Москва - 100,9 FM

"Дарить радость на Рождество". Светлый вечер с Владленой Калашниковой и Анной Овсянниковой (20.12.2016)

* Поделиться

милосердиеУ нас в гостях были Руководитель благотворительных программ православной службы "Милосердие" Владлена Калашникова и пресс-секретарь этой службы Анна Овсянникова.

Разговор шел о благотворительной акции "Дари радость на Рождество", а также о рождественских традициях Милосердия.

 

 

 


А. Пичугин

— В студии светлого радио приветствуем вас мы: Лиза Горская —

Л. Горская

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— Мы сегодня будем говорить о новой благотворительной акции службы помощи “Милосердие». У нас в гостях руководитель благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие» — Владлена Калашникова. Здравствуйте!

Владлена Калашникова

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— И Анна Овсянникова — пресс-секретарь службы помощи «Милосердие». Здравствуйте!

Анна Овсянникова

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Итак, у вас запустилась традиционная благотворительная акция «Дари радость на Рождество». Она продлится до 5 января. Расскажите подробнее, о чём это? Кому вы помогаете? Что вы собираете?

Анна Овсянникова

— Акция действительно традиционная. С 2011 года каждую зиму мы ее проводим. Уже даже не представляем, как провести декабрь без «Дари радость на Рождество». Потому что для нас она действительно очень большое значение имеет. С начала месяца мы уже к ней относимся вполне активно, получаем заявки от наших проектов, которые пытаются как-то разузнать побольше о своих подопечных, об их нуждах, о том, что нашим подопечным нужно. Это мы и пытаемся собрать в течение нашей акции. На самом деле, это тысячи и тысячи подарков. Где-то это что-то просто небольшое, что может порадовать человека, а где-то это что-то более крупное, дорогое, даже типа медицинского оборудования. То есть подарки очень разные. Суть в том, что мы призываем всех тех, кто о нас знает, кто хочет принять участие в акции, зайти на сайт www.dari.miloserdie.ru, выбрать подопечного, который ему как-то приглянулся, заинтересовал, прочитать его историю, выбрать подарок, который человек готов купить и привезти в наш пункт сбора подарков.

А. Пичугин

— Я понимаю, что наши постоянные слушатели часто в эфире встречаются со службой помощи «Милосердие». Наверное, по каким-то другим каналам про вас тоже знают. Но всё-таки, давайте, может быть, издалека зайдем. Чем вы занимаетесь в целом? Кто вы такие? И почему мы с вами сегодня беседуем?

Анна Овсянникова

— Мы — служба помощи «Милосердие». Работаем мы, действительно, довольно давно. Занимаемся тем, чем занимаемся — это помогаем самым разным категориям нуждающихся. Это дети-сироты, одинокие старики, нуждающиеся многодетные семьи, инвалиды, причем и дети, и взрослые. Это самые разные люди, которые попали в беду и обратились к нам за помощью. Так получилось, что за 25 лет работы у нас уже 26 социальных проектов. И общими усилиями, и силами разных проектов мы пытаемся эту помощь оказать людям.

Л. Горская

— А взрослые, бездомные и люди в беде. Каким образом вы этих людей находите, выясняете, что им нужно? Какие подарки хотят и т.д.?

Анна Овсянникова

— Как правило, всё-таки это люди находят нас. Потому что понятно, что когда с человеком что-то случается, он пытается как-то «барахтаться» и находить выход из ситуации. И таким образом узнают, так или иначе, о нас. Бездомные часто узнают о нас на вокзалах, например. Приходят в наш «Ангар спасения». Кто-то звонит нам по справочному телефону нашей службы. И получает там какую-то консультацию, какую-то информацию. То есть в основном люди узнают о том, что как-то, чем-то в службе «Милосердие» могут помочь. И дальше уже пытаемся с человеком решить его проблемы.

А. Пичугин

— Я захожу сейчас на сайт www.dari.miloserdie.ru и вижу здесь такие совершенно необычные истории, так скажем. Тут есть разделы: «Пожилые», «Люди в больницах», «Многодетные семьи»… Если вы зайдете, то сами увидите, тут в левой колонке все категории людей перечислены. Вот, например: «Авиалина Андреевна — балерина. Танцевала на сцене Большого театра. Так сложились обстоятельства, что в восемьдесят лет Авиалина Андреевна осталась совсем одна и без жилья. Пыталась жить в своём маленьком садовом домике под Москвой, затем одна из учениц приютила её у себя. Но со временем Авиалине Андреевне стал требоваться постоянный квалифицированный уход, и ученица обратилась за помощью в нашу богадельню». То есть при «Милосердии» есть какая-то богадельня, как я понимаю?

Анна Овсянникова

— Да, наша Свято-Спиридоньевская богадельня — это один из наших старейших проектов. Она сейчас находится на Преображенской площади, рядом с Черкизовскими прудами, с храмом Илии Пророка. И действительно там живут наши бабушки, и не только.

А. Пичугин

— И под каждой из таких историй есть список необходимых вещей. В частности, Авиалине Андреевне требуется пуховое пальто с капюшоном. Здесь указан размер: 60 — 62. И сумма — за сколько, примерно, я так понимаю, это можно купить. Кому-то нужно больше, кому-то меньше, кому-то просто чай и шоколадные конфеты. То есть вы не выбираете, кому вы помогаете. Вы пытаетесь помочь всем, кто к вам обращается?

Владлена Калашникова

— Мы пытаемся помочь в первую очередь подопечным наших проектов. И вот эти все истории — это истории людей не случайных, которые к нам сейчас обратились для того, чтобы получить подарок на Рождество, а это истории постоянных подопечных, которых мы хорошо знаем. И, конечно, у всех потребности разные. Там мы исходим из своей осведомленности. Поскольку наша балерина живет совсем у нас, мы четко знаем, что ей нужно в жизни, изо дня в день. Где-то истории для нас менее очевидные. Как вы справедливо спросили про бездомного — о том, как мы понимаем, что им нужно. Конечно, индивидуальные подарки мы им не дарим. Мы им дарим то, что актуальнее всего человеку на улице. Это теплая обувь, это еда, в конце концов, это одежда и это, простите за откровенные подробности, белье. Потому что это тоже такая насущная, актуальная потребность.

Анна Овсянникова

— У нас еще, если вы полистаете дальше сайт, есть, например, категория «Люди в больницах». Там, вообще, можно найти странные вещи. Например то, что в одну больницу нужно 995 шоколадок. То есть это такие типовые подарки, потому что есть огромное количество людей, которые будут вынуждены провести рождественские каникулы, праздники в стенах больницы. Тоже не самое радостное занятие. И понятно, что нашим добровольцам тоже хочется туда рождественскую радость донести. Поэтому, хотя бы такими небольшими подарками, хочется людей порадовать.

Л. Горская

— А в разделе «Многодетные семьи» есть целый детско-юношеский выездной лагерь на остров Валаам, куда можно дарить палатки и умывальники.

Анна Овсянникова

— Да, есть и такое.

Л. Горская

— А он для детей из социально-незащищенных семей, да?

Анна Овсянникова

— Да, насколько я помню, там многодетные семьи.

Владлена Калашникова

— Многодетная семья в России в принципе, я бы сказала, по определению социально-незащищенная. Мы, опять же, исходим из ситуации, которая есть в данной семье. Мы не требуем каких-то юридических документов, подтверждающих определенный статус. Просто стараемся помогать. Потому что знаем, что когда в семье 4 — 8 детей, то очень проблематично куда-то свозить детей отдохнуть, тем более хорошо, качественно.

Л. Горская

— То есть это ваш лагерь?

Владлена Калашникова

— Это лагерь дружественного нам проекта. Там, в принципе, если вы на сайт посмотрите, есть наши проекты (одна из градаций), а есть отдельно раздел «Дружественные проекты». Те, которым мы доверяем, но которые свои программы реализуют сами.

Л. Горская

— Замечательно.

А. Пичугин

— Если кто-то из людей потенциально хочет вам помочь, но при этом (это совершенно нормальное его желание) хочет проконтролировать, что его средства пойдут на то, на что здесь…

Л. Горская

— Так тут же всё прозрачно как раз.

Анна Овсянникова

— Для пущего контроля человек может даже записаться и поучаствовать в поздравлениях на самом деле.

Л. Горская

— И будут только рады!

Анна Овсянникова

— Да, конечно. Добровольцы в праздники нам особенно нужны. Поэтому, конечно, можно присоединяться. Писать свои пожелания, когда человек бронирует и привозит подарки. И отмечать, что человек готов и хочет вместе с нами их развозить.

Владлена Калашникова

— Я бы тут ещё, если можно, хотела бы дополнительно прокомментировать. Вообще, в этом году — это у нас первый год, когда на сайте, помимо того, что ты можешь, как участник, узнать, какой необходимо подарок купить и привезти… И тут, что ты с этим сделаешь? Мы не пойдем это продавать на «Черкизон». Мы это, конечно, передадим людям.

А. Пичугин

— Да и «Черкизона» уже нет.

Владлена Калашникова

— Да, наверное, к счастью! (Смеется.) Нет, я не в плане того, чтоб продавать подарки подопечным. Я сама когда-то покупала там замечательные вещи, но это было очень давно. Я сейчас про то, что в этом году впервые у нас на сайте появилась возможность жертвовать денежные средства. И появилась она по просьбам наших жертвователей. Дело в том, что не у всех есть столько ресурсов, столько времени и сил уделить, чтобы выбрать подарок, потом поехать купить его в магазин, потом поехать к нам на «Динамо» его привезти. Кто-то очень хочет поучаствовать, но ему проще как раз пожертвовать нам, потому что они нас знают, доверяют. У них нет этого сомнения, что куда-то не туда эти деньги уйдут. А мы, безусловно, отчитаемся, вывесим отчет.

Анна Овсянникова

— А есть еще средний вариант. Можно выбрать подарок и заказать его в интернет-магазине. Просто оплатить заранее самостоятельно по пластиковой карте, чтобы этот подарок курьер привез уже на наш пункт сбора подарков. Такой вариант тоже возможен.

Л. Горская

— Я хотела уточнить, как это работает на сайте? Потому что вот у вас история, например: «В семье отца Андрея 7 детей. Старшему 18 лет, а младшему 3 года. Будет очень радостно, если в подарок на Рождество семье подарят елочную гирлянду». И тут предлагается мне выбрать этот подарок. Я нажимаю на кнопку «Выбрать этот подарок». И что происходит?

Анна Овсянникова

— И он у вас слева появляется в мешочке с подарками.

А. Пичугин

— Тут видишь: «+1», «+2».

Анна Овсянникова

— То есть потом вы просто резервируете его, чтобы, пока вы ходите в магазин, выбираете, везете в пункт сбора, никто не купил такой же.

Л. Горская

— Ага. Чтобы не было 100 гирлянд.

Анна Овсянникова

— Да. У вас уже на почту придет индивидуальный шифр.

Владлена Калашникова

— Да, письмо электронное. Там будет индивидуальный номер вашей заявки. То есть это своего рода интернет-магазин наоборот.

Л. Горская

— То есть тут корзина. Я набираю эти подарки, а потом сама иду, покупаю их.

Анна Овсянникова

— Да.

Л. Горская

— И с этим шифром потом, и с этими подарками я что делаю?

Анна Овсянникова

— Едете в наш пункт сбора подарков. Он у нас находится на метро «Динамо». У нас там есть площадка «Милосердие ZONE» в торговой галерее «Монарх». Адрес: Ленинградское шоссе, дом 31а. И там это всё наши добровольцы принимают, фиксируют, отмечают, кладут на специальную полочку. И дальше…

А. Пичугин

— И до 5 января, до той даты, которая заявлена, они там будут находиться в часы работы галереи всё время?

Анна Овсянникова

— В часы работы нашего пункта сбора. Весь этот график у нас подробно на сайте расписан. Да, всё это работает, и можно туда привозить.

А. Пичугин

— А у вас на сайте написано еще три города: Ростов-на-Дону, Североморск, Ржев.

Анна Овсянникова

— Больше!

А. Пичугин

— Да, все регионы ещё тут есть, прошу прощения! Кемерово, Ливны Орловской области, Екатеринбург, Челябинск, Пермь, Смоленск, Бузулук (Оренбуржье).

Анна Овсянникова

— Да, кроме Москвы это ещё 11 регионов.

А. Пичугин

— А по какому принципу эти регионы… Или они сами желают присоединиться? Там находятся добровольцы, которые с вами связываются и начинают работать по-своему?

Владлена Калашникова

— Они не просто добровольцы. Всё-таки это работа уже серьезная, ответственная. И действительно мы за все подарки, даже за самую маленькую мягкую игрушку, шоколадку несем ответственность материальную. Поэтому это организации — дружественные организации, многие из которых мы знаем не один год, с которыми мы работаем по другим направлениям тоже, которые изъявили желание присоединиться к нашей акции. У них свои пункты сбора подарков.

А. Пичугин

— И это не обязательно церковные организации. Это могут быть вполне светские. Люди просто заинтересовались работой с вами когда-то в свое время.

Владлена Калашникова

— Просто заинтересоваться тут мало. Мы же должны понимать, как эти люди работают. Мы не ставим таких ограничений, что мы работаем только с церковными. Строго говоря, мы сами не церковная организация. Мы — региональная общественная организация. Но жизнь складывается так, что в основном, конечно, среди наших друзей оказываются организации православные.

А. Пичугин

— Руководитель благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие» — Владлена Калашникова, и Анна Овсянникова — пресс-секретарь службы помощи «Милосердие» сегодня в программе «Светлый вечер» здесь, на светлом радио. Говорим об акции, которая называется «Дари радость на Рождество». Она продлится до 5 января в Москве и еще в 11 регионах России. Я правильно понимаю, что каждый регион занимается только своими подопечными? То есть если, например, люди, с которыми вы работаете, из-под Оренбурга, но при этом в соседней Самарской области у них есть какие-то нуждающиеся знакомые, то это должна уже Самарская область заниматься?

Анна Овсянникова

— Очевидно, да. Конкретно у службы «Милосердие» всё-таки в основном Москва, конечно.

Владлена Калашникова

— Там просто надо на месте решать вопрос с конкретной ситуацией. А вопрос достаточно банальный: «Кто этот подарок повезет и отдаст?» Потому что у нас-то есть, конечно, проекты из соседних городов, малых городов и сёл, которые мы берем под свою ответственность. Кто-то из сотрудников помощи «Милосердие» может ходатайствовать за какую-то, например, богадельню, интернат для трудных подростков и т.д. Они потом сами организовывают доставку подарков туда.

Л. Горская

— А на местах в целом, какая ситуация? Я понимаю, что в Москве всё быстрее развивается. И потом другие регионы либо заимствуют опыт, либо нет. Но сейчас мы 3 региона, помимо Москвы, перечислили…

Владлена Калашникова

— 11!

Л. Горская

— 11? Извините. А в других ничего нет. Или там в зародыше? Или неизвестно?

А. Пичугин

— Может быть, там есть какие-то другие свои собственные благотворительные организации, которые этим занимаются?

Владлена Калашникова

— Да, конечно. Сейчас, на самом деле, подобные акции, как «Дари радость на Рождество» проводят очень многие организации. Когда-то мы были первые… Да наверное, даже и первые совсем.

Л. Горская

— В общем-то, да. Такие вы первопроходцы.

Владлена Калашникова

— А сейчас везде и всюду… Я и сама в прошлом году, так получилось, совершенно внезапный импульс был, чуть-чуть поучаствовала в подобной акции, которую проводит вообще сеть продуктовых магазинов. Поэтому есть, может быть, в других регионах что-то подобное, но они не присоединяются именно к нашей акции, именно под этим брендом.

Л. Горская

— А что будет с акцией, когда Рождество останется позади? Потому что это такая удобная система, когда можешь прицельно выбрать человеку подарок, купить ему вещь, которая ему действительно нужна. И не только человеку, но и целой семье. Рождество пройдет, и?

Анна Овсянникова

— Акция, конечно, сезонная. Понятно, что Рождество пройдет, и эта акция закончится тоже до следующего года. Но никуда не денутся наши подопечные. Это тоже очевидный факт. И им по-прежнему будет нужна помощь и наше внимание. И по-прежнему будут нужны уже не какие-то праздничные подарки, а вполне будничные вещи. Поэтому всё равно остается служба «Милосердие», и круглый год мы по-прежнему всех призываем к нам в друзья.

А. Пичугин

— А как вы с ними работаете вне этих акций, в течение года, например? Вы понимаете, что у кого-то из ваших постоянных или новых подопечных образовалась какая-то нужда, и они сами не могут с ней справиться. Как вы в таком случае поступаете?

Анна Овсянникова

— Если речь идет о каких-то конкретных материальных нуждах, то сейчас, слава Богу, мы всё больше прибегаем к помощи социальных сетей, конечно. Например, у нас недавно была история, когда к нам в «Ангар спасения» приходил мужчина, у которого аномально большой размер ноги. То есть надо было на заказ делать обувь. А это дело недешевое, понятно. Поэтому об этом мы написали в «Facebook». Люди очень живо реагировали. И в итоге мы собрали деньги именно на то, чтобы сделать ему обувь. Хотя так мы собираем средства на существование «Ангара», но это уже был такой адресный случай. А если речь идет о более крупных вещах, например, о ремонте в богадельне или что-то ещё, мы, бывает, делаем просьбу уже на сайт www.miloserdie.ru и таким образом справляемся. И, конечно, всегда продолжаем призывать всех становиться нашими регулярными жертвователями, оформлять регулярное пожертвование в принципе на службу «Милосердие», чтобы у нас была какая-то подушка безопасности. И в случае, когда возникают такие нужды, мы могли бы уже иметь средства, чтобы распределять их в срочном порядке.

Владлена Калашникова

— Я бы хотела сделать здесь одно очень важное добавление, чтобы у наших слушателей, которые с нами пока не знакомы, не сложилось ложного впечатления, что мы — служба, которая обеспечивает какие-то материальные нужды типа курток, ботинок, какого-то лечебного питания. Основная задача всё-таки не в этом. Среди наших проектов есть медицинский центр, который занимается самореабилитацией детей с ДЦП. Есть «Ангар спасения», где занимаются социальной работой, включая социальную реабилитацию бездомных. Есть богадельня, где тяжелобольные люди, не только старики, но и достаточно молодые 40-летние мужчины, например, живут, нуждаясь в круглосуточном квалифицированном уходе. У нас три детских дома. Один из них инклюзивный. Там живут дети с синдромом Дауна. Второй — вообще первый в России негосударственный детский дом для детей с множественными нарушениями развития. Поэтому, вообще, наша нормальная ежедневная жизни заключается именно в поддержании жизни всех этих детских домов, богадельни, «Ангара спасения». И какие-то такие частные нужды — это всего лишь частный случай по большому счету. А так мы нацелены на регулярную системную социальную работу.

А. Пичугин

— Я правильно понимаю, что люди, которые становятся вашими друзьями, которые помогают вам на постоянной основе, на поддержание, функционирование всех тех замечательных учреждений и вещей, о которых вы говорите, у них, например, с зарплаты, с карточки списывается какая-то определенная сумма в вашу пользу?

Анна Овсянникова

— Да. Например, человек оформляет регулярное пожертвование с пластиковой карты. И он знает, что, условно, каждое 10-е число месяца у него списывается та сумма, которую он указал. Это удобно, конечно. Потому что человек уже не забудет об этом, не надо держать это в голове, где-то завязывать себе узелок.

А. Пичугин

— А много таких жертвователей сейчас?

Владлена Калашникова

— Вообще, в принципе, из наших друзей «Милосердия», из наших постоянных жертвователей, это четверть. Именно по той механике, которую вы сейчас описали. Это очень удобно, подписка с банковской карты. Но это же не единственный способ подписаться на регулярное списание. Есть еще и регулярные SMS. Есть практически у любого современного банка возможность подписаться через онлайн-банкинг. Тогда деньги списываются не с карты, а с расчетного счета (для юридических лиц) или со счета человека.

А. Пичугин

— В общем, современные электронные платежные средства очень упростили жизнь таким организациям, как ваша.

Владлена Калашникова

— Существенно, да!

А. Пичугин

— Я бы хотел ещё поговорить на такую важную тему. Мы очень много в нашей студии, здесь, в наших программах, говорим о различных благотворительных фондах, которые помогают детям, взрослым со страшными тяжелыми заболеваниями. Мы реже говорим об одиноких пенсионерах. И редко говорим про бездомных. Я знаю, что бездомными фактически так массово, в общемосковских масштабах, впервые заниматься начали именно вы. Я помню еще этот автобус «Милосердие», который недалеко от моего дома часто проезжал.

Анна Овсянникова

— Был такой.

А. Пичугин

— И днем, когда едешь мимо по улице Радио, он всегда там стоял около церкви. А сейчас, кстати, что-то его и не видно давно. Уже нет, да?

Анна Овсянникова

— Проект автобус «Милосердие» мы уже года два как закрыли, по той простой причине, что Департамент соцзащиты г. Москвы создал свой социальный патруль, как раз по образцу автобуса «Милосердие».

А. Пичугин

— Да, я помню.

Анна Овсянникова

— И вполне успешно сейчас автобусы соцпатруля в довольно большом количестве курсируют и выполняют ту же функцию.

А. Пичугин

— А, вообще, какая, на ваш взгляд, у нас самая незащищенная категория населения в современной Москве? Это бездомные, это одинокие пенсионеры? Или нельзя ни в коем случае так разграничивать?

Л. Горская

— А почему именно в Москве?

А. Пичугин

— Но мы уж говорим про жизнь большого города. Понимаешь, если сейчас выйдем за пределы, то можем вспомнить акцию «Подари дрова», о которой мы тут недавно говорили. То есть везде свои нужды. Понятно, что в каждом регионе они свои, в зависимости от региона. Всегда можно вспомнить нуждающихся людей. Во всей стране, во всем мире они есть. Но вот для жизни большого города есть какие-то категории, которые, может быть, не так заметны, но тем не менее…

Анна Овсянникова

— Да, конечно, тут есть опасность обидеть все остальные категории. Потому что, в любом случае, какая бы у человека беда ни была, сколько бы ему ни было лет, но беда есть беда. Но, с моей личной, субъективной точки зрения, мне кажется, самая действительно незаметная категория — это взрослые люди с какими-то уже более-менее хроническими заболеваниями, которые заперты в квартире и которым нужен уход. Не собрать большую сумму на операцию и сделаться здоровым, а который действительно обречен болеть, и ему нужен уход и нужно поддерживать какое-то качество жизни. И, мне кажется, на таких людей сложно собирать, сложно объяснять людям на что это, зачем это. Не знаю, мне кажется, так.

А. Пичугин

— А на кого легче всего собирать? На детей?

Анна Овсянникова

— На детей, которым нужно что-то конкретное. Например, собрать средства на операцию.

Л. Горская

— А сложнее всего?

А. Пичугин

— Вот на тех, кто заперт в своей квартире и к которым никто не придет.

Л. Горская

— Это самые социально незащищенные. А сложнее всего на кого собирать?

А. Пичугин

— А вот Анна и говорит, что на них сложнее всего собирать.

Владлена Калашникова

— На взрослых, да. На взрослых тяжелобольных. Потому что люди считают автоматически, я бы сказала, что взрослый человек за себя ответственен сам.

Л. Горская

— А пожилые люди?

Владлена Калашникова

— Пожилые люди больший отклик вызывают, потому что каждый человек понимает, что когда-то он неизбежно станет старым, если не умрет ранее по каким-то причинам. А вот что касается ситуации с взрослым тяжелобольным человеком, то возникает много вопросов: «А где его родные? Почему он не создал для себя подушку безопасности в виде каких-то накоплений и т.д.?» То есть люди считают, что он сам должен решить эту проблему.

Л. Горская

— Но в процессе решения этой проблемы, во время таких попыток он очень часто может стать жертвой мошенников, например. Сколько случаев, когда такие взрослые люди отписали свои квартиры компаниям, которые вроде бы пообещали за ними ухаживать, а в итоге оказались, в лучшем случае, на улице.

Владлена Калашникова

— Мошенничество — это отдельная наша боль. Сейчас об этом в принципе в благотворительном секторе много говорят. И про те случаи, про которые вы говорите. И также очень часто обманывают стариков, которым тоже нужен уход, забота, которые в силу каких-то причин остались без поддержки своих родных и близких, остались совсем одни, например. Но и в принципе мошенничество как таковое, к сожалению, достаточно распространено, вплоть до каких-то курьезов, что, допустим, мне звонят или пишут: «Вы знаете, мы видели ваших добровольцев, они были в пригородной электричке в белой футболке, на которой фломастером был нарисован ваш логотип и стояла подпись «Милосердие».

Л. Горская

— До такой степени?

Владлена Калашникова

— Конечно, это были не мы, потому что мы так не делаем. Мы не попрошайничаем на дорогах, в электричках и т.д. То есть мошенничество — это отдельная важная тема, которую можно затронуть. И для слушателей я хочу сказать, что, конечно, обязательно проверяйте, кому вы жертвуете деньги. Смотрите отчеты, смотрите уставные документы. Чтобы то, что вы передаете, свои кровные, честно заработанные деньги, они действительно пошли на помощь кому-то.

Л. Горская

— А чего еще не делают добросовестные фонды? Есть такой список?

Владлена Калашникова

— Они не пишут каких- то личных сообщений в «Facebook», например. Не пишут, как правило, в истеричном ключе про срочный репост всем-всем-всем.

Анна Овсянникова

— Не собирают на пластиковые карты.

Владлена Калашникова

— Они, как правило, не собирают на личные пластиковые карты, хотя тут бывают исключения. У нас бывают споры с некоторыми коллегами. Потому что иной раз это действительно очень оперативный способ, когда кто-то, например, умирает, и резко нужна какая-то операция или лекарство для химиотерапии, такое может быть. Но обычно это делается не от лица организации, а кто-то встает и говорит: «Здравствуйте! Я Иван Иванов. У меня такая ситуация. Я лично отвечаю за эти деньги. Обращаюсь к моим друзьям, например, в «Facebook». Кидайте на мою карту. Отчет с меня». Вот это не признак мошенничества. Но если кто-то встретил где-то, что якобы служба «Милосердия» собирает пожертвования на операцию и дальше идёт номер личной карты, то это «звоночек» о том, что это неправда.

Л. Горская

— У метро люди стоят. Это кто?

Владлена Калашникова

— Тоже, как правило, мошенники

А. Пичугин

— Как правило? Тоже, кстати, хороший вопрос. Или всё-таки бывают исключения?

Владлена Калашникова

— Я не возьму на себя ответственность сказать, что это 100% так и не бывает исключений. Потому что я не могу проконтролировать каждую эту ситуацию.

Анна Овсянникова

— Но всё-таки более-менее опытные и честные фонды просто сами понимают, что они подводят и другие фонды, как-то подрывают в принципе репутацию сектора, становясь вот таким образом у метро собирать деньги.

А. Пичугин

— У нас здесь, на Ленинском проспекте, на светофоре у площади Гагарина в пробке постоянно ходил типа представитель какого-то фонда «На Донбасс».

Анна Овсянникова

— Да, «На Донбасс», помню.

А. Пичугин

— Вот тоже непонятно. Они настолько скрупулезно здесь каждый день ходили, что…

Анна Овсянникова

— Но тема-то актуальная была.

А. Пичугин

— Тема актуальная, да!

Л. Горская

— Извини, пожалуйста, но у меня в микрорайоне, как это принято говорить, «лохотронщики» одни и те же скрупулезно работают уже третий год.

А. Пичугин

— И не вымерли, что ли, еще?

Л. Горская

— И ничего им нет, спокойно они работают. Соседи регулярно делятся впечатлениями по этому поводу. Поэтому то, что люди не боятся находиться на одном месте, это не признак того, что они в пределах закона действуют.

А. Пичугин

— Давайте вернемся к этому разговору через минуту. Напомним, что Владлена Калашникова — руководитель благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие» и пресс-секретарь этой службы Анна Овсянникова сегодня гости программы «Светлый вечер». Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. Скоро здесь, не переключайтесь.

А. Пичугин

— Возвращаемся в нашу студию, где сегодня Лиза Горская и я — Алексей Пичугин. Мы беседуем в нашем «Светлом вечере» с Владленой Калашниковой — руководителем благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие» и Анной Овсянниковой — пресс-секретарем службы помощи «Милосердие». Говорим сегодня в том числе и в первую очередь про акцию «Дари радость на Рождество». Она продлится до 5 января. Всех интересующихся мы призываем зайти на сайт www.dari.miloserdie.ru. Здесь, во-первых, в левой колонке перечислены все нуждающиеся категории людей. Здесь есть «Пожилые», «Люди в больницах», «Многодетные семьи», «Сироты», «Инвалиды» и т.д. Нажав на каждую из этих ссылок, вы сможете найти нужды…

Л. Горская

— Конкретные истории конкретных людей.

А. Пичугин

— Да-да.

Л. Горская

— А вот Анна сказала про репутацию фондов. Я хотела уточнить, что с этой репутацией происходит? Потому что я помню, что был какой-то момент некоторое количество лет назад, когда прямо расплодились мошенники. И с репутацией благотворительных фондов реально были проблемы. Сейчас эта ситуация исправилась?

Анна Овсянникова

— На самом деле все крупные фонды, которые имеют вес в секторе, по-моему, делают всё возможное, чтобы как-то эту ситуацию выравнивать, потому что, конечно, всё это очень сказывается. Особенно в любой маломальский кризис сразу же пожертвования падают. Потому что понятно, что доверие у людей может падать от любых новых новостей, что где-то кто-то что-то собирает мошенническим образом.

Л. Горская

— Но сейчас, по-моему, такого гораздо меньше стало?

Анна Овсянникова

— Меньше стало мошеннических сборов?

Л. Горская

— Да.

Анна Овсянникова

— Слава Богу, в моем поле зрения действительно меньше.

Владлена Калашникова

— Да, в моем тоже. Но просто, если завязывать эту тему на то, что люди перестали, вследствие той ситуации несколько лет назад, доверять фондам. На мой взгляд, люди начинают доверять…

Л. Горская

— Снова?

Владлена Калашникова

— Да. В том числе и потому, что бизнес-организации образовывают свои фонды и продвигают идею важности такой профессиональной экспертизы, а не просто некой добровольческой помощи. Образовывают свои собственные краудфандинговые платформы и т.д., которые тоже объясняют, почему важна именно системная помощь. Плюс прогремело несколько скандалов, связанных именно с такими частными сборами средств на помощь кому-то. Например, была громкая история несколько лет назад. Я не помню, в каком это было городе. Тяжело, смертельно заболел ребенок. Был шанс как-то его спасти. Люди с миру по нитке набрали средств несколько миллионов, но ребенок, к сожалению, умер. И родители, может быть, по некой наивности или вследствие какого-то своего шока, неспособности адекватно оценить ситуацию, взяли и на собранные, переданные деньги купили квартиру. И, конечно, такие ситуации, когда и спросить-то не с кого, что тут ничего не доказать, они им передали деньги — частное лицо частному лицу. Ни о каком целевом использовании и т.д. говорить здесь нельзя. И логично, что образованный мало-мальски человек сделает вывод, что уж лучше жертвовать через фонд, с которого, по крайней мере, какой-то спрос есть.

А. Пичугин

— Я всё-таки хотел вернуться к вопросу с бездомными, потому что сейчас зима, холода. И поэтому они снова становятся наиболее незащищенной категорией людей. Их постоянно встречаешь на улицах.

Л. Горская

— А я, кстати, их даже уже и не встречаю, бедных.

А. Пичугин

— Нет, попадаются постоянно. У меня недалеко от дома есть целый ряд магазинов, и они там все собираются. Но непонятно, что делать в таком случае? Вот есть социальный патруль, о котором вы говорите.

Анна Овсянникова

— Есть.

А. Пичугин

— У них на сайте есть даже красочно оформленная инструкция… А, нет, может быть, это я даже у вас на сайте её видел.

Анна Овсянникова

— У нас на сайте есть. Мы делали такую памятку, которую можно распечатать.

А. Пичугин

— У вас на сайте. Да! Но самый банальный вопрос. По вашему опыту, это люди, которые сами ничего не хотят больше? Или человек, если имеет хотя бы малейшую тягу к жизни и к нормальному существованию, он сам придет, найдет какую-то службу и организацию, которая ими занимается, оказывает помощь, устраивает, трудоустраивает, дает какой-то кров?

Анна Овсянникова

— Я, кстати, всегда категорически против того, чтобы говорить про них, как про некую единую массу. Потому что бездомные — люди очень разные. И среди них очень много людей, которые попали в трудную ситуацию относительно недавно, и их можно вытащить. Кто-то, например, не успел сориентироваться, и его тоже можно проинформировать, он может к нам прийти. Кто-то действительно уже приспособился и как-то выживает на улице самостоятельно. А кто-то выживает на улице, приходит спать, условно, в ваш подъезд, а потом придет днём к нам в «Ангар», поест и рано или поздно, может быть, всё-таки дойдет до нашего соцработника. А есть, конечно, те, кто уже привык, у них всё уже на улице более-менее слажено. Они знают, где перекусить, где помыться. И, в общем-то, уже никуда возвращаться не хотят, и всё. Поэтому люди очень разные. И мы сейчас, конечно, немного не совсем по нашей рождественской теме говорим…

А. Пичугин

— Мы обо всём, раз уж такая возможность есть.

Анна Овсянникова

— Раз уж такой случай есть, скажу про то, что мы сейчас, в январе, собираемся делать новое направление как раз по трудоустройству бездомных. Потому как мы видим, что то, что мы стремимся делать именно по социализации людей, это очень востребовано. То есть большинство людей, которые приходят за помощью в «Ангар спасения», даже за той помощью, которая просто — одежда, помыться и поесть, не говоря про конкретные запросы по работе или по возвращению домой. Даже такие люди рано или поздно всё равно хотят, чтобы им предоставили возможность где-то делать что-то полезное. Поэтому будем пытаться подобрать какую-то работу. Причем подобрать работу не только в Москве, но и по месту их родного региона, где у них живет кто-нибудь из близких и родных. Посмотрим, как это будет работать. Мы прямо очень-очень надеемся.

А. Пичугин

— Мне очень нравится Емельян Сосинский, который к нам приходит периодически. Он основал «Дом трудолюбия Ной» в свое время. Не знаю, сотрудничаете вы с ними как-то или нет.

Анна Овсянникова

— Но мы о них знаем конечно же.

А. Пичугин

— Я тут обнаружил несколько месяцев назад, вернее, с момента наступления холодов, впервые столкнулся с такой новой категорией, когда на улицах подходят в общем неплохо одетые, чистые, выбритые люди, и дальше начинается та же история, что и с людьми, которые с виду выглядят, как не имеющие жилья. «Поесть», — там какую-то сумму на еду можно дать. А потом: «А если бы еще денежек, то я, может быть, в родной свой Петрозаводск бы и уехал». История один в один, как с людьми, которые выглядят, честно говоря, не очень хорошо. Но так и не скажешь.

Анна Овсянникова

— Но это на самом деле плод работы последних лет всех добровольческих движений, нашей службы в том числе. То, что всё-таки, будь человек даже последний бездомный и он уже осел на улице, но всё равно у него есть возможность поддерживать себя в человеческом виде, не разносить заразу, как-то не выделяться сильно из толпы. Мне кажется, что всё-таки это хорошо.

А. Пичугин

— Но это стремление к бродяжничеству какое-то.

Л. Горская

— С другой стороны это хорошо, если человек действительно собирается ехать в Петрозаводск, а не просит уже 10 лет денег на билеты в Петрозаводск. Ему их уже 100 раз дали, а он на том же перекрестке просит. Такое же тоже бывает.

Владлена Калашникова

— Вот я хотела добавить, что тут, видимо, есть доля таких случаев и доля таких. Потому что работа благотворительных организаций, которая ведется в определенном направлении, она дает пищу для размышлений и мошенникам тоже. И по поводу мошенников, которые долго встречаются на одном и том же месте. У нас в районе «Таганской» по улице Солженицына есть большой храм Мартина Исповедника.

А. Пичугин

— Да.

Владлена Калашникова

— Я в какой-то момент стала замечать там интеллигентного мужчину в очках, хорошо одетого, с дипломатом или чемоданчиком, который стоял с табличкой: «Помогите на билет домой». Это ровно так, как называется наш сайт.

Л. Горская

— В Рио-де-Жанейро?

Владлена Калашникова

— Нет. Он просил в какой-то город России.

А. Пичугин

— Вот, кажется, его-то я как раз и встретил. Он попросил купить ему еды, а потом сказал, что, впрочем, можно никуда не заходить, не покупать, а дать ему денег, и он сам себе ее купит.

Владлена Калашникова

— Вот этот мужчина то пропадает, то появляется.

А. Пичугин

— Это было прямо у выхода из метро «Марксистская», как раз прямо в ту сторону.

Владлена Калашникова

— Да, получается это буквально 5 минут от метро. Я просто к тому, что на этом тоже спекулируют. Мошенники тоже этим пользуются, потому что эта тема очень понятная людям. Когда мы запустили свою благотворительную программу «Возвращение», уже, по-моему, больше двух лет назад…

А. Пичугин

— А расскажите подробнее о ней.

Владлена Калашникова

— Идея этой программы была как раз в том, что очень многие люди, в первую очередь мужчины, приезжают в Москву на заработки. Когда они не могут прокормить свою семью в регионах, особенно в глубинке, они вынуждены ехать сюда. Здесь их часто обманывают. На стройке, например. И когда они без денег абсолютно и в конце концов без документов, потому что начинают ночевать где-то на вокзалах, где документы у них из карманов просто воруют.

Л. Горская

— А могут и в залог оставить где-то у работодателя.

Владлена Калашникова

— Да. И такое тоже бывает, совершенно верно. В общем, в итоге мы получаем мужчину хорошего молодого возраста, трудоспособного, который оказывается на улице. Он не в состоянии вернуться домой и не хочет обращаться к своим родным, потому что ему стыдно.

А. Пичугин

— Да, я тоже с этим сталкивался.

Владлена Калашникова

— И как раз, когда мы поняли, что если поймать таких людей, а их много, в первую неделю, две-три максимум, после того, как с ними случилась такая беда, и купить ему билет, восстановить ему документы, отправить его домой, у нас родилась программа «Возвращение». Она поэтому и называется так — по своему смыслу возвращения, как возможности человеку вернуться домой, в социум, к нормальной жизни и не опуститься на улицу, когда бездомность становится образом, психологией жизни. Уже идет деформация личности.

Л. Горская

— Когда? Через 40 дней? Через сколько?

Анна Овсянникова

— У всех по-разному. И через две недели может начаться.

Владлена Калашникова

— У всех, конечно, по-разному. Критичным мы считаем срок в 2—3 недели.

Л. Горская

— И потом уже всё равно можно реабилитировать человека?

Владлена Калашникова

— Здесь, я прошу прощения за сравнение, это как при работе с зависимыми. Воля человека здесь играет огромную роль.

А. Пичугин

— Это уже определенная форма зависимости, да?

Владлена Калашникова

— Да, от такого образа жизни. Определенная форма деформации личности.

А. Пичугин

— Это что касается людей бездомных…

Л. Горская

— А я хотела сказать, что возможно нас сейчас слышат люди — юристы или кто-нибудь, кто может помочь вам в этой программе. Вам нужна помощь каких-то волонтеров, специалистов? Это же очень сложно — забрать человека с улицы, восстановить документы, психику каким-то образом поддержать и т.д., отправить в конце концов домой, проверить, где у него дом на самом деле. Тут же целый комплекс специалистов нужен.

Анна Овсянникова

— В целом у нас, конечно, специалисты этим занимаются. Наши соцработники, которые не первый и не второй год работают с бездомными и знают всю эту специфику, отслеживают все изменения, которые происходят в работе ФМС и т.д. Но добровольцы нам, конечно, всегда нужны. И в работе с бездомными тоже. И потому, что очень часто бездомные, которые приходят и пытаются что-то делать типа восстановления документов, то их буквально за ручку надо водить по инстанциям.

А. Пичугин

— Это что касается бездомных. А есть еще одна категория. Вы уж простите, что мы с вами делим социально незащищенных людей по категориям. Но с кем, если не с вами об этом говорить. А это те вещи, которые надо проговаривать, мне кажется. И люди, о которых надо говорить. Часто просят подаяние где-то в переходах, на станциях метро нормально одетые бабушки. Понятно, что про них делалось очень много репортажей по телевизору, и в Интернете писали, что они живут скопом в какой-нибудь большой коммунальной квартире, откуда их гоняют на заработки в переход. Им как-то можно помочь? Или они уже сами просто привыкли к тому, что это их образ жизни.

Анна Овсянникова

— Вы знаете, с бабушками, конечно, может быть миллион разных историй. Потому что, вполне возможно, что у бабушки дома пьющие дети, которые в принципе ее не выгоняют, но она, типа, сама как-нибудь. А ее, может быть, это… Я понимаю, что это, конечно, нехорошая, ненормальная жизнь, но в той или иной степени её это саму устраивает. Потому что она любит своих детей, она не хочет их оставлять.

А. Пичугин

— Но она сама приходит с протянутой рукой к метро.

Анна Овсянникова

— Да. Я немножко о другом хотела сказать. О том, что нам, например, в службу добровольцев часто звонят неравнодушные люди, которые как раз встретили такую бабушку, даже подошли, спросили: «Что с вами?» И потом звонят нам и говорят, что они там-то встретили бабушку. Зовут её так-то. Дают домашний телефон: «Позвоните, помогите!» Это, конечно, замечательно, что есть такие неравнодушные люди, которым хочется помочь бабушкам, но, к сожалению, такие истории очень редко заканчиваются какой-то продуктивной помощью, по той простой причине, что потом, когда от нас звонит доброволец этой самой бабушке, она видит незнакомый номер, не понимает, чего от нее хотят. И, вообще, может у нее сейчас «отожмут» квартиру. И это просто не тот путь, по которому можно подступиться.

Владлена Калашникова

— Я полностью здесь поддержу Аню. Потому что… Я даже цитатой отвечу, только не помню, к сожалению, чьего она авторства: «Отвечать прежде вопроса — безумие». То есть человек должен к нам сам обратиться за помощью. У нас нет такой задачи — выйти на улицу, к каждому подойти и каждого спросить: «А тебе помощь нужна? А тебя устраивает твоя жизнь?» Мы абсолютно открыты, у нас есть несколько точек входа, доступных для всех: по телефону, лично — куда можно обратиться за помощью. Важно, чтоб человек сам на это внутренне решился, иначе ничего не получится.

А. Пичугин

— Напомним, что сегодня у нас в гостях представители православной службы помощи «Милосердие»: руководитель благотворительных программ «Милосердия» Владлена Калашникова и пресс-секретарь службы «Милосердие» Анна Овсянникова. Еще раз напоминаем, что поводом к тому, что мы сегодня в этой студии собираемся, является акция «Дари радость на Рождество». А находится вся информация о ней по адресу www.dari.miloserdie.ru. Здесь перечислены категории людей, которым требуется помощь, и конкретные вещи, которые можно подарить. Я так понимаю, что она, в общем, сезонная, как уже говорили. Эта вот сейчас на Рождество, а следующая будет на Пасху. Да?

Анна Овсянникова

— Да, всё правильно. У нас две такие акции-сестры — «Дари радость на Рождество» и «Дари радость на Пасху».

А. Пичугин

— Они так по времени довольно близки друг от друга.

Анна Овсянникова

— Но они немножко разные по формату всё-таки. Если на Рождество у нас довольно обширное разнообразие подарков, то на Пасху подарки традиционные — это кулич и шоколадное яичко.

А. Пичугин

— А мы перед этим небольшим перерывом заговорили о контактах. И о том, что вы ждете и волонтеров, и есть огромное количество разных вариантов, как к вам обратиться. Может быть, самое время назвать эти варианты и контакты, которые есть? Телефоны, короткие номера, адреса?

Анна Овсянникова

— Наш самый главный адрес — это www.miloserdie.ru. Это и новостной портал благотворительности, и средство массовой информации о благотворительности, пожалуй, самое крупное в Москве. И там, конечно, все новости и вся информация о службе «Милосердие». И, наверное, можно сказать про наш справочный телефон, по которому тоже наши операторы ответят на все вопросы. Это 8-495-542-00-00.

А. Пичугин

— Круглосуточный?

Анна Овсянникова

— Он не круглосуточный, но что-то типа до 10-ти часов вечера, если мне не изменяет память.

Владлена Калашникова

— По будним дням. Этот же телефон есть на сайте www.miloserdie.ru.

А. Пичугин

— А в каком случае по нему надо звонить?

Анна Овсянникова

— В любом, если вас интересует что-то по социальной работе в Москве, точно.

Владлена Калашникова

— Попросить о помощи, сказать «я хочу помочь», что-то узнать.

А. Пичугин

— То есть, если я иду по улице, вижу не бездомный человек, но пьяный лежит поздно вечером, замерзает. Я могу позвонить до 10-ти часов, и мне скажут, куда можно обратиться?

Анна Овсянникова

— Да.

А. Пичугин

— Просто потому, что понятно, что есть милиция и «Скорая помощь». Но нет уверенности, что там помогут так, как надо.

Анна Овсянникова

— Проинструктируют, куда лучше позвонить и что делать в такой ситуации. Только не пугайтесь, если ответит автоответчик. Потому что операторов у нас не так много, а звонков бывает что много. И просто потом вам обязательно перезвонят. Так что телефон работает, и операторы делают всё возможное, чтобы как-то всем помочь.

Л. Горская

— А вот Владлена сказала, цитируя кого-то из Святых отцов (я тоже не помню кого), что отвечать прежде вопроса это безумие. На мой взгляд, это всё-таки немножко жестковато звучит, потому что бывают люди, которым нужна помощь, но они никогда не попросят по каким-то причинам. И вы сами говорили про мужчин, которые стесняются обратиться за помощью, потому что у них есть убеждение, что они взрослые и они должны сами-сами-сами. И оказавшись в ситуации, когда они сами не справляются, они боятся в этом признаться даже родным. Наверное, еще есть категории населения, которые не обратятся за помощью просто в силу воспитания, в силу своего характера.

Владлена Калашникова

— Эти мужчины, про которых я говорила, тем не менее приходят к нам сами и обращаются за помощью. Стесняются они в первую очередь своим родным, детям, женам сказать, что сложилась с ними такая ситуация. А с незнакомыми людьми, с нашими социальными работниками, которые умеют найти подход даже к сложным людям в сложной ситуации, они вполне общаются. Я понимаю, в чем смысл вашего вопроса: что иногда совершенно очевидно, что какой-то человек страдает, ему нужна помощь, а он стесняется. Но это не случай бабушки, которая просит о пожертвовании в переходе метро.

Л. Горская

— Это как в анекдоте: «Бабушку перевели через дорогу, а ей не нужно было».

Владлена Калашникова

— Да, такая ситуация тоже вполне возможна. Тут требуется очень большая деликатность. И мы довольно часто встречаемся как раз с ситуациями, когда очень хорошие люди говорят, например: «У меня в подъезде который год живет дедушка. Я ему пытаюсь помочь, а он приехал из другого региона и говорит, что ему пенсию не начисляют. И я сделала уже всё, что могла, предложила, письмо с запросом отправила…»

А. Пичугин

— Это ваша история, да?

Владлена Калашникова

— Да. Буквально недавно ко мне обратилась одна моя знакомая из нашей организации-партнера. «И я всё бьюсь головой об стену. А он продолжает жить у меня в подъезде. И мне его жалко. У меня сердце кровью обливается».

А. Пичугин

— Прямо в подъезде живет?

Владлена Калашникова

— Да. Он приходит ночевать. Днём где-то как-то подрабатывает, я не знаю подробности, а прямо в подъезд каким-то образом, я не знаю, как это сейчас с домофонами возможно, может быть, за кем-то заходит, прилично выглядит. В общем, как бы то ни было, человеку невозможно помочь насильно, но если вы видите, что очевидно что-то не так происходит, то, конечно, имеет смысл подобрать момент и деликатно спросить: «Нужна ли какая-то помощь? Какая?»

Л. Горская

— А дедушка отказывается от помощи?

Владлена Калашникова

— Да. Дедушка отказывается от помощи. И, собственно говоря, я дала все «пароли и явки», рассказала про наш «Ангар», где безусловно бы с ним поговорили. Но договорились мы пока на том, что она сама приедет, пообщается с нашими сотрудниками, потому что здесь с ее стороны такой энтузиазм, который потенциальный подопечный пока не разделяет. Посмотрим, чем завершится дело!

А. Пичугин

— Давайте еще раз напомним, что в первую очередь необходимо в рамках акции «Дари радость на Рождество», о которой мы сегодня в первую голову говорим. Она, напомню, продлится до 5 января.

Анна Овсянникова

— Необходимы самые разные вещи, конечно. Бездомным нужны зубные щетки, теплые носки, перчатки, мясные консервы — всё, что обычно нужно бездомным и что особенно их порадует. Людям, которые проведут праздники в больницах, причем это и дети, и взрослые, им мы собираем шоколадки, календарики, рождественские иконы. Людям, которым мы помогаем круглый год в нашей же богадельни, или к ним на дом ходят наши добровольцы, очень часто нужны такие вещи, как постельное белье или теплый халат. Самое разное! Как разные истории у людей, так и разные нужды. И всем, конечно, хочется какую-то радость на Рождество получить.

А. Пичугин

— Вот здесь есть дети-сироты: Гошенька, 15 лет, которому нужно новое ограждение для кровати. А он нездоров (здесь просто не указано)…

Анна Овсянникова

— Истории, да, по-разному описаны. Бывает, что не хочется раскрывать все детали жизни подопечных по разным причинам. И поэтому я понимаю, что у кого-то, кто будет читать и вчитываться в эти истории, могут возникать дополнительные вопросы. Мы, как могли, старались как-то описать, чтоб у людей было понимание о тех, кто стоит за этими заявками, которые есть на сайте.

Л. Горская

— Но всегда можно выбрать историю, которая не вызывает дополнительных вопросов. Благо, на сайте…

А. Пичугин

— Тогда останутся истории, которые их вызывают. И что? И кто будет помогать?

Л. Горская

— Ну почему?

Анна Овсянникова

— Люди разные. И нас каждый год, конечно, поражает то, что приходят в пункт сбора подарков люди, которые откликнулись на такие подарки, которые, ну… То есть каждый находит что-то именно по своему вкусу.

Л. Горская

— В том-то и дело.

Анна Овсянникова

— Кто-то принесет игрушки детям, а кто-то, наоборот, принесет сугубо такие прозаические памперсы для взрослых.

Л. Горская

— Просто у каждого свой характер. Мне, например, всё равно, почему мальчику нужно ограждение в 15 лет, но есть люди въедливые. Им важно именно это знать. Важно, что все эти истории, всё их разнообразие — это всё представлено на сайте. Действительно, очень удобны категории: «Пожилые», «Дети», «Взрослые», «Бездомные». Заходишь, читаешь, выбираешь и даришь конкретные подарки. Я, честно говоря, первый раз в жизни такое вижу и поражена. А вот если бы можно было ещё прямо на сайте оплатить, то было бы вообще замечательно.

Анна Овсянникова

— Тогда бы уже мы были вполне себе коммерческим магазином.

Владлена Калашникова

— Да, нас обвинили в продвижении определенных магазинов. К сожалению, есть такая сложность. Есть такие подарки, где это принципиально важно (это касается медицинского оборудования, в первую очередь, или питания лечебного, или каких-то игрушек для детей-инвалидов), где в качестве примера дается ссылка, которая ведет на конкретный интернет-магазин. Жертвователю это, конечно, очень удобно, но боюсь, что прямо так напрямую сделать полноценный сервис — нам будет сложно это объяснить.

Л. Горская

— Так что придется, зарезервировав подарок, съездить в магазин.

Владлена Калашникова

— Или заказать интернет-доставку в выбранном вами интернет-магазине. Если есть, например, ссылки, то прямо там же.

Л. Горская

— Так, а можно поподробнее? Заказать доставку прямо до вашего пункта сбора на «Динамо»?

Анна Овсянникова

— Да. Как обычно люди заказывают подарок через интернет-магазин. Просто вы заказываете не чтобы вам домой привезти, а чтобы сразу привезли к нам. И выбираете не оплату по факту доставки, а оплату по пластиковой карте, чтобы вы купили подарок, а мы его просто получаем.

Л. Горская

— Всё гениальное просто. Казалось бы, на поверхности лежит.

Анна Овсянникова

— Да, современные технологии. (Смеется.)

Л. Горская

— Замечательно.

А. Пичугин

— Время наше уже подошло к концу. Давайте еще раз напомним, что в гостях у нас сегодня были и провели с нами эту часть светлого вечера: Владлена Калашникова — руководитель благотворительных программ православной службы помощи «Милосердие», Анна Овсянникова — пресс-секретарь службы помощи «Милосердие». Еще раз напомню, что говорили про акцию «Дари радость на Рождество». Она продлится до 5 января. Лиза Горская —

Л. Горская

— Алексей Пичугин!

А. Пичугин

— Всего хорошего! До свидания!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Тайны Библии
Тайны Библии
Христиане называют Библию Священным Писанием, подчеркивая тем самым вечное духовное значение Книги книг. А ученые считают Библию историческим документом, свидетельством эпохи и гидом в прошлое… Об археологических находках, научных фактах и описанных в Библии событиях рассказывает программа «Тайны Библии».
Мудрость святой Руси
Мудрость святой Руси
В программе представлены короткие высказывания русских праведников – мирян, священников, монахов или епископов – о жизни человека, о познании его собственной души, о его отношениях другими людьми, с природой, с Богом.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Светлый вечер
Светлый вечер
Программа «Светлый вечер» - это душевная беседа ведущих и гостей в студии Радио ВЕРА. Разговор идет не о событиях, а о людях и смыслах. В качестве гостей в нашу студию приходят священники, актеры, музыканты, общественные деятели, ученые, писатели, деятели культуры и искусства.

Также рекомендуем