. Приезжает бригада, которая профессионально владеет этим ремеслом и занимается...

Е. Уварова

– Да, конечно.

А. Митрофанова

– То есть вот так вот из местных жителей кинуть клич, что давайте, может быть, там что-то попробуем...

Е. Уварова

– Ну убрать территорию можно, а шатер восстановить... Тем более раз пенсионный возраст у людей, у большинства...

А. Митрофанова

– Я имею в виду, чтобы, как сказать, чтобы сделать это место привлекательным для жизни не только для людей вот уже преклонного возраста, но и для молодых, там какая-то инфраструктура должна появиться для этого, конечно, там предприятия и прочее.

Иерей Николай

– Ну с появлением, скажем так, пенсионного возраста людей, к ним ведь приезжают дети. На лето приезжают, от мала до велика. Скажем, внуки приезжают, они живут целое лето с бабушками и дедушками рядышком. Поэтому воспитание именно с этого возраста и является нашей основой. Основой нашей дальнейшей жизни всей.

А. Митрофанова

– То есть бабушки, дедушки берут внуков, в воскресенье идут с ними в храм.

Иерей Николай

– И приходят в храм. Приходят в храм – дети уже знакомятся с основами и культурой православия. Сейчас ведется работа по организации воскресной школы.

А. Митрофанова

– На лето.

Иерей Николай

– Не только на лето, но к лету мы хотим это подготовить, а чтобы она работала круглогодично.

А. Митрофанова

– Круглый год. Ну да, вы же сказали, что в школе у вас там 75 человек детей и плюс еще 25...

Иерей Николай

– Нет, ну в школе основная масса детей это, скажем так, привозная. Потому что со всех ближайших деревень свозятся.

А. Митрофанова

– А, понятно.

Иерей Николай

– В самом Степурино не так много детей и в Гурьево, если мне так помнится, шестеро всего детей школьного возраста. Но все равно мы рассматриваем, чтобы при клубе, потому что пока другого места нет, чтобы нам дали разрешение на проведение таких занятий в клубе в Гурьево и в Степурино – это вот два поселения, две деревни, в которых мы желаем так открыть воскресные школы.

А. Митрофанова

– Дай Бог. Екатерина, а вот, по вашим прогнозам, храм, о котором говорит отец Николай, святителя Николая, собственно, он сколько требует времени и какого объема вложения должны быть, чтобы была возможность восстановить его полноценно и во всей красоте?

Е. Уварова

– Ну пока вот, по нашей статистике фонда, почему-то этот храм любят больше всех, на него больше всего жертвуют денег.

А. Митрофанова

– Это хорошо. Хочется и другим храмам того же пожелать.

Е. Уварова

– Да, хочется другим храмам того же пожелать. Хотя у нас поздний храм, он уже второй половины XIX века, и считается, что он построен по типовому проекту Константина Тона. И потихоньку мы ведем такую научную деятельность, и мы нашли уже очень много храмов такого типа, но они все равно все немножко отличаются. То есть типовой проект – это когда что-то берется за основу, но дальше по ходу строительства что-то может изменяться. И вот такой храм уже есть и Ленинградской области, и в Тверской, в другом районе, и в Самарской области – в общем, таких храмов как бы похожих много. При этом у него в принципе неплохая сохранность, с точки зрения реставрации в нем не так много загадок, то есть если что-то непонятно где-то, можно посмотреть в другом месте. Это тоже очень важно. Но у него много белого камня. Белый камень – сразу дорожает работа – это и сам материал, и работа по нему, то есть нужны профессиональные резчики по дереву...

А. Митрофанова

– По камню.

Е. Уварова

– Да, по камню. Потом вот поразительно, но у него нет колокольни, у него звонница, и в нее во время войны попал немецкий снаряд, там были ожесточенные бои. И эта рана жива до сих пор, он даже как бы не отремонтирован, что называется. Но я думаю, что при хорошем раскладе, при, например, там регулярном финансировании, ну лет шесть-семь.

А. Митрофанова

– Дай то Бог. Отец Николай, получится?

Иерей Николай

– Будем молиться.

А. Митрофанова

– Ну это тоже важный момент.

Иерей Николай

– Важный, это основной момент.

А. Митрофанова

– Можно, конечно, деньги собирать, но молитву не оставлять. Потому что иначе тогда... Ольга, каким образом вы на подобные проекты собираете финансирование? Где выступаете, к кому обращаетесь или, может быть, люди сами вас каким-то образом находят? Вот сейчас вы на радио «Вера», например. Это прекрасно и замечательно, у нас самые лучшие в мире слушатели, поэтому, думаю, что очень поддержат тоже и откликнутся. Тем более, что это уникальная возможность действительно принять участие в возрождении храма. Это же, ну я не знаю, это на всю жизнь, это потрясающе. Каким образом собираете средства?

О. Шитова

– Вы знаете, на самом деле основными нашими жертвователями с 2016 года как раз являются слушатели радио «Вера». Потому что мы здесь периодически в программе «Дело дня» рассказываем о наших храмах и о нашей работе. И, слава Богу, и от всей души благодарю всех радиослушателей, которые нас поддерживают, поддерживали все это время. Благодаря их жертве наша деятельность как бы продвигается, существует, и мы можем помогать нашим жителям, проживающим вот в Курбе, в Аксиньино, в Гурьево, в селе Новое. Многие звонят, и мы даем консультации. И еще мы участвуем в конкурсах...

А. Митрофанова

– Гранты.

О. Шитова

– В грантах Президентского фонда, и тоже, слава Богу, удается выигрывать и проводить достаточно, так сказать, серьезные проекты. Вот в 2018 году у нас был проект «Культурный код», благодаря которому мы разработали проекты по консервации храма в селе Аксиньино, второго храма в Курбе, храма Воскресения Христова, храма Корсунской иконы Божией Матери в селе Дегтево, это рядом с Курбой находится. Этот храм мы взяли – тоже обратились местные жители, и вот как-то тоже откликнулись, поскольку там живет пять человек, и вот таких особых активистов вроде бы у этого храма нет. Но как-то захотелось ему помочь. Потому что это действительно уже практически стоит руина, в трапезной росли деревья. В прошлом году мы его почистили, обрушился свод и также он в храме там сложенный лежал. Ну надеемся, в принципе, мы рассматриваем, что с возрождением храм будет возрождаться село, и в первую очередь это развитие туризма, к этому мы тоже как бы прилагаем усилия.

А. Митрофанова

– Вот это важно, кстати. Потому что, как цинично ни прозвучит, но журналистский вопрос, который возникает в связи с восстановлением храма в селе, где живет пять человек: а зачем? Не целесообразнее ли восстановить храм где-нибудь в более густонаселенной местности? А вы говорите, что храм может стать центром притяжения как раз таки, и в этом смысле тоже такой, ну одной из основ, наверное, возрождения жизни в этом месте, получается.

О. Шитова

– Вы знаете, храмы нужно восстанавливать всюду. В принципе ну вот мы как фонд, как любой другой взять фонд, у каждой организации есть все равно ограниченный ресурс, и они могут заниматься тем, что сложилось, по ситуации. А в другой точке густонаселенной, там много людей, которые могут появиться свои активисты, которые могут взять в свои руки это дело и начать восстановление храма. Никто же не запрещает, просто нужно взять и делать. Это, конечно, большой, тяжелый, непростой труд. Но это в принципе не труд, это служение, то есть здесь нужно рассматривать как служение. Потому что здесь огромная организационная работа, административная работа, которую никто не видит, никто не знает. Потому что все почему-то считают, что ты если взялся за объект, завтра он уже должен стоять, как игрушечка. Потому что, если это объект культурного наследия, есть конечно люди, которые хотят, чтобы завтра он был уже красивый. А есть другая категория людей, которые хотят, чтобы ты делал все по закону: чтобы у тебя была проектная документация разработана лицензированной организаций, аттестованными специалистами, чтобы у тебя были все разрешения, чтобы у тебя были определены зоны охраны, границы, чтобы у тебя был предмет охраны. Тебе нужно получить согласование с епархией, с органами власти, с департаментом охраны – то есть это такая большая структура, которая стоит за этой работой. И ты практически либо со всеми в звонках, либо в переписках и, соответственно, есть время ожидания, когда ты ждешь, тебе ответят, когда тебе пришлют письма. Не всегда все быстро откликаются и тут по твоему первому звонку начинают тебе давать информацию. Ну много всего, и поэтому ты понимаешь, это смиренно принимаешь, что все-таки это дело непростое. И, как Катерина уже упоминала, что в любом случае идет с тобой внутренняя такая тоже духовная работа, где-то как бы ситуацию должен просто принять и какое-то время ждать, просто ожидать. Ну не просто ожидать, есть работа...

А. Митрофанова

– Делать дело, делать все, что от тебя зависит, но...

О. Шитова

– Заниматься другой работой, а эту вот ситуацию отпустить. И потом она каким-то, слава Богу, чудным образом разрешается – либо находятся люди, которые помогают, либо она так складывается, ситуация, что все благополучно происходит.

А. Митрофанова

– 7715 – короткий номер для СМС, чтобы поддержать фонд «Белый ирис». Можно на этот номер отправить сообщение, в содержании которого написать слово «наследие» и через пробел ввести любую сумму пожертвования. И также можно на сайте фонда – https://nasledie-iris.org/ посмотреть, там разные способы указаны, как можно поддержать этот замечательный фонд.

А. Митрофанова

– Напомню, что в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Ольга Шитова, директор благотворительного фонда «Белый ирис». Екатерина Уварова, архитектор, который работает с фондом «Белый ирис». Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения Тверской области. Храмы, где настоятель отец Николай, они как раз в аварийном состоянии, и фонд «Белый ирис» помогает их восстанавливать, за что, конечно, огромное спасибо. Екатерина, к вам как к архитектору, знаете, хочу вернуться еще с вопросом о стоимости реставрационных работ. Вы упомянули белый камень –дорогой материал, который, действительно, люди, строившие когда-то храм, которым вы сейчас занимаетесь, во второй половине XIX века они могли себе это позволить. Сейчас у людей, живущих в сельской местности, возможности гораздо более скромные. Таких пожертвований, как наши предки, позволить себе люди не могут в большинстве своем. Стоит ли обращаться к белому камню? Нет ли возможности найти альтернативное и более доступное по цене решение? Или это все-таки будет, ну как сказать, преступлением против замысла?

Е. Уварова

– При реставрации – да. То есть при строительстве вы можете взвесить свои возможности, построить храм из дерева. Ну, кстати, тоже не стоит преувеличивать возможности наших предков. Мы все имеем какие-то ресурсы и представление, как их тратить, да. То есть в принципе практически любая история храма начинается с деревянного храма, а потом на его месте уже со временем каменный храм. И это могло растянуться на долгие-долгие года, если особенно это не барский храм, то есть не какой-то дворянин его богатый строил, то есть в принципе это обычная история. И тут уже просто возникает вопрос, что да, конечно сейчас люди очень ограничены в деньгах в провинции, но, поверьте, даже люди, которые имеют такие средства, они не считают это правильным что ли: ну зачем белый камень? ну это дорого! – то есть и здесь уже подключается такое вот такое отношение. Ну это же все-таки дом Божий строишь. Вы что туда хотите принести, самое лучшее, что вы можете или что-то среднее, что я могу себе позволить? Это как бы без укора, это просто вопрос к самому себе. Потому что ну что касается икон, да, ведь нам же не придет в голову реставрировать иконы каким-то там дешевыми материалами из ближайшего магазина. Мы же понимаем. Вот почему-то в нас это очень сильно пока еще: мы понимаем ценность иконы, мы перед ней молимся, но мы не понимаем ценности дома Божия, в котором хранится эта икона.

А. Митрофанова

– Отец Николай, а в ценность дома Божия, в котором хранится икона и в который человек приходит – тоже икона фактически, образ и подобие Божие. Ведь действительно, ну как-то у нас классика жанра, что вот золотые купола, и да, чтобы чаще Господь замечал, как пелось в одной песне. А с другой стороны, эти деньги можно потратить на какие-то замечательные благотворительные проекты. Почему обязательно вкладываться в восстановление храма?

Иерей Николай

– Ну что мы можем, скажем так, принести Богу от того, что Он нам дает? Каждый несет то, что он может дать. Кто может дать свою душу для того, чтобы заниматься благотворительностью. А кто-то может дать часть своих средств, либо вложить свою душу, умение, тот талант, которым наградил его Господь, и вложить это в строительство храма, либо написать икону. И я вижу, что одно с другим, это очень тесно взаимосвязано.

А. Митрофанова

– Вот это важный, конечно, момент такой, когда выбираешь, на что пожертвовать. И здесь, пожалуйста – храмы восстанавливаются, а здесь, допустим, ну детки болеют или что-то еще. И вот как для себя, я не знаю, может быть, отец Николай, как священник, совет дадите, правильно приоритеты расставить, на что в первую очередь обратить внимание. Может быть, ну зов сердца какой-то в себе услышать, да, или обратиться к Богу с молитвой, чтобы Господь направил.

Иерей Николай

– Ну прежде всего, конечно, нужно помолиться перед тем, как сделать выбор. И Господь всегда откроет то направление, в которое необходимо именно вложиться тому человеку, который будет это просить.

А. Митрофанова

– Мне в этом смысле хочется снова к Екатерине обратиться. И вы – молодая успешная красивая женщина, вы архитектор, и у вас, я не знаю там, пожалуйста – занимайся вы какой-нибудь элитной недвижимостью, я думаю, что вы могли бы себе позволить дом в любой части света. Вы занимаетесь восстановлением храмов. Почему? Почему вот в эту сторону, как вы этот зов услышали в себе? Что это такое было?

Е. Уварова

– Ну я не мечтала заниматься храмами. Ну, в принципе, я была верующей с детства, но невоцерковленная. А воцерковляться я стала, когда поступила в институт. Я реставратор, я все-таки даже не архитектор, а реставратор. И мы стали изучать культуру, русскую культуру. А что такое русская культура? Это, естественно, храмы, фрески, живопись, музыка, но в большей степени у нас на архитектуру был акцент. И я стала ходить в храм уже совсем с другими глазами. И видеть это другими глазами. Но потом я человек все-таки достаточно любопытный, и воспитывали меня в некотором таком духе патриотизма, потому что у меня папа военный. И я мечтала заниматься русскими усадьбами вообще вот, и диплом у меня был по русской усадьбе. И я думала, что вот я буду главные дома восстанавливать, парки. А потом, когда у меня родился сын, так сложилась моя жизнь, что я хотела как-то чем-то заниматься, помогать, не находясь в декрете. И я написала одному батюшке просто письмо, что, отец Александр, мне очень нравится ваш храм, и я готова вам, как архитектор, могу вам помочь. Ну а дальше уже какое-то сарафанное радио включилось...

А. Митрофанова

– Понятно.

Е. Уварова

– Да, и я увидела, как много... Я вышла из своей скорлупы, понимаете. Потому что каждый из нас находится в какой-то зоне комфорта: когда ты что-то видишь, а что-то ты не видишь, а что-то ты не хочешь видеть. И когда я стала ездить, в принципе, по Московской даже области, сначала это была Московская область, я увидела, сколько вообще храмов разрушенных, и какие проблемы, и как живут люди в провинции. Хотя я и раньше, я сама много жила в разных городах, папа военный, мы колесили-то по всей России, я не имела никаких иллюзий на этот счет. Но, конечно, это совершенно другая жизнь. И теперь я часто с сыном езжу и живу у батюшек на приходе храмов, которыми я занимаюсь, и я вижу этих людей. И вот мне бы еще хотелось добавить к вашему вопросу по поводу вот кому помогать, храму или детям, да. Мы как-то с Олей просто это обсуждали...

А. Митрофанова

– Ну или – или – я сразу должна сказать, что это, в общем-то, лукавая такая формулировка.

Е. Уварова

– Да, да.

А. Митрофанова

– И просто это один из часто задаваемых вопросов.

Е. Уварова

– Это очень часто задаваемый вопрос. Поэтому мы с Олей над ним тоже подумали. Подумали и рассуждали, что, конечно, детям, дети – это наше будущее. Но тем не менее вот вы представьте: дети выздоравливают и куда они выходят, и что они видят? Вот они видят вот эту разрушенную Россию, они видят эти разрушенные храмы? То есть как бы это вещи, которые, мне кажется, параллельны, они неотделимы друг от друга. То есть нужно лечить детей, но нужно заниматься храмами. И нужно заниматься жизнью в маленьких селах, и чтобы просто все не переехали. Сейчас, к сожалению, такая ситуация, что культура из города идет в село. Мы даже о возрождении каких-то ремесел рассказываем в деревне, а не деревня нам это рассказывает.

А. Митрофанова

– Вот об этой работе тоже хочется все-таки несколько слов сказать фонда «Белый ирис». Ольга, у нас, к сожалению, уже не очень много времени, но тем не менее. Возрождение культурного наследия и жизни в селе это одно из направлений вашей работы. Что оно в себя включает на практике, как это выглядит?

О. Шитова

– Конечно, наши все чаяния направлены на то, чтобы жизнь в селе, она возродилась полностью, цельно – и культурно, и социально, и экономическая и духовная жизнь. Но мы начинаем с духовной, то есть начинаем с возрождения храма, а параллельно начинаем активизировать уже другие сферы жизни села, как культурную, социальную. И думаем тоже об экономической, то есть какие, так сказать, предпринимательские или какие там бизнесы можно на этой территории развивать. И практически мы думаем о каждом селе. Так ну все как бы делается, я так понимаю, со временем и в свое время. Начинаем, а люди в селе вот до нашего прихода живут как тихой, спокойной, своей размеренной, инертной жизнью. То есть они считают себя покинутыми, никому не нужными, заброшенными, в глубокой депрессии и апатии – ну я говорю это о маленьких селах, которые, да, у нас. Соответственно, нужно время, чтобы людей раскачать, чтобы они изменили свой образ мышления, чтобы они начали из негатива думать хотя бы немного в позитиве, чтобы они научились мечтать, чтобы они хотели новой жизни. И, слава Богу, у них просыпается желание жить по-новому и менять свою жизнь. И менять свою жизнь и менять свое село. А мы начинаем, проводим встречи, общаемся с людьми, проводим совместные праздники – там День села, престольные праздники, культурно-массовые мероприятия. В прошлом году тоже, благодаря программе «Волонтеры культуры», мы смогли провести всех наших селах добровольческие лагеря, ну где семидневные, где четырехдневные – это, в принципе, вот целую неделю в селе кипела жизнь.

А. Митрофанова

– Это потрясающе.

О. Шитова

– То есть мы проводили работы, ну так сказать, большую работу удалось сделать которую, наверное, если бы не помощь этой программы, наверное, она бы у нас растянулась бы года на два. Это мы и в Аксиньино в Тульской области очень хорошо почистили территорию, и благодаря добровольцам престольный праздник 29 августа, там, наверное, за последние сто лет впервые совершили крестный ход вокруг храма. Это был действительно такой торжественный день, праздничный, был звон колоколов, правда, передвижная была колокольня у нас. Собрались и местные жители, была такая солнечная погода, прямо такое ощущение, как будто благодать Божия спустилась в этот день.

А. Митрофанова

– Как Пасха.

О. Шитова

– Да, просто все там как-то вот находились в каком-то таком вот, благодатном состоянии. В селе Курба у нас прошел добровольческий лагерь, арт-экспедиция, но она такая была интересная, творческая. Там с инициативой выступила местная жительница, мы ее поддержали, тоже как бы такое было новое веяние – приехали различные там деятели искусства, хореографы, музыканты, живописцы, и в каждой сфере как бы вместе с местными жителями, с местными, детьми творили. И в селе Дегтево, где храм Корсунской Божией Матери, благодаря чему удалось храм очистить и от выросших деревьев там сорокалетних и разобрать обрушившийся свод.

А. Митрофанова

– Вот когда уже не возникает вопроса, зачем восстанавливать храмы. Пожалуйста – как сразу закипает жизнь, и все замечательно происходит. Спасибо вам огромное за этот разговор. Приходите к нам почаще и рассказывайте о тех шагах, которые благодаря фонду «Белый ирис» удается совершать в этом важном деле восстановления храмов в маленьких селах и городах, они по всей России есть такие, да. Дай Бог, чтобы у нас было как можно больше единомышленников и волонтеров, чтобы у вас расширялась география вашего присутствия. Это очень круто, то что вы делаете. Ольга Шитова, директор благотворительного фонда «Белый ирис», сегодня была у нас в эфире. Екатерина Уварова, архитектор и реставратор, которая сотрудничает с фондом «Белый ирис». Священник Николай Кущ, настоятель храмов Степуринского сельского поселения в Тверской области. Огромное вам спасибо, что пришли, рассказали об этом. И напомню еще раз, что поддержать деятельность фонда «Белый ирис» очень просто. Короткий номер для СМС –7715, в содержании сообщения важно написать слово «наследие» и через пробел ввести абсолютно любую форму пожертвования. 7715 – это короткий номер, и в содержании сообщения слово «наследие» и через пробел любая сумма пожертвования. Другие способы, как поддержать работу фонда, можно найти на сайте https://nasledie-iris.org/ – все очень просто. И огромное спасибо всем, кто откликнется, поддержит этот замечательный проект. Еще раз благодарю всех наших гостей. Спасибо.

О. Шитова

– Также благодарим слушателей.

Иерей Николай

– Хотел бы сказать, пригласить слушателей радио «Вера» на нашу землю, в поселение Степуринское – у нас есть что посмотреть. В свое время село Степурино было очень богатым селом, оно являлось центром торговли, центром культуры. В селе имеется три барских дома, о чем говорит, что село было очень богатым. И плюс еще то, что на нашей земле, в селе Мичково, родился и вырос игумен Валаамской обители Дамаскин. В этом году ему 225 лет со дня рождения его. И совместной работой с Валаамским монастырем мы планируем в этом году увековечить память игумена Дамаскина и поставить, построить часовню.

А. Митрофанова

– Помогай Бог. Спасибо вам большое. Я Алла Митрофанова, прощаюсь с вами. До свидания.

Иерей Николай

– Спаси Господи.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Места и люди
Места и люди

В мире немало мест, которые хотелось бы посетить, и множество людей, с которыми хотелось бы пообщаться. С этими людьми и общаются наши корреспонденты в программе «Места и люди». Отдаленный монастырь или школа в соседнем дворе – мы открываем двери, а наши собеседники делятся с нами опытом своей жизни.

Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века

Также рекомендуем