Москва - 100,9 FM

«Детям о Боге». Светлый вечер с диак. Ильей Кокиным (08.12.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был клирик храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве, кандидат богословия, кандидат культурологии, педагог, сценарист диакон Илья Кокин.

Мы говорили о том, как интересно и доступно рассказывать детям о Боге и об основах православной веры.


К.Мацан:

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие друзья! В студии моя коллега Алла Митрофанова...

А.Митрофанова:

— Добрый светлый вечер!

К.Мацан:

— ... и я, Константин Мацан. У нас сегодня в гостях диакон Илья Кокин, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади, известный, постоянно публикующийся, много выступающий педагог, православный педагог. Отец Илья, добрый вечер!

О.Илья:

— Добрый вечер!

К.Мацан:

— Одна из таких Ваших главных тем, которой Вы уже много лет занимаетесь, это — как говорить о вере с детьми. Причём, судя по тому, что я у Вас читал и видел в Интернете — как говорить о вере с детьми, чтобы ещё и взрослым было интересно. Вот это, мне кажется, важный аспект...

А.Митрофанова:

— То есть, чтобы было интересно не только взрослым, но и детям.

К.Мацан:

— В общем, как бы, в нашей программе сегодняшней мы постараемся понять: а, действительно, как вот можно и нужно делиться радостью веры с детьми. Когда думаешь, как об этом сказать другому, очень много и для себя тоже понимаешь. Поэтому, такой у нас эфир будет — и для детей полезный, я надеюсь, и для взрослых, я тоже надеюсь.

О.Илья:

— Знаете, я, по своему опыту, понял — если ты интересно и доступно рассказываешь детям, то рядом сидящим взрослым тоже становится интересно.

К.Мацан:

— Ну, вот — да. Я, собственно говоря, это и имел в виду.

А.Митрофанова:

— А давайте тогда сразу о главном. Вот эти книжки прекрасные, которые Вы принесли — мы с Вами чуть позже о них поговорим, хотя оторваться от вот этой Вашей Священной истории от Адама до... не до Потсдама, а до того имени, которое здесь каждый ребёнок сам должен будет написать...

О.Илья:

— Вообще, книга официально называется «Священная история от Адама до меня», но, поскольку, это общее такое название, а есть там...

А.Митрофанова:

— То есть, не до Потсдама, всё-таки!

О.Илья:

— Да... есть интрига, да. Это, когда книжка только вышла, я встречался со своим семинарским одноклассником — вот, как раз, свежеиспечённая книжка у меня была в руках, и я знал, что у него есть детки. Подарил ему, и вот — объяснил вот эту авторскую задумку, что мы пытаемся понять... помочь ребёнку понять, что Библейская история — да, действительно, она завершилась 2000 лет назад, но Священная история продолжается до наших дней, и мы тоже являемся героями этой истории. И вот, ребёнок может вписать своё имя, в буквальном смысле слова, в эту Священную историю. Вот, будет Священная история от Адама до Васи, Священная история от Адама до Кати. Мы обычно ругаем детей, когда они пишут на книжках, а тут вот это предполагается. И вот, я ему это всё объяснил, и он так немножко нахмурился, и говорит: «Слушай, ну, я не знаю... У меня дочку зовут Ева — звучит, как не очень долгая история!»

А.Митрофанова:

— Смешно! Поговорим чуть позже о книге этой. Вы настолько в разных формах с детьми общаетесь, и рассказываете им о Христе, о Храме, о вере, о Боге, вообще — о Боге Троице. Это такие сложные материи! Это, иногда, взрослому человеку понять очень трудно. Может быть, кстати, детям и легче — в каком-то смысле. С чего Вы начинаете этот разговор?

О.Илья:

— Ну, вообще, пару слов хочется сказать о самом методе, да? Потому что, чтобы понять, как это вот на практике работает, надо сказать, вообще, от каких вещей я отталкивался. Для меня было очень таким вот важным, запоминающимся свидетельством со стороны одного знакомого батюшки... Он, в своё время, когда учился в Семинарии, в те годы ещё можно было параллельно получать образование и в регентской школе. И вот, у него было какое-то музыкальное образование за плечами, и он решил ещё получить диплом регентской школы. Нужно было какое-то, там, практическое задание выполнить — отрегентовать какое-то музыкальное произведение, и написать письменную работу, теоретическую. Он пошёл в библиотеку, нашёл какую-то серьёзную литературу на нужную тему — ничего не понял. Нашёл литературу попроще — какую-то такую популярную, научно-популярную литературу. Со скрипом понял. Потом плюнул, взял детскую энциклопедию, взял оттуда материал, изложил. И, он говорит, потом ещё несколько лет его работу показывали как образцовую — вот, всё ясно, понятно, по существу. Мне кажется, главный принцип — вот какой. Дети очень не любят, когда с ними сюсюкают, когда с ними начинают говорить на таком вот искусственном детском языке. С ними надо говорить серьёзно. Но просто, при этом. Вот, мне кажется, если вот найти вот этот вот баланс — простоты, серьёзности и какой-то глубины необходимой, тогда вот это слово станет универсальным, оно будет иметь какое-то универсальное звучание. Вот, Вы спрашивали — на книжке стоит гриф 6+...

К.Мацан:

— Да, это я, перед эфиром, спрашивал, потому что у меня ребёнку 4.5 года, и, само собой, детская Библия прочитана, и не раз. Но, понятно, что вот есть книжка — под конкретной обложкой, с конкретным текстом — она уже исчерпалась. Вот, ребёнку ещё раз её уже не интересно читать. Нужно как-то — чем старше он становится — дальше с ним куда-то переходить, к какому-то уже иному разговору о том же самом, по сути. И на книжке стоит 6+. Я спрашивал — это дань закону просто, необходимость поставить, или реально — с 6 лет начинается. Вот, как Вы этот вопрос решаете?

О.Илья:

— Вот, очень интересная история. Когда я только приступал к написанию этой книги, меня ориентировали на возраст 9-10 лет. Я, собственно, так вот и старался писать. Потом, видимо, редактор посмотрел и решил, что вполне сойдёт и для детей, начиная с 6 лет. И, при этом, у меня есть близкие друзья, у них дочке 4 года. Они каждый вечер читали ей эту книжку, и она не просто понимала, не просто там какие-то задавала вопросы — она всё запомнила. Я вот буквально вчера был у них в гостях, и я им ещё показывал мультфильм, который был создан по материалам этой книги. Она ко мне подошла вчера и говорит: «А там вот в мультике не было вот этих картинок, там вот в мультике ещё какие-то новые были добавлены картинки...» То есть, она всё это держала в голове! Это вот потрясающе — 4 года человеку! Вот. И где-то в отзывах — я так периодически захожу на сайты разных там интернет-магазинов, и смотрю отзывы об этой книге, потому что... ну, тираж заканчивается, наверное, надеюсь, не за горами переиздание — если что-то можно поправить, если что-то можно улучшить, конечно, было бы хорошо это сделать. И я вот несколько тоже встречал отзывов, когда говорили, что читали маленьким детям совсем, и это тоже было ими воспринято очень хорошо.

К.Мацан:

— Надо брать!

А.Митрофанова:

— Определённо. Я думаю, что дети просто ещё разные. Здесь родители должны чувствовать, что ребёнку подойдёт, что не подойдёт. Но, насколько я знаю Михаила Константиновича Мацана — старшего ребёнка Кости, взрослого человека 4.5 лет — я думаю, что, конечно, очень даже подойдёт.

К.Мацан:

— Спасибо!

А.Митрофанова:

— И 6+, и 12+... всё, что угодно. Возвращаясь к Вашему методу. Вы говорите, с детьми нужно строить серьёзный разговор, но, при этом, простым языком. Довольно сложно бывает взрослому человеку выдержать этот баланс. С одной стороны, ведь, гораздо проще скатиться в то самое сюсюканье, о котором Вы говорите — поэтому, наверное, взрослые часто к такому способу общения прибегают. С другой стороны, простыми словами выражаться и рассказывать о сложных вещах — ну, это же тоже... ну, особый талант, что ли. Вы могли бы дать какие-то советы, как себя правильно настраивать на такие разговоры? Может быть, иметь в виду — там, в голове держать — что-то самое главное, что нужно сообщить, и тогда слова сами найдутся? Не знаю, как?

О.Илья:

— Ну, во-первых, наверное, тоже, такой, универсальный совет: надо всегда быть искренним, надо говорить о тех вещах, которые интересны лично тебе. И, если человек в чём-то сомневается, или чего-то недопонимает, лучше об этом не говорить. Надо говорить именно о том, что понял ты, что лично затронуло твоё сердце. Потому что тогда твои слова будут сопровождаться какой-то яркой эмоцией. Я, вот, всегда на семинарах для педагогов такой привожу пример, что вот, такая была древняя иконописная техника — энкаустика, когда на доску наносился красочный слой, потом заливался расплавленным воском...

А.Митрофанова:

— Это очень красиво.

О.Илья:

— Да. И это очень долговечная техника. Вот, икона, написанная в VI веке — там, Синайские иконы, написанные в этой технике — они сохранили свои краски до сих пор. Яркие краски. И вот, когда мы общаемся с детьми, что-то им преподаём, мне кажется, в идеале, надо вот придерживаться этой же техники. Та информация, которую мы даём — она подобна красочному слою, который мы наносим на вот этуtabula rasa, да, вот на эту чистую доску. А то, как бы, эмоциональное сопровождение, которое связано с нашими словами — оно, как расплавленный воск, который помогает запаять вот эти краски в доску, в материал доски.

А.Митрофанова:

— Нас сейчас слушают родители и думают: «Но это надо же уметь рассказывать...»

О.Илья:

— Знаете, здесь очень важно придерживаться такого принципа как спонтанность. Был такой знаменитый психолог, психотерапевт Якоб Морено. И вот он ввёл в обиход такое понятие как спонтанность. Он дал очень интересное определение этому слову. Он говорил, что «спонтанность — это умение адекватно реагировать на каждую новую ситуацию, и каждый раз по-новому реагировать на стандартную ситуацию». Очень часто бывает такое, что приходишь в класс, у тебя в голове есть какой-то план, ты знаешь, о чём ты будешь рассказывать — ну, ты же готовился, тебе же... как-то вот... не просто так пришёл и начинаешь, там, говорить без подготовки, да? То есть, как-то в голове какая-то есть композиция того, что ты хочешь рассказать. И вдруг... Ты объявляешь тему, ты говоришь несколько слов — и у какого-то ребёнка... я не знаю, там, какие у него это вызвало ассоциации, он начинает задавать тебе вопросы, никак не связанные с темой урока. Вот, надо всё оставлять, и отвечать ему на этот вопрос, потому что его волнует сейчас именно это, а не то, что ты ему хотел там навязать и рассказать. То есть, надо всегда улавливать вот эту обратную связь от класса. Я всегда на свои семинары прошу, чтобы организаторы приводили детей. И я провёл... не знаю уже... порядка 150, наверное, таких вот семинаров — образовательных. География этого проекта — от Архангельска до Махачкалы, от Калининграда до Магадана. И в какой-то момент, я задумался: а вот интересно, мне в какой-то момент надоест одно и то же говорить? Один же и тот же урок я провожу. Вот, интересно, как вот актёры, которые играют один спектакль 300-400 раз — им не надоедает это? И я понял, что абсолютно нет. Потому что вот как ты переставляешь одни и те же струны к разным гитарам — совершенно другое звучание, совершенно другие какие-то обертона появляются, совершенно другие впечатления, да? Потому что каждый раз — новый класс, новые дети. И есть на вот этом вот уроке, который обычно провожу на семинарах, такой момент забавный: я показываю детям фокус. Мы говорим о чуде, и я достаю, значит, спичку, зажигаю её, потом она превращается в цветочек. Вот, это так умилительно каждый раз смотреть на лица детей в этот момент! Потому что это всегда отвисшая челюсть: «Это — как? что?..»

К.Мацан:

— А какой возраст?

О.Илья:

— По-разному бывает. Я всегда говорю, что желательно, чтобы это были дети, там, 8-12 лет, но иногда приводят совсем малышей. Вот, кстати, к вопросу о том, насколько трудно подбирать какие-то универсальные слова для разговора с детьми разных возрастов. Иногда приводят таких вот, там, лосей, лет по 15. Поэтому, приходится отталкиваться от каких-то вещей, которые понятны всем, и говорим о том, что ещё до того, как мы пришли в школу, какие-то вещи вот в окружающем нас мире, мы хорошо изучили. Вот, например, мы хорошо изучили нашу комнату, мы знаем где что находится, какие предметы. И я спрашиваю детей: благодаря чему мы так хорошо изучили свою комнату? Через какое-то время какие-то дети накидывают версии, и потом мы приходим к идее о том, что, прежде всего, благодаря зрению мы осваиваем окружающий мир, и именно этому чувству, из всех наших чувств, мы привыкли больше всего доверять. Вот. Ну, и дальше, там, я развиваю мысль. То есть, это какие-то общеизвестные вещи. Поэтому, можно об этом поговорить и с малышами, и с детьми постарше. Потом уже, дальше, как-то, я смотрю, какой у меня класс, какой возраст, преимущественно, на уроке у детей. Какие-то вещи я, там, сокращаю, или упрощаю, или наоборот позволяю себе каких-то более серьёзных тем коснуться.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Мацан:

— Дьякон Илья Кокин, педагог, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве сегодня проводит с нами этот светлый вечер.

А можно как-то поближе к примерам, например, обратиться? Я знаю родителей, которые всерьёз задают себе вопрос: «А как мне рассказать ребёнку, допустим, о Воскресении Христа?» Вот — умер и Воскрес. Это же — крест для ума, как сказали бы взрослые. Как это рационально постичь? Что здесь делать?

О.Илья:

— Ну, у маленьких детей, если вообще уместно такое в православном контексте слово употреблять, у них такое вот — магическое, всё-таки, мышление. Поэтому такие вот, чудесные, вещи — для них понятны. Им не надо это объяснять. Им не надо, с точки зрения, там, законов физики это пытаться изложить, и сказать, что, в принципе, оно не противоречит одно другому. Поэтому здесь, как раз, немножко задача попроще. Что касается конкретно разговора о Евангельских событиях, то, раз уж мы сейчас ищем какие-то такие, именно прикладные какие-то, советы, рецепты, то мой опыт адаптации Евангельского материала для детей, он изложен в учебном пособии «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа». Это такой, очень дорогой для меня, проект — потому, что я считаю его своим любимым детищем. Очень много на него было потрачено сил, и, уже спустя несколько лет, можно сказать, что это удачный опыт. И, с помощью этого пособия, как мне кажется, можно помочь и родителям, и педагогам решить одну очень важную проблему. Мне часто приходится бывать и на Епархиальных чтениях, на совещаниях директоров Воскресных школ, и очень часто звучит одна и та же проблема, касающаяся Воскресной школы: «Мы знаем, что делать с малышами, мы знаем, как их увлечь, мы знаем, чем с ними заняться: понятно, что это какое-то рукоделие, там, рисование, лепка, и так далее, какие-то мультики — тот же „Остров открытий“, или „Истории Ветхого Завета“, а что делать с подростками, мы не знаем. Они уходят из Воскресной школы». И вот этот учебник — он был написан для детей среднего школьного возраста, для подростков. И сейчас, спустя какое-то время, я получаю тоже какие-то отзывы, общаюсь с педагогами, которые это пособие используют. И вот, недавно меня, в одной из соцсетей нашла женщина, которая приобрела это пособие. По-моему, из Омска, если я ничего не путаю. Она очень трогательное написала письмо, где сказала: «Вот, я преподаватель Воскресной школы. У меня есть дочка, ей 13 лет. И, когда она ещё была маленькой, мы ходили с ней регулярно в Храм, она ходила в Воскресную школу, ей всё было интересно. А вот, где-то, год назад, я почувствовала, что её это перестаёт интересовать. Она перестала ходить в Храм, перестала ходить в Воскресную школу, ей не интересно говорить на какие-то религиозные темы со мной, и меня это очень беспокоит. И вот, пришла по почте Ваша книга, я её полистала, положила на стол. Пришла из школы дочка, увидела эту книгу, тоже взяла в руки, полистала. Потом взяла учебник, взяла рабочую тетрадь, пошла читать и делать задания — никто её не заставлял». Ну, это дорогого стоит.

А.Митрофанова:

— Это очень дорогого стоит. А Вы расскажите, пожалуйста, подробнее об этих курсах и семинарах, которые Вы проводите. Вы озвучили географию масштабную — от Магадана до Калининграда, вам... фактически, равноценно тому, что от Адама до Потсдама Вы излагаете Священную Историю. Что это за проект, и как к Вам попасть? Или как Вас пригласить к себе в город?

О.Илья:

— Несколько лет назад я получил грант от Фонда «Православная инициатива» на проведение этого проекта. И, на сегодняшний день, с этим семинаром — вот, я говорю — я объездил уже почти что 150 городов России, Белоруссии, Средней Азии и там даже, где-то...

А.Митрофанова:

— Сильно!

О.Илья:

— ... было за рубежом, да. Меня можно найти в соцсетях... я не знаю... наверное, вот так. Можно ещё, знаете, что сделать? Можно зайти на сайт detovoditel.ru ( или детоводитель.рф ), и там можно найти видео с этого семинара. Можно посмотреть открытый урок, можно посмотреть о пособии «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа», скачать урок, посмотреть видеоурок, потому что по этому курсу был снят видеокурс из 10 уроков. Он выложен на портале Правмир. Это был наш совместный проект. Вот. Так что, наверное, проще всего, во-первых, познакомиться с какими-то там — и работами, и статьями, и учебником — вот, можно на сайте detovoditel.ru. Написать мне можно... не знаю... вКонтакте, в фэйсбуке — меня не сложно найти.

А.Митрофанова:

— А как Вы начали этим заниматься?

О.Илья:

— Вы знаете, я везде говорю, что я человек — ленивый. Да, и я даже вот... периодически...

А.Митрофанова:

— Оно и видно! Вот эта вот стопка книжек Ваших — да, да, да...

О.Илья:

— Ну, это бумага толстая! Я даже, вот, недавно понял, что очень часто бывает, когда я пишу в письме, особенно с телефона «добрый день», у меня получается «добрый лень», вот. Да. И, вот, какие-то такие, ключевые изменения в моей жизни — они всегда были не по моей инициативе. То есть, меня, как-то вот, Господь направлял, как-то вот... каких-то нужных людей посылал, которые мне предлагали поучаствовать в каком-то проекте. Я так попал в школу. Меня просто пригласили преподавать, я сам такой инициативы не проявлял. Потом я 10 лет проработал на телеканале «Радость моя», и я сначала был просто редактором. Я что-то такое... там... проверял какие-то тексты, связанные с историей Церкви, с вероучением. Вот. И просто, вот так вот, случайно — там какой-то был аврал, нужно было написать сценарий для одного из проектов, и вот, ещё не набрали штат сценаристов, и говорят мне: «Ну, попробуй». То есть, я попробовал. С этим учебником, конкретно, тоже была очень интересная история. У человека, который является создателем и, вот таким вот, на протяжении многих лет, благотворителем, который, собственно, поддерживает телеканал «Радость моя» — его дочь переходила в 6 класс, в одной из православных гимназий. А он человек, такой, очень вдумчивый, даже, где-то — въедливый, и он задумался, а по какому пособию она будет изучать курс, связанный с Евангелием? Вот, какого-то такого, очевидного решения этого вопроса — нет. И вот, он поручил подчинённым разработать такое пособие. Причём, оставалось времени, там, не знаю, до учебного года — чуть больше полугода. И мне дали преподаватели этой гимназии тематический план, по которому они преподают этот курс, и сказали: «Ну, времени мало, мы всё прекрасно понимаем. Просто, можешь по вот этому темплану придумать какие-то практические задания, для рабочей тетради?» Я посмотрел темплан, и сказал: «Знаете, я вам скажу честно — мне не нравится ваш темплан. Я хочу его переработать». И, когда я переработал темплан, я понял, что... ну, просто придумывать задания к теме — это не правильно. Всё-таки, задания привязаны к какому-то тексту из учебника. Никогда нельзя жать там, где не сеял — если Евангельский какой-то образ приводить здесь. Я говорю: «Давайте, напишем и текст учебника». Потом я понял, что нужно сделать и хрестоматию — хочется детям дать ещё какой-то дополнительный материал, и тоже, какую-то пищу для размышления. Ну, в общем, получилось, как в сказке про кашу из топора, примерно, да? Меня попросили сделать немножко, а я как-то вот это всё в такой какой-то большой проект превратил, который до сих пор продолжает развиваться.

А.Митрофанова:

— Вы знаете, я понимаю ту девушку 15-летнюю, которая пришла домой, увидела эти учебники и, никому ничего не сказав, забрала их к себе и пошла заниматься. Я сейчас их открыла — у меня тоже такое желание возникло. Это вот Костя у нас в Свято-Тихоновском учится, а я-то нет, а так всё интересно, а так хочется в это во всё погрузиться! Ой, спасибо! Ой, спасибо большое! Вот, прям...

К.Мацан:

— Мне тоже интересно, несмотря ни на что.

А.Митрофанова:

— Да, кстати говоря, это же ж можно шпаргалки писать по этим текстам!

К.Мацан:

— Это, как раз, к вопросу о том, что взять вот детский учебник — и по нему, там, готовиться к сессии, и всё будет понятно, доступно и полноценно. А знаете, я бы о чём хотел Вас спросить? Вот, мы сейчас говорим, в принципе, о, в той или иной степени, детях, всё-таки, из семей церковных. Вы упомянули Воскресные школы, и это понятная такая вот страта общественная: церковные люди думают о том, как бы им своих детей воспитать, передать им веру и радость веры, и, как-то вот, эту радость жизни в Церкви, и тут нужны подспорья какие-то методические и вот такие замечательные пособия. Но, наверняка, стоит и перед Вами, как перед миссионером и педагогом, задача разговора не только с церковной аудиторией, но и с внешней аудиторией. И, уж сколько копий было сломано по поводу того, как говорить с детьми, там, просто из обычной школы, с детьми разных, что называется, религиозных бэкграундов, о вере. Вот, как Вы к этой проблеме подходите?

О.Илья:

— Вы знаете, здесь тоже для меня была, такая, неожиданная реакция. Дело в том, что я читал в нескольких отзывах — и в журнале «Фома», и на портале Правчтение, и даже вот в отзывах каких-то читателей, которые книгу «Священная история от Адама до меня» приобретали детям — такую характеристику этой книги, что «книга написана для детей нецерковных, для тех, кто не ходит в Воскресную школу». Я не могу сказать, что я вот так перед собой ставил задачу, когда эту книгу писал. Просто я выбрал такой, неформальный какой-то, подход, такой вот немножечко задорный тон, может быть, где-то какое-то себе позволял хулиганство, и даже в названиях глав есть какие-то аллюзии на какие-то образы из современной поп-культуры, такой, детской. Например, глава о Давиде и Голиафе называется «Мальчик, который выжил», да. Вот, а...

А.Митрофанова:

— А вот, передо мной сейчас...

О.Илья:

— Фанаты Гарри Поттера, да, погружаются просто с головой в чтение.

А.Митрофанова:

— Да-да-да! «Человечество. Перезагрузка», и дальше: «Слышали такое слово — „допотопный“? Мы так говорим о вещах или событиях, которые произошли очень, очень давно : „Да у тебя какой-то допотопный телефон!“ Но буквально слово „допотопный“ означает то, что было до Потопа. А вот о том, что за Потоп такой, мы узнаем из Библии. После истории с Каином и Авелем прошло несколько веков. Потомки Адама и Евы расселились по земле, появились целые города — а потом, вдруг, всего этого не стало. С лица земли исчезла целая цивилизация. Впрочем, это случилось не вдруг. Один человек знал о предстоящем бедствии заранее, даже предупреждал всех остальных, но его никто не желал слушать. Этого человека звали Ной». Ну, заинтриговали так, что хочется уже, знаете...

К.Мацан:

— ... открыть Библию.

А.Митрофанова:

— ... утянуть книжку к себе, и уже как-то там... знаете... читать, там... что-то подчёркивать, делиться со знакомыми детьми, мнениями обмениваться. Ну, классно! Вот, прям, от всего сердца Вас благодарю, снова и снова. Потому, что я сталкивалась с проблемой, когда хочется для детей моих друзей выбрать какое-то детское Евангелие, которое было бы и с хорошим иллюстративным рядом, и очень живым языком написано. Два часа я выбирала в одном из крупнейших магазинов Москвы детскую Библию — остановилась, в итоге, на компромиссном варианте, а не на варианте 10 из 10-ти. Вашей книжки там не было. Я бы не выбирала 2 часа, я бы её схватила, причём в нескольких экземплярах.

О.Илья:

— Ну, я надеюсь, что и ваше радио, и сарафанное радио помогут родителям узнать об этой книге, и, действительно, она поможет родителям говорить и с детьми и о Боге, и о Библии. Я просто хотел вот закончит свою мысль по поводу тех приёмов, которые применялись при написании этой книжки. Может показаться, что это какое-то такое постмодернистское заигрывание, да, с детьми — вот это вот... вот эти скрытые цитаты, которые здесь использованы. Но, на самом деле, это совершенно не так, это не так работает. Я вдохновлялся, скорее, опытом первых христиан, которые приходили в языческие капища, и устраивали там Храмы. То есть, я пытался перекодировать какие-то... не знаю... идиомы, какие-то расхожие выражения, да. Где-то там мне нравилось покопаться в этимологии слова, которое мы произносим, совершенно не задумываясь о буквальном значении слова, а там много скрытых каких-то смыслов, о которых стоит поговорить. У меня был такой случай один, очень показательный. Как-то, я тоже участвовал в одних епархиальных чтениях, и выступал Владыка, правящий архиерей этой епархии. Он говорил очень правильные и хорошие вещи, и в конце он, чтобы так вот... ярко подвести итог, он сказал: «Вот, посмотрите, на что ориентирует современную молодёжь наша медиасреда — телевидение, там, и так далее — наша культура. Со всех экранов, со всех билбордов звучит призыв „бери от жизни всё“, то есть, мы выращиваем поколение потребителей», — ну, и все, так, одобрительно закивали, захлопали. Действительно, это проблема. А после Владыки выступал я, и рассказал тоже, о чём я хотел рассказать, а потом сказал: «Вот, Владыка, позвольте, я, так сказать, поделюсь какими-то своими мыслями по поводу того, о чём Вы сказали. Ведь, можно же к этим словам отнестись с христианской точки зрения. Ведь, Христос — это Путь, Истина и Жизнь. Как Апостол говорит: „Наша жизнь сокрыта в Боге“. И, если мы будем по-христиански интерпретировать эти слова, то для нас это будет призыв к Богообщению: бери от Жизни всё! Бери от Христа всё, от христианства всё!» Вот. То есть, здесь всё сводится к тому, какой фильтр вы поставили между своим разумом и реальностью.

К.Мацан:

— Вот, о фильтрах продолжим разговаривать после маленькой паузы. У нас сегодня в гостях дьякон Илья Кокин, педагог, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве. В студии — моя коллега, Алла Митрофанова, и я, Константин Мацан. Прервёмся, буквально, на минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Митрофанова:

— Ещё раз — добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Константин Мацан, я — Алла Митрофанова, и, напоминаю, что в гостях у нас сегодня дьякон Илья Кокин, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве, кандидат Богословия, кандидат Культурологии, педагог, сценарист, мультипликатор и поэт. И мы говорим о потрясающих книгах, которые нам отец Илья принёс, и о, отец Илья, Вашем педагогическом опыте — таком важном сегодня и очень востребованном.

Вы знаете, нередко бывает, что в Храм ребёнка на Причастие сегодня первый раз приводят даже не столько его родители, сколько, может быть, крёстные. Ну, или родители, которые сами, толком, не очень понимают, что это такое. Просто они знают, что это очень хорошо. Но, как ребёнку объяснить, что происходит? Как с ребёнком строить разговор о том, что его ждёт в Храме? Если, к примеру, он не Причащается с младенчества, или, допустим, он начинает задавать вопросы: «А что происходит?»

О.Илья:

— Смотрите... ну, вот... принцип тот же самый, о котором мы говорили в начале. Если родитель, который пытается приобщить ребёнка к вере, к христианской культуре, сам не прочувствовал вкуса церковной жизни, и, вот, жизни в Приобщении к Святым Дарам, он не сможет убедительно ребёнку рассказать, зачем это нужно. Даже если он будет говорить правильные слова — это не подействует. Потому, что есть какой-то вербальный посыл, а есть — невербальный посыл, и ребёнок, прежде всего, считывает невербальный посыл. Поэтому, можно развить у ребёнка шизофрению, если ты говоришь одни вещи, а живёшь по-другому. Вот это вот раздвоение между теорией и практикой может у ребёнка очень серьёзные вызвать последствия в психике. Поэтому здесь, прежде всего, вот этот вот момент искренности — и вот он имеет самое сильное воздействие на душу ребёнка.

К.Мацан:

— А вот, вообще, надо ли, так уж, говорить с ребёнком об этом? Это, и вправду, вопрос, который, мне кажется, часто возникает у родителей. Вот, либо ребёнок маленький, допустим, он с младенчества Причащается, или не с младенчества. Но вот, вы живёте церковной жизнью, а с той ли регулярностью вы к Таинству приступаете? Нужны ли слова здесь, или, вот, пока оно само идёт, пока ребёнок как-то не начинает вопросы задавать, может, и не надо ничего говорить? Может быть, у него есть какой-то свой внутренний духовный процесс, нам совершенно незримый и недоступный? С Богом у них какие-то свои вот уже отношения. Может быть, он сам не рефлексирует на эту тему, но они есть, мы верим как-то, что вот Господь и его тоже уже, маленького, ведёт своим путём. И надо просто... ну, воцерковлять, жить вместе, и поменьше, грубо говоря, на эту тему разглагольствовать?

О.Илья:

— Вы знаете, я вспоминаю такой, тоже памятный для меня, случай. Как-то, на моих глазах, два священника вот, как раз, обсуждали подобные вопросы. Священник пришёл с Исповеди, и, вот, рассказывает про какой-то случай сложный, как к нему сейчас пришёл какой-то человек — он чего-то недопонимает, но вот, он хотел бы Причаститься. И вот, непонятно, его допускать до Причастия или не допускать? Или будет, наоборот, правильнее, чтобы он... как-то вот... подождал, подумал, что-то почитал? И вот, более старший, более опытный священник на это сказал: «Не стоит недооценивать силу самого Таинства». Мы что-то можем сейчас человеку сказать, его как-то направить, что-то ему подсказать, но и само Таинство тоже действует в душе человека. Но, мне кажется, не надо впадать ни в одну из этих крайностей. Можно доверить полностью Богу — да, пусть Господь ведёт человека Сам, как знает, а мы просто вот...

К.Мацан:

— Привезём.

О.Илья:

— ... будем создавать условия. Да, мы будем какие-то благоприятные условия создавать, да, чтобы человеку было, там... чтобы ему в нашем Храме было тепло, чтобы было хорошее пение, чтобы ему было приятно его слушать... ну, какие-то такие вещи, да, а у Господь Сам будет воздействовать на его душу. Вот. Или, наоборот, можно уйти в другую крайность, и стараться человеку промывать постоянно мозги какими-то наставлениями, проповедями, там, заставлять его что-то там дома читать, какие-то там домашние задания делать... Вот. Везде нужен правильный баланс. Какие-то вещи надо артикулировать, надо проговаривать. И, поскольку мы говорим, прежде всего, сейчас о детях — вы прекрасно знаете, как родители, что ребёнок именно вот в таком нежном возрасте — два, три, четыре года — задаёт огромное количество вопросов. И вот этим надо периодом пользоваться активно. Потому, что надо с ребёнком... пока ему это всё интересно, надо удовлетворять его любопытство. Надо ему попытаться дать ответы на какие-то из этих вопросов.

К.Мацан:

— Но, вот, более старший возраст наступает, и, Алла не случайно отметила, что ребёнок может сам начать вопросы задавать уже вот не эти детские — «почемучка» — а, собственно говоря, по существу. Разбираясь, может быть, в том, что происходит в Храме, и в его душе, и в домашней молитве, и так далее. Вот, Вы нас адресовали к Вашему учебнику «Жизнь и учение Иисуса Христа», а приоткройте какую-нибудь завесу, какой-нибудь пример — вот, как Вы, уже подростку, например, или ребёнку, там, среднего школьного возраста пытаетесь сказать и говорите, там — о Ветхом Завете... Вот, Алла процитировала отрывок из этой книги... но это другая книга, это книга от «Адама до меня». А вот этот, уже более такой... на более старший возраст ориентированный труд — какой-то самый для Вас, может быть, такой, показательный пример обращения к этому сложному Библейскому материалу?

О.Илья:

— Ну, вот, например, могу рассказать, как в этом учебнике трактуется известная притча о десяти девах.

К.Мацан:

— Так.

О.Илья:

— Вот, например, меня долгое время...

К.Мацан:

— Не всем взрослым, кстати, понятно — только напомните её содержание, всё-таки, для начала.

О.Илья:

— Да. Десять дев ожидают пришествия жениха. Они вышил ему навстречу, взяв с собой светильники. И вот, пять из них были мудрыми — они запасли масло для светильников, пять из них, вот, такие были барышни — недальновидные, и масло с собой не взяли. Жених задержался, масло прогорело. И, когда жених, наконец, должен появиться — выясняется, что у девушек, которые масло с собой не захватили, у них светильники угасают. Они обращаются к подругам, просят отлить им немножко масла, поделиться, чтобы у них у всех были вот, в руках, горящие светильники. На что мудрые девы поступают очень «не по-христиански» — вот это всегда меня, ещё, я помню, когда в Семинарии учился, когда вот впервые познакомился с Евангельским текстом, меня это очень, как-то, смутило, резануло: ну, как же так вот? Христос говорит о каком-то таком самоотверженном служении ближнему, да? Лучше пожертвовать какими-то своими, да, интересами... допустим, у меня светильник угаснет, а вот у подруги — горит...

К.Мацан:

— Поделиться, конечно...

О.Илья:

— Да-да-да! Господь велел делиться!

А.Митрофанова:

— Меня это тоже всегда смущало.

К.Мацан:

— Да, меня это тоже всегда... как-то... вопрос я задавал себе: почему же они не поделились, в итоге?

О.Илья:

— Да. Так вот, есть известное толкование преподобного Серафима Саровского, да, из бесед...

К.Мацан:

— Давайте только закончим, что пять мудрых дев сказали: «Мы вам не отдадим своё масло, потому что, да — и вам, и нам не хватит». И вот, собственно говоря, эта притча.

О.Илья:

— Да. Так вот, есть известное толкование преподобного Серафима. Он говорил, что масло — это благодать. Надо, вот, стяжать в течение жизни благодать. Но, при этом, вот этот вот момент мотивации вот этих мудрых дев, как бы, в рамках этого толкования, никак не объясняется. Я предлагаю немножко другое толкование. Я говорю, что вот это вот масло — это дар любви, это главная христианская добродетель. И почему ею нельзя просто вот так вот — поделиться? Почему её нельзя просто так вот — подарить? Её нужно именно купить. Потому что — что такое «купить»? Мы что-то отдаём от себя, и получаем что-то взамен. Вот эту вот способность любить можно получить, только пожертвовав чем-то своим. Только — пойти на рынок и купить. Да? Вот, нельзя просто у ближнего эту способность получить вот так вот, безвозмездно, в подарок. Ближний может дать пример. Но, для того, чтобы это стало твоей способностью, ты должен поработать, ты что-то должен оторвать от себя.

К.Мацан:

— Сам совершить усилие своё.

О.Илья:

— Да. То есть, я попытался, прежде всего, прояснить какие-то вещи, которые для менястановились камнем преткновения, в своё время. Вот. И, мне кажется, что вот именно благодаря этому...

К.Мацан:

— Мне — очень нравится такое толкование.

О.Илья:

— ... да, этот материал как-то вот, действительно, какие-то вещи проясняет. Но, наверное, одна из самых главных, таких вот, «фишек», находок этого пособия — это рабочая тетрадь. Во-первых, она, в отличие от большинства аналогов — она цветная. А любой ребёнок знает, что красивую вещь испортить гораздо приятнее, чем некрасивую, да? И...

К.Мацан:

— Гениально!

О.Илья:

— Да. И что-то там калякать, вырезать вот в такой тетради — гораздо интереснее, чем в такой — бледной, чёрно-белой, какими-то такими... шаржами оформленной. А самое главное, что здесь очень много творческих заданий, очень много таких вот — креативных, интересных заданий. Например, здесь есть комиксы. Вот, например, притча о блудном сыне у нас представлена в виде комикса. И, когда мы записывали видеокурс, я выполнял все вот эти задания с детьми у доски. Я сделал большие такие наглядные пособия по материалам тетради, и мы, прямо вот у доски, эти задания выполняли. Было очень интересно. Потому что — что характерно для комикса? Там герои изъясняются очень лаконично. И вот, например, такой, самый запоминающийся эпизод, когда мы уже разбирали последнюю сцену этой притчи. Когда старший сын приходит к Отцу, в Евангелии он говорит: «Я столько лет тебе служу, и ты никогда мне не дал козлёнка, чтобы я мог повеселиться со своими друзьями», — облачко уже закончилось бы, если бы вот это всё, весь этот текст записывать. Поэтому, надо было вот ту же самую мысль, но как-то — ужать. То есть, творчески переосмыслить её. В итоге, у нас старший сын говорит: «Почему одним — всё, другим — ничего?» Ну, как бы... мы передали главную мысль...

А.Митрофанова:

— Слушайте... прекрасно!

О.Илья:

— ... но покороче.

К.Мацан:

— Да, да. Языком ребёнка, понятным.

А.Митрофанова:

— Очень здорово!

О.Илья:

— Потом, есть... например, есть пазлы, есть даже настольные игры. Вот, например, перед вами игра в «Морской бой», но каждый кораблик — это какая-то страсть.

А.Митрофанова:

— Ого!

О.Илья:

— Четырёхпалубник — это гордость. Трёхпалубники — это уныние, зависть... и так далее.

А.Митрофанова:

— А почему нет? Действительно.

О.Илья:

— Можно играть с соседом по парте в «Морской бой», и, заодно, помогать ему бороться со страстями. «А8!» — «Ой, ты ранил мою гордость!» Не так давно я проводил презентацию в Подмосковье этого учебника, и ко мне подошла женщина, педагог, и говорит: «Мы уже по Вашим учебникам учимся. Я хотела просто поделиться вот своим опытом. Мы дошли до этого задания — ну, естественно, пол-урока мы весело играли в „Морской бой“, а вторую половину урока мы сидели и рассуждали, как можно назвать... ну, не знаю, там... торпеду, снаряд, которым можно подбить корабль по имени „Гордость“. Как можно назвать торпеду, которой можно поразить корабль по имени „Уныние“?» Это — потрясающе! Потому, что педагоги на местах заразились вот этим творческим подходом, и начали что-то такое от себя додумывать. Вот это — очень здорово! Вот это очень воодушевляет!

А.Митрофанова:

— А как они назвали ту торпеду, которая поразила уныние?

О.Илья:

— А она секретов не раскрывала!

А.Митрофанова:

— Понятно. То есть, это, такая, закрытая информация. Ладно, хорошо. Вы знаете, мне так бы хотелось, чтобы по Вашим этим учебникам, пособиям занимались в как можно большем числе школ! Я же... я немножко преподаю в ВУЗе, и преподаю литературу. Когда я начинаю, например, со студентами говорить о Достоевском — ну, тут же неизбежно возникают какие-то вопросы, связанные с христианством, и так далее. И я вижу лица людей, уже таких — довольно сформировавшихся, очень умных, очень правильные вопросы задающих, у которых, знаете... вот, прям, у них на лице появляется оскомина такая... прям, вот... знаете, не оскомина, а... у них...

О.Илья:

— Как интересно Вы от корабля по имени «Уныние» перешли к Достоевскому!

А.Митрофанова:

— Да. У них на лице появляется выражение, которое мы называем «кислая мина» Я говорю: «Что? В чём причина? Что случилось?» Они говорят: «Слушайте, у нас были уроки «Православной культуры» — вот, из серии «Я больше не могу!»: «Девочка, ты правда не читаешь книжки?» — «Я больше не могу!» Вот так вот, примерно. И, мне кажется, что во многом, конечно, это вопрос к тем пособиям, по которым идёт занятие. Хорошее пособие — оно само по себе начинает работать, и только на пользу идёт.

О.Илья:

— Вот... я хотел сейчас немножечко тоже приоткрыть завесу тайны. Сейчас я начал работать над учебником по Основам Православной культуры. Вот, уже свёрстан один урок, как пример того, как это может быть. И, учитывая опыт предыдущих авторов — потому что за минувшие годы было создано несколько пособий по этому курсу — я, всё-таки, сделал упор на то, чтобы не просто ознакомить ребёнка, там, с какими-нибудь Рождественскими или Пасхальными традициями — вот, мы красим яйца, мы... не знаю... на Крещение купаемся в проруби — а объяснить ребёнку, как те вещи, до которых люди, с Божьей помощью, дошли в рамках Православной традиции, как они могли бы пригодиться в его жизни, как они могли бы помочь ребёнку решать те насущные вопросы, с которыми он будет сталкиваться всю свою жизнь. То есть, вот, максимально такое — прикладное какое-то вот — чтобы это имело звучание. Для этого пособия придумано много разных интересных фишечек. Там, вот, дальше... если прокрутить, там можно увидеть, например, я придумал такую рубрику — не знаю, войдёт ли... как бы... пройдёт ли, так сказать, экспертизу такая задумка, но мне она кажется удачной — называется «Загугли слово». То есть, на уроке ребёнку задают какое-то слово... ну, конкретно вот на этом уроке — слово «душа», в уроке, который рассказывает о семье — слово «сословие», такое вот — не из повседневного обихода ребёнка слово, и вот — каждый ребёнок может в Интернете найти информацию об этом слове. Можно искать, где угодно. И вот, на следующем уроке в нужный момент учитель спрашивает, кто что нашёл. И вот дети, там, накидывают информацию — кто какие определения нашёл, кто какие объяснения нашёл, а потом учитель это всё приводит к общему знаменателю. Вот такой, например, приём. То есть, я считаю, что урок должен быть максимально интерактивным. Есть такая поговорка, которую я очень люблю и тоже на семинарах всегда её цитирую: «Расскажи мне — я забуду, покажи мне — я запомню, дай мне сделать самостоятельно — и я пойму». То есть, я считаю, что главный принцип той методики, которую я пропагандирую — это, как бы, дать ребёнку пазлы, и помочь ему эту картинку собрать. И вот, если ребёнок сам соберёт эту картинку из вот этих составных частей, если он сам последний элемент положит, и получится цельный образ — для него это будет не просто навязанная какая-то информация, это будет его собственное изобретение. Для него оно приобретёт особое звучание, особую значимость.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

К.Мацан:

— Дьякон Илья Кокин, педагог, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве, сегодня проводит с нами этот светлый вечер.

Вы привели очень интересный пример про то, что можно по-разному осмысливать и с христианской точки зрения смотреть на образцы даже современной масс-медиа культуры. И популярную культуру Вы упомянули: рассказ о Давиде и Голиафе с заголовком «Мальчик, который выжил» — это отсылка к Гарри Поттеру, которого все фанаты тут же вскочили и побежали читать. «Человечество. Перезагрузка» — это отсылка к «Матрице»...

А.Митрофанова:

— А вот ещё, мне очень нравится: «Мы — не рабы. А, нет — рабы...» — такой заголовок. Или: «Мёртвые души», например... Это примеры такие, да, да...

К.Мацан:

— Это уже такое... более продвинутый уровень аллюзий. Но, тем не менее, вот... Или, допустим, пример Ваш про то, что слоган «Бери от жизни всё!» можно тоже повернуть в свою сторону, и посмотреть на это так, что Христос — это наша жизнь («Путь, Истина и Жизнь»), и поэтому мы должны всё максимально, что можно, от этой Жизни, от Него взять и получить, и... да...

О.Илья:

— Да. Иисус Христос говорит: «Я принёс вам Жизнь, и принёс с избытком», то есть — вот, вот, пожалуйста! Вот этот контекст христианский.

К.Мацан:

— Но, вот, смотрите, мы сейчас это обсуждаем, и это такие, всё-таки, немножко, в каком-то смысле, такие, игры интеллектуалов для взрослых: вот, мы сейчас возьмём и переосмыслим эту концепцию с христианской точки зрения... А насколько дети реально это понимают? У Вас были случаи общения с детьми, когда... ну, грубо говоря, кто-то потом по-новому «Гарри Поттера» прочитал — вот, после Ваших рассказов?

О.Илья:

— Ну, Вы знаете, христианским толкованием «Гарри Поттера» занимаются — тот же отец Дмитрий Першин, да, и ещё ряд наших апологетов и миссионеров. Не могу сказать, что это прям моя какая-то любимая тема. Единственное, я ещё пользовался одним из таких вот образов ярких из вот этой вот... там, из этих книг, из фильмов про Гарри Поттера, когда говорил с детьми на такую деликатную тему, как тема взаимоотношения полов. И я говорил, что каждый раз, когда человек сближается с другим человеком, он как бы дарит ему частичку своей души — как вот Волан-де-Морт создавал крестражи, в которых помещал кусочки своей души. И, чем больше будет таких вот людей в нашей жизни, с которыми мы вот максимально сближаемся, тем на большее количество частей нам придётся раздробить свою душу.

К.Мацан:

— Потрясающе...

О.Илья:

— И единственный способ, как сохранить цельность своей души — это доверить её одному человеку.

К.Мацан:

— Я, просто уже в своей жизни, знаю ряд, скажем так, девиц и молодых людей подросткового возраста, которым вот это объяснение, по крайней мере, будет понятным. И, там... примут, не примут — да, но — доходчивым, с точки зрения того, что же имеют в виду «эти христиане», когда говорят о блуде и о целомудрии. Это — потрясающе.

А.Митрофанова:

— Объяснишь на пальцах, что называется. Слушайте, я... у меня, прям, знаете... у меня... как-то... вопросы — как из рога изобилия сыплются, но мне неловко сейчас в какие-то переходить уже, такие, частные аспекты. Давайте, попробуем, всё-таки, ещё раз...

О.Илья:

— Но это — «рог христиан православных»?

А.Митрофанова:

— Рок — да, да, да, тот самый рок!

О.Илья:

— Нет, там — «рог», кстати. Вот, в Служебнике — там прямо «рог».

А.Митрофанова:

— Да, хорошо! А, давайте, ещё раз расскажем о Вашем этом проекте в целом — из чего он состоит, вот эта самая книга «Священная история от Адама до...» Васи, Пети, Коли, Маши, Саши и так далее, и книжка «Анимационная лента», или даже серия анимационных фильмов. Где это всё можно найти? Как это можно использовать — на уроках или дома? И так далее.

О.Илья:

— Ну, действительно, у книги очень необычная судьба — в том плане, что она создавалась не по какому-то такому распространённому сценарию, такому, обычному, когда вот появляется автор, он пишет текст, к тексту пишутся иллюстрации... Здесь совершенно другая была последовательность. Этот проект был задуман лет 6 назад. Тогда была придумана, как бы, композиция этой книги: что вот мы берём Библейскую историю, а потом ещё доводим повествование до наших дней. Был найден очень хороший художник, Евгений Подколзин, который замечательные, действительно гениальные, сделал иллюстрации к этой книге. Один человек попробовал написать текст, но как-то вот что-то у него не пошло, и этот проект был отложен в сторонку и ждал своего часа вот, фактически, пять лет. Потом, когда появился я, и мне предложили написать текст, я уже имел дело с готовыми иллюстрациями, мне приходилось подстраиваться под готовый уже, как бы... макет, фактически. И, если вы обратили внимание, поскольку художник оказался в этом проекте первым, то, собственно, иллюстрации заняли большую часть разворотов. Там под текст оставалось очень мало пространства, и поэтому пришлось отказаться от такого — стандартного подхода, когда просто детям... ну... пересказываются Библейские события просто вот на более простом, доступном языке, что-то там вырезается, сокращается... Пришлось от пересказа сразу переходить к сути. Есть такая детская загадка: зачем слону нужен хвост? Ну, я не жду, что вы прямо сразу ответите правильно на этот вопрос, потому что она немножко, такая, сюрреалистическая, загадка...

А.Митрофанова:

— Ну, куда... куда уж нам...

О.Илья:

— Отгадка такая: чтобы слон не закончился внезапно. Вот. Ну, она такая, немножечко... с чудинкой. Так, вот, здесь тоже, пришлось уже отказаться и от хобота, да — от каких-то там вступлений, от хвостов, сразу переходить к слону, к сути происходящего — вот, просто доступно объяснить духовный смысл того, о чём говорится в Библии. Вот, это первое такое, серьёзное, отличие. А второе отличие — да, действительно, то, что мы довели события — хоть и, там, бегло коснулись Церковной истории, но до наших дней. Так вот, что ещё в рамках этого проекта было создано? Когда я впервые увидел вот эти вот замечательные иллюстрации, я, как человек, который 10 лет проработал на телеканале «Радость моя», и имел дело с анимационными проектами, я — первое, о чём подумал: «Как было бы здорово создать на основе этих иллюстраций мультфильм!» И вот, этот мультфильм был создан, он длится 22 минуты — это, примерно, ¼ часть книги, вот так вот — ужали в 4 раза текст книги, а этот мультфильм выложен в Интернет, его можно найти. Просто вбить название «Священная история от Адама до меня», этот мультфильм выскочит. И сейчас этот проект развивается следующим образом. Вот, буквально сегодня утром, я встречался с представителем Русской Православной Церкви в Болгарии, и сейчас был осуществлён перевод этой книги на болгарский язык, и в феврале пройдёт презентация этой книги в Софии, будет от Русской Церкви подарен тираж Болгарской Церкви. Также, осенью была Выставка книжная во Франкфурте, этим проектом заинтересовались греки, возможно, будут переводить её на греческий язык. А, буквально вчера, я встречался с людьми, которые сейчас запустили проект такой образовательный, который называется «Умназия». Это такая интернет-площадка, на которой проводятся олимпиады по школьным предметам. Они проходят в Интернете, то есть, не надо что-то там такое распечатывать, посылать по почте, это всё он-лайн проходит. Это очень интересная задумка. Они начали с младших классов — вот, буквально, 1 — 4 классы, и, естественно, это — математика, русский, окружающий мир — вот, такие предметы. Они захотели сделать какой-то ещё вероучительный предмет. Поскольку, «Основы Православной культуры» — это только 4 класс, им хотелось бы начать прямо с 1 класса, да, для каких-то уже детей младшего школьного возраста какие-то такие вот олимпиады проводить. И мы вчера договорились до следующего решения: мы возьмём материал из книги «Священная история от Адама до меня», возьмём оттуда материал по Ветхому Завету, разработаем олимпиаду по этим материалам — это будут тексты, какие-то дополнительные вопросы, будут туда же, наверное, мультики выложены по этой части книги. А для детей... там... уже 3-4 классов, наверное, больше даже 4 класс — будет использован материал учебного пособия «Жизнь и учение Господа Иисуса Христа». То есть, вот, видите, этот материал очень пластичный, и его можно применять, да, в разных каких-то вот... в разном контексте, в разных проектах. Очень здорово, что он оказывается эффективным в разной среде. Изначально задуманный как книга, он стал и мультфильмом, и интернет-изданием, и таким вот курсом вопросов для олимпиады. Неизвестно, что ещё с этим текстом станет завтра!

А.Митрофанова:

— Я очень надеюсь, что у него очень такая, знаете, будет насыщенная жизнь, судьба, которая ещё нас всех удивит. И мы с Вами не раз здесь встретимся, и обсудим новые Ваши какие-то достижения, успехи и открытия.

К.Мацан:

— Спасибо большое за эту беседу. Очень она мне показалась такой практико-ориентированной, и это очень важно. Потому что с детьми мы живём, и с ними надо, всё-таки, разговаривать об этом, и надо понимать, как это делать.

О.Илья:

— Что-то с ними надо делать... определённо.

А.Митрофанова:

— Определённо!

К.Мацан:

— Однозначно, да.

Я напомню, сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер» был дьякон Илья Кокин, педагог, клирик Храма Казанской иконы Божией Матери на Калужской площади в Москве. Спасибо огромное за эту беседу.

О.Илья:

— Спасибо. До свидания.

К.Мацан:

— В студии была моя коллега Алла Митрофанова и я, Константин Мацан...

А.Митрофанова:

— Спасибо!

К.Мацан:

— До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Пересказки
Пересказки
Программа основана на материале сказок народов мира. Пересказ ведётся с учётом повестки дня современного человека и отражает христианскую систему ценностей.
Встречаем праздник
Встречаем праздник
Рождество, Крещение, Пасха… Как в Церкви появились эти и другие праздники, почему они отмечаются именно в этот день? В преддверии торжественных дат православного календаря программа «Встречаем праздник» рассказывает множество интересных фактах об этих датах.

Также рекомендуем