Москва - 100,9 FM

«Единоверие». Священник Алексий Гугливатый

* Поделиться

У нас в гостях был настоятель Спасо-Преображенской Единоверческой общины в городе Куровское Московской области священник Алексий Гугливатый.

Мы говорили о единоверии — единственном старообрядческом течении внутри Русской Церкви, как и почему оно возникло в России, и в чем особенность богослужений и обрядов единоверцев. Разговор шел о единоверческих священниках и епископах, прославленных в лике святых. Отец Алексий также рассказал о своем пути к священству в единоверческой общине.

Ведущий: Алексей Пичугин


А. Пичугин

— Друзья, здравствуйте. Это «Светлый вечер» на светлом радио. Меня зовут Алексей Пичугин. Я рад вас приветствовать. Сегодня у нас интересная тема: мы будем говорить — кажется, мы ещё никогда не говорили, за все годы существования нашей программы, по крайней мере, про единоверие. Сегодня про единоверие, про использование старого обряда в Русской Православной Церкви, если так можно выразиться, мы будем говорить со священником Алексием Гугливатым, настоятелем Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское Московской области. Отец Алексий, добрый вечер.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— Хочу сказать, что в России, в Центральной её части, есть несколько таких мест компактного проживания старообрядцев. Не знаю, насколько нужно сейчас делать исторический экскурс, но, наверное, всё-таки придётся его сделать для того, чтобы лучше понимать, разбираться в том, что же такое единоверие, чем оно отличается от старообрядчества, чем оно отличается от привычной нам Церкви, привычных обрядов Церкви. Но сразу хотелось бы сказать, что с жизнью старообрядцев мы если не сталкиваемся сейчас где-то в Москве, то это не значит, что старообрядцев в Москве нет, что единоверцев в Москве нет, что беспоповских согласий в Москве нет. Есть Рогожская слобода, бывший старообрядческий посёлок — это район неподалёку от станции метро «Авиамоторная». Есть город Куровское, который находится в исторической местности Гуслицы, где также проживает много старообрядцев и где служит наш сегодняшний гость. Но всё-таки давайте действительно пойдём от корней, отец Алексий. Что же такое единоверие, как и почему оно возникло в России?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Единоверие — это такое направление в старообрядчестве, которое целью своего существования, целью своего такого движения в старообрядчестве являет единство старообрядцев с Православной Церковью. Следует сказать, что после раскола XVII века все старообрядцы оказались вне границ Русской Православной Церкви, вне границ Церкви Христовой, потому что они стали защищать тот обряд, ту богослужебную традицию, к которой принадлежали их предки, к которой принадлежали многие святые люди Святой Руси. И оказавшись, скажем так, за гранью Церкви, они достаточно печально и достаточно тяжело переживали вот этот получившийся раскол и искали возможности обретения вновь трёхчинной иерархии, то есть епископ, священник, диакон — трёхчинная иерархия, которая есть в полноте Православной Церкви. И так получилось, что старообрядцы разделились на два лагеря в XVII-XVIII веках: одни стали беспоповцами, то есть они стали отрицать существование священноначалия и священства в мире, потому что верили, что пришёл духовный антихрист и тем самым упразднил всякое священство в Церкви.

А. Пичугин

— Позвольте, тут уточнить надо, наверное: они верили в то, что уже пришёл, как вы выражаетесь, духовный антихрист, и таким образом священство упразднено; или же они считали, что после смерти последних священников, служивших по старому обряду, после трагической кончины кого-то из них, после того, как кто-то оказался в ссылке и умер, каноническое, подлинное священство прервалось?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, совершенно верно, Алексей, второй вариант здесь более правильный. Я, конечно, не совсем верно сказал. Да, вера была в то, что последний священник старого рукоположения с собой уносил всю полноту иерархии трёхчинной. В том числе часто и вот эти священнослужители, собиравшие вокруг себя массы людей, проповедовали, что они приготовят, например, запасных Даров, святую воду, ещё что-то из священных каких-то предметов, и после них уже никто не сможет дать ни Святое Причастие, ни преподать Крещенской воды, потому что после них уже всё — больше иерархии нет. И второе направление старообрядчества — это поповцы. Поповцы принимали священников от Церкви, сначала Патриаршей, потом Синодальной Церкви, беглых священников, которые так или иначе оставались без прихода, и они перебегали к старообрядцам в поповские толки. Поповские толки ещё так и назывались — беглопоповцами.

А. Пичугин

— Пока не появилась так называемая Белокриницкая иерархия — мы в двух словах об этом скажем, наверное, так как эта история не является темой нашей программы. До того, пока не появилась постоянная архиерейская преемственность, апостольская преемственность, соответственно это просто были единичные факты перехода священников к старообрядцам, и которые для них совершали разные Таинства. Но это не было какой-то системой.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, системы не было, центров определённых не было. Была, конечно, Ветка, были Гуслицы, был Урал, то есть, конечно, формировались определённые такие местные области старообрядчества, но они не были центрами всё же. Например, в Стародубье — была тоже такая местность — там считалось возможным принимать священников тоже из Господствующей Церкви, как называли старообрядцы Русскую Православную Церковь. И считалось, что у архиереев, у священства нет, скажем так, потери какой-то благодати и нет впадения в определённую ересь. Именно Стародубье стало к концу XVIII века таким, можно сказать, идеологическим центром единоверия. В старообрядческих монастырях Стародубья появился такой инок Никодим, который написал известные такие «Никодимовы пункты». В них повествовалось о возможности возвращения старообрядцев в лоно Русской Православной Церкви по определённым, скажем так, условиям, которые если будут соблюдены, то пребывание старообрядцев в Русской Православной Церкви будет оправдано.

А. Пичугин

— Насколько я помню, он не успел закончить, поскольку рано умер.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, к сожалению. Скажем так, что он был единоверцем ещё до образования единоверия. Он написал эти пункты — достаточно правильные, достаточно справедливые. К сожалению, когда в 1800 году митрополит Московский Платон (Левшин) вместе с Синодом принимают решение об учреждения единоверия, пункты эти не были, скажем так, исполнены в полноте.

А. Пичугин

— Отец Алексий, всё-таки давайте географически определимся. Мы говорим про Стародубье — это, в общем, известная местность, бывшая ещё при Российской империи Черниговской губернией, которая впоследствии после революции распалась на несколько современных областей. Это часть Черниговской области на территории современной Украины, это часть Брянской области в России, особенно Новозыбково до сих пор является таким известным старообрядческим центром. И это часть ещё, наверное, Орловской области — нет?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, в том числе и Орловской области. В этих областях было такое определённое у старообрядцев особое отношение к Православной Церкви. Тому ещё способствовало, наверное, управление Херсонской, по-моему, епархией в конце XVIII века архиепископом Никифором (Феотоки). Архиепископ Никифор сам был грек по происхождению, и он не особо, может быть, так понимал, почему старообрядцев необходимо избегать, гнать, как-то проявлять к ним какое-то отторжение. И он благословлял некоторым своим священникам, которые не выходили из-под его епархиального управления, благословлял окормление старообрядческих общин по тем уставам и чинам, которые были у самих старообрядцев. То есть это были тоже такие единоверческие общины до создания официального единоверия.

А. Пичугин

— А единоверие появилось именно официально. То есть это не просто было движение снизу по запросам людей, которые хотели воссоединиться с господствующей Церковью, но есть какая-то точка отсчёта официального единоверия, да?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Официально единоверие начинается ровно 220 лет назад — в 1800 году.

А. Пичугин

— То есть мы своеобразный юбилей сейчас отмечаем, да?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, можно сказать, что юбилей этот отмечается буквально на днях. В ближайшие, по-моему, три дня как раз состоится 220-летие со дня подписания документа об образовании такого движения в Русской Православной Церкви, как единоверие.

А. Пичугин

— А вы на приходе это как-то отмечаете?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Ну, как мы отмечаем? Молитвой мы это отмечаем.

А. Пичугин

— Кто-то проводит конференции, кто-то за стол садится.

Свящ. Алексий Гугливатый

— К сожалению, в этом году каких-то особых торжеств, по понятным причинам, в честь этого юбилея не получилось провести. Но для нас радостный прецедент, например, совершившихся недавно архиерейских богослужений, в том числе архиерейской Литургии старым чином в Псковской митрополии, которую возглавлял митрополит Псковский и Порховский Тихон.

А. Пичугин

— Мы про это тоже поговорим чуть-чуть подробнее попозже, когда поговорим о том, как единоверие сейчас развивается. Но получается, что почти 120 лет до революции единоверие чувствовало себя относительно неплохо. Особенно, наверное... хотя нет, наверное, одинаково — до 1905 года, когда был издан указ о веротерпимости, но тогда уже и старообрядцы всех толков стали чувствовать себя прилично, в том числе в Москве стали появляться замечательные церкви. Одна из студий радио «Вера», в которой мы сегодня находимся, она буквально напротив замечательного беспоповского храма Поморской общины, который хоть и передан, но, к сожалению, богослужения там у общины не происходят, не проходят — в районе Разгуляя. Посмотрите, если не были, в интернете, найдите фотографии — чудесная церковь, построенная замечательным архитектором Ильёй Бондаренко в начале XX века. Но это мы далеко уходим в сторону. Единоверие, насколько я могу судить из истории, развивалось свободно, хорошо: строились церкви, появлялись ещё и единоверческие епископы — то, чего у нас сейчас нет.

Свящ. Алексий Гугливатый

— К сожалению, этот столетний период со дня образования единоверия, где-то до 1905 года, не совсем был так положителен и позитивен для единоверия. Потому что, к сожалению, следует сказать, что Русская Православная Церковь в XIX веке ещё была несамостоятельна, несвободна — она находилась под управлением Синода. А во главе Синода стоял часто, как мы знаем, светский человек, далёкий от устоев православной веры. И по этой причине, к сожалению, единоверие примерно в середине XIX века взяли в жёсткий кулак и сделали из единоверия такой орган смирения старообрядцев. То есть в единоверие стали специально загонять.

А. Пичугин

— Но часто это бывало, к сожалению, в Российской империи.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. Но тем самым, к сожалению, сама цель единоверия, благая и более правильная, была упразднена вот этими такими попытками загнать в единоверие старообрядцев. И часто были просто подписные старообрядцы, то есть по документам они единоверцы, они жертвуют на строительство церквей единоверческих или общеправославных, но при этом они втайне молились по тому, как им было, скажем так, привычно, не поминая ни царствующего рода, ни поминая иерархов, Святейший правящий Синод. Они были таким, с одной стороны, будто бы единоверцами, но по сути своей единоверцами они не являлись.

А. Пичугин

— Я напомню, что сегодня у нас в гостях священник Алексий Гугливатый — настоятель Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское Московской области. И это всё продолжалось как раз до издания указа о веротерпимости, после чего эти люди смогли свободно, кто из них жил на тот момент, исповедовать, практиковать тот обряд, который был им ближе.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Не совсем так. В 1905 году свободу получает гонимое старообрядчество, тогда, как Русская Православная Церковь ещё находится без Патриарха, Поместный Собор не получается созвать. И по этой причине достаточно многие вопросы, в том числе и касающиеся единоверия, были не разрешены. И случалось, например, такое, что единоверцы пытались прибегнуть как-то к помощи епархиальных властей, когда старообрядцы, получившие по закону о веротерпимости в 1905 году более широкие права, приходили в единоверческие храмы и требовали вернуть иконы, которые были изъяты, например, из их моленных, требовали вернуть помещения храмовые и так далее. Единоверцы в этом плане оказывались вне закона, и у них уже не было определённой поддержки, и не был решён вопрос, который был ещё поставлен иноком Никодимом в конце XVIII века. Это был вопрос о необходимости снятия проклятий и клятв на старые обряды и старообрядцев.

А. Пичугин

— Давайте напомним, что их сняли только в 1971 году.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. И вопрос о необходимости поставления для единоверцев единоверческих особых епископов, которые управляли бы непосредственно единоверческими общинами самостоятельно.

А. Пичугин

— Это вопрос о хорепископах. Хорепископ — это епископ, который не управляет самостоятельно епархией, а находится... даже не совсем викарный архиерей. Он обладает всей полнотой епископского достоинства, с точки зрения иерархии, но не обладает всеми правами епископской власти. Можно так сказать?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. К сожалению вопрос о даровании епископов единоверцам был решён только через 12 лет на Поместном Соборе 1917-18 годов. И следует ещё сказать, что до этого Собора переход в единоверие, в единоверцы из обычных православных новообрядческих приходов был невозможен. Например, ещё до 1905 года рассматривалось дело о переходе князя Ухтомского из новообрядческого храма в общину единоверцев — по-моему, в Санкт-Петербурге, но я могу ошибаться. Дело это рассматривалось очень жестоко, сложно, но всё-таки ему было разрешено. Но всё-таки это был исключительный вариант, исключительный случай. Обычно прихожане обычных храмов православных новообрядческих не могли перейти в единоверие до Поместного Собора 1917-18 годов. И этот Собор, с одной стороны, постановляет, что у единоверцев должны быть свои епископы, а с другой, постановляет, что единоверие — это вполне себе достойная и должная часть Русской Православной Церкви, в которую могут переходить прихожане новообрядческих общеправославных храмов. И также там было написано так, что если, например, две трети общины обычного храма желает перейти в единоверие и чтобы службы в их храме совершались по-старому, то им не должно возбранять никакого перехода на такое вот существование, на такое состояние общины.

А. Пичугин

— И в итоге чем всё это заканчивается?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Это пока не заканчивается, это продолжается.

А. Пичугин

— Я имею в виду: чем всё это заканчивается именно в тот период? Потому что прошёл Собор 1917-18 годов, соответственно единоверцы получили возможность иметь епископов, нормальных архиереев, которые бы управляли.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, первым епископом у единоверцев становится епископ Симон (Шлеёв) — с титулом Охтенский. Хотя управлял он единоверцами, единоверческими общинами в Уфимской епархии, но ему был дан титул Охтенский — по местности Охта, где находился некогда в Санкт-Петербурге единоверческий храм, где служил епископ Симон (Шлеёв). Епископ Симон (Шлеёв) был первым.

А. Пичугин

— Он прославлен?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, он прославлен в лике святых как священномученик, потому что в 20-е годы, возвращаясь после службы из храма домой, он был неизвестным человеком убит. Поскольку, скажем так, за ним, за священномучеником, не находилось ничего такого, что можно было бы ему приписывать — каких-то жестоких дел, то есть это был человек правды, человек милости Божией, человек справедливости, — то его убийство было именно таким убийством человека, за которым люди шли в христианство, люди шли в Православие. Поэтому, конечно, это был священномученик, пострадавший в те лихие годы от рук неправедного, скажем так, человека.

А. Пичугин

— Я смотрю сейчас, что ещё в начале 90-х в Москве было Симоновское единоверческое братство. К сожалению, оно недолго существовало, но было — в память как раз о епископе Симоне. Но трагическая кончина постигла и большинство других единоверческих архиереев. К сожалению, мы вспоминаем 30-е годы с точки зрения церковной истории у нас на радио достаточно часто. Это связано как с программами непосредственно о новомучениках, о деятелях Церкви, так и в программах, связанных только лишь с историей Церкви. Но мы достаточно мало знаем, так как мы, как я уже говорил, почти не поднимали на радио «Вера» тему единоверия, к сожалению, то и мы мало знаем о людях, которые в 30-е годы пострадали и погибли, будучи единоверцами, единоверческими священниками, единоверческими архиереями. Вот я смотрю, что действительно у большинства архиереев годы жизни завершаются 37-38-м годом, наиболее кровавого Большого террора.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. После смерти священномученика Симона, епископа Охтенского, на смену приходит плеяда многих новых единоверческих епископов. Например, единоверческий епископ Амвросий (Сосновцев) с титулом Мстерский, это епископ Саткинский и Керженский Вассиан (Веретенников) и многие другие. Кстати говоря, что епископ Вассиан (Веретенников), что епископ Амвросий (Сосновцев), что епископ Симон (Шлеёв) — в прошлом это были женатые священники, которые вышли из обычных единоверческих приходов, из обычных семей. Но когда их супруги отошли в мир иной, они приняли иночество и были избраны кандидатами в епископы.

А. Пичугин

— А это, кстати, для старообрядчества достаточно распространённая история. Не только для старообрядчества, кстати, но и для Русской Православной Церкви Заграницей тоже — если посмотреть на биографии епископата РПЦЗ, то очень многие из них были женатыми священниками, но потом по тем или иным причинам они принимали монашество и становились архиереями. А в Русской Православной Старообрядческой Церкви до сих пор эта традиция жива, и там большинство, по-моему, епископата вышло либо из женатого духовенства, либо из женатых мирян.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, совершенно верно. Например, дальний родственник моей супруги был женатым священником, служил в Одесской области, но когда его супруга отошла в мир иной, он принял иночество и стал епископом Кишинёвским и всея Молдавии. В миру он был отец Тихон, а в иночество его постригли с именем Тимон. И он стал епископом Кишинёвским и всея Молдавии Тимоном — достаточно добрый пастырь был, по воспоминаниям современников.

А. Пичугин

— Тимон — такое редкое имя. А это в какие годы было?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Это конец 80-х, начало 90-х.

А. Пичугин

— То есть уже наше время.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да.

А. Пичугин

— А кто ещё из единоверческих священников, епископов, погибшие в 30-е годы, были канонизированы, были ли такие?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Например, священномученик Иоанн Бороздин — это священник, настоятель Никольской единоверческой церкви на Рогожском кладбище. Он был расстрелян 27 сентября 1937 года — в праздник Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня. Самое для меня, например, удивительное то, что в тот же день в тот же год был расстрелян старообрядческий священник — не вспомню я его имени, а фамилия у него Озорнов была. По-моему отец Архип Озорнов. Он был расстрелян в этот же день, а забрали его из города Куровское. То есть в одной могиле в этот день на праздник Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня легли и старообрядческий священник и единоверческий священник. Единоверческий священник отец Иоанн Бороздин был канонизирован, причислен к лику святых на Архиерейском Соборе 2000 года — тогда же, когда прославляли и всех священномучеников. Отец Иоанн Бороздин достаточно интересный человек, интересная личность. Он был иконописцем, он занимался сохранением певческой традиции знаменного пения и записывал многие редкие песнопения в крюковой нотации, сохраняя их для потомков. Он когда-то служил во Всехсвятском единоверческом женском монастыре, который также находился в Москве. И после того, как он прошёл там определённый срок дьяконской службы, он был почислен в штат Никольской единоверческой церкви на Рогожском кладбище, застал вот эти печальные годы. Но следует сказать, что от закрытия Никольскую единоверческую церковь спас подвиг инокини-схимницы — это по-старообрядчески — или, по общепринятому, схимонахини Севастианы (Лещёвой). Она была в некоторой степени, наверное, духовным чадом отца Иоанна Бороздина и одной из последних пострижениц Всехсвятского единоверческого женского монастыря города Москвы.

А. Пичугин

— Который тоже недалеко здесь был — это такие маленькие краеведческие, наверное, вставочки — извините, что перебиваю. Вот интересная история: монастырь, который находился неподалёку от Рогожки, в районе современного Шоссе Энтузиастов, за Третьим кольцом — это такая информация для тех, кто будет в Москве, для тех, кто живёт в Москве. Остатки монастыря вы можете увидеть на задворках завода «Серп и молот», бывшего завода, который выходит на Шоссе Энтузиастов. Это красивое красное здание с апсидами, которое, к сожалению, не передано никакой Церкви, и оно то ли офисное, то ли ещё какое-то, но это единственная уцелевшая церковь Всехсвятского монастыря.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. Схимонахиня Севастиана (Лещёва) после того, как у них забрали последнего священника и Никольской единоверческой церкви на Рогожском кладбище грозило закрытие, с некоторыми сёстрами из этого монастыря забаррикадировались в церкви и держали её достаточно долго. Держали до той поры, пока им не ыло выдано официального разрешения о том, что церковь продолжит своё существование. В 30-40-е годы церковь на Рогожке называли «терем-теремок», потому что под сводами этого храма собрались представители разных старообрядческих согласий. Так, например, в центральном алтаре служили единоверцы, в левом приделе служили представители ещё одной иерархии старообрядческой, старообрядческого направления — это беглопоповцы, новозыбковцы; в правом приделе служила община общеправославная, новообрядческая. А в притворе этого храма, насколько мне известно, собирались на молитву старообрядцы поморского толка. И в колокольне храма было помещение, в котором жил архиепископ старообрядцев Белокриницкого согласия.

А. Пичугин

— Как они все уживались в одном храме? Терем-теремок...

Свящ. Алексий Гугливатый

— Гонения людей всё-таки сближали, сплотили. И если верить очевидцам, верить людям, жившим в советское время, старообрядцы на Рогожке с единоверцами жили очень даже дружелюбно и даже ходили иной раз друг к другу на клирос петь. К сожалению, об этом сейчас никто не хочет говорить, потому что: ну как же так? — не политкорректно, в том числе и для старообрядцев. Но при этом это было вполне себе естественным таким процессом.

А. Пичугин

— Я напомню, что мы сегодня беседуем со священником Алексием Гугливатым, настоятелем Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское Московской области. Я — Алексей Пичугин. Мы через минуту к нашей беседе вернёмся.

А. Пичугин

— Мы возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, что сегодня у нас в гостях священник Алексий Гугливатый, настоятель Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское — это Московская область, Казанское направление. Отец Алексий, насколько я помню опять же из истории, в Москве единоверцы в советское время постепенно угасали как такое большое движение. И к концу 80-х сохранялся только лишь, по-моему, в Никольском единоверческом монастыре на Преображенке маленький придел у них, где они служили.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Не совсем так. Сохранялся придел в Никольской церкви единоверческой на Рогожском кладбище.

А. Пичугин

— А, на Рогожском кладбище — я перепутал.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да. А участь Никольского единоверческого монастыря, к сожалению, была достаточно печальна. По-моему, в 20-е годы он был занят обновленцами, и обновленческий священник продал поморской общине часть храма. И они там до сих пор находятся. И сейчас у современных прихожан части новообрядческой половины храма есть такая удивительная возможность соседства со старообрядцами под кровом одного храма. А единоверцы в советское время сохранялись в приделе Никольской единоверческой церкви на Рогожском кладбище. И так получилось, что к концу 80-х годов священник, служивший для единоверческой общины, служил по-новому. Он не совсем понимал старую службу, он служил по-новому. Но клирос и прихожане всё исполняли по-старому. То есть было вот такое... не двуобрядность была — нет.

А. Пичугин

— А есть какое-то преемство всё-таки у священства старого со священством новым единоверческое? То есть, чтобы священники, которые когда-то служили по старому обряду, дожив до середины XX века, передали вот эту традицию?

Свящ. Алексий Гугливатый

— К сожалению, наверное, в Русской Православной Церкви такого нет. Есть отдельные личности, конечно, священники, которые когда-то, будучи единоверческими священниками, переходили на службу в обычные храмы, становились новообрядческими священниками — такое было. Но вот преемственности единоверческого священства в Русской Православной Церкви, к сожалению, нет. Думаю, в Русской Православной Церкви Зарубежом что-то такое есть, по-моему, что-то такое было. К слову сказать, ведь единоверие существовало не только в лоне Русской Православной Церкви. Единоверие существовало и в Константинопольском Патриархате. В XIX веке Константинопольский Патриарх рукополагал священников для казаков-некрасовцев — по опыту, который он имел своих братьев из Русской Православной Церкви. И казаки-некрасовцы поминали на службе Константинопольского Патриарха. То есть единоверческие храмы были и в юрисдикции Константинополя. Но, к сожалению, когда в советское время казаки-некрасовцы возвращались на свою историческую родину, в Россию, которая тогда уже была СССР, священники, возглавлявшие эту общину, не присоединились. Потому что, наверное, не было у них никакой возможности. Единоверие в советское время не особо сохранялось. И они присоединились к той иерархии, к Белокриницкой иерархии, которую сейчас представляет Русская Православная Старообрядческая Церковь в России.

А. Пичугин

— И вот тут мы переходим к личному уже: а как вы заинтересовались единоверием? И всегда ли вы были единоверцем или вы тоже пришли к этому?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Я родился, как и все люди, и вырос в семье врачей в городе Орле. Мои родители были нерелигиозными людьми. И мой приход в Церковь был такой, наверное, самостоятельный. Конечно, не самостоятельный, Бог привёл, но в примерно в возрасте 15-16 лет я стал ходить в храм в Орле.

А. Пичугин

— В новообрядческий?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, в новообрядческий. В другой храм меня пригласили пономарить. И уже в этот период пономарства я стал интересоваться единоверием, интересоваться старообрядчеством, уставным богослужением, которого, к сожалению, я в Орле не особо-то и видел, знаменным пением и так далее. То есть всем тем, что сохранили старообрядцы через века и что сохранили единоверцы в лоне Русской Православной Церкви через века. Ближайший единоверческий храм был только в Москве. И уже когда поступил в семинарию, после окончания школы, после прохождения определённого пономарского послушания в Орле, то мне всегда грезилась такая мечта, чтобы всё же быть единоверческим священником. И даже если не священником, то как-то быть сопричастным именно с единоверием.

А. Пичугин

— А вы учились в Сретенской семинарии, да?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, я учился в Сретенской духовной семинарии в Москве.

А. Пичугин

— А так как вы жили внутри семинарской системы, то есть за стенами монастыря, у вас не было особой возможности посещать единоверческие службы? Или была?

Свящ. Алексий Гугливатый

— На первых курсах этой возможности не было. Когда возможность стала появляться, то я стал посещать богослужения в храме Архистратига Божьего Михаила Михайловской Слободы — это в Московской области, крупнейший единоверческий приход Русской Православной Церкви.

А. Пичугин

— Да, там мимо проезжаешь и видишь это благолепие, как там появляются новые храмы.

Свящ. Алексий Гугливатый

— И уже к четвёртому курсу я ещё стал ездить в храм Владимирской иконы Божией Матери в селе Осташово Воскресенского района Московской области. Там служит чудесный священник — отец Антоний, священноинок. И, конечно, знакомство с ним, знакомство с единоверческим, старообрядческим богослужением особенно проходило под кровом храма Владимирской иконы Божией Матери села Осташово. Для меня это было даже таким несколько знаковым событием, потому что Сретенский монастырь тоже посвящён Владимирской иконе Божией Матери.

А. Пичугин

— Да, встрече Владимирской иконы Божией Матери неподалёку от Москвы, на подступах.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Отец Антоний иногда шутил: «Ну что ты там будешь в Сретенском монастыре на престольный праздник? Приезжай к нам». Я говорю: «Но всё-таки сретение иконы случилось там — на Лубянке». Он говорит: «Нет, это они придумывают. Оно у нас случилось».

А. Пичугин

— А как так вышло зримо, не без помощи Божьей наверняка, что вы всё же стали единоверческим священником? Причём вот вы говорите про Воскресенский район — это же тоже неподалёку от Гуслиц. И Михайловская Слобода — это начало... вот Воскресенск, Егорьевск — это такая дальняя часть вот этого исторического района Гуслицы, где находится и Гжель, знаменитая своим фарфором, и много-много старообрядческих общин там проживает.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, конечно, это в близости непосредственно — Гуслицы. Но я помню, когда я ездил молиться в Осташово и узнавал что-то от отца Антония про Гуслицы, у меня было, как у одного тоже прихожанина такое... там был такой прихожанин Максим. У нас с ним было какое-то такое восприятие, что Гуслицы — это где-то далеко, какой-то такой совершенно необычный край.

А. Пичугин

— Град Китеж такой своеобразный.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да-да, такой старообрядческий град Китеж, который называли старообрядческой Палестиной. И когда мы узнали, что Гуслицы-то находятся в непосредственной близости, в Орехово-Зуевском районе, и это даже не весь Орехово-Зуевский район, а лишь его часть — это примерно от деревни Анциферово и до деревни Коротково, с одной стороны; а с другой стороны это Ильинский Погост — то есть в ореоле этих трёх поселений. То есть Егорьевск, Орехово-Зуево и, например, Воскресенск, Ликино-Дулёво, такие ближайшие города, они уже не входят в эту местность Гуслицы. Но когда узнал, что это находится в такой непосредственной близости, очень, конечно, этим заинтересовался. Но я не думал, что моё служение будет связано с Гуслицами. Я учился в семинарии на первом курсе магистратуры. Уже к тому времени я женился, мы венчались в Михайловской Слободе с супругой, которая перешла из старообрядчества в единоверие, учился в магистратуре в Сретенской духовной семинарии. И я думал, что, дай Бог, рукоположат меня в священники, я послужу где-нибудь в Москве в единоверческом храме, а потом уже по распределению, куда отправят — туда отправят. Но так получилось, совершенно удивительным для меня образом, что в Московской епархии, именно в Гуслицкой местности, появилась острая нужда в священнике в Спасо-Преображенской общине города Куровское. И отец Антоний, назначенный туда настоятелем, пригласил меня к тому, чтобы послужить Русской Православной Церкви и единоверию на этом поприще в этой местности.

А. Пичугин

— Видите, как всё здорово получилось.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Я честно скажу, что для меня это было очень удивительным таким событием, потому что, к сожалению, было немало искушений на этом пути. И в какие-то моменты просто... не отчаяние было, но определённое сомнение такое: а может ли получиться что-либо у меня? И отец Антоний тогда тоже говорил, что вот молись, молись. Дал мне правило молиться — сорок канонов Пресвятой Троице. Не подряд в один, а в течение сорока дней молиться Пресвятой Троице о разрешении сложившейся ситуации. И получилось таким образом, что сейчас я служу там, где и не думал, где не ожидал.

А. Пичугин

— Но там, где очень хотелось.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, хотелось, не ожидалось.

А. Пичугин

— Священник Алексий Гугливатый, настоятель Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское Московской области, сегодня в гостях у светлого радио. Тут появляется, наверное, такой закономерный вопрос у наших слушателей: чему же всё-таки может удивиться человек, привыкший к богослужению в обычной церкви, придя на единоверческую службу? Что его может — даже не то чтобы удивить?.. Он придёт и столкнётся с чем-то, что ему непривычно. Вот он уже воцерковился, он ходит какое-то время в церковь на службы, читает, старается понять, что происходит. Но он оказался у вас на службе — что ему будет непривычно?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Вполне возможно, что пришедшему впервые в единоверческий храм будет удивительно то, что креститься, то есть осенять себя крестным знамением на службе, нужно не тогда, когда захотелось, а когда положено. Что крестимся мы несколько иначе, то есть когда мы крестимся, то складываем пальцы не в троеперстное крестное знамение, а в двоеперстное крестное знамение, где первых два пальца, указательный и средний, нам свидетельствуют о Богочеловечности Иисуса Христа, а три пальца, безымянный, мизинец и большой, мы складываем вместе в честь Пресвятой Троицы. И крестообразно осеняем лоб, живот, правое плечо и левое плечо именно теми пальцами, которые, скажем так, символически изображают Иисуса Христа. Кстати говоря, в этом был, конечно, спор между старообрядцами и новообрядцами в XVIII-XIX веке, когда старообрядцы говорили, что «мы-то не против Пресвятой Троицы, но распят на Кресте был Богочеловек Иисус Христос, и потому наше крестное знамение более правильное с богословской точки зрения, потому что осеняем мы себя двумя пальцами, которые символизируют Иисуса Христа». Но сначала вот крестное знамение; то, что осенять себя нужно не, скажем так, когда захотелось, а именно в определённые моменты богослужения. Знаменное пение.

А. Пичугин

— А определённые моменты богослужения — вот здесь, кстати говоря, у многих возникнет вопрос, какие это моменты. Я понимаю, что мы сейчас их в ходе программы не перечислим, но я думаю, что даже многие священники в новообрядческой церкви крестятся — просто захотелось и осенил себя крестным знамением.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Например, когда читается «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!», три раза тут осеняешь себя крестным знамением. Когда «Аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже» — это, например, на кафизмах...

А. Пичугин

— Причём два раза «аллилуйя», а не три, как в новообрядческой.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, именно два раза «аллилуйя» — мы тоже себя осеняем крестным знамением. И следует сказать ещё, что, например, Великим постом мы не просто осеняем себя крестным знамением в эти моменты, но полагается земной поклон после произнесения, например, «Святый Боже, Святый Крепкий». То есть везде, где, например, вне поста поясной поклон, Великим постом — земной поклон.

А. Пичугин

— А на чтении Великого канона на каждое «Помилуй мя, Боже, помилуй мя» — по три поклона. У вас так?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, у нас так.

А. Пичугин

— Я помню, я воцерковлялся в церкви, где был... сейчас, впрочем, сложно найти в новообрядческой церкви, где будет сделан хотя бы один земной поклон на «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Но вот я воцерковлялся там, где делался один земной поклон, и нам говорили, что пришли бы вы к старообрядцам, там и три было бы.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Там было бы три земных поклона, там были бы земные поклоны на других моментах этого богослужения.

А. Пичугин

— Метания.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Метания, да, метанойя... Тут нужно как раз сделать такое определённое замечание. Земной поклон, когда ты перекрестился, поклонился и сразу встал — это метанойя, это вот такое метание. А земной поклон — это когда человек крестится и ложится на землю, и какое-то время он лежит на земле в земном поклоне. Почему иной раз нам говорят, что как же: после Пасхи и в пасхальный период не может быть земных поклонов. А метания у нас совершаются потому, что это не такой...

А. Пичугин

— Это не земной поклон в полном смысле этого слова.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да-да-да.

А. Пичугин

— Это же в новообрядческой церкви тоже — хоть и говорят, но приходишь на любую службу, кто-то обязательно будет делать земные поклоны. А может ли постоянный прихожанин новообрядческой церкви прийти к вам причаститься, например?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Опять же вспомню отца Антония — в некоторой степени своего такого духовного наставника, хотя, наверное, я не вполне достоин называться таким названием, но всё же. Вот он тоже как-то говорил, что вот люди спрашивают, можно ли у вас причаститься, но мало кто говорит: а можно ли у вас помолиться?

А. Пичугин

— Хорошее уточнение — согласен.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Мы не против того, чтобы у нас причастились Святых Христовых Таин. Но хорошо бы сначала прийти и посмотреть, как эта община живёт, как в ней молятся. То есть если человек считает, что ему подходит такой ритм жизни, молитвенной, приходской, церковной жизни, то почему бы и нет. Но опять же следует сказать, что у нас причащают необычно. Вот вы привыкли, наверное, что вам Причастие дадут только один раз, а у старообрядцев причащают три раза.

А. Пичугин

— Так, видите, сколько всего интересного, а уже программа скоро закончится...

Свящ. Алексий Гугливатый

— Первый раз причащают Телом и Кровью и два последующих раза — Кровью Христовой. Потому что есть такая определённая вера: что вот как же разделять Причастие клириков и мирян? Нужно же, чтобы клирики и миряне одинаково причащались. Мы иной раз пеняем на католиков, но забываем, что сам священник из Чаши отпивает Кровь Христову трижды. У старообрядцев эта традиция сохраняется.

А. Пичугин

— А у вас со лжицы трижды, да?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, со лжицы трижды. Преподают сначала Тело и Кровь Христову, далее просто Кровь. Поэтому, чтобы прийти причаститься в единоверческом храме, хорошо бы сначала знать правила определённые, чтобы не смутиться как-то, и войти в ритм жизни этой общины. Это не значит, что нужно ходить годами, чтобы причаститься вдруг когда-то. Нет, но хотя бы какое-то время походить, посмотреть. Если человеку это нравится, то почему бы и нет?

А. Пичугин

— А если, к примеру, просто нет возможности пойти в другой храм? Это очень актуально. И почему я ещё спрашиваю в рамках нашей программы: вы служите в Подмосковье, и в Московской области несколько единоверческих приходов. И, например, приезжают люди, которые ходят в Москве в новообрядческую церковь. А там у них около дачи только единоверческий приход. Но они привыкли всегда ходить в церковь, и вот они начинают ходить. Могут ли они быть у вас, молиться у вас? Наверняка могут.

Свящ. Алексий Гугливатый

— Конечно, могут. Если, например, даже у людей есть духовный отец, духовный наставник, и он определяет меру поста этим людям, то я не могу вставать между постоянным духовным отцом и между их, скажем, духовным опытом. Если он благословляет причащаться таким образом, то — пожалуйста. Но есть одна проблема. Часто люди, когда начинают к нам ходить, потом очень к нам привыкают и хотят только в единоверческий храм ходить. Это я, конечно, шучу, но нередко бывает и такое.

А. Пичугин

— У католиков священник, который служит в византийском обряде, не может служить в римском без особого благословения на то. А может ли священник новообрядный заменить?.. вот вы уехали куда-то, а к вам отправили служить новообрядного священника, который очень хорошо знает старый обряд и может по нему служить. И наоборот: можете ли вы заменить новообрядного священника где-то на другом приходе?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Вот тут есть специфика, в том числе специфика нашей общины. Наша община, скажем так, находится в старообрядческом краю. И всё-таки старообрядцы понимают эту разницу. И для них священник, который просто знает обряд, скажем так, не совсем интересен. То же самое касается общих всех единоверцев, потому что так или иначе... скажем, так называемые двуобрядные общины — это не так давно возникший термин — они не особо выживают, к сожалению, в Русской Православной Церкви. Потому что, конечно, лучше, если священник и община нацелены на одну целостную практику. Тогда у них есть больше шансов. А если священник будет то так служить, то так, и община как-то... это не совсем, скажем так, будет правильным решением.

А. Пичугин

— Мы уже говорили, что Гуслицы — это такое место, где компактно проживают старообрядцы разные: единоверцы, старообрядцы, относящиеся к поповским согласиям, беспоповцы, я так понимаю, тоже у вас есть. Вот как так вышло, что именно в Гуслицах проживает такое количество приверженцев старого обряда, в том числе единоверцев? И как вы с ними со всеми взаимодействуете?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Ну, как мы с ними со всеми взаимодействуем? По-разному. Конечно, представители священства старообрядческого, какие-то, может быть, иерархи, иной раз настраивают против единоверцев свою паству. Бывают такие прецеденты, когда старообрядческие священники говорят, что уж лучше в новообрядческий храм сходить, чем в единоверческий. По какой причине такое может быть? Да потому что придут старообрядцы к единоверцам и поймут, что там всё то же самое, что и у них, — и могут остаться.

А. Пичугин

— А старообрядческих храмов в Гуслицах тоже много? Есть, по крайне мере?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, в Гуслицах и вообще вокруг, наверное, в 30 километрах от нашего храма, старообрядческих храмов, мне кажется, не менее 20-и. Я могу, конечно, ошибиться с цифрами.

А. Пичугин

— А беспоповские согласия — какие-то молельные дома тоже есть?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Вот беспоповских согласий нет. Но есть одно поповское согласие, которое в 80-е годы потеряло последнего священника, других священников не принимает, и обязанности духовного наставника в этом угасающем согласии исполняет одна раба Божия на протяжении всех этих лет.

А. Пичугин

— А вы с ними со всеми общаетесь?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, мы общаемся со всеми старообрядцами, с которыми получается общаться.

А. Пичугин

— Я даже тут не имею в виду, что общаетесь как священник в церкви, а просто общечеловеческое общение. Чаю попить можете?

Свящ. Алексий Гугливатый

— Да, вполне себе общечеловеческое общение присутствует. И чаю попить можем, и как-то так вместе отдохнуть, и какие-то духовные стихи, например, вместе попеть. Это вполне себе естественный такой процесс, никаких в этом плане проблем нет. А единоверие вообще в Гуслицах появилось и укрепилось благодаря деятельности Устиньи Григорьевны Андрияновой — это такая была очень деятельная женщина, которая в конце 80-х, начале 90-х годов в своей родной деревне, уже будучи на пенсии, устраивает краеведческий музей, высаживает аллею в честь героев Великой Отечественной войны — в память о каждом ушедшем из её родной деревни на фронт солдате высаживалась голубая ель. Она сохраняла быт, культуру старообрядчества Гуслицкого края, пыталась её приумножить. И ей пришла такая идея, такое, наверное, благословение Божие на неё снизошло, что она поняла необходимость единства многих старообрядческих согласий, направлений вместе. Вместе именно в лоне Русской Православной Церкви. Она приняла единоверие и стала проповедовать единоверие своим землякам. И нужно сказать, что во многом именно благодаря её проповеди, именно благодаря, скажем, тому авторитету, который она заработала в своём родном краю, многие люди, видя её веру и её добродетельность, переходили под кров единоверческого храма, который она также построила в городе Куровское.

А. Пичугин

— Время нашей программы, к сожалению, подходит к концу. Давайте договоримся, отец Алексий, что про Гуслицы мы с вами отдельно поговорим ещё как-нибудь, потому что тут, мне кажется, на целую программу ещё хватит историй и про это место, и каких-то...

Свящ. Алексий Гугливатый

— И про Гуслицы, и про единоверие — всегда пожалуйста.

А. Пичугин

— Спасибо. Священник Алексий Гугливатый, настоятель Спасо-Преображенской единоверческой общины в городе Куровское в Московской области, был гостем программы «Светлый вечер» на светлом радио. Я — Алексей Пичугин. Мы прощаемся: до новых встреч, всего доброго, будьте здоровы.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Добрые истории
Добрые истории
В программе звучат живые истории о добрых делах и героических поступках, свидетелями которых стали наши собеседники.
Герои моего времени
Герои моего времени
Программа рассказывает о незаметных героях наших дней – о людях, способных на поступок, на подвиг. Истории этих героев захватывают и вдохновляют любого неравнодушного человека.
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Ларец слов
Ларец слов

Священник Антоний Борисов – знаток и ценитель Церковно-славянского языка, на котором совершается богослужение в Русской Православной Церкви. Он достает из своего ларца слова, которые могут быть непонятны современному человеку, объясняет их – и это слово уже нем вызывает затруднения. От «живота» до «василиска»!

Также рекомендуем