Москва - 100,9 FM

«Домашние животные в семье». Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (14.10.2017)

* Поделиться

Артемий ВладимировУ нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Разговор шёл о содержании домашних животных, о том, какое место они могут занимать в семье, и что Церковь говорит об отношении к животным.


Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья, вы слушаете программу «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий

– Приветствую вас, дорогие наши друзья и слушатели.

Тутта Ларсен

– Батюшка, у меня к вам такой вопрос непраздный. Он, с одной стороны, личный, а с другой стороны, мне кажется, что многие родители сталкивались с такой ситуацией. У нас есть маленькая собачка, которую все члены нашей семьи очень любят, каждый по мере своих возможностей. И вот мои старшие дети стали задаваться постоянно вопросом: а что будет с собачкой, когда она умрет? А есть ли у собачки душа? А нет у собачки души? А почему нет? А есть ли рай для собачки? А есть ли вообще какой-то собачий рай? А куда деваются животные, и есть для них вечная жизнь? Я на все эти вопросы ответить не в состоянии и поэтому решила воспользоваться служебным положением и помучить ими вас сегодня.

Протоиерей Артемий

– Безусловно, не на пустом месте мы называем каких-то существ одушевленными. И представьте себе, что дух жизни соприсутствует и растениям. По крайней мере, так нам открыто в Церкви, в Священном Писании. Другое дело, что свойства щенячьей души порядком отличаются от богоподобной личности человека. Ибо мы вот с вами беседуем, существа бессмертные, различающие добро и зло, сознающие сами себя. Есть круги живых существ, которые находятся рядом с нами, но принципиально, по замыслу Божию и по своему устроению отличаются от человека. В частности животные одушевлены, но при этом их душа не имеет свойств богоподобных. Мы видим, что животные движутся инстинктами, они не грешат, хоть и не делают добродетелей, хотя оговоримся, я думаю, что мы сегодня еще раскроем эту тему. Иногда смотря на животных, учимся жить по-человечески, настолько порочная воля человека тяжела в сравнении с каким-то Мурзиком или каким-то Дружком. В этом смысле вопросы дети задают очень тонкие, и не всегда должно прямо их разочаровывать, хотя и дезориентировать не нужно. Потому что детская душа все любит, все объемлет, она все собою одушевляет. Собачий рай, дети мои, это бережное ваше отношение к питомцам. Для нашего Белого уха...

Тутта Ларсен

– Черного Бима...

Протоиерей Артемий

– Возможность с вами прогуляться – это райское наслаждение. Если вы заботитесь о том, чтобы у собаки в миске была свежая вода, вы настоящие хозяева. Может быть, не без юмора, но мы должны стараться какие-то ненавязчивые нравственные уроки выводить из таких детских вопросов. Но отвечая серьезно, все-таки скажем, что венчается Царством Небесным или получает, в ответ на нераскаянность, и ненависть, и богохульство, человек геенну огненную, то есть отторгает сам себя навечно от Христа – это, безусловно, только справедливо в отношении людей, душ, имеющих свободу выбора и призванных к нравственному совершенствованию. Что касается баранов и коров, овец и немецких овчарок – все это разряд животных, которые служат человеку. И, между прочим, по откровению апостола Павла в Священном Писании, через грех Адама смерть вошла в этот мир, завистью диавола, и воцарилось тление. Не согреши Адам, может быть, и мы с вами не боролись бы так за существование в этом подлунном мире, но и окружали бы нас существа несколько иные – речь идет о обитателях рая, где не было смерти. Поэтому думается, что маленьким деткам нужно прививать уроки любви, уроки любви ко всему живому. Как моя бабушка, которая во время Великой Отечественной войны поймала собачку, – а что делать? иначе умерли бы от голода ее три дочки, – но зато дала внутреннее обещание всегда какую-то живность пестовать. И вот благодаря бабушке мы, три внука ее, с детских лет всегда были озабочены о том, как бережно и ответственно относиться к каким-то черепашкам, к каким-то птичкам, затем кошкам, собакам. Хотя отдельный вопрос о том, не мучается ли животное в четырех стенах какой-то коммунальной квартиры. По существу, собаке нужна конура и пространство для жизни именуемое латифундией, поместьем.

Тутта Ларсен

– Ну, поместье, это и человеку бы тоже не помешало, где ж взять-то. А вы говорите, что рай для собачки или там для домашнего животного человек может обеспечить в этой жизни. Но все-таки, что отвечать детям на вопрос, есть ли у животных душа, и встретятся ли они с умершим любимцем четвероногим в вечной жизни?

Протоиерей Артемий

– Животные почтены душой, но только эта душа, как мы выяснили, не имеет дара бессмертия. Другое дело, что если ты, Мишенька, Машенька, будешь жить чисто, честно, благородно, если будешь выполнять не только свои домашние обязанности, но стараться не обижаться на обижающих тебя, будешь солнышком, то через твое приближение к Богу и этот мир будет прекрасным, будет усовершаться. И, поживем – увидим, будем достойны рая, надеемся, Боженька нас не обидит, Он приготовил нам то, о чем мы даже мечтать не можем. Есть, малыш, некоторые тайны, на которые на земле прямого ответа нет. Поэтому, коль скоро ты оказался в свои семь лет в положении хозяина, будь достоин этого жребия, мы ответственны за тех, кого приручили. И на твой вопрос можно только ответить словами премудрого Соломона: «Блажен проявляющий милосердие и к скотам». Как Бог печется о всех Своих созданиях, вплоть до птенчиков в гнездышках по весне, так вот и ты старайся никого не обидеть, никого не лишить своего благородного обхождения. Будь в этой жизни ангелом для всех бессловесных животных.

Тутта Ларсен

– Вы сказали о том, что через грехопадение Адама в мир пришло тление. То есть получается, в том, что и животные смертны, тоже виноват Адам?

Протоиерей Артемий

– Тайна велика. Во всяком случае, апостол Павел говорит, что вся совокупность творения покорилась суете, то есть тлению не добровольно, но по вине своего царя, потерявшего богоподобие. И поэтому, как говорит апостол Павел в Послании к Римлянам, все творение совокупно совоздыхает, томится и ждет, пока люди взойдут в подлинное достоинство сынов Божиих. То есть если мы будем отвечать нашему предназначению и будем, очищая сердце, возрастать в Божией благодати, природа одушевленная – разумные, неразумные творения, стихии, через нас черпают благодать и приобщаются к милости Божией. Об этом между прочим свидетельствуют жития святых. И, кстати, даже отдельные книжечки для детей я видел, где собраны жития святых, демонстрирующие новые взаимоотношения человека по отношению к животным. Вот, например, преподобный Герасим Иорданский подвижник. Он как-то оказал скорую медицинскую помощь льву – вынул занозу, впившуюся ему в подушечку на правой лапе, и лев приручился и, как ишак, носил из Иордана воду преподобному Герасиму. И это не уникальный случай. Представьте себе, что даже в Соловках, где в XVII-XVIII веке превратился этот монастырь в неприступный военный бастион, монахи выращивали дыни, арбузы, виноград, природа как будто оживала под их руками. Не потому только, что там какие-то хитрые теплицы выстраивались, а еще и потому, что у людей добрых, у людей светлых, у людей молящихся Богу все оживает под руками. И в этом смысле от нас действительно зависят судьбы мира, климатические изменения. В Священном Писании прямо сказано, что от злобы живущих на земле Бог озера превращает в солончаки. То есть экологический кризис на самом деле вызван не перенаселением людей и не какими-то внешними факторами, а нравственным, а лучше сказать, безнравственным состоянием человека.

Тутта Ларсен

– Мы знаем, что в некоторых религиях есть особое отношение к животным. То есть в каких-то религиях животные возводятся чуть ли не до неприкосновенных и священных, а в каких-то наоборот есть животные нечистые, то есть их нельзя не только в пищу употреблять, но нельзя и к ним прикасаться, и ну уж точно нельзя содержать их у себя в хозяйстве или дома. У христиан есть ли какие-то такие правила по отношению к животным? Вот, например, есть такое, я слышала не раз такое мнение, что на территории там монастырей или крупных церквей, где там большой приход, большое свое хозяйство, часто встретишь много кошек, но там не заводят собак, потому что собаки какие-то вот якобы нечистые животные.

Протоиерей Артемий

– Сторожевые собаки, поверьте, присутствуют в любой большой обители, это друг человека – «Ко мне, Мухтар!». Конечно, они сидят в вольерах, но по вечерам... Я вот вам расскажу: Пюхтицкая женская обитель, замечательный русский монастырь, там вечером в десять вечера выпускают таких волкодавов, которые даже постных дней не различают. Я беседовал с одной дамой, между прочим иностранной подданной, мы зазевались – 10:02... Вдруг видим, к нам бежит собака Баскервилей, явно не с намерением знакомиться, а с какими-то прагматическими желаниями – видимо, ее не кормили целый день. Так быстро я еще не бегал никогда. Мы только успели вломиться в корпус для паломников, закрыть хлипкую дверь, да еще застекленную, и вдруг собачка – не болонка, поверьте, а килограмм 150, – встала на задние лапы, передними уперлась в эту дверь и так нам улыбнулась, что теперь я соблюдаю...

Тутта Ларсен

– Режим.

Протоиерей Артемий

– Режим в любой обители и не считаю это за шутки. Но что касается чистых и нечистых животных, в этом отношении мы хорошо знаем, благодаря апостолу Павлу и другим апостолам, что Бог сотворил все во славу имени Своего. И ветхозаветное разделение животных на чистых и нечистых было условным, оно имело воспитательное значение для древних иудеев. Какое? Люди тогда еще были младенцами в нравственном развитии и поэтому, отличая условное, чистых и нечистых животных, они должны были мало-помалу понимать, что мысль есть чистая, а есть дурная и от внешнего должны были переходить к внутреннему, то есть...

Тутта Ларсен

– От буквального к аллегорическому.

Протоиерей Артемий

– То есть это было педагогическое разделение. Уже апостолу Петру Господь Бог открыл, чтобы он не почитал ни одного человека, язычника нечистым самого по себе, ибо Христос раскрыл Свои объятия навстречу всему страждущему человечеству. У нас, христиан, конечно, нет такого, даже оно кажется смешным, обрядового разделения: вот сом без чешуи – есть нельзя (так по ветхозаветным понятиям), а какого-нибудь зеркального карпа очень даже можно. У нас все идет в пищу, и свинка – мы не мусульмане, не иудеи. И поэтому, надо сказать, вегетарианские представления, они пришли с Востока, от нехристианских учений не приемлются. Мы не прилагаем каких-то соображений гуманности в отношении пищи животного происхождения. Адам, по справедливости сказать, и его потомки вкушали плоды земные и травку вплоть до Ноя. Но когда ковчег приземлился на Арарате, и патриарх Ной с семейством вышел наружу, то ему было повелено принести в жертву животных – там крупный, мелкий рогатый скот, – и дозволено употребить в пищу уже и животных. Другое дело, что есть такое еще представление, что кровь это нечто сакральное, с кровью связан дух жизни, который пребывает в животном. Для того, чтобы люди не ожесточались, для того, чтобы они благоговели перед даром жизни, еще в Ветхом Завете Бог дал запрет употреблять кровь животных в пищу и для христиан он справедлив. Не потому чтобы прямо в крови пульсировала душа, но для того, чтобы оставить нам благоговение перед даром жизни, перед кровью, и от крови животных прейти к благоговению к крови человеческой, бояться ее проливать.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете семейный час на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, говорим об отношении человека и животных и о домашних животных в семье. Ну я вот слышала – может быть, это какие-то действительно легенды бабушки, но все равно здорово было бы услышать ваше мнение на этот счет, – что якобы вот для христиан собака это все равно, ну такое не близкое, скажем так, животное, потому что якобы когда Спаситель шел на Голгофу, собаки на Него лаяли.

Тутта Ларсен

– Это, я думаю, скорее относится к области таких земных легенд, не слишком заслуживающих уважения. Нужно сказать, что в храмах мы можем встретить кошечку, ее могут оставить вечером в деревенском храме на предмет мышек, которые там где-нибудь сидят за плинтусом. Действительно есть обыкновение после того, как четвероногая какая-нибудь лаечка внезапно забежит в храм, его освящать, как-то окроплять. В силу чего? Нужно сказать, что собака вообще создает много проблем в тесном интерьере квартиры – это шерсть, это запах, иногда это по весне определенное какое-то такое возбуждение, которое неприятно для окружающих. Собака не всегда чистоплотна, она проявляет такие движения похотливые. И в этом смысле культура христианского быта действительно предполагает, что собака сторож, собака охранник, собака неизменный спутник охотника все-таки должна находиться не в пределах освященного жилища, но иметь свою зону обитания – конура, вольера. Из этого, конечно, не следует, что мы относимся к собаке как к носителю нечистого злого духа. Я сам с детства, как вы слышали, по бабушкиной инициативе мы, внуки, всегда имели и собачек, и кошек. Нужно сказать, что на Руси ведь не было декоративных собак, были сторожевые псы...

Тутта Ларсен

– И охотничьи, пастушьи.

Протоиерей Артемий

– Современные сенбернары, волкодавы. Только сейчас появился совершенно особый род существ, их собачками-то не назовешь. Я вот прихожу, приглашают батюшку в гости – какие-то собачки, лишенные шерсти, собачки-попугайчики, собачки-насекомые, собачки, которые умещаются у вас на ладони, французские левретки-кокетки – это вот быт Людовика XVII. Сейчас уж такое разнообразие живности. Только вчера, между прочим, я слышал, что в Думе, оказывается, есть какая-то подкомиссия, которая занимается животными, она зафиксировала, что сейчас в Москву нелегально провозят носорогов, крокодилов, удавов, питонов, скорпионов. Москвичи испытывает нездоровый интерес к рептилиям, и они потто сбегают. Представьте себе: питон появился на лестничной клетке, два с половиной метра. Так что здесь, конечно, мне кажется, нужен разум, здесь мы должны хорошенько подумать, прежде чем взять какого-то питомца к себе на квартиру. Ну об этом мы еще поговорим.

Тутта Ларсен

– Ну то есть вы говорите о том, что, в общем, завести в доме игуану, или какую-нибудь экзотическую змею, или черепаху это не очень христианское поведение.

Протоиерей Артемий

– Нет, я этого не сказал. Почему, черепашки...

Тутта Ларсен

– Или тараканов.

Протоиерей Артемий

– Черепашки плавают.

Тутта Ларсен

– А с тараканами мне не по пути. Недавно одна девочка прислала мне смс-сообщение, девочка уже старшеклассница: «Батюшка, благословите завести домашнее животное». Я стал думать, почему не назвала по имени это животное. Оказалось, что это какой-то, знаете, такой маленький ящерок...

Тутта Ларсен

– Гекончик?

Протоиерей Артемий

– Да, гекончик. Этот гекончик такой философ, меланхолик, очень удобен в быту. Он, оказывается, питается раз в две недели, очень чистоплотен, знает отхожее место свое и соблюдает правила гигиены лучше, чем котята. Если появится какая-то соринка, песчинка, он тоже отнесет ее туда же, на свалку. Но при этом у меня как-то не родилась желание его положить себе на грудь или начать его гладить или, знаете, прикасаться к нему щекой. Все-таки что касается ящериц, рептилий, у нас сохраняется, на мой взгляд, генетическая память со времени Адама и Евы, райского сада и той сущности, которая через листву древа познания добра и зла обольстило Еву. У меня как-то все-таки душа больше льнет к волнистым попугайчикам-неразлучникам. Мне по душе, конечно, наши четвероногие друзья. Но только чтобы они знали свое место. А то, знаете, батюшка приходит в гости, вдруг доберман-пинчер – такая типично русская фамилия, Доберман, – становится лапами на ваши плечи, начинает вас облизывать. Прямо национальная катастрофа.

Тутта Ларсен

– Я, кстати, тоже не люблю собак, которые...

Протоиерей Артемий

– Не блюдут своего чина.

Тутта Ларсен

– Лезут к человеку, да, если он их к этому не призвал. Но я хотела вернуться к рептилиям и к всяким экзотическим животным, потому что здесь есть еще и такой хитрый этический момент. Например, у меня был один знакомый веган, ну он, правда, был американец и он не был христианином, но тем не менее он был таким истовым поборником прав животных, защитником животных, и сам вообще не ел ничего от животных, даже сыр и яйца, даже мед не ел, потому что мед насильно отнимают у пчел и питался одной травкой. Да. При этом дома он содержал удава гигантского и кормил его живыми крысами, ну или мышами живыми, ну потому что это его естественное ну...

Протоиерей Артемий

– Рацион.

Тутта Ларсен

– Рацион естественный в природе. И на мой вопрос: а как же ты, такой защитник животных, ну скармливаешь живое животное своему, значит, питомцу домашнему? Он говорит, ну это же его рацион, это его инстинкты. Я уважаю его...

Протоиерей Артемий

– Права.

Тутта Ларсен

– Права, да. Для меня это какая-то странная была история. Или у других моих друзей одно время жили совы. И у них вся морозилка была забита тоже этими замороженными мышами. А поскольку они жили, они вообще были зоологи сами, и у них, может быть, это даже в целях какого-то эксперимента жили эти хищники в доме. Но мама их была женщина очень интеллигентная, тонкая, филолог, и у нее каждый раз был микроинфаркт миокарда, когда она открывала эту морозилку, а там сыпались на нее эти мыши. Ну вроде бы да, ну подумаешь, твой домашний питомец, ты взял на себя ответственность и как-то его воспитываешь. А с другой стороны, наверное, тут тоже какой-то должен быть здравый смысл. Или хотя бы домочадцам не докучать.

Протоиерей Артемий

– Мне кажется, это какое-то отклонение от нормы, нарушение Богом данной иерархии. И все это, мне кажется, соответствует русской пословице: «Свято место пусто не бывает». Человек, не нашедший в своем сердце место для Создателя – а у нас Бог порядка, а не беспорядка, – поневоле, ему же хочется любить, и поневоле он выбирает объект любви среди предметов земного мира и прилепляется к этому удаву, прости Господи, как к ангелу-хранителю. Искажается самый круг жизни. Я помню ту старушку, которая появилась под Пасху, первый раз в храме я ее увидел. «Почему так редко вы приходите? – Миленький... – я, по-моему, рассказывал об этом уже, – да я не могу, мои питомцы меня не отпускают». От нее так пахло кошками, что я сразу понял, о чем идет речь. «Да что же это такое? Все-таки не вы для питомцев, питомцы для вас. А вы живете в коммунальной? – Нет, в однокомнатной квартире, малогабаритной, но у меня питомцы. – А сколько же у вас питомцев? – 26 кошек». Мне представилась эта картина...

Тутта Ларсен

– Ужас.

Протоиерей Артемий

– Кошки в ванной, кошки в сушилке для посуды, кошки в галошнице, кошки в кровати, соответствующий запашок... Это уже, конечно, патология. И всегда, напротив, радуешься, когда побываешь где-нибудь за городом и встречаешь вот этих алабаев, сенбернаров, кавказских овчарок, которые встречают батюшку, надо сказать, всегда с уважением, хоть и выжидательно смотрят на него. Безусловно, сейчас в городе нарушена иерархия бытия. И превращать вашу квартиру в зверинец... Ну это ваше личное дело. Другое дело, что для гостей родственников, для тех, кто не разделяет ваше сумасшествие в отношении каких-нибудь морских свинок – я видел 50 морских свинок в одной клетке, – это просто мучение, анекдот. И было бы смешно, если бы не было грустно.

Тутта Ларсен

– Мы продолжим наш разговор через минуту.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» с Туттой Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства. Говорим о домашних животных в семье. Вот вы оговорились недавно, что бывают такие ситуации, когда домашний питомец вообще становится ну главным вообще смыслом, центром жизни...

Протоиерей Артемий

– Центром притяжения мыслей и желаний, чувств и разговоров.

Тутта Ларсен

– Человека или семьи. И в городе на самом деле с этим сталкиваешься очень часто. Особенно когда люди заводят каких-то действительно декоративных раритетных собачек или кошечек и начинают просто интегрировать их вообще во всю свою жизнь. Везде их с собой таскать, делать им отдельные какие-то аккаунты в соцсетях, одевать их причесывать, тратить на них кучу денег, возить их с собой в отпуск и ну просто жить ради них. И потом, когда эти животные умирают, а они умирают раньше человека значительно, там ну просто такие вокруг этого выстраивать трагедии, что ну поневоле становится неловко.

Протоиерей Артемий

– Ну это клиника.

Тутта Ларсен

– Ну может быть, я черствый человек, не знаю, но каждый раз когда люди пишут длиннейшие слезные некролог своему коту, мне как-то немножко не по себе.

Протоиерей Артемий

– Вы мама со здоровой психикой, и у вас на каждой полочке своя нравственная или материальная ценность.

Тутта Ларсен

– Но у меня есть собака, которую я люблю при этом.

Протоиерей Артемий

– Но она должна знать свое место и все-таки не просится в манеж вместо вашей милой барышни. Да, действительно, мы говорим о том, что очень легко могут оси координат сместиться. Кстати, вы упомянули о Востоке, о том, что там животные являются чуть ли не сакральными. Да, мы знаем термин «священная корова» в Индии. По существу это проявление язычества, потери нравственной связи с Богом, когда слава Божия, как сказано в Псалтири, отторгается от Создателя и ее пытаются отождествить с каким бы то ни было фетишем, идолом...

Тутта Ларсен

– Тотемом.

Протоиерей Артемий

– Да. И в этом смысле, конечно, это псевдорелигиозное отношение к Божиему творению. Еще раз подчеркнем, что христианство религия милосердия – мы верим в Любовь распятую и воскресшую, – очень далеко от гуманистических уклонений, от этих философий вами упомянутых сыроядения или вегетарианства, которое постулирует, что негуманно вкусить селедку иваси или цыпленка табака, притом что животным приписывается психология человека, человек переносит свой внутренний мир, свои эмоции, чувства на животного. Нужно сказать, что такие организации как Гринпис и какие-то другие в защиту животных, они носят, между прочим, еще и преследуют определенные политические цели, очень далекие от декларируемых для простаков, для адептов этих организаций. Но у нас, православных христиан, все должно соответствовать Божиему замыслу. Мы призваны распространять в этом мире добро, любовь и порядок. Мы не должны относиться к домашним животным жестоко. Напротив, если изучить быт патриархальных крестьян, как это запечатлено в классической литературе...

Тутта Ларсен

– Коровушка-матушка.

Протоиерей Артемий

– Да, лошадка-кормилица. И в этом смысле Достоевский уже тогда изобличал какие-то уродства человеческой психики, дав жанровую картину жестокую избиения лошади, все это действительно тяжело читать для человека нравственного. Но при этом мы знаем, что всякая пища освящается словом Божиим и молитвою. Есть пища растительная, есть животного происхождения. При этом мы, христиане, не должны вкушать, скажем, мясной пищи, которая особенно жестоким образом приготовлена. И я имею в виду не приготовление пищи, а убийство животного. Вот у иудеев и у мусульман так называемое «халяльное» мясо...

Тутта Ларсен

– Кошерное.

Протоиерей Артемий

– У иудеев кошерное мясо – у них особый ритуал, который никак не совместим с нашей христианской психологией. И в этом отношении мы должны быть достаточно избирательны и осторожны.

Тутта Ларсен

– То есть если ты видишь в магазине «халяль», мясо «халяль», христианину нельзя употреблять его в пищу.

Протоиерей Артемий

– Дело в том, что эти ярлыки иногда присваиваются разным видам продуктов в знак того, что это чистая продукция. Там кошерная баночка с русскими огурцами слабого засола – это другой вариант. Но в отношении именно мясной пищи те жестокие процедуры, по которым спускается кровь, когда закалывается животное, опытные духовники говорят, что христиане должны это отличать и стараться это… Не прикасаться.

Тутта Ларсен

– Все-таки хочу вернуться к чрезмерной привязанности к домашним питомцам. С одной стороны, мы заводим животных, особенно если в семье есть дети, как раз для того, о чем вы говорили – чтобы привить детям способность заботиться...

Протоиерей Артемий

– Проявлять внимание, великодушие.

Тутта Ларсен

– Проявлять внимание, быть ответственными. Хотя конечно же мы знаем, что покупая там семи, десяти, даже двенадцатилетнему ребенку собаку, так или иначе заботиться о ней скорее будем мы, а дети будут ну так, в общем, периодически приобщаться. Ну то есть я не знаю ни одного ребенка, который бы там...

Протоиерей Артемий

– В полной мере был...

Тутта Ларсен

– Да-да, отвечал, не забывал выгулять, не забывал налить воды в миску, если взрослый ему об этом не напомнит. Ну а где тогда граница, как объяснить ребенку, что любовь к собаке и забота о собаке это все-таки не любовь и забота о человеке?

Протоиерей Артемий

– Да, вопросы достаточно тонкие. И я вот иногда переношусь мыслью в какую-то нашу глубинку, где, скажем, в многодетных крестьянских семьях на Русском Севере, какая-нибудь Костромская губерния, трехлетний малыш отвечал за выпас гусей с хворостиночкой. Или казак в какой-нибудь там Запорожской Сечи с рождением получал в подарок жеребенка и рос вместе с конем – «по полю идем с конем...», «я в Россию, в Россию влюблен...» – но все это носило функциональное значение: для казака это гужевой транспорт, это друг, это помощник в бою; животинка, скотинка необходима крестьянину для выживания. Повторяем, что в городской черте очень легко смещаются как-то ценности, что-то гипертрофируется, абсолютизируется. Но вспоминаю свое детство, оно, конечно, не было идеальным. Совершенно правильно вы говорите, часто бабушка ставила нам на вид, что мы нашего Дружка – очень преданная была дворняжка, – не выгуляли до сих пор. Иногда с братцем Митенькой спорили, кому нужно, чей черед. Но в сумме, в знаменателе действительно у нас это осталось: чувство ответственности, какое-то понимание, что нужно заботиться о питомцах. Мы настолько были добрыми в этом отношении, что у нас впоследствии возникли, проблемы мы испытывали. В каких-то выяснениях отношений друг с другом никогда до крови не дрались, но и защищая друг друга от посягновения агрессивных мальчишек, испытывали трудности, чтобы ударить человека по лицу. Я вот рад, что я сейчас священник, это очень мирная профессия. Батюшка, конечно, должен быть готов защитить своего спутника или спутницу, но нам не позволено проливать кровь даже теплокровных животных. И в этом отношении мудрые родители, чем более они духовно просвещены, тем, я думаю, им легче установить будет определенные ограничения, какие-то этические правила. Ну например, мне не очень приятно, честно говоря, когда я вижу придя к кому-то в гости, как хозяйка нацеловывает какого-нибудь пуделя.

Тутта Ларсен

– А пудель облизывает ей лицо.

Протоиерей Артемий

– Да. Или даже одно дело погладить кошечку, как-то на колено ее посадить. Некоторые признаются, будто кошки обладают особым еще свойством вытягивать хворь из своих хозяев – может быть и так. Но затеять разговор с себе подобным и тирады какие-то философские обращать к собственному коту... Есть правда похождения Кота Мурра – такое классическое произведение новейшего времени и Европы, но это уже художественная литература. Преподобный Силуан Афонский, замечательный человеколюбивый инок, считал, что разговоры с животными нехороши, потому что у нас слишком мало времени, и мы призваны, находясь в тайной молитве с Небесным Отцом, общаясь друг с другом, таки ограничивать себя в проявлениях заботы и любви о домашних животных. Иначе человек действительно превращается в какого-то тихо помешанного. И вспомнить Адольфа Гитлера, который был достаточно сентиментален, не лишен слезливых проявлений в отношении своей болонки, при этом запросто расчерчивал контурную карту мира, повелевая вермахту расправиться с этническими славянскими отбросами.

Тутта Ларсен

– Но тем не менее мы признаем, да, что домашние животные необходимы и что они помогают детям и взрослым вырастать в какой-то любви и в себе воспитывать чувство, не знаю там, ответственности, сострадания, милосердия. Да и психологи говорят, что если в доме есть домашние животные, что это хорошо для ребенка.

Протоиерей Артемий

– Думается, что все определяется нравственным строем жизни хозяев и умением поставить домашний быт достойным образом. Не будем скрывать, что иногда ты читаешь в глазах теленка, какого-нибудь ирландского сеттера, который с доверием свою морду положит на твои колена, такое выражение жертвенности и преданности, которого еще поискать среди людей нужно. Что это? Неужели все-таки у животных разумная, совестливая душа? Святые отцы на это отвечают иначе. Домашние животные, которые еще со времен Адама служат человеку, через общение с людьми заимствуют от них начатки вот этих добрых качеств. Кстати сказать, справедливо и противоположное: у истеричных, злых, нечеловеколюбивых хозяев и животные становятся носителями этих страстей.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» на радио «Вера» у нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров.

Протоиерей Артемий

– Мои знакомые недавно побывали в Донецке. И не секрет, что на окраинах этого конгломерата есть дома заброшенные и там собаки уже усопших хозяев, которые не оставляют свое место. И у них есть особенность – они не лают, будучи контужеными. Однако остаются, как часовые любви. И я это стихотворении свое через знакомых передал кое-кому из друзей в Донецке, и они подтвердили, что мое поэтическое размышление совершенно точно соответствует действительности. Может быть, нашим радиослушателям, коль скоро у нас сегодня анималистическая тема, но она очень тесно врастает в этику, в нравственный мир души, будет интересно. «Донецкая собака».

Живет собака близ Донецка

И днем выходит на шоссе;

Бензина чуя выхлоп едкий,

Стоит одна на полосе.

Но никогда она не лает,

Вблизи пустого дома бдит.

Уйти с участка не желает –

С детьми хозяин здесь убит.

В глазах тоска, и хвост опущен,

Она выходит – едет гость,

Притормозил у перепутья

И кинул псу говяжью кость.

Осиротевшая дворняга

Принять подарок не спешит.

Там, за березами, в овраге,

Могилы... Под крестом лежит

Ее кормилец и хозяин.

Как будто бы и долга нет,

Из дома ночью вылезая,

Следить за всполохом комет...

Контуженная от обстрелов,

Забыв скуление и лай,

Молчит средь балок обгорелых...

Но не молчит донецкий край.

Чуть ночь придет и где-то жахнет,

Взовьется зарево огней,

И дребезжаньем стекол ахнет

Разрыв снаряда средь полей...

Как отличить собак донецких

От прочих вислоухих псов?

Война поставила им метку –

Не лают и нейдут на зов.

Тутта Ларсен

– Спасибо за такие грустные и верные стихи.

Протоиерей Артемий

– Ну вы знаете, ведь целые фильмы сняты, они очень полезны для детей о преданности акита-ину – японская собачка, которая ждала своего...

Тутта Ларсен

– «Хатико».

Протоиерей Артемий

– Да. Которая ждала своего хозяина и на этом сторожевом посту скончалась, умерла, так что там и памятник, по-моему, стоит.

Тутта Ларсен

– Да. Но и «Белый Бим Черное ухо» – тоже это детская травма всей жизни, и не только у меня, а у всего моего поколения. Я не знаю ни одного человека, который бы сказал: как хорошо, что я посмотрел этот фильм в детстве. Мне кажется, детям нельзя смотреть такие вещи, это очень ранит.

Протоиерей Артемий

– Безусловно, здесь должна быть тонкость педагогического похода. Есть такие каналы, «Живая планета», где как раз животный мир, подводный мир, бесконечно разнообразный в его формах. И в этом смысле, я вот был ребенком, телевизора в семье тогда еще не было, но я помню Брема энциклопедию, помню Джеральда Даррелла...

Тутта Ларсен

– Сетона-Томпсона.

Протоиерей Артемий

– Да, это Джек Лондон, «Белый клык». Я зачитываются, и где-то, знаете, в мире этих гризли, канадских медведей пребывал, это был любимый жанр мой книжный. И думаю, что вот здесь-то как раз очень родители должны быть изобретательны, потому что хорошо раздвинуть горизонты ребенка, впустить в его книжную кладовую Бианки, Бориса Заходера. Да сколько у нас замечательных авторов еще с советского времени.

Тутта Ларсен

– Но я вам честно скажу, что изобретателями приходится быть родителям как раз не в области литературы, а в области вот этих прекрасных телеканалов типа Animal Planet, National Geographic Wild и реальной жизни. Потому что, извините, вы сейчас подняли больную тоже тему для меня, и просто навели на мысль. Мои дети, например, обожают Nat Geo Wild, это наш любимый канал вообще – ever, ever, – но периодически там показывают про брачные сезоны и про охоту. И часто дети и в жизни видят, как их домашние питомцы ведут себя ну максимально реалистично, назовем это так.

Протоиерей Артемий

– Натуралистично.

Тутта Ларсен

– Да, натуралистично и отправляют какие-то свои естественные потребности. И порой довольно сложно родителю в этой ситуации сориентироваться и как-то объяснить ребенку с одной стороны, что это естественно, с другой стороны, что не надо на этом сосредотачивать свое внимание, да. И когда ты смотришь очень красивый документальный фильм о животных, но там на этом фильме лев рвет какую-нибудь газель или там размножается.

Протоиерей Артемий

– Вы знаете, до сих пор сам отворачиваю глаза от подобных сцен, потому что человеческая душа не может этого принимать. Она так устроена, искусство должно...

Тутта Ларсен

– Но детям очень интересно.

Протоиерей Артемий

– Искусство должно быть величаво, говорил Александр Сергеевич Пушкин. А ребенка сделать зоологом и специалистом по спариванию коров это не просто непедагогично, а вредно, это отложит в его душе совсем ненужные впечатления. И здесь родители действительно должны держать ушки на макушке. Нас привлекает эстетика саванны, нас интересует мир разноцветных попугаев. Но браки и разводы среди попугаев я бы все-таки не стал делать для детей содержанием «Спокойной ночи, малыши».

Тутта Ларсен

– Но иногда и собственный домашний питомец начинает себя неприлично вести.

Протоиерей Артемий

– Вот почему, кстати, собачек-то и не было принято в православном быту держать. Когда эти проявления озадачивают, пугают даже ребенка, и вы вынуждены объяснять, что ну заболел, у него...

Тутта Ларсен

– Мы вынуждены врать, да, что играет.

Протоиерей Артемий

– Да, или еще что-то. Тут, конечно, возникают эти естественные неудобства.

Тутта Ларсен

– Ну и еще одна тема, которой мы тоже вскользь коснулись. Вы упомянули Силуана Афонского, да, который говорил о том, что неприемлемо разговаривать с животными, когда у тебя не хватает времени и сил на разговор с Богом и со своим ближним. И сейчас очень много разных благотворительных организаций, которые занимаются спасением животных на улицах, борются за их права, создают какие-то приюты для животных. И у какой-то части общества к этому тоже есть такое немножко настороженное отношение: что, мол, вот тут людей-то спасти, помочь бы – сколько у нас нищих, беспризорных, сирот. А эти, значит, безумные, собаками занимаются.

Протоиерей Артемий

– Ну давайте различать какие-то функциональные вещи. Всем известно, что домашний питомец, даже какой-нибудь кот Барсик, раздобревший на вольных кормах, достаточно сильно связывает вам и руки и ноги. Вам нужно вывезти ребенка в Турцию собирать настурции, и вы вынуждены размышлять, какая бы подружка смогла бы вашего котика-обормотика на две недельки...

Тутта Ларсен

– Приютить.

Протоиерей Артемий

– Приютить. Я вот уже встречаюсь благодаря прихожанам с этими новыми реалиями. Вот мама с дочкой отправились в Крым в сентябре и своего Лорда сдали на две недели в такой питомник.

Тутта Ларсен

– Гостиницы есть для животных.

Протоиерей Артемий

– Да, хостел собачий, щенячий, где гарантировано животные будет питаться и перемогаться, скучать по хозяевам, но не будет отстреляно где-нибудь рядом со свалкой, не сгинет, не пропадет. Это что же, дело вполне уместное.

Тутта Ларсен

– Но я, например, знаю реальную историю про одну девушку, которая была восемь лет в браке, и ее супруг очень хотел детей. Но ей было недосуг, потому что она спасла кошечек все время. Она, у нее вот прям вся ее жизнь, у ее была какая-то работа, но большая часть ее жизни были наполнена, она была активисткой защитницей животных бездомных. И в итоге у них распался брак, он женился на другой женщине, которая родила ему детей. Просто потому что он ну вот не готов был вместо деток кошечками заниматься. Но можно понять и эту девушку, которая всю душу вложила в животных – ее не поняли, ее не приняли, ну как-то вот ее порыв, эту ее любовь, такую жертвенность не оценили.

Протоиерей Артемий

– Но все-таки, слава Богу, у нас зоофилия не узаконена. Если ты выходишь замуж за принца, то должна все-таки приоритеты заранее расставлять. Мне тоже как священнику известны какие-то умопомрачительные случаи, когда, например, папа и мама, вроде бы благополучный у них союз земной, но настолько они увлеклись разведением каких-то породистых чау-чау – их вяжут, развяжут, стали уже профессиональными кинологами, воспитанием ребенка заниматься уже некогда, разъезжают по выставкам – экстерьер, выучка. Между тем дитя остается Гекльберри Финном. Все хорошо в меру. Как тут не вспомнить русскую пословицу: «Кто чем увлекается, тот тем и искушается».

Тутта Ларсен

– Но возвращаясь все-таки к активистам, которые создают приюты для бездомных собак, мы не говорим о гостиницах для животных, это все-таки коммерческие учреждения, это уж такое излишество, роскошество. А все-таки с христианской точки зрения уместно ли бороться за права животных и защищать их, спасать животных с улицы, не знаю там, помогать им медицински и как-то потом пристраивать хозяевам? Потому что сейчас огромное количество людей в это вовлечено, этим занимается.

Протоиерей Артемий

– Я думаю, что это больше свойственно для Запада, который не видит принципиального различия между человеком и животным. Там может действовать ювенальная юстиция, при этом демонстрации в защиту бездомных попугаев проходят. У нас, естественно, это появляется тоже. По быту я вижу добрых христиан, которые подбирают бездомного котенка или собачку из чувства сострадания – так всегда было, и есть, и будет. Мы видим бабушек, которые покупают саечку и скармливают...

Тутта Ларсен

– Голубям.

Протоиерей Артемий

– Голубкам, сидящим у нее на плече, чуть ли не на голове. Блажен милующий скотов. Но сделать смыслом своей жизни защиту прав животных это уже, конечно, какой-то бзик. Крайности страшны. Конечно, вы, наверное, слышали про каких о хабаровских живодерок, девчонок с выщербленным нравственным чувством, которые попав (думаю, что это сатанинская секта), стали упражняться на кошках. Наверное, слышали. Но не будем обременять нашего эфира о красноярских каких-то там каннибалах, чего только ни встретишь, как низко опускается человек с разрушенным ядром сердца. Действительно, безбожие и бедуховность ведут к ожесточению и к демонизации жизни. Упаси Господь Бог нас, и наших знакомых, и всех наших радиослушателей от какой-то бесчеловечности и жестокости, которая, конечно, вменяется Господом Богом в грех. Ибо Он, как говорит премудрый Соломон, жалеет и печется о всем, что Он создал. Человек, одушевлений образ Божий, призван, как мы уже сказали в начале передачи, распространять вокруг себя порядок, мир, красоту, гармонию и любовь. И если в первую очередь это касается тех, кто подобен нам – возлюби ближнего, как самого себя, то и все другие и сферы бытия мы должны, как разумные Божии создания, беречь и таким образом украшать учение Христа заботой и о бессловесных животных.

Тутта Ларсен

– И последний вопрос в сегодняшней программе: Можно ли молиться о животных? Об их здравии, об исправлении их поведения, например.

Протоиерей Артемий

– Звучит немножко смешно. Но с другой стороны, давайте вспомним, что есть покровители животных среди святых: священномученик Власий, святые Флор и Лавр. Ну естественно, что в быту православного крестьянина это носило рациональное значение. Молились о здоровом поголовье скота. В требнике священника реально присутствуют молитвы на ограждение скота от морового поветрия, от каких-то демонических воздействий, от каких-то чар бесовских. Опять-таки возвращаясь к нашему урбанистичекому, городскому образу жизни, ну как батюшке не помолиться вместе с пятилетней Машенькой, которая на исповеди сочла самым главным и единственным пунктом откровения как раз просьбу: «Батюшка, помолитесь, у нас вот нечаянно на лапку наступили котеночку, он очень мучается. – Ну конечно, давай помолимся: «Господи, помоги. Господи, исцели. Даруй, Господи, мир в семействе, чтобы все было хорошо». Такая детская молитва вполне естественна, и мы слышим ее достаточно часто. Я как преподаватель в двух, по крайней мере, школах – при монастыре Алексеевском, в гимназии Марфо-Мариинской – достаточно часто и привык принимать уже такие просьбы. Просящему у тебя дай. Конечно, молимся Создателю обо всякой твари.

Тутта Ларсен

– Спасибо. У нас в гостях был протоирей Артемий Владимиров. Это была программа «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». Всем доброго вечера.

Протоиерей Артемий

– До свидания дорогие друзья. Физкульт-привет вашим волнистым попугайчикам и черепашкам!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Храмы моего города
Храмы моего города
Древние храмы Москвы и церкви в спальных районах — именно православные храмы издревле определяют архитектурный облик Столицы. Совершить прогулку по старинным и новым, знаменитым и малоизвестным церквям предлагает Дмитрий Серебряков в программе «Храмы моего города»
Голоса Времени
Голоса Времени
Через годы и расстояния звучат голоса давно ушедших людей и почти наших современников. Они рассказывают нам о том, что видели, что пережили. О ежедневных делах и сокровенных мыслях. Программа, как машина времени, переносит нас в прошлое и позволяет стать свидетелями того времени, о котором идёт речь.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.

Также рекомендуем